четверг, 2 марта 2017 г.

Аркадия Ротенберга обогнали малоизвестные бизнесмены

Новые «короли госзаказа»: кто они?В рейтинге Forbes Аркадия Ротенберга обогнали малоизвестные бизнесмены

Meduza
20:33, 2 марта 2017
Совладелец «Петона» Владимир Зайцев
Фото: пресс-служба регионального отделения Партии за справедливость / ТАСС
Бизнесмен Аркадий Ротенберг уступил лидерство в ежегодном рейтинге «Короли госзаказа», составляемом журналом Forbes, владельцам малоизвестного башкирского холдинга «Петон» — Игорю Мнушкину, Олегу Полякову и Владимиру Зайцеву. Специальный корреспондент «Медузы» Иван Голунов коротко рассказывает, кто они такие.
Компания «Петон» стала лидером рейтинга из-за того, что в 2016 году получила несколько госзаказов от «Газпрома» на общую сумму 176 миллиардов рублей. Эти деньги пошли на проектирование и строительство завода по производству сжиженного газа в Ленинградской области (126,7 миллиарда рублей) и строительство установки стабилизации конденсата ачимовских залежей на Ямале (47,7 миллиарда рублей). Оба контракта были заключены без конкурса по процедуре «закупка у единственного поставщика». Отказ от проведения тендера «Газпром» объяснил необходимостью «предотвращения угрозы» аварии.
Холдинг «Петон» был основан еще в 1990 году выходцем из Уфимского нефтяного технического университета Игорем Мнушкиным. Даже свое название холдинг получил в честь одного из изобретений — «ПЕрекрестноТОчная регулярная Насадка». Крупные госзаказы «Петон» начал получать только в последние годы. Если в 2013 году компания выиграла тендеров всего на 88,6 миллиона рублей, то в 2015 году — уже на 2,8 миллиарда рублей. Выручка компании за тот же период увеличилась с 694 миллионов до почти 1,9 миллиарда рублей.
Как выяснила «Медуза», увеличение объемов госзаказа совпало с появлением новых совладельцев «Петона»: Олега Полякова и Владимира Зайцева.
Олег Поляков стал совладельцем компании в 2015 году, получив сразу 49% акций. В «Петоне» он занял и менеджерскую позицию, став заместителем гендиректора по PR и GR (взаимодействию с органами государственной власти). До «Петона» он возглавлял завод «Уфимкабель» и был членом попечительского совета башкирского отделенияФедерации кёкусинкай, которую возглавляет вице-премьер Юрий Трутнев. 
Уже будучи совладельцем и менеджером «Петона», Поляков учредилООО «Сандуны Одинцово», которая начала строительство филиала знаменитых бань на Рублевском шоссе. Совладельцем будущего банного комплекса является футболист Валерий Гладилин, который основалфутбольные команды депутатов Госдумы и команду звезд эстрады «Старко». Сам Гладилин в 2004–2007 годах был членом Совета Федерации от Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, а когда его упразднили, избрался в Госдуму от партии «Единая Россия», где проработал до 2011 года.
В 2015 году в компанию пришел также и бывший вице-губернатор Смоленской области Владимир Зайцев. До перехода на госслужбу Зайцев работал первым заместителем гендиректора холдинга «Ингеоком» — одной из крупнейших строительных компаний 2000-х годов, построивших Лефортовский тоннель и торговый комплекс «Охотный Ряд» на Манежной площади в Москве, ледовый дворец спорта «Айсберг» и центральный олимпийский стадион «Фишт» в Сочи. Зайцев возглавлял девелоперское направление — «Ингеоком-КРК». Эта компания владеет коммерческой недвижимостью, в том числе торговым центром «Атриум». Самому Зайцеву принадлежала компания «Главфудгрупп», один из крупнейших российских франчайзи сети быстрого питания KFC. Кроме того, в собственности Зайцева находилась «Высшая лига траст», владевшая 16% акций столичного спорткомплекса «Олимпийский».
Бывший чиновник забрал у Полякова функции по взаимодействию с госорганами, но про Смоленскую область не забыл: в том же 2015 году он пошел на выборы губернатора региона и набрал 2,03% голосов, заняв последнее место.
В следующем году Зайцев стал совладельцем «Петона». Доли в компании распределились следующим образом: по 40% оказалось у Мнушкина и Полякова, а 20% — у Зайцева. Кроме того, бывший чиновник забрал у Полякова функции по взаимодействию с госорганами.
Владимир Зайцев — не единственный человек в «Петоне», который связан со Смоленской областью. В 2015 году владельцем компании «Петон технолоджи», входящей в холдинг, стала москвичка Елена Гуськова. С 2009 года Гуськова была акционером Смоленского банка и работала главным бухгалтером московского филиала банка. В декабре 2013 года Центробанк отозвал лицензию у Смоленского банка из-за недостоверной отчетности и вывода активов. В январе 2017 года государственное Агентство по страхованию вкладов, проводившее инвентаризацию банка, подало к его акционерам иск о компенсации 13,77 миллиарда рублей неудовлетворенных требований кредиторов. Фамилии Гуськовой, в отличие от всех остальных совладельцев банка, в иске нет.
О репутации самой компании «Петон» известно немного: деловые СМИ, несмотря на многолетнюю историю «Петона», почти ничего не писали о нем. Правда, осенью 2016 года компания несколько раз упоминаласьв связи с делом Захарченко. В частности, в программе «Человек и закон» говорилось, что руководство Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ (ГУЭБиПК), в котором работал полковник Захарченко, могло покровительствовать «Петону».

Между Родиной и наковальней

culture

jewish.ru

Между Родиной и наковальней


02.03.2017

Нацисты забрали у него всю семью, «наградив» темным вдохновением. Он 20 лет создавал серию офортов «Минское гетто», тут же запрещенных в Союзе. Не прошел цензуру и его цикл «Еврейские писатели», где между прочих он вплетал жертв сталинизма – Бабеля, Михоэлса, Маркиша. Но прижатый на родине, Лазарь Ран стал главным графиком Европы, как только его работы выкупила Дрезденская картинная галерея.
Лазарь Ран появился на свет в белорусском городе Двинск, который сейчас носит название Даугавпилс и находится в Латвии. Вряд ли его еврейские родители делали большую тайну из дня его рождения, да и самому ему незачем было ее скрывать, но в открытых источниках сохранился лишь год – 1909-й. Когда мальчику было шесть лет, из Двинска семья перебралась в Полоцк, и уже в юные годы в Лазаре проявился дар художника. Родители это поняли и отпустили талантливого сына в легендарное Витебское художественное училище. Это заведение для талантливой молодежи в 1919 году открыл Марк Шагал. Туда же вскоре влилась первая в Российской империи частная еврейская художественная школа, основанная учителем Шагала Юделем Пэном в конце XIX века. На момент поступления Рану было уже 19 лет – вероятно, его путь к учебе был непрост, но результат того стоил.
Училище дало юному художнику очень много. В некоторых источниках говорится, что Лазарь даже успел познакомиться с самим Пэном и, возможно, перенять от него основы мастерства. Да и в целом атмосфера в школе была вполне созидательной – там сосредоточилась вся элита белорусской живописи, все горели желанием менять художественные устои, добавляя в мир свои краски. Но ни философский экспрессионизм Шагала, ни кубизм и футуризм Малевича, ни супрематизм Лисицкого – первых культовых преподавателей училища ­– его не вдохновляли. Лазарю был близок абсолютный реализм, и в этом, как минимум с художественной точки зрения, с советской властью они сходились. После окончания училища в 1933 году Ран довольно быстро устроился иллюстратором книг в Госиздательство БССР и сразу же пришелся ко двору.
Талант Лазаря Рана оценили, ему давали заказы. Но в 1934 году творческую высоту пришлось резко снизить. Еще не закрутился во всю силу маховик большого террора, а молодой художник уже попал в тюрьму по 58-й статье, которая «выписывалась» за контрреволюционную деятельность. В чем именно он был виноват и когда успел выступить против государства, неизвестно – подробности этого дела исчезли в архивах. Родственники Лазаря получили документы о его реабилитации только после его смерти в конце 80-х, и подробностей там не было – тогда такие холодные бумажки пришли почти всем, по ком проехался сталинский каток.
Впрочем, лагерей и долгих лет в застенках он избежал. Говорят, отпустили Рана потому, что даже служители сталинского аппарата понимали, что он – график уникальный, и вреда от его возвращения в советское общество будет намного меньше, чем пользы от работ. Тогда, в 1934-м, такие рациональные рассуждения еще могли кого-то убедить. А может, ему просто повезло с покровителями. В статусе освобожденного Ран во второй половине 1930-х переехал в Москву, где начинал творить в сложнейшей технике офорта и литографии. Ему снова стали доверять и допускали к выставкам, он активно представлял свои работы на художественных вернисажах. Находясь в эпицентре новой волны репрессий, он – уже однажды пойманный на «контрреволюции» – удивительным образом оставался невидимым для чекистов. И пока вокруг шли массовые аресты, он продолжал работу.
В июне 1941 года, когда на СССР напала Германия, Лазарь Ран как раз выполнял творческое задание в Москве. В годы войны он оставался в столице и рисовал портреты партизанских командиров и деятелей подполья, которых переправили в тыл по приказу командиров или по причине тяжелых ранений. А вся его семья, включая мать, сестру, жену и троих детей, погибли в Минском гетто, одном из самых переполненных и страшных в Европе, которое по жестокости надзирателей и условиям жизни мало чем отличалось от концлагеря. Ран узнает о страшной судьбе своих родных только в 1944 году, когда наконец-то вернется в Минск и увидит место, которое стало могилой почти для всей его семьи и местных друзей.
Сразу после войны Ран создал серию офортов, в том числе и о войне – серию «Брестская крепость» на 15 листов, «Мой Родны Кут, як ты мне мiлы...» на стихи Якуба Коласа, «Па Родных Мясцiнах» на стихи Янки Купалы, «Кижи», «Белорусская архитектура». Он также проиллюстрировал «Муму» Тургенева и «Детский сад» Велюгина. Но трагедия продолжала жить в его душе и фактически очертила новый этап его творчества.
Над серией офортов «Минское гетто», начатой в 50-х, Лазарь Ран работал долго и скрупулезно. Мало того что сама техника была очень сложной и требовала большой точности, так еще и тема цикла была настолько личной и настолько болезненной для автора, что каждая работа рождалась в буквальном смысле в муках. «Свою графическую серию “Минское гетто” я делал и переделывал около двадцати лет. Это офорт… Вытравишь, все сделаешь, несколько месяцев занимаешься… А потом смотришь – надо одну фигуру подвинуть, другую…» – вспоминал Ран. Через огнеупорный лак по металлу он выцарапывал жуткие сцены жизни в гетто, которые не видел сам, но которые чувствовал через тонкие связи с навсегда потерянными людьми.
Он нигде напрямую об этом не говорил, но с огромной долей вероятности на этих листах Лазарь Ран создавал и портреты своих самых близких. На одной из них мальчик, который вполне мог быть сыном художника, сидит за колючим забором и смотрит вперед огромными невидящими глазами, на другой – ребенок посреди кладбища тянется к двум воронам через тело умершей матери, даже не осознавая, что она мертва. Вот семья оплакивает мертвого, но при этом понимает, что этот переход – благость, муки уже закончились. Лишенные персонализации офорты передают душевное состояние собирательных образов, тех людей, которых приговорили к смерти по факту происхождения. Смерть, сумасшествие, любовь, отчаяние, непонимание, несломленность, страх – каждая из работ посвящена одной из плоскостей того многогранного тяжелого мира.
Каждый из 17 листов был отдельной черно-белой историей о жизни, а больше – о смерти евреев Минского гетто. В каком-то смысле этот цикл стал немой эпитафией, но властям она была не интересна. Они были не против вспоминать о зверствах нацистов, но делать акцент на евреях не любили – трагедия была, но ее как бы и не было. Выставки эти работы не брали, журналы их не печатали, не говоря уже о том, чтобы выпустить альбом. Но Ран не оглядывался на вкусы советских критиков – правда ему была важнее. Еврейская тема в его творчестве набирала силу. В 60-х годах он переключился на другие техники – литографии, скульптуру и скульптурные рельефы, – вспоминал еврейских деятелей культуры и писателей на идише, многие из которых были уничтожены катком сталинских репрессий до и после войны.
Серия «Еврейские писатели» («Идише шрайбер»), созданная в 60–70-х, не такая очевидно мрачная, как «Минское гетто». Тут нет худых лиц и детей, здесь никто не плачет над трупами умерших. Тут всего лишь портреты на мраморных плитах с выбитыми словами на идише. Но трагедия читается между строк. Эта серия – для посвященных, только они могли понять, что это не просто плиты, а традиционные надгробия, мацейвы, а среди героев не только бескровно отошедшие в иной мир классики литературы на идише, но и физически уничтоженные советской властью. Шолом-Алейхем, Менделе-Мойхер Сфорим, Семен Ан-ский, Шауль Черняховский, Ицик-Лейбуш Перец тут соседствуют с жертвами сталинизма Исааком Бабелем, Изей Хариком, Перецем Маркишем и Соломоном Михоэлсом, скорее всего, по приказу НКВД задавленным грузовиком. Изначально серия в черном и золотом носила другое название – «Разбитые памятники» («Цуброхене мацейвес»), и некоторые из надгробных плит действительно расколоты. Открывает серию безличный лист с камнем, на котором изображен лев, частый элемент традиционного еврейского народного орнамента, который символизирует силу и храбрость. Он держит свечу над надписью «Еврейские писатели» и будто приглашает пройтись по темным коридорам истории и одновременно помянуть всех, кто в этих сложных ходах погиб.
Ран понимал, что работы будут лежать в столе ровно до тех пор, пока над этим самым столом довлеет дух СССР. Стоит ли говорить, что этой серии визуальных историй-миниатюр, как и циклу о гетто, не суждено было появиться перед широкой советской аудиторией при жизни автора. Кроме серий офортов и литографий о жертвах репрессий и геноцида он также создал литографии «Говорите, слушайте, помните», «Фашистские убийцы» и «Реквием» с надписями на идише, а также снова-таки «надгробную» «Мадонну из гетто» и «Посвящается Бразеру» в память о его друге, скульпторе, который также погиб в Минском гетто. Он также сделал бронзовые рельефы, которые снова затронули тему минской трагедии – «Погибшим в гетто посвящается», «Музыка» и «Памяти Януша Корчака». Последний был сделан к 100-летию со дня рождения педагога, который не оставил детей и вместе со своими воспитанниками отправился в концлагерь. «Моя главная тематика – Минское гетто, еврейские типы, представители еврейской литературы», – говорил Ран.
Конечно, Лазарь Ран и сам представлял себя на месте каждого убитого еврея, миллионы раз прокручивал у себя в голове ту судьбу, от которой его отвел случай. Он ощущал огромную горечь оттого, что не смог быть с родными в те жуткие минуты, пусть даже и ценой собственной жизни. «Первая семья моего отца погибла в гетто, сам он уцелел потому, что начало войны застало его в Москве, куда он был вызван в командировку. Это мучило его всю жизнь, заставляло испытывать подспудное чувство вины, и он постоянно мыслями возвращался к этой трагедии», – говорил сын Рана, Станислав, на выставке, которая состоялась через много лет после смерти художника.
За девять лет до смерти Рана его серии «Минское гетто» и «Еврейские писатели» все же попали к публике, но не на родине. В 1979 году при содействии немецкой художницы Лии Грундик альбом этих гравюр был куплен Дрезденской картинной галереей. Серия «Еврейские писатели» сохранилась не полностью – по некоторым источникам, там было 15 работ, по другим – больше 20. В конце жизни Ран стал бояться, что его работы могут быть уничтожены советскими «санитарами культуры» или просто несведущими людьми, поэтому передал часть своего творческого наследия журналисту, критику и другу Анатолию Белому в Минск – так было вернее. Через годы переданные офорты и литографии оказались в Штатах у дочери Белого, они и правда уцелели. Другие работы были сохранены его сыном и спустя годы также стали выставляться.
Но самого Рана тогда уже не было. Он мог бы дожить и до 100, как немало его современников, но умер в 1988-м, не дожив года до 90-летия. Лазарь ушел, но его личные раны и раны всего народа остались – глубокие, с годами затянувшиеся, но напоминающие о себе постоянно.

Ганна Руденко

НАУЧНЫЙ ПОДХОД

Научный подходъ

0

ВТОРОЙ МОЗГ В ЖИВОТЕ?

ВТОРОЙ МОЗГ В ЖИВОТЕ?

Все, наверное, помнят и знают состояние, когда в животе бабочки порхают, или состояние когда, мы говорим «нутром чую», или когда первое свидание и у тебя в животе очень загадочно что-то ёкает, или когда говорят, «у труса кишка тонка», или говорят, намекая на интуицию, «эта затея мне не по нутру»… Думаю, все помнят и знают. Любопытные, однако, выражения и явления.
second brain | второй мозг
Так вот совсем недавно выяснилось, что наш желудочно-кишечный тракт обладает самым настоящим мозгом. Может менее развитым, чем головной, но самым настоящим!
Учёные приходят к выводу, что наш «второй мозг» — это мозг более древний и называть его следовало бы первым, но так как он ушёл на второстепенные роли (хотя, как знать второстепенные ли это роли), то называют его вторым.
Недавние исследования группы учёных в Колумбийском университете США под руководством Майкла Гершона (Michael Gershon) профессора нейрогастроэнтерологии (создателя этой научной дисциплины), доктора анатомии и клеточной биологии, и автора книги «Второй мозг», выяснили удивительные вещи.
second brain | второй мозгЕщё недавно (несколько лет назад) заявление Майкла Гершона «Человеку даны две ноги, две руки и два мозга, один из которых пульсирует в черепной коробке, а другой находится и активно работает в кишечнике» считались в научном мире фантастикой. Однако Гершон всегда утверждал, что нервная система ЖКТ — это на порядок более сложный механизм взаимодействия нервных окончаний, тканей и узлов, нежели считалось ранее. Не остановившись на месте, он затеял масштабное изучение нервной системы кишечника.
Пока, как обычно, проведены лишь предварительные исследования, но результаты даже этих предварительных исследований повергают учёных в состояние удивления.
Итак: выяснилось, что в тканях, находящихся под эпителиальными (выстилающими пищевод, желудок и кишечник) тканями, имеется огромный комплекс нервных клеток, обменивающихся сигналами с помощью специальных веществ — нейротрансмиттеров, что позволяет этому комплексу работать совершенно автономно, точно так же, как и мозг головной.
Ранее считалось, что клетки, выстилающие весь ЖКТ это простая мышечная трубка с примитивной системой элементарных рефлексов, которая досталась нам в ходе эволюции от червей первопредков, и в шутку называлась она «рептильным мозгом». Но, как известно, в каждой шутке есть доля шутки…
На стадии развития человеческого эмбриона, изначальный сгусток клеток, развивающийся в нервную систему, сначала разделяется на две части, впоследствии одна часть преобразуется в центральную нервную систему и головной мозг, а вторая — блуждает по телу, пока не оказывается в желудочно-кишечном тракте и преобразовывается в энтеральную нервную систему.
Здесь она превращается в автономную нервную систему; и позже обе эти системы соединяются с помощью вагуса (специальное нервное волокно, называемое блуждающим нервом).
second brain | второй мозг
нейроны второго мозга под микроскопом
Ранее никто и не думал изучать эту «примитивную» нервную систему. Но начав изучать, очень сильно были удивлены учёные тому, что «второй мозг» имеет более двух сотен миллионов нейронов. «Второй мозг» вмещает эквивалент мозга небольшого животного, такого как кошка или собака. Тот факт, выясненный в ходе исследований, что вагус не в состоянии обеспечивать полное взаимодействие «второго мозга» с головным даёт уверенность учёным (на предварительных этапах исследования), что «второй мозг» работает абсолютно автономно.
Ранее считалось, что связь с головным мозгом «второй мозг» поддерживает с помощью этого самого вагуса. Однако вопреки существующей трактовке, в ходе исследований выяснилось, что с помощью этого нерва не головной мозг дает команды «второму», а совсем наоборот, большинство информации (от 80 до 90%) поступает как раз от «второго мозга» к головному.
Считалось, что наши эмоции влияют на пищеварение, теперь же выяснено, что процесс происходит с точностью до наоборот, а именно пищеварение влияет на наши эмоции.
Этот мозг способен обучаться, точно так же как и мозг головной.
Так же как и головной мозг, «второй мозг» имеет глиальные клетки, которые обеспечивают условия для генерации и передачи нервных импульсов, также осуществляя часть метаболических процессов самого нейрона.
«Второй мозг» имеет такие же точно клетки, как и головной, ответственные за защиту и иммунитет.
Во «втором мозге» существуют точно такие же нейротрансмиттеры, как и в головном: дофамин, серотонин, глутамат и т.д., в нём такие же точно нейропептиды (разновидность молекул белка). Выяснилось, что 95% нейромедиатора серотонин, генерируются именно «вторым мозгом».
«Автономных систем, конечно, хватает в организме, — говорят учёные, — но лишь только две системы обладают нейронными связями — головной мозг, и, ныне изучаемый, «второй мозг».
Большую часть эндорфина (который ошибочно называют гормоном счастья, хотя это вовсе не гормон) так же синтезирует именно «второй мозг».
Видимо совсем не на пустом месте образовалась присказка про то, что «мужчину следует сначала кормить», а уж потом у него настроение поднимается… Наверное, именно по этой причине мы «подсаживаемся» на переедание.
Сейчас учёные полагают, что именно второй мозг выполняет контроль над работой, практически всех внутренних органов. Они считают, что именно по этой причине при «поломке» большинства внутренних органов, в особенности сердца, симптомы изначально проявляются, как боль в желудке.
Майкл Гершон пишет в своей книге: «Я пришел к выводу, что головной мозг отвечает по большей части за мыслительную деятельность человека, его способность анализировать и запоминать. А вот функции второго, брюшного мозга, отнюдь не ограничены добыванием энергии из пищи и поддержанием иммунитета (что тоже архиважно для полноценной и здоровой жизни). Исследования показали, что нейронные связи во «втором мозге» отвечают также и за наши эмоции — радость, восторг, страх, интуицию и так далее».
Именно «живот» диктует голове, какие эмоции чувствовать. За сопереживание чужим неприятностям и эмпатию ответственен именно «второй мозг».
Более того, именно работу этого мозга мы слышим как наш внутренний голос, и те самые бабочки или «печёнкой чую» это его работа.
Во многом, считают учёные, психосоматические реакции организма управляются именно этим мозгом!
«Второй мозг» в нашем ЖКТ взаимодействует с головным, и в значительной степени определяет наше настроение и играет ключевую роль в возникновении многих психосоматических заболеваний.
second brain | второй мозг
Ещё один любопытный факт выяснился в ходе исследований, как и головной, «второй мозг» также нуждается в отдыхе, и погружается в состояние, аналогичное сну. Учёные убеждены, что желудочно-кишечный тракт, так же как и головной мозг видит сны. Так как в стадии отдыха «второго мозга», так же выделяют все фазы сна аналогичные фазам сна головного мозга. Присутствует и фаза быстрого сна, сопровождающаяся появлением соответствующих волн и мышечных сокращений. Эта стадия совершенно идентична стадии обычного сна головного мозга, во время которой человек видит сновидения.
Жаль, что сны желудка пока нет возможности увидеть. Хотя, как знать, может кошмарики, снящиеся нам после обжорств, исходят именно из «второго мозга»…
Некоторые, из группы учёных участвующих в исследовании, не сомневаются, что этот мозг так же вовлечён и в интеллектуальную деятельность человека. Но это ещё предстоит подтвердить.
Учёные полагают, а вернее сказать, обнадёживают нас, что в ходе дальнейшего изучения «второго мозга» подтвердится возможность заменять, в случаях повреждения, клетки головного мозга клетками «второго мозга».
Майкл Гершон пишет в резюме исследования: ««Второй мозг» или энтерическая нервная система устроена гораздо сложнее, чем спинной мозг. Она передает сигнал головному мозгу, который посылает ответный импульс. Нервная система пищеварительного тракта отвечает за настроение и при правильной стимуляции может способствовать значительному снижению депрессии, а также быть одним из факторов в лечении эпилепсии. Нам необходима более точная информация о деятельности «второго мозга», чтобы лечить многие заболевания».
Читая это, видится более глубокий смысл в выражении «Мы есть то, что мы едим».
Кстати и Льюис Кэрролл не так уж и неправ был, когда утверждал устами Алисы: «От уксуса куксятся, от сдобы добреют».
Такие вот прелюбопытные новости.
С каждым новым открытием учёных становится понятно, что мы совершенно ничего не знаем о нашем с вами теле. Знаем, конечно, что-то, но это такие крупицы, в неизведанном космосе под названием человеческий организм.
second brain | второй мозг
Зачем нам «Марсы» колонизировать, когда мы до сих пор не понимаем главнейшего — как и почему работает наше тело….
Юл Иванчей (Yul Ivanchey)
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..