суббота, 20 июля 2019 г.

ЗОМБИ ВСТАЮТ С КОЛЕН

Зомби встают с колен: не конец истории

19.07.2019, 08:18

Семен Новопрудский о том, чем кончится история России и мира

30 лет назад, летом 1989 года, американский философ, политолог и писатель Фрэнсис Фукуяма в 16-м номере журнала The National Interest опубликовал, возможно, главный политический текст второй половины ХХ века — статью-эссе «Конец истории?» Обратите внимание: в конце заголовка там стоит вопросительный знак, который многие читатели не замечают до сих пор.
Вопреки расхожему мнению, Фукуяма не утверждал, что история прямо-таки совсем кончилась. Он лишь как бы вопрошал, не кончилась ли политическая история, какой мы ее знаем? Не победила ли во всем мире окончательно либеральная демократия?

Так уж вышло, что за последние 30 лет радикально поменялся и расширился сам смысл и ареал бытования слова «история».Метафора или, скажем еще более мудрено, концептуальная рамка «конца истории» оказалась невероятно плодотворной. Это простой и понятный образ, который можно прикладывать как трафарет практически к любому виду человеческой деятельности — от государственного строительства до пользования самыми низменными бытовыми приборами.
Теперь реклама прокладок или туалетной бумаги — не реклама прокладок и туалетной бумаги, а «история про сухость и комфорт». Реклама крутого внедорожника — не реклама крутого внедорожника, а «история про впечатления».
Поэтому и «конец истории» — это теперь конец чего угодно. Расстался с девушкой — конец истории. Ушел с работы – конец истории. Перешел от одного мобильного оператора к другому — конец истории. Переехал из одного города в другой — конец истории.
При этом любой человек, рожденный на территории СССР 35 лет назад и раньше, пережил конец истории в буквально-политическом, «фукуямовском» смысле. Как говорится, не рой другому Фукуяму — сам в нее попадешь.

Пока некоторые политики в некоторых странах рассуждают о конце либерального мира и либеральной идеи (Фукуяму на его мысли навели разрушение Берлинской стены и крах социалистического лагеря, но в реальности никогда в истории человечества мир не был и, по всей видимости, не будет политически однородным), мы сами в России живем в ситуации растянувшегося во времени конца истории.28 лет назад кончилась страна Советский Союз, в которой мы родились. Заодно кончилась история революции, которая породила эту страну. И история идеологии, порожденной этой революцией. Случилось это примерно так же, как с царской Россией поздней осенью 1917-го. Быстро, внезапно и тяжелыми последствиями на долгие годы. «Россия слиняла в три дня», — написал Василий Розанов после февральской революции — и это он тогда еще про октябрьскую не догадывался.
Мы — дети долгого конца истории. Жители страны, буквально на наших глазах потерявшей название, социальный строй, политическую ориентацию. И мучительно (пока не слишком удачно) пытающейся обрести новые координаты существования. Ответить на вопрос «про что теперь Россия?»
Ровно поэтому в российском политическом дискурсе всплывают, как зомби, то князь Владимир и события тысячелетней давности, то отсылки к России Петра I, то попытки переиграть заново какие-то куски своей советской истории. Мы перебираем кубики закончившихся историй бывших государств на своей и даже уже не своей земле, надеясь построить из них какую-то понятную по форме фигуру новой России.
Не могут пока оправиться от конца нашей общей советской истории и другие бывшие республики СССР. Ни у кого из них не получилось стать полноценным государством. Разве что страны Балтии более или менее нашли свое место на отшибе тоже переживающей кризис идентичности и свой конец истории — вульгарного еврооптимизма и надежд на безоговорочно успешную бесповоротную евроинтеграцию — западноевропейской цивилизации.
Ради того, чтобы россиянам было морально легче пережить конец их бывшей страны, государство предложило им идею страны, встающей, а потом и вставшей с колен. Изъян этой идеи состоит в том, что просто подняться с колен мало. Еще желательно знать, как ходить и, главное, в каком направлении двигаться дальше. А вот с направлением движения у России явные проблемы.
При этом мы на своем личном опыте знаем, что не так уж он страшен, этот самый конец истории. Мы продолжаем жить, плодиться и размножаться, как-то зарабатывать деньги, любить и ненавидеть. Конечно, внешние обстоятельства, в том числе политические и экономические, очень важны. Но пока мы физически живы, конец одной истории — это всегда начало какой-то другой.
Оптика «конца истории» очень продуктивна еще в одном смысле. Она приучает нас к невероятно важной для адекватного восприятия реальности мысли о конечности любой страны. Люди в здравом уме и твердой памяти более или менее согласны с тем, что конечны мы сами. Чтобы как-то убедить себя в том, что «мы, отдав концы, не умираем насовсем», человек придумал религии, идею бессмертия души или переселения душ. Но в общем и целом мы признаем бесспорным факт своей физической смерти в этом конкретном теле.
Признать такую же неизбежную «смертность», конечность государств, в которых мы живем или которые окружают нас в современном нам мире, гораздо сложнее. Тем не менее, очевидно, что Италия — далеко не Древний Рим, Иран - не Персия времен Кира или Дария I, Ирак — ни разу не Вавилон, Турция — не Византия, Армения — не Урарту, Российская Федерация — не Киевская Русь. История одних стран кончилась и началась история других на этом же месте. Остаются какие-то формы памяти — живописные руины, наскальная живопись, фрески храмов, хотя бы просто булыжники, обугленные пни деревьев или пыль былых времен. Но тех, умерших государств не остается. Они кончились и никогда не начнутся вновь — по крайней мере, в своем прежнем виде.
Идеи, кстати, тоже умирают. Как и религии. Кто сейчас помнит манихейство, некогда одну из важнейших мировых религий? Практически не осталось в мире зороастрийцев( сейчас их на всю планету не более 300 тысяч), а в России — язычников. Не вечны и социальные уклады: никто не будет отрицать, что первобытно-общинного и рабовладельческого строя сейчас сильно меньше, чем до нашей эры. А либеральных демократий сильно больше, чем 100 лет назад.
Разумеется, государства, как и люди, в большинстве своем хотят максимально продлить свой век, жить долго и счастливо. (Хотя, несомненно, есть такие государства, которые, как и часть людей, ведут себя откровенно деструктивно и занимаются саморазрушением).
Чтобы жить дольше, государствам, как и людям, тоже показан здоровый образ жизни. Например, империи всегда умирали от обжорства, когда были уже не в силах переварить захваченные и проглоченные чужие земли.
Лишенные энергии, поумневшие и погрузневшие в культуре цивилизации погибали под натиском молодых энергичных варваров, которые напитывались соками культуры и, в свою очередь, проигрывали новым варварам. Государства умирали, умирают и будут умирать от попыток воплотить утопии, от глупости, жадности и насилия правителей, от старости, наконец.
Кстати, недурно помнить, что человечество достаточно долго вообще обходилось без государств. Это сравнительно недавняя форма существования человека. И есть шансы, что на новом витке истории государства в их нынешнем виде опять исчезнут. Цифровые технологии и транснациональные бизнесы успешно стирают государственные границы — уж точно получше любых самых оснащенных армий.
В мире полным полно случаев «тысячелетних царств», которые мнили себя великими и вечными, но рассыпались в прах, не оставляя следа. И помнить об этом — лучшая прививка от великодержавного шовинизма.
Когда-нибудь закончится не только наша жизнь. Закончится Россия. Закончится и все человечество. Само по себе это ни хорошо, ни плохо. Это просто так. Только торопиться не надо…

ИЛОН МАСК ПРОДОЛЖАЕТ УДИВЛЯТЬ

Илон Маск представил проект микрочипа для связи мозга со смартфоном

19 июля, 2019 - 15:46
Фото: Reuters
Руководитель компании Tesla и SpaceX Илон Маск представил свой новый проект - Neuralink, к которому бизнесмен, по данным The New York Times, инвестировал около 100 000 000 долларов.
Телепатия, обновления моторики у жертв аварий и пострадавших от инсульта - лишь некоторые преимущества, которые, по мнению Маска, принесет использования нового микрочипа, над разработкой которого работает Neuralink, пишет Голос Америки.
По замыслу изобретателей, новый микрочип виживлятиметься в мозг и поддерживать связь с небольшим компьютером или со смартфоном, через технологию Bluebooth. Пользователь руководить микрочипом через специальное приложение на iPhone.
"Если хотите что-то поместить в мозг, оно не должно быть большим", - заявил Маск во время презентации 16 июля. "Интерфейс чипа беспроводной, поэтому у вас с головы не торчать провода. Это очень важно", - добавил он.
Тестирование могут начаться уже в 2020 году, говорит Маск. Он заявил, что компания уже испытывала импланты на крысах.
Технология позволит использовать преимущества искусственного интеллекта на благо человечества, убежден новатор, ранее занимался возможным негативным влиянием развития технологий искусственного интеллекта.
Над установлением связи между мозгом и компьютером работает ряд научных учреждений, напоминает издание Forbes. Так, компания университета Брауна BrainGate преуспела в 2006 году разработав технологию, которая позволила парализованной лице управлять курсором на экране компьютера в 2006 году. Впоследствии Synchron из Питтсбургского университета разработал подобные устройства.
Некоторые эксперты все же беспокоит моральный аспект развития этого научного направления, особенно учитывая недавние скандалы с утечками личных данных предоставленных пользователями высокотехнологичным компаниям.
"Сбор данных о деятельности мозга может подвергнуть людей на большой риск, потому что это можно использовать для влияния, манипуляций и эксплуатации, - говорит Фредерик Колтунер с Privace International в комментарии CNN. - Кто имеет доступ к этим данным? Предоставляются эти данные третьей стороне? люди должны в полной мере контролировать эти данные ".
Читайте "День" в FacebookТwitter, дивіться на Youtube та підписуйтесь на канал сайту в Telegram!

Европа присоединилась к клубу «Первым делом обвини Америку»

 FOX NEWS Оригинал

Fox News: Европа присоединилась к клубу «Первым делом обвини Америку»

Европа присоединилась к клубу обвинителей Америки, желая найти виноватого в плачевном состоянии своей экономики, культуры и обороны, полагает ведущий Fox News Стюарт Варни. По словам журналиста, Европа наносит вред американским интересам, манипулируя курсом евро, вводя налоги и новые правила для американских компаний, а также разжигая ненависть по отношению к Трампу и США.
 
Война с Америкой? Хм, пожалуй, сильно сказано. Сформулирую мягче: по отношению к Соединённым Штатам Европа ведёт себя всё более враждебно. Вот подходящее слово!

Понимаете, в Европе раздрай — и в экономическом, и в культурном, и в военном плане. Вот они и мечутся, отчаянно желая обвинить кого-то другого, не себя самих. Европа присоединилась к клубу «Первым делом обвини Америку».

Они вводят налоги и регламенты для американских IT-компаний. Противостоят нам в вопросе торговли. Не желают тратить деньги на собственную оборону — нам приходится делать это за них. Они манипулируют своей валютой, и от этого страдаем мы. И их СМИ нагнетают ненависть к Трампу и к Америке. Если начистоту, они ведут себя именно так. А это — враждебность.

Должно быть, там всё довольно плохо, если они зашли так далеко? Так и есть. Только представьте себе, в Европе, когда вы одалживаете деньги правительству, вам возвращают не всю сумму! Часть оставляют себе! Кредитор платит заёмщику! И это не только полный абсурд, это ещё и плохо для нас, потому что это снижает цену евро и убивает наш экспорт в Европу.

А американские технологии! С ними (в Европе. — ИноТВ) не могут тягаться: своих инноваций нет. Так что они всячески пытаются обуздать наших ребят, в частности Google, Facebook и Amazon. Миллиардные штрафы, миллиардные налоги и множество новых регламентов для нас.

И, конечно же, как всегда, «синдром расстройства по поводу Трампа». У Европы очень тяжёлая форма этого расстройства. Некоторые из их СМИ даже хуже, чем CNN.

Подведём итог: возможно, у всего этого будут какие-то нежелательные финансовые последствия — да, возможно! — но я не думаю, что это станет для нас таким уж сильным ударом. Для меня Европа — пример того, как не надо делать. Подобно кандидатам в президенты от Демократической партии, они социалисты, они облагают налогами, они тратят, у них открытые границы. Разве мы не можем поучиться на неудачах Европы?

Но, главное, я нахожу Европу крайне раздражающей. Мне не нравятся нравоучения со стороны хиреющих обществ. Врач, исцели себя сам!

Дата выхода в эфир 18 июля 2019 года.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT

Оригинал новости ИноТВ: 
https://russian.rt.com/inotv/2019-07-19/Fox-News-Evropa-prisoedinilas-k

Страны Евросоюза объединились с британцами против Ирана

Страны Евросоюза объединились с британцами против Ирана | Фото: pixabay20.07 15:10   MIGnews.com

Страны Евросоюза объединились с британцами против Ирана

Несколько стран Европейского Союза встали на сторону Великобритании, чьи танкеры были задержаны Ираном в Ормузском проливе. 

В частности, правительство Германии призвало Тегеран немедленно освободить судно Stena Impero и его экипаж. 

"Подобное вмешательство в гражданское судоходство в опасной степени обостряет и без того напряженную ситуацию в регионе", – сказано в заявлении МИД Германии. 

Внешнеполитическое ведомство Франции также выразило обеспокоенность накалившейся обстановкой. В МИД добавили, что решительно осуждают действия Ирана. 

"Мы призываем иранские власти освободить в ближайшее время судно и его экипаж, а также уважать принципы свободной навигации в заливе", — подчеркнули в ведомстве. 

За несколько часов до этого иранская сторона сообщила, что шедший под британским флагом Stena Impero отбуксирован в порт Бендер-Аббас. 

Представитель Ирана добавил, что корабль столкнулся с рыболовецким судном, а перед этим якобы проигнорировал сигнал бедствия, который послали рыбаки. Также глава Портовой и морской организации в южной провинции Хормозган заявил, что британский танкер не перевозил никакого груза. 

А.К. То, что вытворяет Тегеран удивительно похоже на фокусы Кремля.

Сможет ли Владимир Зеленский добиться успеха в Вашингтоне?

Сможет ли Владимир Зеленский добиться успеха в Вашингтоне?

20 Июль 2019

Что нужно Украине от Соединенных Штатов? Нужна ли Украина Соединенным Штатам? Может ли Вашингтон вмешаться в Минский процесс? Ушла ли американская помощь Украине в песок и готовы ли США увеличить помощь Киеву? Как Украине удалось получить американские противотанковые ракеты? Новые санкции в защиту Украины?
Эти и другие вопросы мы обсуждаем с экономистом, сотрудником Атлантического совета в Вашингтоне Андерсом Аслундом и правозащитником, главой Центра изучения тоталитарных идеологий Юрием Ярым-Агаевым.
На днях представитель администрации президента Украины объявил о том, что Владимир Зеленский может встретиться с Дональдом Трампом в Вашингтоне в ближайшие недели, точная дата должна быть согласована в зависимости от расписания американского президента. Из Белого дома подтверждения пока не последовало, но Владимир Зеленский, скорее всего, питает серьезные надежды на встречу с Дональдом Трампом. Он, например, заявил, что проблема, связанная с сооружением газопровода "Северный поток – 2", введение которого в строй может лишить Украину доходов за транзит российского газа, разрешима лишь в результате его встречи с президентом Трампом.
Пять лет назад визит в Вашингтон недавно вступившего в должность президента Украины Петра Порошенко вызвал небывалый прилив сочувствия и дружеских чувств по отношению к стране, ставшей объектом российской агрессии. Выступление Порошенко перед обеими палатами Конгресса длилось больше сорока минут, ему много и бурно аплодировали. За визитом последовало увеличение помощи Украине, поставки военного снаряжения, более тесное сотрудничество вооруженных сил двух стран.
Владимиру Зеленскому вряд ли стоит ожидать столь же эмоциональной встречи. За пять лет американские чувства, конечно же, поостыли, и, как считают мои собеседники, перед Владимиром Зеленским стоит нелегкая задача.
– Господин Аслунд, как вы считаете, с чем поедет в Вашингтон президент Зеленский, что ему сейчас больше всего требуется от США?
Андерс Аслунд
Андерс Аслунд
– Очень важно, чтобы США активнее боролись за Украину, – говорит Андерс Аслунд. – Конечно, этот очень странный нормандский формат нужно изменить, чтобы включить США в дискуссии с Россией, Францией и Германией. Мне кажется, это главный вопрос. Очень важно для решения всех вопросов поддерживать такие связи на уровне президентов.
– Вы придаете исключительную важность Минскому процессу, несмотря на то что он не принес фактически никаких долгосрочных результатов?
– Да. Конечно, США и Англия более решительно поддерживают Украину, чем Франция и Германия, поэтому необходимо, чтобы они действительно участвовали в процессе. Я думаю, что, если мы хотим видеть решение проблемы Донбасса, тогда надо было, чтобы США были включены, желательно и присутствие Англии.
– На это противники договоренностей вам возразят, что они были подписаны в момент, когда Украина была слаба, когда она была вынуждена пойти на невыгодные условия, чтобы остановить российское вторжение. Сейчас они контрпродуктивны.
Для России Донбасс представляет только затраты, очень мало выгод от этого
– Интерес России тогда был, чтобы США не участвовали в этом процессе, потому что тогда Россия не хотела серьезного переговорного процесса. Сейчас, мне кажется, что они осознали, что оккупированный Донбасс – это просто ад, там ужасная бедность, экономика не работает. Оккупированный Донбасс – это ужасное место. Донбасс непривлекателен для Кремля. Он много стоит и ничего не дает. Единственное, что Кремль получает от Донбасса, – это то, что он ослабляет Украину. Для России Донбасс представляет только затраты, очень мало выгод от этого.
– Иными словами, вы думаете, что при поддержке США и Великобритании Украина может обернуть сейчас эту ситуацию к своей пользе?
– Мы видим, что никто не любит Донбасс, кроме Рината Ахметова. Донбасс – это приблизительно как устроить войну ради Детройта. Кто хочет Детройт? Почти никто.
– Пять лет назад приезд нового президента Украины Порошенко в Вашингтон символизировал большие надежды. Пять лет спустя они явно не осуществились почти по всем пунктам. Как вы это объясняете?
Арсений Яценюк, лидер партии "Народный фронт", выступает на съезде партии 2 февраля 2019 года
Арсений Яценюк, лидер партии "Народный фронт", выступает на съезде партии 2 февраля 2019 года
– Во время Порошенко шло недостаточно экономических реформ. Как и в России, права собственности все еще не существуют в Украине. Порошенко очень противостоял судебной реформе, антикоррупционным реформам, из-за этого очень мало энтузиазма по поводу Порошенко сейчас. Это не ясно было в начале, он все правильно говорил. Но он, скажем, с 2016 года, когда он уволил всех главных реформаторов, премьер-министра Яценюка, Абрамовичуса, Андрея Бабенко, если он уволил всех реформаторов, какие реформы он тогда хочет?
– Вам ясны мотивы Порошенко?
– Из-за того, что он хотел делать бизнес для себя, намного меньше думал о стране – это совершенно очевидно.
– Господин Аслунд, если послушать Кремль, Украина является государством – клиентом Соединенных Штатов, но, объективно говоря, США оказывают незначительную помощь Украине? Была информация о том, что в будущем году Киеву выделят военной помощи на 300 миллионов, причем боевого вооружения лишь на 100 миллионов. Прямая экономическая помощь тоже довольно скромная. Чем, собственно, поддерживает Вашингтон Украину?
– Главное, конечно, оборона, безопасность. Это не только прямая военная поддержка, это больше всего политическая поддержка, я имею в виду санкции – это главное. Потом небольшая экономическая поддержка, достаточно мало ее.
– Поддержка поддержкой, но нет ли у вас ощущения, что вся эта поддержка насмарку, что Украина, быть может, в силу объективных причин неспособна вырваться из этой ловушки бедной страны? Если судить со стороны, исполняется сделанное еще в начале девяностых предсказание Джорджа Сороса, который объяснял украинцам, что наличие природных ресурсов не делает страну богатой, в действительности Украина – бедная страна.
– Я считаю, что очень много сделано. Скажем, раньше 6 процентов ВВП – это была коррупция в энергетическом секторе, в основном газ. Второе – это были государственные закупки. Третье – это была налоговая система, именно НДС. Очень много сделано в экономической сфере против коррупции. Что не работает – это судебная система и правоохранительная система. Похоже выглядит ситуация практически во всех постсоветских странах, только Грузия, где президент Саакашвили вел серьезные реформы, лучше выглядит. Сейчас стоит вопрос, может ли Зеленский остановить СБУ, чтобы СБУ не занималась рейдерством, может ли президент Зеленский остановить генерального прокурора и его людей, чтобы они не занимались рейдерством. Это худшие государственные органы. Это, конечно, все под президентом, здесь главная задача для президента. Потом они начали судебную реформу, не завершили эту судебную реформу.
– Ну а в этих обстоятельствах возможен экономический прорыв, в надежде на который, как кажется, и избрали украинцы нового президента взамен проверенного и разочаровавшего?
– Экономический рост в последние три года был приблизительно 2,5 процента в год. Украина должна иметь экономический рост порядка 7 процентов в год, но тогда надо иметь больше инвестиций. Как получить больше инвестиций? Необходимо, чтобы украинцы хотели держать свои деньги в Украине, – это значит, что они доверяют банкам и судьям. Если они не будут бояться держать большие деньги в Украине, тогда иностранцы тоже будут вкладывать. Надо повысить инвестиционные уровни с 20 процентов ВВП до 30 процентов. Это обещает экономический рост от 3 до 7 процентов в год.
– Господин Аслунд, эта рекомендация кажется простой, как и многие советы в устах экономистов, но осуществима ли она? Вы можете причислить себя к оптимистам?
Порошенко не оказался революционным президентом
– Это очень сложно сказать, потому что в украинской элите достаточно много и хороших, и плохих людей. Сложно сказать, какая часть победит. В принципе, я оптимист. Я думаю, европейская интеграция больше всего влияет на ситуацию в Украине. Например, это откроет рынки, когда рынки открыты, тогда меньше возможностей для коррупции. Скажем, много монополий в Украине. Как устроены монополии? Например, через советские госстандарты. Сейчас Украина признает европейские стандарты. Это значит, что европейские компании могут конкурировать с бывшими монополистами в Украине.
– Возвращаясь к американо-украинским отношениям, ожидаете ли вы, что в результате этого визита Зеленского будет увеличена американская помощь Украине?
– Я не думаю, что будет больше поддержки, будет приблизительно та же самая поддержка, которая была. Мы видим, что американские институты для инвестирования дают больше кредитов Украине, например, американский Экспортно-импортный банк, но здесь никакого особенного прорыва.
– А есть ли за кулисами вашингтонской политической сцены ожидания новых санкций против Кремля?
– В принципе, сейчас достаточно ясно, что президент Трамп не хочет больше санкций против России, пока он контролирует власть, ничего такого не будет. В то же время старые санкции остаются, – говорит Андерс Аслунд.
– Юрий Ярым-Агаев, пять лет назад президент Украины Порошенко, можно сказать, триумфально выступил в Конгрессе, Украине была обеспечена полная поддержка США, различная помощь. Теперь в Вашингтоне ожидается новый президент Украины, но особых различий с ситуацией пятилетней давности в том, что касается российско-украинского конфликта или особого прогресса реформ на Украине, мы не видим. В чем, по-вашему, тут дело?
Петр Порошенко выступает перед Конгрессом, 18 сентября 2014 года
Петр Порошенко выступает перед Конгрессом, 18 сентября 2014 года
– Во-первых, давайте скажем, почему так торжественно приняли Порошенко? Потому что Порошенко действительно был президент, выбранный после Евромайдана, достаточно серьезного революционного изменения в Украине, – говорит Юрий Ярым-Агаев. – Порошенко был президентом, против которого сразу пошла Россия. Его прием в Вашингтоне в большой степени был такой психологической и политической поддержкой всей Украины. Что касается прошедших пяти лет и изменений ситуации, то это в первую очередь вопрос к самой Украине. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. За независимость и свободу надо бороться своими руками, быть инициатором этого. Вашингтон и Америка готова и может поддержать, и она поддерживает Украину, она дала ей оружие, она поддерживает ее политически, она ввела много санкций против России. Но Америка не будет за Украину бороться за ее независимость. Это принципиальный вопрос.
– Вы считаете, что Украина не борется за независимость?
Америка может признать ДНР и ЛНР террористическими организациями
– Я не сказал бы, что не борется, но я бы сказал, что борется крайне вяло. Украина до сих пор не может определиться, что она есть, каковы ее базисные принципы, за что она борется. Америка начала борьбу за независимость с подписания Декларации о независимости, где не только было сказано, что она станет независимой страной, а в первую очередь были сформулированы главные принципы, которые будут в этой стране, и готовность бороться за эти принципы. Украина до сих пор такой декларации независимости не составила.
– Говоря об американском опыте, на каких принципах, как вы считаете, может твердо стоять украинское государство?
Юрий Ярым-Агаев
Юрий Ярым-Агаев
– Что люди рождены с правами, главными правами являются право на жизнь, право на свободу и право стремиться к счастью. И это основа Америки до сих пор – это права, свободы, демократия. Вот, собственно, это главные вещи, которые были сформулированы уже в Декларации, задолго до составления конституции. И это то, за что пошла бороться Америка. Если вы спрашиваете, чем может помочь Америка, то в первую очередь своим историческим опытом. Украине я советую очень внимательно посмотреть на борьбу за независимость Америки, перед которой враг был намного более сильный в сравнении с тем врагом, который сейчас есть перед Украиной. Но у Америки была абсолютно четко сформулированная позиция, принципы, за которые она готова стоять. Украина это еще не сформулировала, она до конца не самоопределилась. И ее первые поражения в борьбе за независимость, а я считаю, что борьба за независимость только началась, были даже не потому, что у нее была слабая армия, а потому, что она не знала точно, что она есть, за что она готова бороться и стоять.
– Администрация Петра Порошенко положила в свое время немало усилий, чтобы добиться от Вашингтона современного вооружения, которое она получила лишь после прихода в Белый дом Дональда Трампа. Его появление у украинской армии не принесло, кажется, заметных изменений в зоне конфликта. А вообще способен Вашингтон сделать что-то, что способно радикально помочь изменить ход конфликта в пользу Украины?
Украинский военнослужащий ведет стрельбу из американской противотанковой установки Javelin во время учений в мае 2018 года
Украинский военнослужащий ведет стрельбу из американской противотанковой установки Javelin во время учений в мае 2018 года
– Я не думаю, что она изменится резко, но, конечно, может сделать немало. Например, Америка может признать ДНР и ЛНР террористическими организациями, что соответствует действительности. Соответственно, Россию как спонсора терроризма, как это было сделано в случае Ирана с "Хамасом" и "Хезболлой". Это важный шаг. Во-первых, он полностью делегитимизирует сами эти республики, во-вторых, ставит опять Россию в положение гораздо более трудное. Но опять же инициатива должна исходить от Украины, Украина должна начать эту кампанию, Украина должна представить все факты и всю информацию о том, что происходит в ДНР, в ЛНР, в Крыму, о терроре, о преследованиях, об арестах. Причем это должно идти не по каким-то бюрократическим каналам, а это должна быть широкая кампания через прессу, чтобы об этом знали люди в Америке, в Европе, так, чтобы это доходило до глав государств. Опять же Украина может поднять вопрос о том, что захват Крыма и Донбасса был большим ударом по режиму нераспространения ядерного оружия, потому что Украина добровольно от него отказалась, имея третий в мире потенциал этого оружия. Ей была обещана неприкосновенность и цельность ее территорий, кому же после этого захочется отказываться добровольно от ядерного оружия. Это очень серьезный удар. Украина должна проявить в этом инициативу, просто продемонстрировать, что главным нарушителем этого режима нераспространения оружия является тот же Путин. Америка это будет поддерживать, если Украина эти вопросы поставит четко и правильно, но инициатива должна быть от нее. Украина должна начать выигрывать информационную войну против России – это самая принципиальная вещь.
– Как вы думаете, почему предыдущие власти Украины, обладая гигантским кредитом доверия на Западе, в Вашингтоне, упустили возможности, о которых вы говорите?
– Я бы сказал, что Порошенко в первую очередь не оказался революционным президентом. Он пришел к власти на волне революции, на волне Евромайдана, но он не был Наполеоном, он не был президентом, который действительно продолжил и расширил дело этой революции. Он придерживался очень, я бы сказал, в среднем осторожной позиции, достойной в каком-то смысле, но не той, которую требовала Украина в этот момент. В первую очередь и главное, что он не провел никаких радикальных политических и экономических реформ, не сделал Украину намного более сильной страной, не провел никаких достаточно радикальных шагов, чтобы избавиться от коммунистического прошлого. Та декоммунизация, которая началась на Украине, она пока носит в основном символический характер, а не затрагивает на самом деле оставшиеся от коммунизма структуры, которые очень сильно тащат на дно Украину. Я ничего не хочу плохого сказать по поводу Порошенко, но он не поднялся до уровня человека, который мог дальше и очень радикально, резко повести Украину так, как это предписывала совершенная на Евромайдане революция.
– Юрий, согласно Кремлю, "оранжевая революция", Майдан направлялись из Вашингтона. Украинские власти находятся, что называется, в кармане у Вашингтона, главная цель которого – оторвать Украину от России. Скажите, пожалуйста, нужна ли в действительности Украина США, особенно если вспомнить, как старший президент Буш призывал украинцев не отрываться от Советского Союза?
Америка не будет делать за Украину все, Америка не будет бороться за Украину, за ее независимость – это должна делать сама Украина
– США Украина не нужна. Я вам отвечу на этот вопрос, это, может быть, даже обидно прозвучит для Украины. США не нужен никто, кроме самих себя. Америка наиболее самодостаточное государство, которое я знаю. Поэтому ей особенно ни от кого ничего не нужно, от Украины в том числе. Поэтому, если у Украины есть какие-то иллюзии по этому поводу, с ними лучше расстаться. Другое дело, что Украина, если займет активную позицию в отстаивании базисных принципов свободы, прав человека, станет одним из центров в этом регионе, занимающим эту позицию, то, безусловно, она получит поддержку среди разных кругов в Америке. Опять же это не надо сводить к поддержке лично президента. Вообще внешнюю политику надо вести широко, она не должна сводиться к визитам посла Украины в Госдепартамент с вопросом: что вы желаете от нас получить? Нет, это не внешняя политика. Украина должна начать инициативную внешнюю политику, работать с широкими кругами в Америке, с Конгрессом, Сенатом, журналистами, с общественными организациями, и это будет приносить результаты. Я могу привести пример из моего личного опыта. Я приложил свою руку для того, чтобы помочь Украине получить американское оружие. Я это делал как частное лицо, будучи сотрудником Гуверовского института, где в это же время был сотрудником Джим Мэттис, генерал Мэттис, это было еще в обамовское время. Я начал организовывать там семинары по поводу Украины, я пригласил Мэттиса, в это время шла война. Я попросил его выступить о том, как Америка в принципе может помочь. Он до этого Украиной не занимался, я его в это дело втянул в большой степени. Он с тех пор начал этим делом увлекаться и заниматься. Так случилось, что к власти пришел Трамп и сделал его министром обороны. Несмотря на то что сам Трамп во время съезда республиканцев и его люди исключили вопрос помощи оружием Украине, Джим Мэттис, будучи человеком независимым, став министром обороны, стал Украине помогать оружием. Я это говорю не для того, чтобы похвастаться. Украине надо научиться заниматься внешней политикой, не думать о том, что Америке так уж что-то нужно от Украины. Нет, не нужно. Но если Украине что-то нужно от Америки, то она должна целенаправленно этого добиваться. Америка любит помогать тем, кто сам за себя стоит. Америка не будет делать за Украину все, Америка не будет бороться за Украину, за ее независимость – это должна делать сама Украина. И поддержка будет. Чем больше Украина будет делать, сама бороться, чем более она будет проявлять независимость, тем больше будет ей поддержка. Более того, тем более безусловной будет эта поддержка, что тоже очень важно. Потому что надо в конечном итоге стремиться к независимости не только от своих врагов, но и от своих друзей, делать то, что в первую очередь важно в национальных интересах самой Украины. Но для этого она должна проявить силу, твердость и решительность – это вызовет только уважение в той же Америке и в других странах.
– Ожидается, что Зеленский попытается вовлечь Соединенные Штаты в Минский процесс, то есть получить мощного сторонника или, если угодно, патрона в переговорах с Москвой. Андерс Аслунд считает, что это был бы очень важный жест поддержки Киева. Должен Вашингтон помочь Киеву в Минске?
Владимир Путин, Кэтрин Эштон, Александр Лукашенко и Петр Порошенко в Минске, 26 августа 2014 года
Владимир Путин, Кэтрин Эштон, Александр Лукашенко и Петр Порошенко в Минске, 26 августа 2014 года
– Нет. Потому что Украине не нужен сам Минский процесс. Дело в том, что Минский процесс – это полностью инициатива Путина с поддержкой Евросоюза. Он абсолютно скошен в путинскую сторону, почти все стороны там – это путинские стороны, включая марионеток из ЛНР и ДНР. Это троянский конь Путина. Путин не хочет аннексировать Донбасс, Путину это не нужно, особенно в контексте того, что в России начинается все большее недовольство по поводу цены, которую ей приходится платить за аннексированный Крым. Что хочет Путин? Путин хочет добиться так называемой автономии Донбасса, то есть получить там таким образом свое влияние и использовать Донбасс как рычаг управления всей Украиной – вот это его цель. Так как Минский процесс уже существует, то Украина должна четко добиваться и настаивать на том, что этот процесс не более чем договор о временном перемирии между украинской армией и Путиным и его наемниками. Это ни в коей мере не должен быть форум для каких-либо обсуждений дальнейшей судьбы Украины, Донбасса, статуса, автономии и прочего.
– Юрий, вы с такой уверенностью предлагаете Киеву свою стратегию противостояния Кремлю и взаимодействия с Вашингтоном, что создается впечатление, что вы считаете, что возвращение Донбасса и Крыма Украине состоится и, возможно, даже не в столь отдаленном будущем?
– Да, я в это верю. Я не могу сказать точно, как это произойдет, то ли Украина станет намного сильнее экономически и в военном отношении, а Россия, наоборот, за это время под действием санкций и внутренних противоречий будет слабеть, то ли просто власть Путина закончится или произойдет в России "бархатная революция", и она отдаст их так же, как она в свое время фактически была инициатором независимости всей Украины вместе с Крымом и Донбассом. Но это может потребовать времени. Очень важно, чтобы Украина заставила работать время на себя, которое пока в большой степени работает на Россию. Если за это время Украина четко определится и определит свои цели, ясность своей позиции, то победа будет на ее стороне. Я диссидент, я боролся с очень мощным коммунистическим режимом, это была горстка людей. Все, что у нас было, у нас была воля к победе и четко определенные цели. У нашего оппонента было все – танки, ракеты, тюрьмы, лагеря, КГБ, но у них не было той воли и той ясности цели, которая была у нас. И на самом деле мы выиграли в конце концов, а коммунистический режим проиграл.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..