четверг, 27 июля 2017 г.

СЛЕЖКА ЗА ЗРИТЕЛЕМ

Walt Disney будет следить за зрителями с помощью нейронной сети

Walt Disney переходит на новый уровень оценки эффективности своих кинопроектов. Как сообщает издание Fast Company, инженерами компании разработана система фиксации и оценки реакции зрителей во время сеансов, основанная на принципах работы искусственной нейронной сети.
Одновременно система сможет анализировать мимику и эмоции сотен людей, находящихся в зале с такой точностью, что, как утверждают разработчики, уже с первых минут показа сможет прогнозировать выражение лиц зрителей до конца сеанса.
Естественно, перспективы использования таких систем не исчерпываются исключительно киносеансами. Они смогут с успехом применяться и в других местах. Скажем, в развлекательных парках Walt Disney, в которых будет оцениваться реакция посетителей на те или иные аттракционы и даже отдельные их элементы. В дальнейшем это позволит модернизировать их таким образом, чтобы клиенты покидали получали максимальное удовольствие.
Утверждается, что работа нейронной сети уже была успешно протестирована во время показа таких кассовых хитов компании Walt Disney и ее подразделений, как «Книга джунглей», «Звездные войны: Эпизод 7 — Пробуждение Силы» и других.
Андрей Воронцов

Опасная сила евро

Опасная сила евро

Это происходит своевременно в сезон отпусков. Маленький подарок, по меньшей мере для всех тех, кто проводит свой отдых вне еврозоны. Ибо курс евро в последние недели значительно вырос. По отношению к валюте США евро достиг во вторник самого высокого уровня с начала 2015 — без малого 1,17, что на десять центов больше, чем еще в апреле.
Но это также очень подходит к одному юбилею. Потому что ровно пять лет назад, 26 июля 2012 года, президент ЕЦБ Марио Драги (Mario Draghi) заявил перед лондонскими банкирами, что он сделает «все необходимое» («whatever it takes») для того, чтобы сохранить евро. Тогда это немедленно подействовало.

Однако это еще большой вопрос, считает ли Драги последнее повышение курса евро подходящим подарком к юбилею. Ибо в среднесрочной перспективе это отразится на росте экономики Германии и Европы и поставит ЕЦБ в трудное положение. В конце концов, Европейский центральный банк мог бы отреагировать таким образом, чтобы еще больше оттянуть нормализацию дохода с капитала — и тем самым продержать еще дольше процентный застой на сберегательных счетах.

При этом причина такого развития на валютном рынке вполне благоприятная. «Выздоравливание евро является результатом экономической и политической стабилизации еврозоны», — говорит Альвин Шенк (Alwin Schenk), управляющий инвестициями в Sal. Oppenheim. Ибо кризис евро, похоже, уже отошел в прошлое, а экономика во всей Европе снова набирает обороты.

МВФ снова констатирует сильный рост в Европе

Последним признаком этого был вновь выросший индекс Ifo, который был опубликован во вторник. Он измеряет настроение немецкой экономики, и хотя большинство наблюдателей исходили из того, что оно в последнее время несколько омрачилось, все же был достигнут новый рекордный уровень.
Но и другие регионы еврозоны подтягиваются. Экономисты Международного валютного фонда (МВФ) только в понедельник повысили прогноз роста для различных стран еврозоны, прежде всего для таких тяжеловесов как Франция, Германия, Италия и Испания. И они даже видят шанс дальнейшего улучшения.
Эта история успеха происходит одновременно с дестабилизацией в США и Великобритании, считат Альвин Шенк. Несостоявшиеся реформы в США и предстоящий Брексит оказывают давление на экономическое развитие. Поэтому для обеих стран эксперты МВФ понизили прогноз роста.

Разница в процентах с капитала между США и Германией сокращается

Результатом этого экономического развития стало сближение процентных ставок на рынке капитала по обе стороны Атлантики, по сравнению с разницей дохода за десятилетние немецкие государственные займы, с одной стороны, и соответствующие ценные бумаги США, с другой стороны. Еще в декабре эта разница достигала самого высокого уровня после воссоединения Германии и составляла более 2,3 процентных пунктов.
Между тем эта разница все же сократилась до 1,75 процентных пунктов, что самым решительным образом подстегивает курс евро. Насколько эта разница за прошедшие месяцы сократилась, настолько вырос курс евро. Ибо прежде всего крупные инвесторы предпочитают давать свои деньги туда, где они получат больше процентов. Чем больше разница в процентах, тем сильнее эта тенденция, чем она меньше, тем меньше давление.
Однако за прошедшие недели можно было наблюдать еще одно параллельное развитие: чем сильнее становился евро, тем большее давление оказывалось на курсы акций здесь, в стране. Потому что инвесторы опасаются, что европейские предприятия пострадают от сильной валюты. Прежде всего ориентированные на экспорт немецкие фирмы могут меньше экспортировать и тем самым получать меньше прибыли. И это опять же скажется на всей экономике.

Сильный евро угнетает рост экономики

Даниэль Антонуччи (Daniele Antonucci), экономический эксперт в Morgan Stanley, исходит из того, что продолжительный рост курса евро на десять процентов может понизить коэффициент роста в следующем году примерно на 0,7 процентных пунктов. И так как он считает, что курс евро в первом квартале будущего года даже побьет отметку в 1,20, то он предсказывает падение роста в еврозоне в будущем году примерно на 0,6 процентных пункта. Для Германии это означает потерю около одной трети общего роста.
Но действительно ли 1,20 доллара за евро реальны? Во всяком случае, большинство предсказателей на валютном рынке изучают эти показатели. Их мнения расходятся, пожалуй, в вопросе, когда это произойдет. Так, например, Кит Джакис (Kit Juckes) из Société Générale считает вполне возможным, что еще до следующей встречи руководства ЕЦБ в сентябре этот показатель снизится. И это будет иметь тогда определенные последствия.
Ибо столь быстрое усиление евро вообще не в интересах европейских банкиров. В конечном счете, это угрожает экономическому взлету, который в прошлые годы был достигнут с таким трудом, не в последнюю очередь из-за политики нулевых процентов.

ЕЦБ мог бы отложить «Tapering»

Собственно говоря, эта политика должна быть вскоре смягчена. Так, глава ЕЦБ Драги намекнул на то, что уже скоро постепенно будет снижаться объем закупок облигаций Центробанком — на професcиональном жаргоне это снижение дозы называется «Tapering». Однако это опять же зависит от взлета евро.
«Если ЕЦБ отложит заявленное им „уменьшение дозы“ в октябре или даже позже, а эмиссионный банк США в это же время даст старт сокращению баланса, то взлет евро на короткое время может прерваться», — говорит в этой связи Ричард Турнилл (Richard Turnill), аналитик стратегии инвестиций в фирме Blackrock (США). «Не исключено, что ЕЦБ вполне целенаправленно держит это в уме».
Однако для вкладчиков это все равно означает, что поворот в процентной политике, который было засветился на дальнем горизонте, снова пропадет в темноте тотальной ночи нулевых процентов. Поэтому то, что немцы, возможно, сэкономят за время отдыха, они снова потеряют на своих сберегательных счетах.
Франк Штокер (Frank Stocker)

ГАМБУРГСКИЙ СЧЁТ

Гамбургский счет

Скриншот сайта движения за бойкот Израиля с призывом к участию в гамбургских протестах
Решение было ожидаемым, принято без особых трений и встречено преимущественно одобрением. Сперва Бундестаг значительным большинством голосов, а затем и Бундесрат единогласно принял поправку в Основной закон ФРГ, лишающую экстремистские партии возможности получать государственное финансирование. Теперь 21-я статья Конституции в новой редакции исключает из программ государственного финансирования и льготного налогообложения «партии, принципы или действия приверженцев которых направлены на нарушение или разрушение свободно-демократического устройства общества или прекращение существования Федеративной Республики Германия».
Хотя конкретная партия в тексте не фигурирует, она всем известна. После двух неудачных попыток добиться в Федеральном конституционном суде запрета деятельности неонацистской Национал-демократической партии Германии (НДПГ) политики решили последовать совету, высказанному судьями при оглашении вердикта в январе нынешнего года. Тогда председатель Конституционного суда Андреас Фосскуле заявил, что, хотя идеология НДПГ и противоречит ценностям, закрепленным в Конституции ФРГ, у партии нет потенциала для устранения демократии в Германии, а у суда – убедительных доказательств того, что деятельность НДПГ может привести ее к успеху. При этом он посоветовал законодателям подумать о возможности лишения партии государственного финансирования. Как-никак, но лишь в 2016 г. она получила из госбюджета более 1 млн €. Согласно действовавшему до сих пор законодательству, партия имеет право на госфинансирование, если провела своих депутатов в парламент любого уровня. Хотя НДП не представлена ни в Бундестаге, ни в ландтагах, ее представители присутствуют в ряде муниципальных советов, а один даже заседает в Европарламенте.
Решение о лишении партии госфинансирования будет принимать Конституционный суд по представлению правительства ФРГ или одной из палат парламента. Если суд поддержит представление, партия будет лишена финансирования на шесть лет, причем этот срок может продлеваться судом. Бундесрат, инициировавший последнюю попытку запрета НДПГ, призывает правительство и парламент в ближайшее время совместно обратиться в Конституционный суд. Приветствуя решение парламентариев, президент Центрального совета евреев в Германии Йозеф Шустер выразил надежду на то, что реакция судей на это обращение будет оперативной.
В гуле одобрения почти незамеченными остались критические реакции, на которые, как вскоре стало очевидно, следовало обратить внимание. В том, что председатель НДПГ Франк Франц недоволен решением парламента, ничего удивительного нет. Тем не менее полезно процитировать его аргумент: «Мне кажется весьма спорным то обстоятельство, что Бундестаг более чем двумя третями голосов изменяет Основной закон и тем самым хоронит важнейшую демократическую ценность, каковой является равенство шансов. Для того чтобы предпринимать подобное радикальное урезание конституционных прав из-за НДПГ, нет никаких рациональных оснований». Это важно потому, что аргумент Франца почти дословно повторили представитель «зеленых» Ренате Кюнаст и депутат Бундестага от Левой партии Улла Йелпке.
Конечно, это еще не повод обвинять их в симпатиях к неонацистам. Пока что в этом многие – и еврейский истеблишмент здесь, к сожалению, излишне активен – предпочитают обвинять приверженцев партии «Альтернатива для Германии» (AfD) и движения «Патриотичные европейцы против исламизации Запада» (PEGIDA). Вместе с тем то, что произошло в Гамбурге, где 7 и 8 апреля встречалась «большая двадцатка», заставляет еще раз серьезно задуматься.
А произошло то, что чаще всего происходит во время саммитов G7 и G20 в разных точках планеты: мирные демонстранты пожелали выразить свое несогласие с теми или иными решениями политиков, а радикальные левые экстремисты призвали своих сторонников к протесту действиями. В результате столкновений демонстрантов и анархистов пострадали около 500 полицейских, в ходе столкновений были задержаны 186 человек, еще 225 человек были взяты под стражу. Отдельные кварталы Гамбурга выглядят так, будто там проходили боевые действия.
Собственно, они такими и были. Милитаризированные приверженцы так называемого «Черного блока» и прочие воинствующие леваки при содействии люмпенов и поддержке толпы зевак пустили в ход далеко не мирные средства выражения протеста: железные прутья и булыжники, файеры и «коктейли Молотова». Сожжены сотни машин, разгромлены десятки магазинов, обезображена часть города.
Сегодня, анализируя случившееся, политики предпочитают обсуждать отдельные эпизоды, критикуя или защищая те или иные решения властей и действия полиции. Как и всегда в подобных случаях, особенно перед выборами, звучат пламенные речи с обещанием «Не допустим!» и призывами к ужесточению и без того достаточных, но не соблюдаемых законов. Вдохновленный тем, что парламент дал ему «добро» на сомнительную борьбу против социальных сетей, министр юстиции Хайко Маас уже требует создания европейского реестра левых радикалов. Глава МВД Томас де Мезьер «может себе представить подобную базу данных», хотя прекрасно знает, что никаких проблем она не решит. Во-первых, потому, что европейские страны будут годами спорить о том, кого считать левым экстремистом (в ФРГ Ведомство по защите Конституции относит к их числу марксистов-ленинистов, добивающихся построения коммунизма, и представителей «автономных» анархистов – борцов против любой формы государственности), и шансы найти компромисс в этом вопросе между правыми правительствами Польши и Венгрии и левыми руководителями Греции и Швеции крайне невелики. Во-вторых, даже если это удастся и банк данных будет создан, его эффективность будет более чем ограниченной. Скажем, можно будет запретить нежелательным персонам из других европейских стран въехать в ФРГ для участия в акциях протеста. Но это возможно и сегодня. А вот запретить германскому хулигану участвовать в демонстрации дома сложнее: он тут же подаст в суд, который, как известно, особо трепетно относится к «оскорбленным чувствам» и «попранным правам» подобных молодчиков. Вот и на сей раз в Гамбурге полиция перед саммитом безрезультатно пыталась доказать судьям необходимость запрета палаточных лагерей для ночевок воинствующих активистов, поясняя, что эти лагеря используются не столько для отдыха после мирных демонстраций, сколько для координации боевых акций и подготовки снаряжения, а то и вооружения. Но судьи решили, что право на протест выше права граждан на безопасность и сохранность их имущества.
Безусловно, свобода демонстраций – одно из важнейших завоеваний демократии. Но если ее, как и паушальное понятие прав человека, превращать в абстракцию и применять выборочно, она способна разрушить эту самую демократию, поскольку монополия государства на насилие – такой же краеугольный камень демократии, как и свобода демонстраций. И демонстрант, запустивший булыжником в полицейского или бросивший спичку на политый бензином чужой автомобиль, превращается в преступника, и относиться к нему нужно соответственно. К сожалению, эти очевидные вещи приходится повторять. И не только в Гамбурге. Несколько месяцев назад, когда после устроенной «автономными» радикалами серии поджогов автомобилей фракции ХДС и СвДП в берлинском парламенте настаивали на принятии резолюции с осуждением левого экстремизма, представители СДПГ, «зеленых», Левой партии и «пиратов» грудью стали на защиту идейно близких элементов, обвинив консерваторов и либералов в «стремлении политизировать проблему».
Вот и после Гамбурга лидеры всех левых партий, а также давно ослепшие на левый глаз СМИ наперебой начали уверять общественность, что «если кто-то кое-где у нас порой» – то это просто хулиганы, а никакие не левые активисты. Видные «зеленые», верные изначальному кредо партии, родившейся в уличных стычках с полицией, и руководители Левой партии, памятуя свою коммунистическую традицию «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем», вообще возложили ответственность за происшедшее на полицию, которая, по их мнению, без необходимости провоцировала демонстрантов. Так, сопредседатель Левой партии Катя Киппинг заявила: «Руководство полиции отправило полицейские сотни с тяжелой техникой бесчинствовать на улицах против людей, которые осмеливаются пить пиво и ночевать в палатках. В нагнетании напряженности однозначно виновны власти».
Иного мнения придерживаются консерваторы и либералы, справедливо указывающие на то, что в ФРГ многие десятилетия закрывали глаза на левый экстремизм, концентрируя внимание общества исключительно на экстремизме «правом», а леворадикальным группам подкидывая щедрое госфинансирование. (Читателей, которых удивит взятое в кавычки слово «правый» и отсутствие таковых у слова «левый» отсылаем к статье «Левая, правая где сторона?» в июньском номере «ЕП», в которой подробно разъяснялась несостоятельность привычного для многих разведения по разным полюсам политического спектра на самом деле идейно родственных крайне левых движений, каковыми являются фашизм и коммунизм.) В свое время министр по делам молодежи Кристина Шрёдер (ХДС) попыталась хотя бы формально изменить подобную практику, однако ее социал-демократическая преемница Мануэла Швезиг назвала проблему левого экстремизма «надуманной», отменила решение Шрёдер и объявила о намерении истратить 104 млн € на проекты по противодействию более реальному с ее точки зрения «правому» экстремизму (из финансируемых министерством модельных проектов 130 были направлены на борьбу с «правым» экстремизмом и три – с левым). Нередко эти деньги получали те, кто на своих интернет-страницах призывал демонстрантов под знамена анархистского «Черного блока».
О том, действительно ли проблема левого экстремизма надуманна, свидетельствуют итоги опроса, проведенного после случившегося в Гамбурге. В то время как 77,4% его участников заявили, что хулиганство и вандализм не могут считаться демократической формой политического протеста, почти каждый шестой респондент (15,3%) считает их вполне легитимными. Особенно интересны различия в ответах сторонников различных партий. 90,5% приверженцев СвДП, 88,4% консервативно настроенных граждан и 85,2% симпатизантов AfD осудили действия радикалов. Среди избирателей социал-демократов этот показатель составил 66,3%, «зеленых» – 58,6%. А вот среди приверженцев Левой партии 51,6% респондентов объявили насилие и вандализм вполне допустимыми.
Кому-то эти цифры могут показаться неожиданными, однако они логичны. И это подтверждают видеокадры из Гамбурга, запечатлевшие молодых людей в черном (в стилистике «чернорубашечников» Муссолини), размахивающих красными флагами с серпами и молотами. Эти две идеологии являются в общественном сознании антиподами лишь благодаря усилиям левых политиков и интеллектуалов. На самом же деле и леваки, и неонаци, и исламисты – адепты разных форм одной и той же левой идеологии, уже стоившей человечеству десятков миллионов жизней.
О том, насколько эфемерна личина приличия, под которой скрываются многие левые «интеллектуалы», свидетельствует сообщение в Twitter, написанное левым журналистом и ярым критиком Израиля Якобом Аугштайном. Вечером 6 июля, после сообщений о беспорядках, поджогах, вандализме и травмировании более 60 полицейских, издатель еженедельника Freitag призвал хулиганов не останавливаться: «Цену следует повысить настолько, чтобы ни у кого больше не возникало желания проводить подобную конференцию. G20 и Олимпийские игры – это для диктаторов… Интересно, спустят ли сейчас на демонстрантов полицейских, которые целыми днями скучают в казармах?»
В настоящее время в ФРГ насчитывается 28 500 левых экстремистов (рекорд за последние пять лет), 8500 из них спецслужбы считают склонными к насилию. Центры концентрации левых экстремистов – Берлин, Гамбург, Лейпциг и Франкфурт-на-Майне. Согласно отчету Федерального ведомства по защите Конституции, в 2015 г. ими было совершено 5620 политически мотивированных правонарушений. На первый взгляд может показаться, что левые в этом отношении куда безобиднее «правых», на счету которых было 21 933 правонарушения (этот год в связи с наплывом беженцев ознаменовался резким ростом, до этого многие годы показатель оставался практически неизменным на уровне 16 тыс.). Однако более детальный анализ свидетельствует о том, что две трети этих правонарушений носят пропагандистский характер (типа малевания свастики). Если же сравнивать преступления, связанные с насилием, то «успехи» обеих групп экстремистов сопоставимы: 1408 у «правых» (в том числе 29 – с антисемитской подоплекой) и 1609 у левых (в том числе 638 случаев нанесения телесных повреждений и восемь нападений со смертельным исходом). Это, конечно, не означает, что с «правым» экстремизмом не нужно бороться. Но точно так же нужно бороться и с левым экстремизмом.
То, что это обстоятельство отказываются признавать левые политики, удивления не вызывает. (И не только отказываются, но и оспаривают его. Так, недавно министр юстиции Хайко Маас выпустил книгу, после чтения которой может сложиться впечатление, что ФРГ стоит на пороге фашистской диктатуры. Если же в этом труде и упоминается о существовании левого экстремизма, то лишь для того, чтобы уверить читателя в том, что он не столь опасен, поскольку левые, по мнению автора, борются за лучший мир.) А вот близорукость еврейского истеблишмента, который с упорством, достойным лучшего применения, «сражается» с НДПГ, а с недавнего времени – еще и с AfD, но при этом в упор не замечает левых экстремистов, удивляет. Небольшую надежду, правда, внушает то обстоятельство, что газета Jüdische Allgemeine – печатный орган Центрального совета евреев в Германии – опубликовала статью, в которой, в частности, говорилось о том, чем события, подобные гамбургским, могут грозить евреям. Ведь они по собственному трагическому опыту лучше других знают, что угроза их безопасности и жизни может исходить не только от властей, но и от толпы, воспользовавшейся тем, что государство утратило свою монополию на насилие.
Михаил ГОЛЬДБЕРГ, «Еврейская панорама»

Семья дипломата Валленберга, спасавшего евреев во время Холокоста, подала в суд на ФСБ

Семья дипломата Валленберга, спасавшего евреев во время Холокоста, подала в суд на ФСБ

Рауль Валленберг
Рауль Валленберг
Родственники шведского дипломата Рауля Валленберга, спасавшего евреев во времена Холокоста и пропавшего в СССР, подали иск к ФСБ с требованием обязать спецслужбу предоставить информацию о нем, сообщает «Медиазона» со ссылкой на Ивана Павлова, председателя юридического объединения «Команда 29», которое будет представлять в суде интересы родственников шведа.
Иск подан в Мещанский районный суд. Семья требует предоставить доступ к оригиналам документов и нецензурированным копиям. Как поясняют в «Команде 29»,
до сих пор родственникам предоставляли лишь неполные и отцензурированные записи.
«Судьба Рауля Валленберга — одна из крупнейших мистификаций в истории России. Документам, которые запрашивают родные Валленберга, уже 70 лет, и доступ к ним должен быть открыт.
Россия до сих пор отказывается предоставить оригиналы документов.
Теперь мы готовы добиваться информации в судебном порядке. Это дело — не только возможность восстановить память о выдающемся человеке, но и сильный аргумент в борьбе за открытие архивов ФСБ и других ведомств», — говорит Павлов.
Рауль Валленберг был первым секретарем дипломатического представительства Швеции в Будапеште и, пользуясь своим статусом, выдавал евреям шведские паспорта, что позволяло избежать репрессий, которые нацисты проводили в отношении евреев. Также Валленберг повлиял на сохранение будапештского гетто, по разным оценкам, число спасенных им жизней достигает 100 тысяч человек.
После того, как в феврале 1945 года советские войска заняли Будапешт, Валленберга задержали по подозрению в сотрудничестве с нацистами и отправили в Москву, в тюрьму на Лубянке. До 1957 года советские дипломаты утверждали, что им ничего не известно о судьбе Валленберга, но после появилась новая официальная версия: дипломат умер в 1947 году от инфаркта. При этом сохранились неподтвержденные свидетельства того, что тот жил и после этой даты.
Российская прокуратура в 2000 году реабилитировала его и объявила, что Валленберг был «задержан и арестован под видом военнопленного и содержался длительное время вплоть до его гибели в советских тюрьмах, подозреваясь в шпионаже в пользу иностранных разведок». Семья Валленберга продолжила добиваться права на ознакомление с подлинными неотцензурированными документами.

АМЕРИКА ГОЛОСУЕТ ДЕНЬГАМИ

Америка голосовала, голосует, и всегда будет голосовать деньгами

Трудно делать прогнозы, особенно о будущем.
Датская пословица

Не верьте никому, кто утверждает, что американцы голосуют как-то по-другому. Даже если это респектабельный телеканал, журнал или газета. В последнее время уровень доверия к средствам массовой дезинформации не превышает 10%. И можно смело утверждать, что фактическое влияние четвертой власти в нашей стране на умы и настроения граждан ничтожно. А в некоторых случаях это влияние не просто равно нулю, но и зашкаливает в отрицательную область, то есть новости пропаганда имеет прямо противоположный эффект на аудиторию.
Хорошей иллюстрацией этому служат деньги. Деньги, которые американские граждане добровольно собирают для финансирования политических партий.
Самые последние новости факты за июнь 2017 года говорят сами за себя. ЦК республиканской партии собрал за месяц рекордное количество пожертвований – $13.5 миллионов долларов, а ЦК демократической партии – только $5.5 миллионов. Всего же с начала года республиканцы собрали более $75 миллионов долларов, а «демократы» – только $38 миллионов, то есть почти в 2 раза меньше.
Фактически это означает, что примерно 1/3 Америки – за «демократов», и 2/3 – за республиканцев.
Но и это еще не все. Если из собранных сумм вычесть долги, то в настоящее время у республиканцев на руках $44.7 миллионов наличными, а у демократов – только $7.5 миллионов, то есть почти в 6 раз меньше.
Любой вдумчивый читатель сразу заметит удивительную разницу между фактическими политическими предпочтениями американцев и той истерией, которая несется с экранов телевизоров. Эта разница наглядно иллюстрируется прилагаемым графиком, на котором изображено то, что фактически беспокоит американцев, и то, о чем предпочитает говорить левая пропаганда.
Больше всего американцев беспокоит система здравоохранения – 35%. Но масс-медиа уделяют этой теме только 4% времени. Пропагандистская машина предпочитает говорить о «русском следе» – они засоряют этим 75% эфирного времени, хотя только 6% американцев волнует этот вопрос.
Налицо полная неэффективность как левацкой пропаганды, так и четвертой власти в целом. Единственное, что пока неизвестно – когда именно американцы научились читать между строк и приобрели стойкий иммунитет к социалистическим идеологическим телеинъекциям.
Те, кто основывает свои политические прогнозы на анализе денежных потоков, всегда будут иметь преимущество над теми, кто черпает свое вдохновение из последних методичек ЦК Демократической партии.
В начале 2016 года известный теле- и радиоведущий Виктор Топаллер спросил меня в прямом эфире, каковы шансы Трампа на победу. Мой ответ был: «Трамп имеет 90% шансов стать президентом». Тогда, почти за год до выборов, Трамп еще даже не завоевал первенство в праймериз, а средства массовой пропаганды регулярно публиковали различные «опросы общественного мнения», доказывающие, что Хиллари Клинтон выиграет выборы против любого республиканца.
Мое мнение о шансах Трампа не было основано на каких-либо идеологических принципах или симпатиях (мои симпатии были тогда, в разгар праймериз, на стороне Теда Круза).
В основе моих рассуждений были деньги. Точнее, курс доллара по отношению к мексиканскому песо. Идея была основана на том, что Трамп сделал постройку стены на мексиканской границе одним из основных пунктов своей предвыборной программы, причем финансировать эту стройку должна мексиканская сторона.
Как известно, воротилы Уолл-стрита, обладающие серьезными финансовыми возможностями для влияния на курс валют, пользуются услугами лучших математиков, лучших программистов, лучших социологов и т.д. для построения математических моделей для торговли валют. Никому из нас, простых смертных, не под силу тягаться с аналитической мощью целых научно-исследовательских институтов. Но «подсмотреть», какие именно рекомендации эти институты дают инвесторам-тяжеловесам, можно.
Если эти рекомендации, основанные на немыслимо сложных математически моделях, показывают выигрыш Трампа, то мексиканская валюта должна упасть по отношению к валюте американской (потому что Мексике придется платить из своего кармана). Если же прогнозируется выигрыш Хиллари Клинтон, то песо падать не должен.
Получив эти прогнозы, Уолл-стрит начал играть на понижение курса мексиканского песо. И это падение видели все, кто хотел его увидеть. В том числе и ваш покорный слуга. Траектория падения мексиканского песо была заметна, как говорится, невооруженным глазом.
Именно поэтому в течение всей американской выборной эпопеи 2016 года я был настроен оптимистически – в отличие от тех, кто основывал свое мнение о шансах кандидатов в президенты США из выпусков CNN и других источников фальшивых новостей.
И именно поэтому я продолжаю считать деньги, и только деньги, и игнорирую все остальное.
И именно поэтому я считаю, что оснований для пессимизма у американцев нет. Ведь основная причина, по которой левые беснуются, заключается не в том, что президент Трамп неэффективен, а в том, что он эффективен.
Игорь Гиндлер

НЕТ ФИЛЬМА ПРЕКРАСНЕЙ И МУДРЕЙ


https://ok.ru/video/96308562545
Выделить ссылку и "перейти по адресу..."

 Я очень люблю фильмы Чаплина, Феллини, Эйзенштейна, Иоселиани, Тарковского.... Очень люблю нормальное, придуманное гением художника, кино, но удалось, совершенно случайно, в 17 лет увидеть фильм "Голый остров", и фильм этот стал моей первой, уверен, и последней любовью в кино. Той искрой, которая делает человека другим, ставит перед ним цель, заставляет отдавать долги своей любви, по сути, заставляет жить в профессии, которую ты для себя выбрал. Нет фильма скромней и скучней, чем "Голый остров", но нет фильма прекрасней и мудрей.
А это кадр из фильма по моему сценарию: "Путешествие с домашними животными". Кадр, как признание в любви режиссеру "Голого острова" Кэнето Синдо.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ УСПОКАИВАЕТ

Авраам Шмулевич: если мы как-то пережили фараонов, то Хамас и Макрона мы точно переживём

    Куда может привести конфликт вокруг Храмовой горы в Иерусалиме; что стоит за сложностями в отношениях Израиля и Европы; об отсутствии рационально объяснимых причин для ближневосточного конфликта, а также о причинах антисемитизма, корреспондент Русского Монитора поговорил с израильским политологом и раввином Авраамом Шмулевичем.

    Авраам, как Вы прокомментируете призыв Совбеза ООН, урегулировать конфликт вокруг Храмовой горы к 28 июля. В частности в нем говорится о необходимости  найти решение кризиса в Иерусалиме, связанного с введением новых мер безопасности на Храмовой горе. То есть, на практике получается, что Израиль должен отказаться от введенных после теракта около мечети Аль-акса мер безопасности?
    Авраам Шмулевич — Примерно половина всех резолюций, который принимал Совет Безопасности ООН, были посвящены осуждению Израиля. И дело совсем не в мечети Аль-акса, и не в мерах безопасности. Арабы, которые отрицают само право Израиля на существование, используют любой предлог, чтобы обвинить Израиль в притеснениях. Что касается конфликта вокруг Храмовой горы то это проблема искусственно создана арабами ещё в тридцатые годы, тогда они пытались настроить англичан против евреев, говоря им что евреи хотят захватить Иерусалим. Могу лишь сказать, что наглость арабов порой просто поражает, впрочем, мы к этому привыкли.
    Они совершили теракт в мечети Аль-акса, которая находится не на самой Храмовой горе, а рядом с Храмовой горой (это стоит подчеркнуть, потому что обычно люди этого не знают), которая как они утверждают является святым для них местом, принесли туда оружие, причём оружие принес один из сотрудников арабской службы порядка Вакфа. Террористы взяли это оружие прямо в мечети у него из рук, и опять же прямо из мечети открыли огонь по израильским полицейским. И, вместо того чтобы возмутиться тем, что эти арабские террористы сами нарушили святость мечети, по их собственным словам – одного из главных святых мест в Исламе, они не нашли ничего лучше, чем обвинить Израиль в том, что он был вынужден принять самые элементарные меры безопасности после этого теракта. Как вы знаете, перед входом на гору были установлены металлодетекторы, которые должны исключить возможность проноса оружия на территорию Храмовой горы.

    Президент Франции тоже призвал Израиль убрать те самые металлодетекторы, чтобы не огорчать мусульман. Причём в Мекке, металлодетекторы и прочие средства безопасности, вокруг главных мусульманских святынь никого, по всей видимости, не огорчают.
    Авраам Шмулевич — Металлодетекторы это конечно предлог, поэтому я еще раз хочу повториться, что дело здесь вовсе не в конфликте вокруг Храмовой горы, который является только предлогом, а в том, что они хотят уничтожить евреев, как таковых. Следующим шагом они заявят о том, что тот факт, что евреи дышат воздухом в Иерусалиме, ущемляет права палестинцев. Поэтому, чтобы мы не делали на Храмовой горе, это будет вызывать аналогичную реакцию. Точно так же, как Гитлеру не нужно было никаких предлогов для того, чтобы убивать евреев. Тоже самое не нужно ни ХАМАсу, ни ФАТХу ни Президенту Франции. Я не случайно поставил их на одну доску, потому что сегодня, в каком-то смысле Европа ведет примерно такую же политику, как при Гитлере.
    Но, все-таки, у ситуации, связанной с конфликтом должны быть какие-то рационально объяснимые причины?
    Авраам Шмулевич — Рационально объяснимых нет, только иррационально. Более того, на мой взгляд, всё что связано Храмовой горой — это вещь мистическая. В Книги Зоар (это одна из главных мистических книг иудаизма) говорится, что клипа Ишмаэль (народы Ислама) и клипа Эйсав (Народы Европы), есть еще такое понятие, как клипа Эрев Рав, «великое смешение», которое обозначает предателей из самого еврейского народа. Так вот согласно книге Зоар, в конце дней, клипа Эрев Рав объединит клипа Ишмаэль и клипа Эйсав, и они пойдут войной против Израиля.
    Это то, что собственно, и происходит сейчас. Кроме того, то что происходит в Израиле, можно назвать гражданской войной, которую израильские левые ведут против Израиля руками мусульман.


    «…никаких прямых, или даже косвенных материальных дивидендов для Европы в подобной политике по отношению к Израилю нет. Одни убытки».


    Авраам, если всё-таки отвлечься от каких-то мистических вещей и обратиться к реальной политике. Какая политическая польза для Европы может быть в том, что ее власти занимают такую позицию в арабо-израильском конфликте?
    Авраам Шмулевич — Я уже говорил никакой. Никакого рационального объяснения этой политике, которую Европа проводит годами в отношении Израиля нет. Экономических резонов в этом нет никаких – вы только посмотрите на карту: Израиль находится совершенно на отшибе всех важных транспортных маршрутов. Кто-то говорит, что это может быть связано с нефтью, но опять-таки, нефти в Израиле нет, а основные маршруты её транспортировки проходят вдалеке от наших границ.
    Я еще раз хочу подчеркнуть, что за этим стоит идеология, а никак не какой-то практический или бизнес интерес. Более того это приносит той же Европе сплошной убыток. Посмотрите хотя бы на то, как сейчас европейцы, которые страдают от массовой арабской иммиграции своей позицией по отношению к Израилю лишь усугубляют эту проблему.

    Поэтому я ещё раз повторю, что мы имеем дело с совершенно мистическими вещами. Потому что никаких прямых, или даже косвенных материальных дивидендов для Европы в подобной политике по отношению к Израилю нет. Одни убытки.
    Да и не только для Европы – возьмите тоже Россию, которая в ходе чеченских войн от арабов достаточно натерпелась. Однако это ей совершенно не мешает дружить с Хамас.

    Вчера стало известно, что металлодетекторы все-таки уберут. Власти Израиля дали слабину?
    Авраам Шмулевич — Да. Это типичная политика антинациональных сил, они все время стараются идти на уступки арабам. И эта капитуляция еще дорого обойдется Израилю.
    В Европе нередко заявляют о томи, что просто хотят прекратить насилие, воздействуя на обе стороны конфликта…
    Авраам Шмулевич — По своей интенсивности и по количеству жертв арабо-израильский конфликт один из самых ничтожных на Ближнем Востоке. И по масштабам просто не сопоставим с тем количеством жертв, которые мы видим в Ираке, в Сирии, в других странах Ближнего Востока. Это тоже не является причиной.

    «…арабские террористические организации, в прямом смысле этого слова, живут на деньги европейских налогоплательщиков, которые идут, в том числе, и на финансирование терактов в Израиле»


    Может быть на точку зрения европейцев влияют какие-то большие деньги, например деньги теократических монархий Ближнего Востока?
    Авраам Шмулевич — Полагаю что это не так. Во-первых, та же Саудовская Аравия никогда не являлась главным спонсором антисемитизма, А во-вторых, если бы подобные антиизраильские лоббисты из стран Залива в Евросоюзе с большими деньгами, которые имели бы своей целью влиять на политику Евросоюза в отношении нашей страны, действительно бы существовали, то этого невозможно было бы скрыть.
    Я вам скажу больше – главным спонсором таких организаций как Организация освобождения Палестины, позже ФАТХ и ХАМАС являются сами европейцы. Эти арабские террористические организации, в прямом смысле этого слова, живут на деньги европейских налогоплательщиков, которые идут, в том числе, и на финансирование терактов в Израиле. Кроме того, надо напомнить, что вся арабская террористическая инфраструктура в Палестине была в свое время создана КГБ, а в качестве субподрядчиков выступали спецслужбы Восточной Германии, и некоторых других стран Варшавского Договора. Хотя, объективности ради, надо сказать, что сейчас террор не настолько сильный, как это было в восьмидесятые годы, когда террористы ФАТХ создали свое террористическое государство в Ливане. Израилю тогда пришлось захватить Южный Ливан, после чего в течение многих лет Израиле являлся одним из главных экспортеров советского оружия: на складах ООП там это было совершенно безумное количество техники и стрелкового оружия. Израиль на этом хорошо заработал.


    «…евреи – это одна из сил, которые создали европейскую цивилизацию»


    Как Вы можете прокомментировать реакцию западноевропейских СМИ на поездку Нетаньягу в страны Восточной Европы на встречу Вышеградской четверки. Германские СМИ, писали о ней, прямо скажем, не очень одобрительно..
    Авраам Шмулевич — Что касается Германии, то мы знаем ее давнее «хорошее» отношение к нашему народу, и вас это не должно удивлять. Сейчас, кстати, антисемитизм в чистом виде не в моде, потому, что от нацизма европейцы пострадали почти так же, как евреи, поэтому они боятся напрямую играть в эти игры. Но антисемитизм сегодня рядится в одежды антисионизма и, на самом деле — он никуда не делся. Я беседовал со многими с западными экспертами: они прекрасно понимает, что если Израиль примет все требования Западной Европы, то на следующий день Израиля не станет. По факту получается, что они Именно этого и хотят. При этом ведь евреи – это одна из сил, которые создали европейскую цивилизацию. Они это, собственно, пусть нехотя, но сами признают.
    Конфликт вокруг Храмовой горы может перерасти во что-то большее?
    Авраам Шмулевич — Ситуация в Иерусалиме — нет. Сейчас уже разгорается больший, я бы даже сказал мировой конфликт, и Храмовая гора здесь совершенно ни при чём. Мусульмане за неё в массовом количестве умирать реально совершенно не готовы. Поэтому вокруг Храмовой горы невозможно спровоцировать какую-то массовую антиизраильскую войну.
    А что в таком случае мешает израильтянам просто очистить Храмовую гору и поставить точку в этом вопросе раз и навсегда?
    Авраам Шмулевич — Сами евреи этого не хотят. Потому что, освободив Храмовую гору, евреи будут поставлены перед логической необходимостью сделать следующий шаг — отстроить на ней Храм. И здесь, с одной стороны, очень много евреев, которые выступают против еврейской традиции, с другой – сам иудаизм, пока евреи 2000 лет были в галуте, то есть в рабстве, стал в какой-то степени религией рабов (я говорю не про базовые тексты, а про дух их трактовки). Наконец  — сами раввины этого не хотят. Аналогичные примеры мы видим и в других религиях, которые принимают застывшие формы, которые устраивают и духовенство и паству и, в результате, никто не хочет ничего менять. Ведь, если будет построен Храм, еврейская цивилизация будет совершенно по-другому выглядеть, а люди не хотят перемен.

    «Таких прав у мусульман, какие они имеют в Израиле, нет ни в одной другой стране, относящиеся к западной цивилизации».


    Часто говорится о том, что в Израиле мусульмане подвергается дискриминации…
    Авраам Шмулевич — Это тоже полная чушь. Такого отношения к Исламу, как в Израиле больше нет ни в одной стране. К вашему сведению, Шариат является частью государственного закона Израиля. На территории Израиля действует государственные шариатские суды, и эти суды пользуются такими же правами, как и израильские суды. Это означает, что если любой араб, который хочет решать свои вопросы в шариатском суде – он может это сделать. Такого нет ни в одной стране из тех стран, которые так беспокоятся об ущемлении прав мусульман в Израиле. Причём еврейское государство никак не вмешивается в работу этих судов, да, собственно, и вообще в жизнь арабской общины. Таких прав у мусульман, какие они имеют в Израиле, нет ни в одной другой стране, относящиеся к западной цивилизации. И ни в одной арабской стране – мусульмане не пользуются всеми демократическими правами, в том числе и на свободу исповедания своей религии: во всех арабских странах есть какие то формы ислама, какие-то богословские школы, которые запрещены, всюду там государство вмешивается в религиозную жизнь. Израиль же совершенно не вмешивается в вопросы веры. Более того, именно поэтому существует огромная нелегальная иммиграция арабов в Израиль. Арабы об этом предпочитают не распространяться: иммиграция чисто экономическая.
    Чем это может кончится в контексте ближневосточной политики?
    Авраам Шмулевич — Вы знаете, что самое первое, самое древнее, упоминание евреев в исторических источниках — это стела египетского фараона Мернептаха, который жил примерно 3400 лет назад. Надпись на этой стеле говорит о завоевательных походах и военных подвигах фараона. О евреях там речь идёт только в одной фразе: «Израиль совершенно уничтожен, и никогда более не поднимется». Повторяю это первое упоминание о евреях в истории. Это я вам к тому, насколько все эти заявления ХАМАСа, ФАТХа, Эммануэля Макрона, вместе с СовБезом ООН воспринимаются в Израиле всерьёз. Если мы как-то пережили фараонов, то ХАМАС с Макроном вместе – мы уж точно переживём.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..