воскресенье, 31 января 2016 г.

ШВЕДЫ БЬЮТ БЕЖЕНЦЕВ

В центре Стокгольма 100 человек в масках напали на мигрантов

0

Несколько десятков людей в масках (как полагают, представители неонацистских группировок) осуществили нападение на мигрантов в Стокгольме. Об этом сообщает в субботу, 30 января, информационное агентство AFP со ссылкой на заявление представителей шведской полиции.
Полиция усилила свою работу в центре города, развернув подразделения по борьбе с массовыми беспорядками, а также вертолетные части после того, как узнала, что экстремисты планируют в Стокгольме «агрессивные действия по отношению к находящимся без сопровождения несовершеннолетним мигрантам» поздно вечером в пятницу.
«Я проходил мимо и увидел, как группа в черном… начала бить иностранцев. Я видел, как напали на трех людей», - цитирует газета Aftonbladet одного из свидетелей.
Как минимум 100 человек с закрытыми лицами пришли рано вечером на площадь Сергельсторг, популярное место для встреч молодых людей, включая мигрантов.
Aftonbladet пишет со ссылкой на свидетеля, что эта группа нацеливалась на «людей с иностранной внешностью», а также раздавала листовки, требующие «наказания детей североафриканских улиц».
Интернет-сайт Nordfront, онлайн-форум неонацистского Шведского движения сопротивления (SMR), пишет, что его «источники» рассказали, что около «100 хулиганов» футбольных клубов AIK и Djurgarden собрались в пятницу, чтобы «разобраться с криминалом, идущим из Северной Африки».

ФАНАТИКИ КРОВИ

Когда эти получат ядерное оружие, рука их не дрогнет.


ЧЕМ ПЛОХ ПУТИН ДЛЯ ОЛЕГА КАШИНА

Чем плох Путин

Ч
ем плох Путин? Да много чем плох. Может быть, вообще всем, поэтому лучше по порядку.

Путин – узурпатор. То есть во многом он пришел на уже узурпированное, но это его едва ли оправдывает: мог ведь иначе распорядиться доставшейся ему властью, а распорядился вот так. Все институты государства, существовавшие в той России, которая когда-то избрала его президентом, он либо заменил фиктивными, ненастоящими, либо сделал своей собственностью. До Путина в России был какой-никакой парламент, теперь парламента нет. До Путина в России был какой-никакой суд, теперь нет и суда. До Путина в России была относительно независимая региональная власть, теперь нет и ее, а регионы – это вотчины для путинских людей.
Путин – враг прогресса и враг культуры. Сознательная непрерывная архаизация общества – это Путин, он это делает нарочно. Выдуманные псевдоправославные традиции, карикатурное пуританство и гомофобия, позорная борьба с интернетом и как с пространством свободного высказывания, и как с бизнесом. Любое творчество – и то, которым занимаются художники, и то, которым занимаются инженеры, – Путину непонятно и чуждо, ему нужна лояльность, которой он добивается подкупом или полицейскими мерами. Купленные им деятели искусства превращаются в поддакивающих ему болванчиков, для которых именно поддакивание делается смыслом существования. Плохие фильмы Михалкова – это Путин. Плохая новая архитектура российских городов – это Путин. Плохое российское телевидение – это Путин и только Путин. Фальшивые диссертации и университеты, больше похожие на ларьки по продаже дипломов, – это тоже он, Путин.
Путин украл Девятое мая – я выделю это в отдельный пункт, потому что он имеет принципиальное значение не для прошлой истории, а для настоящего и для будущего. Единственная точка общенационального консенсуса в непростой русской истории ХХ века, единственный настоящий праздник – тот, который "со слезами на глазах", – Путин сделал его своими именинами, подменив тяжесть испытания и трагедии дешевой казенщиной, полной неуместных политических намеков. В годовщину снятия ленинградской блокады путинские политики из "Единой России" сравнивают блокаду с нынешними западными санкциями, а уж в роли фашистов у нас кто только не перебывал, и прежде всего украинцы, конечно. Раньше "закон Годвина", когда любой спор упирается в Гитлера, работал только в дурацких интернет-спорах, теперь этот закон стал всероссийским: будешь плохо себя вести, и власть объявит фашистом тебя.
Когда власть для человека становится главной ценностью, а страх потерять ее – главным страхом, невозможно никакое движение вперед, потому что движение создает ненужные Путину риски
Путин – человек из прошлого. Все гадости о западном империализме, прочитанные в молодости, он реализует в своем государстве. Военщина и полицейщина, культ "геополитики" в международных делах, вера в глобальные заговоры и в международную агентуру внутри страны – Россия стала страной победившего военного пенсионера, верящего в козни ЦРУ и искренне жалеющего, что тогда на Эльбе наши не перестреляли всех американцев, а зачем-то бросились с ними обниматься.
Путин – реваншист. Советская система, свергнутая Горбачевым и народом в конце восьмидесятых, восстановлена Путиным в самом упрощенном виде, когда, опираясь на массовую ностальгию по прошлому, он возрождает не то, по чему скучают люди среднего и старшего возраста, а то, что они когда-то ненавидели: и номенклатурный класс, и идеологический диктат, и внешнеполитическое огораживание.
Путин – строитель государства, враждебного своему собственному населению. Феномен Чечни, когда в границах одного региона выстраивается феодально-фашистская диктатура, служащая, помимо прочего, инструментом устрашения для всей остальной страны, – это все-таки очень странная модель государственного устройства, на которую народ России Путину согласия не давал.
Путин – президент нереализованных надежд и топтания на месте.От внезапно закончившихся лет нефтяного богатства не осталось даже символических материальных свидетельств: дорог, больниц или школ. Все потрачено неизвестно куда, российская провинция живет так же, как жила двадцать или сорок лет назад. Бедные регионы тихо дичают, и новости типа той, когда коллектор бросил бутылку зажигательной смеси в кроватку младенца, дед которого должен денег банку, никого уже не удивляют и не шокируют – ну да, так живет Россия, все привыкли. Когда власть для человека становится главной ценностью, а страх потерять ее – главным страхом, невозможно никакое движение вперед, потому что движение создает ненужные Путину риски. Создавать государственные институты, диверсифицировать экономику, реформировать полицию, да что угодно – это не просто не нужно ему, для него это настоящая угроза, поэтому единственный вид перемен, к которым он готов, – это деградация; чем примитивнее государство, тем удобнее удерживать в нем власть.
Путин – президент лжи. Ложь стала для него важнейшим инструментом управления страной. Так называемая повестка дня, придумываемая в Кремле и оформляемая пропагандистами государственных телеканалов и подконтрольных государству остальных СМИ, подменила обществу реальную картину мира и позволяет Путину делать что угодно, не опасаясь, что его ошибки и преступления могут стать предметом общественного внимания.
Путин – циник. В своем отношении к жизни он исходит из того, что всех можно либо купить, либо запугать. Система общественных отношений, сформированная Путиным, аморальна и безнравственна, она не предусматривает благородных мотиваций и в равной мере растлила как сторонников, так и противников Путина, готовых разговаривать на его языке хотя бы потому, что другого языка в России Путина просто нет.
Путин лишил Россию веры в себя. Он выстроил полувиртуальную систему государственных культов. Есть "Искандеры", есть спортсмены, есть "Евровидение", есть Крым, но нет и не может быть отношения к России как к чему-то по-настоящему своему: государственные интересы, о которых он любит говорить, никак не связаны с интересами частного человека. Участие граждан в определении судьбы страны даже по самым мелким вопросам фактически исключено: невозможны референдумы, выборы превращены в фарс, демонстрации и митинги ограничены до такой степени, что если их запретить совсем, никто не заметит. Общества не видно и не слышно – есть только система подавления, работающая так исправно, что любой недоброжелатель России обнаружит в ней признаки нашего векового рабства или безволия, но ты попробуй побудь свободным человеком в стране с центрами "Э", ОВД "Дальним" и 282-й статьей Уголовного кодекса.
Вот, если навскидку, десять пунктов, по которым Путин однозначно плох, но в моду сейчас входит даже не одиннадцатый по значимости, а сто одиннадцатый: Путин – коррупционер. Да, очевидно, путинская система строится и на воровстве в том числе, но было бы странно, если бы следствием узурпации, архаизации и растления не стало бы воровство. За него проще уцепиться, оно медийнее – да, наверное. Но оставляя за скобками главное, чем плох Путин, мы рискуем остаться после него с теми же гадостями, из которых состоит его царствование. Россия без Путина – это не только Россия без коррупции. Россия без Путина – это совершенно другая страна, о которой сейчас почему-то никто не думает.
Олег Кашин – журналист

10 МЕСТ, КУДА ВЫ НИКОГДА НЕ ПОПАДЕТЕ


10 мест, куда вы никогда не сможете попасть

ть (7) 10 мест, куда вы никогда не сможете попастьFoto: Jonas Ginter, Uboot Bunker ValentinTurist.ee23. декабрь 2015 09:10
Мир полон тайных и эксклюзивных мест, о существовании которых мы либо не знаем, либо хотели бы их посетить, но не можем.Мы расскажем о десяти самых интересных местах по всему миру, которые закрыты для доступа широкой общественности или в которые практически невозможно попасть.
10. Межгорье
Межгорье — это закрытый город в России, в котором, как полагается, живут люди, работающие на секретной горе Ямантау. Город был основан в 1979 году. Высота горы Ямантау 1640 метров, она является самой высокой на Южном Урале. Есть подозрения, что в данном месте находится секретный ядерный бункер или ядерная установка. В конце 1990-ых годов, во время правительства Бориса Ельцина, в прессе всплыли данные о крупном проекте раскопок. На вершине объекта было построено два гарнизона Белорецк-15 и Белорецк-16. Много раз задавались вопросы относительно данного места, однако, ответом было только то, что это горное место, хранилище русских сокровищ, а также бункер для лидеров в случае ядерной войны.
9. Секретные архивы Ватикана

Vatican Secret Archives Postcard
Архивы на самом деле не секретны, несмотря на свое название. Вы можете изучить любой документ, который пожелаете, однако, вы не сможете войти в само помещение архива. Вы должны дать запрос на определенный документ, и он будет вам предоставлен. Несмотря на вымышленные версии, выдвинутые во многих фильмах на данную тематику (к примеру, “Ангелы и демоны”), все документы доступны к просмотру и не существует копий “подавленных” научных теорий или великих произведений, которые были запрещены.
Однако, вы не сможете получить доступ к тем документам, которым еще “не исполнилось” 75 лет. Это делается с целью защиты дипломатической и правительственной информации. Тем не менее, доступны индексы, по которым человек может проверить существует ли данный документ в архивах или нет. Секретные архивы Ватикана, по оценкам, состоят из стеллажей, длиной в 84 км.
8. Клуб 33
Club 33
Вопреки распространенному мнению, у Диснейленда есть полное право на распространение спиртных напитков в то время, когда доступ для широкой публики закрывается и начинаются частные вечеринки. Но есть одно место в Диснейленде, в котором всегда в открытую продается выпивка: Клуб 33. Это частный клуб, расположенный в самом центре Ново-Орлеанской площади Диснейленда. Считаемый секретной особенностью тематического парка, вход в клуб расположен рядом с рестораном Blue Bayou на “33 Royal Street”, а узнать его можно только по вывеске с выгравированным номером “33”. Для того, чтобы стать членом клуба нужно выложить от 10 до 30 тысяч долларов. Если вы все же решили потратить такую сумму и подадите сейчас заявку на вступление, то вы станете последним в 14-летней очереди.
7. Московское метро — 2
STM Montreal Metro Tunnel (Explored)
Метро — 2 в Москве — это предполагаемая секретная подземка, которая идет параллельно с общественным метро. Система предположительно была построена во времена Сталина и носила кодовое название D-6 в КГБ. Российские журналисты отмечают, что существование данного метро Федеральная служба безопасности, а также администрация московского метро ни подтверждает, ни опровергает. Длина метро-2, по слухам, превышает “гражданское” метро. Говорят, что это метро соединяет Кремль со штаб-квартирой ФСБ, с правительственным аэропортом Внуково-2 и с подземным городом под Раменками, помимо других мест национального значения. Излишне говорить, что неподтвержденный факт его существования крайне затрудняет его посещение.
6. Клуб Белых Джентльменов

Этот клуб является самым эксклюзивным клубом английских джентльменов. Он был основан в 1693 году итальянцем Франческо Бьянко (Francesco Bianco) для того, чтобы продавать только что появившуюся новинку — горячий шоколад, однако, впоследствии стал типичным частным клубом джентльменов. Клуб славится своей “книгой ставок”, в которой описаны странные авантюры членов клуба. Наиболее известной из них является ставка в 3000 фунтов на то, какая из двух дождевых капель быстрее соскользнет с окна.
Почему клуб попал в этот список? Женщины в него не допускаются, поэтому половина людей сразу исключается. Во-вторых, мужчины, которые хотят присоединиться к этому эксклюзивному клубу, могут это сделать только по приглашению действующего члена клуба, у которого есть поддержка еще двоих членов. Если вы не являетесь членом королевской семьи, или если вы не занимаете какой-либо высокий пост в политике, вы вряд ли когда-нибудь получите приглашение на вступление в клуб.
5. 51-й район
area 51
51-й район — это прозвище военной базы, расположенной в южной части штата Невада на западе США. База расположена на южном берегу озера Грум и представляет собой секретный военный аэродром. Основное предназначение базы заключается в разработке и испытаниях экспериментальных самолетов и систем вооружения. База окружена большим количеством секретов, да и само ее существование с трудом признается правительством США. Именно по этой причине она является частым предметом теорий заговора, а также фольклора об НЛО. Вывеска в 51 районе заявляет, что к любому, кто вступит на запретную территорию, будет применена смертоносная сила.
4. Бюро 39
North Korea — Pyongyang
Бюро 39, возможно, является одной из самых закрытых организаций в Северной Корее, которая ищет пути получения иностранной валюты. Бюро 39 было создано в конце 1970-х годов. Организацию описывают как краеугольный камень экономики Северной Кореи, сосредоточенной на династической семье Ким. Неизвестно откуда произошло название организации. Очень мало также известно и о самой организации из-за количества секретов, ее окружающих, однако, предполагается, что Бюро 39 использует 10-20 банковских счетов в Китае и Швейцарии в целях контрафакции, отмывания денег и для проведения других незаконных операций.
Более того, некоторые источники утверждают, что Бюро 39 занимается контрабандой наркотиков и незаконной продажей оружия. Известно, однако, что под юрисдикцией организации находится 120 внешнеторговых компаний, и до смерти Ким Чен Ира, Бюро 39 находилось под его прямым контролем. При этом, Северная Корея отрицает участие в любой противоправной деятельности. Бюро 39, как предполагается, располагается внутри здания правящей партии в Пхеньяне, столице Северной Кореи.
3. Великий Храм Исэ
DSC05754
Японский Великий Храм Исэ, который является общим названием для более 100 святынь, — это самая священная святыня Японии. Он посвящен Аматерасу, богине Солнца и существует с 4 века до н.э. В соответствии с синтоистской идеей о смерти, храм разрушается и возрождается каждые 20 лет (следующее возрождение намечено на 2033 год). Туда могут войти только жрец или жрица, который обязательно должен быть членом королевской семьи.
2. Гора “Центр операций по чрезвычайным ситуациям”
TEOC, Hampton Roads District, Traffic Emergency Operations Center
Это место, которое не только закрыто для общественности, но и в которое никто не захочет попасть. В большинстве фильмов о конце света, мы видим как правительственные чиновники и другие избранные люди отправляются в какое-то место, в надежде, что они смогут избежать неминуемой гибели. Данная гора — это реально существующее место, которое было создано в 1950-ых годах по причине начала холодной войны, однако, она продолжает функционировать по сей день. Это место “последней надежды”. По понятным причинам проходящая там деятельность строго засекречена. Гора находится в ведении американского федерального агентства по чрезвычайным ситуациям. Центр давно активно работает, и даже при небольших локальных проблемах в США, большая часть телекоммуникационного трафика направляется через него.
1. Военная база Ментвит-Хилл
Menwith Hill Radomes
Ментвит-Хилл (Menwith Hill) — это британская военная база, подключенная к глобальной шпионской сети ECHELON. База представляет собой крупную наземную спутниковую станцию, которая прослушивает телефонные разговоры и может предупредить о ракетном нападении. Данная база считается крупнейшей электронной станцией мониторинга в мире. Судя по всему, белые, обтекаемой формы, купола являются частью шпионской системы Эшелон.
Известно, что система Эшелон была создана для наблюдения за военными и дипломатическими связями Советского Союза и его восточных союзников в годы холодной войны в начале 1960-ых годов, но по окончанию холодной войны база не прекратила своей деятельности. Сейчас она занята отслеживанием возможных готовящихся террористических актов, а также служит политической и дипломатической разведке.

ИМПЕРАТОР СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

history

Император Соединенных Штатов


08.01.2016

Восьмого января 1880 года, после 21 года правления, по дороге на лекцию в калифорнийскую академию наук в Сан-Франциско умер первый и единственный император Соединенных Штатов Америки Нортон Первый. Он предотвращал беспорядки, патрулировал город на велосипеде и присваивал дворянские титулы за добрые дела – в Сан-Франциско его обожали все. И кем бы ни был на самом деле – просто чудаком или великим комбинатором, в истории он остался образцом справедливости, императором, не пролившим ни одной капли крови своих подданных.

Все началось 17 сентября 1859 года, когда в одну за другой редакции газет Сан-Франциско заходил человек, представлялся Джошуа Нортоном и требовал разместить объявление, которое гласило: «По императивному требованию значительного большинства граждан Соединенных Штатов я, Джошуа Нортон, декларирую и провозглашаю себя Императором этих Соединенных Штатов и, облеченный, таким образом, принадлежащей мне властью, сим приказываю тотчас же произвести такие улучшения в существующих законах, которые устранят всё зло в стране и таким образом обеспечат непоколебимую веру в существование стабильности и целостности как в стране, так и за ее пределами. Нортон I, Император Соединенных Штатов».
Естественно, редакторы в ответ на это, крутя пальцем у виска, показывали ему на дверь. И все же ради смеха в одной из газет объявление опубликовали, а вскоре, ввиду проявленного интереса читателей, все издания буквально бились за право публикации следующих указов императора, заводя для них отдельные колонки.
Многими и тогда, и сейчас он рассматривается как умалишенный человек со своими причудами, за которыми с интересом следил весь город. Возможно, такую точку зрения и трудно оспорить. Но вместе с тем, кто может опровергнуть версию о том, что за всем этим скрывалась деятельность действительно великого комбинатора? Ведь будучи полным банкротом, не имея ни цента в кармане, он обедал и ужинал в лучших ресторанах, в театрах для него всегда была зарезервирована ложа, а понравившуюся ему одежду в магазинах отдавали бесплатно, после чего радостный торговец тут же вешал вывеску, гласившую: «Посещается Его Величеством Императором Нортоном Первым». К тому же большинство исследователей его биографии уверяют, что он был евреем, в связи с чем вполне возможно, что «царствование» последних десятилетий его жизни было хоть и эксцентричным, но осознанным и просчитанным ходом, результатом которого стала абсолютная любовь населения Сан-Франциско.

Джошуа Абрахам Нортон родился в Англии, его детство и юность прошли в Южной Африке, на ферме отца, Джона Нортона. Некоторые источники утверждают, что его мать Сара Норден была сестрой известного в Южной Африке еврейского предпринимателя Бенджамена Нордена. После смерти отца, получив наследство в 40 тысяч американских долларов, будущий император отправился в Соединенные Штаты. Американская мечта о великих возможностях и благосостоянии на первых порах начала сбываться. Спекуляции на американском рынке недвижимости увеличили его капитал. Желая приумножить его на временном прекращении поставок риса из Китая, цена на который возросла в десятки раз, Нортон вложил 25 тысяч долларов в груз риса на условии оплаты его по прибытии корабля. Но эту сделку удача, мягко сказать, обошла стороной – она оказалась полным провалом. До прибытия судна с рисом Нортона в бухту Сан-Франциско вошли корабли, груженные все тем же рисом, и цены на него упали до прежнего уровня. Причем поставщик был тем же, с кем и заключал договор Нортон, то есть прекрасно знавший о том, что дефицит риса временный и до момента прихода заказа Джошуа цены на рис рухнут.
Узнав об этом, Джошуа отказался оплачивать контракт, начав судебные тяжбы против недобросовестного поставщика, однако фразу «Да здравствует наш суд!» через четыре года воскликнул поставщик, отсудив с помощью «гуманного» суда себе еще и компенсацию. Джошуа остался без цента в кармане, а его имущество было арестовано. Признав себя банкротом, в возрасте 39 лет он исчез из Сан-Франциско. А появившись через год, уже уверенно обивал пороги редакций с вышеуказанным объявлением, провозгласив себя императором.

Следующим указом в роли императора Нортон потребовал от американской армии немедленно арестовать членов Конгресса США и распустить данный законодательный орган, поскольку в нем более не было нужды – отныне законотворчеством будет заниматься сам монарх: «...Мошенничество и коррупция препятствуют выражению гласа народа, происходит постоянное открытое попирание законов группами, партиями, фракциями и чрезмерным влиянием политических сект. Гражданин не имеет защиты личности и собственности…» Кто-нибудь заметил здесь признаки умалишенного? Не будет их и в дальнейших манифестах Джошуа. Со многими из них граждане даже соглашались или, по крайней мере, задумывались о правоте слов императора.
Например, Нортон своим указом отстранил от должности губернатора Вирджинии Вайса за то, что губернатор приказал повесить Джона Брауна. Браун, будучи приверженцем идей отмены рабства, отстаивая их, попытался вступить в бой с войсками штата всего с 17 сторонниками. По мнению императора, это явно указывало на душевную болезнь Брауна. Нортон запретил казнить Брауна и приказал вместо этого отправить Брауна в больницу на лечение. И многие жители Сан-Франциско были с ним согласны. Разумеется, все его требования игнорировались, но многие уже покупали газеты лишь для того, чтобы прочитать указы Нортона, желая пообсуждать их, сравнить с окружающими событиями и подумать, что бы изменилось в случае их исполнения.

Интересно, что часть указов Нортона «исполнялась» впоследствии, но, конечно же, не благодаря его стараниям. Так, для более эффективного решения внешних государственных задач он призывал создать орган, представляющий интересы всех стран, а позже появилась Лига Наций, а затем и ООН. С целью облегчения жизни граждан он повелевал «выделить средства для проведения конкурса проектов для строительства подвесного моста от оконечности Окленда до Сан-Франциско, а также туннеля, дабы установить наилучшие из проектов». Знаменитый висячий мост Сан-Франциско – Окленд был построен в 1939 году, построен и туннель под заливом, а на мосту, кстати, установлена мемориальная доска с изображением Нортона. Требовал он и запрета межнациональных и расовых предрассудков, а со временем и во многих странах стали появляться законы, их запрещающие.
Рассказывают, что он предотвратил погром в китайском квартале Сан-Франциско, когда вооруженная дубинками толпа, от которой прятались горожане и которой не препятствовала полиция, вплотную подошла к кварталу. На их пути возникла знакомая всем фигура Нортона, который, опустившись на одно колено, опираясь на бутафорскую саблю, смотрел на толпу и читал молитву. Говорят, толпа замерла в нерешительности и, постояв некоторое время, рассеялась. На счету императора вообще немало добрых дел. По ночам он патрулировал город на велосипеде, проверяя, как работает полиция. Увидев однажды, что мужчина подал бедняку на улице крупную купюру, Нортон подошел к нему и пожаловал тому дворянство. И вскоре это стало доброй традицией – за увиденный им добрый поступок император присваивал дворянский титул. И таким фамильным дворянством до сих пор гордятся многие жители Сан-Франциско.
Нортон действительно был любимцем всего города, а когда одним из молодых, только что переехавшим в город полицейским он был арестован с целью последующей отправки в психиатрическую лечебницу, у стен участка собрался митинг с требованием освободить его, что и было сделано лично шефом полиции. Мэр города принес ему свои извинения, и император великодушно простил юного полицейского.

Встречался он и с представителями королевских кровей. Так, приехавший в Сан-Франциско в 1876 году император Бразилии сам попросил познакомить его с «Императором США», потратив не один час своего времени на закрытые от прессы переговоры. С помощью владельца типографии Нортон даже выпустил серию банкнотов со своим изображением разного номинала, обещая каждому купившему их дивиденды, не менее 10 процентов прибыли к 1900 году. И здесь он ни капли не слукавил. Сегодня ограниченная серия этих банкнотов вызывает ажиотаж коллекционеров, готовых платить за них куда более солидные суммы. Полученные же за них тогда деньги Нортон раздавал бедным. Имелись ли деньги у него самого и что скопил он за два десятка лет своего царствования – неизвестно, по крайней мере, после смерти в его квартире нашли не больше десятка долларов. В повседневной жизни он просто ими не пользовался: квартиру оплачивал муниципалитет, и как указывалось выше, все, чего он желал, с радостью предоставлялось ему бесплатно.
Проводить его в последний путь пришла чуть ли не треть населения города. А когда со временем его останки были перенесены, в городе приспустили государственные флаги, а церемония прошла со всеми почестями и трехкратным салютом. Место его захоронения и сегодня является одной из экскурсионных достопримечательностей Сан-Франциско, на памятнике выбито имя Нортона с указанием «Император Соединенных Штатов и протектор Мексики». И кем бы ни был Нортон при жизни – просто чудаком или великим комбинатором, в истории он остался единственным императором, не пролившим ни одной капли крови своих подданных, императором, указы которого в большинстве своем – образец справедливости и миролюбия.

Алексей Викторов
http://www.jewish.ru/history/facts/2016/01/news994332180.php

ЗАПИШИТЕ МЕНЯ ЕВРЕЕМ рассказ


 Александр и Лев Шаргородские

Лев Шаргородский
МАРАН ИЗ ЛЕНИНГРАДА
Где-то в начале пятидесятых годов гражданка Красная вступила в единоборство с товарищем Сталиным.
Товарищ Сталин об этом не знал.
Гражданка была из тех русских людей, которые любили евреев, даже носатых, даже работавших в торговле, даже с дачами.
Сама Красная жила в полуподвале с видом на ноги проходящих. Даже справедливое осуждение еврея — ведь случается и такое — вызывало в сердце гражданки Красной глубокое возмущение. Она считала, что после того, что произошло, судить евреев вообще нельзя. Ни за что! Они настрадались навсегда.
Генералиссимус придерживался другого мнения.
Красная хотела выделить евреев в касту неприкасаемых — она плохо разбиралась в этнических проблемах индийского общества — она была паспортисткой — и неприкосновенные были для нее святыми. Любой еврей был для нее святой. Даже с дачей…
Гражданка Красная была последовательницей дочери фараона Марнепта Второго. Купаясь в Ниле в древние времена, дочь нашла в корзине, в тростнике, младенца Моисея — и спасла еврейский народ.
Красная была дочерью пастуха, никогда не видела Нила, купалась в общественной бане в Щербаковском переулке, ела капусту с картошкой в мундире — и спасала евреев.
Паспортистка Красная спасала еврейский народ от генералиссимуса Сталина.
В последний год своей жизни генералиссимус, будучи выдающимся специалистом в национальном вопросе, задумал решить еврейский вопрос — в Сибири началось широкое строительство бараков, и не в чем стало перевозить скот — все вагоны были отобраны для транспортировки евреев, что вызвало очередную волну антисемитизма.
— Опять все евреям, — говорила на коммунальной кухне необъятная Настя.
Коммунальные кухни великого города были недовольны евреями.
Короче, генералиссимус решил уничтожить еврейский народ, паспортистка — спасти…
Мне исполнилось шестнадцать лет. Я должен был получить паспорт. Первым пунктом в паспорте была фамилия, пятым — национальность. Я был евреем.
Гражданка Красная решила записать меня русским.
Это был ее метод.
Во время блокады в разоренной квартире профессора Лурье она нашла изодранную книгу с вырванными страницами. Она читала эту книгу по ночам, и горькие слезы лились в полуподвале — книга была про испанских евреев, про их изгнание. Из этой книги гражданка Красная извлекла одно — чтобы спастись, еврею надо было сменить религию. Стать мараном.
Паспортистка Красная не могла менять религию — трудно менять то, что было отменено. Она меняла национальность и пекла «маранов». По Куйбышевскому району Ленинграда бегало уже семь свежеиспеченных маранов-евреев, записанных русским, узбеком, украинцем, казахом и даже чехословаком.
Она не знала, что нет такой нации — она знала, что чехословаков сегодня не убивают…
День, когда она создавала нового марана, был для нее праздником. Она надевала лучшее платье — трофейный костюмчик из Эберсвальде, оренбургский платок, янтарные бусы и душилась самыми популярными в те годы духами «Красная Москва».
Когда сослуживцы интересовались, что это сегодня за праздник, она скромно отвечала: «День рождения». Чей — она не уточняла…
Ничего этого я не знал. Я шел за паспортом по набережной Фонтанки. Был ноябрь, падал мокрый снег, кони на Аничковом мосту погрустнели. Люди скользили и падали, из булочной несло хлебом, инвалид просил на пиво.
Я шел за паспортом, легко и беззаботно, ничуть не задумываясь, надо ли становиться гражданином этой страны, нужна ли она еврею и нужны ли евреи ей.
Я был в возрасте, когда думы светлы, как тополь в сентябре… В конторе было натоплено, на полу таял нанесенный валенками снег, пахло сосисками.
Я вошел в комнату — за столом сидела огромная женщина в оренбургском платке, с янтарным ожерельем вокруг крупной шеи, волосы ее были русые, зачесанные назад, в клубок.
Запах «Красной Москвы» кружил голову.
Она сурово посмотрела на меня.
— Почему ты так долго не приходил за паспортом?
— Было много уроков, — соврал я.
— Держи, — она протянула мне зеленую книжицу. Оттуда глядела моя фотография, изуродованная фотографом. Но вздрогнул я не от этого — в графе национальность стояло «русский».
— Простите, — сказал я, — я — еврей.
— Иди, иди, — подтолкнула она, — у меня много работы.
— Я еврей, — повторил я, — а здесь написано «русский». Вы ошиблись.
— Я лучше знаю, кто ты, — ответила она и открыла дверь, — следущий!
Я захлопнул двери:
— Исправьте, — сказал я. — Пока вы не исправите — я не уйду!
Я сел. Она тоже. Мы смотрели друг на друга.
— Ну какой ты еврей, — наконец произнесла она, — языка своего ты не знаешь, истории не знаешь, религии не нюхал — одно слово, что еврей. Вот скажи, к примеру, кто такие мараны?
Я не знал.
— А хочешь записаться евреем, — сказала она, — держи паспорт и давай к дому!
Я сидел, не вставая.
— Тебе хочется в Сибирь, — сказала она, — с твоими легкими?
— Исправьте, — повторил я, — мне надо готовить математику.
— Чтобы считать вагоны?!
— Какие вагоны? — не понял я.
— Которые вас уже ждут! Или ты о них ничего не слышал?
Я слышал об этих вагонах, они должны были отвезти нас в снега, в мороз…
— Я не запишусь русским, — ответил я.
— Почему? Ты их не любишь?
— Я их люблю, — ответил я.
— Чего ж ты упрямишься?
— Я — еврей, — повторил я.
— Козел ты, — сказала она, — не хочешь русским — могу записать татарином, грузином. Грузины — чудесная нация, не антисемиты. Никогда не преследовали евреев. Поют «Сулико».
Она затянула.
— Запишите меня евреем, — повторил я.
Она встала.
— Разговор окончен, — она хлопнула ящиком стола, — евреем я тебя не запишу.
— Вы антисемитка? — спросил я.
Она дала мне легкую затрещину:
— Паспорт берешь, козел?
— Нет, — я покачал головой.
— Тогда давай его сюда, — она взяла паспорт и спрятала его в стол, — скажи, чтоб зашли родители…
Когда я вышел из конторы, было уже темно — были почти самые короткие дни — валил снег, забивал глаза, буксовали троллейбусы… До сих пор я не понимаю, почему я хотел записаться евреем. Моим языком был русский, героями — русские — Наташа, Онегин, Пугачев, никакой другой литературы, кроме русской, я не знал и не обожал. Я спорил по-русски, плакал по-русски и по-русски признавался в любви. Я любил русских девочек, русские песни и русский мат. Ничего еврейского я не знал. Я не знал ничего о красавице Эстер, о прекрасной Юдифи, я не знал, что есть герои-евреи, что были братья Маккавеи и сын звезды — Бар-Кохба, и восстание в гетто Варшавы. Слово Иордан ничего не вызывало во мне. Мне нравилось, когда говорили, что я вылитый русский, что у меня глаза Есенина, что у меня широкая русская душа — потому что какой ширины еврейская душа — я не знал.
Дружил я с русскими, вместе с ними бегал по крышам, играл в деньги и был чрезвычайно горд, когда Колюня, вор районного значения, — мне сказал:
— Я тебе, как русскому, признаюсь — мы вчера столовку ограбили…
Я не хотел знать, кто я! Не хотел слышать! Имя Абрам вызывало хохот, Сарра — стыд, и я гордился своим прямым носом, именем Петр и чистым произношением буквы «р»…
И хотел записаться евреем!!!
Это было чистое упрямство, голое упрямство горного козла…
— Вы так думаете, — сказал мне много лет спустя рабби Гершель из Цфата, — это Тора, Тора вас вела.
— Я не знал Торы, рабби.
— Вы ошибаетесь, друг мой. Вы ее прекрасно знали.
— Рабби, — поклялся я, — за всю свою жизнь я не прочел и строчки Торы.
— А чем вы занимались до рождения?
— До рождения, ребе?!!
Гершель покачал головой. Он был красив. Предки его писали «Каббалу».
— Зародыш, — сказал ребе, — в чреве матери напоминает книгу, прекрасную книгу. Он ест, что ест его мать, пьет, что пьет его мать. Над его головой свет, он смотрит и видит весь мир. Нет более счастливых дней для человека, чем дни в чреве матери его — он изучает Тору. И когда он готов покинуть чрево — является Ангел, ударяет его и заставляет забыть Тору, всю Тору. Что, по-вашему, означает эта выемка? — и дотронулся до ложбинки на верхней губе, — что, по-вашему, это означает? Это знак, друг мой, знак, оставленный ангелом…
Солнце садилось, и Гершель пошел в синагогу…
Но тогда я этого не знал, ничего не знал, я еще не вкусил от древа познания — я был счастливым человеком. И упрямым. Не знаю, всосал ли я с молоком матери Тору, но упрямство — наверняка.
…Дома была мама. Она пекла пирожки с капустой. По случаю паспорта. Она пекла и что-то напевала.
— Ну, где наш новый паспорт? — спросила она.
— В ЖАКТе, — ответил я.
— Как это?!
— Я не взял его. Меня там записали русским.
— Ну и что? Это же счастье! — вскричала мама, — надо было хватать и бежать!
— Я не возьму его, — повторил я.
Моя умная мама все поняла. Она села на табурет и положила руки на колени. Пирожки подгорали на черной сковороде.
— В этой стране, — сказала мама, — можно прожить без мяса, без ванны, без воздуха, но не без паспорта. Прошу тебя — не разрывай мое сердце, пойди за ним.
— Нет, — ответил я, — я останусь дома и буду есть пирожки.
— Благодари Бога, что тебя записали русским, — сказала она.
— Почему, мама?
— Почему? Да потому, что, если б твой папа был русским, он бы не торчал на вонючем заводе. Он бы, с его головой, был бы профессором, директором или членом-корреспондентом! Если б твой папа не был евреем — он бы был академиком, с его головой, его портрет висел бы на Невском, он бы был в энциклопедии, твой папа, с его головой.
— Я не хочу в энциклопедию, — сказал я.
— Я вижу, — сказала мама, — ты хочешь в Сибирь. Ты хочешь, чтоб тебе всю жизнь совали палки в колеса! Куда ты уедешь на таком велосипеде? Посмотри, куда приехали мы — комната у туалета, окно на свалку, папа, пропахший гудроном. Ты хочешь туда же?!
Я намазал булку маслом, посыпал сверху сахарком и начал жевать.
— Возьми Шапиро, — продолжала мама, — двое детей! Беллочка записана белорусской, Абраша — хохлом! У Рабиновичей все дети казахи. Альперовичи — латыши. Мулька Шмек, сын раввина — калмык. И все довольны, все были согласны! Почему ты упираешься?!
— Не знаю, — ответил я.
— Подумай, — сказала мама, — ты сможешь поступить в университет. На филологический. На философский. В Институт Международных отношений. Будешь послом. В Индии, в Малайе. Я знаю? Станешь русским дипломатом!
— Я хочу быть дипломатом-евреем, — ответил я.
Мама тяжело вздохнула.
— Почему люди хотят совместить несовместимое, — произнесла она. Легкий дымок тянулся от пирожков…
Потом пришел папа. Он снял потертое кожаное пальто.
— Он не хочет становиться русским, — выпалила мама.
Папа сел на диван и закурил свой «Беломор».
— Ты слышишь, он хочет быть евреем.
Мороз затягивал окно. Папа курил и слушал рассказ мамы. Он улыбнулся, папа. Я тогда не понимал, чему он улыбался, мой папа, который мог быть в энциклопедии.
— Чему ты улыбаешься, хохэм? — спросила мама.
— Я делаю то, что пока не запрещено, — ответил он.
Мама махнула рукой и пошла подогревать вчерашний борщ.
— Я не настаиваю, чтобы ты записался русским, — сказал папа, — или узбеком, или калмыком. Потому что я не уверен, что если все евреи запишутся калмыками — не начнут преследовать калмыков. Я просто размышляю. Я просто думаю, что если б твоя мама не была еврейкой, она б не преподавала идиотам черчение, а с ее головой стала бы Софьей Ковалевской, или мадам Кюри, или Голдой Меир, с ее головой. Но я тебе ничего не говорю, ничего. Я тебе не говорю, что мой родной брат — армянин, а сестричка — литовка, и если б наши родители это узнали — они б умерли вторично… Потом папа достал новую папиросу, долго чиркал спичкой, обжег палец и задымил.
— Ты знаешь, почему Бог не пустил Моисея в Ханаан? — спросил он.
— Нет, — сказал я, — не знаю.
— Потому что Моисей, великий Моисей, однажды, в своей юности, не признался, что он еврей.
Вошла мама с горячей кастрюлей.
— Чему ты учишь ребенка? — сказала она, — вечно болтаешь глупости! Ешь борщ! — Затем она повернулась ко мне, — а ты, завтра, с утра, пойдешь и заберешь паспорт. Я прошу тебя, будь русским, мне будет легче.
— Нет, — сказал я, — я хочу в Ханаан.
Слезы падали из маминых глаз прямо в горячий борщ.
— Что ты молчишь, хохэм, — повторяла она папе, — что ты молчишь?..
Паспорт я получил. В пятом пункте стояло то, что хотел я.
— Сходи к психиатру, — посоветовала гражданка Красная, вручая его. — Доктор Блох, тоже, кстати, азербайджанец…
Она перестала говорить с папой, считая, что во всем виноват он.
— Ему мало, что он сам еврей, — ворчала она, — такого хлопца губят…
В те дни она работала много, гражданка Красная.
Она засиживалась ночами.
Куда-то торопилась.
Тучи сгущались над Ленинградом.
Евреев вышвыривали с работы, к врачам-евреям не обращались.
В школах, на переменках, евреям устраивали обломы:
— Это вам за то, что вы хотели отравить Сталина.
На нашей коммунальной кухне необъятная Настя часами повествовала о вагонах, где они стоят, какие они и как в них будут перевозить.
— По двести еврейчиков на вагон, — деловито докладывала она и с аппетитом посматривала в сторону нашей комнаты. — Диван я передвину к окну, — мечтала она.
Люди мечтали на коммунальных кухнях великого города.
В воздухе пахло весной и погромом.
И пришел день, когда гражданку Красную попросили составить списки всех евреев ее микрорайона.
— Для отправки в санаторий, — уточнил майор Киселев.
Гражданка Красная принялась за работу — она старательно печатала на высоком «Ундервуде» имена, отчества и фамилии. И адреса. Мелькали там и Поварской, и Стремянная, и Кузнечный. И, прекрасный Невский промелькнул.
Машинка стучала, стучала.
К утру списки были готовы.
— Кто бы мог подумать, что у нас столько еврейчиков? — пропел майор Киселев.
— Медлить не стоит, — сказала гражданка Красная, — а то многие из этих подонков могут улизнуть.
— Об этом не беспокойтесь, гражданка Красная, — успокоил майор…
Первой арестовали ее — гражданка Красная составила подробные списки всех стукачей, мародеров, грабивших квартиры во время войны, и просто рядовых антисемитов микрорайона. Списки были беспощадны — за единожды произнесенную безобидную «жидовскую морду» вас уже включали в список.
Ее посадили в районную кутузку. Допрашивал сам майор Киселев. Он был беспощаден — в списках он шел пятым. Была вскрыта незаконная деятельность гражданки Красной по производству маранов.
Все эти казахи, латыши и прочие были пойманы и переведены вновь в лоно иудаизма. Неизвестно, куда б сослали и саму гражданку Красную, если б внезапно не сдох человек, фигурировавший в списке Красной под фамилией Джугашвили.
Ее выпустили и даже не выкинули из ЖАКТа, разрешив работать «без права допуска к документам, имеющим графу «национальность».
Жизнь для нее потеряла всякий смысл. Из глаз ее ушел свет, янтарные бусы валялись на подоконнике, «Красную Москву» она отдала дворовому алкоголику Борису.

Вскоре она умерла. На ее похоронах были одни евреи. Они установили ей памятник. На сером камне написано: «Гражданке Красной от маранов Ленинграда»…
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..