воскресенье, 18 ноября 2018 г.

ЗАБЫТЫЙ ИЗРАИЛЬ

ЗАБЫТЫЙ ИЗРАИЛЬ
Александр Майстровой.
Я приехал в Израиль в конце 1988 года. С того времени прошло более четверть века — целая вечность и вместе с тем один миг. То был совсем другой Израиль. Он был во многом провинциален, но полон сил и веры в себя, иногда до смешного. Новоприбывших тогда приглашали в ШАБАК для собеседования. Помню, как во время такой беседы мой собеседник горделиво произнес "ЦАХАЛ — самая сильная армия в мире, так и знай!". 
Эти слова мне потом приходилось слышать от самых разных людей. Теперь это вызывает грустную улыбку, но тогда дело обстояло по-другому. Еще свежа была операция "Энтеббе"; всего 7 лет прошло после бомбардировки ядерного реактора "Осирак" в Ираке… 
В апреле 1988 года израильские десантники, высадившись с моря, ликвидировали Абу-Джихада, главаря военного крыла ФАТХа в Тунисе. Операция эта была продумана и осуществлена с ювелирной точностью: семь десантников, среди которых была девушка, переодетые в форму тунисского спецподразделения, в упор расстреляли супертеррориста на его собственной вилле и "растворились" в Средиземном море вместе с документами ООП.

ЦАХАЛ, конечно же, не был самой сильной армией в мире, но дерзость, решительность, изобретательность и беспощадность, с которыми он защищал интересы свой страны, вызывали изумление и уважение даже у его врагов. "Мы сумасшедшие, поэтому нас боятся", — с гордостью говорили израильтяне.
С того времени, повторю, прошло более четверти века. Израиль стал богаче, оброс жирком, вкусил прелести потребительского общества, превратился в страну старт-апов. Его города разрослись, покрылись виллами и небоскребами; израильтян, которые прежде не выезжали за пределы своей станы, теперь можно встретить по всему миру от Аляски до Австралии. Но уже никто не отважится сказать: "Мы сумасшедшие, поэтому нас боятся".
Израиль давно уже не боятся. Он утратил и сдерживающую мощь, и веру в свои силы. И это было бы нормально, если бы вместе с ним менялась среда обитания. Но окружение, в котором живет Израиль, если и меняется, то только в сторону тотального одичания. "Вилла в джунглях" Израиль по-прежнему объект охоты для хищников, приходящих из этих джунглей.
ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
Это началось не сегодня. Мы и сами не заметили, как дерзкие контратаки сменились пассивным бездействием, а на смену инициативе пришли усталость и апатия.
Левые, находясь у власти, совершали все мыслимые и немыслимые ошибки. Правые ошибок не делали, и это был их плюс. Минус был в том, что они вообще практически ничего не делали, ограничиваясь глухой обороной. Хуже того, они стали непредсказуемы, и со временем уже сложнее было распознать, где проходит граница между двумя лагерями.
Соглашения в Осло стали преступлением перед своим народом, сыновья и дочери которого приносились в жертву Молоху "мирного процесса" ("Жертвы мира" Шимона Переса). В других странах за подобные эксперименты над своими согражданами вождей судят. В Японии премьер-министр ушел в отставку после смертоносного цунами, разрушившего АЭС, в Латвии — после того как рухнула крыша супермаркета. Наши герои сделаны из куда более прочного материала. Им чужды угрызения совести.
Неслыханные стратегические просчеты, не говоря уже о моральной стороне дела, сопровождали деятельность отечественных лидеров: позорное бегство из Южного Ливана, превратившее "Хизбаллу" в ведущую силу на Ближнем Востоке; позор Кэмп-Дэвида, где Эхуд Барак был готов отдать пол-Иерусалима, Иудею и Самарию за "клочок бумаги" и этой неслыханной уступчивостью спровоцировал вторую интифаду, позор Табы, где на конференции в разгар интифады отсутствовал израильский флаг (к чему нам условности?); позор Гуш-Катифа, где людей, преданных своей стране, вышвырнули из их домов, как старую тряпку на помойку. Израиль предавал собственных граждан и союзников. Я помню, как в середине 90-х встречался с мэрами палестинских городов, протестовавших против Осло и разбивших палатки напротив кнессета. "Израиль поступил с нами, как с псами. Мы верили ему, а нас отдали Арафату", — говорили они. Так же произошло с ливанскими христианами из ЦАДАЛа. Потом — с религиозными поселенцами Газы и Северной Самарии. Потом — с жителями юга, вынужденными жить и самостоятельно выживать под обстрелами ХАМАСа. Не забуду смятение и ужас СМИ, когда на Тель-Авив начали падать первые ракеты. К тому времени ракеты для жителей Сдерота, Ашкелона и соседних с Газой поселений стали частью жизни, как будто эти населенные пункты не имеют отношения к Израилю.
Власть держалась цинично и абсолютно безразлично к своим гражданам, и те тоже становились циничны и безразличны. Только в такой обстановке к власти мог прийти Эхуд Ольмерт, собиравшийся продолжить "размежевание", но уже в Иудее и Самарии. Сделать это ему помешала "Хизбалла". Спасибо ей!.. Впрочем, это Ольмерта не остановило, и он с Ципи Ливни настойчиво пытался всучить Абу-Мазену Иудею и Самарию, включая Старый город Иерусалима.
ГУМАНИЗМ ИЛИ ИДИОТИЗМ?
Начиная с 2009 года, у власти правое правительство. Вернуло ли оно своим гражданам ощущение безопасности, а стране — сдерживающую мощь?
За это время мы наблюдали две операции в Газе — "Облачный столп" и "Несокрушимый утес". Аморфные, не доведенные до логического финала, они только укрепили ХАМАС, стали прелюдией к новым, еще более нелегким для нас испытаниям. И это при том что во время последней по времени операции Израиль получил едва ли не открытую поддержку арабских стран, включая Египет и Саудовскую Аравию. Это был уникальный шанс, по выражению Вольтера, раздавить гадину. Гадина уцелела и расцвела буйным цветом уже в Иудее и Самарии.
Правительство, спецслужбы и армия каждый раз застигнуты врасплох. Когда началась операция "Несокрушимый утес", вдруг выяснилось, что ХАМАС прорыл под землей норы и готовился к резне в приграничных поселениях. С того времени прошло более года, и местные жители по-прежнему жалуются на подземные работы под своими домами. Генерал ас-Сиси за два года сумел уничтожить 2 тысячи туннелей. Более того, он решил проблему самым легким и эффективным способом — прорыв поперечный ров, по которому была пущена вода. Туннели размыло вместе с его подземными обитателями, а на границе Рафиаха появились пруды по разведению рыбы.
Недавняя наземная операция в Газе шла несколько недель. Мы не увидели ничего, что хотя бы отдаленно напоминало легендарный ЦАХАЛ прошлого: топтание на месте, всякое отсутствие изобретательности, листовки с предупреждениями, чтобы террористы успели подготовить "живой щит"… В июне 2015 года эксперт Вилли Штерн из Юридической школы Вандербильд выразил удивление действиями ЦАХАЛа в "Weekly Standard". Главари ХАМАСа, располагая точной информацией о планах армии, инструктируют боевиков прятаться среди мирного населения и не выпускать заложников из домов. Вольф Хайнчель фон Хайнегг, военный эксперт из Европейского университета Виадрина во Франкфурте, утверждает, что бесконечные меры предосторожности подорвали возможности ЦАХАЛа. Что это — гуманизм или идиотизм?
После нападения Германии на Польшу в 1939 году союзники объявили Гитлеру войну. Их действия историки впоследствии называли "странной войной". Наши войны тоже странные. Война с перерывами на "прекращение огня" каждые два дня, когда военнослужащие превращаются в мишень для террористов, как утки в тире, отправка солдат в крысиные норы террористов и заброшенные здания, где их ждут ловушки… ЦАХАЛ напоминал толстяка, неуклюже отбивающегося от насевшей на него мелкой шпаны.
В 2004 году запоздалая ликвидация шейха Ясина и Рантиси ввергла ХАМАС в панику. Главари террора вынуждены были прятаться в норах, а не планировать теракты и позировать перед телекамерами. Это был хороший урок. Но вместо того чтобы заставить Исмаила Ханию и Махмуда аз-Зохара зарываться под землю, мы бомбили их дома. Лидеры ХАМАСа — миллионеры. Официально состояние Хании составляет 4 миллиона долларов, но основной капитал переписан на сыновей, зятьев и дочерей. Через год на месте разбомбленного дома появится новый, еще более помпезный. Стратегия, достойная фон Клаузевица.
Хуже того, наши лидеры открыто провозглашали, что главари ХАМАСа наделены иммунитетом. Премьер-министр объяснял: в противном случае не с кем будем говорить. Командующий Южным военным округом генерал Сами Турджеман заявлял, что "ХАМАС не стремится к глобальному "джихаду", а ИГ "угрожает как им, так и нам"". С такими адвокатами ХАМАСу не нужен свой пресс-секретарь.
Нам говорят: террористическое образование нельзя победить. Разумеется, нельзя, если холить и лелеять его лидеров, как домашних питомцев, и поставлять им все необходимое для террора, даже когда они не просят.
Израиль изобрел уникальный способ войны: одной рукой стреляя, другой одаривать врагов электричеством, бетоном и химикалиями для строительства ракет и туннелей. Нам внушали мысль, что если уничтожить режим ХАМАСа, будет хуже. Хуже — это как? ХАМАС — банда фанатиков, открыто ставящая своей целью физическое уничтожение евреев. Это черным по белому прописано в его хартии. Представим себе, что союзники вели бы войну с нацистами, публично заявляя, что не хотят уничтожения ни режима, ни его лидеров, потому что будет хуже…
"ДОГОНИ РААДА САЛАХА И СОГРЕЙСЯ"
Волны террора ежегодно сотрясают Иерусалим. Ножи, бульдозеры, автомобили, тесаки, отвертки — все идет в ходе в "борьбе с сионистами". Каждый год от рук "палестинских борцов" гибнут или получают увечья десятки "сионистов". Реакция властей? Всегда одно и то же: дополнительные наряды полиции и резервистов, блок-посты на въезде в арабские деревни, временные запреты и ограничения, касающиеся подъема на Храмовую гору, а также призывы соблюдать выдержку с неизменными уверениями, что "будет хорошо". Будет хорошо — когда и для кого?
Нам говорят, что террор одиночек победить невозможно. Это, мягко говоря, ложь. Террор одиночек победить можно, если хотеть победить, а не ограничиваться общественной психотерапией. Известно, насколько арабы привязаны к своей земле, к своему племени и клану. Разрыв со своей социальной средой для них тягчайшее испытание. Англичане знали об этом. Они не разрушали дома террористов, а высылали их семьи за пределы Палестины. Это было "холодным душем" для арабских головорезов. Не будем брать пример с британских колонизаторов или России — ведь мы же продвинутая демократия. Будем брать пример с продвинутой демократии. Со Швейцарии. По тамошнему закону от 2010 года преступник из числа эмигрантов (даже не террорист, просто банальный преступник) подлежит высылке, а его семье предлагается последовать вслед за ним. "Amnesty International" назвала швейцарский референдум "черным днем для прав человека в Швейцарии", а Брюссель грозил санкциями. В Швейцарии эмигранты составляют более 15% населения. Но слышали ли вы о терактах в Цюрихе, Женеве или Берне?
Всем известно, что палестинская молодежь зомбируется в мечетях и социальных сетях Интернета. При современном уровне технологической оснащенности не составляет ни малейшего труда отследить подстрекателей и задержать их, причем не на несколько дней, а на сколько потребуется. "Высшая наблюдательная комиссия израильских арабов", организующая демонстрации солидарности с Газой, регулярно публикует свои воззвания на Интернет-сайте "Электронная интифада" ("The Electronic Intifada"). А есть еще "Моссауа", "Абнаа-эль-Балад" ("Сыны Земли"), "Региональный совет непризнанных деревень Негева", юридический центр защиты прав арабского меньшинства в Израиле "Адала" ("Справедливость"), не говоря уже о доблестных депутатах кнессета…
Главный подстрекатель — Северное крыло "Исламского движения" с Раадом Салахом. Салаха периодически арестовывают и отпускают, арестовывают и отпускают. Иногда, впрочем, его приговаривают к аресту и не арестовывают. Чудная игра! Политика вращающихся дверей, в которой Израиль в свое время обвинял Арафата.
26 марта 2015 года мировой суд в Иерусалиме приговорил Салаха к 11 месяцам тюремного заключения за подстрекательство к расизму. Потом вступление приговора в силу было отложено на 45 дней для подачи апелляции. Дальше еще интереснее… Салах, вместо того, чтобы отбывать смехотворно малый срок, продолжает призывать своих собратьев по разуму в Сахнине к спасению мечети аль-Акса и рассказывает старые сказки о кознях евреев, которые "пекут мацу, добавляя туда кровь детей" (у нас ведь свобода слова, не так ли?). Теперь против него снова возбуждено уголовное дело. Эта игра называется "Догони Раада Салаха и согрейся".
Террористы приходят из разных деревень. Но есть деревни, которые превратились в поставщиков серийных убийц. Одна из таких деревень — Джабль Мукабр. Она находится буквально рядом с кварталом Армон а-Нацив в Иерусалиме. Если вы слышите о теракте в столице, можете смело предположить, что его совершил выходец из этой деревни. Отсюда пришел и техник "Безека" Абу-Джамаль, совершивший наезд на улице Малкей-Исраэль 13 октября. Он — родственник братьев Абу-Джамаль, которые в ноябре прошлого года учинили бойню в иерусалимской синагоге "Кегилат Бней-Тора" в Ар-Ноф, и Имрана Абу-Дэйма, совершившего наезд в районе А-Тур 20 мая этого года. Отсюда пришел Мохаммед Наиф Джабис, совершивший "бульдозерный теракт" 4 августа 2014 года в Иерусалиме. Более того, в большинстве своем, это представители одного клана. Что делает разумное государство? Оно выкорчевывает осиное гнездо и сажает его в клетку — в Газу. Наше государство в лучшем случае сносит дом террориста, который будет через полгода восстановлен на средства многочисленных жертвователей, в том числе и еврейских борцов за "права человека". В худшем — запечатывает комнату террориста.
Все эти косметические меры направлены не на решение проблемы. Они направлены на то, чтобы создать видимость деятельности при отсутствии оной. Как в добром старом советском анекдоте: давайте задернем занавески и включим двигатель, пусть все думают, что мы едем…
При этом на все случаи жизни действует волшебные отмазки под названием "американское давление" и "международное общественное мнение". Однако американское давление даже в случае с нынешней весьма недружественной администрацией не выходит за рамки риторики и газетных утечек, а "международное общественное мнение" останется неизменным, даже если Израиль будет сбрасывать в Газу вместо бомб конфеты.
И это — правое правительство. Было бы левое, мы бы уже раздали все, что можно, за "фото-оп" на лужайке Белого дома и, ко всему прочему, принимали сирийских беженцев, как предложил Ицхак Герцог.
КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН?
Несомненно, есть много причин, объясняющих этот паралич воли. Мы имеем дело с системным кризисом, при котором власть, армия, спецслужбы превратились в самодостаточные замкнутые системы, обслуживающие самих себя и оторванные от своего народа. Так это было в СССР, так это происходит в ЕС сегодня. Сформировался мощный слой профессиональных аппаратчиков, партийных и военных бюрократов, чья цель — обеспечить собственное благополучие. Народу предлагается защищать себя самому и верить в светлое будущее. И любой начинающий инициативный политик, как Айелет Шакед, например, неизменно наталкивается на мощное сопротивление этих структур.
Второй очевидный момент — дисбаланс ветвей власти, когда власть судебная подмяла под себя власть законодательную и исполнительную. Диктат закона трансформировался в диктат юристов, которых никто никогда не избирал, де-факто управляющих государством. За ними — судами, советником правительства, БАГАЦем — последнее слово по вопросам политики и безопасности. Они решают, будет ли разрушен дом террориста, освобождать ли активиста ХАМАСа, лишать ли депутатской неприкосновенности арабского подстрекателя в кнессете, прекращать ли поставки гуманитарной помощи в Газу, уничтожать ли еврейское поселение и т.д. А поскольку это люди с крайней левой идеологией, их решения определяются не уложениями закона и здравым смыслом, а личными предпочтениями. Они — часть элиты, зараженной "красной бациллой", и они не просто левые. Их мировоззрение бесконечно далеко от традиционной социал-демократии. Это идеология вывернутых наизнанку прав человека, когда убийца, террорист, насильник, фанатик объявляется жертвой социальной несправедливости, а подлинная жертва — причиной его страданий.
Бесчисленные правозащитные движения столь же далеки от мировоззрения бывших лидеров "Аводы" типа Ицхака Рабина или Голды Меир, как нынешний глава Лейбористской партии Корбин — от Тони Блэра, а Кеннеди и Билл Клинтон — от Обамы. К сожалению, этот вирус поразил всю западную элиту, включая судейство, профессуру, СМИ, и Израиль — не исключение.
Израиль попал в плен мифа политкорректности. В свое время Рабин обещал палестинцам "ломать кости". Сегодня кости сломали бы любому политику, произнеси он нечто подобное.
Армия опутана паутиной судебных запретов, армейских инструкций и предписаний. Силы безопасности напоминают мощную гигантскую боевую машину со склеенными колесами — она превратилась своего рода музейный экспонат. При этом глава ШАБАКа обеляет Абу-Мазена и обвиняет правых политиков в том, что они поднялись на Храмовую гору. Как будто если бы они не поднялись, ситуация была бы качественно иная.
Многие назовут и другие причины, коррупцию, например, немыслимую в Израиле конца 80-х годов. Сегодня это кажется чуть ли не мифом, но тем не менее, это правда: Ицхак Шамир появлялся всегда в одном и том же стареньком костюме, жил в небольшой квартире, а чтобы проинтервьюировать его, не нужно было проходить несколько эшелонов нелепых досмотров. Само подозрение в коррупции было смертным приговором политику. А сегодня даже странно, если политик не замешан в сомнительных махинациях. Он что, фраер?
За четверть века Израиль приобрел очень многое. Но потерял силу, стойкость и даже инстинкт самосохранения, без чего невозможна жизнь обитателей "виллы в джунглях". Провидение пока благоволит к Израилю, и обитатели джунглей заняты дележом добычи и взаимными сварами. Вопрос в том, долго ли еще можно будет полагаться на провидение…
SPIDERLOG.LIVEJOURNAL.COM

СЛУШАЕМ РЕМАРКА

ЭРИХ МАРИЯ РЕМАРК: «САМАЯ БОЛЬШАЯ НЕНАВИСТЬ ВОЗНИКАЕТ К ТЕМ, КТО СУМЕЛ ДОТРОНУТЬСЯ ДО СЕРДЦА, А ЗАТЕМ ПЛЮНУЛ В ДУШУ.»

35 лучших цитат этого гениального писателя!
Эрих Мария Ремарк — один из самых читаемых немецких писателей, жизнь которого складывалась очень непросто. В возрасте 18 лет он был призван на службу на Западный Фронт, где был ранен в левую ногу, правую руку и шею. Именно этот опыт он взял за основу для написания романа «На Западном фронте без перемен», обличающего жестокость войны, а также нескольких других антивоенных сочинений. Многие другие произведения Ремарка также были основаны на образах и событиях из жизни писателя. В их числе — роман “Три товарища”, прообразом для нескольких героинь которого стала жена Ремарка Ильза Ютта Замбона.Сайт знакомств для взрослых
Наравне с Хемингуэем и Фицджеральдом Ремарка относят к писателям “потерянного поколения.” Он писал о любви и о войне, о судьбах людей, о воле и вере, и на его бессмертных произведениях выросло не одно поколение.
Мы собрали для вас 35 лучших цитат этого гениального писателя, в которых так точно подмечены простые, но такие важные истины.
  • О счастье можно говорить минут пять, не больше. Тут ничего не скажешь, кроме того, что ты счастлив. А о несчастье люди рассказывают ночи напролет.
  • Чем меньше у человека самолюбия, тем большего он стоит.
  • В жизни побеждает только глупец. А умному везде чудятся одни лишь препятствия, и, не успев что-то начать, он уже потерял уверенность в себе.
  • Пока человек не сдается, он сильнее своей судьбы.
  • То, чего не можешь заполучить, всегда кажется лучше того, что имеешь. В этом состоит романтика и идиотизм человеческой жизни.
  • Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности, если ума нет.
  • Женщина — это вам не металлическая мебель; она — цветок. Она не хочет деловитости. Ей нужны солнечные, милые слова. Лучше говорить ей каждый день что-нибудь приятное, чем всю жизнь с угрюмым остервенением работать на нее.
  • Только несчастный знает, что такое счастье.
  • На самом деле человек по-настоящему счастлив только тогда, когда он меньше всего обращает внимание на время и когда его не подгоняет страх. И все-таки, даже если тебя подгоняет страх, можно смеяться. А что же еще остается делать?
  • Счастье — самая неопределенная и дорогостоящая вещь на свете.
  • Самая большая ненависть возникает к тем, кто сумел дотронуться до сердца, а затем плюнул в душу.
  • Если мы перестанем делать глупости — значит, мы состарились.
  • Самое сильное чувство — разочарование. Не обида, не ревность и даже не ненависть… после них остается хоть что-то в душе, после разочарования — пустота.
  • Я стоял рядом с ней, слушал ее, смеялся и думал, до чего же страшно любить женщину и быть бедным.
  • Говорят, труднее всего прожить первые семьдесят лет. А дальше дело пойдет на лад.
  • Раскаяние — самая бесполезная вещь на свете. Вернуть ничего нельзя.
  • Ничего нельзя исправить. Иначе все мы были бы святыми. Жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. Тому, кто совершенен, место в музее.
  • Совесть мучает обычно тех, кто не виноват.
  • Принципы нужно иногда нарушать, иначе от них никакой радости.
  • Твой человек не тот, кому “с тобой хорошо” — с тобой может быть хорошо сотне людей. Твоему — “без тебя плохо”.
  • Лучше умереть, когда хочется жить, чем дожить до того, что захочется умереть
  • И что бы с вами ни случилось — ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным.
  • Смеяться ведь лучше, чем плакать. Особенно, если и то, и другое бесполезно.
  • Если хочешь, чтобы люди ничего не заметили, не надо осторожничать.
  • Женщинам ничего не нужно объяснять, с ними всегда надо действовать.
  • Запомни одну вещь, мальчик: никогда, никогда и еще раз никогда ты не окажешься смешным в глазах женщины, если сделаешь что-то ради нее.
  • Мне казалось, что женщина не должна говорить мужчине, что любит его. Об этом пусть говорят ее сияющие, счастливые глаза. Они красноречивее всяких слов.
  • Женщин следует либо боготворить, либо оставлять. Всё прочее — ложь.
  • Чем примитивнее человек, тем более высокого он о себе мнения.
  • Еще ничего не потеряно, — повторил я. — Человека теряешь, только когда он умирает.
  • Деньги не приносят счастья, но действуют чрезвычайно успокаивающе.
  • Самый легкий характер у циников, самый невыносимый у идеалистов. Вам не кажется это странным?
  • Ни один человек не может стать более чужим, чем тот, кого ты в прошлом любил.
  • Если женщина принадлежит другому, она в пять раз желаннее, чем та, которую можно заполучить, — старинное правило.
  • Ошибочно предполагать, будто все люди обладают одинаковой способностью чувствовать.
  • Любовь не терпит объяснений. Ей нужны поступки.

ВСЯ ВЛАСТЬ ДРУКЕРАМ!

Автор Ю.Моор-Мурадов, в сокращении.
Статья неск. односторонняя, ибо монополию в СМИ левые потеряли, хотя и главенствуют по прежнему гл. обр. на гос. радио-телевещании.        Д.


Вся власть друкерам! 

На днях промелькнуло судьбоносное для страны сообщение о кадровых изменениях – но никакого резонанса это не вызвало. Хотя это было поважнее, чем назначение министра в правительстве; министр, даже обороны – большого влияния на жизнь страны не оказывает. Последний министр обороны не мог даже воспрепятствовать назначению техника на "подчиненной" ему радиостанции "Галей ЦАХАЛ", не говоря уже о перестановках в генштабе.
Новость же такова. Государственный Первый телеканал приглашает к себе на работу одного из  журналистов-исследователей Равива Друкера, предлагая ему зарплату премьер-министра (40 тыс. в месяц) и плюс полмиллиона на каждое расследование. Таких расследований предполагается по 20 в год (одно в две недели), которые пойдут в эфир в прайм-тайм. Всего ежегодный бюджет его авторской программы – 10 миллионов шекелей.
И Друкер сам будет выбирать темы для своих исследований, решать, под кого копать, кого закапывать, и главное – под кого не копать. Пока нет сообщений, дал ли Друкер согласие, но его супруга Анат Горен уже начала работу на Первом телеканале.
Это назначение – возьму на себя смелость – поважнее даже, чем выборы премьер-министра. Хороший журналист-исследователь решает судьбы людей, судьбу страны и судьбу народа в целом. Премьер-министр в Израиле не может повлиять на выбор начальника генштаба, верховного комиссара полиции, главу прокуратуры, не говоря уже о судьях.
Хороший журналист с солидным бюджетом на расследовния жет повлиять на результаты выборов, разрушив одной передачей репутацию любого политика и даже – отправить в тюрьму премьер-министра. Таких журналистов боятся больше смерти генералы в армии и в полиции, прокуроры, судьи, чиновники, эксперты, ученые, писатели, все творческие люди. Все дуют в их дуду и пляшут под их дудку – одни с охотой, другие – наступив на горло собственной песне. Мало кому хочется, чтобы его карьеру испортили всесильные журналисты.
Два десятка подобных журналистов на деле руководили поступками левых премьеров (Рабин, Барак), правых (Шарон, Ольмерт). Шимон Перес – особая статья, он не боялся СМИ, и ему не нужно было их бояться, у него с ними была общая идеология, общий ДНК, он был гуру этих журналистов, и они – его задушевными друзьями. Там была полная гармония.
Меня умиляет абсолютная бесконтрольная свобода СМИ в назначениях, в кооптации себе подобных, в клонировании. Семья Нетаниягу пригласила сантехника починить в резиденции протекающий кран – потом проведенное журналистское расследование (за полмиллиона?) выявило, что этот сантехник – идеологически близок к Нетаниягу (состоит в Ликуде) – и его приглашение - криминал, конфликт интересов, использование государственных средств (300 шекелей) для обогащения "своего". Полиция после этой публикации вот уже пять лет ведет следствие и никак не решается отдать семейку премьера под суд.
А тут один ультралевый приглашает на работу за государственный счет с ежемесячной премьерской зарплатой другого идеологически близкого – и никакого контроля, ика==х вопросов, криков гевалт. В этом сила и мощь этой ветви власти, которая давно уже из ветви превратилась в основной несущий (стране несчастья) ствол.
Помните, были слухи, что Нетаниягу против назначения Геулы Эвен ведущей новостей телеканала; смог он как-то повлиять? Наплевали на его пожелания, она ведет передачи.
Власть – это не пустопорожнее заседание в кабинете министров, когда следящий за настроениями в СМИ генерал нагло заявляет демократически выбранным народом министрам: "Я не буду стрелять по террористам, запускающим воздушные змеи и баллоны с взрывчаткой на наши дома!" А СМИ потом науськивают жителей Юга на премьера: "Он вас не может защитить, ату его!"
Сколотившиеся в мощный картель левые СМИ - вот ваши истинные правители. Все, что вам не нравится в этой жизни – дороговизна в супермаркетах, отсутствие доступного жилья, рост преступности, беспомощность армии перед террором и ракетами – за все это ответственность несут эти истинные правители. Все претензии обращайте к ним.
Вас волнует ротация власти? Требуйте ротации в рядах СМИ.
Мы еще долго будем жаловаться на беды – потому что те, кто на деле принимали судьбоносные решения, ничем не расплатились за свои провалы – ни за провал поддержанного левыми СМИ проекта Осло, ни за бегство из Южного Ливана, ни за навязанный теми же СМИ обмен одного пленного нашего солдата на тысячу террористов, ни за разрушение Гуш-Катифа (названного стыдливо "размежевание"), ни за глупое решение тратить миллиарды на Железный купол, который не обеспечивает защиту от рает, и =BB д=B8 бегут в убежища, ни за решение не принимать мер против поджигателей из Газы, ни за продвигаемое ими бездумное популистское раздувание пособий, ведущее к удорожанию товаров и жилья.
Не хочу быть неверно понятым. В принципе нет ничего плохого в том, что в стране действуют мощные независимые СМИ, зубастая, расследующая журналистика. Мы знаем страны без свободных СМИ – и они пребывают в плачевном состоянии.
Тревожит другое. Что эти свободные от влияния властей (что похвально) СМИ не свободны от своей ущербной идеологии (что чревато катастрофой). Представьте, что в некоем городе всем управляет строгий, принципиальный шериф, который расследует, ловит, судит и распинает нарушителей закона, но только одного сорта – скажем, только брюнетов или только блондинов, только высоких, или только низких, только левшей или только правшей, только бородатых или только с гладко выбритым подбородком - и закрывает глаза на любые нарушения остальных. И в результате торжествует на улицах беспредел, нет порядка, нет безопасности, цены растут до небес.
Наши свободные, независимые СМИ преследуют политиков только определенного мировоззрения, своих идеологических противников.
Я не упрекаю журналистов за то, что они ведут расследования против Нетаниягу из политических интеD1есов. Плохо, что они из политических интересов не ведут расследования против его оппонентов.
Один яркий BFример. В эти самые дни другой выдающийся журналист-исследователь Йоав Ицхак на своем сайте News1 публикует расследование, доказывающее, что люби мец артеля левых СМИ Эхуд Барак, будучи активным политиком, получил 3,2 миллиона долларов от иностранного фондB0. Это ведь чуть побольше, чем сигары, инкриминируемые Нетаниягу? Есть в публикации Йоава Ицхака факты, снимки банковских переводов, имена, даты.
И где – резонанс? Где – крики гевалт, коррупция, пикеты у дома главы прокуратуры с требованием возбудить расследование, отдать под суд? Нет, потому что у Барака есть особая борода, а таких правящий СМИ-картель не преследует. Он – свой. Пусть погрязает в коррупции на здоровье.
Что я предлагаю? Не нужно платить 40 тысяч государственных денег одному Друкеру. Дадим по 20 тысяч ему и Йоаву Ицхаку, и пусть одна передача будет друкеровская, а следующая - ицхаковская. (Имена не важны, я о принципе плюрализма, которым любят клясться социалисты в СМИ). Причем Йоав Ицхак не правый. Он объективный. Пусть будет хотя бы такой кособокий баланс – ультралевый и объективный. О правом расследователе на государственном телеканале пока и не мечтаешь.
СМИ под фанфары публикуют основанное на слухах расследование о том, что жена премьера увезла в свой дом старую садовую мебель из официальной резиденции. Крик стоит на всех теле и радиоканалах. В газетах и на сайтах – громадные заголовки. Народ выводится на площади, требуют возбуждения расследования. Говорят: "Возможно, это слухи, а возможно – нет. Пусть проверят". Наивный глава прокуратуры сдается: "Пусть проверят, скорее всего ничего здесь нет". Но премьер уже в ловушке. Полиция месяцами ищет доказательства слухам, а тут настает время назначить верхвногD0 комиссара полиции – и те же СМИ кричат: "Премьер не может в этом участвовать – полиция проверяет его жену! Конфликт =нтересов!"
И все, премьер устранен от этого важного для нас решения, назначают комиссаром того, кто нравится СМИ, и тот всю каденцию пытается им угодить – а квартирным кражами, угонами машин, рэкетом, насильниками ему заниматься некогда.
Наступает время назначить начальника генштаба – та же камарилья вопит: "В комиссии по отбору находится человек, знакомый лично с премьером, а премьер - под следствием, это – коррупция!"
И тот человек поспешно подает в отставку из комиссии, а премьер не смеет даже заикаться о том, кого он хотел бы видеть на посту начальника генштаба.
Меня спрашивают: Так что же делать?
Нет у нас много рычагов воздействовать, все захватили СМИ. Но один пока есть - голосование. Выбирать всегда нужно того, кого не любят СМИ. И мы получим хоть какое-то подобие баланса сил. 
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..