пятница, 24 июля 2015 г.

ДА БУДЕТ СКОРОСТЬ!


ДА БУДЕТ СКОРОСТЬ!

ДА БУДЕТ СКОРОСТЬ!
Edward TESLER, Ph. D. 

Уже не в первый раз имею я удовольствие откликаться на реплики А. Красильщикова. Можно не соглашаться с трактовкой, но несущественной их тематика не бывает. Вот и теперь ("Трагедия скорости", Обзор №31) он затронул тему исключительной важности: столкновение неспешной культуры человечества с электронными скоростями современности. Феномен этот неоспорим. Но так ли уж он трагичен? И так ли уж он нов для человечества?

Философ Абрахам Маслов заметил, что если решение — молоток, то все проблемы выглядят как гвозди. Упрощенчество он высмеял правильно, но молоток обидел напрасно. Именно молоток стал решением кардинальной проблемы жизни, на гвоздь никак не похожей. Природа динамична, и жизнь должна следовать этой динамичности. Биологическая эволюция только этим и занимается. Если, скажем, вокруг множество питательных орехов с твердой скорлупой, то она всего лишь за какой-нибудь миллион лет выведет живое существо с твердым и тяжелым, как молоток, кулаком. И будет оно этими орехами питаться и процветать. Эта специализация и завела эволюцию в тупик, выходом из которого стало нечто прямо противоположное: универсальный хватательный орган — рука, в сочетании с развитым мозгом. Появилось существо, которое могло бы, хватаясь за ветки, влезть на дерево и нарвать орехов: молоткообразный кулак для этого бесполезен. А потом теми же мягкими пальцами, к ломке скорлупы непригодными, схватить молоток. Или какой-нибудь другой инструмент. Появился человек. Молоток и стал первым шагом в его независимости от эволюции.

Но независимости — в чем именно? В результате? Очевидно, нет. Орех, расколотый кулаком, ничуть не хуже расколотого молотком. Разница — в скорости приспособляем. На изобретение молотка понадобилось неизмеримо меньше времени, чем на выращивание кулака. Барьер скорости, воздвигнутый неспешной эволюцией, был преодолен, и человек двинулся семимильными шагами...

Стоп. Не шибко-то он двинулся. Природа ему приготовила второй барьер, на этот раз энергетический. На другом конце молотка или лопаты — всё та же ограниченная мускульная сила руки. К счастью, не миллионы лет понадобились, а только тысячи, чтобы этот барьер преодолеть: взнуздать неисчерпаемую энергетику самой природы. Изобрести воловье ярмо, и парус, и тепловой двигатель, и электромотор, и ядерный реактор. Но: в чем преимущество нашей технологической цивилизации? Опять же, не в результате. Землекоп выкопает котлован не хуже экскаватора. Парфеноны и пирамиды строили люди, понятия не имевшие о подъемном кране. Скорость иная. Теперь-то уж можно рвануть. Скоростных барьеров более не предвидится, за исключением разве что пределов, поставленных фундаментальными законами природы. Скажем, скорости света.

Но нашелся ещё один. Эволюция слепа. Цивилизация, по крайней мере в теории, развивается осмысленнее и потому куда скорее. Чтобы случайно получился, допустим, "Гамлет", нужно всю вселенную забить обезьянами с пишущими машинками, да и то не уверен, получится ли. А осмысленно — Шекспир в одиночку справился. Но осмысленно — значит, сначала создать в своем мозге мысленную, информационную модель "Гамлета" или любого иного творения, а уж потом осуществить его материально. И настало время, когда ограниченные возможности памяти живого мозга и переработки информации в нем стали очередным барьером для скорости . Третьим после эволюционного и энергетического. И человек ответил на него в точности так же, как на предыдущие два. Изобрел подходящий инструмент. Компьютер. Конечно, и время на преодоление этого барьера тоже заметно сжалось: не тысячи лет, а только десятки. Но в принципе, ничего нового. Почему же А. Красильщиков (и уж наверняка не он один) считает это трагедией?

Вероятнее всего, не обошлось без ностальгии. Сам этим грешен: тоскую порой по далеким временам, когда были не CAD-CAM, а кульманы, и не фонты, а чертежные шрифты, и не email, a нормальные письма. Кстати, компьютеру не так уж много изменил. Мы, "посвященные", колдовали с колодами перфокарт и бобиками магнитных лент и приезжали по ночным вызовам устранять сбои. Что ни программа — новая проблема. Интересно было. Но PC, персональные компьютеры — это совсем иное. И не в том даже дело, что мы, как динозавры, ушли со сцены. PC — это иная ментальность. Коммерческая. Один (программист) загоняет в ящик как можно больше готовых ответов. Другой этот набор продает. Третий — покупает и пользуется. Какие уж там ночные вызовы, со всеми этими "нажми 1, нажми 2" до технического специалиста и днем-то не очень дозвонишься. И сидит он где-нибудь в Индии. И решения у него — готовые, из другого ящика. Нам, проблемистам прошлого, это трагично. Но ведь специализация, коммерциализация и массовое производство — это магистраль экономики. Проложили на вершину фуникулер, любому ротозею она доступна, и стал не нужен альпинист. Жаль, но рынок — это забота именно о ротозеях. У них долларов больше.

Но ностальгия ностальгией, а нет ли и объективных противопоказаний? Вот ведь и прорыв энергетического барьера — это не только уют отепленного и освещенного дома с холодильником, метровым телевизором и парочкой машин в гараже, но и истощение невосполнимых ресурсов, и колониальные войны, и "империя зла", и Хиросима. Стоила ли игра свеч? И потеря культуры, о чем не без основания сожалеет А. Красильщиков — это серьезно. Если тяжесть этой потери превосходит пользу от преодоления информационного барьера, то об этом не просто сказать — кричать надо. Человек — если, конечно, он человек — не вправе отмахнуться: мы уже в этом глубоко увязли, сделать ничего не можем. Чему быть, того не миновать.

Но может ли компьютер и впрямь убить культуру, то есть всё то, что создает и потребляет человечество, что определяет и формирует его? Не только ценности духовные, но и материальные. От философских трактатов и шедевров искусства до фасонов одежды и ресторанных блюд. В каждой частичке культуры неизбежно присутствуют, хоть и в разных пропорциях, два элемента: информационный и материальный. Возможности компьютера ограничены способностью хранить и с невиданной скоростью перерабатывать информацию о культуре. Сделать эту информацию более доступной потребителю. Дальше уж — его дело. Кого устраивает в видах культурного общения с себе подобными знать, что какой-то Эйнштейн придумал какую-то теорию относительности, двадцати секунд с компьютером более чем достаточно. А для серьезного познания, подбор материалов и прочую рутинную работу пусть выполнит компьютер. Больше останется времени, чтобы неспешно вникнуть в творение гения, сделать его частью своего культурного богатства. От такого уровневого расслоения потребителей культура не пострадает, скорее даже выиграет: того и гляди, приобщится к хорошей музыке человек, в жизни не посещавший концертов. А свой МР-3 отчего не включить. Так что не будем сожалеть о потребителях: каждому своё. Им трагедия не грозит.

Гораздо важнее, как отразится информационное ускорение не на потребителе культуры, а на её творце. На скорости, говорит А. Красильщиков, художник спешит за компьютером, теряет детали, теряет себя. Потеря способности творить — конец культуры. Но ведь тот, кто спешит — не важно, за компьютером, за деньгами или за славой — не художник, а ремесленник. Или просто халтурщик на потребу почтеннейшей публике. Такие есть и будут всегда. Ходила в Союзе такая фраза: вот как выросла культура. В Тульской области теперь 150 членов Союза писателей, а до революции был только один, Лев Толстой. Попробуйте припомнить имя хоть одного из этих 150.

Но лучше всего сказал об этом сам А. Красильщиков в последней фразе своей реплики: "Я спрашиваю об этом у компьютера. Нет ответа". И не будет. Дело компьютера — хранить и выдавать ответы, которые уже есть. Дело человека, творца — искать ответы, которых ещё нет. Искать неспешно: "Служенье муз не терпит суеты". И в то же время гораздо быстрее, не теряя времени на рутину, это компьютера забота. Скорость — не трагедия, а самая суть человека с первого момента его появления в природе, фундаментальная основа его независимости. Да будет скорость!

ДВА ВИДА ЕВРЕЕВ



Два вида евреев
Есть два вида евреев. 
Первый вид - евреи, живущие в диаспоре. Они родились и выросли за пределами Израиля и зачастую соответствуют распространенному стереотипу: щуплые образованные интеллигенты, умные, слабые и боязливые.

Второй вид - израильтяне. Это весьма интересный народ, в котором сочетаются различные качества евреев, вернувшихся в Израиль со всего мира - из Азии, из Африки, из Европы. Народ этот в силу обстоятельств умеет постоять за себя. При этом израильтяне сохранили память о притеснениях и несправедливости, поэтому стараются поддерживать достойный человеческий уровень.

Около года назад на футбольном матче Украина-Израиль пошел сильнейший ливень. Тогда весь мир обошли эти две фотографии, снятые перед началов матча:

israel_soccer2

israel_soccer3

А несколько дней назад произошел еще один футбольный инцидент. В Австрии во время матча с участием израильской команды на поле выскочили какие-то хулиганы и в качестве протеста против уничтожения террористов в Газе попытались побить израильскую футбольную команду. Вероятно, эти хулиганы в Австрии видели только евреев первого вида... И тут как раз существенной оказалась разница между хилыми евреями диаспоры и тренированными спортсменами-израильтянами. Нескольких напавших пришлось госпитализировать...

israel_soccer1

И СОЗДАЛ БОГ ЖЕНЩИНУ


УТОПИИ РУССКОГО МIРА

Утопии Русского Мiра в начале ХХ века и их поражение в борьбе с Западом


На рубеже XIX-ХХ веков русский консерваторы и правые конструировали многочисленные утопии, как Русский Мiр побеждает Запад, устанавливая во всём мире «русскую духовность». Это перекликается с нынешним временем кремлёвских старцев, мечтающих о таком же исходе двух Систем. В первом случае эти русские утопии обернулись разгромом страны.
Нынешняя Россия находится примерно на том же переломе, что и сто лет назад – крушение имперских амбиций, исчерпание прежней экономической модели, рост числа ориентированной на Европу прослойки.
На рубеже XIX–XX веков в кругах российской интеллигенции, особенно правого толка, преобладала кризисная, апокалипсическая картина мира, которая сложилась под влиянием растущей неуверенности в будущем и ощущения непрочности настоящего. В периодической печати, политической литературе и «салонах» господствовало разочарование в настоящем, настроения безнадёжности и нравственной опустошенности. Особенно пессимистические и эсхатологические взгляды имели правые, консерваторы. Это были в основном те «обездоленные», которые потеряли одновременно надежду на реализацию своего политического идеала (после установлению парламентаризма в России в 1905-1906 годах), самоуважение к себе как к «первому сословию», а также постоянно несли экономические потери как землевладельцы в результате политики Витте, а затем и Столыпина.
Свидетельства «революционной ситуации» в умах консерваторов многочисленны. А.Вязигин, редактор правого издания «Мирный труд», озаглавил сборник своих статей «В тумане смутных дней». Редактор «Нового времени», А.Суворин в дневнике предсказывал скорейший распад России. С.Шарапов, журналист неославянофильского направления, мрачно предсказывал конец «Петербургской цивилизации», а с ней вместе, вероятнее всего, и «finis Russiae как Russiae

Мир этих правых и консервативных россиян тогда состоял из утопий и антиутопий. Резко критикуя политику правительства, Шарапов на протяжении десятилетий доказывал благодетельность войны с Германией. Он рисовал такую картину: соединённые силы Германии и Австро-Венгрии захватывают Россию до Волги, Турция оккупирует Кавказ, Япония – Дальний Восток, Сибирь, Урал и Поволжье объявляют о создании самостоятельных государств. Автор пишет: «Казалось бы, это и будет политической смертью нашей Родины. Но в сущности это станет только началом её возрождения». Нашествие неприятеля возбудит угасший патриотизм, вернет интеллигенцию в лоно национальной культуры, сплотит народ, «как рукой снимет всякий социализм», возродится религия, окрепнет связь мужика и барина, утвердится идея славянского единства и, наконец, ярче прежнего воссияют идеалы монархии. Из катарсиса войны и искупительного национального унижения русский народ выйдет возрождённым, Империя – обновлённой и сильно увеличившейся на западе и юге, а немцев будет ждать новый Грюнвальд!».
По другому сценарию Шарапова, Германия вторгается в Россию «по Днепр», но на третьем месяце из-за перебоев с поставками продуктов и сырья для заводов, германская «промышленная машина» не выдерживает внутреннего напряжения и «разлагается». Кроме того, славяне Австро-Венгрии целыми армиями сдаются в плен, не желая воевать против своих братьев, а Франция и Великобритания открывают второй фронт. Первая оккупирует в Эльзас и Лотарингию, а вторая разбивает немецкий флот и десантируется в колониях. Вскоре русские войска вступают в Берлин и немецкое правительство капитулирует.
Но помимо этого война имеет и собственное «благотворное» значение для России. Как и в Германии, в России сокращается внешняя торговля, но для страны это настоящее благо. Импортные товары придётся изготовлять самим, что приведет к развитию отечественной экономики. Итогом станет укрепление экономической самостоятельности и процветание страны (очень похоже на тип мышления нынешних, начала XXI века, кремлёвских старцев).

Утопический очерк известного историка Д.Иловайского «Более тридцати лет спустя» (1897 год) показывает картину сокрушительного поражения России от немецких войск. Автор использует военный сюжет для того, чтобы показать, какие пороки настоящего привели к катастрофе. По мнению Иловайского, ахиллесовой пятой Российской империи было засилье иностранного капитала. Кроме экономического кризиса он диагностирует упадок народного духа и нравов, а также усиление «антигосударственных» элементов в лице евреев, немецких колонистов, «гнилых либералов» (опять же – всё как сегодня у кремлёвских старцев).
В конце концов, тяжелое положение в экономике вынудило царя выступить против Германской империи. Россия сразу оказалась в полной изоляции. Когда выяснилось, что против России поднялись Англия, Швеция, Япония, Греция, Румыния, не говоря уже о Германии и Австро-Венгрии, то её давний союзник, Франция, предпочел не вмешиваться. К тому же, «пятая колонна» подготовила восстание против русских в Царстве Польском, а на Украине поддержку врагу оказывали евреи, штундисты, украинофилы и немецкие колонисты (прототип современного киевского майдана).
Противник захватил господство на морях и овладел столицей Петербургом, а на Дальнем Востоке сопротивление было сломлено японцами, немцами и англичанами. Бежавшее в Нижний Новгород правительство было вынуждено просить о мире. Россия лишалась Финляндии, Привислинских губерний, Бессарабии, Прибалтики, Волыни, Подолии и Армении. Разорённая войной страна вынуждена собирать 6 млрд. контрибуции и подписать кабальный торговый договор, а пока – по Москве маршируют прусские гренадеры.

Иловайский показывает, как не допустить грядущего поражения России и её распда: «Петербургский период» российской истории надо считать законченным; столица переносится в Москву, «недружественные окраины» и Сибирь отпадают, народ сплачивается вокруг императора, «пятая колонна» выявлена, а русский народ получил жестокий урок о том, что у него нет и не может быть друзей за границей.
Ещё один консервативный роман-утопия – «В мире будущего» (1892 год) Н.Шелонского. В нём рассказывается о том, как в России 2892 года, где люди живут большими патриархальными семьями на лоне природы, удалось примирить знание и веру, что вызвало необыкновенный технический прогресс и нравственное совершенство вплоть до овладения телепатией и левитацией. Это позволяет российскому народу без труда, силами одной милиции разбить агрессора – погрязшую в капитализме, индустриализме и империализме Великобританию.
Произведение А.Красницкого «За приподнятой завесой» (1900 год) посвящено подготовке к мировой схватке России с Западом. Автор, близкий к панславистским кругам Петербурга, считает, что «единственное из всех племён в Европе, способное к жизни и прогрессу это славянское племя», которое должно стать опекуном прогнившей Европы (опять же аналогия с пропагандой нынешнего «Русского Мiра»).

Россия снабжает Францию сверхмощными подводными лодками, которые уничтожают английский флот. Победа над Англией послужила толчком для всеобщей смуты: против Британской империи восстали ирландцы, негры, буры, канадцы, австралийцы, китайцы, индусы и афганцы. Немцы с венграми пошли войной на Австрию, датчане выступили против немцев, норвежцы против шведов, португальцы против испанцев; разгорелась мировая война всех против всех: так «дряхлое поколение само себя истребляло». При участии России стал подниматься Китай, уставший от постоянных унижений со стороны европейцев. В русском народе он, однако, встретил не врага, а друга и брата, тоже много выстрадавшего от коварного Запада (отсыл и к сегодняшним легендам про Китай – брата, совместно противостоящего Западу).
Параллельно раскручивается амурно-политический сюжет романа. Внучка правителя России, ревностная христианка, приносит себя в жертву родине, выходя замуж за мусульманина Мурад-пашу – лидера партии реформ в Турции. Россия помогает ему встать во главе государства, а тот соглашается перенести столицу империи в Мекку. Вся европейская часть Турции вместе с Константинополем и проливами без единого выстрела переходят к России. В то же самое время славянский съезд постановляет «влиться в русское море». Образуется славянская империя, берущая в опеку всё человечество.
Красницкий особенно делает акцент на моральном превосходстве славян над западными европейцами. Победа России представлена как закономерная плата по давним счетам, причём Империя выступает представителем интересов всего Востока и даже всего неевропейского мира перед заносчивым соседом, исторические дни которого уже сочтены.

Для Ф.Витберга, автора повести «Политические мечты русского патриота» (1904 год), война тоже является противостоянием мировоззрений и цивилизаций, а не решением конкретных политических задач. Россия живёт идеями и моральными ценностями, а Запад – меркантильными расчётами, отсюда и извечный между ними антагонизм и взаимное непонимание. Главный враг России, по мысли Витберга, не воюющая в этот момент против Империи маленькая Япония, которую разбить будет, конечно же, делом нетрудным, а Соединенные Штаты, этот «промышленный Наполеон», средоточие капитала (снова параллели с сегодняшними днями).
Вскоре, предсказывает автор, мир разделится на атлантический военный блок и континентальный. К первому, возглавляемому Америкой, присоединится Великобритания, Канада и Южная Америка. На сторону России встанет Франция, Германия, Бельгия, Голландия, Дания, Швеция и Норвегия. «При столкновении истинно-нравственных, божественных начал всеобщего братства и мира, провозглашаемых и защищаемых нами, и корыстных, хищнических начал капитализма и промышленного господства победа должна остаться за нами». Но мировая война на этом не заканчивается. С падением Англии и США международное равновесие изменяется в пользу Германии. Индия распадается на множество владений и переходит под покровительство Германии и Франции. Китай и Корея становятся русскими доминионами. Заключительным актом этой исторической драмы будет противостояние «славянства» и «германства», и она закончится установлением господства России над всем миром.

Ещё один консервативный публицист, Петр Р-цкий в работе «Война Кольца с Союзом» (1913 год) рассказывает о ходе военной кампании против Германии. Формальным поводом для войны послужил вооружённый конфликт между Грецией и Болгарией. На первом этапе побеждал Тройственный союз, к которому присоединилась Швеция. Благодаря слаженности своего механизма мобилизации Германия вторглась в Привислинский край, юго-восточную Бельгию, Люксембург и Данию. Однако противники не учли такой козырь Антанты, как авиацию. 150 русских аэропланов обеспечили господство в воздухе. Вскоре немецкое наступление выдохлось, и постепенно русские освободили Царство Польское и захватили Восточную Пруссию. Одновременно русские разбили немецкий и шведский флот на Балтике, и совместно с англичанами высадили десант в Ютландии. Завершающий аккорд: флот Антанты истребил немецкую армаду, русская армия подошла к Берлину, блокада подорвала экономику Тройственного Союза. Через несколько месяцев после начала войны Германия запросила мира.
Характерная для панславистов и неославянофилов германофобия имеет не только геополитическое, но и важное символические измерения. Они видели в войне с Германией выражение национального самосознания русского народа, которому давно пора сбросить с себя иноземное культурное иго, наложенное на страну Петром, и закончить «ученический», петербургский период русской истории. Воображаемая война для них была не столько войной с Германией, сколько войной за утверждение высокой ценности собственной национальной культуры, за русскую национальную идентичность (в начале XXI века кремлёвские старцы также мечтают порвать с западной культурой и идентичностью, силясь доказать самостоятельность «русской цивилизацией»).
Милитаристы-визионеры «запустили» главный движущий механизм русской консервативной утопии – «принцип надежды», но не смогли ввести его в жесткие рамки рациональных программ, они лишь выпустили на свободу демона разрушения, и не смогли с ним совладать. Мировая война, которую увлеченно воображали все недовольные социальные слои и предвкушали реваншисты, фундаменталисты и националисты в России и Европе, в августе 1914 года стала реальностью. Россия в этой войне показала себя как failed state, и все мечты о превосходстве страны над Западом рассыпались как прах.

Несмотря на популярность военной дистопии, всё же в России оптимистические сценарии войн преобладали, что типично для агрессивной страны. В США, несомненном лидере по количеству утопических сочинений на рубеже XIX-XX веков, менее 2% «политической фантастики» предполагали возможность иностранного вторжения на территорию Америки. Характерный пример – книга И.Донелли «Золотой флакон» (1892 год), описывающая крестовый поход против монархий Старого Света во имя принципов американской конституции, которые должны быть провозглашены «на всех континентах и всех островах мирового океана». Последняя битва этой драмы заканчивается поражение последнего оплота зла — Российской империи, и вся Европа при полном сочувствии простых трудящихся перестраивается по американскому образцу.
Столь же помпезно описываются победы американцев в романе С.Оделла «Последняя война. Триумф английского языка» (1898 год). Последняя война б англо-саксонской расы с «полукровной расой подданных российского Царя-Папы» необходима, так как мир нуждается в «одном языке, одной расе, одной системе управления и в единых законах». В результате победы образуются Соединенные Штаты Мира, английский язык становится обязательным, а изучение старых языков запрещается, цветные расы «становятся на колени перед белым человеком и живут только по его милости». России отведено место надсмотрщика над неполноценными расами, этой работой она завоёвывает своё право находиться в семье европейских народов.
ТОЛКОВАТЕЛЬ

ЕВГЕНИЯ ХАСИС: Я - РУССКАЯ

 Расист и убийца Горячев получил пожизненный срок. "Заложила" его член банды - Евгения Хасис. Честно говоря, вздрогнул, прочитав фамилию этой девицы. Но зря. 

«Я - русская» - биография Евгении Хасис от первого лица. 
14th-Feb-2010 06:42 pm
logo


Выполняю твою просьбу, хотя признаюсь, она мне не приятна, особенно находясь здесь. Я бы даже сказала, что подобные разговоры меня ранят, хотя они и понятны, и предсказуемы. Так что я, исполнив твою просьбу, попрошу более к этой теме не возвращаться. Я понимаю, что не прохожу по параметрам идеальной женщины, даже просто достойной Никиты Тихонова: фамилия сомнительная, образование ПТУ-шное, не блондинка и ни разу не голубоглазая. Но что делать, коль на сегодняшний день именно я сижу в Лефортово, а не голубоглазые блондинки. Готова с любой махнуться :)

Итак, я Хасис Евгения Данииловна, 1985 года рождения. Родилась и выросла в Москве. Образование: полное среднее плюс два курса экономического высшего.
Отец – Хасис Даниил Григорьевич. Еще до моего рождения мать с ним развелась, но я всю жизнь общалась со своей бабушкой (его матерью) – Хасис Ниной Андреевной, потому мне есть что сказать о своем происхождении со стороны кровного отца. Его отец Григорий – грек-поселенец на территории России, где-то под Анапой такое было. В греческом оригинале моя фамилия звучит несколько иначе. Точно сейчас не вспомню, но что-то типа Хасиус или как-то так. Женился на бабушке – коренной москвичке. Бабуля у меня самая интеллигентная – банковский работник. Дед работал, говорят, в правоохранительных органах, но это не факт. Что мне хорошо о нем известно – это то, что он был художником-иконописцем. В те времена запрета на религию это приносило не мало серого нала, я полагаю :)
Семья бабушкина была очень православной. За занавеской на стене было изображение Богородицы, а читать меня учили по Библии. Может потому я и стала родноверкой? :)
Бабуля, кстати, обладает чистой славянской внешностью.

Мама – девичья фамилия Холюкова Елена Николаевна. Ее отец – белорус, бульбаш, мать – русская. И бабушка и дедушка жители деревень, но после Войны дед уехал в Москву и всю жизнь работал шофером. Правда не простым, оттого обзавелся и квартиркой и дачкой, а впоследствии после маминого развода с Хасисом, еще и ей квартирку выбил. Бабушка умерла очень рано, маме было всего 18 лет, но все они обладали классической славянской внешностью. Если посмотреть на мою маму в молодости – светло-русые волосы до пояса и зеленые глаза.
После развода с Хасисом Д.Г. мама очень быстро вышла замуж за Летц-Орлецова Константина Константиновича. Который и воспитывал меня с 3-х до 14 лет. У него отец – этнический немец, а мама русская. Оттого такая фамилия. С Хасисом я не общалась до 2008 года.

Когда мне исполнилось 14 лет, отчим развелся с матерью по причине её болезни. Так как мама не могла работать, в 14 лет начался мой трудовой стаж, школу я заканчивала экстерном. Сначала я работала помощницей парикмахера, занималась распространением косметики Орифлэйм, а потом мне помогли устроится продавцом в спортивный магазин «Атлетик-Альянс», в фитнес-кругах известный как магазин «Штайн» на Нахимовском.
Там меня научили основам диетологии, а вот методики по спортивному питанию в те годы мы познавали сами. В России тогда никто толком не знал, что это такое, и мы были первопроходцами. Фитнесом или качем тогда было модно заниматься людям определенного круга, так что основную школу жизни я прошла именно там. Отработала я там 7 лет. И консультантом, и помощником бухгалтера, и начальником склада, и главой интернет-магазина, и закончила свою карьеру в этой компании директором по развитию. Затем я недолго проработала в строительной сфере, потом меня кинуло в полиграфию, ну и вот в последнее время в 1С – менеджером по корпоративным продажам.

Брат Хасис Федор Даниилович женат, двое детей. Сводный брат – Летц-Орлецов Константин Константинович – младший :)
И, кстати, жалко что Лев Аронович Хасис мне никто :) Может снабдил супермаркетом каким-нибудь. Вот бы мы тогда развернулись с передачками узникам :)

Ну вот и достаточно. Исходя из этого можешь и отстаивать мою честь. Но не знаю… Нужно ли это? Мне, наверное, впервые в жизни плевать на «их» мнение. Если они считают, что я недостойна Никиты – пусть найдут ему достойную. Если они винят меня в случившемся, я после суда опубликую все материалы и отвечу на все вопросы. Их же они могут задать и Никите. Если кто-то считает, что я не достойна заниматься правозащитой – пусть сделают это лучше. Ну а если кто-то считает, что я недостойна быть русской – пусть меня убьют, потому что я от своей земли и крови отрекаться не буду! Чего бы мне это ни стоило.

Евгения Хасис.
СИЗО Лефортово.
07.02.2010г.

СУД ЛИНЧА И СОЗНАНИЕ ОБЫВАТЕЛЯ



 Прислали старые черно-белые фотографии Суда Линча. 
В своё время такими фотографиями были забиты газеты и 
журналы в СССР. Помните вечную отговорку: " А у вас 
негров линчуют".  Сегодня в США черные чаще линчуют 
белых, даже слово "негр" карается по суду. Многое 
изменилось в Америке. Но вот в России, как показывают 
комментарии, 
сознание обывателя меняться не желает. 


Vladimir RachevКакие же пиндосы все таки ублюдки.Свободная страна. ДЕМОКРАТИЯ.-мать вашу
Тамара Лобанова
Тамара ЛобановаНадо было бы еще узнать, за что наказали конкретно каждого человека, если ни у одного белого они не вызвали сочувствия. За просто так сжигать живьем не будут.
Негры не столь безобидны, как некоторым это кажется. До сегодняшнего дня в негритянские районы белым людям не рекомендуется заезжать или заходить, особенно в вечернее и ночное время суток.
nokos
nokos → Тамара Лобановаа может поэтому и не могут заходить учитывая прошлые зверства и рабство?
nokos
nokosкстати гитлер почерпнул свои людоедские идеи в сша у форда..............и именно сша до 1944 года финансировало гитлера
Лена Мелихова
Лена МелиховаБедные и за что страдали . От американцев , каким были нужны рабы . Зачем , скажите на милость ? В России хоть слуги были , которые просто прислуживали . А в Америке . . . в Америке рабы , жизнь которых была никому не дорога . Это ужасно . . .
Студент -
Студент -Жуть. "Самая демократичная демократия".
Лена Мелихова
Лена МелиховаАмерикосы ненасытные , вам жизни чужие портить нравилось
Александр Горец
Александр ГорецУжас! Нация преступников...
Саша Воробьёв
Саша ВоробьёвИ после этого, Американцы цивилизованная нация несущая пропаганду своего образа жизни в остальной Мир??????? Чем же они лучше фашистов!!!!!!??????
Максим Перминов
Максим ПерминовНа одной из фотграфий 1943 год. А в принципе такая практика у них была примерно до 60х годов прошлого века. И они еще говорят о том что мы отсталые.
Дарья Мельникова
Дарья Мельниковаэря КОЛУМБ,открыл америку! Кошмар предков макаки,теперь возрождается им по всему миру. Он и бандеровцев учит теперь повторять их злодеяния......
Ольга Чёрная
Ольга ЧёрнаяПочитала комментарии , есть люди что пишут будто нельзя убить просто так , советую прочесть книги американских писателей живших в то время , и не какие -то ,, Унесённые ветром" , а ,, Хижина дяди Тома ", ,,Белый раб", да хотя бы ,,Приключения Гекелльбери Фина", может тогда поменяете мнение.
В. И.
В. И.Вообще негры давно могли бы за все это рассчитаться с белым жидо-ирландским меньшинством и в том числе за последние события - негров полиция стреляет на улицах как куропаток по несколько в день - то же сродни линчеванию.
Георгий Медведев
Георгий МедведевСкоро местами поменяются
Анна Владимировна Зимина
Анна Владимировна ЗиминаПротестантизм во всей своей красе. Так что же это за Gog, в которого они trust?
Эдуард Багаев
Эдуард Багаев → Анна Владимировна ЗиминаОни не верят в Бога. Они говорят Мы боги , Мы правим и говорим кому жить , а кому умереть.
Просто Иваныч
Просто ИванычНи когда мы не будем братьями,,,
Татьяна Брацило
Татьяна БрацилоМне эти изуверские фото напомнили кадры из Великой Отечественной, на которых нацисты казнят наших партизан. И рожи у этих фашистов такие же тупо-самодовольные. Наверное, сейчас Обама мстит белым
kalmurat нигматуллаев
kalmurat нигматуллаевА какой демократии эти ублюдки говорят?
Сборная подзаборная! Это трусы!
Они никогда не знали ,Что значит воевать за Родину!
Sergey Chernyshov
Sergey ChernyshovПолностью согласен с Эдуардом Багаевым
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..