суббота, 29 июня 2013 г.

СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ 29 ИЮНЯ





Перед вами интереснейший материал Давида Мааяна, который, на мой взгляд, доказывает, что Иосиф Сталин еще в 1938 году стал агентом «Коричневой закулисы». Именно этим объясняется его тупое нежелание поверить в нападение Гитлера на СССР. Этим же, в какой-то мере, можно объяснить и агрессию рейха, так как Сталин не стал торопиться с геноцидом евреев и только в начале пятидесятых годов прошлого века решил выполнить свои обязательства перед юдофобским центром. Далее привожу материал Мааяна.

Советско-германские переговоры
в феврале 1942г. 
   В начале 1942г. общая обстановка на советско-германском фронте представляла собой стратегический тупик для обеих воюющих сторон.
    Германии удалось разгромить, уничтожить и пленить регулярную армию и обученный резерв противника и оккупировать значительную территорию. Однако советский режим устоял, сумел сформировать и вооружить новые дивизии и создал прочную линию обороны. Германские войска тяжело страдали от холода и были совершенно не готовы к войне в зимних условиях. Блицкриг провалился, война на два фронта приняла затяжной характер, что в перспективе вело к истощению германских ресурсов и неминуемому поражению.
   Но и советскому руководству было очевидно, что его положение крайне тяжелое. Потеряны регулярная армия, значительная часть территории и населения, промышленного потенциала, ресурсов сырья и продовольствия. Заводы вооружений и боеприпасов, эвакуированные на восток ещё начинали налаживать производство на новом месте, а поставки по ленд-лизу только начинались. Страна была на пороге голода. Попытки наступлений на различных участках фронта оказались малоэффективны, сопровождались очень большими потерями советских войск и общую обстановку не изменили. Обстоятельства толкали Сталина на укрепление военно-политического сотрудничества с Англией и США, которые для большевиков традиционно были главными и непримиримыми врагами. Очевидно, что это вело к определённой степени зависимости от них.
   Таким образом, сложились политические и стратегические условия для соглашения между СССР и Германией по прекращению военных действий, той или иной формой сотрудничества, а в перспективе и военного союза. Опыт такого сотрудничества уже имелся (август 1939 – июнь 1941го).     
   За чей счёт предполагалось уладить советско-германские противоречия видно из нижеследующего текста.
   Прилагаемый материал связан с темой "Еврейский взгляд на Вторую мировую войну
Давид Мааян. 
Предлагал ли Сталин союз Гитлеру?
Опубликованные в книге Владимира Карпова "Генералиссимус" копии документов стали самой громкой сенсацией в историографии Великой Отечественной войны.


Итак, февраль 1942-го. Гитлеровские войска отброшены от Москвы. Сталин требует от своих полководцев развивать наступление. А на самом деле, оказывается, в голове вождя (судя по архивным документам) были совсем иные планы: вступить в тайный сговор с Гитлером и заключить с ним сепаратное перемирие. Верховный Главнокомандующий уже утвердил условия такого чудовищного союза с фашистами. Читаем:

«Предложения германскому командованию:

1) С 5 мая 1942 года, начиная с 6 часов по всей линии фронта прекратить военные действия. Объявить перемирие до 1 августа 1942 года до 18 часов.

2) Начиная с 1 августа 1942 года и до 22 декабря 1942 года германские войска должны отойти на рубежи, обозначенные на схеме номер 1.

Предлагается установить границу между Германией и СССР по протяженности, обозначенной на схеме номер 1. (Границы СССР на 1.09. 1939г.)

3) После передислокации армий Вооруженные Силы СССР к концу 1943 года готовы будут начать военные действия с германскими вооруженными силами против Англии и США.

4) СССР готов будет рассмотреть условия об объявлении мира между нашими странами и обвинить в разжигании войны международное еврейство в лице Англии и США, в течение последующих 1943 - 1944 годов вести совместные боевые наступательные действия в целях переустройства мирового пространства (схема номер 2).

Примечание: В случае отказа выполнить вышеизложенные требования в п.п. 1 и 2 германские войска будут разгромлены, а германское государство прекратит свое существование на политической карте как таковое.

Предупредить германское командование об ответственности.

Верховный Главнокомандующий Союза ССР И. Сталин.

Москва, Кремль, 19 февраля 1942 г.»

Сообщить эти предложения представителю германской верхушки Вольфу было поручено первому заму наркома внутренних дел Меркулову. Он отправился в захваченный фашистами Мценск, где вел тайные переговоры с группенфюрером СС Вольфом.

Возвратившись в Москву, Меркулов доложил Сталину о езультатах м. документ) мент).Возможно, формат этой картинки не поддерживается браузером.


Карпов пишет: «Для осуществления этих тайных переговоров были реальные возможности: еще в 1938 году заключено соглашение о сотрудничестве между НКВД и гестапо. Существует подлинный документ, подтверждающий это». В качестве доказательства автор книги представил копию документа.

Вот она:

«Генеральное соглашение

О сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности между Главным управлением государственной безопасности НКВД СССР и Главным управлением безопасности Национал-Социалистической рабочей партии Германии (гестапо).

(Далее следует текст «Генерального соглашения» на 9 страницах, я его опускаю и привожу только последний лист. - В. Карпов.)

Текст соглашения отпечатан на русском и немецком языках в единственном экземпляре, каждый из которых имеет одинаковую силу, скреплен подписями и печатями представителей НКВД и ГЕСТАПО. Русский текст соглашения остается в НКВД, немецкий - в гестапо.  

Дима Быков и о ПОЛЬЗЕ УНИТАЗА



"Мировой изменился пейзаж:
Мы додавим Америку вскоре.
Я уверен, что Сноуден – наш.
Что же делать ему в Эквадоре?

Почему к ним Ассанж захотел,
Подрыватель компьютерной бомбы?
Мы бы с ним понаделали дел –
Вся земля говорила о том бы... и так далее!" Дмитрий Быков

 Вот культурный, образованный человек Д. Быков, поэт замечательный, детей учит литературе, а вдруг забыл, чем кончилась партийность В.Маяковского, да и не только Владим Владимыча. Кем бы ты не был: либералом или консерватором, ты не имеешь права быть "Гаврилой" из романа Ильфа и Петрова, и отзываться на каждый вскрик политической конъюнктуры. Николай Глазков сказал об этом точно:
 Мне говорят, что "Окна ТАСС"
Моих стихов полезнее.
Полезней также унитаз,
Но это не позия.

 Впрочем, живет Быков в такой стране и такое время, когда унитазу впору ставить памятники на центральных площадях столицы. В общем, как там у нового "правдоруба": "Мировой изменился пейзаж".

ЕВРЕИ И РАСИЗМ





Расизм – простое, примитивное, детское желание подобия. В подобном мире жить и легче, и безопасней. В таком мире, как нам кажется, будет меньше противоречий, несправедливости и страхов. В таком мире, подобном твоему миру культурной традицией и даже внешностью его обитателей, жить спокойней и легче. Атавистический, звериный инстинкт в человеке учит его доверию только к себе самому и к тому, что на него похоже.
В природе заяц доверяет зайцу, волк – волку, а черепаха – черепахе. Человек «заяц» ищет свой круг в компании людей - «зайцев». Человек – «волк» предпочитает общество «волков», а человек – «черепаха» начинает ненавидеть всех, кто движется со скоростью, превышающей один метр в секунду.
Люди интуитивно стремятся жить в эгоизме подобия. В то время, как мир Божий, существует только благодаря своему неподобию.
Иной раз мне кажется, что целью сотворения еврейского народа была попытка отучить человечество от расизма, дать ему возможность примириться с бесконечностью и многообразием Вселенной. Мало того, человечество, забывшее о расизме, сможет эту Вселенную понять хотя бы в какой-то, дозволенной Всевышним степени.
Проще говоря, строгий монотеизм иудаизма – предполагает полный отказ от расовых принципов в человеческом сообществе.
Убежден, что причина ненависти к евреем лежит именно в этой плоскости.
Наиболее способный литературно и умственно юдофоб – В.В. Шульгин писал: «Я утверждаю, что расовый, или инстинктивный, антисемитизм имеет столько же оснований, то есть столь же почтенен или непочтенен, как всякие вообще инстинкты».
Тот же Шульгин был убежден, что юдофобия бывает расовой, рассудочной, политической, иррациональной. Мне же кажется, что, в конечном итоге, любой антисемитизм – всего лишь разновидность расизма.
Любая фанатичная идея стремится к подобию. Еврей, по своей природе, враг подобия.
Вот почему потомки Авраама и сегодня главные враги исламской революции, провозгласившей новую догму расизма по религиозному признаку. Род людской исламские фанатики разделили на верных и неверных.
Но среди неверных – самое упрямое и опасное племя - евреи. Об этом и раньше догадывалась инквизиция, большевизм и фашизм.
По ТАЛМУДУ (трактат ГЕРИМ) желающим принять еврейство говорят так: « Зачем тебе становится евреем? Ведь ты видишь, что этот народ унижен и угнетен больше всех народов, как недуги и беды падают на него, как хоронит он своих сыновей и сынов своих сыновей, как убивают тех, кто совершил обрезание, или очищение в микве, или какую-нибудь другую заповедь, - так что их невозможно исполнить открыто, как у других народов».
Евреи – народ, существующий не благодаря обстоятельствам, а вопреки им. И, казалось, каждый, существующий чудом на этой, пропитанной завистью и ненавистью планете, должен радоваться своему собрату по мужеству, по решимости быть евреем. Однако, и здесь мы стремимся быть «как все».
Горские евреи снимали обувь перед входом в свою синагогу. Мой спутник пожал плечами: «Какие же это евреи?».
Он – еврей по маме и папе – обрезан не был, в синагогу не ходил, да и ни в каких богов не верил, а все равно подверг сомнению еврейство людей, в среде которых атеисты встречались так же редко, как в центре России попадались в те времена люди верующие.
Тогда, в азербайджанской Красной Слободе, и задумался впервые о природе еврейского расизма. Считал тогда и убежден в этом сегодня, что расизм этот – прямая дань ассимиляторским тенденциям. Не вижу здесь парадокса, так как все, что разрушает традиции и обычаи евреев – есть ассимиляция.
Расизм в еврейской среде – один из горьких сюрпризов, который преподносит новоприбывшим общество Израиля. Право на «титульную нацию» оспаривается с особым жаром, от которого издалека разит обычной глупостью, корыстью и претензиями на привилегии.
Особое, «искусственное» происхождение еврейского народа от слова Божьего, от идеи, от Завета, делает, как будто, невозможным расизм в еврейской среде. Однако, евреи не чужды этому атавистическому качеству. И любопытно, что именно независимое Еврейское государство и привело к росту расистских настроений в обществе.
Передо мной труд «ортодокса от иудаизма», в котором старательно, на многих страницах, доказывается что евреи из Африки и Азии – вовсе не евреи по крови, а совершенно чуждый элемент, по странному стечению обстоятельств исповедующий иудаизм».
Автор этого труда убежден, что только евреи, пришедшие из Европы, - настоящие потомки Авраама. Он пишет: «Черные – это черные, а белые – это белые. И этот факт не в состоянии изменить домыслы части наших мудрецов».
Читаю письмо горского еврея. Этот почтенный старец убежден, что ассимилированные евреи Европы, « не сумевшие даже сохранить свои имена» утратили право называться евреями.
В галуте евреи, не порывавшие свою связь с иудаизмом, невольно «адаптировались» к окружающей среде. Среда эта была разной, и разными становились оттенки иудаизма, как и цвет кожи на лицах евреев. По скупым солнцем она становилась белее, под жарким – неизбежно темнела.
Но по всему миру некогда оброненное семя давало всходы. Достаточно вглядеться в лица фелашей, евреев из Эфиопии, чтобы убедиться в этом.
Утверждают, что еврей, воспитанный на музыке Бетховена и поэзии Пушкина, - гораздо больший еврей, чем тот потомок Авраама, кто ничего не слышал о западной культуре, и ничего не признает, кроме восточных напевов и Торы.
Из книги в книгу переходит рассказ о «диких» евреях их Йемена, которые пытались развести костер в самолете, на котором доставляли их в Израиль.
Думаю, интернационализм, атеизм и социализм легли в основу еврейского расизма в Израиле. Как только падает цена веры, сразу возрастает цена расы.
Но и здесь не все так просто. Многие из тех, кто голосует за партию ШАС убеждены, что среди новоприбывших евреев единицы. И западная цивилизация вытравила из душ потомков Авраама все еврейское.
Специфический оттенок носит в нашем государстве акт принятия гиюра. Угнетение инородцев в Израиле – миф, но, тем не менее, как-то спокойней и верней принадлежать к «титульной» нации.
Вот еще одно письмо читателя из Ашкелона: «Все, принявшие в Израиле гиюр, - лицемеры и ханжи. Они никогда не были и не будут евреями».
Читаю у Хаима Донина, из книги «Быть евреем»: «… любой ребенок, рожденный еврейской женщиной, считается членом семьи. Но семья эта всегда была открыта для всех, кто разделял ее веру. Принявший иудаизм становится даже не названным братом сынов Израиля, но братом родным, равноправным, который полностью наследует как все привилегии народа, так и его обязанности и заветы. Прозелит вливается в еврейский народ, возлагая на себя духовную миссию будущего и связывая себя с общим прошлым».
Нет, и здесь не все так просто. Издавна наши мудрецы говорили так: «Есть три вида геров: есть геры, подобные Аврааму, праотцу нашему, есть геры, подобные ослу, и есть геры, которые как гои абсолютно во всем».
Верное замечание. Только и самих евреев можно разделить на все эти три категории. В любом случае, в подобных текстах из Талмуда нет ни тени расизма.
«Еврейский народ трудно отнести к какой-либо категории, - писал Хаим Донин. – «классифицировать» в рамках той или иной научной теории. Это одна из сторон нашей уникальности, которая была увековечена повелением Всевышнего».
Часто слышу: Израиль - искусственное государство. А какой еще мог создать свою страну «искусственный» народ, выведенный в «колбе», в «лаборатории» Божьего промысла.
Всевышний знал, как будто, о всех опасностях, подстерегающих род человеческий. Расизм мы сможем смело отнести к особому виду гордыни, самого страшного греха, грозящего людям полным исчезновением.
Свой «избранный народ» Бог постарался избавить от этого качества, отправил к Земле обетованной в презрении к расе, и возвеличив веру и Закон.
Помню, как Майя бат Ави, человек уникального таланта и светлой души, рассказывала мне с болью о случайно подслушанном разговоре двух старушек.
- Кто там погиб в Ливане? – спросила одна.
Другая назвала фамилии.
- А, черные, - с облегчением отмахнулась первая старушка. Судя по всему, евреями выходцев из Ирака или Ирана она не считала.
Майя тогда сказала так: « Евреи-расисты подобны нищим, транжирящим свои последние гроши».
Говорю с евреем из Марокко. Образованный он человек – мягкий, вежливый. И вот с этой мягкой вежливостью он утверждает так: « Евреи севера – это хазары, никакого отношения к коленам народа Израиля они не имеют. Вы – евреи Европы – потомки геров».
- Значит, евреи второго сорта? – спросил я этого образованного человека.
- Нет, - хитро улыбнулся знаток политкорректности. – Я этого не говорил.
Великий принцип чистоты веры далек от принципа чистоты расы. Он, в конце концов, враждебен этому принципу – мифу, потому, что чистых рас нет в мире. Нет и быть не может. Чистая раса любого народа не могла бы просуществовать и несколько сотен лет.
Ученые Лондонского университета открыли в обычном европейце до 70% семитских генов. На севере Европы их количество падает до 30%. Но не было найдено ни одного голубоглазого и русоволосого европейца без предка – семита. Какие гены носят в себе семиты? Это исследование еще впереди.
Там, в Баку 1990 года, когда власти, после многих лет запрета, разрешили евреям быть евреями, мне не приходило в голову рассуждать на тему, кто настоящий еврей: я – ассимилированный до полной бесцветности сын офицера Красной Армии, или еврей с гор, снимающий с ног обувь, перед тем, как войти в синагогу.
В тот год я был несказанно рад, что евреев на свете так много и все эти евреи не похожи друг на друга. Мне казалось, что в этой непохожести и есть залог жизненной силы нашего народа. Его «звездная множественность».
Теперь, в Израиле, когда на одном ограниченном пространстве собрались евреи со всего мира, я думаю о том же, и убежден, что еврейский расизм, вскормленный общинным сознанием и корыстью политиканов, не менее разрушителен и враждебен нашему народу, чем понятная и неизбежная ненависть к народу Книги сопредельных народов.  2003 г.
2003 г.   


СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ 29 июня


В Америке медленно происходит то, что в России в 1917 году произошло
внезапно.

 Соединенные Штаты начинают строить коммунизм. НЕТ. ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ ТАМ СЕГОДНЯ УЖЕ НАЗВАНО: ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ФАШИЗМ


 Об авторе: Марк Зальцберг - профессор физического факультета Хьюстонского университета, штат Техас, США.


Прожив 23 года в США и 45 предыдущих лет в СССР, я с ужасом начал замечать
поразительное сходство многих общественно-политических явлений в этих двух
странах. В последние три-четыре года мне стало ясно, что Америка строит у
себя коммунизм, пока еще не замечая этого.

 Та самая демократия, которая стала основой богатства и могущества этой
страны
, и которая в течение 220 лет была образцом государственного
устройства, на моих глазах превращается в то, чему и нет названия.
 Впрочем,
есть.
 Диктатура.  Но не пролетариата, а бессовестного, наглого
и бездарного меньшинства
.  Это меньшинство поддерживается теперь все большим
количество американцев, которых идеологически оболванивают голливудские
либералы
, лидеры черного населения и бездарные университетские профессора.

Исчезновение героя

 Идет выпускной акт в университете.
 Вручают дипломы.  И кто же, вы думаете,
был самым знаменитым в этот вечер?
 Отличник-выпускник?
Начинающий молодой ученый? Человек, известный всему университету своим
талантом? Нет.
 Восторженный прием и речи относились к 28-летней негритянке,
учившейсяв университете 10 лет вместо четырех и с трудом, с общественной
помощью набравшей минимум баллов, чтобы получить диплом бакалавра. (Замечу,
что средний студент делает это при желании и за три года.)
  Кто же она?  Почему
такой восторг и почет? Вот ее краткий послужной список.
 Мать троих детей,
никогда не имевшая мужа, бывшая наркоманка и алкоголичка, частый визитер
кутузки. Она много раз бросала непосильное при такой жизни и интеллекте
учение. Столько же раз водворялась обратно различными благотворительными и
правозащитными организациями
.  Эта женщина является отражением всей
современной американской идеологии.

 Благополучное американское общество, точно
, как когда-то русское,заболело
чувством вины перед "меньшей братией".
 От героев Джека Лондона, на примере
которых воспитывались поколения американцев, оно повернулось теперь к
социальной помойке, из которой и черпает представление о том, "делать жизнь с кого".
 Стыдно быть успешным, стыдно быть нормальным.
Нельзя урода назвать уродом, идиота - идиотом,
гомосека - дефективным. Нельзя черного назвать черным, белого - белым, и
Боже упаси заговорить о том, что не все равны, не все одинаково
талантливы, не все одинаково полезны для общества.
Куда делся американский герой - стойкий, работящий индивидуалист,надеющийся
только на себя?
 Герой, до изнеможения работающий и знающий,
что выживает сильнейший? Ведь именно эти люди создали самую богатую
 страну в мире.
 Именно такие люди 200 лет тянулись в Америку сo всех
континентов, зная отчетливо, что тут, говоря по-русски, отнюдь не
собес.
 Они надеялись только на себя.  Увы, герои Джека Лондона, да и он сам,
утекли в социальную дыру.

 Что происходит в Америке?
 Коротко говоря, вот что.  За 20 лет населениестраны
выросло на 60 млн. человек, главным образом
, за счет непроизводительной части
населения, к тому же обладающего непомерными аппетитами в отношении
материальных благ.
 За это же время правительство резко увеличило минимальные
заработки нижних слоевобщества.
 Намного увеличились суммы выплат по
безработице и прочие социальные блага.
Резко повысился процент цветного населения.  Белые теперь
составляют меньшинство не только в Техасе. Сильно увеличилась
социальная и правовая защита малоимущих, так же как и материальное
содержание минимум 15 млн. откровенных бездельников.
 В результате, эти
слои населения стали активно вовлекаться в культурную и политическую жизнь
страны.
 Вернее, их стали вовлекать туда различного рода
политические дельцы и представители масс-медиа для собственного продвижения
во власть.
 В Америке медленно происходит то, что в России в 1917 году произошло
внезапно.
 Эти слои общества не способны понять, куда их и всю страну
ведут агрессивные и бессовестные политики, которые, точно как большевики,
обещают им светлое будущее и не далее как завтра.
 В результате,
 в обеих палатах конгресса, в конгрессах штатов и прочих органах
управления появились люди, единственной целью которых является
знакомое нам "все отобрать и поделить". В России после 1917 года все стали
равны, причем дворник или монтер, как известно из Зощенко,
 оказались намного равнее тенора в оперном театре.  И
в США сегодня вся идеология и пропаганда направлены
снедаемыми чувством социальной вины журналистами, гуманитариями и
телевизионщиками
, именно на установление того же равенства.

 Суды и закон все время на стороне "человека с улицы".
 Болеет он от
чрезмерного курения - отвечает за это вплоть до разорения табачная
компания.
  И это при том, что вот уже более 30 лет на всех табачных коробках
написано, что курение может вызывать заболевания вплоть до рака
легких.
 Обжигается тот же "несчастный" в кафе горячим кофе из собственной
чашки - штраф до 1,2 млн.долл. по решению суда платит кафе.
 Растяпа не
виноват - кофе слишком горячий!
 За слишком холодный, наверное, скоро тоже
будут штрафовать
.
Теперь еще одну напасть собираются решать за счет "дяди".
 Треть населения
страны - обжоры.
 Их вес минимум на 50% превышает нормальный.
Толстяки весом от 150 до 300 кг ходят по улицам толпами.
 Они не влезают в
нормальные двери, кресла и больничные койки.
 Они болеют во
много раз чаще, чем нормальные люди.
 Лечить их практически невозможно, очень
дорого и бесполезно.
 И кто за это в ответе, как вы думаете?  Сами
обжоры?
 Нет.  Пищевая промышленность!  Правозащитные организации всерьез
обсуждают вопрос, как привлечь ксуду фирмы, выпускающие высококалорийную
пищу.
 Ни у кого и в мыслях нет сказать: "Жрите поменьше".  Нельзя, обжоры
обидятся.

 Страна катастрофически быстро катится в пропасть полной безответственности
людей и за свои действия, и за свою жизнь.
 Это
теперь прерогатива правительства, общественности и суда.
 Профессор боится
задать вопрос черному студенту, так как за двойкой может
последовать обвинение в расизме, скандал, суд и расправа.
 Где прежняя
свобода слова?
 Публично признавать за черными все мыслимые добродетели и
таланты можно свободно.
 Поносить белых, китайцев, русских, евреев
-пожалуйста.
 Но вот вам моя любимая логическая задачка, повергающая в
столбняк всех моих либеральных знакомых.
 Сказать, что черным спортсменам нет
равных в боксе или легкой атлетике среди других рас, - это расизм или нет?
"Нет, - бодро говорит либерал. - Это правда". Ну а сказать, что среди черных
нет ни одного шахматиста или минимально
заметного ученого, инженера или дирижера, - это расизм?
 И глупый либерал тут
же орет: "Расизм!"
.  Умный либерал (такие хоть и редко, но встречаются),
понимая, что попал в ловушку, оторопело молчит, подавленный собственным
либерализмом.
  А вот вам еще один пример существования в Америке полной
свободы.
 Мой друг, профессор английской литературы, получил инфаркт
после6-месячного разбирательства жалобы ополоумевшей
студентки-феминистки,усмотревшей в его комментариях к Шекспиру "сексизм".
Что это такое - никто в Америке толком не знает, но, как и в любом
идеологическом случае, важно не знание, а правильная реакция. И все знают,
что сексизм - это плохо.
 Так же плохо, как признание за женщиной некоторых
отличий от мужчины.
 Профессор вот уже 25 лет преподает свой предмет,он автор
нескольких хороших книг и множества статей.
Но накинулись на него всякие комиссии и активисты.
 Точно, как в СССР, его
стали "разбирать".
,Ректор с удовольствием послал бы взбесившуюся
идиотку к черту и выгнал бы ее из университета.
 Но в этом случае суд
присудил бы его к уплате крупного штрафа (в лучшем случае штраф плат
бы университет), а с постом ректора и преподавательской карьерой он бы
расстался навсегда.

 Стало неприлично, а в социальном плане и опасно говорить, что шлюха -это
шлюха, а не
sex-worker, что наркоман и алкоголик отвратительны,
опасны и сами виноваты в своих поступках. Попробуй скажи про гомосека
что-нибудь кроме того, что он человек "нетрадиционной сексуальной
ориентации".
 Нет более понятия о приличиях и о нецензурных выражениях, о
пристойном поведении и внешнем виде.
 Все можно, нельзя только
открыто осуждать все это.
 Нельзя притеснять "меньшую братию".  Это она может
притеснять всех.
 Я не утверждаю, что каждый представитель
нижнего социального слоя подобен зощенковскому монтеру.
 Беда не в том,что
его пустили в университет. Беда в том, что он, обучаемый там
либеральными гуманитариями, а также в большинстве своем глупыми,
малообразованными и развратными кинозвездами с экранов кино и
телевидения
, и такими же журналистами, остается монтером и получив диплом.  Он
хорошо понимает, что он герой, что ему это выгодно
.

 Ну а с настоящим монтером и того хуже.
 Спрос на него сегодня такой, что он
уже не боится потерять работу, не дорожит своей репутацией.
Людей, владеющих домами, автомобилями, моторными судами и тому подобной
техникой, требующей постоянного обслуживания и ремонта, стало
столько, что честных и знающих специалистов в этой области хронически нехватает,
 да и они уже давно предпочитают легкую жизнь,
несовместимую с высоким профессионализмом.
 Работой теперь дорожат только
высококвалифицированные специалисты:
инженеры, ученые, программисты с дипломами докторов и магистров.

"Западоиды" и остальные

И еще одна запретная для открытого обсуждения в Америке тема -расовая.
 Я
уже упомянул о том, что население страны увеличилось за 20
лет на 60 млн.человек.
 Минимум 15 млн. из них - неграмотные
мексиканцы,пуэрториканцы и представители прочих народов Латинской Америки и
Африки, столько же чернокожих американцев.
 Эти люди не принадлежат к
европейской культуре (читай, американской), не смешиваются с белым
населением нигде, кроме работы, где эта смесь чисто механическая.
 Они не
понимают, что богатая и мощная страна, дающая им такие условия
жизни, какие не снятся никому в странах их собственной цивилизации,была
создана выходцами из Западной Европы.
 Что основана она на
европейских морально-культурных ценностях, на западноевропейском, уникальном
и неповторимом человеческом материале. Ведь очевидно уже
сейчас, что если не продолжать эту западноевропейскую и американскую
традицию, то страна быстро скатится до состояния заурядного
государства, в котором по той же причине уже пребывают когда-то великие
европейские страны.
 В Америке и до 80-х годов таких людей было
немало, но количество переходит в качество.
 Концентрация носителей старой
культуры и традиций стала угрожающе низкой.

 Судите сами. Все институты европейской культуры, такие, как точные науки,
передовые технологии, симфоническая и камерная музыка, опера,
общедоступное высшее образование, попрежнему являются
ценностями"западоидов" (я употребляю удачный термин русского философа
Александра Зиновьева).
 За 23 года жизни в Америке я посетил сотни симфонических
концертов, оперных спектаклей и т.п.
, и могу сказать наверняка, что
количество незападных зрителей на всех этих мероприятиях не превышает
десятка человек на зал в 1500-2000 мест в любом городе страны.
 Среди
исполнителей классики чернокожих и мексиканцев практически нет.
 Традиционные
движения "западоидов" в защиту животных, окружающей среды
так и остаются их прерогативой.
 А ведь уже с конца 50-х годов, то есть, более
40 лет, доступ ко всем этим ценностям был открыт для меньшинств
и очень поощрялся государством и обществом.
  Телевизионные каналы для черного
и мексиканского зрителя поражают своим убожеством даже на фоне далекого от
высокого интеллекта классики остального американского телевидения.
С другой стороны, черное население Америки проявляет исключительную
политическую активность.
 К сожалению, эта активность направлена не на
всемерное освоение западных ценностей как единственного пути к достижению
истинного равенства с "западоидами", а на превращение в
откровенных иждивенцев, все время требующих себе социальных, экономических и
политических преимуществ и добивающихся их во все
более и более устрашающих масштабах.
 И это на фоне молчащего "западоидного"
населения страны, запуганного словом "расист" до такой
степени, что вместо слова "черный" давно уже говорят
AfricanAmerican (и это
после 10 поколений предшественников, родившихся в Америке!), а белый стал
каким-то неизвестным
Caucasian.  Я всегда вспоминаю, как в конце XIX века
евреям Европы предоставили равные права с христианами.
 Все они, почти 1800
лет не имевшие никаких прав, не мечтавшие даже о среднем образовании,
ринулись в гимназии и университеты.
 Они сдавали экзамены так, как будто все
1800 лет только и делали, что к ним готовились!
 За 20-25 лет евреи стали
одной из самых образованных, профессиональных и законопослушных групп
населения Европы.
 То же происходило и в России, и в СССР, несмотря на
открытый антисемитизм.

 Что происходит с черным и мексиканским населением в образовании и науке?
 Я с
1985 года работаю на физическом факультете Хьюстонского
государственного университета. Моя область - сверхпроводимость,криогеника,
сверхвысокий вакуум и космическая техника.
 Я не преподаю,
а работаю в исследовательском отделе, где большинство технических
исполнителей - студенты. За эти годы я объехал с научными целями
почти все престижные университеты, съезды и конференции по моей
специальности.
 Слушал и делал доклады. Встречался с коллегами на
семинарах и в неофициальной обстановке.
 Но ни разу не встретил я ни среди
слушателей, ни среди докладчиков (их было тысячи за столько лет)
ни одного черного или мексиканца. Их нет в числе студентов таких
специальностей, как физика, математика, химия или механика.
 И это при
том, что эту категорию студентов уже 20 с лишним лет буквально насильно
тащат в университеты, давая им стипендии, завышая им отметки
на экзаменах или создавая для них облегченную систему тестов.
 Теперь всерьез
обсуждается на национальном уровне вопрос: а не сделать ли для
них облегченные программы в школах и вузах?
 Не начать ли черных обучать на
их далеком от правильного английского диалекте времен
рабства, а мексиканцев (родившихся в Америке!) - на испанском языке?
  Какого
качества специалистов на всех уровнях получит страна - это, похоже, мало
кого интересует.

 Концентрация человеческого материала, способного воспроизводить западную
культуру и технологию, в Америке катастрофически снижается.
 Я
не употребил некорректного термина "ухудшение человеческого
материала"с
oзнательно.  Этот, растущий количественно, но не соответствующий
западной культуре качественно человеческий материал
, был бы очень хорош в
иной, присущей ему культуре, в которой "западоид" выглядел бы
абсолютным болваном.
 Но в культуре западной единственное, что остается им
делать, - это употреблять все силы на приспособление к ней.
 Их же
политические лидеры при потворстве идиотов-либералов делают все возможное,
чтобы западную культуру приспособить к их требованиям.
Последствия будут катастрофическими и для тех, и для других.

 На поводу у природы

 Эту статью в Америке никто бы не решился опубликовать.
 Затравят и черные
лидеры, и белые либералы.
 Ведь профессор убеждает студентов,
что разные народы стоят на разных ступенях одной и той же лестницы развития,
тогда как очевидно, что они стоят на разных лестницах.
Занимаясь всю жизнь наукой, преподаванием и историей науки, я пришел к
выводу о постоянстве количества талантливых людей на земле в любые
времена истории.
 Здесь не место для обоснования этого утверждения.  Примите
его как постулат и следите за выводами.
 Поскольку количество
населения Земли растет чуть ли не по экспоненте, то точно так же падает и
концентрация этих талантов в человеческой популяции.
 С ростом
населения, особенно в цивилизованных странах, растет спрос на артистов,
профессоров, журналистов, телекомментаторов и прочих
деятелей культуры.
 При постоянстве количества талантливых людей на Земле
уровень большинства этих деятелей постоянно падает и чаще всего
не превышает уровня аудитории. Вследствие этого катастрофически снижается
качество интеллектуальной жизни.
 Место Бернстайна занял
Филипп Гласс, место Ренуара - Поллак, а вместо Фрэнка Синатры - поет и
кривляется на сцене Майкл Джексон.
 То же и в науке.

 Во всем этом виноваты не черные и не белые, а неумолимые законы природы.
 Они
становятся все агрессивнее и опаснее, но что самое
страшное - американское правительство давно уже идет у них на поводу.
Вмешательство правительства в бизнес и в частную жизнь напоминает мне
советские времена. Государство диктует, кого нужно брать на
работу,государство разоряет успешные компании, проводя политику "свободной
конкуренции", государство занимается типичной коммунистической уравниловкой,
требуя одинаковой оплаты за одинаковую должность, государство поощряет
гомосексуализм - разрушитель морали и семьи, государство следит за тем, что
можно и что нельзя говорить и писать.
Несмотря на то что Америка остается лучшим местом на Земле
, как по уровню
жизни, так и по возможностям для всякого толкового человека, ее будущее, как
и будущее всей западной цивилизации, внушает сегодня серьезные опасения.

ТАК НАДЕЖНЕЙ В дороге


Лечу в Москву. Рейс компании Эль-Аль. Рядом дебелая дама. Причем все тело почти наружу. Самолет начинает разбег. Дама истово крестится, приговаривая: "Господи, Исуси, спаси... Господи, Исуси, спаси". Ну, боится летать человек - понятное дело. Непонятно другое.  Взлетели, я и говорю соседке.
 - Мадам, если вы такая православная патриотка, вам надо было на самолет компании "Трансаэро" или "Аэрофлот".
 Прмолчала, глянув сердито. Через минуту, подумав, сообщила, решив для себя тяжелую проблему:
 - Так надежней.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ПЕРЛЫ В.ХАНАНА





Не помню, были ли они напечатаны в усопшем "Еврейском калейдоскопе", но "перлы" замечательные, на мой взгляд.

Аркадий, дорогой! Передай, пожалуйста, эти «перлы» Дановичу – а уж он решит, что с ними делать.  Название должно быть следующим: Н Е О П Р Е Д Е Л Ё Н Н Ы Й   А Р Т И К Л Ь,  а ниже -   (из запасной книжки). Не знаю, нужна ли какая-то врезка – объяснение жанра и история возникновения. Если нужна – напишу в шесть секунд. И последнее: номера стоят по чисто техническим причинам – в публикации они, разумеется, не нужны, их безоговорочно убрать (это сообщение для Дановича). Заранее тебе благодарен – всегда твой В.Ханан.

   2. Мой приятель Витя Ефимов, племянник поэта Ошеровича, встречал вместе с дядей на вильнюсском вокзале дядиного переводчика с идиша Арсения Тарковского. Тарковский приехал с женой и, знакомя её с Ошеровичем, сказал: «Вот говорят, что евреи не употребляют христианскую кровь… Знала бы ты, сколько этот еврей выпил моей крови!».

   4. В молодости у меня была глупая привычка  всем знакомым девушкам делать предложение. В нетрезвом, естественно, состоянии. Все понимали, что я дурачусь и реагировали соответственно. Только один человек воспринял моё предложение серьёзно – моя жена. Мораль: никогда не забывай, что есть люди, которые не понимают шуток.

6. После разгромной рецензии на свою книгу поэтесса Лидия Гладкая пришла к автору рецензии Дине Шварц и шмякнула ей на стол две монеты по пятнадцать копеек, сказав: «Получите (множественное число означало «еврейский литературный кагал» - так сказать коллективного Иуду) свои тридцать сребреников!» Из этого логически вытекает, что Гладкая считала себя не меньше, чем Иисусом Христом. Стоило ли в таком случае обижаться на рецензию? Разгромная рецензия – это ведь даже не терновый венец.

8. Только-только начав писать стихи, я познакомился с Михаилом Дудиным. Человеком он был, как кажется, достаточно открытым и доброжелательным. «Вам (имея в виду не только меня, но всё поколение) тяжело, - сочувственно говорил он, - не печатают и всё такое… Мне было легче, я видел, так сказать, ПРИЛАГАТЕЛЬНОСТЬ  своих стихов. Подходит ко мне  политрук и говорит: «Миша, твержу бойцам (Дудин начинал писать во время войны) экономить дрова – не слушают. Выдай-ка что-нибудь…» Через  полчаса я выдаю плакат: «Береги дрова, товарищ: на хую борща не сваришь!»
 Как-то раз на улице мы повстречали Анатолия Чепурова – тогдашнего секретаря Ленинградской писательской организации. Когда мы отошли, я спросил, кто это. «Не знаешь? - сказал Дудин, - Был мудак на всю Европу Анатолий Чепуров, полизал Прокопу жопу, - стал талантлив, будь здоров!»  «Прокопом» называли маститого советского поэта Александра Прокофьева, у которого Чепуров много лет обретался в «шестёрках».

11. В 200-летний юбилей Пушкина в Москве у голландского посольства состоялась демонстрация, участники которой несли транспаранты  с требованием «ВЕРНИТЕ  НАШЕ  ВСЁ !».

19. Оказавшаяся после Октябрьской Революции в Париже поэтесса Зинаида Гиппиус сказала о русских писателях – эмигрантах: «Мы не в изгнании, мы в послании». Спустя полвека её слова гениально дополнил писатель – эмигрант Юз Алешковский, уточнивший адрес: «В послании на хуй».

20. Российские приметы: до революции – Чехов и культура застолья; Советская власть – Борис Полевой и коммунальная пьянка; Перестройка – Ельцин и спирт «Ройял»; Россия сегодня – Буйнов и пиво.

21. «Мой дядя был нестрогих правил, \\ Презерватив терпеть не мог.\\ Куда-то как-то что-то вставил - \\ И не на шутку занемог» - строки из рекламы презерватива, сочинённой ленинградской поэтессой Зоей Эзрохи. В Зоиных словах больше смысла, чем кажется на первый взгляд. Как известно, у самого Пушкина было отменное здоровье, а вот «гусарский насморк» он подхватывал часто.


22. Совершенно ясно, что у нас с мусульманами разные менталитеты: кому из европейцев придёт в голову назвать раем общество семидесяти девственниц?

23. В Нью – Йорке я спросил Довлатова: «А правда, что Вас по дороге в Вену (тогдашний маршрут эмигрантов из СССР) в Будапеште сняли с самолёта?» «Правда, - сказал Довлатов, - сняли и отправили в вытрезвитель, а утром  выпустили. В гостиницу меня доставили две молодые медсестры. Обе уважительно говорили: «Писател». По-видимому, в вытрезвителе я выдавал себя за Льва Толстого.

24. Зоя Эзрохи – человек, в целом очень непрактичный, иногда проявляла практичность в мелочах. Например, Юре Колкеру на день рождения к подарку – книге приложила рулон дефицитной тогда туалетной бумаги. Колкер тут же откликнулся стихами: «Как мне Эзроху не любить: \\ Мне ею верный путь указан -\\ Поэтом я могу не быть, \\ Но жопу подтирать обязан».

31. На смерть многолетнего югославского президента Тито во всём Советском Союзе откликнулся только мой друг Серёжа Васильев. Откликнулся стихами. Стихи гласили: «Умер Мао, умер Тито,\\ Леонид Ильич, а ты-то?».

37. Незадолго до дня рождения меня вызвали в КГБ, где, естественно, стращали. На день рождения мои коллеги по рентген – лаборатории подарили мне книгу, «сшитую» из листов нержавеющей стали толщиной в два миллиметра. На первой странице было выгравировано: «Ханан, пускай тебя прижали, \\ Ты всё равно внесён в скрижали».

40. В одном рассказе из еврейской жизни – больше ничего о нём не помню – раввин сказал вдове, долгое время убивавшейся по мужу: «Ты же знаешь: у нас не принято ни слишком радоваться, ни слишком горевать». Не знаю ничего, что бы лучше выражало идею вечной жизни. 
43. Жена Эрля Соня говорила: «Главное в женщине – её внутренняя сучность».

45. Известный русской Америке поэт – эратоман давным – давно, ещё в Ленинграде, дал мне на отзыв свою поэму, называвшуюся, если мне не изменяет память, «Святая простота». Поэма не произвела на меня впечатления, я что-то мямлил о размере, ритмике и т.п. «Ты ничего не понял, - сказал автор, - здесь первая глава – это большие половые губы, вторая – малые половые губы, третья – клитор, четвёртая – уретра…» «Вот оно что, - сказал я, с облегчением возвращая рукопись, - так это не ко мне. Это к гинекологу».
Этот эпизод неожиданно аукнулся много лет спустя. По страшному блату  мне организовали обследование сосудов ног на каком-то сверхсовременном импортном оборудовании. В справке, которую я получил, помимо всяких непонятностей, было написано, что у меня в левой ноге «подтекает клапан». Желая лучше понять диагноз, я обратился к знакомому медику, которого не раз критиковал за литературный непрофессионализм (несчастный упорно пытался писать прозу). Внимательно прочитав справку, мой консультант вернул её со словами: «Ты не по адресу, старина. По-моему, тебе нужен водопроводчик ».

46. Объявление в газете: «Укрепляю веру в бога, душу, мать».


48. Мой отец, человек очень амбициозный, вышел на пенсию. Отдохнув, стал искать работу. Разумеется, начальником. Появлялись неплохие варианты, но, как выяснилось, при этом терялась пенсия. В конце концов, знакомый пристроил его работать на весах, которые устанавливались в людных местах – у станций метро, универмагов – в расчёте, главным образом, на приезжих. За пять копеек  желающие могли узнать свой вес, а ещё за десять испытать силу на силомере. На весах отец зарабатывал больше, чем на прежней должности заместителя директора завода, но работы своей новой стеснялся и страшно боялся, что его увидят знакомые. После долгих поисков он нашёл место, где  встреча с пожилыми евреями была практически исключена – пляж у Петропавловской крепости. Там и засёк его мой приятель Виталий Дмитриев, тут же обессмертив двустишием: «Где царь когда-то вешал декабристов, \\ Отец Ханана вешает туристов».

49. Как-то раз одна спортсменка спросила меня, как я бегаю. Поскольку я был правдивым даже с девушками, то ответил: «Плохо. Я бегаю плохо». Посмотрев на меня с сочувствием (я явно был ей симпатичен), она сказала: «Лучше говори – хорошо, но медленно…».

52. Хорошее название для романа Василия Белова – «Чего же ты хочешь, тля?».

53. Как-то раз в автобусе я встретил одноклассницу, с которой не виделся лет двадцать. Протиснулся к ней, спрашиваю: «Не узнаёшь?» Она задумывается, потом – с прояснившимся лицом : «Изя?» «Национальность ты уже вспомнила, - сказал я, - остались пустяки».

56. У Бахыта Кенжеева в некий период было две любовницы – и обе Иры. А у Виталия Дмитриева, помимо жены Любы, ещё две любовницы – её тёзки. К этому периоду относится стихотворение Кенжеева, адресованное Виталию Дмитриеву:
                       Давай с тобой, придурок,
                       Меняться баш на баш:
                       Я дам тебе двух Ирок,
                       А ты мне трёх Любаш.
Кстати говоря, на вышеизложенном основании Дмитриев называл себя однолюбом.

67. Гандлевский и Дмитриев пришли домой к Гандлевскому. По дороге они узнали новость, которую Гандлевский с порога выложил отцу. «Ты знаешь, - сказал он, - Римский Папа умер». Отец у Гандлевского был еврей и реакции у него были еврейские. «Да, - печально сказал он, - а твой ещё жив».

70. Старые большевики рассказывали, что после Разлива Ленин к словам «Эта проститутка Троцкий» стал добавлять «и эта шалашовка Зиновьев».

72. Олег Охапкин мог запросто закатить монолог часов на шесть – восемь. Неустановленный автор написал на него эпиграмму: «Делия, мужа сего ты принимай осторожно. \\ Если начнёт говорить – на хуй зануду гони!».

76. Виталий Дмитриев однажды сказал мне: «Смотри-ка, ты совсем седой, а я почти ровесник – и ни одного седого волоса. Почему, как ты думаешь?». «Потому, - ответил я , - что у тебя такие друзья, как я, а у меня – такие, как ты».


80. Образец богемного фольклора 70-х:
                     Ширали поймал в жару
                     Молодую кенгуру.
                     Выпустил на холодюгу
                     Озверевшую блядюгу.


82. Вехи творчества поэтессы Риты Бальминой выглядят, как пособие по технике секса для пэтэушников: «Стать раком», «Послесловие к оргазму»…

85. Рассказала нью-йоркская знакомая. К Е.Рейну, который у неё гостил, пристала русская американка: «У вас того нет… У вас сего нет…» Рейн вяло  возражал, но когда она дошла до колбасы, шагнул к ней вплотную и рявкнул: «Говорят тебе, блядь, у нас всё есть!».

88. «Что это: клоп или прыщ?» - у юноши дева спросила.
«Дура!» - ответил поэт и отвернулся к стене.
                                                 (Витя Ширали на Мишу Гурвича).

90. Экскурсовод Русского музея Таня Юдина, проводя группу по залу скульптур, сказала, не останавливаясь: «А это Спиноза…» На что экскурсант, коротко глянув, заметил: « Какая-то она у вас…».

92. В Русском музее у картины, изображающей Марию Магдалину, посетительница спросила: «Это её настоящий портрет?». Услышав, что картина написана художником, жившем в 19-м веке, сказала: «Что же вы людям головы морочите!».

94. Стихотворный отклик на горбачёвскую Перестройку:
                               Решено одним завхозом
                               Перестроить склад с навозом.
                               Перестроил он… И что-с?
                               Был навоз и есть навоз.

99. В знакомой еврейской семье была собачка. Вызванный по случаю её болезни ветеринар, здоровенный русский парень, осмотрев пациентку, сказал: «Что вы сделали с собакой! Она у вас не только очеловечилась, но ещё и ожидовела».

106. Знакомая вернулась из Коктебеля. На чём свет стоит кляла заполонивших всё «писдетей». «Писдети, - спрашиваю, - это ещё что такое?». Оказывается, писательские дети. Существующие подвиды: «сыписи», «дописи», «жописи» и «мудописи» - то есть: сыновья писателей, дочери писателей, жёны писателей и мужья дочерей писателей. Рассказал об этом Воронелям. «Теперь понятно, - сказала Нина мужу, -  почему  тебя  там  всё время спрашивали, чей ты сын».

109. До революции мой дед владел немалой собственностью. Однажды, подростком, я спросил его, как он относится к Советской власти. «Если бы её не было, - сказал дед, - мне было бы лучше, но уж коли она есть, то пусть будет». Помню, его ответ меня тогда несколько удивил. Спустя много лет я понял его мудрость: Советскую власть дед, конечно, не любил, но ещё больше он не любил революции.


116. Шестилетний сын Наташи Ковалёвой Алёша читал стихи:
                                      День Седьмое Ноября,
                                      Красный день календаря.
                                      Посмотри в своё окно –
                                      Всё на улице красно!

                             Ещё: Наша Таня громко плачет –
                                      Уронила в речку мячик.
                                      Посмотри в своё окно –
                                      Всё на улице красно!

                          И ещё: Уронили мишку на пол,
                                      Оторвали мишке лапу.
                                      Посмотри в своё окно –
                                      Всё на улице красно!
Вот что было в Совдепе самым противным: один вид из всех окон.

119. Юра Колкер рассказывал: «Иду по Гееному (место в Иерусалиме), смотрю – под кустом сидит пьяный Иван Мартынов с автоматом… Так что и в Геенне Огненной (Гееном на иврите) есть жизнь!».

130. Виталий Дмитриев, поездивший с бригадой «Росаттракциона» по городам и весям, рассказывал мне такую картину. Вокзал в Великих Луках. Десять часов вечера. Темно. Безлюдно. Лёгкая метель. На пустынной платформе под невообразимым углом к земле стоит пьяный. Стоит долго, наконец разводит руками и говорит, ни к кому не обращаясь: «И на хера Гитлер сюда пёр? Чего он здесь не видел?».

135. Мой дядя самых честных правил,
        А цензор правил остальных.

137. Стихи Вознесенского похожи на женщин лёгкого поведения: слова, вступающие в случайные связи.

141. В советских школах иностранные языки преподавались, как известно, из рук вон плохо. Мой одноклассник Руслан Черныш говорил: «Из всего немецкого языка я твёрдо усвоил только слово «Русланд».

143. Разговаривал с двумя интеллигентными ленинградскими евреями о кашруте (разрешённой и запрещённой для евреев пище). Их общее мнение свелось к тому, что кашрута можно придерживаться (если есть желание), но придерживаться его неукоснительно – это фанатизм. По такой логике воровать нельзя, но придерживаться этого правила неукоснительно – фанатизм. Наверное, не об одном предмете не было сказано столько глупостей, сколько об еврействе (евреями в том числе).

146. Мой  родственник, дважды женившийся на своей жене, пригласил Серёжу Васильева на вторую свадьбу. Посмотрев на его взрослых детей, Васильев сказал: «Насколько я понимаю, дети -  от первого брака».

148. Фраза, услышанная на одном вернисаже: «Как известно, современная ленинградская живопись делится на два основных вида: выжопись и просто жопись».


149. Начало  девяностых годов, Ленинград. На ларьке, торгующем сластями,  плакат: « Да здравствуют Карл Марс и Фридрих Сникерс!».

153. Виталий Дмитриев говорил: «Всем хорошим в себе я обязан книге. Всем хорошим на себе я обязан Нине». Нина – третья жена – была директором магазина.

155. Вопрос вопросов: С чего начинается, Родина?

156. Две надписи на стене общественной ленинградской уборной: вверху «Бей жидов, спасай Россию!» и ниже, более мелким почерком – «Этим её уже, к сожалению, не спасёшь».

157. Несколько раз в Ленинграде видел надпись «Смерть жидо – МОНГОЛЬСКИМ оккупантам!». Если бы не видел лично – ни за что бы не поверил. Уровень, конечно… Но какой накал!..

158. В эскадре адмирала Рожественского, командовавшего русским флотом при Цусиме, легендарная Аврора носила кличку «Проститутка подзаборная». Как говорится, пустячок, а приятно.

165. «Вишнёвый сад» на сцене ПТУ.
Действующие лица: Раневская
                                  Лопахин
                                   Гаев
                                   Студент Петя
                                   Лиза
                                   Фирс и др.

Раневская: Мой вишнёвый сад! Как я любила мой вишнёвый сад! Что теперь будет?
Лопахин: Вырубим – с! (Вырубает Раневскую, Гаева, студента Петю, Лизу, Фирса и др.)
                                     Занавес

171. В иерусалимской мечети Аль – Акса её служители показывают туристам камень, на  котором праотец Авраам жалко что не зарезал Исаака. 

176. Знакомый врач рассказывал про свою пациентку, которая скрупулёзно вела дневник. В день, когда их провинциальную больницу  посетила столичная знаменитость – профессор, академик и прочая и прочая, в дневнике появилась запись: «Был Бермонт. Тошнило».

178. Дочка Колкеров Лиза увидела, что эфиопская девочка лупит какого-то малыша. Лиза оттащила её от младенца и сделала энергичное внушение. Не говоря худого слова, девчонка взяла увесистый камень и врезала Лизке по голове. Дело было в Иерусалиме, где такие конфликты разрешаются с помощью полиции. Вечером Колкер – папа с полицейским пришли в дом обидчицы и объяснили её маме, что бить кого бы то ни было камнем по голове нельзя, что в Израиле это рассматривается не как детская шалость, а как нарушение закона, влекущее за собой серьёзные последствия. Ни за что не угадаете реакцию мамы – эфиопки. «Это что же делается! – возмутилась она. – В Эфиопии было нельзя, здесь нельзя… Где же, наконец, можно?».



179. В мастерскую к московскому художнику Борису Козлову пришла любовница египетского президента Насера. Естественно, в сопровождении «искусствоведов в штатском». Поглазев на Борины работы, выбрала одну, пообещав забрать и оплатить позже. Мучимый похмельем Козлов сказал: «У нас в России есть обычай: если где-нибудь Вам понравилось – в этом месте нужно оставить монетку. У Вас есть 50 рублей (в описываемое время цена ящика водки)?» Тип из «свиты» мрачно отстегнул Боре полтинник. А красотка больше не пришла – то ли Насер денег не дал, то ли гэбисты отговорили…

181. В молодости Боря Козлов подвизался на телевидении. Осветителем или кем-то в этом роде. Однажды ему довелось освещать встречу Хрущёва с монгольским генсеком Цеденбалом. Дворца Съездов ещё не было, приём проходил в Большом театре. Хрущёв, явно «на взводе», делал доклад. «С большой радостью, - говорил он, - мы встречаем товарища (имя монгольского царька – Юмжигийн Цеденбал – и нормальному-то человеку трудно выговорить, а Хрущёву с его «пидарасами» и подавно) Бын… дын… дын… бын… - взмах рукой – да ладно! – наших монгольских товарищей. (Дальше ля-ля, три рубля)… а поэтому мы с товарищем   Бын… дын…дын… бын… - опять взмах рукой – да ладно! – с нашими дорогими монгольскими товарищами… - и прочее в том же духе.
После торжественной части был концерт. Члены ЦК и гости сидели в первых двух рядах партера, с третьего – номенклатура помельче. По ходу концерта Игорь Ильинский читал басню про фараона, который любил принимать гостей, но приветствовал их своеобразно: «Произносил он первый слог, а два других произнести не мог…». И, наклонившись к первому ряду, закончил: «Прочти сперва о чём читаешь, когда с трибуны докладаешь!» Зал замер. Наконец, после некоторого, по-видимому, всё же имевшего быть замешательства Хрущёв сдвинул ладоши. Тут же зааплодировали все, включая Бын… дын… - ну, вы меня поняли.

184. В Москве мне рассказывали про одну старую – дореволюционного образца – интеллигентку, которая, как выяснилось, уже несколько десятилетий не читает газет, не слушает радио и не смотрит телевизор. «Как можно так жить? – спросили у неё, - Вы же не знаете, что вокруг вас происходит!» «А зачем? – возразила дама, - Когда начинается война – мне говорят».

189. Однажды я присутствовал при творческом процессе маститого художника – абстракциониста. Мэтр пристально смотрел на холст, брал, не глядя, со стоящего за спиной столика баллончик – пульверизатор с краской и прыскал на холст. Внимательно смотрел, брал следующий баллончик – и процедура повторялась.
«Послушай, - сказал я, - ты же даже не видишь, какую краску берёшь. Значит, результат твоей работы – случаен?».
«Ты прав и не прав, - сказал он, - я действительно беру краску наугад, то есть, случайно. Но сама рука у меня неслучайная…».










193. Прочитал на уличном указателе в Иерусалиме: «Улица последнего Рабиновича (на иврите – рэхов ахарон рабинович)». Прочитал и, признаюсь, испугался: Как это – последнего Рабиновича? Ну, добро бы где-нибудь в Киеве или Москве, но здесь, в Иерусалиме?! Путаясь в словах, рассказал знакомому старожилу. Он не поверил – поехал посмотреть. Вернувшись, дал разъяснения. В ивритском алфавите буквы «Х» целых три штуки. В названии улицы присутствовала та, что не произносится. Улица была не «ахарон» - последнего, а «аарон» - Аарона (при этом учтите, что в иврите нет заглавных букв) Рабиновича. В чём мораль этой маленькой истории? – В том, что грамотность уменьшает страхи.

198. Саша Сопровский потерял читательский билет МГУ. Поэтому книги для занятий, включая труды Ленина, отец брал для него в «Ленинке». Ильича Сопровский читал как тот Каутского – с карандашом в руке. При этом пометки на полях делал в энергичном – ленинском – стиле: «Полная чушь!», «Говно!», «Белиберда!» и так далее. Через некоторое время отца вызвали «Куда надо» и предупредили: «Остановите сына, а то он у нас поедет значительно дальше Шушенского!». Дело кончилось тем, что Саню просто выперли из университета.

202. Олег Григорьев однажды пожаловался: «Вчера у Таньки (Таня Сергеева, талантливейшая художница и к тому же красавица) Битов вмазал мне бутылкой по голове. Хорошо, что я отклонился – удар пришёлся вскользь, а то бы… И главное – не за что не про что…».
«Ну, уж – не за что… - усомнился я, зная Олегов язычок, - наверняка ты чем-нибудь его обидел».
«Подумаешь, обидел… - усмехнулся Олег, - просто сказал, что его проза говно…».

204. В разговоре с Томасом Венцловой (был опубликован в литовском журнале «Вильнюс») Бродский сказал, что с Евтушенко он не сядет… на одном поле. Вскоре после этого по телевизору прошла передача, где Евтушенко рассказывал американским студентам о Бродском. Посмотрев на экран, я сразу представил себе картину: на поле русской литературы сидит Евгений Александрович Евтушенко. Сидит, какает и ждёт Бродского, а тот всё не идёт и не идёт…

205. В старом стихотворении Евтушенко есть такие строки: «Постель была расстелена, а ты была растеряна, и спрашивала шёпотом: а что потом? А что потом?» - такая вот наивная описывается в нём девица. В книге «Три влечения» писатель Юрий Рюриков назвал этот опус лучшим любовным стихотворением не то в русской, не то в мировой поэзии. Рюриков, конечно, загнул – стишок, прямо скажем, не сверкает. Куда лучше, на мой взгляд, он смотрится в исправленном Славой Лёном варианте: «И спрашивала шёпотом: куда ты лезешь, жопа там…».

206. Говорили о том, что в белорусских городах почти совсем не слышно белорусской речи, только русская.  Актёр минского драмтеатра пояснил: «У нас на хорошем белорусском языке говорят только письмэники (писатели)». И, хмыкнув, добавил: «Фридберги, Гогльдманы, Розенблюмы…».







208. Через несколько дней после смерти двоюродного брата Сергея Довлатова Бориса к Серёже Васильеву пришёл художник Володя Пасарер – человек унылый и склонный к депрессиям.
«Какие люди пропадают, - чуть не плача, говорил он, - талантливые, тонкие…».
«Да не убивайся ты так, - сказал Васильев, - уже давно к этому шло: Боря пил без меры, много лет – какой организм это выдержит…».
«При чём тут Довлатов? – искренне изумился Пасарер, - Я про себя говорю!».

214. Историки выяснили, что настоящее имя Пржевальского – Виссарион Джугашвили. А свою кличку он получил за то, что пил как лошадь.

            215. С писателя - почвенника Валентина Распутина можно лепить символ России: тело амбала и голова младенца.

216. Сразу после взятия Воронежа войсками Деникина на рынках ещё вчера голодающего города появились в изобилии хлеб, масло, мясо, молоко – словом, всё… кроме семечек. Говорили, что их продажу запретил лично Главнокомандующий, сказав: «Пролузгали Россию!».

218. Конец семидесятых. С колбасой всё хуже, с рыбой – не лучше, но всё экзотичнее. Одновременно с приплывом в магазины дотоле не виданной рыбы – сабли, двустишие:
                     «За то в почёте рыба – сабля,
                     Что в дефиците колбаса, бля!»

225. Иврит – очень образный язык. Например, слово «дахуф» означает  «срочный». В нём явно слышится «уф» спешащего, запыхавшегося человека. А слово «дахуй» означает «отсроченный», «неспешный». Что, собственно, в нём и слышится. 

235. Эволюция образа: «Девочка с персиками» (Серов, живопись), «Девочка с персями» («Плейбой», фотография), «Девочка с персами» (Секс – эскорт, каталог), «Девочка с гранатами РГД – 5» (Чечня, натура).

236. Из российских хокку:
                                      Вот и Спасителя храм
                                      Снова в столице отстроен.
                                      Время сносить Мавзолей.

245. После обмена диссидента Владимира Буковского на генсека чилийской компартии по Ленинграду гуляла частушка:
                                   Обменяли хулигана
                                   На Луиса Корвалана.
                                   Где б найти такую блядь,
                                   Чтоб не Брежнева сменять?
Увы, такой «бляди» в свободном мире не нашлось.

248. Ещё один минус старости – всё трудней найти интересного собутыльника. Как говорит один интеллигентный алкаш: «Иных уж нет, а те подшиты».

250. Мой знакомый, Ося Шор (нынче в Америке), зарабатывал на жизнь – и очень неплохо зарабатывал – тем, что поставлял в сельские клубы и «красные уголки» медвежьих углов портреты и бюсты вождя мирового пролетариата. Прижимистых председателей колхозов он насмерть сражал аргументом: «Что ты торгуешься – это же Ленин, а не хуй собачий!».  

251. Из историй Лидии Львовны Эзрохи (мамы Зои).
Зашла ко мне знакомая, такая же, как я, страстная кошатница. Рассказывает: «Иду вчера по улице, вдруг слышу за спиной визг тормозов и нечеловеческий вопль… Думаю – кошка  под машину попала. Оборачиваюсь…» «Не говорите! Не говорите! Я не могу этого слышать!» - говорю я и хочу заткнуть уши. «Слушайте! Да дослушайте же! – кричит знакомая, - Там всё хорошо закончилось. Это не кошка – это женщина попала под машину!».
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..