среда, 7 октября 2020 г.

Предприниматели намерены возобновить работу, вопреки карантинным ограничениям

 

Предприниматели намерены возобновить работу, вопреки карантинным ограничениям

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Предприниматели намерены возобновить работу, вопреки карантинным ограничениям

Представители малого бизнеса заявляют, что в ближайшее воскресенье, 11 октября, они возобновят работу, несмотря на действие карантинных ограничений.

В публикации, появившейся в протестном сообществе Facebook спустя несколько часов после публикации на сайте Ynet о том, что супруга главы правительства Сара Нетаниягу нарушила карантинные ограничения и за несколько дней до праздника Суккот пригласила в резиденцию парикмахера. "Мы не сердимся на Сару Нетаниягу, которая пригласила парикмахера в резиденцию главы правительства, в которой она проживает. Сара Нетаниягу доказала то, о чем мы давно говорим. Ограничения, которые навязывает правительство израильтянам, невозможно соблюдать. Поэтому представители малого бизнеса в ближайшее воскресенье возобновят работу".

Организаторы группы напоминают, что не только Сара Нетаниягу нарушала карантинные ограничения, и приводят длинный список политиков, нарушивших инструкции минздрава либо в первый карантин, либо в настоящий момент. В списке упоминаются министр экологии Гила Гамлиэль, глава правительства Биньямин Нетаниягу, президент Реувен Ривлин, министр просвещения Йоав Галант, депутат Кнессета Нир Баркат, министр транспорта Мири Регев, заместитель министра здравоохранения Йоав Киш, члены парламентской фракции "Кахоль Лаван", участвовавшие в совещании, проходившем в закрытом помещении.

Более 60 тысяч израильтян состоят в сообществе (לא יהיה בסגר), участники которого добиваются отмены карантина в Израиле. Про себя они говорят, что они не занимаются политикой, не принадлежат ни к правому, ни к левому лагерю, не отрицают коронавирус и не являются анархистами. Они просто граждане, которым небезразлично будущее Израиля, собственное будущее, а также будущее родителей и детей.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

СКОВАННЫЕ ОДНОЙ КРОВЬЮ

 14:56 07 октября 2020

Дмитрий Прокофьевэкономист, автор канала moneyandpolarfox

3 024
 
Фото: EPA-EFE

Неожиданный вопрос — почему под удар власти так часто попадают местные издания и даже отдельные авторы? Никакой логики в этом не видно — охват у таких медиа локальный, за пределами очень узкой аудитории они мало кому известны. Заниматься такими вещами начальству вроде бы незачем. Да, опросы (например, «Левада-центра») фиксируют некоторое снижение уровня доверия «к телевизору» (с 51% до 48%) и рост уровня доверия «к социальным сетям» (с 15% до 24%). Но власть в любом случае продолжают контролировать медиаповестку (в «социальных сетях», если уж на то пошло, число не только платных, но и добровольных помощников начальства не уменьшается).

Нет, мог бы сказать, профессор University of Zurich, экономист Дэвид Янагизава-Дротт, это вы не понимаете. Сомневающееся меньшинство, не говоря уже о локальных медиа (там, где они есть) — это важнейшее препятствие на пути реализации начальственных планов, сбрасывать которое со счетов ни в коем случае нельзя. Результаты своих исследований Дэвид Янагизава-Дротт изложил в статье Propaganda and Conflict: Evidence from the Rwandan Genocide, опубликованной в 2014 году («Пропаганда и конфликт: Опыт геноцида в Руанде») и которая сделала его знаменитым.

Дэвид Янагизава-Дротт изучал экстремальную ситуацию — геноцид в Руанде в 1994 году. Тогда, воодушевленные призывами «Радио тысячи холмов», главного правительственного медиа в Руанде, руандийцы-хуту массово отправились убивать руандийцев-тутси и за три месяца вырезали от пятисот тысяч до миллиона человек — точное число жертв неизвестно до сих пор. От полного истребления тутси спасло стечение обстоятельств — армия и жандармерия Руанды, активно участвовавшие в геноциде, стремительно разложились. И когда вооруженные отряды тутси, под командованием Пола Кагаме, оказали сопротивление погромщикам, — солдаты, превратившиеся в мародеров, начали разбегаться. Кагаме с боем занял столицу Руанды, прекратил вещание «Радио тысячи холмов», и этого оказалось достаточно, чтобы остановить бойню.

Мемориал погибшим в ходе геноцида в Руанде. Фото: EPA-EFE

История геноцида в Руанде — прямо-таки химически чистый пример работы пропаганды в стране, где телевизоров не было из-за нищеты людей, газет — из-за неграмотности, а интернета в то время в массовом обиходе не было нигде, и именно радио стало безальтернативным «организатором и вдохновителем» чудовищного насилия.

Однако не все так просто — исследователи геноцида, в том числе и в самой Руанде, никак не могли понять «странного» поведения погромщиков. Руандийцев-тутси убивали по всей стране, но в одних районах Руанды уровень насилия оказывался совершенно запредельным, его жертвами становились даже руандийцы-хуту, которых соплеменники посчитали нелояльными. В других — не отличался от «среднестатистического» уровня (средний уровень геноцида — ужас, конечно). А в третьих районах — был заметно ниже. Собственно, благодаря этому обстоятельству тутси и удалось выжить и даже дать отпор мародерам и убийцам.

А что если пропаганда почему-либо «не добиралась» до этих «аномальных территорий», предположил Дэвид Янагизава-Дротт? У «Радио тысячи холмов» было всего два мощных передатчика, а в Руанде — гористый рельеф, куда сигнал мог просто «не доходить» или приниматься с помехами. Профессор Янагизава-Дротт взял спутниковую карту рельефа и рассчитал уровень сигнала в каждой деревне.

Теперь логично было бы предположить, что

количество убийств напрямую зависело от качества приема радиосигнала — там, где люди наслушались пропаганды, они готовы были убивать соседей.

Нет, скажет Янагизава-Дротт, все было сложнее (и хуже). Уровень насилия зависел в первую очередь не от качества приема радиосигнала, а от степени активности карательных отрядов Интерахамве («нападающие вместе) и Имхузамугамби («объединенные целью»). А вот уже успешность вербовки добровольных помощников власти напрямую определялась качеством радиосигнала, с одной стороны, и возможностью альтернативной повестки — с другой.

Фото: EPA-EFE

Там, где люди слушали «Радио тысячи холмов», в команду помощников карателей записывалось намного больше местных хуту. Намного — это на 60–70% больше, чем там, где сигнал «не добивал». В таких местах найти желающих поучаствовать в расправах над соседями-тутси было намного труднее. Понятно, что индивидуальные убийцы были везде, — но основная масса тутси стала жертвой специальных отрядов, сформированных хуту.

С этими же отрядами была вот какая история: чтобы жители деревни хуту побросали свои дела, взяли в руки мачете и пошли громить дома тутси, нужно было, чтобы доля лояльных слушателей «Радио тысячи холмов» устойчиво превысила 80%. Причем не только в конкретной деревне, но и в соседних поселках. Если это правило не соблюдалось, то уровень соучастия в убийствах оказывался намного ниже «среднего».

То есть потенциальным погромщикам хватало даже сомнения в одобрении их действий со стороны части недалеких соседей, чтобы и самим воздержаться от участия в расправах.

А вот там, где преодолевалась заветная планка в 80% фанатов государственной пропаганды — там уровень насилия взлетал по экспоненте, и, вырезав тутси, самодеятельные каратели принимались и за хуту, которых считали ненадежными.

Тогда можно подумать, что там, где радиосигнал не принимался совсем, там убийств не было вовсе? К сожалению, нет, в этом случае работали, как бы мы сказали сейчас, социальные сети. Если в деревню «без радио» приходили соседи-хуту, уже записавшиеся в отряд Интерахамве, и пересказывали соплеменникам содержание начальственной пропаганды, люди там охотно записывались в команду мародеров.

Но «градус насилия» заметно снижался там, где меньшинство так или иначе противостояло пропаганде. Хотя бы двадцати процентов сомневающихся в необходимости убийств было достаточно, чтобы вербовщики «нападающих вместе» сталкивались с недостатком желающих доказать свою лояльность кровавым делом. Нет, никто не спорил с начальством, что тутси — плохие руандийцы и лучше бы их не было совсем, и что великая держава Руанда окружена врагами и так далее… но убивать и грабить? Нет, вы уж тут как-нибудь без меня, вам за это деньги платят, а я работать пошел, в поле дел полно, отвечали люди.

В общем, понятно, откуда берется магическая цифра «80 процентов», которая сплошь и рядом всплывает в самых разных странах — то в результатах «выборов», то в социологических опросах. Это — пороговый показатель, предъявляя который, власть хочет доказать всем — нас много, и тебе лучше присоединиться к нам, пока не поздно.

Но оставшиеся даже 20% — «сомневающееся меньшинство» — это решающее препятствие для пропаганды, последняя линия обороны, «тонкая красная линия», само существование которой как-то удерживает и власть, и ее добровольных пособников в «условных человеческих рамках».

Эдельштейн: ситуация обнадеживающая, но торопиться не стоит

 Эдельштейн: обнадеживающий показатель заболеваемости | Фото:07.10 16:13   MIGnews.com

Эдельштейн: ситуация обнадеживающая, но торопиться не стоит

В Израиле наблюдается обнадеживающее снижение числа зараженных коронавирусом COVID-19, однако пока что рано делать какие-либо выводы.

Такое заявление во время брифинга в медицинском центре "Шиба", 7 октября, сделал министр здравоохранения Юли Эдельштейн.

"Мы видим первоначальный эффект блокировки и сокращение числа подтвержденных случаев заражения. В то же время, я бы не советовал делать поспешных выводов, что все кончено, что мы победили и снова откроем экономику. Совершенно очевидно, что нам нужен длительный период времени, чтобы убедиться, что ситуация такая, как мы этого хотим", – подчеркнул он.

По словам Эдельштейна, правительство и министерство здравоохранения пока что не будут предпринимать шаги для смягчения карантина.

"Не стоит ожидать широкого открытия экономики на следующей неделе. Это займет некоторое время. Любой, кто в настоящее время борется за быстрое открытие отраслей, наносит вред экономике Израиля", – подчеркнул он.

Эдельштейн также добавил, что, если сейчас общество будет соблюдать карантин, то после Симхат Тора будет виден результат.

"Хакафот – это событие, которое делает нас счастливыми, но в этом году оно представляет собой ужасную опасность", – предупредил министр.

Касательно соблюдения правил, Эдельштейн добавил, что не стоит сосредотачиваться на том, кто был пойман на нарушении, а кто – нет. "Все ясно - если мы будем следовать руководящим принципам, время действия карантина может быть сокращено", – добавил он.

Читайте нас в Telegram.

Названы лауреаты Нобелевской премии 2020 года по химии: изобретательницы "генетических ножниц"

 

Названы лауреаты Нобелевской премии 2020 года по химии: изобретательницы "генетических ножниц"

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Лауреаты Нобелевской премии 2020 года по химии Эммануэль Шарпентье (Франция) и Дженнифер Дудна (США)

В среду, 7 октября, в Стокгольме Нобелевский комитет объявил имена лауреатов Нобелевской премии по химии.

Лауреатами премии стали Эммануэль Шарпентье (Франция) и Дженнифер Дудна (США) за изобретение "генетических ножниц" CRISPR/Cas9, позволяющих изменять ДНК животных, растений и микроорганизмов с чрезвычайно высокой точностью.

В зале, где объявляли имена лауреатов, из-за карантинных мер, связанных с эпидемией коронавируса, на этот раз было очень мало журналистов.

В прошлом году лауреатами Нобелевской премии по химии стали Джон Гуденоф, Стэнли Уиттинхэм и Акира Ёсино "за разработку литий-ионных батарей".

8 октября будет назван лауреат Нобелевской премии по литературе. На 9 октября намечено объявление лауреата Нобелевской премии мира. 12 октября назовут лауреата премии Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля (неофициально называемой "Нобелевской премией по экономике").

Несколько недель назад Фонд Альфреда Нобеля объявил, что в 2020 году размер Нобелевской премий будет увеличен на 1 миллион крон и составит 10 миллионов шведских крон (около 1 миллиона долларов) за каждую премию. В сообщении Фонда отмечалось, что с 2012 года инвестиционный капитал фонда вырос с 3 до 4,6 миллиарда крон (с 300 до 460 миллионов долларов), в связи с чем вырос и доход, с которого и выплачиваются ежегодно пять Нобелевских премий.

Лауреаты Нобелевской премии 2020 года

Медицина и физиология. Харви К. Олтер (США), Майкл Хоутон (Великобритания/Канада) и Чарльз М. Райс (США) "за открытие вируса гепатита С".

Физика. Премия была разделена на две равные части: первую получил Роджер Пенроуз (Великобритания), вторую разделили между Райнхардом Генцелем (Германия/США) и Андреа Гез (США). Пенроуз удостоен премии "за открытие того факта, что образование черной дыры является надежным прогнозом в общей теории относительности". Генцель и Гез премированы "за открытие сверхмассивного компактного объекта в центре нашей галактики".


Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

Фритьоф Нансен – посланник доброй воли в страны льда и ночи

 

Фритьоф Нансен – посланник доброй воли в страны льда и ночи

«У души есть загадочное стремление заполнять пустые пространства, преодолевать опасности и трудности, искать неизвестное. Это стремление, заставляющее действовать, – божественная сила, заложенная в глубинах нашей сущности. Именно она влекла первых охотников в новые области.
Это пружина величайших наших деяний, человеческой мысли, которая расправляет крылья и не признает границу своей свободы».
Фритьоф Нансен

Днем на город обрушилась белая вьюга. Она выла и беспрерывно крутилась в бешеном танце, словно подражая сошедшему с ума дервишу. Огромными пригоршнями кидала она холодные льдинки, которые вместе со снегом подхватывал ветер. Он дул со всей силы, повсюду разбрасывая снежную пудру, как будто он гениальный кулинар, украшающий свое творение. Вьюга бесновалась весь день, пока ей самой не надоело выть и крутиться. Вместе с ней стих и ветер.

Непрошеные гости ушли, но оставили после себя поблескивающий иголками льда белоснежный покров. Повсюду лежал снег. Он покрывал крыши, дома и деревья, глушил любые звуки и движения. Не было ничего, кроме снега и белой тишины, которые царствовали безраздельно.

Простуда настигла меня еще до того, как начала свирепствовать вьюга. И теперь я наблюдала за безумием зимы на безопасном расстоянии, из окон своего дома, не участвуя вместе со всеми в покорении холодных пространств. Наблюдая со стороны за этим объемным спектаклем, я не выпускала из рук чашку горячего имбирного чая, как будто он действительно мог бы меня вылечить от моего страха перед зимой.

Леденящая поступь Сатурна, так тесно связанного с зимой, всегда вызывает ужас и страх. Даже у тех, кто любит морозы и снег. В холодном дыхании этой планеты есть что-то инфернальное, потустороннее и необъяснимое. Мне всегда казалось, что ледяные пространства, которые воплощает эта планета, невозможно покорить, им можно только подчиниться. Ведь недаром говорят о ледяном безмолвии и саване снега…

Однако есть люди, которые бросали вызов Сатурну и не боялись его ледяного прикосновения. Они снаряжали полярные экспедиции и направлялись прямо в эпицентр холода, ветра и вьюги, к плавучим льдам. Они преодолевали свой страх, физические страдания и неудобства, чтобы водрузить флаг своей страны в местах, где никогда не ступала нога человека. Исследователи, путешественники, первопроходцы. Люди непостижимой смелости и стойкости. Такие, как, например, норвежец Фритьоф Нансен, который сделан как будто точно из того же теста, что и сам Сатурн?!

Именно тогда, когда я спрашивала себя, какой гороскоп может иметь человек, посвятивший жизнь покорению ледяных пространств, пришло письмо от одного из посетителей моего сайта. Как будто вторя моим мыслям, его автор писал: «В поиске “Нансен, гороскоп” вышла Ваша страничка на ЖЖ. Вы написали, что у Нансена была удивительная карта. Интересно было бы узнать про это поподробнее. Вы еще посетовали что никому эта тема неинтересна, так что знайте, что мне эта тема чрезвычайно интересна».

Так какими они были – эти северные исследователи, которых «тянет забраться как можно севернее»? Каким был великий Нансен, прошедший через все ледяное плато Гренландии от ее восточного берега до западного и в результате совершивший подвиг, которому нет равных? Что заставляло этого человека подготовить и совершить поход в область Северного полюса? Неужели не пугали его неизвестность и предстоящие чудовищные испытания? С 28 сентября 1895 года по 19 мая 1896 года он зимовал на Земле Франца-Иосифа в землянке, выстроенной им из шкур моржей и камней. Во время этой зимовки он вел жизнь настоящего Робинзона, но условия его пребывания на Севере были значительно сложнее, чем у известного персонажа книги Даниэля Дефо.

Смотрю на его гороскоп и обнаруживаю, что Фритьоф родился под знаком Весов! Казалось бы, какой парадокс. Весы любят комфорт и покой, а жизнь Нансена – это все, кроме комфорта и покоя. Но если учесть, что Сатурн экзальтирует в Весах, становится понятно, что даже Солнце Нансена склоняло его к постижению сатурнианского ада. Более того, он любил этот ледяной кошмар, упивался его романтикой и своей способностью преодолеть человеческие слабости ради того, чтобы узнать, понять и изучить неисследованные пространства. Об этом говорит его Луна в знаке Козерога, которая является также сильным указанием на безраздельную страсть к науке.

При этом Марс – волевые качества, сила и энергия – находится в тех же Весах, что опять кажется слишком слабым стоянием для такого человека, как Нансен, проявлявшего чудеса стойкости и мужества. Для Марса Весы – это место изгнания, здесь планета не только слабая. Она указывает на скрытые психологические комплексы, на внутреннюю борьбу и мучения по качествам этой планеты. Люди с таким Марсом обычно тщательно скрывают свои слабости и очень боятся раскрывать себя перед другими людьми.

И тут впервые проглядывает истинный облик путешественника среди льдов. Перед нами предстает не иконописный образ Фритьофа Нансена – лауреата Нобелевской премии, бесстрашного полярного исследователя, великого ученого и политического деятеля, а лицо настоящего романтика, человека со слабой плотью, но с большим сердцем, с глубокими сомнениями и страхами, которые он всю жизнь преобразовывал во что-то положительное и которые в результате стали его силой, а не слабостью.

Слабый Марс в Весах стимулировал его развивать волю, заставлял его стремиться к преодолению себя. Прежде всего самому себе стремился он доказать, что сможет покорить Гренландию и Северный полюс, что он не испугается и не сломается под грузом своего страха и сомнений. А то, что они были ему свойственны, доказывают его Меркурий и Венера в Скорпионе.

Он часто сомневался и мучался от неуверенности, страдал из-за разнообразных комплексов и ставил под сомнение правоту своих действий. Мы привыкли думать о нем, как о безупречном герое, но в детстве он, например, сильно раздражал учителей своим непостоянством и нежеланием учить другие предметы, кроме естественных наук и математики. После окончания реального училища он долго сомневался, куда пойти учиться. У него было слишком много разнообразных интересов и желание охватить все сразу как можно скорее.

Он был сложным, неоднозначным человеком. Но внутри. А миру показывал совсем другое лицо – того, каким он сам себя создал. Образ Ледяного рыцаря без страха и упрека рождался в муках и страданиях и обретал все более реальные черты с каждым новым подвигом, совершенным талантливым норвежцем. Вся его жизнь была ярким примером преодоления собственного гороскопа. Как, впрочем, жизнь каждого выдающегося человека, которые имеют гороскопы, практически идентичные гороскопам обычных людей. Их уникальность не в особом стоянии планет, а в том феноменальном потенциале, которые эти люди способны раскрыть и проявить в жизни.

Нансен раскрыл весь спектр планет своего гороскопа. Следуя исконным качествам Солнца в Весах, он проявил себя в литературе и искусстве, написав множество книг и оставив после себя удивительные художественные картины. В 1906 году он являлся послом Норвегии в Англию, где сумел проявить свои качества дипломата, дарованные ему Весами.

(Окончание следует)

Рубрику «Занимательная астрология» ведет Анна Фалилеева, профессиональный астролог авестийской школы П.П.Глоба, писатель и парапсихолог, член Международного Общества геокосмических исследований.

США снова ужесточили порядок выдачи рабочих виз

 

США снова ужесточили порядок выдачи рабочих виз

Власти США ввели новые ограничения выдачи рабочих виз H-1B, сообщает министерство внутренней безопасности страны.

Photo copyright: pixabay.com

В частности, сокращается число профессий, которые могут быть причиной для привлечения иностранных работников. Повышается степень контроля компаний, нанимающих по рабочим визам в США минимальное число сотрудников и отдающих основную часть рабочих задач на аутсорсинг в других странах.

Кроме того, компании будут вынуждены платить иностранным сотрудникам более высокую зарплату. Предполагается, что это снизит привлекательность программы рабочих виз и не даст иностранным работникам с невысокой квалификацией «отбирать работу» у граждан США.

Новые правила могут затронуть около трети всех иностранных сотрудников, находящихся в США. Частично они должны вступить в силу уже в этот четверг, частично — через два месяца. Ожидается, что это решение будет оспорено в суде, как и предыдущие ограничения.

Источник

Воспоминания о Холокосте в Украине для иностранной аудитории

 

Воспоминания о Холокосте в Украине для иностранной аудитории

Последние социологические опросы показали, что более 30 процентов европейцев и более 50 процентов населения Земли ничего не знают о Холокосте.

К 75-летию окончания Холокоста (Катастрофы, Шоа) и Великой Победы над нацизмом во Второй мировой войне в Европе д-р Борис Забарко, переживший Холокост в Шаргородскм гетто (Винницкая область), председатель Всеукраинской Ассоциации евреев  бывших узников гетто и нацистских концлагерей, руководитель научно-просветительского Центра «Память Катастрофы», подготовил и издал для западного мира на английском языке новый двухтомник воспоминаний жертв последнего поколения тех, кому удалось чудом выжить на оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг. и для кого вся жизнь была борьбой с последствиями Катастрофы: «Life in the Shadow of Death: Recent memories about of the Holocaust in Ukraine Testimonies and Documents». – Vol. 1-2. – Melitopol, 2019. – 1242 p. («Жизнь в тени смерти. Последние воспоминания о Холокосте в Украине. Свидетельства и документы». Кн. 1–2. – Мелитополь, 2019 – 1242 с.)

Он являются продолжением и развитием ранее изданной им в Великобритании книги: «Holocaust in the Ukraine». – London-Portland, 2005 – 394 р., («Холокост в Украине» – Лондон-Портленд, 2005 – 394 с.).

В отличие от нее, которая стала библиографической редкостью, в новых книгах воспоминания свидетелей Холокоста, извлеченные и переведенные из 6 томов серии «Холокост в Украине. 1941–1944»: «Живыми остались только мы». Киев, 1999/2000 – 578 с.; «Жизнь и смерть в эпоху Холокоста. Свидетельства и документы». Книги 1–3. Киев, 2006 – 2008 – 1855 с.; «Мы хотели жить. Свидетельства и документы». – Книги.1–2, Киев, 2013–2014 – 1384 с., расположены в хронологическом порядке и охватывают всю территорию Украины, все зоны оккупации (Рейхскомиссариат «Украина», «дистрикт Галиция», т. н. военная зона, Транснистрия, Закарпатье и Крым).

В структуре книг выделяется основательный научный аппарат, который составляет около четверти его объема. Он состоит из детальных фактологических примечаний к основному тексту, снаряженных ссылками на научную и документальную базу, библиографии литературы на разных языках, географических карт и указателя, таблиц, глоссария, и др. научно-справочного материала, что облегчают читателю ориентацию в информации, касающейся той или иной местности, времени, имени или события, получить более полную и правдивую информации о Холокосте в Украине.

Учитывая, что книги рассчитаны на зарубежного читателя, вступительные статьи к ним написали известные в научном мире ученые д-р. Карел Беркгофф (Нидерланды) и д-р. Мартин Дин (США).

Предназначение книг  рассказать о трагедии и сопротивлении украинского еврейства в годы войны и Холокоста, как части мирового еврейства и украинского сообщества, о нечеловеческих страданиях, мучениях и жизни простых людей, обреченных на гибель, но сопротивлявшихся, боровшихся за свое существование, сохранивших человеческий облик и победивших смерть.

Выжившие в Холокосте после продолжительного вынужденного молчания, (не только потому, что не смогли перенести страшное прошлое, перешагнуть через его бездну, но еще и потому, что государство, которое их оставило один на один с нацистами, не нуждалось в их правде), рассказали собственную историю, описали, прежде всего, свой личный опыт. Они рассказали о себе, о своих семьях и друзьях, о довоенной еврейской жизни, которую нацисты разрушили, о своих спасителях, безразличных и об убийцах и их помощниках, о добре и зле, грехе и вине, ненависти и взаимопомощи, подлости и всепрощении, отчаянии и надежде, низости и героизме, преступлении и наказании, разочаровании и веры, страданиях и решимости выжить вопреки всему.

Показания людей, прошедших через «долину смертной тени» и уцелевших от Холокоста в многострадальной стране, которая потеряла 1 500 000 своих мужчин, женщин, детей и стариков только потому, что они родились евреями, дают возможность на личностном уровне, на примерах индивидуальных судеб жертв показать чрезвычайно широкую панораму тотального уничтожения евреев, назвать и сохранить в памяти и истории те места кровавых расправ в Украине, в которых осуществлялся геноцид евреев, о которых мало кто до настоящего времени знал и слышал. Как не знал и о благородных людях неевреев, которые в море ненависти, равнодушия и бесчувствия, делали все возможное для помощи и спасения своих собратьев, оказавшихся изгоями на своей родине.

В книгах приведены воспоминания, как добрые люди в обстановке террора и репрессий нацистов и их приспешников, часто рискуя собственной жизнью и жизнью своих близких, приходили на выручку евреям, проявляли сочувствие и доброту, предотвращали еврейские погромы, сообщали о грозящих расстрелах, предупреждали евреев, бежавших из гетто и скитавшихся по деревням, какой дорогой следует идти, переправляли в партизанские отряды и в те немногочисленные районы Транснистрии, где положение евреев было какое-то время несколько безопаснее, приносили еду в гетто, изготавливали для них фальшивые документы, прятали евреев в своих домах и т. д. и т. п.

Пожалуй, впервые некоторые свидетели говорят о «хороших немцах», которые не были враждебны к евреям, иногда даже были благожелательны к ним. Не все немцы принимали участие в актах жестокости. Немало было случаев (и об этом можно прочесть в книгах), когда они, оставшись верными благородным идеалам человечности, помогали и спасали евреев.

Авторы воспоминаний не обходят и сложные, болезненные вопросы сотрудничества определенной части украинского общества с нацистами, коллаборации и антиеврейских настроений и акций агрессивных националистов, хотевших, как отмечает известный украинский историк Ярослав Грицак, «видеть будущую украинскую страну как страну Judenfrei, без евреев» (Ярослав Грицак. «Чи УПА брала участь у погромах, а чи допомагала рятувати євреїв?». – Український журнал – 10/2009).

…Картина взаимоотношений между оккупантами-союзниками (немецкими и румынскими в Транснистрии), местными украинскими евреями и евреями, депортированными в Украину из Бессарабии, Буковины, Румынии и других территорий, и неевреями представлена свидетелями гораздо полнее и сложнее, чем это отражено в официальной историографии и даже в тех воспоминаниях, которые появлялись до эпохи гласности у нас и за рубежом.

Лишь в последнее время не только смерть (несправедливость, бесчеловечность, ужас и зверства преступников, антисемитские настроения, акты насилия соучастников-коллаборационистов, а также и безразличие неевреев, которые их не убивали, но и не помогали в период Холокоста), но жизнь (акты гуманизма и скрытого альтруизма евреев, запрещенная помощь и поддержка друг друга с высокой степенью риска, и борьба за выживание на оккупированной врагами территории, которые являли собой примеры активного сопротивления политике нацистов, хотя и без использования оружия, но и вооружённого тоже (восстания в гетто и участие в партизанской борьбе), получила доступ к нам благодаря, в первую очередь, свидетельствам людей, которые смогли выжить, и правду которых мы в состоянии услышать и прочесть в предложенных книгах. Истории ужаса и истории помощи были неотъемлемыми аспектами той сложной реальности и относятся к детальному описанию европейского еврейского опыта.

В книгах приведены воспоминания разных людей, живущих сегодня далеко друг от друга (в больших и малых городах, местечках, селах и странах, в том числе Австралии, Беларуси, Германии, Израиле, России, США и Украине), но бывших во время войны и оккупации в одном и том же месте, в одно и то же время. Они передают историю живой, правдивой, такой, какой она была пережита и запечатлелась в памяти. Они доносят до читателей нечто крайне необходимое, недоступное никаким другим образом. И как каждый по-своему рассказывает об одном и том же историческом событии, о том отрезке их судьбы, который в основном связан с гонениями и геноцидом, с тем временем, когда смерть была нормой, а жизнь – чудом. Реальные факты здесь, как правило, не искажаются, но подробности, детали, логика событий, акценты, цифровые данные – могут быть, зачастую, разными. И зависит это, кроме всего прочего, от личности человека, его воспитания, системы ценностей, интеллекта, кругозора и т.п. У каждого из них – своя история. Но поражает нас то, что в памяти, тем не менее, на передний план выступают сходства. Она становится коллективной памятью, народной памятью. Истории, рассказанные выжившим человеком, являются его памятью и интерпретацией событий их личного разрушительного прошлого. В то же время они представляют коллективный опыт, излагают общие воспоминания о физических и эмоциональных страданиях и мучениях, о бесконечной жестокости и насилии, борьбе за выживание. Эти тексты не подвергались редактированию.

По свидетельству узников концлагерей и гетто, находившиеся в нацистской неволе, мечтали выжить – не только подчиняясь инстинкту самосохранения, но еще и потому, что хотели рассказать о том, что им довелось испытать. Они хотели, чтобы их личный опыт помешал повториться чему-то подобному в будущем.

Но была еще одна причина: они стремились рассказать о пережитых трагических днях, закрепить в памяти каждый кусочек жизни, каким бы непереносимым, каким бы болезненным ни было воспоминание, чтобы те не растворились в забвении.

Из воспоминаний Юлии Пензюр-Векслер (1936 г.), детство которой после расстрела всей ее семьи прошло в маленьком селе Тырловка Винницкой области, «на чердаках, в оврагах, в ямах, в заброшенной часовне за селом, среди кустарников и могил сельского кладбища»:

«Прошлое застыло во мне. Я с ним не расстаюсь. Потому что у меня есть свой Бабий Яр. Он был в моем детстве, он останется со мной до конца моих дней. Своим детям я завещаю, чтобы помнили…

Все, что я могу сделать для сохранения памяти о своих погибших родных – это рассказать о них, повторить их имена в своих детях и внуках. Моя семья, мои родные – это биография всего еврейского народа. Все это очень трагично, потому что прошло через войну, геноцид и антисемитизм. Об этом надо помнить – “это наша с тобой биография”».

Лидия Слипченко (1915 г.), чудом спасшаяся в Одессе и окрестных селах, заканчивает свои воспоминания «Правда о неправдоподобном» словами: «Порой, мне думается, что то, что я описала здесь “кровью своего сердца”, может показаться читателю давно известным, надоевшим. А потом я успокаиваю себя тем, что есть темы в истории страны и народа, которые останутся всегда незабываемыми. К ним надо возвращаться снова и снова, хотя бы для того, чтобы свершившееся никогда больше не повторялось. Ведь возвращаются же все время к теме войны, во время которой на полях битвы гибли миллионы людей. В моем случае не было битвы в полном понимании этого слова, скорее, это была бойня, нечто страшное и одновременно унизительное, что навсегда отпечаталось в моей памяти и оттиснулось в душе. Мне кажется, что, если я выскажу это, передам людям, то частично сброшу страшный груз воспоминаний, который несла столько лет и от которого, может быть, хоть немного избавлюсь к концу своей жизни».

Йосеф Рецептор (1904 г.), рассказывая о трагедии в Луцке, в котором нацисты и их пособники 20–23 августа 1942 г. расстреляли его семью и 17 500 евреев, отмечал: «Кто изложит их ужасную трагедию в словах? … Кто напомнит миру о великой несправедливости и потерях, которые мы, евреи, понесли, чтобы удовлетворить чудовище гитлеровской Германии? Кто напомнит миру, что не только германские палачи и их помощники были ответственны за нашу великую катастрофу – они осуществляли убийства, – но и лидеры государств и религиозные деятели, которые знали, что невинные люди погибали, и не подняли свой голос протеста, который мог уменьшить количество жертв. И кто напомнит миру, что глубоко укоренившийся и все еще спокойно воспринимаемый антисемитизм, ненависть к евреям, поколениями вели к погромам и массовым убийствам? Пока мы живы, это останется нашим священным долгом. Мы должны передать этот долг нашим детям, чтобы эта память передавалась из поколения в поколение. Это было бы самое большое желание наших мучеников в тот момент, когда они проливали свою кровь и теряли жизни».

Они хотят оставить свидетельские показания, выступая от имени тех, кто остались немыми жертвами. Стремление сохранить память о минувшем – это еще акт сопротивления современным антисемитам, неонацистам и ревизионистам Холокоста, которые, отрицая и искажая память жертв Катастрофы, пытаются игнорировать неопровержимый и доказанный факт его существования.

Важность и ценность этих воспоминаний растёт с каждым днем. Ведь скоро у нас уже не будет возможности общаться с живыми свидетелями того времени, знания которых могут помочь в заполнении все ещё существующих пробелов недалекой истории. А там, где на месте фактов – пустошь, там застывает мысль, и открываются лазейки для нечистых домыслов, для искажений и фальсификации. К сожалению, наблюдается закономерность: чем меньше остаётся очевидцев и жертв Холокоста, тем больше возникают его отрицателей.

Свидетельские показания жертв нацизма (в ситуации, когда уничтожены следы преступлений и свидетели, отсутствуют правдивые документальные материалы и закрыты ещё многие архивные фонды, относящиеся к Катастрофе) – незаменимый источник. И никакие архивы, фильмы или книги по истории не могут передать их мучительного опыта столь эффективно, как их личные рассказы.

«Именно их душераздирающие воспоминания и истории, – подчеркивал президент Израиля Шимон Перес, – являются залогом того, что никто не сможет исказить историю, не сможет отрицать правду о Катастрофе. Голоса выживших сохраняют живую память о жертвах Холокоста и не позволят стереть из истории темные страницы прошлого. Голоса уцелевших в Холокосте объединяют наш коллективный разум. Именно благодаря им мы помним невинных жертв. Их истории помогают нам помнить. И никогда не забывать. Ни сегодня, ни впредь».

Такая информация получает особое значение в свете опасности, исходящей от всё более множащейся неонацистской, антисемитской литературы, направленной на приуменьшение Катастрофы и даже полное ее отрицание, на обеление национал-социализма и антисемитизма от их вины и ответственности за геноцид еврейского народа.

Чтобы развеять недоверие к Холокосту, который является проявлением и усилением антисемитизма и связанного с ним предубеждения, и оскорблением жертв и их потомков – необходимы веские доказательства и, в первую очередь, свидетельства и воспоминания очевидцев и участников происходивших событий. Елена Щербова (1930 г.), чудом выжившая в аду гетто и Дробицкого яра (Харьков), отмечает:

«То, что реально происходило, могут знать и рассказать только очевидцы. Нормальный человек не может даже представить себе до чего может дойти зверство человеческое, имя которому фашизм».

Хотя эти книги написаны евреями, они не только для еврейских читателей. Эти воспоминания представляют собой прямой вызов любой расовой, религиозной и этнической ненависти – прошлой и настоящей, показывая, что происходит, когда нарушаются права человека и никто не поднимает голос в его защиту. Книги не зовут к мести и ненависти. («Ненависть унизительна, а возмездие позорно. Они сами по себе греховны» – Эли Визель). Они (воспоминания и память) предостерегают и проповедуют надежду. Иначе, может быть, не было бы этих книг, которые, мы надеемся, будут вмурованными в общее здание человеческой истории.

Сегодня, когда резко поднялась волна ксенофобии, антисемитизма с применением насилия и ненависти, особенно в странах Запада, когда, по словам канцлера ФРГ Ангелы Меркель, «антисемитские и националистические настроения снова набирают популярность и становятся обыденным явлением», когда «Холокост угасает в памяти» (The New York Times) или отрицается, а свидетелей трагического прошлого остается все меньше и меньше, сохранение памяти о Холокосте, правдивое исследование его истории и его важных уроков для всего человечества, передача его новым поколениям как никогда важно и актуально.

Об авторе-редакторе книг:

Забарко Борис Михайлович (1935 г.) – бывший узник Шаргородского гетто (Винницкая область, Украина). Председатель Всеукраинской Ассоциации евреев – бывших узников гетто и нацистских концлагерей, руководитель научно-просветительского Центра «Память Катастрофы», вице-президент Международного союза общественных объединений евреев – бывших узников фашизма, член Наблюдательного совета Международного фонда «Взаимопонимание и толерантность».

Д-р Борис Забарко – заслуженный деятель науки и техники Украины, Лауреат премии Национальной Академии наук Украины, премии Европейского «Бнай Брит» «In Recognition for immortalizing the Holocaust tragical memory», автор более 250 книг и статей, опубликованных в Австрии, Великобритании, Венгрии, Германии, Израиле, России, США, Украине.

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..