среда, 19 августа 2015 г.

ДЭВИД РОКФЕЛЛЕР ДРУЖИЛ К КРЕМЛЁМ

Как Дэвид Рокфеллер начал сотрудничество с СССР


Американский банкир Дэвид Рокфеллер первый раз посетил СССР в 1962 году. Затем он стал руководителем Дармутских встреч американской и советской интеллигенции. Его банк «Чейз» первым открыл свой офис в Москве в 1973-м. На встречах с Рокфеллером премьер Косыгин предложил США вместе осваивать газовые месторождения и строить АЭС.
Дэвид Рокфеллер описывает свои встречи с советскими деятелями в 1970-х в книге «Клуб банкиров» (впрочем, СССР отводится в книге немного места – Рокфеллера больше занимает Китай, Ближний Восток, глобализация и филантропия). Мы публикуем часть его воспоминаний, относящихся к поездкам в СССР.
«Мои контакты с Советами начались в 1962 году, когда меня пригласили участвовать в конференции представителей американской и советской общественности. Инициированные Норманом Казинсом, издателем «Сатердей ревью», «Дартмутские встречи», как стали называться эти конференции, представляли собой одну из нескольких инициатив периода холодной войны.
В 1971 году основную ответственность за финансирование этих конференций принял на себя Фонд Кеттеринга с дополнительной поддержкой Рокфеллеровского фонда и Фонда Лилли. В то время, когда американские и советские дипломаты обсуждали договоры, касающиеся оборонных расходов и систем противоракетной обороны, Дартмутские встречи стали рассматривать в официальных кругах как Москвы, так и Вашингтона в качестве серьёзного форума, который мог внести вклад в более широкий диалог. Из списка американских участников исчезли знаменитости, и они были заменены специалистами по советским делам, такими как Джеймс Биллингтон, Ричард Гарднер и Поль Уорнке; учеными, такими как Поль Доти из Гарварда и Гарольд Агню из Лос-Аламосской лаборатории; и бизнесменами, компании которых имели интересы в Советском Союзе, такими как генерал Джеймс Гэвин из «Артур Д.Литтл», Г.Уильям Миллер из «Тектрона» и Уильям Хьюитт из «Джон Дира». Также принимал участие в конференциях ряд сенаторов США, включая Фрэнка Черча, Марка Хэтфилда, Хью Скотта и Чарльза (Мака) Мэтайаса.
Сходные изменения произошли и на советской стороне. Местные российские светила и фигуры литературного мира были заменены членами Верховного Совета, государственными чиновниками высокого уровня, известными учёными, специализировавшимися в области изучения Европы, Северной Америки и Ближнего Востока, и вышедшими в отставку военными. Главную ответственность за состав советской группы в начале 1970-х годов нёс Георгий Арбатов, глава Института США и Канады Академии наук СССР.

(Дэвид Рокфеллер встречается с Хрущёвым)
Во время Киевской встречи летом 1971 года я попросил Георгия Арбатова прогуляться со мной. предложил, чтобы мы начинали каждую конференцию с короткого заседания, непосредственно за которым происходили встречи в малых группах, где обсуждались бы специфические вопросы, такие, как оборонные расходы и торговля. Арбатов согласился, и мы приняли этот новый формат для всех последующих конференций. Вскоре после этого Фонд Кеттеринга попросил меня принять на себя больший набор обязанностей по организации этих встреч, на что я согласился.
Результатом нового формата встреч и участия опытных и знающих лиц из обеих стран были дискуссии по существу, оказавшие прямое влияние на советско-американские торговые переговоры в первой половине 1970-х годов.
Дартмутские встречи предоставили мне возможность познакомиться с рядом русских в неформальной обстановке. На меня произвели особое впечатление Евгений Примаков, который позже стал министром иностранных дел России, и Владимир Петровский, ставший заместителем Генерального секретаря ООН.
Большой прорыв произошел, когда мы выступили в качестве одного из ведущих американских банков по финансированию миллиардной советской закупки зерна в 1971 году. На следующий год мы начали дискуссии с советскими властями по вопросу об открытии представительства в Москве. В ноябре 1972 года «Чейз» получил разрешение создать представительский офис — он был первым американским банком, получившим лицензию.
Местом нахождения офиса был дом №1 по площади Карла Маркса. Официальное открытие бизнеса состоялось в мае 1973 года. Сначала я предложил послу Анатолию Добрынину, чтобы мы назначили Джеймса Биллингтона главой отделения. Джеймс — специалист по России, свободно говорил по-русски и работал в это время в «Чейзе» в качестве советника по вопросам Советского Союза (позже он занял пост главы Библиотеки Конгресса).
Гала-прием в гостинице «Метрополь», посвящённый открытию офиса «Чейза», имел огромный успех, в том числе и с точки зрения количества собравшихся. Мы пригласили каждого коммунистического функционера в Москве; они кишели, как саранча, и в течение буквально нескольких минут столы, покрытые деликатесами, импортированными из-за рубежа, буквально были обобраны дочиста, не осталось также ни капли жидкости в бутылках вина и водки. Вскоре после этого Советы дали разрешение открыть представительские офисы в Москве «Сити-бэнк» и нескольким другим американским банкам. Хотя советский рынок никогда не приобрел значения ни для одного из наших банков, однако нельзя отрицать символическое значение того, что «Чейз» — «банк Рокфеллера» — оказался первым финансовым учреждением США в Советском Союзе.

(Дартмутские встречи – Юрий Жуков, Збигнив Бжезинский, Генрих Трофименко, Георгий Арбатов,и Лэндрум Боллинг, Москва, 1975)
Я приезжал в Москву почти ежегодно на протяжении 70-х годов: на Дартмутские встречи или по делам банка. Главным лицом, через которое осуществлялись мои связи с правительством, в это время был Алексей Косыгин, одна из наиболее значимых политических фигур в СССР. Косыгин принимал участие в перевороте, в результате которого был смещён Никита Хрущев в 1964 году. Высокий худощавый человек с печальным лицом, Косыгин был талантливым менеджером, делавшим чудеса, управляя неподатливой советской экономикой. К моменту нашей встречи он проиграл в борьбе за власть в Кремле руководителю Коммунистической партии Леониду Брежневу и был назначен на подчиненное положение премьера — главного операционного директора советской экономики.
В то время как мой разговор с Хрущевым был спором по поводу относительных достоинств наших идеологий и философий, мои беседы с Косыгиным всегда носили прагматический характер и были ориентированы на деловые вопросы. В ретроспективе содержание этих дискуссий было весьма информативным из-за того, что они касались потенциальных экономических взаимоотношений между Соединенными Штатами и СССР.
Я впервые встретился с Косыгиным летом 1971 года после Дартмутской встречи в Киеве. Это была моя первая поездка в Москву после памятной встречи с Хрущёвым. Я обнаружил, что советская столица за прошедшие годы значительно изменилась.
Акцент, который делал Косыгин на производство товаров для потребительского сектора, привёл к тому, что на улицах стало больше автомобилей, более доступной стала одежда и другие товары. Везде осуществлялись крупные проекты строительства дорог, а в Москве система метро представляла собой чудо — современное, чистое, удобное и дешевое. Сама Москва была относительно чистой и без мусора. Хиппи и люди с длинными волосами в основном отсутствовали.
Я был членом Дартмутской делегации и нанёс визит вежливости Косыгину в его кремлевском кабинете. Мы провели основную часть времени, разговаривая о торговле, и Косыгин призвал нашу группу к работе для «снятия барьеров» в Соединенных Штатах, которые препятствовали торговле с СССР.

(Дартмутские встречи – Револьд Антонов (от левого, переднего ряда), Джордж Шерри, Дэвид Рокфеллер, и Станислав Борисов; Георгий Арбатов (два справа, задний ряд) Юрий Бобраков, Уильямсбург, Вирджиния, 1979 год)
Было ясно, что Советы желают расширения торговых отношений. Наша вторая встреча совпала с открытием офиса «Чейза» в мае 1973 года. Косыгин был обрадован этим событием и проявлял оптимизм в отношении того, что препятствия, мешающие улучшению торговли между США и Советским Союзом, будут теперь сняты. Он сосредоточивал внимание на разведке крупных газовых месторождений в Сибири, в какой-то момент, размахивая указкой, показал стратегические месторождения на висящей на стене карте. «В экономическом отношении, — говорил он, — мы готовы идти дальше, однако мы не знаем, насколько далеко пойдут Соединенные Штаты».
К 1974 году в круге вопросов, которые занимали Косыгина, произошел явный сдвиг. Это был наш наиболее изобилующий техническими моментами, экономически ориентированный диалог. Он выразил глубокую озабоченность в отношении повышения цен на нефть со стороны ОПЕК и того воздействия, которое это оказывало на американский доллар, а также на европейские и японские платежные балансы. Он внимательно выслушал мой анализ последствий развития этих тенденций. Мы обсудили относительные достоинства альтернативных источников энергии, таких, как уголь и атомная энергия.
Косыгин сказал, что он убежден, что западные страны столкнутся с трудностями в плане снижения своего энергопотребления, а нахождение эффективных решений потребует годы. Премьер предположил, что развитие атомной энергетики в конечном счете понизит стоимость нефти. Затем он спросил: пошел бы «Чейз» на помощь в финансировании и строительстве ядерных электростанций в России, которыми бы совместно владели Соединенные Штаты и СССР? Я был поражен этим революционным предложением, поскольку это показывало, насколько важными были для Советов как американские инвестиции, так и технология, и насколько далеко они готовы были пойти, чтобы получить и то, и другое.
Косыгин завершил нашу встречу, сказав, что «история покажет неправоту тех, кто пытается препятствовать развитию новых отношений между Соединенными Штатами и СССР», и что «руководство Советского Союза верит в руководство Соединенных Штатов, и они единодушны в своем желании найти новые пути для развития новых отношений между нашими странами».

На каждой из первых трёх встреч Косыгин был настроен оптимистично и открыто, предлагая потенциальные области сотрудничества и способы, которыми можно развивать общие проекты. Наша встреча в апреле 1975 года прошла по-иному. После принятия поправки Джексона-Вэника и осуждения Брежневым непредоставления Америкой СССР статуса наибольшего благоприятствования в торговле Косыгин перешёл к конфронтационному стилю общения, который я никогда не чувствовал ранее.
Я бросил ему вызов, спросив: «Если Советский Союз действительно собирается стать мировой экономической державой, тогда он должен быть серьёзным фактором в мировой торговле. Как это может быть, если вы не имеете конвертируемой валюты?» Я сказал, что понимаю, что приобретение рублем конвертируемости может создать другие осложнения для СССР, «поскольку ваша идеология требует, чтобы вы резко ограничивали движение людей, товаров и валюты. Каким образом вы можете примирить друг с другом две эти реальности?»
Он смотрел на меня в течение секунды в некотором замешательстве, а потом дал путаный и не особенно адекватный ответ. Ясно, что он никогда серьезно не думал о практических последствиях введения конвертируемой валюты.
Примерно неделю спустя я обедал в ресторане в Амстердаме, когда Фриц Летвилер, управляющий Швейцарским национальным банком, увидел меня и подошел к моему столику. Летвилер сказал, что только что вернулся из Москвы. Он рассказал, что после моего визита Косыгин узнал, что тот был в Москве и пригласил его к себе. Косыгин был обеспокоен моими словами, и они провели два часа, обсуждая последствия конвертируемости валюты для России.

Для Советов не существовало удовлетворительного ответа на заданный мной вопрос. Это четко определяло их дилемму: они не могли стать международной экономической державой без полностью конвертируемой валюты, однако это было невозможно до тех пор, пока они придерживались марксистской догмы и поддерживали репрессивный авторитарный порядок в обществе.
+++
Ещё в Блоге Толкователя о советско-американских отношениях:
Первой организованной группой американцев, приехавших в СССР после падения сталинизма – в 1955 году, была труппа оперы Гершвина «Порги и Бесс». Их потрясло, как советские люди тепло встретили постановку. Ещё бОльшим потрясением стали верующие Ленинграда – «среди которых живёт Христос».

***
Летом 1987-го в СССР впервые была проведена акция народной демократии: американские и советские борцы за мир в течение трёх недель шли пешком из Ленинграда в Москву. В городах на их пути тысячи людей встречали шествующих цветами, в деревнях плачущие старики – иконами. Завершилось всё первым в СССР рок-концертом с американцами, на 30 тысяч зрителей – его организатором был сооснователь Apple Стив Возняк.

+++ТОЛКОВАТЕЛЬ

ЕВРЕЙСКИЙ "ЧЕРНОЗЁМ" И ПОСТАВКИ В РОССИЮ

Израильские овощи и фрукты поставляемые в Россию, выращиваются в песке и на минах (Израиль)



В российских и украинских торговых сетях можно встретить немало израильских овощей и фруктов. Но мало кто знает, что израильские баклажаны, кабачки, картошка, морковь, лук, виноград, апельсины и многое другое выращиваются прямо в песке в пустыне Негев, либо еще более засушливой долине Арава на границе с Иорданией. Более того,  немалая часть плантаций и теплиц находятся даже не рядом, а прямо среди минных полей и от крайнего баклажана до Иордании метров десять. 

И если вам даже этого мало, то в этих местах практически не бывает осадков, их тут менее 50мм в год (для сравнения, в центральной части России - до 800мм в год). Проще говоря, дождь здесь редкое явление, в течение года их по пальцам можно пересчитать. Здесь нет чернозема, нет ни рек, ни озер. Вообще гиблые места, где и дышать тяжело от постоянной пыли и удушающей жары в +50 градусов в тени большую часть года. И тем не менее, именно эти теплицы и грядки в песке кормят матушку Россию свежими и вкусными овощами и фруктами. Читайте дальше и вы не поверите глазам своим -





Эти места расположены в южной части Израиля, гляньте на карту, сразу же "под" Мертвым морем и до Эйлата на Красном море тянется граница с Иорданией и параллельно с ней трасса №90, ведущая в Эйлат. Так вот, между дорогой и границей вытянулась сухая и пыльная долина Арава, где расположено порядка десяти киббуцов (фермерских хозяйств), выращивающих овощи и фрукты. Поразительно, но эффективность такова, что всего десять(!) хозяйств не только обеспечивают потребности почти 8 миллионного Израиля, но и ухитряются заполнять прилавки российских и украинских супермаркетов. Без воды, без нормальных почв, без дождей. Без преувеличения - потрясающе.

Катаясь по этим гиблым местам с песком в волосах и пересохшим от сухого ветра носом, не переставал удивляться, что тысяча колхозов неспособны прокормить Россию, а тут десяток хозяйств поставил дела на поток и обеспечивает миллионы людей. Но оставим лирику (а то скажут, что я "русофоб", мол российских колхозников недолюбливаю, а у них вечная битва за урожай) и перейдем к прогулке. Оно самое -

pomid

Выше я говорил, что плантации расположены на границе. Но забыл добавить, что здешняя граница имеет ряд особенностей. Дело в том, что в 1994 году, в результате подписания мирного договора между Иорданией и Израилем, произошел обмен территориями. Граница здесь проходила по руслу сезонной речки Арава, по которой мутные потоки, сошедшие с гор после дождей, в итоге достигают этих мест и текут в направлении Мертвого моря. Такое случается всего несколько раз в год и только зимой. Так вот, по руслу этой с позволения назвать реки и проходила граница. С израильской стороны освоение пустыни Арава началось в конце 50-ых годов, на иорданской ничего нет по сей день. Добавим к этому состояние войны, существовавшее между странами вплоть до 1994 года и получаем следующий результат: израильтяне, с целью обезопасить прилегающие к границе поселки, захватили стратегические точки на иорданской стороне границы. Это было давно, пятидесятые годы, точной демаркации границы не существовало, русло реки сдвигалось то туда, то сюда. Со стороны Иордании действительно осуществлялись набеги и нападения, достаточно упомянуть убийство 11 пассажиров автобусе Эйлат-Тель-Авив в 1954, о чем рассказывалось в статье "Самая опасная дорога Израиля".

В конечном итоге, подписав мирный договор в 1994, обе страны наконец-то определили границу раз и навсегда. В результате Израиль признал за Иорданией порядка 300 кв.км территории в Араве, те в свою очередь признали за израильтянами какие-то небольшие участки земли чуть севернее, возле Мертвого моря. Самым же интересным нюансом стало то, что на территории, которая отошла к Иордании после мирного договора, расположено несколько поселений. Не самих поселений с домами, а их плантации и фермерские хозяйства. Новая граница прошла в считанных сотнях метров от таких поселков, как: Хацева, Яхав, Лотан и другие. Так вот, взамен на согласие Израиля возвратить Иордании упомянутые территории, в текст мирного договора внесли следующий пункт "...израильские хозяйства остаются под контролем Израиля, но под формальной юрисдикцией Иордании". Согласитесь, звучит очень расплывчато? На практике это означает, что ничего не поменялось. Иорданцы обязаны обеспечивать порядок и безопасность на этой территории, но при этом не вправе чинить какие-либо препятствия любого характера (таможенные, пограничные, налоговые) израильтянам.

На практике, для туриста это выглядит следующим образом: вы садитесь за руль, выезжаете из поселка, через пять минут проезжаете границу Израиля и Иордании и катаетесь по иорданской территории среди израильских теплиц. Что скажете? Мы трогаемся в путь и едва выехав из поселка Хацева, проезжаем формальную границу с Иорданией. Кроме предупреждающих столбиков тут больше ничего нет -





Предупреждение, что съезжать с дороги нельзя, мины -



Проезжаем израильский пограничный пост, на котором нет ни единого человека -



Ну, и мы в Иордании. По крайней мере формально. Иорданцев здесь не встретить -



И вот они, плантации на песке. Как все это здесь растет - уму не постижимо.











Работают здесь исключительно таиландцы и филиппинцы. Израильтяне не готовы работать за эти деньги (тайцам платят минимум, 4860 шекелей в месяц, то бишь 1220 долларов) в жаркой и пыльной пустыне -



До 80% сельхозпродукции этих поселений уходит в итоге в Россию. Если вам попадется где-нибудь в Ярославле, или Иркутске кабачок с надписью "Puerrtto" - не удивляйтесь! Шучу, ничего я не подписывал :-)))





Зеленый перец -



Сетка закрывает посевы от солнца и пыли -





Вы не поверите! Это виноград и он тоже растет на песке! Блин, сие за гранью моего понимания -



Кстати, очень вкусный и сладкий виноград без косточек, мне понравилось -





А это картошка -



А чтобы картошку не украли иорданцы, тут заложили мины. На самом деле, мины не из-за картошки, разумеется -



Баклажаны -









А здесь идет подготовка к новым посевам. Вспахивают песок и прокладывают оросительные трубки -



Примерно через полгода выросшие здесь картошка и морковь будут у вас дома на столе, в Москве и Питере -



Без воды тут не вырастет ничего -







Панорамный вид на плантации. А русло пограничной реки виднеется сразу внизу; таким образом, мы с вами только что посетили Иорданию без визы. Сэкономили аж целых 60 долларов. Улыбаюсь.



Здесь построена плотина, собирающая сходящие с гор потоки воды. Затем этой же водой поливают посевы -



А хотите посмотреть, как живут сами израильские колхозники, которые собственно, всем этим хозяйством управляют? Тогда читайте вторую часть отчета Жизнь израильского колхозника: +50 в тени, безжизненная пустыня и палящее солнце


Источник: http://puerrtto.livejourn...

МАРК ЦУКЕРБЕРГ ИЗВИНИЛСЯ

 Художник Иерусалима, перед которым извинился Цукерберг


Марк Цукерберг позвонил ему на личный телефон и трижды извинился за происшествие, которое изрядно всколыхнуло Facebook. После извинений Цукерберг попросил израильского художника Алекса Левина написать картину для его офиса в компании Facebook. С чего же началась эта история?
Алекс Левин родился в 1975 в Киеве, столице Украины, в которой закончил с отличием Академию изобразительного искусства. В 1990-м году Алекс Левин репатриировался в Израиль, затем отслужил три года в Армии обороны Израиля. Главные темы в творчестве Алекса Левина — «Традиция еврейского наследия», Тель-Авив и «Маски Венеции». В 2007 Алекс получил медаль Кнессета за вклад в еврейское искусство.

Иерусалим и религиозные евреи наполнены на картинах Левина особым светом, легкостью и надеждой. Мы видим Старый город, Западную стену, улочки религиозных кварталов и заряжаемся их позитивной энергетикой. Даже вечно спешащий Тель-Авив у Левина — это теплый лирический город белоснежных зданий и солнечных бульваров под синими небесами.

Artwork by Alex Levin, Israel.

Почти 50 тысяч человек насчитывает группа ценителей творчества Алекса Левина в социальной сети Facebook. Тем сильнее было удивление и возмущение его друзей, которые внезапно обнаружили, что личная страница художника была безжалостно удалена по решению руководства этой социальной сети. Сотни людей отправляли протесты в Facebook, заявляя, что страница художника не содержала чего-то запрещенного. Как выяснилось, с точки зрения некоторых арабских пользователей Интернета «провокационными» были виды еврейского Иерусалима.

Об этом порталу «Форум Daily» рассказывает сам Алекс Левин.

- Алекс, Вы рисуете Иерусалим без арабских объектов. Имено это и стало причиной арабских жалоб?

- Да, это было одной из главных причин. Я изначально для себя решил, что буду рисовать Иерусалим только с еврейскими элементами. Когда я рисую Стену плача, то сверху над ней растут деревья. Наверху там пустая площадка — в том месте, где были два еврейских Храма. Это место принадлежит евреям. Я не вижу там мечети и и не могу там рисовать что-либо. Оставляю это место свободным — в надежде, что туда со временем опустится Третий Храм. Поэтому мне важно это место оставлять пустым и не рисовать мечети. Это и вызвало такую бурю протестов со стороны арабов.

- И чем закончилась эта история с удалением вашей страницы?

- Вначале я сильно расстроился — ведь я создавал страницу очень долго, и в один день говорят, что ее закрывают и стирают вообще. Я не знаю, как это дело дошло до Марка Цукерберга — возможно, в результате волны протестов против закрытия страницы живописи на еврейскую тему. Видимо, ему это было важно, поэтому Марк позвонил через 15 минут после восстановления моей страницы. Цукерберг многократно извинялся, а затем попросил мою картину себе офис. Так что сейчас я думаю, какой сюжет изобразить на этой картине. Может, свяжу тему Иерусалима с Фейсбуком, как это мне посоветовал Алекс Сельский, гендиректор Всемирного форума русскоязычного еврейства.

- Почему еврейская тема так сильно проявляется в Вашей живописи?

- Я до 15 лет вообще не знал, что я еврей. Да, в семье праздновали какие-то праздники. Начал рисовать на еврейскую тему только в Израиле. Приехал в Иерусалим и влюбился в этот город. Я поставил Иерусалим стержнем своего творчества. Считаю своим долгом запечатлеть традиции еврейского наследия — местечки Украины, Польши, стёртые во время войны. Вижу в этом свою миссию. Мои прадедушки были большими раввинами в Украине и Белоруссии. Поэтому я пытаюсь представить, как жили мои предки в местечках, как молились, как встречали шабат. При этом сам я остаюсь человеком светским.

Алекс Левин также рассказал порталу «Форум Daily», что он находится в контакте с главным раввином России Берлом Лазаром, раввином Москвы Пинхасом Гольдшмидтом и главным раввином Украины Моше-Реувеном Асманом.


 



Источник: http://grimnir74.livejour...
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..