вторник, 9 июля 2019 г.

Историки развенчали "советский миф" о победе СССР в крупнейшем танковом сражении под Прохоровкой

Историки развенчали "советский миф" о победе СССР в крупнейшем танковом сражении под Прохоровкой

время публикации: 17:31 | последнее обновление: 18:25блог версия для печати фото
Инопресса
Историки развенчали "советский миф" о победе СССР в крупнейшем танковом сражении под Прохоровкой
Никакого триумфа Красной армии в "крупнейшем танковом сражении Второй мировой войны" под Прохоровкой 12 июля 1943 года, которое якобы стало кульминацией грандиозной стратегической операции, вошедшей в историю, как Курская битва, в действительности не было, утверждает немецкое издание Die Welt, ссылаясь на историков, неожиданно обнаруживших немецкие разведывательные фотоснимки.
"Результаты последних исследований, основанных на подлинных фотографиях, подтверждают: под Прохоровкой не было ни советской победы, ни мощного танкового сражения в целом. На самом деле, на поле к западу от Памятника Победы (звонницы на Прохоровском поле, увенчанной позолоченной фигурой Богородицы), более 200 танков 29-го танкового корпуса совершили атаку в стиле камикадзе", – говорится в статье, которую цитирует NEWSru.com. И там же делается вывод, что теперь этот памятник "в сущности должен бы быть снесен".
О том, что никакой победы русских в том сражении не было не раз уже говорил немецкий военный историк Карл-Хайнц Фризер, а теперь его версию подтвердил и британский ученый Бен Уитли, обнаруживший в американском Национальном архиве Колледж-Парка (штат Мэриленд) немецкие разведывательные фотографии с восточного фронта. Они "с максимальной ясностью доказывают катастрофическое поражение Красной армии под Прохоровкой", – говорится в статье Die Welt, которую цитирует InoPressa.
"Согласно многолетней версии битвы под Прохоровкой, 12 июля 1943 года в ходе немецкой наступательной операции "Цитадель" в бою столкнулись 850 советских и 800 немецких танков. При этом, по данным советской пропаганды, якобы было уничтожено 400 боевых машин вермахта, – говорится в статье. – На самом деле, против 672 советских танков боролись 186 немецких боевых машин; вечером того дня потери составили 235 танков у Красной армии и 5 у вермахта – и это на нескольких квадратных километрах".
В статье Die Welt утверждается, что командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал Павел Ротмистров при наступлении игнорировал наличие естественного препятствия в виде рва глубиной 4,5 метра, и в результате советские танки столпились перед узким мостом, став идеальной мишенью для двух батальонов 2-го танкового корпуса СС. "Это был ад из огня, дыма, горящих Т-34, убитых и раненых", – писал участвовавший в сражении Рудольф фон Риббентроп, сын рейхсминистра иностранных дел. Только 4 тяжелых танка "Тигр" под командованием Михаэля Виттманна уничтожили 55 советских танков.
Через несколько дней в район боя были направлены немецкие самолеты-разведчики, который засняли место боя 14 и 16 июля 1943 года. На них видны рядом с глубоким рвом более 100 разбитых средних танков Т-34 и легких Т-70. Чуть вдалеке – еще 55 уничтоженных "Тиграми" танков (32 Т-34, 12 Т-70 и 11 британских "Черчиллей".
Официальная версия битвы и потерь под Прохоровкой, крупнейшего танковое сражения в истории (ВИДЕО)
По официальным данным, по которым изучают историю Великой Отечественной войны, сражение у железнодорожной станции Прохоровка (56 км к северу от Белгорода) стало кульминацией грандиозной стратегической операции, вошедшей в историю, как Курская битва, которая явилась решающей в обеспечении коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. В битве под Прохоровкой, которое произошло между частями германской и советской армий 12 июля 1943 года, одновременно с обеих сторон участвовало свыше 1500 танков, значительное количество артиллерии и крупные силы авиации.
Некоторые представители Генштаба ВС СССР считали эту битву одним из крупнейших сражений в военной истории с применением бронетанковых сил. Непосредственное командование танковыми соединениями во время сражения осуществляли: с советской стороны генерал-лейтенант – Павел Ротмистров, а со стороны Германии – оберстгруппенфюрер СС Пауль Хауссер.
В тот день 12 июля немецким войскам не удалось захватить Прохоровку и прорвать оборону советских войск, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.
Советские танковые части стремились вести ближний бой ("броня к броне"), поскольку дистанция поражения 76-миллиметровых орудий Т-34 была не более 800 метров, а у остальных советских танков еще меньше, зато немецкие 88-миллиметровые пушки "Тигров" и "Фердинандов" поражали бронемашины с расстояния до 2 километров. При сближении советские танкисты несли большие потери.
В той битве советские войска потеряли более 300 машин: 29-й танковый корпус – 153 сгоревших или подбитых танка; 18-й танковый корпус – сгорели или были подбиты 84 танка; 2-й гвардейский танковый корпус – уничтожены 54 танка; 2-й танковый корпус – 22 танка. Таким образом, 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова лишилась 313 боевых машин.
Всего же в период с 5-го по 8 июля были подбиты 527 советских танков, 372 из них сгорели.
До этого момента было принято считать, что немецкие войска под Прохоровкой потеряли около 400 танков, много другой боевой техники и вооружения, а за весь период боев с 12 по 16 июля 1943 года войска 5-й гвардейской танковой армии при взаимодействии с общевойсковыми соединениями уничтожили и подбили 459 танков противника.
Официальная советская "История Великой Отечественной войны" приводит сведения о 350 подбитых немецких машинах. По другим же подсчетам, в том сражении не могли принимать участие больше 300 немецких танков.
Согласно данным немецкого федерального Военного Архива, в ходе боев 12-13 июля дивизия "Лейбштандарт Адольф Гитлер" (одна из трех, участвовавших в сражении) потеряла безвозвратно 2 танка Pz.IV, в ремонт было отправлено 17 танков Pz.IV и 3 танка Pz.III, то есть всего 22 машины. Общие же потери танков и штурмовых орудий за 12 июля составили около 80, в том числе не менее 40 боевых машин потеряла дивизия "Мертвая Голова".
Из немецких донесений следует, что гитлеровцы лишились не более 100 единиц техники, часть из которой была вскоре восстановлена. Уже на следующий день, судя по донесениям командиров дивизий "Адольф Гитлер", "Мертвая Голова" и "Рейх", к бою были готовы 250 танков и самоходных штурмовых орудий.
В поселке Прохоровка на Курской дуге в память о мужестве и подвиге советских воинов в сражении 1943 года воздвигнут храм апостолам Петру и Павлу.
Доклад о битве под Прохоровкой привел Сталина в ярость. Данные о сражении засекречены в Архиве президента РФ
Доклад представителя ставки маршала Александра Василевского Верховному Главнокомандующему Иосифу Сталину о боевых действиях в районе Прохоровки, 14 июля 1943:
"Согласно Вашим личным указаниям, с вечера 9 июля 1943 года беспрерывно нахожусь в войсках Ротмистрова (Павел Ротмистров, командующий 5-й гвардейской танковой армией, маршал бронетанковых войск – прим. ред.) и Жадова (командующий 66-й армией, генерал армии – прим. ред.) на прохоровском и южном направлениях. До сегодняшнего дня включительно противник продолжает на фронте Жадова и Ротмистрова массовые танковые атаки и контратаки против наступающих наших танковых частей... По наблюдениям за ходом происходящих боев и по показаниям пленных, делаю вывод, что противник, несмотря на огромные потери, как в людских силах, так и особенно в танках и авиации, все же не отказывается от мысли прорваться на Обоянь и далее на Курск, добиваясь этого какой угодно ценой.
Вчера сам лично наблюдал к юго-западу от Прохоровки танковый бой наших 18-го и 29-го корпусов с более чем двумястами танками противника в контратаке. Одновременно в сражении приняли участие сотни орудий и все имеющиеся у нас РСы (реактивные снаряды, широко использовавшиеся во время Великой Отечественной войны – прим. ред.). В результате все поле боя в течение часа было усеяно горящими немецкими и нашими танками.
В течение двух дней боев 29-й танковый корпус Ротмистрова потерял безвозвратно и временно вышедшими из строя 60% и 18-й корпус – до 30% танков. Потери в 5-м гв. механизированном корпусе незначительны. Не исключена здесь завтра возможность встречного танкового сражения. Всего против Воронежского фронта продолжают действовать не менее 11 танковых дивизий, систематически пополняемых танками. Опрошенные сегодня пленные показали, что 19-я танковая дивизия на сегодня имеет в строю около 70 танков, дивизия "Рейх" – до 100 танков, хотя последняя после 5 июля 1943 года уже дважды пополнялась".
Когда Сталин узнал о потерях советских войск в этом сражении, то пришел в ярость.
"Верховный решил снять меня с должности и чуть ли не отдать под суд. Это рассказал мне A. M. Василевский. Он же детально доложил И. В. Сталину обстановку и выводы о срыве всей летней немецкой наступательной операции. Сталин несколько успокоился и больше к этому вопросу не возвращался", – вспоминал потом главный маршал бронетанковых войск Павел Ротмистров.
В ставке Главнокомандующего контрудар советских танкистов был воспринят как провал, хотя переброска в тот район 5-ой танковой армии (более 900 танков) под командованием Ротмистрова планировалась как контратака на наступление немецких войск в направлении Курска и Белгорода по плану "Цитадель".
Дело было не в том, что поставленные боевые задачи не были выполнены, а в том, что советская армия понесла в той битве огромные потери – разбитая и сожженная боевая техника, десятки тысяч человеческих жизней.
Боевая деятельность 5-й гвардейской танковой армии во время сражения под Прохоровкой стала предметом разбирательств специальной комиссии по председательством члена Государственного Комитета Обороны и Политбюро Георгия Маленкова.
Итогом ее работы стали сотни страниц различных материалов, которые до сих пор хранятся в особо секретном Архиве президента РФ. Гриф секретности с них не будет снят, так как там содержится детальный анализ тактики и стратегии руководства советской армии во время Курской битвы, особенно под Прохоровкой. Однако общий вывод той комиссии известен: боевые действия 5-й гвардейской танковой армии под командованием Ротмистрова 12 июля 1943 года под Прохоровкой охарактеризованы как "образец неудачно проведенной операции".
Никита Хрущев в своих мемуарах "Время. Люди. Власть" описывает ситуацию, когда они вместе с Георгием Жуковым и командующим 5-й танковой армией Ротмистровым проезжали в окрестностях Прохоровки. "На поле виднелось много подбитых танков – и противника, и наших. Появилось несовпадение в оценке потерь: Ротмистров говорил, что видит больше подбитых немецких танков, я же углядел больше наших. И то, и другое, впрочем, естественно. С обеих сторон были ощутимые потери", – отмечал Хрущев.
Подсчет результатов показал, что со стороны советской армии потерь было значительно больше. При невозможности маневрировать на поле, забитом бронетехникой, легкие танки не смогли использовать свое преимущество в скорости и один за другим гибли под дальнобойными снарядами артиллерии и тяжелых немецких боевых машин.
Сам Ротмистров в письме на имя маршала Георгия Жукова 20 августа 1943 года писал: "Когда немцы своими танковыми частями переходят к обороне, то этим самым они лишают нас наших маневренных преимуществ и, наоборот, начинают в полной мере применять прицельную дальность своих танковых пушек, находясь в то же время почти в полной недосягаемости от нашего прицельного танкового огня… При столкновении с перешедшими к обороне немецкими танковыми частями мы, как общее правило, несем огромные потери в танках и успеха не имеем".
Но когда 5 августа были освобождены Орел и Белгород, то неудачи решено было похоронить. За глобальной победой в Курской битве, в которой обе стороны понесли огромные потери, отдельные провалы уже не замечали.
Военный историк Лев Лопуховский отмечает, что "в послевоенное время, особенно с выходом книги П. А. Ротмистрова "Танковое сражение под Прохоровкой" в 1960 году, поток славословий в адрес танковой армии и ее командования усилился и продолжал нарастать с каждым юбилеем Курской битвы. Фонды Центрального архива Министерства обороны были закрыты. И Павел Алексеевич, опираясь на свой авторитет главного маршала бронетанковых войск и помощника министра обороны (1964-1968), сформировал точку зрения на события 12 июля под Прохоровкой, которую в условиях недостатка информации и жестких требований военной цензуры не так-то просто было критиковать. При этом он постарался забыть и о разбирательстве комиссии Маленкова, и о своей более трезвой и адекватной оценке событий в письме на имя Г. К. Жукова, написанном 20 августа 1943 года. Так создавались мифы и легенды".
"Битве под Прохоровкой" грозит судьба мифа о "28 понфиловцах"
Исследование немецких и британских ученых, а также опубликованные ранее работы советских историков о том, что в реальности происходило на небольшом поле у станции Прохоровка 12 июля 1943 года, могут спровоцировать новый скандал в России, аналогичный тому, что постиг историю о подвиге 28 панфиловцев у разъезда Дубосеково.
Четыре года назад Государственный архив России опубликовал на своем сайтесправку-доклад главного военного прокурора СССР Николая Афанасьева от 10 мая 1948 года, развенчав тем самым миф о подвиге "героев-панфиловцев". В документе под грифом "Совершенно секретно" говорится, что история о подвиге 28 бойцов дивизии под командованием генерал-майора Ивана Панфилова, которые якобы ценой своих жизней остановили немецкие танки в бою под Москвой 19 ноября 1941 года, не соответствует действительности и является вымыслом журналистов газеты "Красная звезда".
После этого директора Госархива уволили "по собственному желанию"; президент России вскоре переподчинил себе Росархив, ввиду особой значимости и секретности содержащихся в нем документов; всех скептиков, ставящих под сомнение историю о 28 панфиловцах официально назвали "кончеными мразями"; искателям правды о подвигах во времена Великой Отечественной предрекли "гореть в аду" и нашли новые доказательства подвига панфиловцев, а в Госдуму РФ даже внесли законопроект о патриотическом воспитании россиян, который так и не был рассмотрен, так как нуждался "в существенной юридико-технической и лингвистической доработке".

К ВОПРОСУ ОБ ИСКРИВЛЕНИИ ЗЕРКАЛ



תמונה ללא תיאור
09.07.2019 12:39 Автор: Борис Геллер фото: предоставлено автором

К вопросу об искривлении зеркал

 
Тридцать два года тому назад мы покинули СССР. Понимание того, что ехать надо в Израиль, пришло не сразу, и не само собой. Его сформировали годы "отказа", - спасибо им, хотя, конечно, благодарить надо ОВИР, Коммунистическую партию и лично дорогого Леонида Ильича. Израильтяне часто спрашивают: "Что побудило вас уехать?" Со временем я отточил ответ. СССР, – говорю я – было Государством Тотальной Лжи и Кривых Зеркал. В нем было непросто жить, и немыслимо воспитывать детей". Местные, кроме откровенно тупых, как правило понимают.
В последние годы меня не покидает ощущение, которое в литературе называется déjà vu. Радио, телевидение и печатные СМИ фабрикуют откровенную ложь, а, поскольку страна маленькая, укрыться от нее нет никакой возможности. Все почти так, как было в Стране Советов. "Почти", правда, весьма существенное. Ведь там – это была их страна, не наша. 
В череде событий всегда можно отыскать point of no return, после которой уже нельзя вновь видеть пасторальную картину происходящего.
Для меня такой датой стало 24 марта 2016 г., день, когда солдат Эльор Азария пристрелил в Хевроне террориста. Боже правый, кто только тогда не высказался на тему о "кодексе чести", "справедливом наказании", кто не кричал "не позволим!". Самый громкий голос принадлежал тогдашнему министру обороны Моше Яалону, - сразу после, до окончания следствB8я, до суда. Спасибо, что официа=льные теле и радиоканалы не называли террориста "бойцом за освобождение Палестины от сионистского ига". Но, в целом, до этого был маленький шажок. Насколько маленький? А это стало понятно неделю назад, когда полицейский, в рамках самообороны, пристрелил матерого преступника.
Здесь надо бы передохнуть и сделать поясняющую сноску. Я прослужил в полиции Израиля чуть более 25 лет. По специальности я эксперт-криминалист, но не "кабинетный", нет. И белого халата у меня никогда не было. Десятки лет я выезжал на места самых тяжких преступлений, о которых жители страны узнавали в вечерних новостях: убийства, изнасилования, ограбления с применением оружия, оборот наркотиков, террор. Мой рабочий день начинался, когда попало, и оканчивался, когда завершалась работа. В Эйлате, в Тель-Авиве или в Кацрине.
Я видел трущобы Беэр-Шевы, дворцы наркобаронов в Лоде, бордели и подпольные казино. Меня трудно чем-либо удивить. Среди моих коллег были выходцы из всех общин, и, конечно же, эфиопы. Их много в полиции, особенно в патрульной службе и в частях, специализирующихся на разгоне демонстраций. Во время длительного курса "Ведение переговоров в кризисных ситуациях" я жил в одной комнате с прекрасным парнем, следователем Гането Луи. Вечерами у нас было достаточно времени на разговоры, а я – хороший слушатель. Так что можно сказать, что вводный курс по теме "Эфиопская община" я одолел.
По количеству разводов эфиопские семьи стоят в стране на первом месте. По случаям насилия в семье – на втором, после ара=B1ов. Постоянная маска – мы слабые, мало зарабатываем, нас травят и обижают. Конечно, не будем обобщать. Есть эфиопские адвокаты, ученые, студенты-отличники, врачи, медсестры, военные, судьи. Но, к сожалению, не они делают погоду и не они задают тон. У меня нет статистики, касающейся процентного содержания выходцев из Эфиопии в израильских тюрьмах. Кто осмелится опубликовать? А хотелось бы знать.
За все годы службы я НИ РАЗУ, НИ В КАКОЙ ФОРМЕ, НЕ СЛЫШАЛ НЕГАТИВНОГО ВЫРАЖЕНИЯ В АДРЕС КОЛЛЕГ – ВЫХОДЦЕВ ИЗ ЭФИОПИИ! И что бы ни говорил бывший генеральный директор полиции, предвзятого отношения в полицейской среде к ним нет. Видимо, на шестой этаж первого корпуса главного штаба полиции информация доходит в искаженном виде, просачиваясь сквозь бронированные двери и минуя пост внутренней охраны.
Похоже, что за почти три года, разделяющие "случай Азарии" и "случай эфиопа", израильское общество не только ничему не научилось, не только не извлекло урок, но просто-напросто скатилось по наклонной плоскости в сторону Одной Шестой Части Суши. А нам казалось, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.
Руководствуясь мелкими политическими расчетами, в погоне за лишний голос, в желании угодить, расстелиться, вылизать, выкрикнуть громче, чтобы все слышали, в том числе и в Европе, местные политики прилюдно вывалива тся в грязи, диктуя СМИ позорные, лживые тексты, кастрируя и без того обескровленную и нищую полицию. Кто побольнее полоснет? Кто покрепче вдарит? Давайте, ребята! Когда к власти придут левые ф=D0шисты из организаций за права человека, они это оценят и вас, безусловно, пожалеют.
Еще не кончилось следствие, еще не вынесен и не обжалован приговор, но ведущим и комментаторам телеканалов уже все ясно. Полицейский – преступник и убийца. Жертва – невинное бело-пушистое существо без, упаси господь, и тени уголовного прошлого. Его сообщники, проходящие по делу свидетелями, паиньки, футбольное будущее страны, кандидаты на курс летчиков. Они говорят "спасибо", "пожалуйста", "извините" и не знают, где продают пиво, сигареты и наркоту.
Правильные термины и понятия подменяются лживыми, - народ ведь туп, подмены не заметит. Чего стоит лишь "полицейский не при исполнении". Официально поясняю: нет такого зверя! Полицейский ВСЕГДА при исполнении, - таковы инструкции. Он может быть не на задании, не в патрульной машине, но ПРИ ИСПОЛНЕНИИ – ВСЕГДА. Сколько раз мне приходилось быть "при исполнении" во время отпуска, шопинга, вечерних пробежек, посещений больниц. Сколько раз я натыкался на подозрительные предметы в магазинах, на улицах и в ресторанах, вызывал подмогу и саперов, а сам, до их приезда, пытался блокировать движение и держать любопытных на расстоянии. Сколько штрафов выписал нарушителям дорожного движения, будучи по дороге в гости, домой, к детям.
Я хожу с оружием всегда. Так учат на всех курсах: "Террорист не привязан к вашему рабочему графику. Он может напасть в любой момент и в любом месте." Мне повезло, у меня были отличные учителя, и все они упор делали не только и не столько на технику стрельбы, но, в первую очередD1, на психологических аспектах ношения оружия. Когда наступает ОН, ТОТ МОМЕНТ, КОГДА НАДО, НЕ КОЛЕБЛЯС=AC, ВЫСТРЕЛИТЬ В ЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА? Большинство полицейских из цивилизованных стран выходит на пенсию, так никогда и не выстрелив ни в кого, кроме мишени. Исключение составляют бойцы спецназов, но это – другая песня.
И инструкторы по "крав мага" не устают повторять, что лучший бой тот, которого удалось избежать. Что такое самооборона, и где ее границы, полицейским поясняют по десять раз на дню. Тень МАХАШа (Отдел по расследованию противоправных действий полицейских Минюста) висит над всеми постоянно. Любое, самое мелкое происшествие, при котором "жертва произвола" подала заявление в МАХАШ – это месяцы унизительных допросов, задержка очередного звания, а иногда – следственный изолятор, суд и тюрьма. Но СМИ уверены, что все ровно наоборот: МАХАШ – машина для выписывания оправдательных приговоров, свой своего не обидит, им лишь бы дело закрыть.
Мы не были свидетелями того, что произошло в тот вечер в парке. Я смею лишь предположить, что:
- стрелявший полицейский был вменяем (он лишь недавно сдал смену)
- он понимал, что он ПРИ ИСПОЛНЕНИИ 
- он не хотел убивать 
- он чувствовал прямую, непосредственную опасность, исходящую от группы хулиганов
Зафиксирован его звонок в полицию с просьбой о подмоге. Она не прибыла вовремя. Думаю, что в ту долю секунды, когда он решал "да" или "нет", его мозг просканировал все последствия ответа "да". Он выстрелил, то есть сделал то, что должен был сделать на его месте лD1бой вменяемый профессиональный полицейский.
Как только я узнал из выпуска новостей об этом происшествии, мне было ясно, что судьба несчастного парня предопределена: его публично распнут в угоду левакам, эфиопам и тем потенциальным избирателям, которым в этом году полицейские выписали штрафы. Еще бы, - выборы на носу. На кону ВЛАСТЬ, а полицейского даже в микроскоп не видно. Подумаешь, покалечим жизнь ему, семье и детям. Разорим их финансово, размажем по асфальту. Пусть продадут квартиру, чтобы заплатить адвокатам, пусть детей в саду и в школе травят "папой-убийцей", пусть жена не ходит на работу, - все чепуха! На кону ВЛАСТЬ, ДЕНЬГИ, СИЛА.
Все дружно отметились, даже единственный в стране более или менее достойный 20-й канал ТВ. Гилад Эрдан, я счастлив, что уже несколько месяцев как я – пенсионер, и вы не мой министр! Вы опозорили не только себя, но и 28000 своих подчиненных. Вы опозорили простых следователей, у которых в производстве одновременно по 60-70 дел, вы опозорили патрульных, которые боятся тронуть пальцем преступника. Ведь засудят! 
Господин премьер-министр, вы уже давно опозорили страну, превратив ее в боксерскую грушу ХАМАСа. На этой неделе вы шагнули еще дальше, отдав приказ не пресекать беспорядки, парализовавшие государство. Вы явно устали. К большому сожалению, разумной замены вам на горизонте нет – мельчает Каспий – но это не дает вам право на ошибки подобного рода.
А что до эфиопской общины – на мой взгляд они добились результата, прямо противоположного тому, который был намечен. Ничего, кроме презрения они не добились. А профессиональным левакам – по барабану. Наклонная плоскость длинная, тут еще работать и работать. Да и зеркала искривлены ещ е не все.

ДВА ЛИДЕРА


Два лидера                                                                                            

Борис Гулько

 Борис Заходер, одаривший детей и взрослых замечательными пересказами на русский Винни Пуха и Алисы в стране чудес, строкою гения описал прошлое, настоящее и, боюсь, будущее человечества: «Ах, Рассудку вопреки, Миром правят дураки».
Не ныряя глубоко, обозрим век ХХ. Начался он в Европе вполне пристойно. На дворе стояла, как тогда говорили, La Belle Époqueпрекрасная эпоха. Писатели и поэты создавали замечательную литературу, музыканты играли чарующую музыку, в картинных галереях Парижа цвёл импрессионизм, а в Вене и Берлине – экспрессионизм. И в гиганте на востоке континента, несмотря на унизительное поражение в войне с Японией, беспорядки 1905 года и еврейские погромы, трагедия не виделась неизбежной. Быстро росла экономика, плодоносили культура и наука. Какими безумцами нужно было быть правителям основных стран Европы, чтобы затеять в их благополучном мире Мировую Войну?!
Поразителен результат той войны, унесшей около 22 миллионов жизней – проиграли все. Лишился короны германский кайзер, Австро-Венгрия рассыпалась на части, а Российская империя, выйдя из МВ1, залилась куда большей кровью в войне Гражданской и переродилась в «Империю зла». Верх несостоятельности явил тогда русский царь, который, накануне победы в войне – до капитуляции Германии оставалось 8 месяцев, из-за смуты в столице вместо того, чтобы использовать верные ему войска и подавить смуту, отрёкся от престола и погубил тем страну, династию, свою семью и себя.
«Победители» Франция и Англия грабительским «Версальским договором» посеяли зёрна германского реваншизма и заложили под Европу бомбу замедленного действия. А чтобы лишить себя возможности разрядить эту бомбу, приняли доктрину пацифизма  – непротивления злу. Поэтому, когда германский реваншизм дал ядовитые всходы в виде нацизма – не нашлось на западе от Германии вменяемых политиков, готовых своевременно выкорчевать их. Советский же деспот почуял возможность, поддерживая Гитлера, создать условия для своего похода за мировым господством. МВ2, подготовленная новым поколением правителей-дураков и развязанная двумя диктаторами-злодеями, по своему ужасу многократно превзошла Первую – под 100 миллионов погибших.
Но в процессе этой войны в Европе, среди сонма правителей-дураков, проявился первый в столетии достойный – Уинстон Черчилль. Его речь в Палате Общин 4 июня 1940 года, в которой он поклялся: «Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на пляжах, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся…», показала Гитлеру кто ему противостоит. И бесноватый фюрер спасовал и на вторжение в Англию не решился.
Приведя западную коалицию к победе над Германией, Черчилль своей Фултонской речью 5 марта 1946 года также возглавил отпор другой злодейской стране – СССР. Победу в этой войне – «Холодной» – торжествовали двое других выдающихся политиков: Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер. Если в список мудрых и решительных национальных лидеров ХХ века добавить также генералов Франсиско Франко и Аугусто Пиночета, спасших Испанию и Чили от погибели социализма, а также Вацлава Гавела, возглавлявшего бескровные «Бархатную революцию» и раздел Чехословакии, то список будет почти исчерпан. Трое последних профессиональными политиками не были и в критические для своих стран периоды пришли в правители со стороны.
Обычно «короля делает свита» – истеблишмент – продажная пресса, политики – интриганы и оппортунисты. Поэтому и правителями, за редчайшими исключениями, становятся обычно люди такого сорта – ловкие функционеры, бессовестные карьеристы, коррупционеры, а то и очевидные дураки, поддерживающие друг друга. Даже «спасителю отечества» Черчиллю сразу после военной победы, которой Англия была обязана своему лидеру, на выборах 1946 года пришлось уступить социалисту Эттли. Черчилль горько заметил о своём победителе: «Для скромности у м-ра Эттли есть все основания».
 Из-за неудач моделей демократических правлений, опробованных в античных Греции и Риме, Юлий Цезарь вернул в пришедший в упадок Рим монархический метод правления. Это позволило империи в её восточной части просуществовать ещё долгих 14 с половиной столетий.   
Самое успешное современное государство – США – приняло оптимистично-пессимистичную систему правления, смешав монархию и демократию. Президент США обладает почти королевской властью, но через 8 лет (если переживёт перевыборы после четырёх) неизбежно должен уйти. Это позволяет стране выживать при правлении дураков, и со следующем правителем изживать глупости предыдущего. Ведь каждый дурак глуп по-своему.
Но есть опасность, что 8 лет одного дурака или негодяя сменятся восемью годами другого такого же. Подобное несчастье может непоправимо изменить характер страны. Так после прогрессивного происламского социалиста и чёрного расиста Барака Обамы, призывавшего в своей речи чернокожих американцев голосовать «против наших врагов» – белых, была близка к победе на выборах насквозь коррумпированная Хиллари Клинтон, так же как Обама ученица и последовательница радикального социалиста Сола Алинского. Истеблишмент, или как его сейчас называют в Америке «правящий класс» – журналисты и газетчики, «глубокое государство», госслужащие, университетские гуманитарии, Голливуд, трудящиеся находящихся на содержании арабских стран аналитических центров, были готовы к безвозвратной трансформации США в загнивающее прогрессивное государство западноевропейского толка.
Почти сверхъестественная победа Дональда Трампа, несмотря на дружное противостояние ему «правящего класса» и даже большинства избирателей, давших Хиллари перевес почти в 3 миллиона голосов, оставила стране шанс вернуться к её славному прошлому, «стать вновь великой», как обещал Трамп. Он – необычный президент, первый в истории страны президент-неполитик, человек со стороны, «из публики». Богатый застройщик, Трамп мог бы проживать век в своё удовольствие, продолжая организовывать «конкурсы красоты», играя себя в своём популярном телешоу. Он пошёл в президенты, как до него генералы Франко и Пиночет, чтобы спасать свою страну, над которой нависла тень, как когда-то над Испанией и Чили, губительной социалистической трансформации.
Чтобы оценить опасность, грозящую в наше время Америке, достаточно посмотреть недавние дебаты двух групп демократов, по 10 человек в каждой, претендующих на президентство в выборах 2020 года. Если предыдущие два президента-демократа, искусные лгуны Клинтон и Обама, хотя бы исхитрялись перед выборами производить впечатление заботящихся о благе страны, нынешние кандидаты выглядят политиками, откровенно стремящимися свою страну разрушить, да ещё убогими мозгами. Так бывший обамовский министр Джулиан Кастро, по мнению знатока американской жизни Владимира Козловского наиболее реальный «кандидат в кандидаты», заявил, что обеспечит правом на аборты «трансженщин», то есть мужчин. Вместо гомерического хохота остальная девятка ответила дуралею почтительным вниманием. Другая десятка дружно подняла руки, обещая обеспечить бесплатной медицинской страховкой нелегальных эмигрантов. Демократы призывают открыть южную границу, превращая тем США в большой Гондурас. Примерно, как в песенке незабвенного Аркадия Арканова: «Гондурас, Гондурас – В сердце каждого из нас». Чтобы подчеркнуть эту свою мечту, двое диспутантов часть своих речей сказали на испанском.
У крошечного Израиля, окружённого врагами, такого полигона для ошибок, как у США нет. Но из-за необыкновенной пестроты политических и идейных воззрений населения создать стабильное правительство здесь чрезвычайно сложно. Досрочные выборы в Израиле не исключение, а правило. В этом году они произойдут даже не после формирования очередного правительства, а до того.
Тем удивительней, что при такой флюидности, среди шестёрки последних премьер-министров, между лузерами, завезшими в страну банду Арафата и снабдившими её территорией, оружием и деньгами, предавшими союзников – армию Южного Ливана и тем усилившими и приведшими к северной границе Израиля Хезболлу, изгнавшими еврейских поселенцев Гуш Катива и создавшими в южной части Израиля Хамасстан, угодившего в тюрьму коррупционера – в стране обнаружился и проявился выдающийся политический деятель Биби Нетаньяху. Прекрасно образованный, превосходный экономист, развернувший социалистическую экономику – единственный случай в истории, (обычно социализм – летальный приговор народному хозяйству) – в капиталистическую, блестящий дипломат и оратор (в Америке его назвали «новый Черчилль), успешно выстоявший 8 лет правления ненавистника Израиля Обамы и сейчас успешно ладящий с антиподами США и Россией, дважды проливший свою кровь в отчаянных операциях спецназа, наконец – отпрыск достойнейшей израильской семьи – сын выдающегося историка, секретаря Зеева Жаботинского и брат национального героя Израиля, погибшего при руководстве легендарной операцией в Энтеббе, Биби – благословение Израиля. Он – величайший в мире, наряду с Трампом, политический деятель этого столетия.
 Характерно, что на обоих этих лидеров Биби и Трампа – ожесточённо восстал истеблишмент их стран, обычно выделяющий из своей среды очередного правителя-дурака. Против Биби ополчились отставные генералы, не те великие воины, что одержали немыслимые победы в Шестидневной войне и войне Судного дня, а те, которые не могут решительно победить банды Хезболлы и Хамаса, утверждают каждый выстрел по врагу с адвокатами, предали солдата, застрелившего недобитого террориста и уподобляют славных воинов ЦАХАЛа преступникам Вермахта. Против Биби юристы пекут нелепые обвинения, считая их для убедительности тысячами (дело одна тысяча, дело две тысячи и т.д.), подсчитывают количество сигар, подаренных ему за десятилетия другом, не получавшим взамен услуг. Отдельная война ведётся против жены премьера: повздорила с кухаркой, заказала на званый обед еду из ресторана, сдала казённые бутылки.
Особую предательскую роль против Биби ведёт популярный среди не вжившихся в израильское общество русскоязычных эмигрантов Авигдор Либерман, обязанный началом своей карьеры Биби. В 2018 году он развалил одно правое правительство Израиля, в 2019 – не допустил формирование другого. Бесценные месяцы произраильского президентства Трампа, когда можно бы провести важнейшие изменения, из-за этого уходят впустую.
В бытность министром иностранных дел Либерман сделал безвизовым въезд в Израиль гражданам России и Украины. Это – политика, аналогичная открытым границам США, за которую ратуют демократы. Либерман воспрепятствовал проведению генетических тестов, способных помочь людям доказать их еврейские корни. Он борется против еврейского характера Израиля, обещая отменить в стране идущие из иудаизма правила. Сейчас политическая позиция Либермана против правых и против еврейской традиции – аналогична антиеврейскому Мерецу.
Выдающиеся правители калибра Трампа и Нетаньяху – редчайшее явление, единицы на столетие. Израильские выборы 17 сентября покажут, каких лидеров заслуживает наш народ – демагогов-генералов, социалистов и антисионистов, опирающихся на поддержку арабских партий, или возглавляющего правое правительство национальных интересов евреев выдающегося премьера Биби Нетаньяху.     

СПАСИБО ЗА ДРУЖБУ, ЛЕНЯ!


СПАСИБО ЗА ДРУЖБУ, ЛЕНЯ!
(к «шлошим» со дня похорон Леонида Школьника)
Барух  Камянов-Авни

            Мне повезло: в течение лет пятнадцати мы с Леней Школьником были соседями по дому в иерусалимском районе Кирьят-Йовель – квартира, в которой он поселился с семьей после их возвращения из США, была этажом выше моей.
            Сдружились мы с ним не сразу: Лене была известна моя репутации любителя выпить, он и сам был таким же, но после двух операций на открытом сердце алкоголь был ему категорически запрещен, и он капли в рот не брал. Заходил он к нам поначалу довольно редко, пока не убедился, что я не пытаюсь вводить его в соблазн и опасности в этом смысле не представляю. Я тоже нечасто поднимался к нему: во-первых, у него был мелкий нервный и брехливый песик, с которым мы друг друга терпеть не могли, а во-вторых, оба мы были трудоголиками, не склонными к пустой болтовне, и общались по большей части в «Скайпе» и по делу. Расслабиться мы себе позволяли только в дни некоторых футбольных и баскетбольных матчей: оба старались не пропускать игр с участием сборных Израиля и иерусалимских команд, за которые мы болели: «Бейтара» и «Ха-Поэля». Правда, в отличие от меня, Леня был болельщиком-гурманом и смотрел еще и матчи лучших европейских команд, а я был и остаюсь типичным квасным патриотом. Во время важных для нас обоих матчей мы созванивались с ним и обсуждали забитые (или заброшенные в корзины) мячи и острые моменты.
            Леня очень быстро включил меня в свой авторский коллектив, и почти в каждом выпуске сетевого журнала «Мы здесь» стали появляться мои стихи, статьи или реплики в постоянно кипевших в нем спорах. Вскоре я уже не представлял себе жизни без «МЗ» и по нескольку раз в день просматривал его страницы.
            Оказалось, что мы со Школьником сходимся во многом: в мировоззренческих вопросах, в литературных пристрастиях, в отношении к израильским и зарубежным политикам и общественным деятелям. Сам он писал в «МЗ» редко, но все, что появлялось в его редакторской колонке, было отмечено незаурядным журналистским талантом, безупречным вкусом и глубоким пониманием происходящих событий.
            Если журналистом он был отличным, то редактором – уникальным. Занимая вполне четкие позиции по всем обсуждаемым в журнале вопросам, он давал в нем слово выразителям самых разных, порой диаметрально противоположных точек зрения. Леня предоставлял трибуну и рафинированным интеллигентам, и скандальным люмпенам, если чувствовал, что завязавшаяся драчка представляет интерес для многих читателей и способствует привлечению к жизни «МЗ» все новых и новых людей. С моей точки зрения, Школьник был порой слишком терпим к некоторым авторам, склонным нанос=ить своим оппонентам удары ниже пояса, хамить им и провоцировать их на грубость, но, бывало, и его терпение лопалось, и он отстранял их на определенный срок от участия в дискуссиях.
            Леня был замечательным другом. К нему можно было обратиться с любой просьбой, и он бросал все дела и делал все для ее выполнения. На что был способен в дружбе этот человек, проиллюстрирую одним примером. В августе 2015 года мне исполнялось 70 лет. К этому времени я закончил писать книгу воспоминаний «По собственным следам», над которой работал десять лет. Всем своим друзьям я разослал ее электронный вариант в полной уверенности, что если она и будет когда-нибудь издана, то только после моей смерти: и денег у меня на это не было, и возможностей для распространения. За несколько дней до моего юбилея по «Скайпу» раздался звонок – Леня. «У тебя водка есть? – спросил он. – Доставай, я сейчас к тебе зайду». – «Тебе же нельзя!» – «Да я только пригублю, символически». Через минуту в дверь постучали, и на пороге возник мой сосед. В руке его был полиэтиленовый пакет. «Раскрой», – сказал он. Я раскрыл – и испытал настоящее потрясение: в пакете были два экземпляра моей прекрасно изданной книги. Оказалось, что Школьник задумал и сделал мне к юбилею сюрприз. В Нью-Йорке у него был друг, хозяин русскоязычного издательства «Либерти» Илья Левков. Илья одно время жил в Израиле, знал мои стихи и согласился выпустить мемуары за свой счет. Моя благодарность обоим беспредельна.
            Еще одно свойство Лени стало известно мне только после его смерти: невероятная, просто патологическая скромность. Я знал, что Школьник когда-то переводил стихи с идиш, но то, что он и сам оригинальный поэт, и поэт экстра-класса, стало мне известно только что из прощальных слов его друзей в «Фейсбуке», процитировавших несколько совершенно замечательных стихотворений. Надеюсь, что Илья Левков издаст его посмертный сборник, а я счел бы за честь подготовить его к печати.
            Как многие незаурядные люди, Леня был феноменально непрактичен. Иврит он не знал и, получив по почте очередное письмо из банка, государственной или муниципальной организации, страховой компании, приходил к моей жене, которая, досконально изучив израильскую бюрократию, объясняла ему суть вопроса и составляла списки шагов, необходимых для его решения. Леня возвращался домой, садился к компьютеру – и забывал обо всем напрочь. До следующего письма. Он так и не получил положенные его семье деньги – и немалые! – по страховке жизни его умершей несколько лет назад жены, хотя для этого ему нужно быть только вместе с сыновьями съездить куда-то и что-то подписать. Дом, в котором мы живем, подлежит сносу в рамках кампании «Пинуй у-винуй», причем за наши трехкомнатные квартиры мы получим гораздо лучшие, четырехкомнатные, в BDовом доме. Для подтверждения своего согласия на участие в ней надо опять же куда-то съездить и что-=о подписать. У Школьников на это времени так и не нашлось, и теперь против них может быть подан судебный иск, ибо они тормозят начало проекта. Теперь это уже проблема не Лени, а его сыновей, которые, похоже, унаследовали отцовскую непрактичность…
            Весной Леня заболел и попал в больницу: воспаление легких и язва желудка на фоне острой сердечной недостаточности. Он как-то сразу сник, почти перестал есть, за каких-то пару месяцев потерял килограммов двадцать, стал заговариваться, и мне стало ясно, что дело плохо. Когда я впервые приехал к нему в реабилитационный центр в городе Маале-Адумим, я пытался как-то растормошить его, говорил о том, что тысячи людей во всем мире ждут новых номеров «МЗ», что он нужен сыновьям, а для всего этого необходимы силы и он должен заставлять себя есть и пить. На все мои слова у него был один ответ, произносившийся шепотом, – так он был слаб: «Есть и пить буду дома».
            Домой ему уже было не суждено вернуться…
            Прощай, Леня! Пока мы все, твои друзья, живы, мы будем помнить тебя.
Пытался передать Леониду целебный прополис, но было уже поздно...
Мои глубокие соболезнования его близким и друзьям.    Давид М.

КАК ЕВРЕИ СТРОИЛИ СОЦИАЛИЗМ В СССР

КАК ЕВРЕИ СТРОИЛИ СОЦИАЛИЗМ В СССР

Рассказ о том, как два американских еврея индустриализировали сталинский СССР

Яков Фрейдин

Есть такой старый анекдот про то, как в английскую Палату Лордов пришли два еврея Сёма и Фима. Сёма говорит:
- Я вижу, вам нужен туннель под Ла-Маншем. Есть предложение – мы с Фимой будем копать. Я со стороны Англии, а Фима с материка. А потом мы встретимся посередине.
- А что будет, если вы не встретитесь? - забеспокоились лорды.
- Ну тогда у вас будет два туннеля!
Шутки-шутками, но в реальности два других еврея смогли сделать куда больше, чем один туннель – при их содействии СССР превратился из аграрной в мощную индустриальную державу, отзвуки которой слышны и поныне. Сталин уверял, что к концу второй пятилетки в стране был построен «социализм», хотя какой смысл он в это слово вкладывал, нам уж не узнать.  Скорее всего, для него мощная тяжёлая индустрия и социализм были синонимы. В этом рассказе я пытаюсь произвести художественную реконструкцию того, что произошло 85 лет назад.
Меня долго занимал вопрос об экономическом чуде СССР в 30-е годы прошлого века. То, что там произошло, иначе, как чудом назвать невозможно. После захвата власти большевиками, или как они говорили «пролетарской революции», страна совершила интеллектуальное самоубийство. Почти вся научная, техническая и творческая элита была либо физически уничтожена, либо отправлена в лагеря, либо эмигрировала. Малое число тех, кто остался на «воле», существенного влияния на экономику страны оказать никак не могло просто по факту малочисленности и ограничений из-за «непролетарского» происхождения. Кроме того, индустриальная инфраструктура страны была почти полностью разрушена, а политический климат прогрессу не соответствовал. Чтобы восстановить все эти колоссальные потери даже по самым скромным подсчётам было нужно по крайней мере два поколения, то есть где-то полвека жизни в нормальных человеческих условиях. Но не было ни этих лет, ни нормальных условий. Однако чудо было — всего за каких-то 10 лет экономика не только была полностью восстановлена, но некоторые её области намного превзошли европейский уровень. Например, к 22 июня 1941 года СССР имел существенно больше танков и самолётов, чем немцы, и это при том, что каких-то 12 лет до того в СССР вообще не было ни танковой, ни авиационной промышленности. В литературе можно найти несколько объяснений этому удивительному явлению, начиная от мудрого руководства тов. Сталина до интеллектуального взрыва раскрепощённой еврейской молодёжи, хлынувшей в города после гражданской войны. Все такие объяснения выглядят красиво только на эмоциональном, но не на логическом уровне.
 Есть американская поговорка: «Опыт ничем заменить нельзя» и это верно – как ни командуй, как ни учись по книжкам, как ни копируй то, что сделано в других странах, как ни воруй чужую технологию — никогда не удастся наладить производство качественных изделий, если предварительно не набраться практического опыта. А это занимает годы и годы. Именно носителей опыта в СССР почти не осталось. Тем не менее, за невероятно короткий срок опыт появился и даже преумножился. Откуда он взялся? Как это получилось? Правду от нас тщательно скрывали при советской власти, да и сейчас очень мало про неё известно, хотя в наш век интернета раскопать эту правду не так уж и трудно. Суть её в том, что создание мощной советской индустрии оказалось возможным благодаря двум евреям, российскому и американскому.
В 1928 году, когда товарищу Сталину было под пятьдесят, уже держал он в кулаке всю страну. Это приятно щекотало его самолюбие и грело сердце, хотя где-то в глубине души ковырялся противный червячок неполноты счастья. Ну казалось бы, чего ещё желать – ты Хозяин, почти бог, что ещё? Куда до тебя царю! Николашка и на троне толком сидеть не умел, не то, что быть полноправным владыкой. Ещё и пятидесяти нет, а под тобой уже огромная страна, на всех ключевых постах – свои люди, для которых не только твоё слово, но один лишь взгляд силу закона имеет. Оппозиции считай-что нет, никто и пикнуть не смеет. Кто чирикал – умолк навсегда, а кто по глупости надумает клюв раскрыть – тоже долго не пропоёт. И это всё сделано за каких-то пять лет, ну может чуть больше. Хорошо. Спокойно. Но… Что такое одна страна, хоть и огромная, когда там, за кордоном – другой и богатый мир, которому до тебя просто нет дела! После разгрома Антанты капиталисты хвост поджали и навсегда потеряли надежду разбить большевиков силой. Угрозы от них нет, но всё равно стоим мы буржуям костью поперёк горла. Вот бы по этому горлу да полоснуть… — улыбнулся товарищ Сталин сладкой, но пока несбыточной, мысли.
Товарищ Сталин заграницей, считай, что и не был. Лет двадцать назад, ещё до германской, побывал в Стокгольме да Лондоне на партийных конференциях, вот и всё. Но наслышан немало о Европе и Америке, их культуре, а главное — о невероятном прогрессе в науке и технике. Куда до них лапотной России, где он числится богом! А вот они там его богом не считают. Обидно…. Пока не поздно надо их к рукам прибрать, чтобы товарищ Сталин и для них богом стал, как у себя дома.  
Вон Троцкий всё твердит о мировой революции. Ну выкинули его из страны, так он и в Турции не утихает, всё о том же талдычит. Но если вдуматься, ведь прав сукин сын, всё верно говорит – только так с ними и нужно. Нет иного пути. Именно мировая революция решит все проблемы, и Ленин то же говорил. Но что он может сделать из Турции, болтун пархатый? Языком Запад не перешибёшь. А товарищ Сталин говорит мало, но при полной власти над своей страной дело сделать может, а уж когда сделает, то не один лишь СССР, а весь шар земной будет у него в кулаке. Вот для этой желанной цели и нужен мировой пожар. Очень нужен. Но голыми руками огонь не разжечь – только силой, а не длинным языком иудушки Троцкого. Товарищ Сталин хорошо понимал — чтобы покорить капиталистов нужны две вещи: абсолютно послушная армия и самое новейшее вооружение. Пока эти два фактора не появятся, о мировой революции и думать нечего. Начинать надо с вооружения, а за армию можно взяться и попозже.
Товарищ Сталин в математике был не силён, поэтому мыслил пятилетками, как пальцами на руке: пять лет заняло партию к рукам прибрать, пять лет займёт из аграрной страны сделать индустриальную, и ещё пяток – армию вооружить, обучить и приручить. То есть нужны две пятилетки чтобы раздуть пожар мировой войны. Году эдак к 1939-му, в конце второй пятилетки, глядишь и разгорится.
Так, вероятно, думал хоть и малограмотный, но по-восточному хитрый вождь. А подумав, позвал к себе товарищей-соратников на совещание, чтобы всё спланировать и по этому плану не отлагая приступить к делу.
Товарищам идея индустриализации страны понравилась, но засомневалась – где же взять технологию, знания, опыт, оборудование? Нет у нас ничего. После революции и гражданской почти что все спецы либо были уничтожены, либо удрали заграницу, либо затаились. Оборудования на заводах мало, а то что есть, совсем устарело, да и вообще страна-то аграрная. Товарищ Зиновьев так и сказал:
- Даже то, что делаем, никуда не годится. Вот у нас в Ленинграде на заводе Красный Путиловец пытаемся делать фордовские трактора. Вроде всё точно копируем, а полное говно получается. Не знаем секретов производства, а спросить не у кого. И так во всём. Нет, никак не получится за пять лет построить мощную индустрию. Хорошо бы, конечно, но никак не получится. Нереально.
Тут товарищ Микоян идею подал —  да, сами никак не справимся, но ведь абсолютно всё, что нужно — оборудование, технологию, и даже опытных спецов можно купить в той же Америке. Пусть Америка нам построит социализм, а мы за ценой не постоим!
Засмеялись соратники – вот потеха будет, если капиталисты нам социализм построят! Товарищ Рыков тоже посмеялся со всеми, а потом грустно сказал: - Ну да, технику-то в Америке мы купить можем, а кадры? Кадры где взять? Не привезёшь ведь из Америки миллионы рабочих!
Другие товарищи с ним согласились, зашумели, заспорили. Кто-то вспомнил, что ещё три года назад договорились было с Фордом о концессии для постройки тракторного завода в Сталинграде, но ничего из этой затеи не вышло. После того, что мы всё в стране национализировали, Форд, да и другие капиталисты ни в какие концессии с нами не верят. Мы, конечно, покупаем у Форда за валюту массу автомобилей и тракторов, но сами делать ничего не можем. Кадров нет. Да и не трактора нам нужны, а танки.
Однако товарищ Бухарин Микояна поддержал, сказал, что с заводом в Сталинграде не вышло, потому, что не так договаривались, по дурному - какие к чёрту концессии! Да и свои бюрократы заели. Я думаю, капиталисты рады будут продать всё, что только возможно, если почуют, что можно хорошо заработать. Тут главное - надо договариваться по другому, умнее, на их буржуазном языке. Без всяких концессий, то есть за наличные. Мы заплатили, они продали, деньги получили и все довольны. Язык, который буржуи хорошо понимают – прибыль. А что касается кадров, то миллионов их рабочих не нужно. Пригласим на работу пару тысяч американских спецов, вроде, как варягов, дадим им все условия чтобы обучили наших рабочих всем премудростям. Много времени это не займёт, от силы пару лет, а там и сами справимся.
- Но с другой стороны, — сам с собой заспорил товарищ Бухарин, — боюсь, нам-то они ничего продавать не будут. Не дураки ведь буржуи, понимают, что тракторный завод можно превратить в танковый всего за неделю. Зачем же им вооружать большевиков - своих заклятых врагов? Себе дороже….
- А ты, Бухарчик, не бойся, - сказал товарищ Сталин, - не бойся, и всё. Вспомни, что по этому поводу говорил Ленин: «Капиталисты готовы продать нам верёвку, на которой мы их повесим”. Именно так. Придёт время и повесим, а сейчас эту верёвку надо у них купить. Как думаешь, Серго, кому поручим закупку техники и спецов? Дело тонкое…
- Подходящего кандидата для такого дела найти не просто, но непременно найдём, — сказал Орджоникидзе, — главное, чтобы человек этот технически грамотный был, свободно на иностранных языках говорил и для американцев выглядел, как бы своим, чтобы верили ему. Непросто такого найти, но поищем. Но вот куда более сложная проблема – а где деньги взять? Денег-то много надо! Миллиарды долларов. Не думаю, что у Госбанка для этого хватит валюты. Как думаешь, товарищ Пятаков?
- У товарища Пятакова в Госбанке денег – одни пятаки, — пошутил товарищ Сталин, — однако если денег нет, значит надо их достать, хоть из-под земли. Когда мы революцию делали, тоже были нужны деньги и мы их всегда получали. Кое-кто нам добровольно давал, а чаще брали силой. И сейчас возьмём. Ясно, что заграницей таких денег миром не взять, а силой пока не можем. Значит надо брать здесь. Вопрос только – у кого?
- Надо действовать по Марксу: товар-деньги-товар, - сказал Орджоникидзе. Торговать надо.  Мы что-то продали, деньги получили, а на них купим, что нам надо. Хорошо бы резко увеличить продажу за валюту наших товаров в Европу и Америку. Проблема, однако в том, что нам особо и продавать-то нечего. Нету у нас ходового товара.
- А вот в это не могу поверить, — сказал, попыхивая трубкой, товарищ Сталин, — не может быть, чтобы такая огромная страна, как СССР, не имела, что продать. Давайте-ка, подумаем, что им от нас надо? Какой товар их интересует? Что думает товарищ Микоян?
Микоян помедлил малость и ответил (был он тогда наркомом торговли): - Я вижу только пять товаров, что они охотно купят: золото, церковное имущество, ценности из наших музеев, промышленное сырьё и хлеб. Особенно хлеб. Ничего больше. Золотишко кое-какое в Гохране найдётся, с икон да кадил много денег не набрать, а вот музейные ценности продавать жалко, народное ведь достояние. Сырьё — ну там уголь, лес, цветные металлы – самим позарез нужно, а хлеба вообще еле-еле для себя хватает. Мало пока хлеба даёт деревня. Если сейчас хлеб у крестьян отнять – будет голод похлеще, чем в 22-м году на Волге. Да и не отдадут крестьяне хлеб. А силой брать - вымрет деревня. Так что же продавать?
Тут товарищ Сталин улыбнулся: - Откуда у Анастаса Ивановича эта мелкобуржуазная сентиментальность? Золото и музейные ценности наши никуда не денутся. Сейчас продадим, а придёт время — всё проданное заберём обратно, ещё и приумножим. Природные ресурсы – тоже мера временная, когда будем иметь свою промышленность, продавать перестанем. А пока надо добычу сырья резко увеличить. Ну а что касается изъятия хлеба у крестьян, так вы, товарищи, вижу плохо знаете ленинизм. Опять напомню слова Владимира Ильича: «Пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мировой революции.” Так что по поводу голода в деревне не волнуйтесь, это всё издержки большого дела. Вот мы поручим эту работу товарищу Менжинскому, думаю ОГПУ с важной партийной задачей справится. Подключите к этому делу и товарища Ежова из Наркомата Земледелия – это работник с инициативой. Надо немедленно изъять у народа золото, меха, иконы и прочие ценности, какие ещё остались, а у крестьян – зерно. И не церемониться. Не дадут сами — отнять силой, да примерно наказать, чтобы другим неповадно было. Всё, что реквизируем, сразу продавать! Продавать за валюту. Так и наберём денег. Как говорил Ильич, цель-то у нас архиважная — мировая революция. Возражения есть? Ну и хорошо, тогда решено. А что касается нашего представителя в Америке для закупок, ты, Серго, поищи. Время не терпит.
Через несколько дней Орджоникидзе позвонил Сталину и попросил принять его вместе с председателем Амторга Саулом Григорьевичем Броном. Это был коренастый человек лет сорока, с тихим голосом и обходительными манерами. Родом он был из Одессы, сначала учился в Киевском Коммерческом Училище, откуда его погнали за иудейское происхождение и социал-революционную деятельность. Тогда он уехал в Европу, получил блестящее образование в Германии, Франции и Швейцарии. Университет Цюриха присвоил ему степень доктора наук по экономике. А когда Брон вернулся домой, то вскоре стал директором банка по внешней торговле (позже переименованного во Внешторгбанк СССР), в 1926 году короткое время работал заместителем Микояна, наркома внешней и внутренней торговли, а затем в марте 1927 года его послали в Америку руководить Амторгом. В те годы Советы и США ещё не имели дипломатических отношений.
Амторг был основан в 1924 году как частное акционерное предпринимательство при прямом участии американского еврея-капиталиста, очарованного идеей коммунизма, Джулиуса Хаммера (отца того самого Арманда, который был «другом» Ленина). Но на самом деле это было de facto советское торговое представительство, которое, вдобавок, ещё и шпионской деятельностью занималось. Назначение Брона руководителем Амторга было тепло встречено американскими бизнесменами и политиками. Им импонировал этот блестяще образованный, культурный и обходительный господин, так непохожий на образ кровавого большевика, который рисовало воображение по слухам из Совдепии. Брон завязал тесные, даже дружеские, отношения со многими руководителями американского бизнеса, включая Генри Форда, Сэма Кейна (Chase National Bank of New York), Джерарда Свопа (General Electric), и многих других.
Брон в совершенстве владел английским, французским и немецким языками, был мастер вести переговоры и уже сумел заключить выгодные контракты с Фордом для строительства завода, позже названного ГАЗ, в Нижнем Новгороде и с IGE (International General Electric)  для строительства в СССР электростанций по плану ГОЭЛРО.
Сталин принял Брона в своём кабинете. Кроме Орджоникидзе, там были ещё А.И. Рыков, А.И. Микоян, В.И. Межлаук (зам. председателя ВСНХ) и ещё несколько руководителей. После краткого вводного слова товарищ Сталин спросил:
- Товарищ Брон, тут товарищ Орджоникидзе и другие товарищи рекомендуют вас как человека, который может договориться с капиталистами. Надеюсь вам разъяснили чрезвычайную важность задания? Партия поручает вам дело, от которого зависит будущее не только нашей страны, но и всего Мира. Надеемся, что вы не подведёте. Речь идёт не об одном заводе или одном заказе. Мы хотим перестроить всю страну. Вы в Америке работаете уже полтора года, есть ли у вас на примете кто-то, с кем мы можем договориться о строительстве у нас тяжёлой промышленности?
- Я думал об этом, товарищ Сталин. У меня вот какое предложение. Есть в Америке, в Детройте, архитектурная компания, владеет которой мой хороший знакомый Альберт Кан. Вот думаю, с него и надо начать…
- Это не совсем то, что нам нужно – архитектура. Наша задача куда шире, - сказал Сталин.
- Название обманчивое, это только так называется – архитектурная компания. На самом деле Кан совершенно уникальная фирма, которая делает все ступени строительства. Как говорят в Америке, это «всё под одной крышей» – от технического задания, до проекта, до строительства фабрики, включая закупку оборудования и его установку. Они сдают завод «под ключ», то есть готовым к работе. Интересно, что многие американские архитекторы к Кану уважительно не относятся — он мало обращает внимания на архитектурные украшения и эстетику. Для него главное – функциональность и эффективность. Он любит говорить: «функциональность это король, надёжность – королева, а эстетика – придворный шут».
Все засмеялись, закивали одобрительно, а товарищ Рыков спросил: - А долго ли занимает проектировка завода и его строительство?
- Именно в этом, товарищ Рыков, и есть главная уникальность фирмы Кана. Разработка проекта занимает всего один месяц, от силы два, в зависимости от сложности. Сразу же начинается строительство и всего через полгода завод вступает в эксплуатацию. Никто в мире даже близко ничего подобного делать не может. Все заводы Форда построил именно Альберт Кан, да и не только Форда. Практически вся автомобильная индустрия Америки, все фабрики, все её промышленные здания, поточные линии, университетский комплекс в Детройте, всё сделано Каном. Он строит не только в Детройте, но и по всей Америке и во многих других странах. Думаю, никого лучше нам не найти…
- Ну что-ж, — резюмировал товарищ Сталин, — тогда начинайте с Кана, но помните – договаривайтесь и с другими, кого найдёте, чтобы этот мистер Кан знал, что на нём свет клином не сошёлся. Кан-каном, но нам ведь не только заводы нужны (заулыбались товарищи сталинскому каламбуру). Для этих заводов оборудование и продукция требуются, уже готовые разработки, гидростанции, генераторы, нам много чего надо. Вы там сами решайте с товарищами из ВСНХ, но главное помните – короткие сроки и низкая цена. Деньги экономьте. Особое внимание уделяйте тракторам, самолётам, автомобилям, машиностроению, электрификации. Да, вот ещё — самое главное: кадры. В договоре обязательно должно быть оговорено, чтобы их специалисты сюда к нам приехали, всем руководили и обучали наших рабочих. Без этого условия ничего не подписывайте. Есть у вас к нам вопросы, товарищ Брон?
- Мне бы надо знать, какими финансами я могу располагать. Речь ведь может идти о сотнях миллионов долларов и даже миллиардов.
- Вы им дайте понять, что они будут иметь дело с необычным партнёром. Не с какой-то фирмой, как они привыкли. Вы представляете не Амторг, а огромную страну. Скажите им, что нельзя сравнивать финансы одной фирмы и государства. Деньги у нас есть. Мы гарантируем оплату, но между нами говоря, в разумных пределах, так что деньгами не сорите. Если больше вопросов нет, желаю успеха. Держите лично меня в курсе всех ваших переговоров. Помните, дело это чрезвычайной важности…
Чтобы наскрести деньги партия начала ограбление своего народа и неслыханный по масштабам геноцид крестьянства. Между тем, Саул Брон вернулся в Нью Йорк и сразу связался с Альбертом Каном, а затем сел на поезд и поехал к нему в Детройт договариваться. Но сначала расскажу кратко о самом Альберте Кане.
Родился он в 1869 году в немецком городке Rhaunen в многодетной семье раввина. С детства учился играть на рояле и рисовать, хотя был дальтоником и не различал цвета. Спасаясь от антисемитизма, семья сначала перебралась в Люксембург, а в 1880 году эмигрировала в Америку. Отец был вынужден зарабатывать, путешествуя по стране и продавая швейные машины, а сам Альберт, чтобы помочь родителям, в двенадцать лет бросил школу и пошёл зарабатывать. Сначала работал в конюшне и одновременно рассыльным у одного архитектора. Там его долго не продержали, так как хозяину не нравился запах конского навоза, которым была пропитана одежда мальчика. Потом он перешёл в более крупную архитектурную фирму, тоже рассыльным. Вскоре новый хозяин приметил смышлёного парнишку и назначил его чертёжником, а затем проектировщиком. Как-то Альберт послал на архитектурный конкурс свою работу и выиграл. В качестве приза он получил стипендию на годовую учёбу и стажировку в Европе. Вернувшись в Америку, в возрасте 26 лет от открыл в Детройте свою, до сего дня процветающую архитектурную фирму Albert Kahn Associates, Inc.
Альберт был невероятно изобретателен. В своих проектах он внедрял новшества, которые позволяли удешевить производство, увеличить эффективность и сократить сроки. Так, он изменил форму железобетонной арматуры, что убрало температурные колебания, увеличило прочность и существенно уменьшило потребление метала. Он придумал строить промышленные здания из стандартных блоков, что не только резко снизило стоимость, но и во много раз ускорило проектировку и строительство. Репутация его быстро росла, клиентами были Форд, Крайслер, Паккард, Дженерал Моторс, Репаблик Стил, и множество других крупных компаний, для которых он строил заводы, поточные линии и разрабатывал технологии. Еженедельный оборот фирмы Кана к 1929 году достиг одного миллиона долларов, что в нынешнем измерении приблизительно 14 миллионов. За все годы, он построил примерно 20% всей промышленной инфраструктуры США.
В работе Альберту помогал его брат Морис, на которого он возложил часть забот по получению заказов и контактов с клиентами. Одним из его ближайших друзей, как ни странно, стал Генри Форд — прожжённый антисемит. Видимо каждому юдофобу нужен свой «хороший» еврей, но, как подметил историк В. Базаров, «Случай, когда у еврея есть друг – антисемит, я встречаю впервые”.
Саул Брон приехал в Детройт в середине марта 1929 года. На вокзале его встретил Морис Кан и отвёз в гостиницу, а затем на обед. Туда приехал и Альберт. Брон сказал братьям, что у него есть полномочия разместить в Америке крупные заказы на строительство в СССР сети заводов. Он считает, что фирма Кана могла бы в этом принять участие. Братья обещали подумать и дать свой ответ через три дня.
Когда через три дня Брон появился в кабинете у Альберта, там уже был Морис. Они извинились, что не могут его порадовать положительным ответом. Без обиняков сказали, что по совету Генри (то есть Форда), с которым они это предложение обсудили, с Советами лучше дела не иметь. У Форда уже был опыт и он предостерегал, что русские это ненадёжный и нечестный партнёр: слово не держат, с оплатой тянут, квалификации на местах никакой, воруют нещадно, причём на самом высоком уровне – кому нужен такой клиент? Себе дороже…
Брон пустил в ход всё своё искусство убеждения. Сказал, что русский народ так много претерпел за свою историю и сейчас у него есть шанс встать на ноги, что в еврейской традиции помогать нуждающимся. Сказал, что сейчас ситуация изменилась и Кану будут даны неограниченные полномочия и свобода действия, что правительство окажет всяческую помощь, и прочее, и прочее… А что если для пробы, сказал он, начать только с одного проекта — со Сталинградского тракторного завода? Мы заплатим вперёд. Мало того, Амторг берёт на себя набор американских специалистов для работы в СССР по контракту, так что Кану в основном придётся иметь дело с американцами. В чём же риск? И главное – это взаимовыгодно, то есть помогая России, вы помогаете себе.
В конце марта договорились. Адвокаты подготовили контракт на 30 миллионов долларов и в апреле Альберт и Саул его подписали. Амторг объявил о массовом наборе в Америке инженеров, техников, проектировщиков, технологов. Обещал прекрасную зарплату (75% в долларах и 25% в рублях) и хорошие условия жизни. Брон не знал, что всех американцев, приехавших в СССР на работу, заставляли получать советские паспорта, объясняя это якобы существующим законом для иностранных рабочих. Чем это для них потом обернулось, нетрудно догадаться...
Работы начались немедленно, проект сразу пошёл полным ходом. На американских фирмах были размещены срочные заказы и уже через шесть месяцев всё оборудование было перевезено в СССР и смонтировано. В октябре 1929 года завод начал производство и не столько тракторов, сколько танков. Разумеется, от Кана этот факт скрыть было нельзя, но глядя с другого континента, он рассуждал, что русским это необходимо для защиты от поднимающегося в Германии нацизма и антисемитизма. О немецком антисемитизме Альберт хорошо помнил ещё с детских лет, а кроме того полагал, что русские имеют право на оборону – в Америке уже хорошо была известна книга Гитлера ”Mein Kampf”, где он говорил о «жизненном пространстве» на востоке и о России, как о «колоссе на глиняных ногах», которого легко сокрушить. Откуда Кану было знать, что не об обороне думал Сталин, а о нападении?
Только-только в Сталинграде пошёл первый завод Кана, как обрушилось всё в мире капитализма — началась Великая Депрессия. Закрывались фабрики, разорялись банки, миллионы людей теряли свои сбережения, средний доход американской семьи упал на 40%, 13 миллионов рабочих потеряли работу, заводы работали по три дня в неделю. В Кремле потирали руки – ветер подул в нашу сторону! Брон получил от Сталина телеграмму «Форсируйте контракты с Каном». Великая Депрессия заставила Кана и других американских бизнесменов быть менее привередливыми — они уже сами звонили и слали телеграммы Брону с предложениями выгодных контрактов. После Сталинграда ещё один гигантский тракторо-танковый завод стали строить в Челябинске. В феврале 1930 года Брон заключил с Каном небывалый контракт на 2 миллиарда долларов (29 миллиардов в нынешних деньгах) и это только за проектирование и оборудование.
Рабочая сила сюда не включалась, да и как оценить стоимость рабского труда миллионов советских граждан? Кан был назван главным консультантом советского правительства по промышленному строительству.
Десятки тысяч безработных американских инженеров и техников осаждали Амторг в надежде получить работу в России. Были там и идейные коммунисты, но большинство всё же просто хотело работу. Чтобы быть ближе к объектам, в Москве под руководством Мориса открыли филиал фирмы Кана «Госпроектстрой» — в то время крупнейшую проектную фирму в Мире. Там работали 25 американских инженеров и более 2.5 тысяч советских. Алберт жаловался на текучесть русских работников – проработав несколько месяцев, они увольнялись, несмотря на хорошую зарплату, а вместо них приходили новые. Не знал он, что это был советский метод обучить как можно больше людей американскому инженерному искусству. Так, через его школу прошли более 4 тысяч советских инженеров, а у них потом учились многие тысячи других по всей стране.
У Альберта возникали периодические трения с советским руководством. Как принято в Америке, он сначала проектировал и строил жилые дома для рабочих, а уж потом заводы. Советским это не понравилось, строительство жилья запретили и велели строить только заводы. Рабочие поживут в бараках, да палатках — не велики господа! Так оно и шло – в деревнях вымирали от голода крестьяне у которых ежедневно отбирали до 1.5 миллионов пудов зерна для продажи в США за валюту, а на стройках в жутких условиях жили и часто умирали рабочие.
Кан не только строил в СССР «социализм», но и был главным координатором всех советских закупок в США. Кроме его фирмы, на СССР работали Форд, Катерпиллер, Остин и десятки других крупнейших американских компаний. Все проекты Кана были типизированы, что давало колоссальную экономию времени и средств. За три года Кан построил в СССР около 570 объектов: танковые, авиастроительные, литейные и автомобильные заводы, кузнечные цеха, прокатные станы, машиностроительные цеха, асбестовую фабрику на Урале – да вообще всё. По американским проектам построили  Днепрогэс (строила компания Хью Купера), Уралмаш, Уралвагонзавод, Нижне-Новгородский автозавод и сотни других. Иными словами, Кан создал всю советскую военную промышленность, ибо практически каждый «гражданский» завод выпускал военную продукцию. После нападение Германии, СССР смог продержаться и выстоять – без мощного индустриального костяка это было бы невозможно. Самовлюблённый Гитлер был в плену у собственных иллюзий десятилетней давности и верил себе, что Россия это всё ещё «колосс на глиняных ногах», хотя ноги у колосса, благодаря Кану, уже были из стали.
В 1930 году Сталин перевёл Саула из Нью Йорка в Лондон и назначил руководителем АРКОСа, торгового представительства в Англии, пусть и английские капиталисты нам помогают строить социализм и Брон сможет с ними договориться. Брон оправдал надежды и сумел заключить выгодные контракты с рядом английских фирм. В 1932 году Сталин решил сфокусироваться на европейских промышленниках, особенно немецких. Германия только-только начала подниматься после депрессии и была готова работать на СССР за куда меньшую плату, чем американцы. Как всегда, Сталин хотел одним ударом убить двух зайцев. Помочь себе и помочь Германии. Не исключено, что это было частью далеко идущего сталинского плана по милитаризации Германии и использования её в будущем для захвата Европы.
К этому времени из крестьян выжали всё, что только возможно и валютные запасы СССР упали до катастрофического уровня. Сталин решил что американские цены слишком высоки, а кредитов там получать не удавалось, поэтому Амторгу послали приказ не продлевать контракты с Каном и другими американскими компаниями. Брон слал из Лондона Сталину телеграммы и пытался добиться личного разговора чтобы отговорить от разрыва с Каном, обещал убедить американцев снизить цену и дать кредиты, но всё напрасно. Сталин не любил когда с ним не соглашались.
Морис и его инженеры вернулись домой в США, но многие тысячи американцев, приехавших по контракту с Амторгом, продолжали работать – они, как я уже писал, формально числились советскими гражданами и их предупредили, что за переписку с родственниками в Америке или контакты с американским посольством они будут арестованы, как шпионы. Правительство США на своих граждан махнуло рукой – с дядюшкой Джо, как они называли Сталина, ссориться никто не хотел.
Осенью 1934 года Сталин вызвал к себе нового шефа НКВД и сказал:
- Товарищ Ягода, нам стало известно что злопыхатели и троцкисты всех мастей распространяют вредные слухи, будто бы не советский народ под руководством партии построил наши заводы и фабрики, а якобы сделали это для нас американские, английские и прочие капиталисты. С распространителями этих порочащих слухов надо нещадно бороться.
Товарищ Ягода взялся за дело засучив рукава и вскоре практически все инженеры, руководители, техники, каждый, кто прошёл школу Кана и около десяти тысяч американцев, приехавших в СССР по контракту с Амторгом, были арестованы, многие расстреляны, а остальные отправлены в лагеря. Выжили единицы. Террор набрал особенную силу после убийства Кирова. Сталин не забыл, что Брон с ним не соглашался, и вскоре Саул почувствовал на себе злопамятность вождя – в 1935 году его перевели из наркомата торговли на должность зам. директора издательства ОГИЗ, хотя он пока ещё продолжал жить в правительственном «Доме на Набережной».
Товарищ Орджоникидзе был немало огорчён таком поворотом дел. Он чувствовал, что американские и европейские специалисты, да и сам Саул Брон, заслуживают лучшего отношения. Серго считал их как бы своими подопечными и воспринимал репрессии против них, как удар рикошетом по нему самому. Тяжело переживал и даже пытался заступаться – звонил Ягоде и несколько раз говорил об этом со Сталиным, но тот только отшучивался и переводил разговор на другую тему. В феврале 1937 года товарищ Сталин вызвал к себе нового наркома НКВД Ежова и сказал:
- Товарищ Ежов, меня очень беспокоит здоровье нашего боевого соратника товарища Орджоникидзе. У него совершенно расшатаны нервы. До меня даже дошло, что он подумывает о самоубийстве. Если такая беда случится, то партия будет очень опечалена, но уверен что справится с этим горем и пойдёт дальше победным путём. Подумайте, товарищ Ежов, как можно помочь товарищу Орджоникидзе.
Товарищ Ежов подумал, после чего не прошло и недели, как товарищ Оржоникидзе неожиданно застрелился. Сталин, как и обещал, действительно был опечален, но продолжал идти победным путём. Товарищ Ежов был вообще очень понятливым работником, поэтому вскоре никого из связанных с американскими проектами в живых не осталось, а самого Брона взяли 25 октября 1937 года. Он был обвинён в шпионаже и заговоре против Сталина и после зверских пыток расстрелян в апреле 1938 года. Такова была благодарность вождя тем, кто построил для него «социализм». Счастливчиком оказался Альберт Кан, поскольку он был вне досягаемости дядюшки Джо, и умер в своей постели в 1942 году, успев внести огромный вклад в развитие американской военной промышленности во 2-й Мировой Войне.
Сейчас можно только гадать, что было бы с СССР и Миром, если бы не Брон и не Кан. Но история не имеет сослагательного наклонения и потому оставим эти упражнения фантастам.
P.S. При написании этого рассказа я пользовался рядом источников на русском и английском языках, а так же разговаривал с детьми некоторых американцев, которые приехали в СССР через Амторг и затем погибли в Гулаге. Из использованных материалов я особенно хочу упомянуть следующие работы:
  1.  Валерий Базаров. Как американец Альберт Кан создал военно-промышленный комплекс Советского Союза. Интернет журнал "Заметки по еврейской истории", N. 143, Авг., 2011.
  2.  Sonia Melnikova-Raich. The Soviet Problem with Two "Unknowns": How an American Architect and a Soviet Negotiator Jump-Started the Industrialization of Russia, IA. The J. of  Soc. for Industrial Archeology Vol. 36, No. 2 (2010), Vol. 37, No. 1-2 (2011)
  3.  Federico Bucci. Albert Kahn: Architect of Ford. Princeton Architectural Press (2002).
Фотографии с изображением С.Г. Брона публикуются с любезного разрешения С.М. Мельниковой-Рэйч.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..