вторник, 12 октября 2021 г.

Под Ришон ле-Ционом обнаружен "туннель" для выращивания марихуаны. Видео полиции

 

Под Ришон ле-Ционом обнаружен "туннель" для выращивания марихуаны. Видео полиции

время публикации:  | последнее обновление: блог версия для печати фото
В подземной "наркоферме"Вход в "туннель" для выращивания марихуаныВ подземной "наркоферме"

Полиция сообщила об обнаружении крупнейшей в истории Израиля подземной нарколаборатории. На расследование и ее поиски у правоохранительных органов ушло несколько месяцев.

Нарколаборатория площадью в 1,5 дунама находилась под незастроенной площадкой, посреди которой стоял старый строительный вагончик. Именно в этом вагончике находился вход в "туннель".

Под землей выращивались тысячи кустов марихуаны, стоимость которых оценивается в 15 миллионов шекелей.

В полиции полагают, что нарколоборатория принадлежит криминальным кланам.

На данном этапе правоохранительные органы сообщают об аресте семи подозреваемых.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

ЗАПРЕЩЕНО К ПОКАЗУ! ПОСЛЕ ПРОСМОТРА ВЫ НЕ БУДЕТЕ ПРЕЖНИМИ! 10.07.2021 ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ

 

ЗАПРЕЩЕНО К ПОКАЗУ! ПОСЛЕ ПРОСМОТРА ВЫ НЕ БУДЕТЕ ПРЕЖНИМИ! 10.07.2021 ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ

Неизведанность! Как много всего неизведанно. Хотите услышать О тайном, непознанном и невероятном? Магия, мистика, эзотерика, астрология. Загадки НЛО и прошлых цивилизаций, аномальные места и необъяснимые возможности человека.

https://www.youtube.com/watch?v=YArsQohvt70

 

 



Майя Кристалинская: Голос оттепели

 

Майя Кристалинская: Голос оттепели


Автор: Светлана Новикова-Ганелина

Майя Кристалинская – звезда эстрады шестидесятых. То было ее время, но и сегодня по радио звучат ее песни, и тут же вспоминаются ее сияющие глаза и ямочки на щеках: она не успела состариться, оставшись в нашей коллективной памяти молодой.

Звезда МАИ

…Московский авиационный институт им. Орджоникидзе, что находится на развилке Волоколамки и Ленинградки – один из самых известных столичных ВУЗов, несмотря на свою засекреченность. И хотя здесь занимались расчетом электрических цепей, вычерчиванием деталей и узлов и построением графиков, студенты МАИ всегда находили время для танцев, пения, чтения стихов и даже для постановок спектаклей. МАИ искони славился художественной «самодеятельностью» - из его стен вышли не только инженеры, но и писатели-сатирики, артисты и, как это ни странно покажется, дипломаты самого высокого ранга.

Знаменитая Кристалинская, которую в стране в шестидесятые-семидесятые знал каждый, тоже закончила МАИ.

…Поступала она всерьез, певицей быть не собиралась, да и в семье никто не пел. Правда, двоюродная сестра отца, Лилия Кристалинская, была актрисой Музтеатра им. Станиславского, а ее муж, Павел Златогоров - известным режиссером, ближайшим помощником Немировича. Вместе они поставили «Катерину Измайлову», «Тихий Дон», «В бурю», «Война и мир», «Так поступают все женщины» и много других спектаклей.

Благодаря «тете Лиле» и «дяде Паше» еще девочкой Майя пересмотрела весь репертуар театра. В квартире Златогоровых, в доме театральных работников в Глинищевском, где фасад украшен рельефами и мемориальными досками, маленькая Майя познакомилась с самим Михоэлсом, возглавлявшим Еврейский театр, и Зускиным, главным актером этого театра. Да и с примадоннами - Надеждой Кемарской и Софьей Голембой. Здесь часто собирались артисты, атмосфера была богемной и в то же время располагающей, культурной, разговоры были интересные. Изящное общество, уют, респектабельная, уютная, богатая квартира – ведь сама Майя жила, как и большинство в те годы, в коммуналке. Ее отец, Владимир Григорьевич, очень плохо видел, зарабатывая на жизнь довольно экзотическим способом – придумывал головоломки и кроссворды, которые охотно публиковала «Пионерская правда». Мама, Валентина Яковлевна, была домохозяйкой, занималась детьми - у Майи была еще сестра.

Помимо ребусов, отец Майи вел занятия в Доме пионеров (который потом стал Центральным Домом детей железнодорожников) на Басманной. В этом небольшом прелестном особняке в стиле модерн открылось множество кружков и секций, но особенно почитался хор, которым руководил брат Исаака Дунаевского – Семен Осипович.

Десятилетняя Валя Котелкина жила на Басманной и пела у Семена Осиповича в хоре. Зная, что Валя любит стихи, Семен Осипович показал ее Кристалинскому, и она стала посещать его кружок, где читали стихи, пели смешные песенки, разыгрывали сценки. А потом в Валин класс пришла новенькая, Майя Кристалинская, дочка Владимира Григорьевича, и девочки подружились на всю жизнь. Обе были очень музыкальны, обожали петь, а вечерами на прогулках затевали такую игру: одна начинала петь какую-нибудь арию, другая должна была угадать, что это, «Гадание Марфы» из «Хованщины» или Любаша из «Царской невесты».

В школе Майя пела на вечерах, причем слету, безо всякой подготовки - под рояль, который стоял в актовом зале и аккомпанемент школьниц. Ее хвалили, пела она чисто, с артистизмом, но делать из этого профессию? И в мыслях не было.

 

С дипломом инженера

…Когда Майя надумала поступать в МАИ, то потянула за собой и Валю, которой было все равно, лишь бы вместе, и девочки подали документы на факультет экономики самолетостроения.

«Будем с парашютом прыгать», - пугала Майя, хотя никогда не была спортивной. Когда надо было сдать зачет по плаванию (а плавать она не умела), Майя договорилась с Валей: Валя плывет, где помельче, а Майя за ней, делая гребки руками и перебирая по дну ногами. Физкультурник, конечно, их раскусил, но зачет все же поставил.

Институт они закончили в пятьдесят пятом. Вместе с синими корочками, где значилось «инженер-экономист», им выдали и распределение - на Новосибирский авиазавод.

Далеко от дома? Ничего, главное – вместе. И потом, в Новосибирске есть оперный театр, можно ходить в оперу.

Собирались капитально: утюг, кастрюльки, одежда на все времена года. Почти всю дорогу смотрели в окно, пытаясь представить, что за жизнь их ожидает. Сарапул из окошка им понравился: лес на горе, большая синяя Кама, луга и ветряные мельницы. В Омске у вагона девочки увидели арестантов, унылых, грязных, с обреченными лицами. Настроение мгновенно испортилось, ночь перед Новосибирском была бессонной…

Сдав багаж в камеру хранения, девочки отправились на завод. Новосибирск показался им пригородом, заводской окраиной – низкие мрачные дома, всюду грязь… Их потрясло, что здесь до сих пор передвигаются на бричках - причем солидно одетые люди, крашеные женщины в габардиновых пальто и мужчины в шляпах. Это было поразительно - в Москве к середине пятидесятых лошадей уже не было, а на периферии – пожалуйста.

Замдиректора завода встретил девушек неприветливо:

- Специалисты?

- Да.

- Из Москвы? Из самой столицы?

- Да.

- Семьсот тридцать рублей, плановик. Оформляйтесь…

И вышел из кабинета. Они прождали пять часов, но ничего не добились, ни гостиницы, ни общежития. Секретарша, пожалев девочек, отвела их в «красный уголок». Ночевали на диване. Назавтра пошли к директору. Тот предложил кое-что еще похлеще, должность распреда, выдавать рабочим детали. Тогда они попросили отпустить их обратно. Директор решительно отказал и велел перевезти вещи из камеры хранения.

…Поселили их в комнате при бухгалтерии, которую они окрестили «казематом». Вечером слушали по радио Москву и плакали. Утром, позавтракав колбасой с прозеленью, почувствовали тошноту. На заводе всё было ужасающим, отталкивающим: грязный цех, матерящиеся женщины, рабочий день – 10-12 часов...

И девочки решаются уехать.

Переночевав на вокзале, они садятся в общий вагон и едут назад, в Москву, с остатком сухарей и десятью рублями. Этой незатейливой еды хватило ненадолго, теперь их подкармливают попутчики. А один летчик, «очень симпатичный и очень безнравственный» (как выразилась Валя, потому что он предложил ей уехать с ним) обещал помочь, через дядю, областного прокурора.

… Обе понимали, что за дезертирство никто их по головке не погладит, но, конечно же, не могли и представить, чем обернется их бегство.

А Новосибирский завод тем временем послал в Москву ходатайство о привлечении к …уголовной ответственности выпускников Московского авиационного института гр. Кристалинской М.В. и Котелкиной В.И., самовольно оставивших место работы.

В те времена (прошло всего два года после смерти усатого), было принято не выпускать рабочих и инженеров из цехов по несколько суток.

Однако обошлось - в Министерстве авиапромышленности их все же пожалели. Начальник главка был рецензентом Майиного дипломного проекта (кстати, получившего оценку «отлично»), успел с ней самой познакомиться и решил не ломать жизнь девчонкам. Вот как раз он и пристроил обеих на работу – в КБ генерального конструктора Яковлева.

…Первой машиной, которую им дали обсчитать, стал ЯК-18А в 260 лошадиных сил, небольшой учебно-тренировочный самолет. На некоторых отдаленных аэродромах его еще можно было увидеть. Целый день девушки чертили и вели расчеты, а в обеденный перерыв народ из окрестных лабораторий сбегался на концерт, где Майя пела.

 

Возраст любви

…Тогда был безумно популярен аргентинский фильм «Возраст любви» с великолепной Лолитой Торрес в роли красавицы Соледад, обладавшей чистым голосом, изяществом и особым латиноамериканским шиком, что сводило мужчин с ума. Кристалинская пела по-испански и по-русски песни Торрес-Соледад - «Не смотри на меня» и «Коимбра» («Мой город родной, знаменитый…»). На ее концерты сбегался весь отдел аэродинамики - если Майя пела что-нибудь другое, неизменно требовали «Коимбру».

В те годы она не была профессиональной певицей, но зато у нее был контакт с публикой. Ее первый выход на сцену еще на первом курсе во время концерта институтской самодеятельности, где она пела

Далеко, далеко,

Где кочуют туманы,

Где от легкого ветра

Колышется рожь,

Ты в родимом краю,

У степного кургана,

Обо мне вспоминая,

Как прежде, живешь…

научил ее не зажиматься, не бояться, что забудет слова, а получать удовольствие от пения и делиться им с залом. После первого же выступления Майю пригласили в агитбригаду.

В МАИ, как во всяком солидном ВУЗе, сколачивали агитбригады и посылали выступать по селам, колхозам, маленьким городишкам, по всей огромной стране. Однако далеко не во всяком институте в бригаде могут оказаться Галина Карева и Майя Кристалинская.

Галина Карева была не просто хороша собой, она была изысканно красива, к тому же с оперным голосом. Вскоре Галина ушла из МАИ в музучилище, став впоследствии солисткой оперы, сначала в Куйбышеве, потом – в Мариинском, в Петербурге. Карева была всего двумя годами старше Майи, но намного опытнее, Майя ведь даже нот не знала. «Тебе нужно учиться, Майка. Из тебя хорошая певица получится. Будешь петь на эстраде, - сказала она после одного из выступлений, когда агитбригадовцы разъезжались по домам, «культурно обслужив» полсотни жэковских пенсионеров. – В вокальной студии твою природу испортят, так что лучше в хор иди».

        

Пятый хор

В МАИ в те времена был не один хор. Но именно хор пятого, самого девчоночьего, факультета, где училась Кристалинская, оказался лучшим. Ему лишь не хватало приличной солистки. Руководительница сбилась с ног, и вот тут все сошлись во мнении, что на эту роль подходит только Майя.

Так первокурсница Кристалинская стала солисткой хора. Голос у нее был не сильный, но зато манера исполнения трогательная. Ее еще нужно было распевать, обучать грамоте. На четвертом курсе, выиграв огромный конкурс, она поступила в другой хор – при Центральном Доме работников искусств, что на Пушечной. Это был огромный коллектив, сто пятьдесят человек, и руководила им известный педагог Елизавета Алексеевна Лобачева. Майю она заметила сразу – «женственная девуленька, камерный голос – высокий альт, тембр необычный, красивый, с грудными нотами». И хотя здесь Майя так и не стала солисткой, Елизавета Алексеевна отнеслась к ней с большим вниманием, занималась даже на дому. Удивлялась, что Майя проникновенно поет народную песню из шаляпинского репертуара «Не велят Маше на реченьку ходить». Вроде совсем юная, а поет сердцем…

      

В преддверии Оттепели

Наступила середина пятидесятых, преддверие оттепели, обнадеживающее время. В воздухе чувствовалось обновление, оживление, повеяло молодым и свежим - стали, например, появляться самодеятельные театры эстрадных миниатюр.

В МАИ зазвучал «Телевизор», у медиков на Пироговке – «ВТЭК» (Врачебный театрально-эстрадный коллектив) с Григорием Гориным, Аркадием Аркановым и Альбертом Аксельродом.

В ЦДРИ появился «Первый шаг», эстрадный ансамбль, через который прошли будущие звезды: Илья Рутберг, Савелий Крамаров, Гюли Чохели, Майя Булгакова…

«Первый шаг» был большим ансамблем - в него входил и квартет «Четыре Ю», и вокальный квартет «Улыбка», и танцевальная группа, и джаз с Гараняном…

После конкурса в «Первый шаг» было отобрано человек сто, из них пятьдесят - оркестранты.

Майю туда приняли без конкурса, в обход сложившейся традиции, услышав, как она поет «Скалинателлу» на итальянском. Попала она туда с благословения Елизаветы Алексеевны, которая поняла, что ее хор уже дал ей все, что мог.

 

Сегодня слушает он джаз…

…На июль-август 1957 года в Москве наметили мероприятие «планетарного масштаба» – VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Задача государственного размаха – нужно было пустить пыль в глаза всему миру, продемонстрировав достижения пролетарского государства в наилучшем свете. Показать всё, что у нас было и даже то, чего отродясь не было - скажем, тот же джаз, который в СССР не поощрялся. Зато теперь пришло время щегольнуть в том числе и джазом.

ЦК комсомола поручил молодому композитору, дирижеру и пианисту Юрию Саульскому создать джаз-бэнд не хуже западных. Саульский пригласил Майю, коллектив был в основном любительский и заниматься пришлось очень напряженно. Зато ребята выступили прекрасно, даже стали лауреатами: получили, правда, не золотую медаль, а серебряную - один из членов жюри, французский композитор Франсис Лемарк, резюмировал, что, мол, эта музыка больше похожа на варьете, чем на джаз.

Восьмого августа, в день, когда раздавали награды фестиваля, в газете «Советская культура» опубликовали информационное сообщение обо всех лауреатах.

Джаз ЦДРИ под управлением Саульского, однако, не назвали. В этом же номере на последней полосе была опубликована подлейшая статейка «Музыкальные стиляги». По Молодежному оркестру ЦДРИ под управлением Юрия Саульского проехались танком, чего там только не было - и «рявканье тромбонов, вой саксофонов, грохот ударных», и «заигрывание со зрителем», и «длинноволосые стиляги в утрированно узких и коротких брюках».

Чувствовалось, что это явная заказуха. Как потом выяснилось, «заказали» ее даже не в ЦК, а сами …композиторы, чью музыку оркестр ЦДРИ проигнорировал.

Последовали, ясное дело, оргвыводы: Саульского с оркестром выкинули из Дома работников искусств. Музыканты пошли работать кто куда (лучших саксофонистов, в том числе Гараняна, взял к себе Лундстрем), и эта статья потом еще долго многим аукалась…

 

Скоротечный брак

В том же «фестивальном» году Майя вышла замуж. Произошло это внезапно, как-то неожиданно для всех, включая жениха и невесту. 30 апреля в Политехническом музее был вечер, на котором выступали участники Всемирного фестиваля. И среди них – джаз ЦДРИ с Майей и коллектив Первого мединститута с Аркадием Аркановым.

Будущая знаменитость Арканов тогда был никому не известен, заканчивал медицинский и занимался во «ВТЭКе». Девушка из ЦДРИ ему сразу понравилась, и его дружок начал подначивать: «Слабо тебе с ней познакомиться?»

Для Арканова, видимо, никаких «слабо» не существовало, и он в тот же вечер пригласил Майю в ресторан ВТО, где тогда собиралась вся театральная Москва. Там ее узнали и попросили спеть - и Майя, не чинясь, вышла к микрофону. Арканов проводил ее до дома и назначил следующую встречу, на 9 мая. Друг, однако, не дремал: «Ну а жениться слабо?»

В 24 года, наверно, ничего не страшно, и Арканов тут же, недолго думая, сделал Майе предложение. Через пару дней они подали документы в ЗАГС. Он ничего не сказал родителям, сообщив матери, что официально женат –увидев свидетельство о браке, мать Арканова почему-то пришла в состояние шока. Свадьбу устроили скромную - родственники с обеих сторон и несколько приятелей. Было как-то совсем не весело, отец невесты, чтобы разрядить атмосферу, раздал гостям свои головоломки.

С родителями мужа отношения у Майи не складывались, жить было негде, и у метро «Аэропорт» за 50 рублей в месяц отыскалась комнатка в коммуналке. Но и между супругами, как выразился потом Арканов, тоже «кошечка пробегала» - не прошло и года, как Арканов вышел из дому с портфельчиком в руке.

В день выборов - он ехал к своим родителям, голосовать по месту прописки. «Когда ты придешь? - спросила Майя. - Думаю, что я не приду вообще».

Слово он сдержал и больше никогда не возвращался.

 

Пессимизм и беспросветность

Из КБ она ушла, когда миновали три обязательных года. Теперь Майя уже чувствовала себя профессиональной певицей, ездила на гастроли по всему Союзу с оркестром Лундстрема. Но вскоре она попала под сокращение и тут же стала солисткой оркестра Эдди Рознера. Песни Кристалинской звучали отовсюду - со сцены, из радио, в кино. Она выступала с Бернесом и Кобзоном, пела Пахмутову, Колмановского, Аркадия Островского.

Ее отношения с телевидением знавали разные времена. В эпоху, когда советский человек не имел права на грусть, Кристалинскую время от времени убирали с голубых экранов. В «Советской культуре» песне Колмановского и Евтушенко «В нашем городе дождь» была посвящена даже отдельная – как водится, разгромная, - статья за «пессимизм и беспросветность», за «дореволюционный салон с пошлыми интонациями».

Было время, когда Кристалинскую посылали и в самую глушь, где она пела в колхозных нетопленных клубах. Никогда не отказывалась, месила грязь, мерзла… Зато ее любили зрители, и столичные, и провинциальные.

Как-то раз Майе и Гелене Великановой предложили дать концерт на двоих в Театре Эстрады. Великанова согласилась с условием, что ей дадут второе отделение. У Кристалинской было первое, и она «взяла» зал, затмив Великанову и сорвав бешеные аплодисменты. Та не могла простить чужого успеха и попомнила Майе ее триумф, проголосовав против присуждения Кристалинской звания заслуженной артистки.

Со временем звание всё же появилось, но до народной Майя не дожила….

К пятидесяти годам ей уже стало тяжело выступать. Она болела давно, уже лет двадцать, но как-то спасалась: оперировалась у Вишневского, лечилась у крупных гематологов, облучалась, проходила курсы химиотерапии.

Ее второй муж (замуж она вышла в конце шестидесятых за архитектора Эдуарда Барклая) строго следил за приемом лекарств жены. Из-за болезни Майя не могла иметь детей, но жили они с Барклаем интересно и дружно, принимали гостей, путешествовали.

Летом 1984-го, в то самый день, когда они уже было собрались лететь на курорт, Барклай разбудил ее в шесть утра, пожаловавшись, что ему стало плохо. Скорая увезла его уже без сознания, спустя пять дней его не стало…

«После того, как ушел Эдик, мне стало неинтересно жить», - говорила Майя.

Ровно через год, в день его похорон, она умерла.

Интересно, что Кристалинскую помнят до сих пор – ее прозрачный голос, лиризм, какое-то особое изящество. Память о ней не затмила даже Пугачева, и не только – с тех пор, как умерла Кристалинская, много воды утекло, появились новые кумиры.

И тем не менее.

Светлана Новикова-Ганелина

фото: Владимира Мусаэльяна и Валерия Генде-Роте /Фотохроника ТАСС



Путь твой далёк и долог. Ч.1/2

 МАРИР

Путь твой далёк и долог. Ч.1/2

Въезд в Старый Иерусалим через Яффские ворота. Начало ХХ века

.

Марк Аврутин

 

Заголовок статьи – это слова из старой советской песни про геологов, которая не имеет, конечно, никакого отношения к теме самой статьи. Но ключевое слово в той песне — слово «Путь», трудный, полный лишений путь геологов.

Я же хочу рассмотреть не менее трудный путь, пройденный сионистами от начала их массового переселения в Палестину. Сегодня многие осознают, что путь этот ведет в пропасть, а поскольку «нельзя повернуть назад», как тоже было в той песне, то следовало бы резко свернуть в сторону, ведь в прошлом уже ничего не изменишь.  Но вопрос, куда сворачивать и не поздно ли уже?

גירוש בן-גוריון ובן-צבי מארץ ישראל - הארכיון הציוני
Д. Бен-Гурион времен изгнания его из Эрец Исраэль

Евреи ехали в Палестину, не собираясь колонизировать коренное население. Напротив, будучи, в основном, социалистами, они хотели сотрудничать с арабами. Кроме того, как законопослушные люди, они быстро почувствовали себя подданными турецкого султана, и в начавшейся вскоре 1МВ были готовы сражаться на стороне Турции.

Бен-Гурион в конце 1914 года даже пытался создать еврейское воинское подразделение в составе турецкой армии. Но там не хотели видеть евреев, и поэтому Бен Гуриона как самого активного из добровольцев выслали за пределы империи, запретив ему возвращаться в Палестину.

זאב ז'בוטינסקיДругих взглядов придерживался Владимир (Зеев) Жаботинский, по инициативе и усилиями которого был создан Еврейский Легион, вошедший в состав британской армии на союзнической основе.

Жаботинский понял, что добиться уважения арабов можно только проявлением силы. Поэтому после окончания 1МВ он стремился сохранить пятитысячный Еврейский Легион, который мог бы стать серьезным аргументом при решении вопросов, связанных с созданием еврейского государства в Палестине.

Однако бОльшая часть легионеров хотела вернуться домой, считая, что дело своё они сделали, — война ведь закончилась. А Жаботинский объяснял, что борьба за Эрец Исраэль только начнется и «ни британские, ни индийские солдаты не пошевелят пальцем, чтобы защитить еврея…».

Бен-Гурион же в качестве представителя сионистов-социалистов настаивал на том, что нет необходимости оставлять Легион в Палестине. Но на самом деле, озабоченный своей личной карьерой, он видел в Жаботинском угрозу для своего продвижения наверх. Англичане тоже были заинтересованы в роспуске Еврейского Легиона.

Как и предвидел Жаботинский, вскоре после роспуска Легиона и демобилизации легионеров, 4 апреля 1920 года в Иерусалиме начались беспорядки, во многом спровоцированные главным муфтием Иерусалима Амином эль-Хусейни. Накануне этих беспорядков было распространено «Воззвание к арабскому народу в Южной Сирии (Палестине)», в котором говорилось, что евреи пытаются отделить Палестину от Сирии и других арабских государств, и палестинские арабы не смогут защитить ее, опираясь лишь на собственные силы.

ירושלים במהלך הדורות, ירושלים בתקופת המנדט הבריטי, לימודי ירושלים, קורסים בירושלים, סיורים בירושליםБеснующиеся арабы нападали на евреев как внутри Старого города, так и за его пределами. Пятеро евреев были убиты и около двухсот ранены.

Жаботинский, организовавший самооборону евреев Старого города, был арестован, а потом выслан с запретом посещать когда-либо Палестину.

Нужно пояснить, что британская военная администрация в Палестине не разделяла политику своего правительства в Лондоне, поддержавшего создание «еврейского национального очага».  А Эдмунд Алленби, командовавший Египетским экспедиционным корпусом, который нанес в 1917-18 годах поражение туркам в Палестине, вообще открыто заявлял, что политика английского правительства, направленная на создание еврейского национального очага, противоречит интересам Британской империи. Поэтому антиеврейские погромы в Иерусалиме должны были показать правительственным чиновникам в Лондоне, что арабы категорически противятся реализации сионистской идеи. И погромы продолжались. Продолжаются они, к сожалению, и в наши дни в еврейском государстве, существующем уже более 73 лет.

Сейчас мы видим, что ошибкой основоположников сионизма (М. Гесс, Т. Герцль и другие) было игнорирование ими вопроса противостояния с арабами. Но в их время арабское население в Эрец-Исраэль было настолько малочисленным, что не могло представлять самостоятельной политической силы. Поэтому Эрец-Исраэль называли: «земля без народа для народа без земли».

В. Жаботинский первым обратил внимание на то, что, когда будут затронуты национальные и религиозные чувства арабского населения, оно не согласится с еврейским заселением Палестины. Поэтому Жаботинский настаивал на включении в программу сионистского движения создание еврейского государства, к тому же, на обоих берегах Иордана.

После 1МВ, когда ещё не существовали арабские государства на Ближнем Востоке и отсутствовала острая потребность в нефти, международному сообществу при желании помочь сионистам в достижении этой цели было гораздо легче, чем после 2МВ. Значит, желания такого не было

Между 1МВ и 2МВ все британские предложения получали название «Белых книг», в каждой из которых (всего их известно пять) на словах подтверждались обязательства Великобритании по устройству национального очага для еврейского народа, а фактически содержался отказ от их выполнения.

В последней «Белой книге» от мая 1939 года (Т.е. непосредственно перед началом 2МВ и вступлением в нее Великобритании. Прим.ред.) Британское правительство уже открыто заявляло, что в течение последующих пяти лет количество иммигрантов-евреев не должно было превысить семьдесят пять тысяч человек, и еврейское население должно остаться в меньшинстве (составлять не более одной трети населения Палестины). Земельные сделки либо прекращались в одних районах, либо ограничивались — в других.

Одновременно в той же Белой книге указывалось, что целью правительства Его Величества является основание в течение десяти лет независимого палестинского государства. Такая политика, провозглашенная на пороге 2МВ, когда началось уже массовое бегство евреев из Европы, возмутило определенную часть Ишува и толкнуло её к активной борьбе против британского мандатного режима в Палестине.

Изгнанный из Палестины Жаботинский, который не разделял социалистических идей и доказывал, что «Иметь два идеала — сионизм и социализм — все равно, что поклоняться двум богам», создал и возглавил во второй половине 1920-х годов Новую сионистскую организацию, противостоящую социалистическому направлению. Членов новой организации назвали ревизионистами, хотя в книге Т. Герцля «Еврейское государство» декларировалось сначала получение международных гарантий на создание собственного государства, и только потом — организованное и планомерное переселение еврейского народа в это государство.

Однако ещё при жизни Герцля проявился оппортунизм первых сионистов. Их костяк составляли сторонники социалистического сионизма. Из них же вышли лидеры Ишува, ставшие потом первыми руководителями Государства Израиля. На 8-ом Сионистском конгрессе в августе 1907 года было принято решение о переселение евреев в Эрец-Исраэль до получения «хартии». В развитие этого решения были созданы Палестинское землеустроительное общество и Палестинское бюро, на которые возлагалась координация работы по созданию новых еврейских сельскохозяйственных поселений.

Сторонники разных течений в сионизме сформировали основные сионистские партии в Эрец-Исраэль и в диаспоре. В 1930-е годы социалистические партии добились большинства в руководящих органах сионистского движения. Многие политические партии современного Израиля являются их прямыми наследниками. Кроме того, результатом их длительного — с 1933 по 1977 годы — пребывания у власти стало засилье левых в чиновничьем госаппарате, судебной системе и в культурной сфере сегодняшнего Израиля. Действуя по принципу «свой приводит своего», им удалось сохранить «чистоту» своих рядов.

Потомки первопроходцев, ставших основателями государства Израиль, считают аморальной трансформацию большинства (арабов) в меньшинство и меньшинства (евреев) в большинство. Им не нравится, что Израиль живет «с мечом в руках», оккупирует другой народ и издевается над ним. Такие мысли высказывал, например, Яаков Шарет, сын Моше Шарета, первого министра иностранных дел и второго премьер-министра Израиля, который был одним из подписавших Декларацию независимости Израиля в 1948 году.

Яаков Шарет вспоминает:

משה שרת בעצרת האו"ם-גנזך המדינה - YouTube
Моше Шарет

«Отец говорил, что они пришли сюда не для того, чтобы изгнать арабов, а чтобы жить с ними вместе».  Он также крайне разочарован русской алией. «Люди, которых я так хотел здесь видеть, оказались правыми националистами; это результат многолетней ассимиляции в сочетании с необходимостью скрывать свое происхождение. В Израиле они примкнули к самой фанатичной и экстремистской части общества…». А в поселенцах он видит своих врагов.

К чему же привело стремление людей, разделяющих подобные взгляды? Арабы, получившие ещё в 1948 году израильское гражданство, устроили в мае этого года массовые погромы в израильских городах со смешанным населением. Арабы, которых полностью освободили от еврейского присутствия в 2005 году, создали в Газе квазигосударство. Всё население в нём превращено либо в солдат, либо в тех, кто роет туннели и снабжает солдат всем необходимым. Странно, но всё это не изменило мировоззрение единомышленников Яакова Шарета. Ну, не нравится им «Израиль с мечом в руках».

И вот в 1993 году левые, вновь пришедшие к власти, одержав победу на выборах 1992 года, решили опровергнуть утверждение Жаботинского о том, что никто не станет защищать евреев, кроме них самих. Они привезли из Туниса банду Арафата. Террористам, у которых руки были по локоть в еврейской крови, Израиль передал власть над арабскими городами и деревнями в Иудее и Самарии, передал им сектор Газы и обеспечил их современным оружием. Сам Израиль и с его разрешения другие страны стали ежегодно переводить террористам миллиарды долларов.

Yasser Arafat: A look back | Reuters.com
Главарь арабских террористов Я.Арафат и ПМ Ираиля Ш. Перес (1996 г)

За это Арафат обещал бороться с террором. Вот только в той «борьбе» с террором количество израильтян, убитых арабами в период с 1993 по 2000 годы, в два раза превысило число израильтян, погибших от террора между 1967 и 1993 годами. А ещё Арафат воспользовался предоставленной ему Израилем международной легитимацией для эскалации и расширения политической войны против самого права еврейского государства на существование.

На глазах Израиля и даже при его попустительстве на протяжении последних десятилетий возрастала мощь джихадистов: после бегства из Ливана – Хезболлы на северной границе; после «размежевания» — ХАМАСа на южной границе. Ни одну из войн, названных контртеррористическими операциями, Израиль под давлением внутренней и мировой общественности не закончил полной капитуляцией противника, тем самым, отдавая каждый раз победу своему врагу, а себя признавая военным преступником.

С мировой антисемитской общественностью всё ясно, а вот израильские левые успешно насадили в стране т.н. «культуру сосуществования», которая позволяет целым системам, отвечающим за решение проблемы, мирно «сосуществовать» с этой проблемой, что просто ведет к распаду страны.

Для врагов Израиля «сосуществование» — это символ поражения государства Израиля, символ его слабости, символ трусости израильского правительства и его силовых структур, не способных справиться с простыми вызовами. Банкротство и моральный крах израильской полиции, средств массовой информации и судебной системы во время беспорядков, устроенных израильскими арабами в смешанных городах, стали «торжеством» культуры «сосуществования».

Arabs clash with police on Temple Mount during Tisha B'AvТысячи арабских граждан бунтовали, линчевали евреев, сжигали их дома и машины, а израильская полиция избегала столкновений с погромщиками и боялась реагировать.

Зато в августе 2021 года полиция Израиля выписала 1795 штрафов за нарушение карантина, что примерно в 5 раз больше, чем за аналогичный период 2020 года, и административных взысканий за нарушения правил самоизоляции, за нарушение масочного режима — это ведь проще и безопасней, и не затрагивает национальных и религиозных чувств арабского населения Израиля.

 

Окончание следует

Октябрь 2021

Думающий и Доказывающий. Алан Уотс

 

Думающий и Доказывающий. Алан Уотс


Все, чем мы являемся, есть результат наших мыслей. Оно построено на мысли. Оно основывается на мысли.

Вильям Джемс, отец американской психологии, рассказал о своей встрече с одной старой леди, которая утверждала, что Земля покоится на спине огромной черепахи.
“Но, уважаемая леди, — как можно вежливее спросил профессор Джеме, — на чем же покоится эта черепаха?”
“О, — сказала она, — это просто. Она стоит на спине другой черепахи”.
“Понятно, — все так же вежливо сказал профессор Джеме. — Но не были бы вы так любезны сказать мне, что поддерживает вторую черепаху?”
“Не стоит, профессор, — ответила старая леди, поняв, что профессор пытается завести ее в логическую ловушку. — Там до самого низу черепахи-черепахи-черепахи!”
Не спешите смеяться над старушкой. Мозги всех людей устроены одинаково. Ее вселенная была немного странной, но она строилась на тех же ментальных принципах, что и любая другая вселенная, в которую верили люди.
По замечанию д-ра Леонарда Орра, человеческий мозг ведет себя так, как если бы он состоял из двух частей: Думающего и Доказывающего.
Думающий может думать практически обо всем. Как показала история, он может думать, что Земля покоится на спинах бесконечных черепах, или что она внутри пуста, или что она плывет в пространстве. В это верят миллионы людей (включая автора этой книги). Сравнительная религия и философия показывают, что Думающий может считать себя смертным, бессмертным, одновременно смертным и бессмертным (реинкарнационная модель) или даже несуществующим (буддизм). Он может думать, что живет в христианском, марксистском, научно-релятивистском или нацистском мире — и это еще далеко не все варианты.
Как часто наблюдалось психиатрами и психологами (к вящей досаде их медицинских коллег), Думающий может придумать себе болезнь и даже выздоровление.
Доказывающий — это гораздо более простой механизм. Он работает по единственному закону: что бы ни думал Думающий, Доказывающий это доказывает.
Вот типичный пример, породивший невероятные ужасы в этом столетии: если Думающий думает, что все евреи богаты, Доказывающий это докажет. Он найдет свидетельства в пользу того, что самый бедный еврей в самом захудалом гетто где-то прячет деньги. Подобным образом, феминистки способны верить, что все мужчины (включая голодных бродяг, которые живут на улицах) эксплуатируют всех женщин (включая английскую королеву).
Если Думающий думает, что Солнце вращается вокруг Земли, Доказывающий услужливо организует восприятие так, чтобы оно соответствовало этой идее; если Думающий передумает и решит, что Земля вращается вокруг Солнца, Доказывающий организует свидетельства по-новому.
Если Думающий думает, что святая вода из Лурда излечит его любимого, Доказывающий будет искусно дирижировать сигналами от желез, мышц, органов и т. д. до тех пор, пока организм вновь не станет здоровым.
Конечно, довольно легко понять, что мозг других людей устроен именно так; намного труднее осознать, что точно так же устроен наш собственный мозг.

 

Считается, к примеру, что некоторые мужчины более “объективны”, чем другие. (О женщинах такое можно услышать гораздо реже…) Бизнесмены обычно считаются волевыми, прагматичными и “объективными” людьми. Краткое изучение дурацкой политики, проводимой большинством бизнесменов, быстро исправит это заблуждение.
До сих пор “объективными” считаются ученые. Но биографии великих ученых этого никак не подтверждают. Они были настолько же страстными, и, следовательно, предубежденными, как все великие художники или музыканты. Не Церковь, а именно коллеги-астрономы обвинили Галилея. Наука достигает объективности или приближается к ней не потому, что отдельные ученые неподвластны действию психологических законов, которые управляют всеми нами, но потому, что научный метод — коллективное творчество — рано или поздно превосходит индивидуальные предубеждения.

Вернемся за еще одним примером в 60-е годы. В то время существовали три исследовательские группы, которые “доказали”, что ЛСД вызывает повреждение хромосом, тогда как три остальные группы “доказали”, что ЛСД не оказывает на хромосомы никакого воздействия. В каждом случае Доказывающий доказал то, что думал Думающий. На данный момент в физике известны семь экспериментов, которые подтверждают чрезвычайно противоречивую концепцию, известную как “теорема Белла”, и два — которые ее опровергают. В области экстрасенсорного восприятия результаты неизменны уже больше века: с одинаковым успехом доказывают и его существование, и его несуществование.
“Истина” или относительная истина проявляется только после десятилетий экспериментов, проведенных тысячами исследовательских групп по всему миру.
В дальней перспективе мы, как хочется надеяться, приближаемся все ближе и ближе к “объективной истине” век за веком.
В близкой перспективе всегда действует закон Орра: Что бы ни думал Думающий, Доказывающий это докажет.
И если Думающий думает достаточно страстно. Доказывающий докажет эту мысль так последовательно, что вам уже никогда не удастся переубедить этого человека.

Послесловие. Поэтому возникает фанатизм, в котором живут глубоководные фанатики, не поднимающиеся на поверхность жизни. Но одно непрестанно доказуемо: Над Думающими и Доказывающими всегда находится Абсолют, Бог, который просто существует в жизни людей, вне Думающих и Доказывающих.
Михаил Моргулис



Павел Дуров опубликовал список самых недо- и переоцененных вещей в мире

 

Павел Дуров опубликовал список самых недо- и переоцененных вещей в мире


Новая порция мудрости от гуру «ВКонтакте» и сенсея «Телеграма» вызывает некоторые вопросы.

Есть у Павла Дурова добрая традиция — каждый год на день рождения делиться мемуарами с подписчиками. Что с этим делать потом — решать тебе. Как знать, может быть, кому-то эти истины откроют глаза на происходящее вокруг.

Фото №1 - Павел Дуров опубликовал список самых недо- и переоцененных вещей в мире

Создатель разных соцсетей и мессенджеров Павел Дуров в последнее время все чаще стал появляться в этих самых соцсетях и мессенджерах. Еще несколько месяцев назад мы должны были догадаться, что происходит что-то неладное, — когда Павел Дуров впервые за три года опубликовал пост в «Инстаграме». Но теперь, положа руку на сердце, можем смело подозревать: грядет какой-то абздольц.

Иначе зачем Павел в последнее время высказывается все активнее? (В последний раз он выходил к своей сетевой публике в начале октября, чтобы ответить на критику после того, как Telegram заблокировал бот «Умного голосования».)

Хотя не исключаем и того варианта, что все это лишь происки нашей бурной фантазии и Павел просто таким образом поздравляет себя с очередным днем рождения, как бы подводит итоги года, рассказывает подписчикам, какого уровня просветления достиг за минувший год. Например, встречая 36-летие, Павел Дуров поделился секретом молодости и рассказал всему миру, что весь секрет состоит в том, чтобы не пить алкоголь, не есть мясо и вообще не переедать, много спать и заниматься спортом, не поддаваться влиянию стресса и жить в одиночестве.

Прошел год. За это время Павел Дуров составил список из трех самых недооцененных и семи самых переоцененных, по его мнению, вещей в мире. Он опубликовал его в своем Telegram-канале. А мы, с твоего позволения, публикуем список у себя в MAXIM.

Самыми недооцененными, по мнению Дурова, являются сон (потому что повышает иммунитет, креативность и психологическое благополучие), природа («это среда, в которой мы биологически созданы, чтобы чувствовать себя хорошо») и одиночество («дает свободу совершать духовные и интеллектуальные прорывы»).

А вот и самые переоцененные вещи Дуров-эдишн:

  • большие города (ведь это «источники загрязнения, преступности и шума»);

  • рестораны («самый медленный и наименее эффективный способ питания»);

  • жара (она, по данным Дурова, увеличивает риск рака и приводит к более быстрому старению);

  • мода («стремление соответствовать постоянно меняющимся тенденциям дорого и ненужно»);

  • недвижимость (потому что покупка недвижимости ограничивает выбор, а «аренда дает больше свободы передвижения»);

  • социальные сети (потому что это «непрерывный поток мусора, забивающий наши умы, снижает наше счастье и творческие способности»);

  • советы знаменитостей («известные люди часто дают необоснованные советы за пределами своей области знаний» — видимо, это в том числе и про то, чтобы не пить алкоголь, не есть мясо и вообще не переедать, много спать и заниматься спортом, не поддаваться влиянию стресса и жить в одиночестве).

Какие из этих вещей ты уже переоценил?

  • Большие города

  • Рестораны

  • Жару

  • Моду

  • Недвижимость

  • Социальные сети

  • Советы знаменитостей



Лолита. Путин, Зеленский, вербовка, Крым, Донбасс, Соловьев, Цекало, психушка. "В гостях у Гордона"

 

Лолита. Путин, Зеленский, вербовка, Крым, Донбасс, Соловьев, Цекало, психушка. "В гостях у Гордона"

Лолита Марковна Миля́вская (урождённая Горе́лик; род. 14 ноября 1963, Мукачево, Закарпатская область) - советская, украинская и российская эстрадная певица, актриса, телеведущая, режиссёр и продюсер.

https://www.youtube.com/watch?v=wSxPJwAQ04w



Опоздавшая держава. В чем причины российской отсталости?

 Опоздавшая держава. В чем причины российской отсталости?

Через 30 лет после распада СССР становится очевидно, что Россия в очередной раз упустила шанс технологической, экономической и политической модернизации. Почему реформы в России буксуют и всякий раз кончаются откатом?

https://www.youtube.com/watch?v=CPZHaMNgzg4



8 затопленных городов СССР

 

8 затопленных городов СССР


Как и почему в Советском Союзе несколько крупных городов оказались под водой.

Калязин

Троицкий Макарьев монастырь в Калязине. Открытка начала XX века

Один из самых известных полузатопленных городов в СССР — Калязин в Тверской области. Первые упоминания о поселении на этом месте относятся к XII веку, но городом он стал лишь в 1775 году. В конце XIX века представлял собой крупный, развивающийся промышленный центр.

Но из-за строительства Угличской гидроэлектростанции на Волге с 1939 по 1940 год его историческая часть со старинными монастырями оказалась под водой. От них на маленьком островке осталась только колокольня, ее позже использовали как навигационный знак для судоходства.

После этого город стал приходить в упадок, а население — постепенно сокращаться. Сейчас Калязин представляет собой обычный маленький городок на краю Тверской области.

Фото №2 - 8 затопленных городов СССР


Бердск

Фото №3 - 8 затопленных городов СССР

Улица Советская в старом Бердске, 1935 год

Бердск основали в начале XVIII века как острог, то бишь поселение, обнесенное и укрепленное частоколом. В 1944 году он получил статус города областного подчинения, хотя в нем и проживало меньше 10 тысяч человек.

К середине 1950-х годов из-за строительства Новосибирского водохранилища основная часть города оказалась под угрозой затопления. Поэтому его было решено перенести ближе к железнодорожной станции, находящейся в восьми километрах от города.

С переносом справились за четыре года. Но из-за затопления вся историческая часть вместе с древними постройками и храмами оказалась под водой. Сейчас город представляет собой ровные кварталы из многоэтажек, промышленные зоны и частный сектор.


Тольятти (Ставрополь-Волжский)

Фото №4 - 8 затопленных городов СССР

Фото №5 - 8 затопленных городов СССР

Ставрополь на Волге. Улица Первомайская (бывшая Базарная)

Город был основан в 1738 году как крепость. К 1950-му в нем насчитывалось всего 12 тысяч жителей. Тогда же стало ясно, что город попадает в зону подтопления из-за строительства Жигулевской ГЭС. Поэтому за два года, с 1953-го по 1955-й, его перенесли на новое место.

После переноса город начал бурно развиваться: появилось множество заводов, в том числе Волжский автомобильный, а население резко увеличилось до 250 тысяч человек. В 1964-м Ставрополь официально переименовали в Тольятти.


Корчева 

Фото №6 - 8 затопленных городов СССР

Набережная 1900–1916 гг.

Фото №7 - 8 затопленных городов СССР

Земляные работы на строительстве канала Москва — Волга. Фотография 1933–1936 гг.

Фото
Государственный музей истории ГУЛАГа.

Первые упоминания о поселении относятся к XVI веку. Оно находилось в Тверской области, на правом берегу Волги. К 1920-му в Корчеве проживало всего 2,3 тысячи человек. Но в 1932 году он попал в зону затопления из-за строительства канала Москва — Волга. Уже в 1937 году всех жителей села переселили в Конаково. Сам город переносить не стали, он полностью ушел под воду и перестал существовать.

 


Болгар (Куйбышев, Спасск-Татарский)

Фото №8 - 8 затопленных городов СССР

Город Спасск-Татарский упоминался в летописях с 1781 года, это был очень маленький городок на Волге. К 1930-му тут проживало чуть меньше 6 тысяч человек.

В 1950-х город оказался в зоне подтопления Куйбышевского водохранилища, поэтому его перенесли к древнему селу Болгар и переименовали в Куйбышев. Вскоре город начал бурно развиваться и поглотил село полностью. Историческое название «Болгар» было возвращено городу в 1991 году.


Молога 

Фото №9 - 8 затопленных городов СССР

Ярославская область, Молога (акватория Рыбинского водохранилища). Афанасиевский монастырь

Молога — бывший крупный город Ярославской области. Первые упоминания о нем встречаются еще в XIV веке, когда город был центром Моложского княжества. К 1930-му его население насчитывало около 7 тысяч человек.

В 1937 году, после утверждения проекта ГЭС, обнаружилось, что он будет затоплен. Но город решили не переносить, а просто расселили жителей по соседним селам и городам. Таким образом Молога стала вторым городом, ушедшим под воду целиком.


Пучеж 

Фото №10 - 8 затопленных городов СССР

Пучеж, храм Успения Пресв. Богородицы, конец 1950-х

Первые упоминания о городе относятся к XVI веку. Его жители занимались по большей части торговлей зерном и льном, рыболовством и судовым промыслом. В 1950-х стало известно, что из-за создания Горьковского водохранилища город частично уйдет под воду, поэтому его решили перенести на более высокое место. Существует и по сей день, но в нем почти не осталось исторических построек.


Весьегонск

Фото №11 - 8 затопленных городов СССР

Богоявленская улица во время половодья. Открытка начала XX века

Маленький городок в Тверской области, известный с XVI века. Он попал в зону подтопления в 1940-х при наполнении Рыбинского водохранилища. Поэтому был перенесен на более высокое место, но, как и многие его товарищи по несчастью, при этом лишился почти всей исторической части города. Однако часть все же удалось сохранить, в том числе три храма: Казанскую и Троицкую церкви, а также храм Иоанна Предтечи.

Но что самое интересное, местные жители почти на протяжении всего существования города планировали его перенести. Дело в том, что во время половодья вода затапливала почти весь город.

Фото: Getty Images, puch-vesti.ru, gaidarovec.art, sobory.ru

Никита Шабалов



Мама – анархия, папа – врач

 

Мама – анархия, папа – врач


Его сажали и царская охранка, и чекисты. За дружбу с Махно его чуть не расстрелял сам Дзержинский. Но Всеволода Волина выпустили в Европу – он выжил при нацистах и там.

В полку махновцев почти 40-летнего Всеволода Эйхенбаума прозвали «дядя Волин». Что привело его к анархизму? «Кровавое воскресенье», унесшее жизни более ста петербургских рабочих, дни заключения в Петропавловской крепости и ссылка в Сибирь. Ну, и абсолютное неприятие «красной диктатуры». Но вообще-то, кажется, что впервые анархист заговорил в нем еще на выпускном вечере гимназистов в Воронеже. Преподаватель закона Б-жия тогда возглашал: «Не идите в университет! Ибо он есть логово мятежников». Всеволод, словно назло, пошел учиться на юриста. И вскоре стал одним из лидеров того «логова», которое батюшка убеждал обходить стороной.

Всеволод Эйхенбаум родился в Воронеже в 1882 году. Его дедом был Яков Эйхенбаум – известный еврейский писатель и просветитель. Семейной реликвией считали написанную дедом поэму «Гакраб», в современном иврите – «а-крав», то есть «бой, битва, сражение»: речь в книге шла о шахматной игре. И мать, и отец были врачами. «В комнатах слишком строго и чисто. Никаких лишних вещей – нет даже на стенах олеографий с заходящим солнцем и лодкой. Мать требует, чтобы мы оба с братом были первыми учениками», – писал позже в мемуарах Борис Эйхенбаум, младший брат Всеволода. Он, кстати, сделает в СССР хорошую карьеру – станет известным литературоведом.

 

 

Всеволод же, хоть и поступил в Санкт-Петербургский университет, но так его и не закончил. В 1904 году он занялся, по его же словам, «культурно-просветительской работой в рабочей среде». 9 января 1905 года – в день, ставший известным как «Кровавое воскресенье» – Всеволод был в первых рядах рабочего шествия, направлявшегося к Зимнему дворцу. По итогам того дня царскими войсками было убито 130 рабочих, еще около 300 получили ранения – это, впрочем, цифры русских изданий того времени. Британцы, например, сообщали о двух тысячах убитых и пяти тысячах раненых. Эйхенбаум попал под обстрел у Троицкого моста, но пули его не задели.

 

 

В те же дни он стал одним из организаторов первого в России Совета трудящихся – факт, который позже советские власти старались всячески игнорировать. Эйхенбаум вместе с помощником присяжного поверенного Георгием Носарем собирали пожертвования для семей погибших 9 января, а также всех пострадавших. Из этой деятельности и вырос первый Совет рабочих. При этом официальная история СССР всегда считала первым другой Совет, созданный в Иваново тремя месяцами позже: потому что там были пролетарии, а не юристы. Носарь и Эйхенбаум вообще были сомнительными героями для советских историков: первого большевики расстреляли в 1919-м, второй лишь чудом избежал подобной участи.

 

 

В 1905 году деятельность Эйхенбаума, который тогда состоял в партии эсеров, то есть социалистов-революционеров, впервые привлекла внимание царской охранки. Его арестовали и отправили в Петропавловскую крепость. Срок заключения был недолгий, но в неволе он приобрел заболевание кишечника, от которого потом страдал всю жизнь. В 1907 году последовали новый арест и ссылка в Сибирь. По пути к месту назначения – глухой деревушке в Енисейской губернии – несколько арестантов бежали, в том числе и Эйхенбаум.

 

 

Так вместо Сибири он оказался во Франции, где и познакомился с анархистами. Их идеология ему понравилась. Он стал называть себя Волиным и агитировать против Первой мировой войны: анархисты считали армию централизованной структурой государства и избегали службы. При этом они были готовы сражаться – просто за свои цели и в составе автономных отрядов, как, например, было позже у батьки Махно. Вскоре Волина собрались арестовывать и во Франции – он сбежал в США. Там давал лекции по анархо-синдикализму и писал статьи в нью-йоркскую анархистскую газету «Голос труда» – ее издавали русские эмигранты. Узнав о революции в России осенью 1917 года, редакция в полном составе тотчас вернулась на родину.

 

 

В то время Волин обрел поистине пророческий дар. В одной из статей в «Голосе труда» он предупреждал, что большевики создадут авторитарный режим, который будет жестоко подавлять любую оппозицию. Реальность очень быстро показала его правоту. Уже в апреле 1918 года ВЧК провела операцию по разоружению боевых отрядов анархистов в Москве. Это была настоящая война на улицах города – в числе прочего большевики использовали артиллерию. Жертвами уличных боев стали около 40 анархистов и больше десятка чекистов. Волин писал с гневом, что «анархистские организации разгромили под лживым и абсурдным предлогом». Дни газеты «Голос труда» были сочтены.

После московских событий Волин уехал на Украину – воевать с немцами, застрявшими там после подписания Брестского мира, который Волин категорически не приемлет. Вскоре его выбрали в секретариат Конфедерации анархистских организаций Украины «Набат». Ну, а в июле 1919-го Волин нашел своего главного единомышленника – Нестора Махно – и присоединился к его войску. Он отвечал за идеологию: редактировал приказы батьки, писал листовки и статьи. Считают, что даже частушки, которые распевала махновская вольница Гуляйполя, были его авторства. Самая известная из них содержала такие строки: «Скажем людям мы труда: / «Организуйте-ся!» / Коммунистам: «Господа, / А вы не суйте-ся. / Не позволим водворить / У нас монархию, / Сам народ пускай творит / Себе анархию».

 

 

Пока партизанский отряд Махно, выросший до Революционной повстанческой армии Украины (РПАУ), сражался с петлюровцами и белогвардейцами, большевики воспринимали махновцев как союзников. В боях за Крым махновцы сражались на стороне Красной армии. Но затем батька отказался подчиниться приказу большевиков и перебросить своих бойцов на польский фронт – это привело к разрыву союзнических отношений. 9 января 1920 года Всеукраинский ревком объявил Махно и махновцев вне закона.

Больного тифом Волина арестовали в селе под Кривым Рогом. В феврале 1920 года по распоряжению Феликса Дзержинского его поместили в тюрьму на Лубянке – по инструкции ЧК она предназначалась для «наиболее важных контрреволюционеров и шпионов». Выжить помогло стечение обстоятельств: 2 октября правительство Украинской ССР подписало соглашение с РПАУ – всех анархистов и махновцев освободили по амнистии. Волин вышел из тюрьмы, дав подписку о невыезде из Москвы – и сразу же уехал в Харьков, чтобы продолжать борьбу.

 

 

26 ноября 1920 года его арестовали снова, обвинив в «организации вооруженного восстания, направленного на свержение власти Советов». Важного заключенного отправили из Харькова обратно в Москву. Там, в Таганской тюрьме Волин и другие анархисты объявили голодовку. В те годы она вряд ли возымела бы действие, но за Волина вступился Профинтерн – международная организация профсоюзов. Власти нехотя выпустили его из тюрьмы, а уже в январе 1922 года выслали за границу.

 

 

Первые три года в эмиграции Волин провел в Берлине, а в 1925 году переехал во Францию. Он писал статьи по истории анархизма и махновского движения. Его перу принадлежит и предисловие к мемуарам батьки. Потом фашистская оккупация Франции заставила его скрываться и часто менять места жительства: еврей и анархист Волин был слишком крупной фигурой, чтобы нацисты оставили его в живых. На этом фоне обострились его старые болезни. Он страшно похудел и с трудом передвигался – но все же успел увидеть разгром фашизма: Всеволод Волин скончался в Париже 18 сентября 1945 года.

 

 

До последних дней он яростно критиковал не только фашизм, но и режим, который установился в СССР. Сам Волин называл его «красным фашизмом». «Мы, анархисты, должны расширить нашу пропаганду, сделать ее более интенсивной, – убеждал союзников уже совсем больной 63-летний активист. – Если мы исполним свой долг, если мы поможем массам вовремя понять его, тогда “красный фашизм” в СССР сыграет полезную роль: он убьет идею диктатуры, осуществив ее».

Алексей Алексеев

Алексей Алексеев



Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..