понедельник, 16 декабря 2013 г.

"ДОРОГОЙ ЛАВРЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ!"

             Николай Заболоцкий. автопортрет 1925 г.

 "Дорогой Лаврентий Павлович!
Обращаемся к Вам с просьбой помочь талантливому поэту Николаю Алексеевичу Заболоцкому.
19 марта 1943 года истек срок его заключения (пять лет). В порядке существующих общих указаний он был оставлен в лагере до конца войны. 18.VIII.1944 года по ходатайству Управления Алтайского лагеря он был освобожден из заключения в порядке директивы НКВД и Прокуратуры СССР № 185 а. 2 с оставлением по вольному найму для работы в лагере до конца войны.
Автор широко известных, глубоко-патриотических произведений, посвященных величию нашей родины ("Горийская симфония", "Север" и др.), Н. А. Заболоцкий является также талантливым переводчиком Руставели. Его перевод "Витязя в тигровой шкуре" был удостоен почетной грамоты и премии ЦИК Грузинской ССР. Государственное издательство привлекает его в настоящее время к работе в качестве переводчика.
Однако условия жизни и работы Н. А. Заболоцкого лишают его возможности заниматься литературным трудом. До сих пор Н. А. Заболоцкий работал чертежником в Алтайском крае, а теперь вместе со строительством переброшен в Караганду. Климат Караганды противопоказан его здоровью и может оказаться гибельным для его 12-летнего туберкулезного сына (жена и двое детей, эвакуированные из Ленинграда в 1942 году, переехали к Н. А. Заболоцкому полгода тому назад). Кроме того, для работы поэта-переводчика необходима постоянная связь с издательством, возможность пользования библиотеками и т. п.
Мы просим Вас разрешить Н. А. Заболоцкому переехать с семьей в Ленинград (или Сиверскую под Ленинградом, где у его жены имеется дача). Это даст возможность талантливому поэту принять участие в важной работе. Вместе с тем мы не сомневаемся в том, что большой талант Н. Заболоцкого принесет еще много пользы делу нашей литературы.
22/III-1945 г.
Н.Тихонов
И.Эренбург
С. Маршак"

 Когда, в 1938 году, Заболоцкого пытали, добиваясь признания в создании антисоветской организации, в числе прочих он должен был донести на Н. Тихонова. Заболоцкий выдержал пытки и ничего не подписал. «Царица доказательств» не сработала – и он получил минимальный, по тем временам, срок. В Караганде, после этого письма, он пробыл еще год и за это время завершил один из своих шедевров перевод «Слова о полку Игореве». Письмо и эта работа, сразу признанная выдающейся, помогли, и с 1946 года Заболоцкий снимает жилье в Передлкино, в Подмосковье. Большевизм разжал пальцы на горле великого поэта.  И все равно, если бы когда-нибудь, состоялся суд над палаческим режимом Ленина-Сталина история с Николаем Заболоцким стала бы одним из множества доказательств преступной сущности этого режима. Есть и в его творчестве такие доказательства. Вот одно из них:

Николай Заболоцкий. Где-то в поле возле Магадана...
Где-то в поле возле Магадана,
Посреди опасностей и бед,
В испареньях мёрзлого тумана
Шли они за розвальнями вслед.
От солдат, от их лужёных глоток,
От бандитов шайки воровской
Здесь спасали только околодок
Да наряды в город за мукой.
Вот они и шли в своих бушлатах –
Два несчастных русских старика,
Вспоминая о родимых хатах
И томясь о них издалека.
Вся душа у них перегорела
Вдалеке от близких и родных,
И усталость, сгорбившая тело,
В эту ночь снедала души их,
Жизнь над ними в образах природы
Чередою двигалась своей.
Только звёзды, символы свободы,
Не смотрели больше на людей.
Дивная мистерия вселенной
Шла в театре северных светил,
Но огонь её проникновенный
До людей уже не доходил.
Вкруг людей посвистывала вьюга,
Заметая мёрзлые пеньки.
И на них, не глядя друг на друга,
Замерзая, сели старики.
Стали кони, кончилась работа,
Смертные доделались дела...
Обняла их сладкая дремота,
В дальний край, рыдая, повела.
Не нагонит больше их охрана,
Не настигнет лагерный конвой,
Лишь одни созвездья Магадана
Засверкают, став над головой.

1956

Безумие национального сознания вновь тащит Россию на те мерзлые пеньки под звездами Магадана, но теперь там замерзнут не только те несчастные старики-зеки, а вся страна.

 В 2958 году Николай Заболоцкий умер от повторного инфаркта, прожив всего 55 лет.

ИМЯ МИРА ПО-АМЕРИКАНСКИап


При всей глупости этого исследования первое место все равно досталось еврею. Кошмар какой-то. Не указано, правда, какие места заняли, к примеру, Моисей, Эйнштейн или Маркс.

Учёные составили рейтинг "значимости" исторических персон: Христос и Гитлер оказались в ТОП-10



Покойный экс-президент ЮАР Нельсон Мандела, несомненно, сделал весомый вклад в развитие гуманизма и борьбы за права человека, однако по своей значимости для мировой истории он не входит даже в первые три сотни соответствующего рейтинга. К такому выводы пришли авторы книги "Кто значимее", создавшие специальную формулу, позволившую оценить исторических персонажей на основе анализа данных, размещенных в Интернете, и составить рейтинг их "важности" для мировой истории, пишет NEWSru.com.
Авторами исследования стали Стивен Скиена, профессор компьютерных наук в Университете Стони Брук в Нью-Йорке и один из разработчиков Google - Чарльз Уорд. В своей работе они использовали данные интернет-энциклопедий, публикаций в онлайн-изданиях и других ресурсах.
В результате Мандела в их списке самых значимых исторических фигур занял лишь 356-е место. Лидером же оказался Иисус Христос. Второе место занял Наполеон, третье - пророк Мохаммед.
Четвертым в рейтинге оказался Уильям Шекспир, пятое место досталось 16-му президенту США Аврааму Линкольну.
Линкольн в рейтинге обошел сразу нескольких своих коллег. Всего на одну позицию от него отстал Джордж Вашингтон, в первую десятку также вошел Томас Джефферсон, 32-е место досталось Рональду Рейгану. Джордж Буш-младший занял 36-ю строчку, однако он оказался единственным ныне здравствующим участником списка в топе-100.
Еще одна примечательная особенность рейтинга - скромное количество упомянутых в нем женщин. Так, в первую сотню вошли лишь три представительницы прекрасного пола - королева Елизавета I (13-е место), королева Виктория (16-е) и Жанна д'Арк (95-е). Британская "железная леди" Маргарет Тэтчер удостоилась лишь 271-й позиции.
Гораздо успешнее Тэтчер оказался другой премьер-министр Великобритании - Уинстон Черчилль, занявший в списке 37-е место. Соратники Черчилля по Ялтинской конференции Сталин и Рузвельтполучили 18-ю и 23-ю строчки, соответственно. При этом проигравший им Вторую мировую войну Гитлер в историческом соревновании оказался гораздо сильнее своих соперников - лидер нацистской Германии занял 7-е место.
Среди композиторов Моцарт, согласно формуле, оказался более исторически значимой фигурой, чем Бетховен и Бах (24-е место против 27-го и 48-го). Среди поп-звезд в рейтинге лидирует Элвис Пресли (69-е место), на 121-м месте оказалась Мадонна, на 130-м - Боб Дилан и на 162-м - Джон Леннон.
Отметим, ранее был составлен список самых богатых людей в истории. Самым богатым человеком всех времен и народов был африканский правитель Муса I, живший в XIV веке, пришли к выводу авторы нового рейтинга толстосумов. В тройке лидеров также оказались династияРотшильдов и миллиардер Джон Рокфеллер. В списке богатеев, составленном изданием Сelebrity Net Worth, фигурируют 25 человек.

СНОВА ПРОГНЕМСЯ?


«Юридический советник правительства Иегуда Вайнштейн подверг резкой критике законопроект о финансировании общественных организаций, утвержденный межминистерской комиссией по законодательству. "Этот закон позорит государство Израиль", - заявил Вайнштейн в понедельник, 16 декабря, на церемонии вступления в должность нового государственного прокурора Шая Ницана». Из СМИ
 Правительство Израиля сделало робкую попытку, приструнить доносчиков, стукачей в своем собственном государстве. Тех, кто годами занят разрушением Еврейского государства за деньги и по заказу интернационала юдофобов. И на этот раз  левачье забодает  этот закон, в паническом страхе, «что скажет графиня Марья Алексеевна». Именно это в очередной раз опозорит Израиль, а не новый закон. Как тут не вспомнить недавнего юбиляра Андрея Макаревича:
 «Не стоит прогибаться под изменчивый мир,

Пусть лучше он прогнется под нас».

ЁРШИК набросок к рассказу




 Ёршик был такой – им мыли стеклянные бутылки из-под молока, кефира, простокваши, ряженки. Опустевшую тару следовало сразу залить водой и, тем самым, избежать зловредного высыхания остатков, если, по каким-либо причинам, приходилось откладывать мытье посуды. Затем бутылку, после очистки, можно было продать, кажется, по цене десять копеек за штуку. Впрочем, бутылки были разными: литровые и на пол-литра. Разнилась ли цена – не помню.
 Бутылки со следами грязи или поврежденные обратно не принимались. Поспорил как-то с пухлой дамой в гастрономе, доказывая, что ущерб на таре природный. Жалко было десяти копеек, на эти деньги можно было купить эскимо на палочке. Бутылку у меня все-таки не приняли. Так обиделся, что, в сердцах, выбросил ее, но через десять шагов, обернувшись, пожалел о легкомысленном поступке. Ущербную ёмкость из-под молока шустро выловила из урны старушка в старомодной шляпке и сунула в свою сумку.
 - Она битая! – крикнул я старушке. – Не возьмут.
 - За пять копеечек примут, – беззубо улыбнулась бабуля. – Иди, милый, иди.
 Так я получил один из первых уроков несправедливости жизненного устройства.

 Мое время. Оно исчезло, ушло безвозвратно. Время твое ушло, ты почему-то жив, но будто тебя забросило на другую планету, где стеклянная тара уступила свое место бутылкам из пластика или бумаги. Многоразовую посуду сменила одноразовая. Иногда мне кажется, что и весь мир, который меня окружает, носит одноразовый характер. Вот используем мы его до положенного предела – и все – никакого вторичного использования тары.

 Только с годами разобрался в прелести прозы Марселя Пруста. Классику повезло: он нашел и обрел утраченное время. Это не так просто, как кажется. Нужен талант ищейки, особое свойство памяти.
 
 Вернемся к стеклянным бутылкам. В общем, из одной и той же крепкой тары могли пить многие жители Ленинграда – такую непотребную кличку носил великий город, в котором я родился – пить до тех пор, пока, по неосторожности, бутылка не разбивалась.
 Таким образом, страна экономила ресурсы: и двуокись кремния, окись кальция и щелочи. Бедная страна была вынуждена жить экономно. Впрочем, были и тогда затратные, расточительные моменты бытия. Пил народ, как всегда, много, но и тару из-под градуса можно было сдать.
 С этим восхитительным моментом связано уже не мое детство, а греховная юность. Шесть-семь пустых бутылок из-под вина – и ты мог купить одну полную, но не каждую, конечно. Моя любимая девушка любила «Изабеллу» - здесь и десяти пустых бутылок могло не хватить. Мы же, в мужской компании, предпочитали дешевый портвейн марки «Агдам», но в минуту душевной тревоги могли пить и такую гадость, как «Сонцедар». Меня лично этот дар солнца одаривал устойчивым поносом, но кто в юности обращает внимание на такие пустяки.
 Недавно вылупились как-то сами по себе такие стишата: «Последний свитер съела моль. В крови гуляет алкоголь. В углу стоит облезлый веник. Дыра в кармане вместо денег. Зачем-то вспомнился портрет студента в 19 лет».
 Верный, признаемся, портрет, за исключением  интеллектуальной окраски. Надо признать, что и в те годы не подходил к проблеме пустых бутылок неоглядно, без попытки понять, что стоит, и стояло за этой нехитрой тарой.

 Еще в восьмом классе школы увлекся книгами М. Ильина – родного брата Самуила Маршака. Ильин умел разговаривать о сложном, о тайнах вещества с такой простотой и изяществом, что до сих пор храню трехтомник этого замечательного писателя в своей израильской библиотеке. Храню в надежде, что и мои внучки прочтут о тайнах стекла или бумаги. Я утешаю себя тем, что они, может быть, будут приобщены к моему времени, тем самым и ко мне, когда, порой, приобщение к вещи было неразрывно со знанием о ее природе.

МИРОМ ПРАВЯТ ДУРАКИ



БОРИС ГУЛЬКО
Миром правят дураки.

 "На дурака не нужен нож,
ему с три короба наврёшь
и делай с ним что хошь".
  Стихи Окуджавы для песни лисы Алисы и кота Базилио.

Дурак – это не обязательно оскорбление. Это ещё технический термин. Определяющим свойством дурака я бы считал его затруднение с извлечением логичных выводов из посылок.
Дурак может быть понятием ситуационным. Кто не чувствовал себя, оказавшись в незнакомой ситуации, не понимая, что происходит вокруг, «дурак-дураком»? Или не удивлялся, что его кому-то так просто удалось обвести вокруг пальца – как он оказался таким дураком?
В целом же дурак – это особая группа людей. И группа сегодня чрезвычайно влиятельная. В демократиях именно дураки определяют направление общественной жизни.
Представим себе: светлым осенним вечером 177... года на веранде особняка масонской ложи Филадельфии, обращённой в сад, отцы-основатели обсуждают организацию замышляемого ими содружества штатов. Томас Джефферсон только что убедительно представил достоинства демократической модели правления. Практичный Джордж Вашингтон в сомнении качает головой: «Доверить решать судьбу коммонвэлф женщинам? Конечно, некоторые из них умны и ответственны. Моя Марта – яркий пример. Но ведь есть множество женщин вроде фаустовой Гретхен, которые за разрешение избавиться от нежеланной беременности отдадут свой голос кому угодно». Джон Адамс добавляет: «А как быть с неразумной молодёжью? Поговорили бы с моим оболтусом. Тот, кто в двадцать лет не...".  Адамс пытается сформулировать ставший штампом 200 лет спустя афоризм, но время тому, видно, ещё не пришло.
«А что с бродягами, с бездельниками, с неучами? Не хотел бы я, чтобы они определяли судьбу общества» – продолжил высказывать свои сомнения Вашингтон.
Гроссмейстер местной масонской ложи Бенжамин Франклин, организовавший это собрание, предлагает решение: правом голоса обладают только мужчины не моложе 21 года, образованные, оседлые, зарабатывающие.
Скептичный Адамс, поддержав это предложение, всё-же сомневается: «При замышляемой нами двухпартийной системе, одной из партий, чтобы сохранить власть, может стать выгодным отменить цензы и дать право голоса группам, влияние которых мы планируем ограничить. И образуется тогда у нас в стране власть дураков».
«Почему же дураков?» – искренне расстроился Джефферсон.
«Потому, что дураков больше, чем умных» – отрезал Адамс.
Начало темнеть, и степенный Франклин подвёл итог: «Правление, которое мы создаём, с системой балансов и противовесов, не является надёжно защищённым от доминирования дураков. Но лет на 200, пока дураки его не оседлают, должно хватить. А там – пусть думают потомки».
Если мудрые основатели США действительно имели такую дискуссию, то жизнь подтвердила их сомнения. Сейчас электорат США состоит, при грубом приближении, из трёх групп.
1) Консерваторы, желающие сохранить традиции, идущие от отцов-основателей.
2) Либералы, пытающиеся перенести в США социалистическую модель из Западной Европы.
3) Толпа, которую стремились держать вдали от принятия решений отцы-основатели США: те женщины, для которых единственное политическое соображение – доступность неограниченных субсидированных абортов; люмпены, расчитывающие на пособия от государства; молодёжь, которая, если в 20 лет не социалисты...
Двое последних выборов президента США показали обоснованность воображённых нами опасений Адамса – в стране возник могучий союз групп 2) и 3) – союз либералов и дураков, если не причислять, естественно, либералов к дуракам. И правительство Обамы, в полном соответствии с идеей о том, что власть должна отражать композицию избирателей, состоит из смеси либералов и дураков, опять же, если исхитриться разделить эти две группы. 
Пегги Нунан в статье от 3 декабря для WSJ замечает: «Обама никогда не управлял чем- либо. Но может быть ещё важнее: он никогда не работал на парня, который управлял чем-то... . Обама никогда не должен был заботиться о выплатах, никогда не знал,  что такое стресс». Спичрайтер Рейгана, может быть  не умышленно, изображая Обаму, описала люмпена, которого отцы-основатели считали необходимым не допустить до выборов даже в качестве избирателя.
Интересна трактовка Нунан многократно повторявшейся лжи Обамы: «Если вам нравится ваша медицинская страховка – вы сохраните её. Баста». «Быть может, это произошло из-за того, что Обама живёт в словах» – считает она.
Для Обамы слова – это и есть действие. Когда возникает проблема – он говорит речь. Речь, естественно, ничего не меняет. Руководить, принимать решения  он просто не умеет. «Основная проблема Обамы заключается в том, что люди считают его умным» – начинает и кончает свой анализ Нунан.
Естественно, президент-люмпен подобрал соответствующих своему уровню сотрудников. «Администрация полна молодыми людьми, которые смотрели фильмы, но не читали книги» – предлагает иное определение дурака Нунан. Особо обескураживают люди, выбранные Обамой не на технические, а на самые высокие посты. Вице-президент Байден знаменит тем, что, дорвавшись до микрофона, несёт ахинею, путая места и обстоятельства. Министр обороны Хагель на слушаньях по назначению его на пост демонстрировал такую некомпетентность, что даже утверждавшие его сенаторы-демократы не могли скрыть усмешек. Наиболее отличительное качество Хагеля – не оно ли привело его в правительство? – антисемитизм и антиизраелизм. Избранный Обамой на должность начальника ЦРУ Бреннер, по слухам, в бытность послом в Саудовской Аравии тайно принял ислам. Наверное, поэтому, выступая в Конгрессе, он назвал Иерусалим так, как зовут его арабы – Аль Кудс. Директор разведки Клаппер на слушаньях в сенате пытался обмануть присутствовавших, заявив, что террористическая исламистская организация Мусульманские Братья на самом деле умеренная и секулярная. Госсекретари Керри и Клинтон (та вошла в историю ещё тем, что на слушаньях о причинах гибели четверых американцев в Бенгази заявила: «Какое это теперь имеет значение – они уже мертвы!») рассорили Америку с её традиционными друзьями – с Израилем, Египтом, Саудовской Аравией, зато «подружили» с Ираном. Хорошенький друг!
Оптимисты надеются, что американцы, обнаружив, что их кошелёк худеет, медицинское обслуживание становится многим дороже и хуже, поумнеют и отвернутся от дураков у власти. Конечно, это возможно. Но меня пугает прецедент Детройта. Этот город, в начале ХХ века – один из наиболее преуспевавших в Америке – под коррумпированным правлением либералов постоянно разваливался и погружался в ничтожество. Однако жители его цикл за циклом выбирали всё тех же провалившихся лидеров. Сейчас Детройт, опустевший и разрушенный, признан банкротом. Смею предположить – город этот населяли дураки.
Знакомые с историей деградации России в ХХ веке представляют себе, как выглядит типичная судьба «Страны дураков», в которой люди живут в нищете и полагают себя счастливцами. В американском исполнении – за первый срок президенства Обамы американцы успели привыкнуть к тому, что бензин для машины обходится им более чем вдвое дороже по сравнению со временем, когда они голосовали впервой за вундеркинда из Чикаго. Видно, всё ещё ждут американцы, когда их авто понесёт не бензин, а ветер и Солнце. Могут привыкнуть люди и к тому, что за худшее лечение им придётся платить дороже. Ведь ещё в пору обсуждения реформы Обамы Чарльз Краутхаммер писал, что обещание президента, будто бы за меньшие деньги, без ущерба для качества лечения, будет застраховано значительно больше людей, является «оскорблением здравому смыслу американцев».

Однако «здравый смысл американцев» не оскорбился, и на выборах 2012 года, на которых реформа здравоохранения была основным вопросом, они вновь проголосовали за Обаму. Возникает подозрение: было ли чему оскорбляться?       

ВОСКРЕСНЫЙ ВЕЧЕР С ЕВРЕЯМИ




В российском зомбоящике еще иногда попадаются любопытные передачи. Вот, например, ведомый Вл. Соловьевым «Воскресный вечер». На этот раз обсуждали послание Путина: куда он всех послал, либерализм, консерватизм, однополые браки, христианство… Собственно, все. О чем хотели поговорить неглупые участники встречи.
 Сам Соловьев, по должности, остался в середине. По правую руку от себя он расположил либералов, по левую – консерваторов.  И начался излюбленный в России поединок-толковище. Каждый из вас может вечер этот посмотреть в ютубе. Мне же показалась крайне  любопытной одна особенность. В России, как известно, нынче процент еврейского населения микроскопичен, а здесь!
 Сам Соловьев – мама и папа евреи
Либералы  справа:
Ирина Прохорова – бабушка еврейка.
Иосиф Рейхенгаус – мама с папой евреи
Ирина Хакамада – папа - японец, мама - еврейка.
Консерваторы слева:
Никонов Вчеслав – бабушка еврейка.
Поляков Юрий – русский.
Протоирей Смирнов – русский.
Александр Дугин – русский.
 Это что же получается: евреи –либералы, а русские почти все (Никонов) сплошь консерваторы.  Ведущий, как обычно, где-то посередке, хотя явно тяготеет к либералам, да и как иначе. Но не все так просто. Вот чисто русский человек – протоиерей Дмитрий Смирнов - вдруг  произнес: «Чтобы человек стал истинным христианином, он должен сначала стать добрым иудеем». А прежде он долго рассуждал о пророке Моисее, принесшем в мир Закон Божий.

 Нет, даже тогда, когда последний «чистокровный» потомок Иакова оставит в покое Россию, не покинет ее дух народа Торы – и с левой и с правой стороны, кем бы не были ее умники: либералы или консерваторы.

http://hdrolik.net/voskresnyj-vecher-s-vladimirom-solovevym-15-12-2013/

Смотри вторую часть.

СПРИНТЕРЫ НА МАРАФОНЕ



 Сущность нынешней проблемы существования человеческой цивилизации лежит, как мне кажется, не в противоборстве цивилизованной части рода людского с третьим (в основном, исламским) миром, а в том темпе, которым начала развиваться эта цивилизация. Верна ли скорость прогресса? По тому ли пути направились потомки Адама и Евы. Не стало ли все человечество спринтерами, забыв, что преодолеть  придется марафонскую дистанцию? Не станет ли трагедией бессилие человека перед неуправляемыми, стремительными изменениями, тем водоворотом идей и достижений, в котором он, потомок Адама и Евы, оказался.
 И дело здесь не в оружии массового уничтожения, хотя и это событие тревожный знак, дело в  резком облегчении той трудовой матрицы, в которой тысячелетия жили люди прежде. Теракты по всему миру пугают меня не больше, чем последние события во Франции, когда робкая попытка правительства заставить граждан трудиться чуть больше привычного встретила бешеное сопротивление «рабочих масс». И массы эти, в погоне за халявой, выбрали президента-социалиста, который вместо халявы подарил французам однополые браки. 
 Человек в цивилизованных странах остается наедине с переизбытком свободного времени и время это он заполняет не трудом души и тела, а тупым потреблением масс - медиа, вкупе с алкоголем и наркотиками.
  Люди стали похожи на зрителей боев гладиаторов, когда обреченные на смерть гораздо здоровее толпы, заполнившей трибуны стадиона.
 Технический прогресс стал монстром, пожирающим души человеческие, олицетворением нетерпения мозга людского. Интеллект потомков Адама и Евы практически не изменился с незапамятных времен. Но прежде «двуногие без перьев» были постоянно заняты поисками хлеба насущного, тем и спасали свою душу. Ныне праздность эту душу, неподготовленную к таким переменам, обивает, как, впрочем, и тело, обреченное на неестественную неподвижность.
 Вот подлинная проблема нынешней цивилизации, имеющая прямое отношение к политике, когда демократия с всеобщим избирательным правом привела к тому, что во главе государств становятся люди, выбранные большинством праздных, завистливых, ленивых, глупых граждан. Страна, в итоге, начинает развиваться в интересах этой прослойки населения – и неизбежно слабеет, перерождается, становится банкротом, как целый город Детройт в США.
 В итоге, государства, население которых, в большинстве своем и пока что, вынуждено трудиться, неизбежно станут странами-победителями на развалинах государств прежней цивилизации. Странами, сохранившими свою душу и тело. Некогда рабство растлило и погубило Древний Рим. Сегодня человек становится рабом технического прогресса, неизбежно теряя все, приобретенное веками, в праздности и неподвижности.

 Поет мой  мобильник. Не вставая, я протягиваю руку и готов для беседы. Всего лишь 50 лет назад телефон в нашей коммунальной квартире висел в дальнем конце коридора, и я должен был преодолеть, обычно бегом, метров 25, чтобы услышать, что зовут к аппарату вовсе не меня, а соседа. Я звал его криком, я злился, даже не подозревая, как был полезен этот труд обычной пробежки до трезвонившего телефона.

ЧТО ТАКОЕ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ



 В России сильно озабочены отсутствием национальной идеи. Вот раньше она была, а теперь исчезла. Надо думать, под национальной идеей подразумевается строительство светлого будущего – коммунизма. До 1917-года национальной идеей Российской империи было некое трисловие: самодержавие, православие, народность. Рухнула старая Россия, продержавшись 300 лет, рухнула и новая, большевицкая империя за строк гораздо меньший. Было еще одно государство с национальной идеей: нацистский Рейх, обещавший исключительно арийцам  1000 лет процветания и власти над миром. Мечтали об этом немцы всего 12 лет. Возникает законный вопрос, благодаря какой национальной идее существуют сегодня самые процветающие государства с высокой производительностью труда, уровнем и продолжительностью жизни. Как сформулировать национальную идею США и Швеции, Голландии и Франции, Японии, Германии и т.д. ? И тут обнаруживается, что страны эти как-то обходятся без этой идеи. И не только обходятся, но благополучно живут и процветают.
 Бертольдом Брехтом сказано: «Несчастна та страна, которая нуждается в героях». Можно смело продолжить: «Несчастна та страна, которая нуждается в национальной идее». Собственно, от самого прилагательного «национальной» разит за версту гордыней и шовинизмом, попыткой доказать, что именно твоему народу, твоей расе доступен рецепт счастливой жизни. На самом деле все это словоблудие построено на демагогии, милой толпе, и попытками политиканов запрячь подвластное население в одной упряжке, и гнать его вперед, не различая дороги и не считая жертвы, во имя  своей же власти.
 «Национальная идея» - бессмысленный лозунг, ведущий к пропасти. Мне тут же возразят: « Ты еврей, живешь в Израиле, считаешь себя сионистом и при этом отказываешь сионизму в том, что он и есть подобная идея». Отказываю, так как сионизм – это всего лишь очередная и понятная, обусловленная историей попытка потомков Иакова спастись от уничтожения, попытка «сохранения вида», давно внесенного в «Красную книгу». Сионизм – это не метод построения счастливого будущего, это способ защиты от тех, кто убежден, что «избранный народ» должен быть вычеркнут из книги жизни.
 «Национальная идея» для всех нормальных стран и наций одна: мои дети должны жить лучше меня, а мои внуки лучше моих детей. Только под прогрессом этим следует понимать не количественное накопление богатств, а качественный уровень жизни, возможный лишь в обществе, живущем по Закону Божьему, в правовом обществе  и под социальной опекой государства.
 Мне снова возразят, что государства, построенные по этим правилам, без высокой объединяющей цели – обречены на исчезновение, а указанный мной возможный прогресс рода людского – некий мещанский эгоизм и нынешние успехи цивилизации – всего лишь умелый грим на загнивающем теле. «Счастливые США», к примеру, просуществовали всего несколько веков, а что с ними будет дальше – никому неизвестно. Да и где метр, которым можно измерить счастье человеческое, кто смеет утверждать, что нищий индус несчастней преуспевающего банкира.
 Все верно, и здесь появляется такой могучий фактор, как культура. Вот она – национальная идея, накопленная веками. Культура – это душа любого народа. Лучшее, талантливейшее, самое красивое, что оказалось в сокровищнице той или иной нации. Культ подлинных ценностей – это и есть национальная идея любого народа. И несчастна та общность, которая принимает сомнительное, случайное, проходящее за подлинную основу нации и государства.
 Несколько лет назад Россия выбрала своим главным лицом, своим именем Сталина, в последний момент его, устыдясь, заменили Александром Невским. Национальная идея была найдена. Россия приговорила сама себя, забыв о великой своей культуре и непреходящих ценностях, о великой своей литературе, музыке, живописи, театре, кинематографе, о национальном научном гении. Оказалось, на знамени страны должен быть людоед или сомнительная мифическая фигура. Куда двинется страна под таким знаменем? Что ждет государство, забывшее о своей подлинной славе?

 Нынешнего президента России не ругает только ленивый. Вот те, кому не нравится В.В. Путин, пусть ответят, каким должен быть хозяин страны, чья национальная идея – наследие кровавого диктатора.

БЕЛЫЙ ФЛАГ ДМИТРИЯ БЫКОВА



 Либералы России готовы поднять руки, сдаться властям. Скоро, судя по всему, одна их часть эмигрирует, другая - пойдет в услужение Кремлю, если хозяин простит им прошлую строптивость. Собственно, так было всегда. Особенно, это касается евреев, вроде Быкова,  делающих лихорадочную попытку забыть, кто они есть и в какой стране живут.


На землю капли падали.
Сквозь дождь белел с трудом,
Щетинясь баррикадами,
Московский белый дом.
Сейчас, конечно, совестно,
Но двадцать лет назад
Мы думали, что вскорости
Здесь будет город-сад.

Мы думали тогда ведь,
Наивные шуты,
Что если нас не давят,
То мы уже круты,
Нам выдана свобода,
Совок не воскресят -
Через четыре года
Здесь будет город-сад.

Потом не стало бабок,
Порядок обветшал,
Страна упала на бок,
И треснула по швам,
Затлела по окраинам
И двинулась на слом
Отравленным, ославленным,
Оплавленным куском.
Но мы - не та порода,
Чтоб нас пугал распад.
Через четыре года
Здесь будет город-сад!

Потом герои запили,
Простились со стыдом,
Потом разбили залпами
Тот самый Белый дом,
По дури ли, по злобе ли
Взъярились дети гор -
Мы стольких там угробили,
Что страшно до сих пор.
Но тучи в час восхода
Плотней всего висят.
Через четыре года
Здесь будет город-сад!

Потом у олигархии
Случился передел,
Ведущие загавкали,
Борис недоглядел.
Смотрители клоповника
Отправили в полет
Тихоню-подполковника
Из питерских болот,
И вот толпа народа
Лобзает новый зад:
Через четыре года
Здесь будет город-сад!

Фронтов незримых воин,
Наряженный в царя!
Я многое усвоил
Тебе благодаря.
Я вызубрил, как надо,
Без ложного стыда:
Ни города, ни сада
Не будет никогда.

Мечтать тяжеловато
О веке золотом.
И сад тут был когда-то,
И город был потом.
Пришла иная мода,
Прогнозы тут просты:
Через четыре года
Здесь будешь только ты.

Прощайте, баррикады,
Прощай, железный хлам.
Мы были дураками,
Когда стояли там.
Пора признать спокойненько,
Оставив торжество,
Что кроме подполковника,
Не будет ничего.

Он с прыткостью любовника
Проник во все умы.
Гляжу на подполковника -
И вижу: это мы.
Осталось пить без просыпа,
До белых поросят.
Здесь нет другого
​​
способа
Устроить город-сад

МИФ И ПРАВДА О ГЕНЕРАЛЕ ЛЕБЕДЕ



Трагедия России в том, что глобальную перестройку она встретила при полном отсутствии профессиональных политиков. В нормальных, демократических странах эта прослойка населения воспитывалась веками. Тоталитарная власть плодила у трона холуев, приспособленцев, карьеристов. Именно этим людям доставалась верховная власть. Вполне возможно, Лебедь был не худшим кандидатом в президенты, но вновь случайным, а подобное не сулило России ничего хорошего. Я думал об этом перед репатриацией. Думаю так и сегодня. Этот фильм только подтверждение тех, давних мыслей.

http://www.tvc.ru/channel/brand/id/1268/show/episodes/episode_id/28100

ВТОРАЯ МИРОВАЯ.СТАТИСТИКА ПОТЕРЬ


По бесконечному счету
Сколько жизней на самом деле унесла Великая Отечественная война

Накануне Дня Победы "Труд" решил выяснить, какой же все-таки ценой досталась нам эта победа. До сих пор никто этого точно не знает. На войне с людскими потерями вообще не считались, после войны сосчитать их было еще труднее.

Официальные данные о потерях СССР менялись три раза. В 1946 году Сталин объявил, что всего Советский Союз потерял 7 млн. человек. При Хрущеве и Брежневе говорили уже о 20 млн., при Горбачеве эта цифра увеличилась до 26,6 млн. человек. У некоторых историков в период перестройки появилось собственное мнение: число жертв войны составило не менее 40 млн. Однако до сих пор официально признанными являются "горбачевские" 26,6 млн.


Эту цифру получили в результате исследований, проведенных во второй половине 1980-х годов Госкомстатом, Центром по изучению проблем народонаселения при МГУ и Генштабом Вооруженных сил.


- Это суммарные потери гражданского населения и военнослужащих, - уточнил "Труду" генерал-майор запаса Александр Кирилин, начальник управления Минобороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Это управление является в России главным по подсчету военных потерь (раньше оно называлось Военно-мемориальным центром).


Кирилин считает, что никакого пересчета не будет:


- Цифру в 26,6 млн., конечно, нельзя назвать абсолютно точной, но, в отличие от всех предыдущих, она является документально обоснованной.


Миллион туда, миллион сюда


- Более или менее понятно, как считать убыль по военнослужащим, - говорит Александр Кирилин. - Существуют определенные методики, большая, хотя и крайне запутанная, архивная база. А вот для расчета потерь среди гражданского населения нет никаких отправных точек. Если человек умер от голода в блокадном Ленинграде, то тут все ясно - его надо заносить в статистику военных потерь. А если человек от недоедания умер где-нибудь на Урале? Как его считать? По графе "естественная убыль населения" или в одном списке с блокадниками? А как подсчитать мирных граждан, уничтоженных на оккупированных территориях? В архивах про них нет никаких данных.


Чтобы хоть как-то очертить границы исследования, историки подсчитали общелюдские потери методом демографического баланса: сколько людей было до войны и сколько осталось после. По официальным данным, с июня 1941-го по июнь 1945 года население СССР уменьшилось на 42,7 млн. человек. Это и есть исходная база. Потом эту статистику стали обрабатывать аналитически: возраст, пол, кто и от чего умирал, в тылу это было или на оккупированных территориях, сколько при этом детей родилось и т.д.


Что-то установили достаточно точно. Например, число погибших на принудительных работах в Германии - 2 164 300 человек. У немцев все было скрупулезно подсчитано, при этом их данные тоже перепроверялись. Еще около полумиллиона человек из тех, кого угнали за границу, по разным причинам стали эмигрантами. С этими вроде тоже все понятно.


Непонятно с мирными жителями, погибшими в результате обстрелов и бомбежек в прифронтовых районах, осажденных городах, из-за жестоких условий оккупационного режима, умерших от голода, болезней, отсутствия медицинской помощи: Тут сведения расплывчатые: 12-15 млн. человек.


А ведь были еще умершие в ГУЛАГе и при депортации народов. Про них вообще мало что известно, хотя, по некоторым данным, это не менее 3 млн. человек. Одни историки утверждают, что это тоже военные потери, другие с данным тезисом не согласны.


Потенция не в счет


Еще один дискуссионный вопрос: считать ли потенциальные демографические потери, то есть тех, кто мог родиться, но не родился.


- Но тогда можно выйти на совершенно фантастические цифры, особенно если подсчитать еще гипотетических детей, внуков и правнуков тех самых неродившихся, - считает Александр Кирилин. - Историческая наука потенциальные потери не учитывает.


Узнаем через год


Проще всего подсчитать потери личного состава Вооруженных сил. Специалисты считают, что здесь установить количество погибших можно с точностью до человека. На сегодняшний день известно, что с 22 июня 1941 года по 8 мая 1945 года погибли 8 668 400 солдат и офицеров. Учитывались даже те, кто перешел на сторону врага, и те, кого расстреляли по приговорам военных трибуналов. Последних было 103 тыс.


Если и появятся новые данные, то, по мнению Кирилина, от старых они будут не сильно отличаться. И не обязательно в сторону увеличения.


- Работа по уточнению списков продолжается, - объясняет он. - Для этого создана межведомственная комиссия, в которую кроме нас вошли представители Росархива, Росстата, ФСБ и МВД. Окончательные итоги будут подведены к 9 мая 2010 года.


Живые и мертвые


В послевоенные годы постепенно стала проясняться судьба пленных и тех, кто считался пропавшим без вести. Их тоже причисляли к военным потерям. Но позже из 4 млн. пленных живыми в СССР вернулись 1 млн. 836 тыс. человек. Их в итоге исключили из числа так называемых безвозвратных потерь, но зато внесли туда тех, кто был мобилизован, но до фронта так и не доехал и поэтому не был зачислен в списки воинских частей. Это те, кто погиб под бомбежками по дороге на фронт. Сведения до сих пор корректируются.


Навеки безымянные


И все же, считает Александр Кирилин, проблемы не в цифрах, а в установлении судеб погибших. Ведь огромное их количество лежат в земле как неизвестные солдаты. По некоторым данным, это примерно 4,5 млн. человек. Их розыском занимаются добровольные поисковые отряды, а также недавно созданный в Ленинградском военном округе специальный штатный батальон.


- В начале войны потери были настолько массовыми, что бойцов или вовсе не хоронили, или же закапывали во временных могилах. Потом их перезахоранивали в другом месте, и так бывало по 5-6 раз. К сожалению, многие безымянные могилы так и останутся навеки безымянными.


Прямая речь


Иван Анфертьев, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета:


- В серьезных научных кругах, в том числе зарубежных, официальную оценку общих потерь Советского Союза в 26,6 млн. человек считают вполне правдоподобной. Но эта цифра обозначает, скорее всего, нижний предел всех потерь. О верхнем мы никогда не узнаем, объективно рассчитать его невозможно. Понятно только, что погибших было гораздо больше.


Вторая мировая


Потери других стран


Польша 6 104 000


Китай 5 000 000


Япония 2 500 000


(включая жертв атомных бомбардировок)


Югославия 1 700 000


Франция 563 324


Италия 495 173


США 414 699


Великобритания 449 789


Источник: архивы стран - участниц Второй мировой войны


После победы


Потери советских и российских военнослужащих после Великой Отечественной войны


Гражданская война в Китае 1946-1950 гг. - 936


Война в Корее 1950-1953 гг. - 315


Венгерский кризис 1956 г. - 720


Война во Вьетнаме 1965-1974 гг. - 16


Арабо-израильские войны 1967-1982 гг. - 52


Чехословацкий кризис 1968 г. - 98


Китайско-советское столкновение на о. Даманский 1969 г. - 58


Сомалийско-эфиопская война 1977-1979 гг. - 33


Война в Афганистане 1979-1989 гг. - 15 051


Война в Югославии 1989-1991 гг. - 29


Война в Чечне 1995-2000 гг. - 9854


Война в Южной Осетии 2008 г. - 66


Источник: Военно-мемориальный центр МО РФ


Живые -- павшим


Знают всех поименно


Проблемы с подсчетом своих потерь остались сейчас только у Германии. Там, как и в России, установлена лишь приблизительная цифра фронтовых потерь, и такая же запутанная ситуация с захоронениями. Немцы считают, что во Второй мировой войне они потеряли 5,3 млн. военнослужащих, а вместе с гражданским населением - 8,4 млн. человек.



"В странах же антигитлеровской коалиции всех своих погибших давно пересчитали до одного человека, - утверждает главный специалист Минобороны по военным потерям Александр Кирилин. - Там эти списки утверждены на уровне правительств, вошли в государственную статистику. Наши же данные, строго говоря, лишь считаются официальными, а на самом деле они просто введены в научный оборот. Ни в одном официальном документе они не зафиксированы".

ЧАСЫ рассказ

                                           

Иерусалим. Кардо. Старик-часовщик сидел в глубине мастерской на ушедшей глубоко в землю древней и живой улице. Хранитель времени! Так возвышенно, охваченный эйфорией, думал я тогда: много лет назад. Все вокруг казалось  необычным, полным радостного смысла. Без конца щелкал фотоаппаратом, стараясь сохранить, увезти с собой в Россию все, что видел.
Слева от старика висели настенные часы: много разных часов в изысканных футлярах и примитивно размеченные круги из пластмассы. Но удивительное дело, все эти механизмы показывали одно и то же время. Я даже помню какое: без десяти минут одиннадцать.
Помню и характерный шум, будто все часы шагали в ногу: тик – так, тик – так. Левой, левой, левой…
Мне вдруг и почему-то показалось, что только в этом месте Святого и Вечного города все часы мира показывают одно и тоже время. В какой-то момент решил, впрочем, что стрелки были хитро остановлены в одной позиции, несмотря на слышимый ритм марша. Но тут они дрогнули, как по команде, и двинулись рывком вперед, будто хотели упрекнуть недоверчивого и подозрительного гостя.
Старик лишь поздоровался кивком, когда мы вошли в его лавочку, а потом перестал смотреть в нашу сторону. Мастер, занятый необходимым делом,  вправе не обращать внимания на праздных гостей.
 Он был  красив и мудр – этот старик – часовщик на улице Кардо. Красив и мудр, потому что и мир вокруг, так мне тогда казалось, был удивительно разумен и прекрасен.
Старик не имел права быть другим в этом месте и в это время. Хранитель времени  обязан был быть таким. Добрые волшебники не могут носить на себе следы уродства. Тогда, двадцать лет назад, в марте 1990 года, весь мир вокруг меня, мир Израиля, был полон добрым волшебством.
Впрочем, и прежде любовался удивительными механизмами, отмеряющими время, отпущенное людям, цветам, деревьям, облакам… Возможно и звездам, хотя  там, далеко от земли, своя система отсчета и координат.
Солнечные часы, водяные, песочные…. В Питере, в Эрмитаже, часы существовали в особом, причудливом мир. Медленные капли падали из чаш, похожих на перламутровые раковины, райская, железная птица, раскрашенная во все цвета радуги, каким-то образом, я уж не помню каким, сообщала гостям музея, сколько ныне часов, минут и секунд.
Та часовая мастерская в Иерусалиме, с часами на стене, показывающими одно и тоже время, стала для меня всегда желанным уходом в детство, еще одним экспонатом в удивительном музее жизни.
Мирон, сторожил Израиля, возил меня по стране, стоически терпел суетливую восторженность приглашенного гостя, помалкивал в черную, окладистую бороду и лишь иногда прищуренные глаза Мирона выдавали насмешливый и скептический характер моего гида и поводыря.
Тогда, на улице Кардо, я, с придыханием, сообщил ему о чуде в мастерской часовщика, о часах на стене, идущих дружно и точно. Всегда был ярым индивидуалистом, но здесь вдруг ( а прибыл я все-таки из СССР) стал что-то бормотать о силе коллектива, о способности решить проблемы в компании и прочей ерунде.
Вот здесь, на десятый день наших путешествий по Израилю, Мирон не выдержал. Не пожалел он хрупкий, прозрачный и легкий сосуд моей эйфории. Разбил его в тот день, жестоко и решительно, безжалостно разбил. Вышло у нас что-то, вроде ссоры, но мне было некуда деваться от Мирона, а он, пригласивший меня в Израиль, был  обязан терпеть мое присутствие еще целые три недели.
- Не пори чушь, - резко сказал тогда мой приятель – физик по профессии. – Твой волшебник знает один банальный фокус: часы, висящие рядом и тесно, всегда будут показывать одно и то же время. Это закон механики. Поставь на стол пяток электромоторчиков. Каждый из них будет рассчитан на 1000 оборотов в минуту, но это в идеале. На самом деле все они начнут работать в разном режиме: один даст меньше тысячи оборотов, другой больше, но, в итоге, все они станут крутиться с одной скоростью.
Мало того, попробуй выключить один из них, и ты увидишь, что обесточенный механизм не желает отставать от своих "братьев". Здесь законы механики – и никакого чуда. На этом принципе даже построены жидкостные насосы и камнедробилки.
- Ты – циник, - сказал я. – Ты несчастный человек, утративший радость детства. Нет ничего на свете, скучней твоей механики. И нет в ней ни грана правды. Правда – в лирике, в поэзии. В том, что человек чувствует, а не в том, что есть на самом деле. Весь твой реальный мир полон  иллюзий и лжи.
- А ты – большевик! - вдруг заорал Мирон. – Ты – безмозглый лирик, и готов ложь мошенников, вольных или невольных, принять за правду бытия. Старик в твоей мастерской знает все то, что я тебе говорил. Этот, обычный фокус помогает ему сбагрить плохие часы лопухам, вроде тебя. В твоем, дружном коллективе на стенке, – сплошная ложь и халтура.
 Часы предназначены для индивидуального пользования, для каждого дома, для твоей руки, для моей, а не для выставки "коллективного", точного времени. Купи  вон те ходики, повесь в своей квартире на стену, и завтра, оказавшись в одиночестве, они обманут тебя самым подлым образом. Или просто остановятся в самый неожиданный и неподходящий момент.
Ты приехал из страны, существующей в ложном, обманном времени, и понять это не в состоянии. А мы здесь, в Израиле, давно разобрались, куда нас ведет коллективное сознание.
Пойми ты: единство создает видимость точности и правды. Лишь увидев единственно верное  время на своей руке, ты вправе ответить, который сейчас час. Все понял?
Так, или примерно так, он учил меня жизни на древней улице Кардо, в городе Иерусалиме. Но мне так не хотелось расставаться с волшебной силой тех точных часов, идущих на стене мастерской. Я стал говорить, что человек – животное общественное. Хотим мы того или нет, но живем в коллективе и коллектив этот невольно стремится существовать по одним "биоритмам", согласно одному метроному – иначе хаос, распад, катастрофа…
Тогда мой приятель Мирон, устав, видимо, от моего упорства и от долгого путешествия по старому городу, присел на  железную скамью у стены и стал говорить тоном учителя, который ни на минуту не сомневается в идиотизме ученика, но при этом говорить обязан по причине профессионального долга.
-Ты не еврей – сказал он. – Ты – язычник и общественное животное. Весь смысл нашего существования на земле в  том, что отдельно взятые механизмы должны идти точно, а за толпой и множеством нет правды – один обман. Вот уже сорок веков нас старательно уверяют, что это не так, заставляя и добрым, как будто, словом, и злой силой висеть на стене в компании дружно тикающих часов.
Иной раз, в отчаянии, или под пыткой и страхом смерти, мы пытаемся следовать добрым советам. На время мы становимся немцами, французами, русскими, православными, католиками, мусульманами и даже начинаем поклоняться Буде, но все тщетно. Чуткое ухо "часовщика" всегда улавливало наше упрямое желание показывать свое, и только свое время.
Скоро Пурим, а затем Песах. Ты никогда не задумывался, что такое Исход. Так вот слушай: Исход – это бегство со стены, где послушно тикают в дружном обмане ходики. Рабы Египта не только за свободой ушли в Синай, не от тяжкого труда по "выпечке" кирпичей. Ты что же думаешь, в безводной, голодной пустыне было легче, чем под крышей родного дома. Те люди, ведомые Моше, ушли за правдой точного времени. Вот зачем! Но есть ли эта правда? …. Нет точного времени, время относительно. Только за светом константа. Это еврейский подарок миру от Альберта Эйнштейна. Если хочешь, идолом, богом может стать в этой Вселенной только свет, а не время. Может быть, Исход – это и есть начало поисков «Теории относительности», путь к высшему знанию от низкой арифметики рабства.
Слушал Мирона, растерянный и оглушенный. Никогда не думал, что мой приятель способен на такие длинные и даже возвышенные речи. Каким-то удивительным образом он перешел от социализма к рабству египетскому, от обычной стены в мастерской иерусалимского часовщика к идее монотеизма …
- Извини, - сказал он, выдержав паузу. – Я понимаю, что значит для тебя визит в Израиль, но нам с тобой не 18 лет и даже не тридцать, а взрослые люди не имеют права вечно ходить в розовых очках и смотреть на все вокруг с восторженным придыханием. Это не только глупо, но и опасно. Я в Израиле живу почти тридцать лет. И знаю точно: или наш социализм потопит страну, или мы, наконец, сможем избавиться от его свинцового, рабского наследства.
 Мирон резко поднялся и все то время, пока мы добирались домой в Холон, молчал… Самолеты в тот год еще не летали из Москвы в Тель-Авив. Нужно было греческим паромом, ночью, добираться до Кипра. Никогда не умел спать сидя, и устроился на полу в углу бара, подложив под голову рюкзак.
Но заснуть не удалось, и я всю ту, невеселую ночь прощания с Израилем, вспоминал свои недавние восторги и резкую отповедь Мирона. Я успокаивал себя, что одно не должно мешать другому, что сила здорового коллектива только помощница индивидуальным усилиям. Вон в Скандинавии социализм никому жить не мешает. Главное, найти компромисс, сохранить свое, личное время в точном соответствии со временем общественным.
 Там, на пароме, медленно ползущем в ночи через Средиземное море, вспоминая посещение одного из кибуцев, я думал, что еврейский коллектив – это коллектив особый, способный доказать всему миру жизненность идей особого, национального социализма. Причем идей, живущих в мире и согласии с иными идеями противоположного свойства.
Заключив трусливый и жалкий мир с самим собой, утешив себя сладкой ложью, я выбрался на корму парома, в чудную прохладу апрельской ночи, под перевернутый полумесяц южных широт и стал, уже без тяжкого груза на душе, вспоминать свою первую, волшебную поездку под сияющим солнцем Еврейского государства.

Помню, как уже под утро, взглянул на свои часы. Стрелки показывали полночь или полдень. Батарейка кончилась. Мои часы стояли.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..