пятница, 18 января 2019 г.

Говорят, это было в Киеве в начале 60-х годов.

Говорят, это было в Киеве в начале 60-х годов.

Была одна семья, в которой было 9 детей. Родители - простые штукатуры, очень хотели сделать 10-го, чтобы получить в придачу  к ордену "мать-героиня", большую квартиру, машину, множество льгот и всяких других полезных вещей.
Но, вот незадача - папашка иссяк, и 10-й никак не получался. И решили они попросить помочь кого-то со стороны. Присмотрели на своей стройке прораба, предложили ему 1000 рублей(деньги по тем временам немалые). Ну, он и помог вполне результативно.
Каждый получил желаемое и, казалось, должен был остаться доволен. НО!.. Прораб был пакостен и завистлив и накатал заяву в суд, в коей описал всю правду, как она есть: де, штукатуры обманули государство, и т.п.

Зал суда был набит битком, а когда огласили приговор, народ попадал под стулья и стал корчиться от смеха.

Приговор гласил:
- в действиях обвиняемых нет состава преступления.
- 1000 руб. были признаны незаконным заработком и должны быть взысканы с прораба.
- поскольку прораб признал, что ребенок от него, взыскать с него алименты до достижения 18 лет ребенка.

Эпилог:
Когда тебе роют яму, не мешай! Сделаешь из нее бассейн.

САНТА-КЛАУС - ЧЕРНЫЙ

Question Image
В эфире американского телеканала Эн-би-си обсуждали письмо телезрительницы афроамериканского происхождения, которая пожаловалась, что приходящий на Рождество Санта-Клаус - почти всегда белый мужчина, и её это задевает, поскольку черным детям хотелось бы видеть чернокожего Санту. В ходе дебатов ведущая Мегин Келли заявила:
"Можно ли менять какой-то факт просто на том основании, что тебе от него неприятно? Иисус был белым мужчиной. Это историческая фигура, и это легко проверить. И Санта-Клаус – тоже".
За это высказывание многие обвинили Келли к расизме. А вы как считаете, допустимо ли так говорить?
Угадали. Фразу долго обсуждали и активно критиковали левые американские СМИ, однако никакого наказания ведущей не последовало.
ВВС

«Быть стариками — не простая штука»


«Быть стариками — не простая штука»

Стихотворение Андрея Дементьева о самом почтенном возрасте человека, когда годы идут рука об руку с накопленным жизненным опытом. Всем суждено повзрослеть, но наполнить этот путь мудростью – выбор каждого. И это совсем не так просто, как кажется:

Быть стариками — не простая штука.
Не все умеют стариками быть.
Дожить до старости — ещё не вся наука,
куда трудней достоинство хранить.
Не опуститься, не поддаться хвори,
Болячками другим не докучать,
Уметь остановиться в разговоре,
Поменьше наставлять и поучать.
Не требовать излишнего вниманья,
Обид, претензий к близким не копить
До старческого не дойти брюзжанья;
Совсем не просто стариками быть.
И не давить своим авторитетом,
И опытом не слишком донимать.
У молодых свои приоритеты
И это надо ясно понимать.
Пусть далеко не всё тебе по нраву,
Но не пытайся это изменить,
И ложному не поддавайся праву
Других уму и разуму учить.
Чтоб пеною не исходить при споре,
Не жаловаться и поменьше ныть,
Занудство пресекая априори;
Совсем не просто стариками быть.
И ни к чему подсчитывать морщины,
Пытаясь как-то время обмануть.
У жизни есть на всё свои причины,
И старость — это неизбежный путь.
А если одиночество случится,
Умей достойно это пережить.
Быть стариками трудно научиться,
Не все умеют стариками быть.
Автор: Андрей Дементьев

АНЕКДОТЫ ЭРОТИЧЕСКИЕ

АНЕКДОТЫ ЭРОТИЧЕСКИЕ




----
Вот типично русский вариант эротического анекдота:

 Идет в лесу по тропинке солдат, а навстречу молодка, на руках держит
младенца. Тропинка узкая, столкнулись они, остановились. Она говорит:
 Солдатик, солдатик, я тебя боюся....
 Он наивно недоумевает: Чe ты дура боисься, ты ж с младенцем.
 - Да я его полoжу... - потупив взор отвечает молодка.

Вот характерная для еврейского чувства юмора трактовка эротического
 сюжета:

 Пришли к раввину супруги: Ребе, мы хотим разойтись, но никак не можем
поделить по справедливости все, что у нас есть. - Ну хорошо, - говорит
раввин, - так что же у вас есть? Дом у вас есть? - Есть. - И сколько в нем
этажей? - Два. - Тогда один этаж тебе, другой тебе. И мебель у вас есть? -
Есть, конечно. - Сколько у вас столов? - Четыре. - Значит два  тебе, два
тебе. - А буфетов? - Шесть. - Тогда три тебе, три тебе.
 Ну хорошо, а детей у вас сколько? - Трое. - А, - сказал раввин - так дело
не пойдет. Вот пойдите, сделайте еще одного, тогда я вас разведу и поделю.
 Они уходят. И вдруг, еврей у дверей синагоги останавливается и говорит:
 Ребе! А что будет, если родится двойня? Она его берет за  руку и говорит:
Ну ладно, идем уже! Тоже мне, специалист!

Французский вариант, в совершенно иной тональности:

 Хозяйка говорит горничной: Жанна, я должна тебе сообщить, что я тебя
увольняю. - Мадам, это ваше право, но вы же об этом пожалеете. - Почему
это, нахалка, я пожалею? - Потому, что я все делаю лучше, чем вы. Что,
например? - Например, я готовлю лучше, чем вы, мадам. - Кто это тебе
сказал? - Ваш муж, мадам. - И что же еще ты делаешь лучше, чем я? - Ну, я
убираю, стираю, глажу лучше, чем вы. - А это кто тебе сказал? - Ваш сын,
мадам. - Да? И что же еще ты делаешь лучше меня? - Если уж вы так
настойчиво спрашиваете, скажу, что я и в постели лучше, чем вы. - А это  кто
же тебе сказал? - Ваш шофер, мсье Жак.


А вот пример специфически английского варианта эротического сюжета:

 Молодожены просыпаются после первой брачной ночи, им приносят в постель
кофе, булочки, журналы. Он листает журнал и говорит:
 - Дорогая, посмотрите, как интересно - химики нашли способ, с помощью
которого можно курицу превратить в петуха. Не правда ли, дорогая, как
интересно? - О да, сэр, очень интересно.
 - А скажите, дорогая, вы, например, хотели бы превратиться в мужчину? - А
вы, сэр? - последовал ответ.

Финский вариант сюжета:

 Командир пограничной заставы, желая отметить хорошую службу сержанта
Виролайнена, недавно женившегося, разрешил ему на три дня отправиться на
побывку домой. Сержант встал на лыжи и побежал домой, на другой край
страны. Когда он вернулся в срок, командир выстроил весь взвод и, в
воспитательных целях, сказал: Сержант Виролайнен, расскажи нам, что ты
сделал первым делом, прибежав домой? Первым делом я лег с женой в постель.
 Правильно, сержант, а что ты сделал потом? - Потом я снял лыжи...."



________________________________

С уважением,
Лев Смелянский

ГОГОЛЬ - ГЕНИЙ И ПРОРОК

ГОГОЛЬ - ГЕНИЙ И ПРОРОК

                                                                               Рисунок Бориса Кустодиева

Русские националисты никогда не любили Николая Васильевича Гоголя. Точнее, относились к нему с каким-то недоверием, что ли. Даже восторженное описание еврейского погрома в «Тарасе Бульбе» не могло поколебать их подозрительность к личности и творчеству великого мастера.
Самая распространенная порода антисемитов – мизантропы. Неприязнью к еврею эти люди словно лечили или оправдывали свою патологическую ненависть к роду людскому. Убежден, и Гоголь, и Достоевский, и Вагнер – страдали тяжелой формой мизантропии.
Впрочем, двое последних были еще и теоретиками ненависти. Гоголь так низко не пал. В своем публицистическом труде «Избранные места из переписки с друзьями» он не тронул еврея, а свою преданность царю, православному богу и отечеству доказывал иными методами. Судя по всему, недостаточно убедительными.
Владимир Солоухин в «Камешках на ладони» писал о Гоголе так: «...С одной стороны, «О, Русь, птица-тройка», с другой – одни хари да рожи. Чего стоят имена русских и малоросских людей во всех почти произведениях Гоголя. Все эти башмачкины, довгочхуны, товстогубы, пошлепкины, держиморды, люлюковы, уховертовы, яичницы, жевакины, собакевичи, кирдяги, козолупы, бородавки, сквозники-дмухановские... Что стоит описание русского губернского бала и сравнение его с мухами, слетевшимися на сахар, да и многое, многое другое».
Надо отдать должное, писатели-патриоты всегда могли отличить правильный «череп» от неправильного. То, что сам классик носил весьма странную и смешную фамилию, Солоухина не смутило. Все меркло перед страшной догадкой, что не любил, ну, недолюбливал, Николай Васильевич народ православный.
Читаем дальше: «И вот при очень внимательном и многократном прочтении гоголевских текстов можно вдруг прийти к мысли, что его всю жизнь мучила одна глубокая тайная любовь, его тайна тайн и святая святых – любовь к католической Польше. Происхождение ли здесь причиной (все-таки Яновские как-никак), исторические ли очень сложные связи Польши и Украины – не знаю, но едва ли я ошибаюсь... Все, что я тут напишу, совершенно недоказуемо и, как говорится, гипотетично, но если мысль зародилась, пусть самая спорная, то отчего бы ее не высказать? От величайшего русского писателя не убудет».
Не убудет – это точно. Может, и прав Солоухин. Здесь рискну припомнить не только «католическую» главу из того же «Тараса Бульбы», но и то, что лучшие свои страницы написал Гоголь в тени соборов Рима. Ну, а ярый, почти фанатичный патриотизм в «Избранных местах из переписки с друзьями» – это так, маскировка подлинной сути в форме публицистики. Страсть по монашеству – следствие душевного нездоровья накануне смерти. В общем, был Гоголь тайным западником, почти шпионом ЦРУ или там Моссада.
Просто все до примитива у шовинистов и юдофобов. Нет мук писательских, нет естественной мизантропии, нет отчаяния перед тайнами бытия и страха смерти, а есть одна партийность по вере и расе. Тоска, да и только. Как там писал Гоголь: «Скучно на этом свете, господа!» «Скучно» еще и потому, что верой в свой народ и его будущее Николай Васильевич не мог похвастаться. К мизантропии мы смело можем прибавить исторический пессимизм этого гения.
Выходит, на «беспартийности» классика тайные стороны творчества Гоголя не исчерпываются. От «запорожской» повести Николая Васильевича перенесемся к «петербуржской», к знаменитой истории о титулярном советнике Башмачкине и попытаемся это доказать.
Прежде всего, отметим, что из «Шинели» Гоголя вышла не либеральная слеза, в духе Бичер Стоу или Гектора Мало, пролитая над судьбой маленького человека, а жуткий призрак, наводящий страх на весь Петербург той поры. Не умер от горячки Акакий Акакиевич, а стал «ангелом» мщения. По классическому канону «тенью отца Гамлета». А где мистика потустороннего – там и символика особая, пророчества, без которых никакая великая литература и быть не может.
Здесь и начинаются проблемы расшифровки. Вспомним, что оживший мертвец – Башмачкин грабил не своих прямых обидчиков, содравших с Акакия Акакиевича вожделенную шинель, а лиц к этой бандитской акции совершенно непричастных. Подробно же останавливается Гоголь на жуткой истории со «значительным лицом», не принявшим жалобу несчастного Башмачкина. Это ему мстительный мертвец прокричал в ухо: «А! так вот ты наконец! наконец я тебя того, поймал за воротник! твоей-то шинели мне и нужно! не похлопотал об моей, да еще и распек, отдавай же теперь свою!»
А чиновник-то этот, как раз, был человеком совестливым, не злым. Гоголь пишет о нем так: «… И с тех пор каждый день представлялся ему бледный Акакий Акакиевич, не выдержавший должностного распекания. Мысль о нем до такой степени тревожила его, что неделю спустя он решился даже послать к нему чиновника, что он и как, и нельзя ли, в самом деле, чем помочь ему; и когда донесли ему, что Акакий Акакиевич умер скоропостижно в горячке, он остался даже пораженным, слышал упреки совести и весь день был не в духе». И вот этого достойного человека и решил наказать жуткий призрак – мертвец. Выследил – и наказал, раздев в мороз и напугав почти до смерти.
Гоголь – великий художник. Он знает, что от сознания вины до покаяния – один шаг, потому и придумал мистический образ «казни» «значительного лица». Но как близка ткань подлинно художественного произведения к самой жизни! Причудливые, фантастические видения могут быть ближе к реальности, чем даже сама реальность.
Издавна повелось в России, что униженные и оскорбленные мстят за обиды и лишения бунтом «бессмысленным и беспощадным». Причем мстят не прямым виновникам своей беды, а, прежде всего, «значительным лицам», не разбираясь в их человеческой сущности и степени вины.
Под лицами этими, однако, следует понимать не только тех, кто оказался выше по чину униженного и оскорбленного, но всякого, сумевшего выстроить свою жизнь по законам покоя, достатка и творчества. (Вспомним, Башмачкин в труде своем почти робот.) Недаром призрак в повести сдернул шинель «с какого-то отставного музыканта, свиставшего в свое время на флейте».
И по сей день бродит по России тень призрака-мстителя Акакия Акакиевича, убежденного, что в трагедии его бытия виноваты не прямые виновники его бед, а все те же жиды и Соединенные Штаты. Да и не только по России. Но это так, к слову.
Есть еще одна удивительная особенность повести Гоголя, вовсе незамеченная так называемыми революционными демократами – литературными критиками той поры. Не бедность, не тупое рабство на службе – трагедия Акакия Акакиевича, а одиночество, то есть беды титулярного чиновника никак не списать на социальные основы бытия, на уродства жизни при царском режиме. Шинель в повести не просто верхняя одежда: она жена, семья, круг друзей Акакия Акакиевича, прорыв из одиночества: «Как будто он был не один, а какая-то приятная подруга жизни согласилась с ним проходить вместе жизненную дорогу, – и подруга эта была не кто другая, как та же шинель на толстой вате, на крепкой подкладке».
Получается, и сама месть несчастного чиновника начинает носить не узкий, бытовой характер, а прямо-таки космический. Акакий Акакиевич мстит самой природе людской, обрекающей человека на фатальное одиночество. Отсюда и в самой мести нет никакого смысла, как и в пресловутом русском бунте «бессмысленном и беспощадном».
Финал знаменитой истории о бедном чиновнике и вовсе странен: маленький человечек решительно преображается: «Привидение, однако же, было уже гораздо выше ростом, носило преогромные усы и, направив шаги, как казалось к Обухову мосту, скрылось совершенно в ночной темноте». Рискну предположить, что к акции мщения Акакия Акакиевича присоединился кто-то из прямых виновников его смерти, что только подчеркивает абсурдность самого анекдота. Как тут не вспомнить портрет грабителей: «… увидел вдруг, что перед ним стоят почти перед носом какие-то люди с усами, какие именно, уж этого он не мог даже различить». И – правда: совестливое «значительное лицо» к делу мести и ненависти не пришьешь, ночных бандитов, утепленных, к тому же, ворованной шинелью, – можно и даже нужно.
Усы – это конкретно. Усы и без самого лица – деталь приметная, усами можно напугать до паралича воли. Два монстра – призраки-усачи – превратили историю ХХ века в трагедию кровавого абсурда…
Кстати, так и не удалось выяснить, кто персонально произнес знаменитую фразу о пресловутом выходе из верхней одежды, пошитой гением Николая Васильевича Гоголя.
Историк литературы Ирина Левонтина пишет: «А с фразой про «Шинель» получилось вот что: в 1887 году в России вышла книга «Современные русские писатели. Толстой – Тургенев – Достоевский», принадлежащая перу французского критика Эжена Вогюэ, который сыграл огромную роль в знакомстве Запада с русской классической литературой. Из этой книги фраза о «Шинели» и стала широко известна. Говорил ли Достоевский когда-либо что-то подобное, никто не знает. Собственно, у Вогюэ во французском тексте говорится, что так сказал один писатель, а уж переводчик «уточнил»: да Достоевский, больше некому. Это выяснил еще в 1968 году советский литературовед С. А. Рейсер, сопоставив перевод с оригиналом».
Возможно, но, в конце концов, не так уж важно, кто сказал: «Все мы вышли из «Шинели» Гоголя». Существенно другое. Похоже, не литература и не сама великая культура России вышли из «шинели» Гоголя ( так же из «фрака» Пушкина, «сюртука» Достоевского или «поддевки» Льва Толстого), а сама русская история. Да и не только русская, а история всего человечества, в его тщетной попытке выйти из одиночества во Вселенной с помощью «шинели» технического прогресса…
Получилось что-то вроде мощного финального аккорда этих заметок: «Вселенная! Прогресс!» А что, если больше всего на свете любил классик игру в слова? Был он в этом деле величайшим, непревзойденным мастером. Главный же смысл за любой игрой – сама игра, а не досужие домыслы при виде волшебных фокусов и фантастического жонглирования на литературном манеже.
Нет, прав был писатель Солоухин – сомнительна фигура Николая Васильевича Гоголя. Ох, сомнительна.
А.Красильщиков
"Новости недели"

МОЁ ОТКРЫТИЕ ИЗРАИЛЯ

МОЁ ОТКРЫТИЕ ИЗРАИЛЯ

Александр Каневский - Моё открытие Израиля.

Мои знакомые из России и Украины, переселяющиеся в Израиль, упрекают меня: почему я не пишу о своих первых впечатлениях пребывания в стране, мол, это и им помогло бы быстрее "акклиматизироваться". Я объясняю, что за двадцать пять лет, что я здесь, многое изменилось - это во-первых. А во-вторых, я уже многое подзабыл, стёрлась острота свежих впечатлений.
Единственное, что я могу опубликовать - это письма брату Леониду, которые я писал ему в первый год жизни в Израиле и печатал их в газетах и в своём журнале "Балаган".
МОЁ ОТКРЫТИЕ ИЗРАИЛЯ.
Израиль – удивительная страна, в ней сошлось всё: и американская деловитость, и восточная лень, и российская расхлябанность и необязательность. Здесь демократия переходит в демагогию, здесь социализм сосуществует с капитализмом, омрачая жизнь последнему. Здесь нельзя рассчитаться на первый и второй, потому что все – первые. Здесь каждый знает и как руководить министерством, и как тренировать футбольную команду, и как проводить танковую атаку. Каждый даёт советы. И я понял, что мы приехали из большой страны Советов в страну Больших Советов!
Здесь очень любят праздники, не меньше, чем в России, гуляют шумно, неистово, с еврейским клокочущим темпераментом, два, три, четыре, семь дней подряд. Уже в преддверии праздника в государственных учреждениях не найти ни одного нужного тебе служащего. Если бы в эти дни враги высадили десант, они бы спокойно заняли все руководящие посты (и, кажется, в некоторых министерствах они это уже проделали)…
Любимое развлечение – суды, судятся беспрерывно. Все умные евреи пользуются услугами адвокатов, чтобы их не обманули ещё более умные евреи. А самые предусмотрительные, даже ложась в постель с женщиной, кладут рядом с собой адвоката, на всякий случай.
Здесь всё не так, как было там, у нас ( теперь уже – там, у вас). Здесь пишут справа налево, а в автобус входят не с задней, а с передней площадки.
Там местоимение «Я» - последняя буква алфавита, здесь – аналогичное местоимение «Ани» начинается с самой первой буквы.
Там главное достоинство ребёнка, что он послушен и ни в чём не возражает родителям. Здесь, если ребёнок не проявляет характера, его ведут к психологу или психиатру.
Там, когда хотели успокоить, что погода улучшится, обещали потепление. Здесь радуют хорошей погоде, предсказывая падение температуры.
Там мы были евреями среди русских. Здесь – мы русские среди евреев.
Есть только одно общее: здесь, как и там, мы опять должны доказывать свою состоятельность.
Только не подумай, что я хнычу – наоборот, это меня мобилизует. Я просуммировал все свои размышления и понял, что пока не примешь эту страну со всеми её недостатками, пока не почувствуешь, что она уже твоя – она тебя тоже не примет. Этот вывод я привёл к афоризму, который уже пошёл гулять по Израилю: «Израиль – это зеркало: какую рожу скорчишь, такую и увидишь в ответ!"
Первое моё открытие в Израиле – количество незастроенных территорий, и вдоль дорог, и в горах, и в долинах. Мы ведь в Союзе представляли это государство чем-то вроде Ялтинского пляжа, где все лежат плечом к плечу и потеют от солнца и тесноты. А здесь – прозрачный простор, обрамлённый горами и морем.
И ещё одно, не менее важное открытие: в Израиле очень красивые женщины, разнообразно красивые. Я ведь всегда считал, что еврейки имеют специфическую внешность: жгуче-чёрные, с большой грудью и тяжёлым задом. А оказалось, израильтянки – всех цветов и всех весовых категорий. Есть и русые, и беловолосые, есть и с кошачьими зелёными глазами, и по-детски голубоглазые, есть даже курносые… Есть по-мальчишечьи тоненькие и изящные, а есть и с такими роскошными бюстами, что начинаешь невольно завидовать их грудным младенцам…
А какие здесь девушки-солдатки!.. Стройные, грациозные, обаятельные. Кажется, что их призывают прямо с конкурсов красоты. Если, не приведи Бог, им придётся воевать и в армии противника будут настоящие мужчины, они должны немедленно бросать оружие и проситься в плен. Лично я сдался бы каждой!
Здесь уже много, много русского: и русские газеты, и русское радио, и витрины, и объявления - на русском.
Однажды в в субботу мы с женой гуляли по бульвару Ротшильд. Навстречу двигался пожилой мужчина, «нашего разлива»: в пиджаке, в галстуке, но в явном подпитии. Он шёл, пошатываясь и приговаривая (я адаптирую его текст, но вы догадаетесь): «Ох, ёж твою!.. Ох, ёж твою!»… Увидев нас, заулыбался, поприветствовал: «Шабат, шалом!» и продолжил свой путь, снова приговаривая: «Ох, ёж твою!»… Это был российский пьянчужка, но уже отредактированный Израилем!..
Недавно на рынке заросший волосами продавец сообщил мне с родным кавказским акцентом:
- Я тут уже патнадцат лэт. Ыврыт нэ получается, а рускый выучил.

Русскими песнями здесь не удивишь – удивишь, если станешь доказывать, что они русские: израильтяне убеждены, что это их фольклор. Эти песни привезли с собой первые поселенцы из России, Украины, Белоруссии, и они здесь прижились. Непривычно для нас звучат на иврите «Катюша», «Синий платочек», «На побывку едет молодой моряк». Правда, переводы, мягко говоря, бывают «приблизительно приближённые» к оригиналу. Например, "тёмная ночь" здесь превратилась в "белую", и я не удивлюсь, если такие строчки, как «В той степи глухой замерзал ямщик», могут быть переведены «А в пустыне той загорал еврей».
Здесь обожают русские народные песни, собираются и поют хором. Недавно, когда в стране праздновали Сукот, вместе с людьми на улицы переселились песни. Из-под многих зелёных крыш неслись русские мелодии. «По диким степям Забайкалья» выводил высокий женский голос в одной суке, а рядом, в соседней, старательно тянули, обливаясь потом: «Ой, мороз, мороз, не морозь меня».
Ну, а о темпераменте израильтян отдельный разговор: здесь общаются громко, шумно, перекрикиваясь в любое время дня и ночи. Однажды вечером я услышал за окном дикие вопли, которые в России или Украине издают, увидев минимум двух убитых и десяток тяжело раненных. Когда перепуганный я выглянул в окно, то понял, что это просто двое друзей радуются неожиданной встрече…
Но самое главное в израильтянах – они потрясающие патриоты, влюблённые в Израиль и заражающие этой любовью всех вновь прибывших. Окружённые ненавистью и злобой, не выпуская из рук автоматов, они построили эту прекрасную страну и во всех войнах громили всех своих врагов. Здесь в каждом подъезде – бомбоубежище, в каждой квартире – своя защитная комната в железобетоне с металлическими ставнями. Здесь все – солдаты, все – фронтовики, все – победители, поэтому они так гордо ходят по этой земле, опьяняя своей гордостью и нас, новоиспеченных граждан Израиля…
Но подспудное ощущение опасности вошло в поведение и психику: жить стопроцентно сегодня, сейчас, сию минуту, не откладывая на завтра!.. Поэтому каждый день рестораны переполнены, поэтому каждый год миллион израильтян разлетается туристами в разные страны отдохнуть и погулять. Это при том, что деньги в Израиле зарабатываются очень нелегко, один работающий не может обеспечить семью – работают оба
Хорошо ли нам здесь?
В пьесе Гриши Горина «Поминальная молитва» один еврей говорит другому еврею: «Там хорошо, где нас нет. А так как мы уже повсюду, то уже нигде хорошо быть не может». Бытует афоризм, что, мол, еврею хорошо только в пути. Но это не так. Еврею хорошо и дома - когда у него этот дом есть. Израиль ещё не для всех стал родным домом. Для одних — это платформа выжидания, для других — трибуна для оплакивания самих себя, для третьих - перевалочный пункт в Америку и Европу. Что ж, каждый кузнец своего несчастья.
Любим ли мы Израиль?
Одна московская интеллигентная проститутка утверждала: любви нет, её выдумали большевики, чтобы не платить денег. Но любовь есть, и некоторые полюбили Израиль с первого взгляда, и даже не видя его. И мы должны низко поклониться этой стране за то, что она единственная, затянув потуже пояс налогов на своём уровне жизни, принимала и принимает нас, помогает нам и... убаюкивает своими обещаниями.
Так что же такое Израиль?
Израиль — это лодка, её нельзя постоянно раскачивать — можно перевернуться. И не надо всем толпиться у руля — кто-то же должен и грести.
Израиль — это термос, его нельзя подогреть снаружи, он согревается только внутренним теплом. Но если вносить в него холод - мы потеряем это спасительное тепло.
Израиль, как настоящий мужчина: не будет полной близости, пока ему полностью не отдашься.

И в заключение, обобщая, повторяю: Израиль - это зеркало: какую рожу скорчишь, такую и увидишь в ответ.
Вот вкратце то, что я понял после первого года жизни в этой противоречивой, замечательной, курортно-прифронтовой стране!

И НАСТУПАЕТ ТИШИНА

И НАСТУПАЕТ ТИШИНА


В кино и театре бывает так, что роскошные актрисы играют одну-две врезающиеся всем в память роли и уходят из кинематографа (а иногда и из жизни). Хотя, казалось бы, после этих ролей в них влюбились все мужчины страны (а все женщины начали тихо завидовать) и ничто не мешает стать огромной звездой… Но вместо "дальше" вдруг наступает тишина.
Этот печальный, нелогичный, неправильный сценарий реализовывался с десятками одаренных и талантливых актеров – причем чаще почему-то с женщинами, чем с мужчинами, и чаще в России, чем за рубежом. На каждую Анастасию Вертинскую приходится по два десятка ярких, но сломавшихся актрис-красавиц, прославившихся одной-двумя ролями.

clip_image004

Алла Ларионова в фильме ‘Садко’

В этом году актрисе Алле Ларионовой исполнилось бы 80 лет (она умерла одиннадцать лет назад). В 1953 году Ларионова – тогда 22-летняя студентка ВГИКа – произвела фурор на Венецианском кинофестивале (главный приз получила сказка ‘Садко’, где она сыграла Любаву).

clip_image005

Алла Ларионова, 1958 год

Все предложения, которые сделали ей западные режиссеры (в том числе Чарлз Спенсер Чаплин), были отвергнуты – не самой Ларионовой, а советскими чиновниками, опасавшимися, как бы чего не вышло. Ларионова снялась в экранизациях Шекспира (‘Двенадцатая ночь’) и Чехова (‘Анна на шее’), стала одной из любимых актрис в СССР, но феерическая карьера за рубежом осталась только в мечтах (позже это повторится с Самойловой).

clip_image006

С годами она снималась все меньше и меньше. Бывшая хозяйка пса в ‘Ко мне, Мухтар!’, Паскудина в ‘Дядюшкином сне’… И это самые запомнившиеся работы первой красавицы страны!

clip_image007

Алла Ларионова, 1964 год

По крайней мере, личная жизнь у нее сложилась – она больше тридцати лет прожила с мужем, беззаветно ее любившим Николаем Рыбниковым – актером, который был кумиром всей страны и постепенно утратил славу.

clip_image008

Изольда Извицкая: смерть от водки в 38 лет

В 1956 году сенсацией стал фильм Григория Чухрая ‘Сорок первый’ по повести Бориса Лавренева – о любви поручика и девушки-стрелка из Красной Армии. Олег Стриженов и Изольда Извицкая стали знаменитостями, фильм прогремел на Каннском фестивале, но если у Стриженова впереди было еще много интересных ролей, для Извицкой ‘Сорок первый’ оказался единственным громким успехом. Работала она много, но столь же удачных ролей не подворачивалось – да и режиссеры отнюдь не все могли сравниться с Чухраем
.
clip_image009

Олег Стриженов и Изольда Извицкая в фильме ‘Сорок первый’

Тем временем муж Извицкой, которого она очень любила, актер Эдуард Бредун, начал приучать ее к водке, к которой сам был весьма неравнодушен. Постепенно она начала спиваться, что не ускользнуло от внимания киноруководства и коллег (многие из них откровенно завидовали красивой, знаменитой, объездившей полмира девушке и не упускали случая позлословить).

clip_image010

Изольда Извицкая, 1965 год

Ролей становилось все меньше; когда Извицкая окончательно спилась, Бредун от нее ушел. Знакомые с ужасом вспоминали ее последний год – пустую унылую квартиру, в которой из продуктов были только сухари и водка. От водки она и умерла, когда ей было всего 38 лет.

clip_image011

Татьяна Самойлова в фильме ‘Анна Каренина’

Татьяна Самойлова: любимая актриса французского народа
В каком-то смысле это более сложный вариант истории Извицкой. Тоже триумф в Канне (в середине 50-х, после смерти Сталина, все, связанное с СССР, встречалось в Европе с огромным интересом: чувствовали, что лед тает, а под ним найдется много интересного).
‘Летят журавли’ по сей день остается единственным российским фильмом – лауреатом ‘Золотой пальмовой ветви’. Юная Самойлова получила спецприз и стала сенсацией фестиваля. Советская красавица (экзотическое словосочетание). Свежее и прелестное лицо. Знакомство с Пикассо, предложение играть в ‘Анне Карениной’ с Жераром Филипом…

clip_image012

Татьяна Самойлова, 1960 год

И, конечно, ничего из этого не вышло. Лед растаял, но не до конца. Все предложения, которые делали красавице Самойловой, отклоняли или принимали советские чиновники. Во многом из-за их опасливости Самойлова не стала огромной международной звездой.
Однако ‘Летят журавли’ оказался не единственным ее большим фильмом. В 1967-м она все же сыграла Каренину в фильме Александра Зархи. Красочную экранизацию толстовского романа тоже отправили на Каннский кинофестиваль. Но демонстрацию этой картины, как и демонстрацию большинства остальных конкурсных фильмов, сорвала взбесившаяся французская молодежь во время майских волнений 1968 года.

clip_image013

На этом карьера Самойловой фактически завершилась. Самый известный фильм с ее участием за последние 43 года – ‘Бриллианты для диктатуры пролетариата’. И это очень печально.

clip_image014

Янина Жеймо: жертва сталинского малокартинья

Миниатюрная полька в народной памяти осталась благодаря одной-единственной роли – Золушке из фильма Надежды Кошеверовой. Эту Золушку обожали (и до сих пор обожают) дети и с ностальгией вспоминают взрослые. В 1947-м Жеймо проснулась суперзвездой. И вскоре ушла из кино.

Успех ‘Золушки’ пришел к ней довольно поздно (на момент съемок ей было уже 37 лет) и никак не повлиял на дальнейшую карьеру. Послевоенный период – эпоха малокартинья: тогда экономика страны была ощутимо подорвана, выходило буквально несколько советских фильмов в год, и, мягко говоря, не все они были шедеврами. Жеймо в этих фильмах места не нашлось.

clip_image015

Но тут еще какое-то клиническое невезение: вообще-то, не считая ‘Золушки’ и ‘Двух бойцов’, громких фильмов в ее фильмографии нет. Ну еще ‘Шинель’ и ‘Новый Вавилон’ Козинцева и Трауберга. А остальное – ‘Разбудите Леночку’, ‘Подруги’, ‘Горячие денечки’, ‘Мы с Урала’, ‘Два друга’ – кто сейчас вспомнит? Последнюю роль она сыграла в 1954-м, потом занималась дубляжом и озвучкой, а потом уехала с мужем-поляком на его родину, где тихо прожила еще 30 лет.

clip_image016

Анна Самохина: советская Кармен

Сумасшедше красивая актриса, чей короткий звездный час пришелся на конец 80-х. Тогда она сыграла несколько ролей в костюмных (‘Узник замка Иф’, ‘Дон Сезар де Базан’, ‘Царская охота’) и криминальных фильмах. В обворожительном трэш-боевике ‘Воры в законе’, пришедшемся публике очень по вкусу, Самохина была особенно хороша – она играла этакую советскую роковую женщину, Кармен с красной помадой и в мини-юбке.

clip_image017

Рассказывали, что однажды к Самохиной подошла женщина и сказала: ‘Из-за вас распался мой брак!’ ‘Да я и не видела никогда вашего мужа’, – удивилась она. ‘Зато он вас видел на экране’, – ответила женщина. Учитывая внешность Самохиной, это тот редкий случай, когда актерская байка выглядит совершенно правдоподобной.

clip_image018

А потом, с увяданием перестройки и распадом отечественного кинематографа, рухнула и ее карьера. Конечно, были роли в фильмах ‘Дура’, ‘Рэкет’, ‘Исчадье ада’ и ‘Трень-брень’, но отчего-то кажется, что большой радости они не принесли ни Анне, ни широким зрительским массам.

clip_image019

Анна Самохина, 1990 год

Она трижды была замужем, и ни один брак не обернулся долгим счастьем. Вместе со вторым мужем занималась ресторанным бизнесом, но и из него быстро ушла. Снималась в сериалах (‘Бандитский Петербург’, ‘Черный ворон’ – в памяти от них остались только названия), чтобы заработать на жизнь. И вроде бы зарабатывала, жила, ездила по миру – пока в конце 2009 года у нее не заболел живот. Она решила сходить в поликлинику и провериться. У цветущей с виду женщины обнаружилась четвертая стадия рака, от которого она сгорела буквально за пару месяцев.

clip_image020

Наталья Негода: двадцать лет молчания

Короткая и по нынешним временам весьма скромная эротическая сцена в ‘Маленькой Вере’ буквально ослепила зрителей. Картина стала сенсацией не только в СССР (где зрителям редко показывали женскую грудь), но и в Америке (там ‘Маленькую Веру’ рассматривали как диковинку – красные занимаются сексом!). Кинокритик Роджер Иберт в 1989-м с грустью писал, что подлинно революционный советский фильм в Штатах рекламируют как скандинавскую порнографическую комедию.

clip_image021

Наталья Негода, 1989 год

В США Негоду ‘продавали’ как первый советский секс-символ. В России все было еще печальнее: критически настроенные народные массы начали относиться к Негоде чуть ли не как к проститутке. Тот факт, что она замечательно талантливая актриса, был просто отброшен за незначительностью. Ее роль в фильме ‘Завтра была война’, доказывающую, что она в роли школьницы сталинской эпохи может быть не менее убедительной, чем в роли раскованной современной девахи, просто забыли.

clip_image022

В конце 80-х Негода снялась для ‘Плейбоя’ и дала обширное интервью журналу People. Вышла замуж за русского эмигранта, попыталась сделать карьеру в Голливуде и в результате двадцать лет провела в статусе сбитого летчика, изредка снимаясь в фильмах, которые почти никто не видел. Только в 2009-м она вернулась, блестяще сыграв в фильме Алексея Мизгирева ‘Бубен, барабан’ зажатую и измученную библиотекаршу из полумертвого городка.

clip_image023

Марина Александрова

Юрий Кара: ‘Сделать звезду – это работа режиссера’
- Для меня нет никакой загадки в том, почему многие ярко начавшие карьеру в кино красавицы впоследствии теряют и популярность, и роли. Большинство актрис сделали режиссеры. Как было с той же Самохиной? Никто ведь не хотел утверждать ее на роль в моих ‘Ворах в законе’! ‘Да какая из нее роковая соблазнительница?’ – говорили мои коллеги. Но я настоял на своем. Превращение ее в звезду было нашей большой совместной работой – я специально для нее выбирал самые выигрышные ракурсы, контролировал работу костюмеров и гримеров. После фильма о ней заговорили все. Но, видимо, никто из режиссеров не был готов к тому, что над Самохиной нужно усердно трудиться…

 И эту ошибку склонны повторять слишком многие постановщики. Посмотрите, например, что сейчас происходит с карьерой красивой актрисы Марины Александровой. Ее звездный час случился в ‘Звезде эпохи’. А потом – ‘Стритрейсеры’ и еще несколько фильмов, про которые уже все забыли. Печальный итог недолгой карьеры!

clip_image024

Любовь Орлова

На знаменитых актрис не надо молиться, их нужно обрабатывать – только тогда алмаз превратится в бриллиант. Вспомните Любовь Орлову, которую снимал только ее муж Григорий Александров. Он знал, что нужно сделать, чтобы в фильме блистала его жена. Если бы их творческий союз распался на ранней стадии, я вовсе не уверен, что фамилия Орловой сегодня не звучала бы в одном ряду с Самойловой, Самохиной и Извицкой. 


Источник: http://www.oneoflady.com/...
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..