вторник, 2 мая 2017 г.

Герман Гессе о старости

Герман Гессе о старости


Старость — это ступень нашей жизни, имеющая, как и все другие ее ступени, свое собственное лицо, собственную атмосферу и температуру, собственные радости и горести. У нас, седовласых стариков, есть, как и у всех наших младших собратьев, своя задача, придающая смысл нашему существованию, и у смертельно больного, у умирающего, до которого на его одре вряд ли уже способен дойти голос из посюстороннего мира, есть тоже своя задача, он тоже должен исполнить важное и необходимое дело.


Быть старым — такая же прекрасная и необходимая задача, как быть молодым, учиться умирать и умирать — такая же почтенная функция, как и любая другая, — при условии, что она выполняется с благоговением перед смыслом и священностью всяческой жизни.

Старик, которому старость, седины и близость смерти только ненавистны и страшны, такой же недостойный представитель своей ступени жизни, как молодой и сильный, который ненавидит свое занятие и каждодневный труд и старается от них увильнуть.

Короче говоря: чтобы в старости исполнить свое назначение и справиться со своей задачей, надо быть согласным со старостью и со всем, что она приносит с собой, надо сказать ей «да». Без этого «да», без готовности отдаться тому, чего требует от нас природа, мы теряем — стары мы или молоды — ценность и смысл своих дней и обманываем жизнь.

Каждый знает, что старческий возраст приносит всякие тяготы и что он кончается смертью. Год за годом надо приносить жертвы и отказываться от многого. Надо научиться не доверять своим чувствам и силам. Путь, который еще недавно был маленькой прогулочкой, становится длинным и трудным, и в один прекрасный день мы уже не сможем пройти его. От кушанья, которое мы любили всю жизнь, приходится отказываться. Физические радости и удовольствия выпадают все реже, и за них приходится все дороже платить. И потом, всяческие недуги и болезни, притупление чувств, ослабление органов, и различные боли, особенно ночами, часто такими длинными и страшными,- от всего этого никуда не денешься, это горькая действительность. Но убого и печально было бы отдаваться единственно этому процессу упадка и не видеть, что и у старости есть свои хорошие стороны, свои преимущества, свои утешения и радости. Когда встречаются два старых человека, им следует говорить не только о проклятой подагре, о негнущихся частях тела и об одышке при подъеме по лестнице, но и о веселых и отрадных ощущениях и впечатлениях. А таковых множество.

Когда я напоминаю об этой положительной и прекрасной стороне в жизни стариков и о том, что нам, седовласым, ведомы и такие источники силы, терпения, радости, которые в жизни молодых не играют никакой роли, мне не подобает говорить об утешениях религии и церкви. Это дело священника. Но кое-какие дары, которые приносит нам старость, я могу перечислить. Самый дорогой для меня из них — сокровищница картин, которые носишь в памяти после долгой жизни и к которым, когда твоя активность идет на убыль, обращаешься с совершенно другим участием, чем когда-либо прежде. Образы и лица людей, отсутствующих на земле уже шестьдесят-семьдесят лет, составляют нам компанию, глядят на нас живыми глазами. Дома, сады, города, уже исчезнувшие и полностью изменившиеся, мы видим целыми и невредимыми, как когда-то, и далекие горы, взморья, которые мы видели в поездках десятки лет назад, мы снова находим во всей их свежей красочности в этой своей книге с картинками.

Рассматривание, наблюдение, созерцание все больше становится привычкой и упражнением, и незаметно настроение и позиция наблюдающего определяют все наше поведение.

Гонимые желаниями, мечтами, влечениями, страстями, мы, как большинство людей, мчались через годы и десятилетия нашей жизни, мчались нетерпеливо, с любопытством и надеждами, бурно переживая удачи и разочарования, — а сегодня, осторожно листая большую иллюстрированную книгу нашей собственной жизни, мы удивляемся тому, как прекрасно и славно уйти от этой гонки и спешки и отдаться vita contemplativa (созерцательной жизни).

Здесь, в этом саду стариков, цветет множество цветов, об уходе за которыми мы прежде и думать не думали. Тут цветет цветок терпения, злак благородный, мы делаемся спокойнее, снисходительнее, и чем меньше становится наша потребность вмешиваться и действовать, тем больше становится наша способность присматриваться и прислушиваться к жизни природы и к жизни наших собратьев, наблюдая за ее ходом без критики и не переставая удивляться ее разнообразию, иногда с участием и тихой грустью, иногда со смехом, светлой радостью, с юмором.

Недавно я стоял у себя в саду у костра, подбрасывая в него листья и сухие ветки. Мимо колючей изгороди проходила какая-то старая женщина, лет, наверное, восьмидесяти, она остановилась и стала наблюдать за мной. Я поздоровался, тогда она засмеялась и сказала: «Правильно сделали, что развели костер. В нашем возрасте надо приноравливаться к аду». Так был задан тон разговору, в котором мы жаловались друг другу на всяческие боли и беды, но каждый раз шутливо. А в конце беседы мы признались, что при всем при том мы еще не так уж страшно стары и вряд ли можем считать себя настоящими стариками, пока в нашей деревне жив еще самый старший, которому сто лет.

Когда совсем молодые люди с превосходством их силы и наивности, смеются у нас за спиной, находя смешными нашу тяжелую походку и наши жилистые шеи, мы вспоминаем, как, обладая такой же силой и такой же наивностью, смеялись когда-то и мы, и мы вовсе не кажемся себе побежденными и побитыми, а радуемся тому, что переросли эту ступень жизни и стали немного умней и терпимей.

«О старости»
Герман Гессе (1877-1962) - немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии.
1952

СЫНОВЬЯ


У нас два сына, не близнецы, а двойняшки, абсолютно не похожие друг на друга ни внешне, ни по характеру. Однажды, когда я объяснял разницу между близнецами и двойняшками одному нашему приятелю и произнёс слово "разнояйцовые", то он моментально отреагировал: "Брось голову морочить. Разноотцовые".

До трёх лет мальчишки росли дома. В ясли отдавать было себе дороже. Хотелось, чтобы дети с малолетства не хватали всякую заразу. Поэтому жена, врач, пошла работать на Скорую помощь и брала дежурства по субботам и воскресеньям, а я сидел с детьми. В будние дни мы менялись ролями.
В три года мальчишек можно было уже отдавать в детский сад. Тоже не сахар, но всё-таки не ясли. Жена перешла на работу в больницу, к чему очень стремилась, и без детского сада было не обойтись. Запомнился первый день, когда я отвёл ребятишек в садик. С первого дня они начали активно осваивать великий и могучий. В домашних условиях их язык был не таким великим и не таким могучим. После первого дня в садике, подчёркиваю, после первого, веду мальчишек, держа за руки, домой, и Миша вдруг меня спрашивает: "Папа, я ещё долго буду носить эти блядские сапоги?" От неожиданности я проглотил язык, но что-то надо было отвечать, и пришлось вернуть язык на место. "Сынок, сапоги, конечно, не очень. Они тебе достались от Ани (это их старшая сестра). Мы обязательно купим тебе новые сапоги". Миша успокоился, а я нет.
И на следующий день, приведя мальчишек в садик, рассказал воспитательнице эту историю, повторив много раз, что у меня нет никаких претензий и жалоб, а просто интересно, откуда появился этот новояз в ещё непорочном детском лексиконе. Воспитательница Ася Григорьевна, хоть и старая дева, но очень добрая и умная, посмеялась и догадалась, откуда. Нянечка, которая раздевала детей после прогулки, долго не могла стянуть с Миши сапоги. Они были без молнии и с узким голенищем. Вот она и определила их коротко и самым исчерпывающим образом.
Ещё пара слов об Асе Григорьевне. Однажды Аня, которая на два с половиной года старше своих братьев и воспитывалась той же Асей Григорьевной, вдруг обращается к маме: "Мама, можно, мы своего папу одолжим Асе Григорьевне?" Оказывается, в садике дети (шестилетние!) поинтересовались, почему у Аси Григорьевны нет своих детей. И та очень просто объяснила. Она стала спрашивать. "У тебя, Аня, хороший папа?" "Хороший". "А у тебя, Таня?" "Хороший". Спросив ещё нескольких детей и получив те же ответы, Ася Григорьевна сказала: "Вот видите, вы всех хороших пап разобрали, и мне не досталось".
Очень рано, уже с садика мальчишки начали созревать политически. В конце апреля, когда в обязательном порядке проводились первомайские утренники, веду обоих в садик. Сеня весёлый и жизнерадостный, а Миша не просто грустный, а тоска на лице безысходная.
- Миша, - спрашиваю его, - а ты почему не радуешься? У вас праздник сегодня, стихи будете читать, песни петь.
- А чему радоваться? - отвечает Миша. - Опять этого деревянного Ленина приволокут.
Я не сразу понял, о чём речь. Та же Ася Григорьевна показала мне большой бюст Ленина, покрытый сплошной серебристой краской, который переносили из комнаты в комнату для каждой группы на время проведения утренника.
Достаточно про садик, перейдём к школьному возрасту. Мальчишки росли крепкие, спортивные. Лет в 11-12 их заприметил тренер по волейболу из детской спортивной школы и пригласил на тренировку. Владимир Дорофеевич оказался не только умелым тренером, но и хорошим педагогом. Ребята увлеклись и впоследствии стали неплохими волейболистами. Вряд ли я стал бы об этом писать, если бы не один случай. Встречает меня однажды Владимир Дорофеевич и с хитрой такой улыбкой говорит:
- Юрий Наумыч, надо бы обратить внимание на воспитание сыновей.
- А что такое случилось, Владимир Дорофеич?
- В конце каждой тренировки мы обычно делимся для игры на две команды, и я попросил Мишу, как капитана, поделить ребят. И вдруг Миша говорит: "Давайте, сыграем... евреи против неевреев!" Я слегка оторопел, но согласился. Ребят было семь, и я восьмой. По одну сторону встали Миша с братом Сеней, Илюша и Рома, а по другую сторону три русских богатыря и я вместе с ними, чтобы было четверо на четверо. Про себя подумал - сейчас мы этим евреям покажем! Началась игра. Я смотрел на Мишу и видел, что для него ничего не существует, кроме этой игры. Он умело руководил своей командой. Он успевал во все уголки площадки, куда я отправлял мячи. Одолеть их не удалось.
- И как всё закончилось?
- Я остановил игру при ничейном счёте, чтобы не пострадала дружба народов.
- Это вы хорошо придумали, Владимир Дорофеич.
Во время соревнований я очень часто находился рядом с командой и слышал, как Дорофеич даёт наставления перед игрой. Мише он всегда говорил: "Миша, от тебя больше ничего не требуется, только сыграй, как евреи против неевреев!"
Мальчишки были ещё пионерами, но уже не были комсомольцами. Их старшие классы пришлись на конец восьмидесятых. Перестройка. Первые, даже самые малые глотки свободы при полном её отсутствии до, казались божественным напитком. Миша возглавил забастовку десятиклассников, отказавшихся учить положенные по программе сны Веры Павловны из "Что делать". Чернышевский был для них уже не указ. Я призывал Мишу пожалеть учительницу литературы. Не пожалели. Неделю длилась забастовка, и ученики победили!
Ещё одна школьная история связана со взаимными поездками в гости советских и американских школьников. Наша школа была английской, и у неё была школа-побратим в американской Миннесоте. Каждый год на один месяц десять школьников из Америки приезжали к нам в Академгородок, а наши десять отправлялись в Миннесоту. При отборе десятки учитывались успеваемость, общественная работа, спортивные заслуги, уровень английского. По каждой позиции начислялись баллы, и по сумме определялось, кто заслуживает поездку в Америку. Оба, и Миша, и Сеня, попали по баллам в заветную десятку. И тут началось. Как это так, из одной семьи двое! Меня просят отнестись с пониманием и выбрать одного из двух. Я, естественно, сделать это не могу и предлагаю, если двоих из одной семьи нехорошо, отправить второго за свой счёт. Не виноват же я в том, что оба парня достойны и заслуживают. Мне объясняют, что по договору американцы принимают только десять, и одиннадцать принять никак не могут. Мальчишки пишут американским школьникам, которые уже побывали у нас и подружились с ними, что приехать сможет только один из них, второго могут взять только одиннадцатым. Из Америки приходит официальная бумага, что они в этот раз согласны принять одиннадцать. Ура! Казалось бы, дело сделано. Ан, нет. Радость оказалась преждевременной. Из Министерства просвещения СССР сообщили, что коллективная виза на десять человек уже оформлена, и поздно что-либо менять. С Министерством просвещения, да ещё СССР, выяснять отношения было бесполезно. Сеня просил нас сильно не переживать, Америка от него никуда не убежит. А Миша пожил месяц в Америке, поучился в американской школе и даже поиграл в американский футбол в школьной команде.
Как только сыновьям исполнилось по восемнадцать, и они получили право самостоятельно принимать решения, оба эмигрировали в Израиль. Мы с женой проводили их с двумя рюкзачками и сотней долларов на двоих. Приняли их в киббуце под Беэр-Шевой. Днём они работали, а вечером в ульпане учили иврит. Втроём, вместе с киббуцником Ури, они выращивали семьдесят тысяч бройлеров одновременно. В три специально оборудованные ангара с автоматической подачей корма и воды завозились однодневные инкубаторские цыплята, и через сорок дней они достигали нужных размеров. Их отправляли по назначению (рука не поднялась написать "убивали"), куриный помёт вывозили на поля в качестве удобрения и запускали в ангары новые семьдесят тысяч.
Из киббуца мальчишки ушли в армию. Первым ушёл Семён, а Мишу завернули. Оказалось, что по израильским законам двойняшек одновременно в армию взять не могут. Сеня попал в престижную дивизию Гивати. Офицер выбирал восемнадцать человек из двухсот. Когда его выбор пал на Семёна, ему сказали, что Шимон, так теперь его звали, не рождён в Израиле и не может поэтому служить в его подразделении. Но парень настолько понравился, что офицер взял его под свою ответственность. Когда Шимон после курса молодого бойца принимал присягу, на этом событии присутствовала жена, прилетевшая повидаться с сыночками. Офицер узнал об этом, подошёл к ней и поблагодарил за сына. Миша ушёл в армию через полгода. Уже по протекции брата его взяли в ту же Гивати, только в другое подразделение.
На долю мальчишек выпала война в Ливане. Но ни разу они оба вместе не оказались в зоне боевых действий. Начальство чётко отслеживало: когда один входил в Ливан, другого обязательно выводили. В киббуце за ними сохранили их небольшие квартирки-студии, куда они могли в шабат приехать из армии, как к себе домой.
Нет смысла писать о наших волнениях, переживаниях, страхах. Тут без слов всё понятно. Иногда мы получали звонок из Израиля: - Папа, вы ещё ничего не слышали?
- Нет. А что?
- Значит, ещё услышите. Вам в известиях передадут о нашем ЧП. Так имейте в виду, что с нами всё в порядке.
А ЧП случались нередко. На войне как на войне.
В мишином цевете (отделении) погиб парень. Офицеру положено в этом случае приехать к родителям и сообщить им об этом. У парня были только мама и сестрёнка. Они эмигрировали из России, и мама ещё плохо говорила на иврите. Поэтому офицер, не говоривший по-русски, попросил Мишу поехать с ним. И Миша впервые не просто столкнулся с неимоверным человеческим горем, а увидел, как оно выглядит в первый момент, в самом начале. Он признался, что плакал вместе с матерью. " Мальчики не плачут никогда, а мужчины редко, но бывает" - написал однажды поэт. Да, Миша был уже не мальчиком, а мужчиной.
Уже давно отслужили ребята, но каждый год в день рождения погибшего товарища весь цевет с разных концов Израиля приезжает к матери, потерявшей сына. Она накрывает стол, она называет всех ребят своими сыночками, и они вместе поминают погибшего друга добрым словом.
В сенином цевете за время службы, к счастью, не было погибших, но один из парней подорвался на мине, и у него оторвало ногу. Моментально его доставили в госпиталь в Хайфе. Когда Сеня рассказал мне об этом, я пришёл в ужас. Ведь это могло случиться и с моим сыном. А Шимон сказал: "Папа, это война", и, помолчав минуту, добавил: "Можешь быть уверен, за счёт армии он будет иметь самый лучший протез, который существует в мире".
Отношения в Цахале, так именуется израильская армия, и отношение народа к своей армии удивляли меня не раз. Мне очень нравилось, что друг друга солдаты называют "ахи", что в переводе с иврита означает "брат мой".
Несколько раз я был в Израиле во время службы сыновей в армии. В один из приездов я входил в состав группы учёных, которых Сохнут пригласил из бывшего Советского Союза для двухнедельного знакомства с Израилем, его научными и техническими достижениями. Всего нас было сорок человек, и программа нам заранее не была известна. Я сообщил сыновьям, что прилетаю, но куда нас повезут из аэропорта, представления не имею. Поэтому позвоню из гостиницы. На том и договорились.
Прилетаем. Нас встречает шикарный автобус с представителем Сохнута и везёт в гостиницу в Иерусалим. Оформляемся в гостинице. Поднимаюсь в свой номер. Едва успеваю переодеться, стук в дверь. Открываю, и... немая сцена. На пороге Мишка в форме и с автоматом на плече. Откуда узнал? Как отпустили? Что за чудеса на земле обетованной?
Миша долго не стал меня томить и объяснил чудо. Он поделился со своим командиром, что прилетает отец по приглашению Сохнута, но где их поселят, неизвестно. У командира родной дядька оказался каким-то чином в Эль-Але (израильская авиационная компания). Он ему позвонил и выяснил, каким рейсом прилетает наша группа, а в Сохнуте назвали гостиницу в Иерусалиме, забронированную для группы.
- Ну, ладно. Понимаю, что хочешь встретиться с отцом. Сегодня я тебя отпускаю, но завтра мы входим в Ливан. К десяти утра ты должен вернуться. Если опоздаешь, ты меня крепко подведёшь.
- Спасибо, не подведу.
Мишка переночевал со мной в гостинице, а наутро мы прощались с ним перед нашим автобусом, и водитель спросил, что за парень. Я с гордостью ответил, что это мой сын, и он должен успеть на "тахану мерказит" (центральный автовокзал), чтобы вовремя вернуться в часть. Тогда водитель обращается к нашему гиду и говорит, что это немного в сторону от нашего маршрута, но он думает, что не будет возражений, если мы довезём солдата до вокзала. Возражений не последовало, и Мишка был рад, поскольку уже начал волноваться, как бы не опоздать.
С прощанием у автобуса связана ещё одна история во время другого нашего визита. Мы до последней минуты стоим у автобуса, на котором должны уехать наши мальчишки. Вот уже водитель гудит, что пора садиться. Прощальные объятия, и оба в форме и с автоматами входят в автобус. А автобус уже заполнен пассажирами, и не осталось двух мест рядом. Тогда к нашему полному изумлению весь автобус встал, и только после того, как два солдата сели рядом, остальные заняли свободные места.
Прошли три года срочной службы. Оба сына поступили в университет, успешно его закончили, стали "чип дизайнерами" и занимаются очень интересными делами на переднем крае высоких технологий. Раз в год армия их призывает на "милуим", чтобы они не утратили свои военные навыки и были в курсе изменений, происходящих в армии в соответствии с прогрессом.
Однажды Семёну пришла повестка, когда он был у нас в гостях в Америке, где мы к этому времени поселились. Его ребят призвали для осады христианской церкви, которую захватили террористы. Сеня вернулся в Израиль неделю спустя, мог бы на этот раз и пропустить "милуим" по уважительной причине, но на следующий день он отправился к своим "ахим" (братьям) и держал с ними осаду, пока её не сняли.
Когда мальчишкам стукнуло по двадцать девять лет, они женились. 29 какое-то мистическое число в нашем семействе. Мой дед женился в 29 лет и через два года родил моего отца. Отец женился в 29 лет и через два года родил меня. Я женился в 29 лет и через два года родил, правда, не сыновей, а дочь. И мальчишки оба женились в 29 и через два года родили по дочери. В числовых совпадениях что-то завораживает. Я приехал в Америку в 5757 году по еврейскому календарю, и мне было 57 лет. Может, поэтому моя эмиграция сложилась счастливо? Но про меня другая история, а эта - про сыновей.
Итак, в один год мы справили две свадьбы, мишину - летом, а сенину - зимой. Мишу с будущей женой познакомил брат.
За много лет до этого, когда они ещё был старшеклассниками, за семейным обедом возник разговор о девочках, которые активно добивались внимания обоих братьев. И Миша вдруг заявил, что он женится на темнокожей девочке. В ближайших окрестностях таковой не имелось, а об эмиграции ещё не было и речи. Мы посмеялись и не придали этому заявлению серьёзного значения. А Сеня через много лет вспомнил. Он, будучи студентом, подрабатывал репетиторством по математике и поделился с Мишей:
- У меня в группе есть студентка, очень красивая эфиопская девушка по имени Ирушалаим. Ты же собирался жениться на темнокожей девушке. Хочешь, познакомлю?
И познакомил. Ирушалаим родилась в дороге. Эфиопские евреи пешком четыре года, гонимые и преследуемые, перемещались в сторону Израиля. Наконец, они добрались до места, куда Израиль смог отправить за ними самолёты и привезти на обетованную землю. Дочь назвали по имени священного города, про который они никогда не забывали. Про необычную пару Михаэль-Ирушалаим узнал один журналист, и в газете появилась фотография, на которой Миша обнимает свою подругу за талию, а под ней подпись: Ирушалаим в его руках! На свадьбе её отец Абрахам (а мать зовут Эстер. Как вам нравятся эти эфиопские имена?!), так вот Абрахам сказал:
- Если Миха приехал сюда из Сибири, а Ирушалаим пришла из Эфиопии, и здесь они встретились, значит, их встреча от Бога.
Под хупой мы все стояли вместе. Рабай говорил положенные речи, а когда Миша в память о разрушенном храме разбил стакан и произнёс традиционное "Пусть отсохнет моя правая рука, если я забуду Ирушалаим", гости, а их было около четырёхсот человек, дружно засмеялись двойному смыслу этих слов.
Не могу не отметить, что наши эфиопские родственники строго соблюдают шабат, кашрут и другие еврейские традиции, чего не могу, к сожалению, сказать о нас.
Осталось добавить, что Ирушалаим преподаёт математику в старших классах школы, и у них растут две потрясающие молочные шоколадки нам на радость.
Сеню женили в тот же год зимой. Его невеста Ирит родилась в Израиле. Она тоже из двойняшек. Её бабушки и дедушки бежали от фашизма из Австрии в Аргентину, а родители уже из Аргентины эмигрировали в Израиль. Ирит девушка строгих правил, очень организованная и ответственная. После университета она закончила аспирантуру, защитила докторскую диссертацию и сейчас ищет средство для борьбы с "Альцхаймером". Мы надеемся, что её работа закончится успешно до того времени, когда мы в этот "Альцхаймер" впадём. У Сени и Ирит подрастают дочь и сын, не менее любимые, чем мишины шоколадки.
А свадьба была шумной и многочисленной. На ней, как и на мишиной, присутствовали все ребята, с которыми они служили в армии. Я любовался ими. В России мы привыкли к тому, что еврейские мальчики, как правило, худосочные очкарики с потаённым страхом, укоренившемся в глазах за столетия унижений и преследований. А здесь я видел могучих красавцев с открытыми лицами, с добрыми улыбками, гордых и свободных. Можно быть спокойным за страну, в которой есть такие ребята.


Источник: berkovich-zametki.com

АНЕКДОТЫ ОТ УТЁСОВА

Приезжий человек в Одессе садится на извозчика.
— Куда ехать?
— Бульвар Фельдмана.
— Какого Фельдмана?
— Ну, Николаевский бульвар.
Поехали. Через некоторое время извозчик задумчиво говорит:
— Да, гражданин, я вот по Одессе уже двадцать пять годов езжу, а не знал, что у государя императора была фамилия Фельдман.

***
Однажды во время войны русский царь Николай II прибыл на передовые позиции. Вдруг летит вражеский снаряд и, дымясь, падает к ногам царя. Еще секунда... Но в этот момент какой-то солдатик хватает снаряд, бросает его в рощу, где он и взрывается. Царь спрашивает:
— Фамилия?
— Так что Никифоров, Ваше Величество!
— Женат?
— Так что холост, Ваше Величество!
Царь говорит:
— Ах так, позвать сюда князя Голицына.
Князь является.
Царь:
— Князь, полковник Никифоров просит руки Вашей дочери.
Князь мнется.
— Понимаю, князь, генерал Никифоров просит руки Вашей дочери.
— Ваше Величество, генералов много...
— Понимаю, князь, мой близкий друг просит руки вашей дочери.
И в этот момент Никифоров говорит царю:
— Коля, друг, да пошли ты его подальше. Неужели мы без него бабы не сыщем?

***
Стоит старый еврей в очереди за каким-то продовольственным товаром и громко рассуждает: «Безобразие. Есть нечего: гречки нет, масла нет, рыбы нет, а за свежим хлебом надо стоять в очереди. Ничего у них нет». На другой день этого еврея позвали на Лубянку и очень культурно объяснили, что если он будет людям говорить, что у советской власти ничего нет, то его сначала посадят, а потом расстреляют за антисоветскую пропаганду. Сейчас же, учитывая его возраст, отпускают домой без всякого наказания и, конечно, без расстрела. Вышел этот еврей на улицу, идёт и думает: «Патронов для расстрела у них, наверное, тоже нет... 

КОНЕЦ СОВЕТИЗАЦИИ США


Попытка советизации Америки подошла к концу. И это закономерный конец. Попытка эта началась сразу после волны социалистических революций 1917-19 годов (Россия, Мексика, Китай, Германия, Италия и др.) и закончилась примерно через сто лет. Точнее, в 2016 году мир достиг точки пика левизны в политике. И левакам с этого пика есть только одна дорога – вниз, в небытие.
Пик Левизны, вероятно, был пройден в 2017 году. Иллюстрацией к этому послужила программная речь Трампа Конгрессу США 28 февраля 2017 года. Речь, которая дала Америке новое направление. Речь, которая установила абсолютный рекорд по количеству слушателей среди всех речей, которые когда-либо были произнесены в Конгрессе. Речь, которую американские леваки слушали с нескрываемым страхом, поскольку они наконец-то осознали уровень экзистенциальной угрозы своей идеологии.
Левакам (которые в разное время и в разных странах называли себя по-разному – марксисты, прогрессивные, социалисты, коммунисты, меньшевики, большевики, троцкисты, фашисты, антифашисты, национал-социалисты, социал-революционеры, анархисты, социал-демократы, сталинисты, либералы, баатисты, глобалисты и т.д.) в ХХ столетии повезло – две мировые войны сильно качнули маятник мировой политики влево.


Барак Обама, первый американский антиамериканский президент и первый американский президент-меньшевик, оставил нам три идеологических проблемы: Непонимание того, что экс-президент Обама – марксист
Непонимание того, что подавляющее большинство американцев до сих пор не знают, что Обама – марксист
Непонимание того, что Обама и сам не знает, что он – марксист (он считает, как и большинство его сторонников, что он – демократ)
Леваки думали, что дело сделано, что победа Обамы – это не просто победа на выборах, а победа над страной, над целым поколением и над целым миром. Они думали, что одурачивание американского народа завершено.
После восьми лет правления Обамы американцы наконец-то поняли, что коррумпированная пресса, радио, и телевидение – это одна из основных угроз американскому образу жизни. Коррупция средств массовой информации, коррупция науки, коррупция культуры под давлением религии политической корректности просто-напросто надоела. Что же оставил Обама нашей стране в качестве наследия? Он оставил подмоченную репутацию разбитой на всех фронтах «Демократической» партии. Он оставил существенное обострение межрасовых отношений. Он оставил тупую и инфантильную толпу молодежи из Occupy Wall Street и боевиков Организации Воздействия. Но это не главное. Главное наследие Обамы – это то, что он своей антиамериканской политикой обеспечил приход к власти Дональда Трампа. Федерализм, основа нашей республики, вновь поднимает голову, и сторонников прав штатов становится все больше, а сторонников централизованного государства становится все меньше.
Левые не просто в смятении – мы наблюдаем полный крах и культурного, и экономического марксизма в Америке. Работающий средний класс проснулся от долгой спячки. Леваки предали и отказались от работающих американцев в пользу личного обогащения и глобализации власти. Но источником зубодробительного страха прогрессивного лагеря является не только и не столько президент Трамп, сколько полный крах левой политики во всем мире.
Похоже, что история повторяется…В Америке к власти пришел бывший демократ, ставший республиканцем, который будет проводить жесткую, право-консервативную политику. В то же самое время в Великобритании на смену лейбористам к власти пришла консервативная леди. Конечно, я говорю о Рейгане и Трампе, с одной стороны, и о Маргарет Тэтчер и Терезе Мэй, с другой. Но есть и существенное, положительное отличие Трампа от Рейгана – Рейган никогда не имел дружественный республиканский Конгресс, а Трамп будет его иметь минимум 2 года, то есть до следующих выборов.
Мировые лидеры, конечно, поздравили Трампа с победой на выборах, но большинство поздравлений были вынужденными – было очевидно, что эти поздравления – просто часть дипломатического этикета. Но два поздравления стоят особняком. Два премьер-министра не могли скрыть радость совместной победы – премьер-министр Израиля и премьер-министр Великобритании. Оба премьер-министра не скрывали своей искренней радости. Дело в том, что все трое – Трамп, Мэй, и Нетаньяху – одержали оглушительные победы в 2016 году над своими политическими противниками, причем несмотря на то, что опросы общественно мнения во всех трех странах были против них.\
Выход Британии из Европейского Союза – еще одно поражение леваков. Небожители Вашингтона и Брюсселя в статусе полубогов находятся в состоянии шока до сих пор. Ведь случилось нечто такое, что не должно было случиться никогда – люди выбрали свободу. И в Америке, и в Европе. Не помог ни административный ресурс, ни 100%-я поддержка мировой прессы, ни обамовский десант ультралевых политтехнологов. За то, чтобы остаться в ЕС, были и лидер тори «консерватор» Камэрун, и лидер «лейбористов» троцкист Корбин.
Случилось неслыханное – и британцы, и американцы проголосовали прямо противоположно тому, что закачивалось в их головы целой армией профессиональных мастеров пропаганды в течение многих лет. Британцы нанесли бюрократическому социализму сокрушительный удар первыми, летом 2016 года. Удар настолько сильный, что сторонники ЕС просто отказываются поверить в то, что они были так неправы.
Как древние иудеи около 40 лет с боями прорывались на свою, свободную землю, так и британцам понадобилось около 40 лет (с 1975 года) политических баталий, чтобы выбраться из политической пустыни на свободу.
Уютный мир мировой левацкой элиты в 2016 году серьезно пошатнулся. Бюрократический социализм, который начала строить Западная Европа после Второй мировой войны, скорее всего, достиг своего исторического пика, и нынешний год будет началом конца не только этой политической системы, но и марксистской идеологии в целом.
Поведение леваков в Конгрессе во время исторической речи Трампа говорит само за себя. Прогрессивные силы заключили самоубийственную сделку с исламом, и поэтому не присоединились к аплодисментам, когда Трамп объявил беспощадную войну исламскому террору.
Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил об абсолютной нетерпимости антисемитизма. Леваки (многие из которых – открытые антисемиты, в том числе напарник Хиллари Клинтон, бывший претендент на должность вице-президента США Тим Кейн, которого за глаза в Вашингтоне зовут «маленький Эйхман», а также заместитель Председателя ЦК «Демократической» партии Кис Эллисон) не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил о нерушимом союзе между США и Израилем.
Леваки настолько обескуражены победой Трампа, что даже не смогли адекватно прореагировать на призыв Трампа к оплачиваемому отпуску по беременности и уходу за ребенком. Призывы такого типа – из типично левацкого арсенала, и в этом случае Трамп умышленно протянул «демократам» руку. Консерваторов в Конгрессе такое предложение весьма раздосадовало (не потому, что они не хотят давать дорогу оплачиваемому отпуску по беременности, а потому, что федеральное правительство, по Конституции США, не имеет права заниматься такими вопросами – это проблема на уровне штатов).
Но леваки сидели молча, многие – с гримасой на лице, и никак не прореагировали на предложение о совместной работе. Наоборот, многие женщины-демократы демонстративно покинули зал, потому что истинные интересы женщин волнуют их меньше всего. Еще один пример того, как «демократы» усиленно работают над переизбранием Трампа в 2020 году. Трамп на выборах 2016 года перетащил на свою сторону и белых, и черных, и латиноамериканских представителей рабочего класса от «демократов». Теперь «демократы» собираются сделать следующий шаг – позволить Трампу переманить на свою сторону большинство американских женщин.
Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп объявил, что он лидер Америки, а не лидер всей планеты. Глобалистов в Конгрессе чуть не хватил удар – они поняли, что политике открытых границ пришел конец.
Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп потребовал увеличить расходы на оборону страны (кстати, это увеличение на $54 миллиарда долларов, или чуть больше 1% федерального бюджета США, превышает весь военный бюджет России). Левакам, которые пытаются переложить вину за свое поражение на выборах на «марионетку Кремля» Трампа, теперь придется объяснять своим сторонникам, какое именно дьявольское задание получил Трамп из Кремля на этот раз.
Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил, что родители имеют право выбора школы для своих детей. Леваки, которые давно превратили систему образования в США в систему оболванивания, были повергнуты в шок.
Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил о полной поддержке полицейских, на которых экс-президент Обама в свое время открыл охотничий сезон.
Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп потребовал от Конгресса отменить Обамакер. И это понятно – закон Обамакер с самого начала задумывался «демократами» как инструмент контроля над населением, а не как реформа здравоохранения. Потерять контроль над здоровьем граждан, и одновременно потерять контроль над масс-медиа означает для леваков потерю контроля над страной.
На лицах леваков в Конгрессе было явно написано только одно желание – чтобы как можно меньшее число американцев услышали эту речь. Браво, президент Трамп, просто браво. Это была речь на уровне Рональда Рейгана. На уровне Уинстона Черчилля. На уровне Маргарет Тэтчер.
Мудрый Черчилль прокомментировал бы эту речь так: «Это не конец, и не начало конца. Это конец начала».

НОВОСТИ ИЗ ТЮРЕМ ИЗРАИЛЯ

Новости из израильской тюрьмы: Израильские преступники требуют приравнять условия пребывание в тюрьмах, с условиями арабских террористов!

Права человека

На прошлой неделе Рико Ширази и его сын Шай, а также Франсуа Абутбуль, Йоси Мусали, Ицхак Зузиашвили и другие криминальные авторитеты подали в административный суд Петах-Тиквы совместный иск против Управления тюрем (ШАБАС)
Если учесть, что среди подателей иска - лидеры преступных
группировок , не раз организовывавшие покушения друг на друга, речь идет и в самом деле о беспрецедентном случае.

В принципе, этого следовало ожидать давным-давно, и даже странно как-то, что узники израильских тюрем раньше не догадались выдвинуть такое требование. 
Суть иска проста: сидящие в тюрьмах за различные уголовные преступления граждане Израиля требуют, чтобы условия их содержания приравняли к условиям содержания... палестинских террористов. Чтобы в тюрьмах было полное равенство...
             Управление тюрем в растерянности. 
Ведь если суд удовлетворит это требование уголовников, в их камерах придется установить кабельное  ТВ с десятками каналов, а заодно прикупить стереосистемы, соорудить полочку для фонотеки, увеличить количество свиданий с друзьями, разрешить покупать в тюремном киоске овощи и фрукты, создать в каждом блоке спортзал и сделать много чего другого, что недоступно для  обычных заключенных, в частности, резко увеличить долю свежей баранины в рационе...
С другой стороны, чем, в конце концов, отличается  лидер преступной группировки от террориста, убившего десяток
евреев? Почему последнему положена свежая баранина, а пахану  нет? 


В то же время не так давно выяснилось, что многие теракты последних лет были псевдотерактами. 
В том смысле, что молодые  палестинцы специально набрасывались на солдат ЦАХАЛа,  несущих вахту на КПП, с ножом вовсе не для того чтобы кого-то из  них ранить или убить, а для того чтобы попасть в израильскую  тюрьму и там получить высшее образование за счет Израиля.  
Потому как сидящим в наших тюрьмах террористам позволено  получать высшее образование при наличии у них такого желания. Ну,  а хорошее питание, уютные номера... простите, камеры на 2-4  человек, обязательное посещение спортзала с тренажерами и все прочие чуть ли не курортные удовольствия делают пребывание в израильской тюрьме весьма комфортным.

 На фото: арабское застолье в израильской тюрьме


--
От редакции:
Редакционная коллегия интернет рассылок "Сеть народной дипломатии", курируемая общественной организацией
«Русскоязычный центр информации и культуры» в Израиле,
не несет ответственность за содержание информационных материалов, полученных из внешних источников.
Редакция как правило, не вступает в переписку с авторами.
Рукописи не рецензируются и не возвращаются.
Авторские материалы предлагаются читателю без изменений и добавлений.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора материала.

При информационной поддержке интернет рассылок "Сеть народной дипломатии"
Русскоязычного центра информации и культуры в Израиле



Источник: Права человека
Переслал: ivan rubinshtein

17 ВЕЛИКИХ БЕЗДАРЕЙ

15 великих людей, которых называли бездарями


«Извините, но у вас нет таланта. Лучше оставьте ваши творческие потуги и отправляйтесь осваивать какую-нибудь уважаемую прикладную профессию».
«Бездарен», «безнадежен», «бесперспективен» — каких только ярлыков не навешивало общество на тех, кто видит жизнь по-своему. Но так уж устроен мир, — если вы собираетесь изменить его, всегда найдется тот, кто будет категорически против этого.
Чтобы подобные рекомендации не подорвали вашу веру в себя, «Адекватные люди» собрали интересные случаи из истории, которые доказывают, что истинного творца ничто не может заставить переквалифицироваться в управдомы.



·        Федор Шаляпин


Почти анекдотическая история произошла с хорошими приятелями — Федором Шаляпиным и Алексеем Пешковым. Бедные студенты решили поправить свое материальное положение и отправились искать работу певчими в хоре, а после — журналистами в газете. Парадокс ситуации состоял в том, что Пешкова взяли в хор, забраковав в газете как журналиста, а у Шаляпина, как раз наоборот, нашли литературный талант, но не обнаружили певческого... По счастью, жизнь расставила все по своим местам, и в дальнейшем мир все-таки обрел великого писателя Горького и великого музыканта Шаляпина.


·        Михаил Врубель


В воспоминаниях Константина Коровина описан интересный случай: однажды летом 1884 года Коровин и Врубель пообедали в киевском ресторанчике, а вместо оплаты Врубель предложил хозяину акварель. Хозяин поднял скандал из-за того, что вместо двух рублей ему подсовывают какую-то мазню. Через два дня Врубель принес деньги и получил «Этюд к восточной сказке» обратно... И вот уже целый век картина украшает коллекцию Русского музея.


·        Владимир Набоков


В 1916 году Владимир Набоков, тогда еще студент Тенишевского училища, за свой счет выпустил поэтический сборник. Все 67 стихотворений были публично раскритикованы преподавателем училища — В. Гиппиусом. Набоков посчитал критику справедливой, но от писательства, к счастью, не отказался... Кстати, сборник стал единственной книгой, выпущенной в России при жизни Набокова.


·        Альфонс Муха


«Абсолютное отсутствие таланта» — такое резюме получил молодой художник Альфонс Мария Муха от профессора Льготы, когда пытался поступить в пражскую Академию изящных искусств. Вряд ли в тот момент уважаемый профессор мог представить, что проваливший экзамены студент через несколько лет станет иконой стиля ар-нуво.


·        Фаина Раневская


Фаина Раневская в 1992 году была признана редакционным советом английской энциклопедии «Who is who» одной из 20 выдающихся актрис ХХ века. Трудно поверить, при поступлении на работу в один подмосковный театр артистка «удостоилась» от режиссера эпитета «совершенная бездарь».


·        Уолт Дисней


«Папа» Микки Мауса и Белоснежки, владелец одной из культовых голливудских киностудий, миллиардер и автор нескольких сотен всемирно известных анимационных персонажей Уолт Дисней не всегда был столь успешен. На заре своей карьеры Дисней был принят на работу карикатуристом в одно издательство, но вскоре его уволили за «выдающуюся неспособность к рисованию и отсутствие воображения».


·        Стивен Спилберг


Известный режиссер не поступил на кинофакультет «из-за полного отсутствия таланта». Однако так просто Спилберг не сдался. Молодой человек отправился прямиком в Universal, где показал 20-минутную короткометражку «Amblin». К чести компании, ее руководство немедленно заключило контракт с молодым талантом.


·        Альберт Эйнштейн


Лауреат Нобелевской премии Альберт Эйнштейн до 4 лет вообще не умел разговаривать, а в колледже самым сложным предметом для него была... физика. Несмотря на заключение учителя о том, что «из такой бездари ничего путного не выйдет», и на стабильные двойки на вступительных экзаменах в политехникум, Эйнштейн продолжал верить в свою «физическую» исключительность. В непонимании же окружающих не было ничего удивительного — по мнению самого ученого, теорию относительности способны были осознать всего лишь десять человек во всем мире.


·        Александр Бутлеров


Создатель теории химического строения Александр Бутлеров стал виновником пожара в Казанском университете, студентом которого он являлся в те годы. В наказание незадачливого экспериментатора заставили повесить на себя табличку «великий химик» и пройти в таком виде перед всеми учениками. Это унижение не отвратило молодого человека от его любимого предмета, и через некоторое время Бутлерову действительно удалось стать великим химиком.


·        Джузеппе Верди


В 1832 году в Миланскую консерваторию явился никому не известный молодой композитор, убедивший директора выслушать его сочинения. В качестве ответа юноша получил достаточно жесткое резюме: «Оставьте мысль о консерватории. Если вы так хотите заниматься музыкой, поищите себе частного учителя среди городских музыкантов». Спустя десятилетия эта самая Миланская консерватория боролась за право называться в честь великого, хотя и отвергнутого в свое время композитора Джузеппе Верди.


·        Людвиг ван Бетховен


Людвиг ван Бетховен, не проучившийся в училище и шести лет, был заклеймен своим преподавателем музыки определением «безнадежен».


·        Сергей Прокофьев


Из-за опасений полного провала на общем собрании оркестра и балетной труппы премьера балета «Ромео и Джульетта» была отменена — музыка, созданная к этому произведению Прокофьевым, была слишком сложна и непонятна даже для труппы. «Нет повести печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете» — такую оригинальную «поддержку» оказывали композитору коллеги.


·        Исключить. Нельзя оставить



По свидетельствам современников Исаак Ньютон
учился так плохо, что преподаватели считали, что он «не подает надежд».

Дмитрий Менделеев 

провалил экзамены по химии в Петербургский университет и, подготовившись получше, поступил в педагогический. 

За неуспеваемость был исключен из Кронштадтского реального училища 

Петр Капица 

— будущий лауреат Нобелевской премии по физике.
Этот список можно продолжать до бесконечности. 

Занимайтесь любимым делом, верьте в себя и не сомневайтесь в своей избранности!
Могу добавить Томаса Альву Эдисона - исключен из школы, как дебил.
 Антон Чехов - дважды оставался на второй год.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..