среда, 18 апреля 2018 г.

ЧЁРТА ЛЫСОГО ВАМ!


БОРИС ГУЛЬКО О ПАСХАЛЬНОЙ НЕДЕЛЕ В ИЕРУСАЛИМЕ


Пасхальная неделя в Иерусалиме              
  Борис Гулько
Естественный вопрос: зачем на празднование Песаха лететь через пол Земного шара? Разве Песах в Нью Джерси не такой, как в Иерусалиме?
Я догадываюсь, что разные места в нашем мире в разные времена по разному действуют на нас. Чудесная лёгкость овладевала попавшими в Париж – это ещё до того, как мусульмане стали гоняться по французской столице за евреями с ножами. Сто лет назад художники, попав в этот город, начинали видеть мир по-иному, им открывались новые света, цвета и перспективы. Иными гранями раскрывались в Париже гении голландца Ван Гога, испанца Пикассо, белорусских евреев Шагала и Сутина, итальянского – Модильяни.
Иная эманация настигает людей в массачусетском Бостоне. Там горожан захватывает либерализм. Недавно в Бостоне возникла фашистская антифашистская организация Антифа. Когда прошлой осенью человек сто собрались на демонстрацию в защиту свободы слова, громада контр-демонстрантов Антифы затопила центр Бостона. Они не умещались в газетной фотографии, сделанной с вертолёта.
Начало своего президентства Трамп отметил запретом иммиграции в США из самых опасных мусульманских стран. Большая группа американцев из бывших советских подписала президенту письмо с протестом – нас впустили, впусти и остальных. Я просмотрел список подписантов и обнаружил многих своих бостонских знакомых. Мы, вроде, уезжали из Союза, чтобы нас не преследовали за то, кто мы есть – например – не мусульмане. В Бостоне мусульмане уже марафон взрывали, да и по Америке устроили немало терактов – то здесь, то там. Однако в Бостоне такой воздух – тянет стать либералом и защитить кого-нибудь.
Во времена своей шахматной карьеры, когда я много путешествовал, мне представлялось, что я кожей ощущаю ауру любимых городов. Казалось – привези меня в один из них с завязанными глазами – я сразу узнаю, где нахожусь. И конечно – специальная эманация настигает нас в Израиле.
В Израиле есть всё, что в других местах. В горах, в каменном городе каббалистов Цфате, художники повсюду – как на Монмартре. Каждый дом, что не синагога – то галерея. Если вас удивляют либералы Бостона – в Израиле они ещё зловредней. «Газета для думающих людей» – как называет себя Гаарец, не менее про-арабская, чем Нью-Йорк Таймс; её ведущая журналистка Амира Хаас, много лет жившая в Рамалле среди арабов, признана судом клеветницей на еврейскую общину Хеврона.
В эту пасхальную неделю ХАМАС решил прорвать границу с Израилем. Арабы пустили вперёд женщин и детей в надежде, что евреи нечаянно застрелят кого-то из тех в забаву мировой прессе. Вооружённые террористы прятались за спинами этого живого щита. ЦАХАЛ ответил на такую негуманную хитрость размещением вдоль границы снайперов, которые целили только в террористов. Еврейская правозащитная организация Бецелем призвала солдат не стрелять. Бостонские левые могли бы позавидовать такой жертвенности.
Иерусалим, как известно – город двух религий. Обе – иудейские. Более 1300 лет – с момента завершения сооружения Моисеем в пустыне Скинии Завета, служение Богу для евреев заключалось в принесении жертв. После возведения в Иерусалиме царём Соломоном Храма, жертвы разрешалось приносить только в нём. Когда римляне, из-за гражданской войны между евреями, разрушили Храм, возник иудаизм раввинистический, в котором служение Богу заключается в молитвах и в изучении священных текстов. В сегодняшнем Иерусалиме эти две формы служения Богу готовы слиться.
Уже 60 лет Храмовая гора – самое святое место иудаизма, находится в наших руках. К её подпорной Западной стене иудеи приходят молиться. Ничто не мешает нам и восстановить Храм. Кроме незнания, как это сделать. Поэтому ежедневно в утренней молитве иудей просит Бога о Храме: «который Ты построишь своими руками».
Но к Храму мы уже примериваемся. Иудей может, выполнив несложные правила, подняться на Храмовую гору, обойти по периметру место, на котором стоял и будет стоять Храм, и помедитировать, представляя себе его. То есть, попытаться соединить обе формы иудаизма. Часть раввинов возражает против подъёма иудеев на Храмовую гору, другая – поддерживает это.
Все духовные процессы в Иерусалиме гипертрофированы. В диаспоре мы вспоминаем в утренней молитве, как коэны когда-то благословляли народ. В Израиле в каждой синагоге, если на утренней службе присутствует коэн, то он выходит к арке, хранящему свитки Торы, и реально благословляет присутствующих.
Религиозные женщины диаспоры стараются в одежде соблюдать правила скромности – например закрывать юбкой колени. Для некоторых израильтянок этого мало. В ультраортодоксальном районе Иерусалима Меа Шеарим, мне рассказывали, можно повстречать женщин, облачённых в сплошные чёрные мешки, без малодушных компромиссов, как у мусульманок, в виде прорези для глаз. Я в одном офисе встретил такую и поначалу принял её за мусульманку. Потом увидел с ней еврея в полосатом халате.
Из короткого фильма, сделанного каббалистом Менахемом Ягломом, он же Женя, я узнал – как много секретов содержит такой халат, как много символов заключено в его полосах. Знакомство с Менахемом стало ярким событием моего двухнедельного пребывания в Иерусалиме.
Во время одного из предыдущих визитов в Израиль я попал, вместе со слушателями лекции в русском просветительном центре Маханаим, на экскурсию по иерусалимскому району Нахлаот, разместившемуся за рынком Бен Йегуда, достойном отдельной поэмы. Три с половиной часа археолог Шломо Коляков, когда-то – мой сосед по московскому району Строгино, водил нас по узеньким улочкам этой не такой уж старой – конец 19 века – части святого города. Нахлаот создавали разные группы хасидов, (кажется, не только хасидов), переселявшиеся в Землю Израиля. Каждая община создавала свою шхуну  квартал. В нём строились синагога, пекарня, а под мостовой размещалась большая цистерна для сбора воды в дождливый период. В наступивших сумерках окрестности Нахлаота представлялись волшебными. Мне показали на один дом и сказали: «Здесь живёт каббалист Яглом».
Ныне евреев диаспоры обычно удовлетворяет традиционный иудаизм – соблюдение заповедей, изучение ТАНАХа и Талмуда. Поскольку духовность в Иерусалиме, как я написал, по меньшей мере удвоена, то многих здесь привлекает закрытая часть Ученья – каббала. Ей интересуются и в диаспоре. Но знакомство с ней вне Израиля ныне происходит, по мнению знатоков, лишь на поверхностном уровне, если это вообще не профанация. Глубокому проникновению в каббалу сегодня необходима, наверное, эманация Святой Земли.
К Жене Яглому меня привёл Пинхас Полонский. Эти двое осуществляют сейчас проект, обещающий стать выдающимся событием в духовной жизни русскоязычных евреев. Они составляют книгу по каббале.
Пинхас в детстве был победителем Всесоюзной математической олимпиады, потом завершил образование как математик. Мышление его чётко и организованно. Он может не только проникнуть в сложные концепции, но и понятно их объяснить. Я прослушал на тейпах и кассетах более 100 часов его лекций и многому у него научился. Как и многочисленные слушатели его лекций на трёх континентах.
 У меня была возможность прочесть ту часть создаваемой книги, которая написана Полонским. Предмет становится понятным как какая-нибудь тригонометрия. В каббале так быть не должно. Поэтому после каждой части Пинхаса запланировано разъяснение (или его противоположность) Менахема. В наш визит он надиктовывал свою порцию одной из глав. Это было похоже на известное английское четверостишие, в котором после Ньютона «пришёл Эйнштейн, и стало всё как раньше».
Вообще каббалисты, мне представляется, предпочитают устную речь письменной. Великий каббалист Цфата Аризаль не написал ни строчки. То, что он говорил, записывал за ним его ученик Хаим Виталь. Не оставил написанной книги и создатель хасидизма Бааль-Шем-Тов. Сейчас, однако, есть надёжная записывающая техника.
В следующий раз я пришёл к Яглому, пригласившему нас, на последнюю трапезу Песаха – «Трапезу Машиаха». Этому каббалистическому обряду Менахим посвятил книгу, изданную крошечным тиражом – кажется, экземпляров сто. Автор читал собравшимся эту книгу и по ходу давал разъяснения. Слушатели, набившиеся в крошечную нахлаотскую квартирку, внимали. Некоторые делали это даже через открытое окно с веранды.
После такого тёмный вопрос прихода Машиаха, как и положено в каббале, стал для меня ещё более тёмным. Мистическая проблема связана даже с самим прибытием в Землю Израиля. Истории о величайших каббалистах последних веков – они же создатели хасидизма, свидетельствуют о том. Бааль-Шем-Тов отправился сюда, достиг Стамбула, даже взошёл на корабль, идущий в Святую Землю, но корабль с полпути повернул назад. Его внук рабби Нахман из Бреслава, создатель своей ветви хасидизма, добрался до Земли Израиля, даже побывал в Цфате и в Тверии, но вернулся домой не достигнув Иерусалима.
Я припомнил, что крупнейшие духовные лидеры иудеев, жившие в ХХ веке в Америке – последний любавичский ребе и рав Йосеф Дов Соловейчик, никогда Землю Израиля не посещали, хотя в наши времена такое путешествие куда проще, чем во времена Бааль-Шем-Това. В этом заключена какая-то тайна, как в целом в мессианской идее.
Иную «последнюю трапезу Песаха» – (не удивляйтесь – в Земле Израиля всё странно. Однажды я провёл там два Пурима – в Иерусалиме он отмечается на день позже, чем в остальной стране) мы провели у другого каббалиста – у Ильи Дворкина. Илья был создателем Еврейского открытого университета в Ленинграде и его первым ректором. Он оставил своё детище ради духовности Иерусалима. У Дворкиных мы отмечали годовщину перехода евреев через расступившееся Красное море. Собравшиеся молодые люди читали об этом чуде книгу Сфата Эмеса (это хасид 4-го поколения – начало 19 века), и обсуждали её.
Илья получил образование как физик, потом стал философом. У философов своё мышление, сильно отличное от того, что у Полонского. Во время утренней прогулки по Иерусалимскому лесу – по заросшему деревьями и кустами склону горы, Илья объяснял мне – что такое «еврейская цивилизация». Было интересно, но я не понял.
 Надеюсь, я развеял вопрос – зачем на Песах лететь в Израиль. Остаётся, правда, более трудный: зачем оттуда возвращаться?

КАК УНИЧТОЖИТЬ АМЕРИКУ....


Как уничтожить Америку...

Предостережение Ричарда Лэмма
В 2004 году в Вашингтоне проходила конференция по вопросам иммиграции и перенаселенности. В зале собрались многие из ведущих мыслителей и политических лидеров Америки. Большое внимание привлек доклад выдающегося писателя и публициста, профессора военной истории античности Виктора Дэвиса Хансена о его новой книге «Мексифорния: нарождающийся штат». Хансен, ко всему еще потомственный калифорнийский фермер (он выращивает виноград на изюм), с глубокой тревогой описывает, как иммиграционное половодье из Мексики разливается по его родному штату, грозя ему неминуемой трагической деградацией.
В Калифорнии ныне проживает не менее 40% иммигрантов Америки. Легальная и нелегальная иммиграция громадных масштабов поощряется молчаливым сговором двух главных политических сил страны: демократов, которым нужны голоса, и республиканцев, для которых иммигранты – это дешевая рабочая сила. Трагедия в том, что многие иммигранты в силу отсутствия образования и профессии не могут прижиться в новой стране. Движимые инстинктом самосохранения и понукаемые демагогами-националистами, они сбиваются в этнические анклавы и образуют андеркласс. В результате вместо того, чтобы ассимилироваться и раствориться в американском обществе по примеру многих предыдущих поколений иммигрантов, они становятся обузой для общества и угрозой для его будущего. Виктор Дэвис Хансен выразил убеждение, что аналогичные процессы, подхлестываемые безудержной пропагандой мультикультурализма, захватят всю страну и рано или поздно погубят ее.
На трибуну поднялся бывший губернатор Колорадо Ричард Лэмм. Он занимал этот пост в течение трех сроков (1975-1987), когда его штат еще числился в разряде стойко республиканских, а консервативные или хотя бы умеренные демократы еще не были занесены в Красную книгу. Лэмм, снискавший себе репутацию непримиримого борца против расползания и усиления бюрократического государства, сам себя называл «прогрессивным консерватором», хотя формально числился демократом. В 1996 году он пытался получить номинацию Партии реформ, чтобы баллотироваться на президентских выборах, но уступил Россу Перо и ушел из большой политики.
Ричард Лэмм произнес речь, ошеломившую всех присутствующих.

Аудитория в потрясенном молчании слушала бывшего губернатора Колорадо, излагавшего принципы стратегии уничтожения Соединенных Штатов Америки.

«Если вы считаете, что Америка слишком самодовольна, слишком самоуверенна, слишком богата, тогда давайте ее уничтожим, – говорил он. – Это не так трудно сделать.
Ни одно государство в истории не выдержало испытания временем. Арнольд Тойнби указывал, что нет ничего вечного в подлунном мире: все великие цивилизации появляются на свет и со временем терпят крах, и что «посмертное вскрытие истории свидетельствует: все великие государства кончают с собой»».
Механизм самоубийства цивилизации состоит из восьми основных тактических приемов, пояснил экс-губернатор.
«Во-первых, для того, чтобы уничтожить Америку, нужно превратить ее в двуязычную или многоязычную и двухкультурную страну. История учит, что ни одно государство не в состоянии выстоять в обстановке повышенной напряженности, порождаемой нескончаемыми конфликтами и антагонизмом двух или более соперничающих языков и культур. Двуязычие – благословение для индивидуума, но для общества это – проклятие.
Историк Сеймур Липсет выразил эту мысль следующим образом: «История двуязычных и двухкультурных обществ, противящихся ассимиляции, это история смуты, напряженности и трагедии». Канада, Бельгия, Малайзия и Ливан – все они оказались на грани национального краха из-за давления меньшинств, требующих автономии, если не независимости. Пакистан и Кипр распались на две части. В Нигерии было подавлено этническое восстание. Единству Франции угрожают сепаратистские поползновения бретонцев, басков и корсиканцев».
Во-вторых, продолжал Лэмм, для того, чтобы разрушить Америку, нужно «изобрести «мультикультурализм» и поощрять иммигрантов сохранять свою культурную обособленность. Трубите на всех углах, что все культуры равны, что разницы между культурами не существует. Трубите на всех углах, что множество негров и латиносов бросают школу, не доучившись, исключительно из-за предрассудков и дискриминации со стороны белого большинства , которое угнетает все меньшинства. Отметайте с порога все иные объяснения, не давайте о них даже заикнуться».

В-третьих, «мы сможем без особых усилий превратить Соединенные Штаты в «испаноговорящий Квебек». Вся суть в том, чтобы поставить во главу угла не единство, а разнообразие (diversity)». В качестве иллюстрации своей мысли Лэмм процитировал мысль, высказанную Бенджамином Шварцем в журнале Atlantic Monthly: «Полагаю, что успех нашего полиэтнического и мультикультурного эксперимента был достигнут не за счет толерантности, а благодаря гегемонии. Если раньше у нас преобладали настроения в пользу этноцентризма и господства американской идеи, то ныне нас объединяют лишь толерантность и плюрализм».
«Я бы ратовал за то, чтобы все иммигранты стремились сохранить свой собственный язык и свою собственную культуру, – продолжал Лэмм. – Я бы заменил образ плавильного котла метафорой салата в миске [где каждый салатный лист сохраняет свою обособленность. – В.В.]. Важно сделать так, чтобы разные культурные подгруппы, живущие в Америке, акцентировали свои отличия друг от друга вместо того, чтобы провозглашать себя в первую очередь американцами и подчеркивать все, что их единит».

«В-четвертых, я бы проследил за тем, чтобы наша самая быстрорастущая демографическая группа была наименее образованна. Я бы добавил к нашему населению второй андеркласс – неассимилированный, необразованный и враждебно настроенный по отношению к обществу. И я бы принял меры к тому, чтобы половина подростков из этого второго андеркласса бросала школу, не доучившись».

«Мой пятый способ подрыва Америки заключался бы в том, чтобы побудить крупные благотворительные фонды и бизнесы давать побольше денег на достижение этой цели. Я бы тратил как можно больше на утверждение примата этнической идентичности и на развитие культа «виктимности» [провозглашающего моральное превосходство жертв – В.В.]. Я бы без устали внушал всем меньшинствам, что в их жизненных неудачах повинно большинство. Я бы создал индустрию жалоб, которая сваливала бы все провалы меньшинств на большинство».

«Мой шестой прием разрушения Америки заключался бы в признании двойного гражданства и в поощрении разделенной лояльности. Я бы превозносил разнообразие и ниспровергал единство. Я бы подчеркивал признаки различия, а не черты сходства. Во всем мире разные народы в основном заняты тем, что ненавидят друг друга – в те немногие минуты, когда они не заняты междоусобной резней. Существование многоликого и притом мирного и стабильного общества – исторический нонсенс, не имеющий прецедента. Люди недооценивают важную роль единства в сохранении государства.
Взгляните на древних греков. Они полагали, что принадлежат к единой нации, у них был общий язык и общая литература, она верили в одних и тех же богов. Все греки принимали участие в Олимпийских играх. Их свободе угрожал общий враг – Персия. И тем не менее все эти узы не обладали достаточной прочностью, чтобы преодолеть влияние двух факторов: локального патриотизма и географических различий, порождавших политические разногласия. В результате Греция пала. E Pluribus Unum –В многообразии едины [Девиз, размещенный на гербе США. – В.В.]. В этой исторической реальности, если мы будем акцентировать Pluribus вместо Unum, можно не сомневаться, что мы балканизируем Америку по примеру Косова».

«Предпоследнее, – продолжал экс-губернатор Колорадо, – я бы запретил ставить под сомнение культ разнообразия и наложил бы табу на все, что идет вразрез с этим принципом. Я бы отыскал ругательство, аналогичное клейму «еретик», которое в XVI столетии заканчивало любой спор и парализовало мыслительный процесс. Такие слова, как «расист» или «ксенофоб», в один миг кладут конец всем дискуссиям и прениям.
Превратив Америку в двуязычную и двухкультурную страну, водрузив на пьедестал идол мультикультурализма, побудив крупные благотворительные фонды щедро финансировать доктрину виктимности, я вслед за этим поставил бы непреодолимые препятствия на пути проведения в жизнь наших иммиграционных законов. Я бы создал и пропагандировал лозунг «Поскольку иммиграция была благотворной для Америки, она благотворна всегда, во всех случаях». Я бы ставил всех иммигрантов на одну доску и игнорировал общий эффект от их многомиллионного присутствия в нашей стране».
Оратор остановился и утер пот со лба. Помолчав несколько секунд, он сказал: «И последнее: я бы запретил книгу «Мексифорния» Виктора Дэвиса Хансена. Это опасная, вредная книга. Она разоблачает план разрушения Америки. Если вы считаете, что Америка заслуживает уничтожения, не читайте эту книгу».
Ричард Лэмм прошел на свое место и сел. Никто не хлопал, в огромном зале царило гробовое молчание. Все присутствующие знали, что все, что они услышали – горькая правда, что все процессы, перечисленные бывшим губернатором Колорадо, давно уже стали явью и неумолимо преобразуют облик американского общества – где тихой сапой, где под победный гром барабанов. Что система образования тонет под грузом политкорректности, через открытую южную границу неудержимо хлещут потоки нелегальных иммигрантов, в этнических анклавах по всей стране прорастают ростки варварских культур, а негритянские гетто и испаноязычные баррио превратились в очаги преступности и наркомании, в кузницу уголовных кадров.
Прошло 10 лет. С пришествием Барака Обамы все эти пагубные процессы получили мощный толчок. Политики-демократы поощряют безудержное затопление Америки нелегальными иммигрантами, видя в них пополнение своего электората, – при активном пособничестве их коллег-республиканцев, понукаемых деловыми кругами, для которых нелегальные иммигранты – всего лишь дешевые рабочие руки. Традиционные ценности попираются и становятся мишенями для насмешек и издевательств, безудержный разврат и всевозможные извращения превозносятся как признаки утонченного вкуса и высокой культуры. Легендарное американское свободолюбие выродилось в поклонение необузданному разгулу своеволия при полном пренебрежении к моральным устоям и социальным запретам, которые шельмуются как реликтовые проявления косного филистерства.

Единожды встав на этот путь, сойти с него чрезвычайно трудно. Суровые ценности предков не обладают привлекательностью для избалованных и развращенных потомков, живущих сегодняшним днем и всецело поглощенных погоней за наслаждениями. Рецепты уничтожения Америки, изложенные Ричардом Лэммом, еще совсем недавно были бы восприняты как антиутопия и предостережение. Но сегодня они звучат как простое перечисление фактов печальной действительности.
Увы!

Михаил Жванецкий Юбилейный юмористический вечер

Михаил Жванецкий Юбилейный юмористический вечер 


Юбилейный юмористический вечер Михаила Жванецкого, которого посвящен 80 артиста. Михаил Жванецкий потрясающий артист и его юмор не утрачивает актуальность. В нем нет тех приколов, которые свойственны Камеди Клаб. В тоже время его юмор востребован среди думающих людей, которым интересно не просто тупо поржать. Юмор Михаила Жванецкого, как всегда интеллигентен. Он рассчитан на людей, которые привыкли ценить настоящие шутки. Из его юмора получаются настоящие анекдоты, которые пронизаны одесскими приколами. Жванецкий сам родом из Одессы. Это объясняет многое. Одесса мировая столица юмора. Ею она могут гордиться все одесситы. В особенности, люди еврейской национальности. Ведь именно они внесли свою большую лепту в развитие одесского юмора. Поскольку этот народ до недавнего времени не имел своей земли, то у всех других народов он чувствовал себя в гостях. Их смех часто прикрывал слезы.     Это очень ироничный юмор. Где то это смех над собой, а где то ирония. Так получилось, что это с молоком матери впитал Михаил Жванецкий. Хотя он начинал свою жизнь в другой профессии, смех стал частью его жизни. Эти одесские анекдоты, в которых так точно отражена жизнь. Разве можно пройти мимо этого? Конечно, сейчас публика ждет именно ржачь. Ржач стал синонимом смеха. Поэтому, глупые приколы прописались на Камеди Клаб. Это своя современная субкультура. Где не важно, над чем смеяться, главное, чтобы было ржачно и прикольно. Это их требование. У Михаила Жванецкого интеллектуальный юмор. Он рассчитан на думающего человека. И это не зависит от возраста, пола, национальности. Главное, чтобы человек был думающим. Тогда такой юмор приносит наслаждение. Анекдот не стыдно рассказать своим знакомым. Шутки и анекдоты с его юмористических концертов буквально растаскивают на цитаты. Михаил Жванецкий все время подсматривает за жизнью. И то, что для кого то становится просто прикольно, у него ложится в основу шуток, коротких анекдотов. Откуда рождается юмор приколы? Кто то удачно пошутил, у кого-то в жизни так сложились обстоятельства. И здесь главное это вовремя заметить. Мы ведь все смотрим новости. Но в отличии от нас, которые посмотрели и забыли, юмористы воплощают в рассказах, юморе, анекдотах. А в будущем это выливается в юмористические программы и передачи. 


https://www.youtube.com/watch?v=Hcd3nfmXRwY
Выделить ссылку и "перейти по адресу..."

КРИЗИС В ИОРДАНИИ

17.04.2018 12:45 Автор: Мордехай Кедар 

Кризис в королевстве

 
С конца 2010 года, когда обрушившаяся на Ближний Восток “арабская весна” подорвала общественный порядок и власть во многих странах региона, встал вопрос о том, достигнет ли, и если да, то когда ударная волна также и королевства Иордании. Тем не менее, до сих пор королю Абдалле удавалось сдерживать продвижение разрушительного процесса на своих границах. Хотя за последние семь лет всполохи поддержки ИГИЛ периодически вспыхивали, главным образом, в городе Маан на юге страны и в сирийских лагерях беженцев на севере.
Основным инструментом поддержания режима, разумеется, были и остаются службы безопасности королевства, Мухабарат. Вместе с тем, важно понимать, что внешние силы: США, европейские страны и Израиль - непрерывно охраняют королевство от сил, стремящихся подорвать весь современный мир.
Израиль, в частности, считает Иорданское Хашимитское королевство своего рода буферной зоной между ним и хаосом, охватившим его восточных соседей — Ирак и Сирию. Мир с Иорданией рассматривается израильским руководством как стратегический актив, который необходимо сохранять, даже ценой того, что Израиль вынужден поступаться своим суверенитетом в Иерусалиме.
(Понимают ли это требующие осуществления нашего суверенитета на Храмовой горе? - Д.М.)
Каждый раз, когда в столице Израиля вспыхивают арабо-мусульманские бB5спорядки, Израиль уступает диктату Иордании, получившей в 1994 году статус “хранителя святых мест ислама в Иерусалиме”. Подобное поведение израильского правительства объясняется опасениями, и даже страхом того, что лишив короля его особых полномочий и статуса в Иерусалиме, Израиль подорвет легитимность Хашимитского режима и, таким образом, приведёт к дестабилизации королевства.

Между городом и деревней
Проблемы Иордании напрямую связаны с культурными различиями между группами, из которых состоит её население. Помимо беженцев из Сирии и Ирака, жителей этой страны можно грубо разделить на две группы: бедуинов и палестинских арабов. Палестинские арабы, составляющие около трех четвертей всего населения — это жители деревень (“фаллахим”) и городов (“мадиним”) вокруг Аммана и северной Иордании, а также потомки беженцев или переселенцев, перебравшихся сюда после 1948 года из областей к западу от Иордана.
Культурные различия между кочевниками с одной сторо и оседлыми жителями городов и деревень с другой в арабском мире колоссальны. Каждая группа смотрит свысока на другую. Так, оседлые жители считают бедуинов отсталыми и примитивными, а потому между этими группами почти не случается браков.
(Со своей стороны, бедуины традиционно презирают феллахов за их готовность тяжело работать, подчиняться властям и платить налоги. Напротив, бедуины хотя и нищие, но свободные, и единственным достойныи их занятием является война и г абеж оседлого населения. - Д.М.)
Со времени основания =B1ританцами “Трансиорданского эмирата” в 1921 году, его короли — Абдалла I, а затем внук Хусейн ибн Талал ("маленький король" - Д.) и, наконец, Абдалла II Бин Хусейн последовательно опирались именно на бедуинов, привлекая их к должностям в административном аппарате, в армии и структурах безопасности. Лишённые же этой возможности палестинские арабы, подались в экономическую сферу, ((а также в свободные профессии - Д.) став тем сектором, который поддерживает благосостояние королевства. Разумеется, они также не забыли и про “Черный сентябрь” 1970 года, когда король Хусейн вырезал тысячи палестинских арабов, попытавшихся под руководством Ясира Арафата подорвать его правление.
Стремясь навести мосты между группами населения своего королевства, Абдалла II взял в жёны Ранию Ясин представительницу одного из кланов палестинских арабов. Действительно ли этот брак смягчил испытываемое палестинскими арабами ощущение отчуждённости от властных структур страны или же, наоборот, подчеркнул его ещё сильнее? Ответ на этот вопрос зависит от того, кому вы его зададите. В то время как другие, как правило, считают этот брак правильным шагом короля, многие палестинские арабы рассматривают его в отрицательном ключе, и более того, относятся к королеве как к предательнице, сотрудничающей с угнетателями.

Улица в ярости
В последние годы, а особенно после начала “арабской весны”, влияние улицы в арабском мире резко возросло. Социальные медиа о=D0еспечили массам могучий голоD1 и немалое влияние, которым они, разумеется, не обла=B4али прежде при контролируе=BCых правительствами средствах массовой информаци=B8, транслирующих лишь то, что власти считали нужным.
В прошлые годы мы время от времени наблюдали локальные беспорядки в Иордании, главным образом в южном городе Маан, бедуинские жители которого не входят во властные структуры королевства (бедуины Маана не вполне лояльны династии Хашимитов, так как на р-н Маан-Акаба, в прошлом бывший частью Хиджаза, претендует Саудия - Д.М.)и даже частично поддерживают ИГИЛ. Раз за разом, не особо напрягаясь и без лишнего шума правительство подавляло эти волнения, и те постепенно стихали.
Однако, в начале 2018 года вспыхнула череда совершенно новых демонстраций, подобные которым в прошлом наблюдать ещё не приходилось, и чьи лозунги несут крайне проблемный посыл для короля. Особенно важной деталью в этом контексте стал тот факт, что люди, озвучивающие эти лозунги, действовали открыто, подчёркивая тем самым, что не боятся ни короля, ни его служб безопасности.
[embed width=415 height=292 flashvars=""]https://www.youtube.com/embed/pv7HdM-WMlY
?version=3&hl=ru_RU[/embed]
Непосредственным фоном для протестов стало резкое ухудшение экономической ситуации в Иордании, связанное, в частности, с сокращением финансовой помощи со стороны других стран, прежде всего стран Персидского залива. Эти трудности немедленно отразились на повышении цен, в первую очередь, на хлеб и другие товары первой необходимости, топливо и электроэнергию, привели к введению новых налогов на сельскохозяйственный сектор (то есть на палестинскD0х арабов) и на импортные автомобили, а также к росту безработицы, вызванному м=B0ссовым нашествием беженцев из Сирии и Ирака.
Коренные жители королевства ощутили свою полную беспомощность перед наплывом почти двух миллионов беженцев, не только подрывающих экономику страны, но и разрушающих и без того крайне хрупкую структуру отношений между ее демографическими составляющим и. Среди иорданцев широко распространилось убеждение о том, что коррумпированное правительство поддалось внешнему давлению ООН и Международного валютного фонда в обмен на щедрые выплаты, доставшиеся главам государства. При этом парламент, представляющий граждан и обязанный защищать их интересы, по сути, служит лишь для формального одобрения принимаемого правительством бюджета, а потому воспринимается жителями страны как сообщник королевской семьи и её окружения.
В ходе недавних демонстраций в Дивоне (городе, расположенном в 70 км к югу от Аммана) звучали лозунги, напрямую обвиняющие короля с королевой в предательстве и коррупции и требующие над ними суда. Некоторые из протестующих в своих угрозах даже призывали к насилию: “Смерть придет из Дивона! … Грядут перемены! Мы уже решили! Ты — сутенёр и мы покажем тебе, где находится ад”.
В середине марта в Иордании состоялись “шествия лояльности” в поддержку короля, но им удалось привлечь лишь совсем немного участников. Даже в самом большом и влиятельном клане королевства Бени Хасан раздаются теперь призывы вроде: “Страх ушел, коррупционер долB6ен уйти”.
В другой демонстрации, состоявшейся 8 марта в городе Мадаба бывший член иорданского парламента Али аль-Санид, резко раскритиковал экономическую поBBитику короля, заявив: “Уходи! Ты не достоин больше оставаться у власти!”
Нельзя было не обратить внимание на то, что призыв “Уходи!” (по-арабски: “ирсаль”), был тем же самым, что звучал в своё время на массовых демонстрациях в Египте против Мубарака, в Ливии против Каддафи, и в Сирии против Башара Асада.

В продолжение своей речи аль-Санид высказался ещё жестче: “Игра закончена, твоя мнимая святость рассыпалась в прах, паруса твоего корабля разорваны в клочья, корабля, который ты приобрёл, чтобы утопить на нем веривших в тебя людей.
Ты превратил их в рабов ради своего удовольствия и своих прихотей. Ты безжалостно обрёк их на беды и страдания.
Каждый день — это твой провал, и каждая песня протеста, звучащая против тебя на улицах — это твоё поражение. Дворцы твоей святости рушатся один за другим…
Народ требует тебя к ответу за все преступления, которые ты совершил против него. Народ объединился против тебя в один могучий поток, ты же катишься прямиком в болото позора! Уходи!
Ты больше не в наших сердцах! Ты оставили нас разбитыми, удручёнными, потерянными, обездоленными, едва живыми, лишёнными самого необходимого для человеческой жизни. Ты заставили нас ненавидеть и презирать друг друга. Уходи! Уходи!
O сутенер, прежде чем государство запылает со всех сторон! Убирайся из наших домов и наших песен! Нет больше страха!”

Политическая и экономическая цена
по сравнению с предыдущими протестами, случавшимися в королевстве и раньше, подобная риторика нарастающей ярости беспрецедентна. Вместе с тем, следует верно осознавать её подоплёку. Хотя причины для демонстрации были экономическими, цели их носят исключительно политический характер. Для Иордании и короля Абдаллы II экономика и политика — это две стороны одной и той же монеты, а точнее проблематичной легитимности иорданской монархии в глазах большинства её граждан — палестинских арабов.
Видеоролики, описывающие все эти демонстрации, распространяются в основном оппозицией, стремящейся свалить правительство. И потому следует рассматривать их общем контексте политической борьбы, которую ведут оппозиционные группы, находящиеся как внутри Иордании, вроде “Братьев-мусульман”, так и за её пределами, в странах, предоставляющих им убежище.
Иорданские власти, со своей стороны, ясно понимают опасности, исходящие от этих демонстраций и призывов, которые там звучат. Но король не препятствует им, позволяя, таким образом, людям “выпускать пар”, и, демонстрируя миру каким либеральным и современным правителем, уважающим право на свободу мнений и свободу слова, он является. В конце концов, Абдалла II ясно осознаёт, какую высокую политическую и экономическую цену ему придется заплатить в противном случае, за образ безжалостного диктатора, как это случилось с его соседом и бывшим другом Башаром Асадом.
Следует также учитывать, по крайней мере, теоретическую возможность того, что демонстрации и призывы, которые там звучат, фактически были заказаны самим королём для создания видимости опасностей, якобы угрожающих стабильности его власти, а, по сути, необходимых для увеличения финансовой помощи, от тех стран, (и Израиля прежде всего - Д.М.) которые боятся, что альтернатива королю будет намного хуже. В конце концов, на Ближнем Востоке, порой самые фантастические конспирации и теории заговоров на самом деле оказываются реальностью.
Так или иначе, какими бы ни были причины всех этих демонстраций, руководителям разведывательных структур Израиля, США и других стран приходится выделять человеческие и финансовые ресурсы для отслеживания событий в королевстве. Мир не хочет снова оказаться застигнутым врасплох, если арабский вулкан вдруг вновь начнёт извержение. На этот раз в Иордании.

Следует ли Израилю продолжать усилия для сохранения власти коррумпированной иорданской династии, расплачиваясь своими национальными интересами (Храмовая гора), землей (долина Арава) и водой (50млн. куб. метров в год)? В конце концов, по составу своего населения Иордания и есть государство палестинских арабов, и таковым его следует признать, решив таким образом "палестинскую проблему". А сохранит ли при этом власть бедуинская Хашимитская династия - не наша забота.
С ПРАЗДНИКОМ НЕЗАВИСИМОСТИ ВАС,
ДОРОГИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ И СОПЛЕМЕННИКИ!

                                                                                               Д.М.

Решена судьба российских банков в SWIFT

Решена судьба российских банков в SWIFT
РАМБЛЕР 1 час назад

Гендиректор международной системы передачи информации и совершения платежей SWIFT Готфрид Лайбрандт заверил, что Россию не отключат от системы из-за санкций. Об этом пишут «Ведомости» со ссылкой на двух человек, слышавших выступление Лайбрандта.
По словам собеседников газеты, такое заявление гендиректор SWIFT сделал 18 апреля в Москве. Он подчеркнул, что SWIFT — нейтральная организация.
Шестого апреля США ввели санкции против 24 российских бизнесменов, госслужащих и нескольких компаний. В списке, среди прочих, оказались Виктор Вексельберг, Олег Дерипаска, Сулейман Керимов и Алексей Миллер. Акции компании «Русал», долями в которой владеют Дерипаска и Вексельберг, подешевели до исторического минимума. Также упал курс рубля.
Два федеральных чиновника рассказали РБК, что в Кремле заранее приготовились к тому, что США пойдут по самому жесткому сценарию: введут санкции против госдолга и отключат Россию от системы SWIFT. Власти продумывают действия, которые предпримут в таком случае.
В 2014 году, когда впервые обсуждалась возможность отключения России от системы, SWIFT обещала, что «не будет в одностороннем порядке под влиянием политического давления принимать решения об отключении организаций от своей сети». При этом ЦБ создал аналог системы, которые позволяет отправлять финансовую информацию внутри страны. Аналога SWIFT для обмена данными с международными партнерами у банков нет.
Глава Сбербанка Герман Греф в апреле 2018-го назвал отключение России от SWIFT маловероятным. Он предположил, что «геополитика не дойдет до таких крайностей». Об этом сообщает Рамблер. 

ШИЛЬДИКИ ГДЕ?

1. Поначалу я даже внимание на это (71 из 103) не обратил — мало ли какие глупости порхают по блогам и фейсбукам. Когда увидел ЭТО на сайтах главных российских телеканалов — удивился: «Не мог такого никто сказать, журналюги перепутали». Пришлось сходить на официальный сайт МО РФ. Ой, мама… Генерал. И не «свадебный генерал», а настоящий, действующий генерал-полковник в должности начальника Главного оперативного управления Генштаба. Это человек, который знает про войну всё. Если Генеральный штаб — это «мозг армии», то Главное оперативное управление — кора головного мозга. Ни разу не улыбнувшись, суровым голосом: «По аэродрому Думеир — 12 ракет, все сбиты, по аэродрому Блэи −18 ракет, все сбиты, по аэродрому Шайрат — 12 ракет, все сбиты…» Итого — из 103 крылатых ракет сбиты 71.
Американскому «Томагавку» много-много лет (принят на вооружение в 1982 году). В многочисленных вооруженных конфликтах (первая и вторая иракская война, война в Югославии, Ливия) использовано более 2000 (!) крылатых ракет этого типа. Статистика по отказам, авариям, перехватам набрана и известна. 71 из 103 — это так же достоверно, как 171 из 103.
2. Крылатая ракета считается «малоразмерной целью». Она и вправду маленькая — в сравнении с авианосцем или мартеновской печью. Но если Вы живете в квартире стандартной планировки, то даже в самой большой комнате она не поместится: бревно диаметром 50 см, длиной 5,6 м; по диагонали, из угла в угол засунуть еще можно, но крылья (размах 2,6 м) между стен не пролезут. Французская SCALP EG (британский вариант Storm Shadow) чуть короче (5,1 м), но крылья еще больше (размах 2.84). Рядом с человеком «Томагавак» выглядит так:
А вот и Storm Shadow рядом с человеком:
Так вот, даже в случае успешного перехвата ЭТО всё не исчезает, не испаряется, на молекулы не распадается. Принципиальное отличие данного летательного аппарата от иных прочих в том, что полет происходит на предельно малой (30-50 метров) высоте, с огибанием рельефа местности. А это значит, что сбитая «крылатая ракета» практически мгновенно падает на землю, с минимальным разбросом обломков на местности. Во так, например, это может выглядеть:
3. Крылатая ракета (т.е. беспилотный дозвуковой самолет) оснащена турбореактивным двигателем. Да-да, точно такой, какой висит под крылом самолета, на котором Вы летали в отпуск — только маленький. ТРД — это очень жесткая и необычайно жаростойкая «железка». Там камера сгорания, в которой полыхает адское пламя в полторы тысячи градусов, там лопатки турбины, которые в этом пламени не горят и не плавятся, там супер-прочные диски турбины и компрессора, подшипники, которые выдерживают и эти нагрузки и эту температуру. И всё это после аварии/перехвата лежит на земле. В почти неизменном виде (смотрим в правый нижний уголок предыдущей фотографии).
4. Ракета — штука дорогая, штучная. У каждой есть номер. К каждой привинчен шильдик (это табличка такая)
Или вот такая
На двигателе тоже — и номер, и шильдик.
5. Товарищ генерал-полковник, где шильдики? Крылатые ракеты якобы сбиты во вполне конкретных, известных Вам районах («аэродром Думеир… аэродром Блэи…) Эти районы находятся под контролем сирийских правительственных войск, т.е. Ваших союзников (марионеток). Проблем с доступом, осмотром, изучением нет. Вариант «а нам на эти пиндоские ракеты и смотреть-то неинтересно» отбрасываем сразу — еще как интересно! Шильдики где?

ПО СИРИИ КОРОТКО

По Сирии коротко:

Весь запал наших генералов, непрямо угрожавших США "тяжкими последствиями" за нападение на Сирию - ожидаемо "ушёл в свисток". 
"Зоны ответственности российских ПВО - Тартус и Хмеймим" - ударами не затронуты. Значит (выражаясь языком питерских "братанов") - "нормалёк" - они опять креативно предали союзника. 

С точки зрения здравого смысла - это, конечно, самое правильное решение - влезать в ограниченную войну за тридевять земель с противником, силы которого во много раз превосходят собственные - это гарантированный на 100% разгром (если ,конечно, не стремиться к мировому ядерному апокалипсису). 
Однако, по-прежнему возникает вопрос: "а какого-растакого черта надо было вообще влезать в это дерьмо, положить уже многие сотни людей и угробить непредставимое количество денег и ресурсов, чтобы теперь столь жалким и позорным образом "утираться" и "пищать из кустов", наблюдая, как "дорогие партнеры" долбят наших союзников? 

И ведь никто не ответит на него ,на вопрос этот... 
Начиная с сентября 2015 года, я постоянно предсказывал, что, рано или поздно, такой сценарий будет разыгран. И теперь он воплощается на наших глазах. Слава Богу, что кремлевским наногениям хватило все же ума (пока) не влезать в "цусиму-2.0". Они, пока, выбирают позор. Война откладывается, но она непременно будет. Потому что Донбасс - "следующая остановка".

«ДОИЗГНАНЬЕ. Шемякин. Ленинград. Шестидесятые»

«ДОИЗГНАНЬЕ. Шемякин. Ленинград. Шестидесятые»

3 апреля 2018

В Центре Михаила Шемякина открылась новая выставка

  • 1/9
  • 2/9
  • 3/9
  • 4/9
  • 5/9
  • 6/9
  • 7/9
  • 8/9
  • 9/9
31 марта 2018 года в Центре Михаила Шемякина (Санкт-Петербург) открылась выставка, посвященная ленинградскому периоду творчества художника. Генеральным спонсором проекта выступил банк ВТБ. 
Организаторам удалось собрать около 50 оригинальных произведений Михаила Шемякина 1960-х годов — почти все они сейчас находятся в частных собраниях. Когда Михаил Шемякин покидал Советский Союз, ему не разрешили взять с собой ни одной картины, и большая часть полотен оказалась в частных коллекциях. «Я уверен, что в Петербурге в частных собраниях или в числе семейных реликвий хранится еще много работ Михаила Шемякина этого периода, открытие которых еще предстоит», — отметил коллекционер Исаак Кушнир, куратор выставки и автор проекта «Авангард на Неве». 
На выставке будут представлены работы из знаменитых коллекций Логиновой, Безобразовых, Чудновских, Березовских и других. Музей Ф.М. Достоевского предоставил для экспозии иллюстрации Михаила Шемякина к роману «Преступление и наказание». Посетители также увидят некоторые фотоработы художника — редкие документальные свидетельства жизни нонконформистского Ленинграда 1960-х.
На открытии выставки состоялся небольшой концерт знаменитого джазиста Давида Голощекина, а заслуженный деятель искусств России Юрий Томошевский и заслуженный артист России Леонид Мозговой прочитали стихи.
Ольга Сазонова, художественный директор Центра Михаила Шемякина, отметила: «Весь 2018 год посвящен юбилею художника, но эта выставка стоит особняком. Сам Михаил Шемякин говорит, что Петербург был для него метафизической родиной. В 60-е годы он здесь постигал азы профессии. Мы через эти работы можем почувствовать связь художника с мифологией, историей города, с удивительными петербургскими персонажами. Большое спасибо банку ВТБ за то, что он поддержал наш проект и всю программу, посвященную празднованию юбилея Михаила Шемякина, а также всем коллекционерам, предоставившим работы на эту выставку, и куратору выставки — Исааку Кушниру. Никто кроме него не смог бы найти все эти уникальные работы в частных собраниях. Именно он придумал для выставки новое слово — “доизгнанье”».
Выставка продлится до 6 мая 2018 года.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..