среда, 8 октября 2014 г.

ЕВРЕЙСКИЕ МАЛЬЧИКИ

Еврейские мальчики

  •        
Почему, когда Жириновский, Хинштейн и Соловьев (евреи по происхождению) решают судьбу России, никто не говорит: евреи виноваты! (Из российского блогеровского фольклора).
Статья не новая, но, увы, она злободневна и сегодня – особенно в связи с событиями в Украине. Тогда, в русском мире, еще относительно свободном, статья эта встретила ряд гневных, еврейских окриков. Сегодня «крикуны» поутихли и заняты обычным для России вопросом: "Ехать, не ехать?
Политика, как и бизнес, — дело живое, горячее, яркое. Ну, как здесь без евреев. Сколько бы не было потомков Иакова в любой стране мира, как бы трагична не была их история там, не остановишь еврея. Он снова и снова не страшится пропасти, ничего не желая видеть и слышать. Старый, всегда одинаковый, чужой, тайный мир ему вдруг начинает казаться новым, доступным, понятным. Миром, в котором обязательно будут востребованы его энергия и таланты…. «Избранный народ» будто избран, чтобы вечно лететь на огонь чужой зависти, ненависти, мести…
Рискую быть осмеянным, освистанным и даже битым. Я за введение процентной нормы в России. Естественно, для лиц исключительно еврейской национальности. Нет, не надо раньше времени топать ногами и грозить кулаком. Далеко не все виды обучения и профессиональной деятельности должны подпасть под эту норму. Да здравствуют евреи учителя и врачи, поэты и художники, инженеры и конструкторы, банкиры и офицеры… Пусть никто не ограничивает еврейский гений во всех практически областях применения способностей человека, кроме той его части, которая связана тем или иным образом с политикой.
Сразу слышу хор возмущенных голосов: «Мы граждане этой страны и хотим жить в государстве сильном, свободном, богатом. Почему нам нельзя способствовать этому процессу?»
Способствовали, все было. Вспоминать об этом и обидно и больно. Мне скажут, нынче совсем другое дело: евреи в политике проповедуют, как правило, демократию и либеральные ценности, стремясь удержать Россию на рубежах, достигнутых в 90-е годы прошлого века. (Ох уж эти рубежи)… Замечательно! Но у каждой нации есть законное право устраивать свою жизнь, согласно характеру, ментальности, обычаям своего, а не чужого народа. Не собираюсь заниматься оценочными категориями. Долой расизм и шовинизм, но не верю и никогда не поверю в либеральные бредни о каком-то едином человечестве, об общей мерке для всех народов, о некоей всемирной глобализации. Народы уже гнали кнутом к коммунизму. Нынче гонят пряником к глобализму, но внешне невинный, розовый и голубой либерализм – такой же опаснейший миф.
Прошли выборы в Думу РФ. С болью следил за их ходом, чаще всего по оппозиционным информационным каналам: радио, телевидению, сайтам в Интернете. Слушал, видел еврейских мальчиков и девочек в таком тревожном количестве, что не мог не вспомнить о других мужественных ребятах, жизнь свою положивших на алтарь новой, свободной России в начале ХХ века. Чем кончилась их борьба с «прогнившим царским режимом»? ГУЛАГом, Аушвицем, трагедией ассимиляции. В Российской империи проживало ШЕСТЬ миллионов бесправных евреев. Сколько их там выжило на день сегодняшний – несколько сот тысяч. Что же это получается, граждане?! Черта оседлости и процентная норма защищали от вымирания еврейский народ лучше, чем все мыслимые и немыслимые свободы. Получается, не зря президент Израиля благодарил президента России за эту черту. Ну так вспомним, если не о черте, то хотя бы о черточке.
Понимаю – раз уж прорезался талант к политическим играм – унять себя человеку трудно. Он этим живет, этим зарабатывает на хлеб насущный, порой, неплохо зарабатывает. Но слушаю любого из нынешних революционеров семитского облика и ловлю себя на том, что не я, гражданин Израиля, живу в другой стране, а они, бедные, совершенно не понимают, к кому обращаются, к кому взывают, не видят и не слышат той публики, которую хотят просветить и направить верной дорогой.
radzГотов согласиться – среди евреев России есть и сегодня честные, искренние борцы за «светлое будущее». Увы, честность, искренность и, скажем мягко, недомыслие – слишком часто идут рука об руку. Умники и умницы руководствуются в этой борьбе обычными, практическими мотивами.
Господи, да оставьте вы в покое Россию! Любите ее, помогайте ей, жертвуйте собой во имя ее благополучия, но не учите жить, не навязывайте этой стране свои правила, свои законы. Вам только кажется, что они взяты из общей копилки принципов цивилизованного общества. Это не так.
Вы способны не быть евреями на ледовой арене, за кульманом, у операционного стола, за шахматной доской… Да где угодно. Только не в политическом поле. Вы никогда не поймете, чем живет и во имя чего живет население северной державы, в которой вы родились. Вы можете не знать иврит, считать себя «гражданами мира», поносить Израиль и всеми силами отскребывать с себя свое еврейство. Ничего вам не поможет. За 40 веков ваши предки сделали все возможное, чтобы при всем старании не смогли вы избавиться от желательного и нежелательного наследства. И в этом я солидарен с армией юдофобов.
Вы талантливы, мудры, остроумны, полны сарказма, отлично владеете русским языком, клянетесь в своем патриотизме, но мгновенно становитесь чужаками как только забираетесь на минное, грязное поле политической распри.
Сказанное, конечно, касается не только евреев России. Достаточно вспомнить печальный опыт «народных» революций в Германии и Венгрии начала прошлого века.
В российском диссидентском движении всегда было много потомков Иакова. Ничего не поделаешь – таков национальный характер. В СССР, при «железном занавесе», все это еще можно было объяснить закрытыми границами. Сегодня я никак не могу понять русско-еврейское яростное, непримиримое сопротивление тому миру, в котором живут нынешние диссиденты.
Ну, не нравится вам «новый тоталитарный режим», «кремлевские олигархи», «банда Путина» и проч., – кто вам мешает запастись билетом в один конец и жить в другом мире, с таким народом и таким правительством, которые вам по сердцу. Я вовсе не настаиваю на репатриации и не склонен обвинять всех российских евреев в особом интересе к политической грязи, но вижу и слышу, что пресловутая «процентная норма» явно нарушена, и это безмерно меня огорчает.
Мне скажут: «Страх водит твоим пером. Опыт истории учит, что за политической активностью евреев в галуте неизбежно следует возмездие за эту активность». Готов согласиться. Мне вовсе не хочется, чтобы на моей родине совсем исчез неповторимый «русско-еврейский» воздух. Живите в России, любите Россию, но не забывайте о том, что вы евреи, и у вас есть своя, неповторимая, удивительная жизнь. Смотрю, как празднуют в Москве Хануку всего лишь через три дня после парламентских выборов в Думу, и душа моя радуется. Слежу за культурной деятельностью еврейских центров – и готов приветствовать их работу.
Не зову всех потомков Иакова в Еврейское государство. Убежден, что репатриация – дело любви, а не расчета. Любовь евреев к России – это тоже реальность. Но, убежден в этом, еврей, страну эту любящий всем сердцем, всегда потратит себя на то, чтобы понять далекие от его души и разума законы, по которым издревле живет и развивается российское общество и государство. Поймет и займется делом во благо своей родины, бросив попытки расшатывать и преображать тот мир, который живет, упрямо повторю это, по иным, ему недоступным законам.
Мне вновь возразят: «Как только начнут считать проценты среди евреев-журналистов, политологов и политиков, так и начнется движение к новому делу «врачей-убийц». Нельзя сдавать завоеванные позиции». Справедливо возразят, забыв, правда, при этом, что считать уже начали и счет этот подлейший и кровавый продолжается не одно столетие и с одинаковой силой.

ТЯЖКИЙ ЯКОРЬ ЯЗЫКА

Тяжкий якорь языка - Аркадий Красильщиков
Мы, евреи, всердцах можем называть Россию как угодно - родиной-уродиной, мачехой, империей зла, но родной язык никак иначе не назовешь.
Язык этот, как тяжкий якорь, приковывает нас к тому пространству, в котором мы родились.
С учеными, художниками, музыкантами (репатриантами и эмигрантами) все проще - они говорят на своего рода эсперанто от наук и искусств. А вот писателям, поэтам, журналистам деваться некуда, язык - единственный инструмент, которым мы хорошо владеем. По себе знаю, так как и на 17-м году репатриации приходится работать в России. Рука не поднимется бросить камень в Игоря Губермана, Феликса Канделя или Дину Рубину. Где, по большей части, твой читатель, там и ты сам вынужден присутствовать. Вот и получается: дом в Иерусалиме, а читатель, зритель, слушатель - в тысячах километрах от дома. Впрочем, при наличии современных средств сообщения это не кажется мне неразрешимой и трагической проблемой.
Твой дом - это одно. Место работы - совсем другое. Жить в стране, если ты не считаешь ее своей, еще можно, и это доказано многими значимыми личностями разных национальностей, но жить в стране, которая не считает тебя своим, нельзя категорически. Здесь я вижу трагедию еврейской пишущей братии в России.

Выходов несколько. Можно всеми способами мимикрировать, притвориться не тем, кем тебя произвели на свет родители. Дм.Быков, Л.Улицкая, А.Кабаков - примеров достаточно, но для людей иных нравственных характеристик все сложнее и мучительней. Они пытаются страну, издревле отторгающую их, превратить в свое царство-государство. Отсюда современные диссиденты вроде Шендеровича, Минкина или Веллера. Есть еще одна разновидность мастеров пера, чей усталый цинизм мне всего ближе. Позиция Леонида Радзиховского кажется мне самой приемлемой. Он честен по отношению к себе и к народу, среди которого живет. Он не желает быть горланом-главарем, ясно осознавая свою чуждость "коренному" населению. Его критика того мира, в котором он живет, ясна и беспощадна, но он отказывается давать этому миру советы и указывать пути к светлому будущему. Этот "печальный клоун" русской журналистики не видит света в конце туннеля, и такая позиция кажется мне в тысячу раз более честной и плодотворной, чем революционный зуд многих его коллег.
Попробую объяснить, почему.

Недавно героически погибший Марк Дейч в своей книге "Коричневые" писал: "Нацизм в России больше чем нацизм. "Почему больше?" - спросите вы. Ответ прост. Нет сегодня второго такого государства в мире, где было бы столько нацистских и неофашистских партий, сколько их ныне в России". Книга Дейча была издана в 2003 году, но с тех пор на бескрайних просторах северной державы ничего не изменилось. Боюсь, что стало еще тревожней. Четыре года назад в Интернете вели свою пропаганду 800 откровенно юдофобских сайтов, а сегодня их количество перевалило за тысячу.

Активисты упомянутых сайтов - антисемиты зоологические. Потребитель коричневого пойла - антисемит, скажем так, ботанический. Боюсь, что большую часть населения Российской Федерации можно отнести к этой "мягкой" категории юдофобов. Только наивный человек может этим утешиться. Хрен редьки не слаще. Но как раз об этом и молчат наши диссиденты, будто их, евреев, это не касается. Власть "воров и жуликов" их волнует чрезмерно, им свободные выборы подавай, будто не знают, кто на этих выборах победит. Когда я слушаю таких борцов с режимом как Е.Альбац или Г.Каспаров, мне начинает казаться, что и эти замечательные люди охвачены своего рода страстью к мимикрии. Им бы говорить о чрезмерно возросшей нацистской опасности в России, так нет же, волнуют их какие-то немыслимые демократические институты и власть кремлевского тандема, и в волнении этом они готовы стоять на трибуне рядом с теми, кому в прежние времена порядочный человек руки бы не подал. Они о временах Ельцина тоскуют! Забыли, что ли, что именно тогда были открыты шлюзы для любой коричневой пропаганды в России?! Диссиденты-евреи убеждены, и не без обоснований, что бороться в России с антисемитизмом - пустая трата времени, и почему при этом они уверены, что им по силам одержать победу в борьбе за демократию и права человека, совершенно непонятно. Юдофобия накрепко связана с прочими недостатками национального сознания в России. Пока жива она и процветает, ничего в этой стране к лучшему не изменится.
Так почему же множатся вокруг Кремля упомянутые диссиденты? Вполне возможно, потому, что отсутствует государственный антисемитизм (относительно, конечно). Нам, мол, дают возможность заниматься тем, чем хотим, и пользоваться всеми благами общества, в котором живем, а то, что на дверях наших квартир и домов малюют свастики, это не смертельно. Понимаю: мне, гражданину еврейского государства, легко об этом говорить. Они же, бедняги, просто обязаны проявлять широту интересов, а не национальный эгоизм. Бороться со злом властей высочайше разрешено - они и борются, причем небескорыстно. Достаточно вспомнить раскрученную поэтическую спираль Быков&Ефремов. Способность приспосабливаться к любым обстоятельствам - один из талантов народа Торы. Вот и приспосабливаются, тем более что им позволяют это делать.
Один московский еврей сказал мне как-то: "Почти каждое утро на лобовом стекле моей машины кто-то пишет "жид". Стираю и думаю: я-то езжу на "мерсе", а он, сволочь, наверняка ходит пешком, вот и злобствует из зависти". Слабое, на мой взгляд, утешение... Завтра сей злобный тип решит не ограничиваться писаниной и разобьет стекло его "мерседеса", а послезавтра мой знакомый вспомнит, что такое погром на Руси. И проблема усугубляется тем, что у хозяина дорогой машины есть дети и внуки.

Нет, не понять мне терпение и ожидание тех, кого давно уже отторгла и продолжает отторгать Россия. В Израиль их даже не зову, потому что сам приехал сюда исключительно по любви - любви к своим корням, к родине предков, к своему еврейству. А те, кто этой любви не испытывает, пусть живут где хотят. Но почему они так упорно прилепились к той стране, где каждый день на ветровых стеклах их машин малюют слово "жид"?! Как там у Александра Галича, в посвящении Михоэлсу:

Ни гневом, ни порицанием
Давно уж мы не бряцаем,
Здороваемся с подлецами,
Раскланиваемся с полицаем.
Не рвемся ни в бой, ни в поиск -
Все праведно, все душевно.
Но помни: отходит поезд!
Ты слышишь? Уходит поезд
Сегодня и ежедневно...
...........................................
И только порой под сердцем
Кольнет тоскливо и гневно:
Уходит наш поезд в Освенцим!
Наш поезд уходит в Освенцим
Сегодня и ежедневно!

Тебе указывают на дверь и орут хором, пока что без рукоприкладства: "Пошел вон!", а ты упираешься, улыбаешься и делаешь вид, что это какая-то ошибка, что тебе там рады, что ты вовсе не гость в их доме, ты свой и не собираешься покидать этот дом. На самом деле евреи как были незваными гостями в России, так и остались ими.
Есть же выход. Есть возможность заняться своей культурой, своей религией, своей историей. Есть в России и такие евреи, и им в голову не приходит исправлять мир, в котором они по стечению обстоятельств родились. Цель этих людей мне понятна, а мужество симпатично. Мало того, я думаю, что приверженностью к своим корням они, являясь по сути гостями в той стране, приносят ей пользу гораздо большую, чем те, кто мнит себя ее хозяевами.
Все мы, те, кого приковывает к российской почве якорь языка, немолоды, а юного дыхания за спиной что-то не слышно. Пройдут годы, и эта проблема решится сама собой. Не в нас, гражданах Израиля, дело, а в тех, кто остался там, откуда мы уехали, и все еще пытается сохранить хорошую мину при плохой игре: стоит на пороге и ждет, как это уже бывало неоднократно, пинка в зад. И это в лучшем случае.

Вспомним еще об одном упрямом госте, большом таланте, которого тяжкий якорь языка приковывает к России. Он тоже приспосабливается и согласен терпеть, не в силах совладать с якорной цепью. Он уверен, что раньше было еще хуже. Жванецкий Михаил (на снимке) давно научился улыбаться сквозь слезы: "Что хорошо в России - все живут недолго, сволочи в том числе, поэтому весь вопрос в терпении. И все же взамен мрачных и одинаковых появились несчастные и счастливые. И весь этот кипяток со всеми его бедами и загадками все-таки больше похож на жизнь, чем та зона, где тюрьма, мясокомбинат, кондитерская фабрика и обком партии выглядели одинаково". Что правда, то правда, только непонятно, почему знаменитый писатель решил, что кипяток - среда, пригодная для жизни.

В России осталось не так уж много евреев. "Процесс пошел", и его, как мне кажется, уже не остановить. Я понимаю тех героев, кто способен пройти по улицам Москвы или Питера в кипе. Тех, кто сумел вернуться к своим корням в чужом и враждебном мире. Несмотря ни на что, я способен понять Жванецкого или Радзиховского, но я не могу понять нынешних евреев-революционеров, занятых почему-то не защитой самого себя, своих детей и своего народа, а просвещением и спасением тех, кто издавна ненавидит и презирает их. Как все-таки грустно, что история ничему не учит даже такой, по общему мнению, неглупый народ как евреи.

ЗАМУЖЕСТВО НОВОДВОРСКОЙ

Я замужем за Путиным

Ушла Валерия Новодворская(1950-2014)
журналист, политик, "скандальная баба", головная боль правителей, имела больше врагов, чем друзей, диаметрально противоположные мнения, кроме одного-
равнодушия...да и сам не мог согласиться со всеми ее взглядами- резкими, смелыми до безумства, но никто не может не согласится- Россия потеряла умного и настоящего патриота, верящего в ее лучшее будущее.
После преследований, принудительного лечения(читайте в википедии), так и не создавшая семьи- как зримо ее статья-
"Я замужем за Путиным"

ИЗ ИНТЕРНЕТА
по- переписке

http://www.newtimes.ru/articles/detail/13397
Валерия Новодворская "Я замужем за Путиным"


Встаю я утром, и вдруг до меня доходит: ведь я уже без малого 10 лет замужем за Путиным, и то, что между нами происходит, и есть классическая российская семейная жизнь. Он мне зарплату не приносит, а я ему обед не готовлю и белье не стираю. Живем, как Стива Облонский с Долли, не здороваемся, не разговариваем. А дом общий: 1/8 часть света. Или тьмы. Когда я его увидела впервые на экране в 1999 году, он как-то нехорошо, загадочно на меня посмотрел, и я поняла, что он положил на меня глаз.
Я замуж за него вовсе даже и не собиралась. Я принца ждала заморского или хотя бы Борю Немцова. Но вы же знаете, как это у нас принято на Руси: сначала «Матушка, матушка, что во поле пыльно?» Ну матушка зубы и заговаривает: мол, кони разыгрались. А потом: «Матушка, матушка, образа снимают, матушка, матушка, меня благословляют». И как водится: «Дитятко милое, Господь с тобою…» Я, конечно, не сказала «да», я совсем к алтарю не ходила, то есть на выборы, к избирательной урне. Но меня и не спрашивали. Нас венчали не в церкви… Нас сосватало и обвенчало агрессивно-послушное большинство. А шаферами стали члены «Единой России». И вместо марша Мендельсона во Дворце бракосочетаний нам сыграли советский гимн… Получилось хуже, чем в анекдоте: Путин меня не ужинал, но он меня танцует. чеченская война стала нашей первой брачной ночью. Вот так с тех пор и живем: я его терпеть не могу, а он — меня. Я могу перебить всю посуду в знак того, что хочу развода, а он и внимания не обратит.
Я, как каждая русская баба, нахожу облегчение в том, чтобы пожаловаться на плохого мужа. Хожу по радиостанциям, по митингам, по редакциям и жалуюсь. Мол, мужа в отставку или сразу в Нюрнберг, а я пойду за Касьянова или Немцова. Я уж и Бушу жаловалась, и Обаме, и Евросоюзу. «Не хочу, — говорю я им всем, — с Путиным жить. Разведите вы нас». А они с Путиным соглашения подписывают. Что им до моих женских слез? И не я одна такая, у моего мужа еще 300 жен и 700 наложниц, и все демократы. И мы вместе плачем и рыдаем, но как ни голосим — Путин остается при нас. А другие не могут понять, чем мне Путин не по душе. Не пьет водку, не курит. Без вредных, то есть, привычек. Спортом занимается. И такой могущественный! Налево посмотрит — заложники «Норд-Оста», отравленные, падают, направо посмотрит — детишки в бесланской школе сгорают. Недавно чуть целую сверхдержаву не завоевал, Грузия называется, да американские супостаты помешали. И никого не боится, особенно Бога. Своих врагов, юкосовцев зловредных, прямо на Лобном месте судит. Говорят, что мне должно быть лестно. Я им всем отвечаю: «Пусть лучше водяру хлещет, чем кровь чеченских младенцев, ритуально принесенных в жертву на имперский алтарь. Мне бы что-нибудь тихое, приличное, европейское». И живем дальше.
Мне бы с любовником сбежать: в Штаты, во Францию, в Англию, куда все добрые люди бегают. Но тогда и дитятко наше, и весь дом — все ему достанется. А развод не пре­дусмотрен. Только через Центризбирком… Браки заключаются на бюллетенях.
И потом, этот муж без вредных привычек — не добытчик. Последнее из дома тащит своим дружкам. То Лукашенко, то Чавесу, то киргизским пациентам. А какой опять-таки бабе нужен муж, который не может заработать и с дружками соображает на троих — пусть не водку, а остатки колониализма?
Я знаю, что он меня переживет. Он молодой, спортивный, а я старая, больная. И страшно делается: дитятко наше убогое, которое нянька еще в роддоме на голову уронила, с детским церебральным параличом и задержкой умственного развития, по имени Россия, ему достанется, и некому будет сиротку даже пожалеть…
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..