воскресенье, 16 марта 2014 г.

ШОСТАКОВИЧ И ЕВРЕИ




14 августа г. 21:36
ШОСТАКОВИЧ: ДЛЯ МЕНЯ ЕВРЕИ СТАЛИ СИМВОЛОМ...

В 1979 году в США выходит книга воспоминаний величайшего композитора 20 в, записанными музыковедом С. Волковым и вышедшей в Нью-Йорке в 1979 году. В
этой книге Дмитрий Дмитриевич, у которого не было ни капли еврейской крови, говорит: «Для меня евреи стали символом. В них сконцентрировалась вся человеческая беззащитность…» Понятно, что такая книга не могла бы выйти в то время на территории Советского Союза. Не могла хотя бы потому, что в ней автор знаменитой Седьмой симфонии «Ленинградской», пишет об антисемитизме советского руководства, а также подчёркивает, что многие его сочинения отражают влияние еврейской музыки.

...Дима Шостакович рос в интеллигентной, петербургской семье, где антисемитизм считался чем-то неприличным и мерзким. Как писал сам Шостакович: «В нашей семье считали антисемитизм пережитком варварства. У нас антисемитов презирали, им не подавали руки. Человек с претензией на порядочность не имеет права быть антисемитом» . Это понимание антисемитизма, как чего-то грязного, отвратительного, непорядочного, Дмитрий Дмитриевич пронёс через всю жизнь. Великий композитор рвал отношения с самыми близкими друзьями при малейшем
проявлении грязного предрассудка.

Когда 13 января 1948 года по личному приказу Сталина был зверски убит
чекистами Соломон Михоэлс, Дмитрий Дмитриевич навестил дочку великого
еврейского артиста Тали и выразил ей своё соболезнование. Вскоре арестовали
зятя Михоэлса, молодого талантливого композитора Моисея Вайнберга.
Шостакович позвонил Берии и сказал, что он готов поручиться, что никакой Вайнберг не американский шпион, а нормальный советский гражданин. Более того, Дмитрий Дмитриевич сказал главному сталинскому инквизитору слова, которые могли стоить ему жизни:
« Я знаю, у вас там бьют. У Вайнберга слабое здоровье. Он не выдержит» .
Видимо, в то время слово автора Ленинградской симфонии имело определённый вес, Берия передал их разговор Сталину и тот смилостивился. Моисея Вайнберга не только выпустили на свободу, но и дали ему квартиру. Причём, квартиру (скорее всего, тоже по указанию Иосифа Виссарионовича), окна которой
выходили на Бутырскую тюрьму. Таким образом, вождь народов напоминал
Вайнбергу, что до тюрьмы ему всего один шаг.

Вызовом антисемитизму можно, конечно, считать и создание композитором в
самый разгар борьбы с космополитами в 1948 году сборника народных песен: «Из еврейской народной поэзии». «На меня, — говорит
Шостакович в той же книге воспоминаний, — еврейская народная музыка
повлияла сильнее всего. Я не устаю ею восторгаться. Она так многогранна. Она может казаться радостной, а на самом деле быть глубоко трагичной»
Позже еврейская тема звучит во многих произведениях Шостаковича: в
Квартете N 4, в Первом скрипичном концерте, в квартете N 8 (этот квартет Дмитрий Дмитриевич называл своим автопортретом), во Втором концерте для виолончели с оркестром, где в финале прозвучали
известные «Бублички», в некоторых других произведениях. Но особенно ярко и
полно эта тема раскрылось в Тринадцатой симфонии, первая часть которой
написана на текст поэмы Е.Евтушенко «Бабий Яр». Сегодня можно сказать со
всей определённостью, что 13-ая симфония один из самых значительных и великих памятников на могилах 6 миллионов безвинно погибших евреев.

 Мне никогда не нравились подобные восторги: "Ах, Шостакович любил евреев! Да вы только посмотрите, что писал о потоках Иакова Марк Твен! И так далее. Давно доказано, что талант того или иного человек - далеко не гарантия его моральной чистоты и безукоризненности нравственного чувства.
 Мне всегда казалось, что мониторинг добрых чувств к евреям всяких знаменитостей можно обьяснить тайными сомнениями народа Торы в своей полноценности (слишком уж часто им доказавали обратное), хотя, на самом деле, он не имеет никакого отношения к евреям, а характеризует ту или иную значимую личность.
Г. Свиридов, к примеру, болел тяжелой формой антисемитизма, а Тихон Хренников или Шостакович, в этом смысле, были психически здоровыми людьми - вот и все.

ЗАВТРАК ДЛЯ КОТЯТ рассказ




 Как  они любили животных – эти старики! Сколько же им, любящим, было тогда лет? По крайней мере, не меньше семидесяти. Утром старики приходили к котятам, в обязательном порядке приходили, будто это посещение входило в расписание дня и установленный порядок жизни.
  Котята жили в картонном ящике у ступеней санатория. Старики целой группой останавливались поодаль. Каждый из них приносил милым, пушистым, игривым зверушкам что-либо вкусненькое. Даже сметану в блюдцах приносили старики котятам.
 И о маме котят - белой, ухоженной кошке с черным хвостом они не забывали. Кошачьей маме старались поднести еду отдельно, но она, на радость старикам, все относила своим детям, и терпеливо ждала, пока они насытятся.
 Они  стояли и смотрели на это чудо природы, и выцветшие, голубые глаза стариков увлажнялись доброй и светлой влагой.
 Это настоящий, умный порядок в жизни, когда ухоженные, прекрасно одетые пожилые люди, кормят котят, а котята благодарят их за это  радостной готовностью следовать на зов и своими веселыми играми.
 У многих стариков болели ноги. Кое-кто опирался на палку, был в группе даже один несчастный человек на коляске, но все они смотрели на котят так, будто это зрелище было главной оздоровительной процедурой.
 Кто-то любовался котятами молча, кто-то не мог сдержать эмоций и рассказывал соседу или соседке, что он чувствует, глядя на милых животных.
 Я  мог только догадываться, о чем говорили старики. Я не знаю немецкого языка, но знаю иное. Знаю, что почти все эти добрые люди, мужчины и женщины, когда-то состояли в известной организации Гитлерюгенд и кричали своему фюреру: «Зиг хайль!»
 Они кричали это в строю, в своих летних лагерях, и когда поднимались в классе, приветствуя учителя. Кричали, конечно, по  разному: одни заученно и равнодушно, другие «с душой», но кричали все, нельзя было не кричать.
 Крики эти входили в тот давний порядок жизни, точно так же, как кормление котят в современные правила игры.
 Тогда дети Германии не могли поступить иначе. Родители этих нынешних стариков бились на фронтах (восточном, южном и западном), а также решали «еврейский вопрос». Они рисковали своей жизнью, а дети военных людей должны были готовить себя стать достойной сменой родителям.
 Вот они, несмышленыши, выбрасывали ручонки вперед и кричали: «Зиг хайль!»
 А потом, после войны, кто-то из них кричал: «Ура Сталину!», а кто-то коммунистов проклинал, голосуя за канцлера Аденаура и свободную Германию.
 Таков был послевоенный порядок.
 На  плечи нынешних стариков лег тяжкий груз восстановления своей страны. Они справились с этой задачей. И вот теперь старики достойно и обеспеченно продолжают свою жизнь, следят за здоровьем, ходят рука об руку со своими фрау ( такая нынче мода), и вот теперь стоят у ступеней санатория, и смотрят, отдыхая сердцем, на завтрак и потешные игры котят.
 Все прошло. Все забыто в этом величественном, тихом, осеннем парке, на берегу полноводной реки. Все забыто, и старики – немцы кормят котят и любуются ими.
 Вот мой знакомый старик, которому явно за восемьдесят. Он успел послужить во славу Рейха. В кого  стрелял этот сгорбленный старец? А, может быть, ни в кого он не стрелял, а всего лишь морил голодом заключенных концлагерей. А теперь он наверняка раскаялся, и кормит котят сметаной.
 Я не мог спросить старика, где он был во время войны? Не мог бы этого сделать, даже зная немецкий язык. Это так бестактно и жестоко: спросить у больного человека, очень преклонного возраста, где он был во время войны десятки лет  назад?
 Да и глупо спрашивать. У старика есть своя легенда о том, что он делал в армии Гитлера. Он давно затвердил эту легенду. Он так часто ее повторял, что и сам поверил в то, чего не было.
 Каждый день встречался с этим немцем в лифте. Я садился в лифт на шестом этаже, он входил в кабину на третьем. Старик был безукоризненно воспитан и приветствовал всех словами и милой улыбкой, и меня, в том числе, тоже приветствовал.
  Мне казалось, что мою персону он отличал особо. Искренне был рад моему семитскому облику – этот старик. Он был так рад, что мы с ним вместе, в этом санатории, в этой кабине лифта.
 Однажды он обратился ко мне по - немецки. Я ответил на английском языке,  что не понимаю его слов. Старик очень удивился: как это можно не понимать нормальную человеческую речь? Судя по всему, он весело сказал мне об этом. Он вообще казался веселым, улыбчивым и добрым стариком.
 И был, конечно, рад, что доживает свои дни спокойно, не погиб тогда на фронте, и не был казнен победителями. Он был рад, что может лечить свои больные ноги, ходить на концерты симфонической музыки (их часто проводили в Культурном центре санатория), а по утрам кормить котят и любоваться их  играми, поддерживая славный порядок в этом парке.
 Мир и покой царили в душе  старика. Я знал, что его зовут Вольфганг. Замечательное имя, так звали Моцарта.
 Мой знакомый старик очень любил симфоническую музыку. Однажды я слышал, как он насвистывал мелодию из Третьей симфонии Бетховена. Старик ковылял по улице имени  великого, немецкого композитора и насвистывал именно эту мелодию…
 Вольфганг каждый раз приходил любоваться котятами. Даже в дождь он приходил, спрятавшись под зонтом. Ящик с котятами закрывали пленкой. Котятам было сухо и тепло рядом с мамой, и старик наливал в плошку из бутылочки молоко, взятое во время завтрака. Сам старик молоко не пил никогда. Я заметил это. Следовательно, он имел полное право поить молоком котят, не нарушая порядка.
 Мне он был симпатичен – этот Вольфганг. И  так хотелось, чтобы он, по каким то причинам, получил в свое время «белый билет» и не служил в армии Гитлера. Я сам был готов сочинить легенду, согласно которой богатый, очень богатый отец парня, сумел купить своему сыну освобождение от армии, потому что, кроме всего прочего, ненавидел фашизм и сопротивлялся кровожадному режиму по мере сил.
 Отца Вольфганга, конечно, звали Людвиг, как и Бетховена. Людвиг родил Вольфганга – это так замечательно!
 Но мне пришлось забыть о своей легенде. Над парком, высоко, в чистом небе, чуть ли не каждый день оставляли свой росчерк реактивные самолеты. Однажды я увидел, с каким восторгом следил «мой старик» за следом от невидимой, воздушной машины. Рядом с ним стоял другой, пожилой немец, и Вольфганг вдруг стал показывать ладонями этому человеку фигуры высшего пилотажа. Он демонстрировал их, выпрямившись, с видимым восторгом и знанием дела.
 Нет, он почти наверняка во время войны был летчиком. На «мессере» летал или на «хенкеле», был истребителем или бомбардировщиком, а вот теперь с тоской вспоминал о своих подвигах.
 Понимаю, что это тоже легенда, но она гораздо ближе к действительности, чем сочиненная мной прежде….
 Старики – немцы кормили котят. Старики – евреи из этого санатория не делали этого. Место было занято? А, может быть, были они не сантиментальны или не любили домашних животных?
 Старики немцы и старики евреи встречались, как правило, на концертах классической музыки. Они сидели рядом и слушали бессмертные мелодии великих композиторов.
 Старикам - евреям тоже было много лет. Большая часть из них чудом спаслась в свое время от тех, кто теперь сидел рядом с ними, и слушал бессмертные мелодии. Еврейские старики мирно сидели рядом с теми, кто собирался превратить их мертвые тела в куски мыла, а кожу в абажуры для ламп.
 Такое было время. Оно прошло. Теперь евреи и немцы  сидели рядом и слушали музыку. Иной раз (я слышал это) переговаривались по-немецки. Старики - евреи  из Прибалтики, как правило, знали этот язык. Они переговаривались и улыбались друг другу: евреи и немцы. Таков был новый порядок.
 Наступило, слава Богу, время улыбок. Я сам был готов улыбаться милым немецким старичкам, внимающим звукам музыки или кормящим пушистое, ушастое чудо природы.
 Я улыбался. Стоял поодаль и улыбался радости немцев, их любви к живому. Улыбался, но почему не подходил близко к ним. Не знаю уж почему, но не решался сделать это…
Он не мог бы случиться - этот рассказ о немцах, кормящих котят, если бы сама жизнь не нашла для рассказа этого финал.
 Не следует придумывать завязку и эпилог истории. В середине ты волен чудить, фантазировать сколько угодно, но, не увидев завязки и финала рассказа в самой жизни, лучше не браться за перо.
 Возможно, кому-то эта концовка покажется случайной,  ненужной и даже нелепой. Готов согласиться, что это так, но для меня история с котятами не существует сама по себе без того, что пришлось увидеть засветло, в парке. Там, как раз, я и увидел  финал этого, нехитрого рассказа. Милая, ухоженная, белая кошка, самоотверженная мама веселых котят кралась в темноте, по шуршащей, мокрой листве с  мышью - полевкой в зубах. Мышь была еще жива и дергала задними лапками.

 Немцы в это время только просыпались и, накинув халаты, спешили в открытый бассейн, над которым, по осени, клубился пар и согревал своим теплом  желтеющую листву берез и темную хвою сосен. 

КРЫМ - СЛАДКАЯ ПИЛЮЛЯ



Андрей Марчуков: Крым: сладкая пилюля горького поражения
Итак, 16 марта в Крыму состоится референдум, на котором официально будет определена судьба полуострова. Надо полагать, подавляющее большинство крымчан выскажется за вступление Крыма в состав Российской Федерации. И по истечении определённого срока Крым вернётся в состав России. Тем самым, под волюнтаристским решением Хрущёва и предательской политикой Ельцина будет подведена черта.
Это победа. Именно так события воспринимаются крымчанами, освободившимися от "украинской оккупации", именно так они воспринимаются и жителями России (за исключением, быть может, "премудрых пискарей" и лиц "глубоко болотной ориентации") Но победа ли это России в полном смысле этого слова?
Крымско-татарский вопрос и другие крымские сюжеты
Сразу отмечу, что воссоединить Крым было необходимо. Надо было прийти на помощь его народу, не признавшему совершённый в Киеве переворот и захвативших власть американских ставленников и украинских ультра-националистов. И вставшему на защиту своей земли. Иначе Крым был бы оккупирован этими силами точно так же, как были оккупированы Харьков, Донецк, Луганск, Одесса, да и остальная Украина. А это ко всему прочему означало бы вывод из Крыма российского флота (и замена его "чьим-то" другим) и потерю контроля над Черноморским регионом. Потому всё, что было сделано в Крыму - правильно.
Но есть ряд моментов, в том числе в действиях крымских, а главное, российских властей, которые уже сейчас заставляют несколько умерить вполне закономерную радость. О некоторых из них говорят, о других предпочитают помалкивать. Говорят о непростом экономическом положении Крыма и необходимости значительных капиталовложений в экономику полуострова со стороны России. О проблемах с поставками электроэнергии, газа, воды или возможном росте цен (ведь подтягиваться до общероссийского уровня будут не только зарплаты, пенсии и социальные выплаты, но и они тоже). О планах возобновления строительства АЭС на Керченском полуострове (что не всеми будет встречено с восторгом). О том, что приток туристов по ряду причин (главным образом политических) в этом году уменьшится.
Надо думать, что российские власти постараются сделать так, чтобы в экономическом развитии полуострова наблюдалась лишь положительная динамика. А негативные тенденции оказались не столь заметными, как в других российских регионах (и тем более на фоне ситуации на Украине). Что они сумеют решить вопрос со снабжением Крыма водой и энергоносителями и наладить беспрепятственное транспортное сообщение с полуостровом. А на туристическом деле нынешние события (один-два года - не в счёт) не отразятся. Ибо всё это сделать надо.
А как быть с грандиозным украинско-китайским проектом, заключённым ещё при Януковиче? Речь о строительстве мега-порта на западном побережье Крыма, который должен был стать перевалочной базой по вывозу (в первую очередь китайцами) сельскохозяйственного и минерального сырья из юго-восточных областей Украины. И строительство которого, по оценкам экологов, способно нанести природе Крыма огромный ущерб. Что ожидает этот проект?
Но ещё более непростым видится будущее крымско-татарской проблемы и связанной с ней внутрикрымской ситуации в целом. А в том, что эта проблема будет оставаться острой, сомнений нет. Более того, есть вероятность превращения Крыма в аналог некоторых российских национальных республик со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Часть крымских татар (и, заметим, значительная), и уж тем более лидеры крымско-татарского движения изначально выступали против отделения Крыма от Украины и его присоединения к России. И публично высказывались в поддержку "майдана" и "европейских устремлений" его вождей и участников. Это неудивительно: двадцать с лишним лет действовало стратегическое партнёрство лидеров крымско-татарской диаспоры и украинского государства.
Цели у каждой из сторон были свои (и в перспективе могло случиться так, что один "союзник" вполне мог "попросить" другого из Крыма), но почва для сотрудничества у них была общая. Обе стороны своим противником видели Россию и тяготеющее к ней русское и русскоязычное население Крыма. Неслучайно, что все "национально-украинские" партии (начиная ещё с "Руха") и такие же кандидаты в президенты своей электоральной базой в Крыму имели главным образом крымско-татарское население.
Разумеется, не все крымские татары настроены антироссийски и антирусски. Но, к сожалению, такие настроения распространены - наряду с исламистскими. А главное, они сознательно насаждались и подогревались лидерами национального движения и их украинскими союзниками.
Последние две недели прошли под знаком стремления крымского и российского руководства задобрить крымских татар и заручиться их поддержкой на референдуме. Тут и заявления ответственных лиц на тему внимательного отношения к национальным и культурным нуждам крымско-татарского народа. И визиты делегаций из Татарстана, играющих на этнической (правда, несколько сомнительной) и религиозной (что не вызывает вопросов) общности поволжских и крымских татар и предлагающих заманчивые экономические проекты в случае поддержки последними пророссийского выбора. Тут и приглашения крымско-татарской общины к широкому участию в местном самоуправлении и республиканских органах власти.
Так, крымский парламент на своем внеочередном заседании принял постановление "О гарантиях восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграции в крымское сообщество". Среди прочего крымским татарам пообещали признание их неофициального "этнического парламента" - Курултая и формируемых им структур, 20% должностей в органах исполнительной власти Крыма, финансирование возвращения и обустройства крымских татар из мест депортации. Депутаты пообещали крымско-татарскому языку статус официального наравне с русским, образование на нём, возвращение исторической топонимики, развитие печатных и электронных СМИ. А за этим вероятно последует и прочее, например, легализация "самозахватов" и т.п.
Наконец, это постоянное муссирование крымско-татарской проблемы как "важнейшей" для сохранения межнационального мира и нормального развития полуострова.
Спору нет, эта проблема важна. Как и то, что от конструктивной позиции крымско-татарской общины в немалой степени зависит спокойная жизнь - и самих татар, и всех других. Но её нельзя искусственно раздувать, превращая в ключевую национальную проблему Крыма, а самочувствие и позицию крымско-татарского населения делая главным фактором внутренней жизни региона.
По украинской переписи 2001 года численность проживающего в Крыму крымско-татарского населения составляла чуть больше 10% от всего населения полуострова. За истекший срок этот процент вырос - примерно до 12-14%. Но не 20-ти! Завышенные квоты и гипертрофированное внимание ставит эту этническую группу в более привилегированное положение по сравнению с тем, чем она является и может являться в действительности. Кто поручится, что количество её представителей в органах власти не окажется ещё выше?
И дело даже не в конкретной цифре, а самом подходе к удовлетворению чьих-то интересов или запросов. Логика такова: от чьей-то позиции, якобы, "зависят мир и процветание", так не будем "дразнить гусей" и сделаем всё, чтобы они чувствовали себя как можно комфортнее. А уж тогда они, преисполнившись благодарности, сделают то-то и то-то и поддержат нас в том-то и том-то... Дальше как сказке: сначала пальчик, потом лапка, потом сам - и вот уже вся "избушка" твоя. Тем более, что внутри России есть мощное лобби из "соплеменников" и единоверцев.
В итоге может сложиться на первый взгляд парадоксальная, но, зная реалии российской национальной политики, вполне привычная картина. Те, кто горячо выступал и боролся за присоединение Крыма к России, считает Россию своей Родиной (а это русские и русскоязычные жители других национальностей), останутся "при своих": чего с ними считаться, они и так - "за", и всегда будут "за". А вот те, кто выступал против, кто симпатизировал "майданщикам", кто демонстративно "колебался", выторговывая себе квоты, преференции, статус и т.п. - окажутся в роли победителей. С ними будут постоянно считаться: а ну, как они заявят, что их права притесняются, и выступят против?
Российские власти готовы удовлетворять национальные и прочие интересы всех народов в первоочередном порядке по отношению к русским (или вообще за их счёт), а самих русских, по сути, не признают самостоятельным субъектом. В рамках этой национальной политики такая позиция и тактика взаимоотношения с центральной властью оказывается беспроигрышной. Фрондируй, постоянно напоминай о былых обидах, нанесённых тебе и "забывай" о собственных неприглядных деяниях, говори, что ты и только ты - "коренной", требуй компенсаций - и тебе будут идти навстречу, делая всё, что не попросишь. А если кто попробует сказать что-то поперёк - поднимай волну протеста, устраивай травлю, обвиняй в стремлении подорвать межнациональный мир (а он ведь такой хрупкий!). Сам же можешь не стесняться в выражениях.
Совсем недавно глава московского землячества крымских татар Эрнст Кудусов в телеэфире публично назвал русских "бывшими рабами" и "потомственными рабами". "Тысячелетнее рабство, ничего тут не сделаешь", заключил он. И что же? Да ничего! Ни привлечения к ответственности по известной статье, ни публичных извинений. Подобных примеров внутри России насчитывается немало. Теперь сюда добавятся и крымские.
А значит, у кое-кого появляется соблазн устроить постоянно тлеющий конфликт, вечную фронду. Тем более, что своих настроений и отношения к России большинство лидеров и активистов крымско-татарского движения не поменяют.
Голосов русских и остальных русскокультурных жителей Крыма и так хватит для подавляющей победы на выборах. Даже если вся крымско-татарская община (на деле же - далеко не вся) высказалась бы против вступления Крыма в Россию. Конечно, с их голосами результат будет ещё внушительнее. Да и Крыму нужен межнациональный мир и согласие - кто же спорит! Но не путём заигрываний с крымскими татарами (всего лишь одной из этнических общин полуострова), остановить которые будет невозможно. И не путём постепенного превращения этой общины в главную. Тем более, что русские никак не будут структурированы по национальному признаку: ну к чему, скажут им, в России нужна такая самоорганизация? Принцип российской национальной политики указан выше.
Компромиссы и предложения должны иметь чёткий предел. И российские власти обязаны помнить, что Крым хоть и полиэтничен, но по духу, культуре, языку, "национальности" и выбору - это именно Русская земля. И вернулся он в Россию благодаря воле именно русских (и тех, кто себя от них не отделяет), а не кому-то ещё. И строить политику исходя из этого положения.
"Общеукраинский" контекст
К сожалению, российские власти, скорее всего, предпочтут пойти по тому пути, по которому они идут в самой Российской Федерации. Но главное поражение России будет даже не в этом. А в том, что действия по защите народа Украины были искусственно ограничены одним лишь возвращением Крыма. Российское руководство поддержало крымчан, не признавших переворот в Киеве и "бандеризацию" Украины. Но оставило без поддержки аналогичные и даже более многочисленные и решительные выступления народа южных и юго-восточных областей Украины (по линии Харьков - Днепропетровск - Одесса), также проходившие под российскими флагами. И "крымский сценарий", такой возможный и ожидаемый народом этих областей (а то и центральных регионов Украины) не был реализован. Упущен. Что же произошло после того, как народ там был оставлен на откуп американским марионеткам, олигархам и украинским националистам?
Во-первых, так называемая украинская власть и их коллеги - русофобы-неонацисты - пришли в себя, взяли под контроль органы власти, силовые структуры и укрепили свои позиции. Легализовав свою власть - пусть не юридически, но фактически.
Во-вторых, они подавили сопротивление на юге и юго-востоке, объявив своих противников сепаратистами. По сути, оккупировав эти регионы. В отличие от собственно Украины, где они как бы просто "взяли власть", захват южных и юго-восточных регионов и по методам, и по тому, с какой ненавистью это делалось, и по начавшейся там "зачистке", больше напоминает именно оккупацию чужой и чуждой им в национальном и мировоззренческом отношении территории.
В-третьих, Россия проиграла развязанную США, Европейским Союзом и их украинскими ставленниками информационную войну на территории Украины. Им удалось представить Россию агрессором, "оттяпавшим" у слабой, но гордой и "европейской" Украины лакомый кусок - Крым. Были актуализированы все те антироссийские и антирусские установки, которые украинская власть внушала населению двадцать два года своей "независимости". Вспомним, что нечто подобное (только в меньших масштабах) несколько лет назад творилось вокруг инцидента с косой Тузла.
Теперь же все русофобские мифы, штампы и обвинения как бы получили "подтверждение". И к неприятию "российских оккупантов" психологически подготовлены многие - и не только из числа адептов националистических организаций или жителей западных областей. Разумеется, это промывка мозгов. Разумеется, украинская пропаганда основана на лжи. И потому, что она (будучи детищем украинства) на ней основана уже изначально, и потому, что нынешним путчистам иначе и не удержаться у власти. Ясно и то, что подобные настроения тлели и сознательно разжигались и раньше. И кто был одурманен ещё тогда, с готовностью поверил украинским и западным СМИ и сейчас.
И всё же теперь киевские марионетки в глазах многих, ранее колебавшихся и даже не склонных разделять восторги от переворота, из кровавых путчистов превратились в "национальную власть", а боевики из "Правого сектора" - в "защитников единства и независимости Украины" - причём только и возможных в данной ситуации.
И совсем по-другому было бы, если бы Россия в конце февраля - первых числах марта поддержала своих сторонников и укрепила колеблющихся - на деле, а не просто словесным непризнанием переворота. И осуществила "крымский сценарий" - то есть, выступила бы как освободительница от прозападно-неонацистской хунты, как защитница для миллионов людей, видящих в ней свою Родину или дружественную страну. С непризнанием киевской "власти", самообороной, референдумами о самоопределении и соответствующими решениями местных и российских властей. Прежде всего, в восьми областях Юга и Юго-востока. Тогда, скорее всего, путчисты не усидели бы даже в Киеве, и либо бежали бы оттуда сами, либо Киев был бы освобождён киевлянами, или при помощи жителей юга и юго-востока (как в начале 1918 года отряды Донецко-Криворожской республики вышвырнули из Киева Центральную Раду). И кто знает, может бы народ поднялся бы и на собственно Украине.
А как эти люди - даже те, кто не верит украинской пропаганде и выступает за Россию - чувствуют себя теперь, видя, что крымчан Россия привечает, а их - нет?
И самое главное, что, устранившись от борьбы за эти регионы, молчаливо согласившись, что они - "украинские", российское руководство подпустило врага (украинских ультра-националистов, проамериканских ставленников и их кураторов) к своим границам. В этой ситуации перенесение "Майдана" в Россию (о чём грезят и американцы, и их подопечные украинские националисты) может стать вопросом времени.
А на границе РФ они не остановятся. Во-первых, потому что целью и тех, и других изначально была Россия. Во-вторых, потому, что украинский национализм, украинство - это изначально антирусское явление, и вся его идеология и практика направлены на уничтожение русскости и России вообще. В-третьих, для тех, кто пришёл к власти на Украине перенести войну в Россию - значит, укрепиться на самой Украине - точнее, на той территории, которую они считают Украиной. В том числе в Крыму. И чем быстрее Крым начнёт напоминать одну из российских национальных республик (то есть, чем больше внимания будет уделяться крымско-татарской общине в ущерб русской), тем больше шансов будет иметь "украинский реванш".
Чем обусловлено такое демонстративное невмешательство, приведшее к тактическому успеху в Крыму и стратегическому поражению на Украине (хочется надеяться, что временному)? Версий выдвигается много. Начиная с обвинений в глупости, трусости, предательстве жизненных интересов страны (как одной из крайностей) до изображения этой политики как проявления мудрости, продуманной осторожности и отстаивания подлинных национальных интересов (как другой). А между ними - множество вариантов. Среди них и такое мнение, что нынешний сценарий стал возможен благодаря неким американо-российским договорённостям, предусматривающим невмешательство России в дела на Украине и признание её территориальной целостности в обмен на Крым. А дипломатический конфликт между Москвой и Вашингтоном - своего рода "белый шум", необходимая дымовая завеса. Так это или нет, неизвестно: истинную подоплёку принимаемых решений мы знать не можем.
О некоторых иллюзиях, с которыми надо расстаться
И ещё об одном - о представлениях, глубоко засевших в некоторых головах, но не выдержавших испытания самой жизнью.
Первое - что Украина осталась прежней. Это не так. Прежней Украины больше нет и не будет. Произошло то, что давно должно было случиться. Новая Украина - это нелегитимное агрессивное образование, выполняющее чужую волю. Это окончательное воплощение тех задач, ради которых задумывался и создавался украинский национальный проект, "украинская нация" и "украинская государственность". Это образование, единственной целью своего существования имеющее уничтожение России и русскости.
Второе - что Украину можно вернуть в прежнее состояние, ликвидировав последствия прозападного путча и разгул русофобствующих неонацистов. Скажем, победив новые "власти" на выборах. На Украине появится "нормальная", "адекватная" или даже дружественная власть. И, возможно, туда вернётся Янукович.
Это нереально. Для этого надо сначала очистить Украину от тех сил, что сейчас считают себя её хозяевами. Но кто заставит американскую креатуру и украинских националистов отказаться от власти, проиграть выборы и уйти в подполье? Не для того совершался переворот. Изгнать их может только народ - но при помощи извне. Сила понимает только силу.
Майские выборы ничего не изменят - все кандидаты будут представлять лишь один политический спектр - прозападный и антироссийский. Неслучайно, что российская власть (устами Януковича) объявила эти выборы нелегитимными. Кстати, возвращение Януковича на Украину теоретически могло бы свестись лишь к одному действу - сложению им с себя полномочий в соответствии с законодательством и объявлению о проведении выборов. Да кто его туда пустит.
Появление пророссйского кандидата невозможно не только потому, что такового просто не допустят до выборов, но и потому, что российские власти своим "невмешательством" дали понять народу - на Россию рассчитывать нечего, даже если ты сам займёшь город, вывесишь над ним российский флаг и позовёшь Россию на помощь.
Есть мнение, что кто-то надеется, что нынешние украинские "власти" доведут страну до экономического коллапса и социальной катастрофы, и это приведёт к народному возмущению и падению этой власти. Но зачем ждать такого момента (который может наступить, а может и не наступить)? Переворот, положивший конец законности, и разгул неонацизма были гораздо лучшим поводом для недовольства и непризнания новой "власти".
Третье - что федерация станет спасением для Украины, гарантией её "вменяемости" и защитой прав всего населения. Не для того ли Россия сохраняет её единство (без Крыма), что надеется влиять на исход будущих голосований и использовать южные и юго-восточные регионы как тыл для виртуальной "пророссийски ориентированной" власти?
Эти надежды тоже не имеют ничего общего с реальностью. Федерация невозможна практически. Это подтвердили все двадцать два года украинской независимости. Даже в спокойные годы "многовекторности" эти регионы (с Крымом) не могли стать проводниками российского влияния или тем "якорем", который помог бы России удержать Украину от скатывания "под Запад" и к необандеровщине. Они не могли даже обеспечить исполнение "своими" кандидатами предвыборных обещаний о дружбе с Россией, статусе русского языка и т.д.
Федерация противоречит духу украинского национального проекта - агрессивно-ассимиляционного и тоталитарного. Какое место в этой "федерации" займёт Западная Украина, захватившая всю страну, считающая себя солью земли, а всех остальных - человеческим материалом, который подлежит исправлению или...? Куда денется сонмище украинских националистов, прикормленных на западные гранты и идейных "державникiв", чиновников, журналистов, политологов, "науковцiв", языковедов, работников системы образования - этой социальной базы украинства, опоры основанного на этой идеологии государства? Сдадут ли они свои позиции ради какого-то взаимоуважения с теми, кого считают врагами украинства, недочеловеками, сепаратистами, противниками "европейского выбора" и "дойной коровой"? Нет.
Федерация невозможна по геополитическим причинам. Допустит ли истинный хозяин дел - Запад - чтобы на Украине возник некий баланс интересов всех её жителей, равенство национального и геополитического выбора? Разумеется, нет.
Украина в нынешних границах не имеет перспектив. Не Россия разделила Украину. Её развалили США, ЕС, их агенты и сами украинские националисты. Даже если гипотетически предположить, что Украина вдруг как-то освободится от них и такая федерация будет чьей-то волей создана, она окажется нежизнеспособной. Её будут разрывать постоянные конфликты и взаимная ненависть. Склеить разбитое нельзя. Можно только заставить одних покориться другим. Что мы и наблюдаем.
Четвёртое - что "пророссийская Украина" возможна. Это очередная нелепица. "Пророссийская" (или даже дружественная России) Украина невозможна по определению - ведь её государственной идеологией является "украинская идея". Надо раз и навсегда запомнить: любая Украина всегда останется антироссийским и антирусским по духу и политической направленности государством, поскольку любая государственность, именующая себя украинской, будет результатом украинского национального проекта, вобрав в себя весь его идейный и геополитический багаж. А фундаментальными принципами, на которых базируется этот проект, являются постулаты: "Украина - не Россия" (в мягком варианте) и "Украина - антиРоссия" (в жёстком и наиболее откровенном). "Правые сектора" и т.п. - это всего лишь ужасающее и последовательное воплощение этой идеи. Но не более того.
Так нужно ли сберегать то, чего нет и что заражено ядом? И бросать ради реализации нежизнеспособных планов "федеративной" и "антибандеровской" Украины или чего-то ещё тех, кто хочет в Россию? Пятое - что украинцы и русские - это два разных народа (пусть даже братских), и что Россия поэтому должна защищать только "русских" (посему и ограничившись Крымом). Это - ложное, исторически неверное и очень вредное представление. Русские и украинцы (или, согласно исторической терминологии, великороссы и малороссы) - это две равноценные и равноправные части одного народа - Русского народа, Общерусской национальной и культурной общности. Об этом свидетельствует весь исторический опыт. Главной целью украинских националистов и их покровителей как раз и является уничтожение этого общерусского единства (в прошлом, настоящем и будущем), раскол на отдельные и враждующие "народы". Это единство им ненавистно больше всего.
Защищая русских, Россия должна, тем самым, защищать всё общерусское единство как свой народ (а не просто как неких "русскоязычных"). Мы - один народ. И потому должны быть вместе.
Если Россия не хочет повторить судьбу Украины и допустить "Майдан" у себя, она должна подавить его зёрна там, за нынешними своими пределами. И осуществить "крымский сценарий" в областях по дуге Харьков - Днепропетровск - Одесса. Опираясь на них проще освободить остальные земли. Будущее территориальное устройство центра и западных областей Украины - вопрос отдельный, который всё равно придётся решать.
Пока же Крым - это именно что сладкая пилюля горького поражения. Будет ли настоящая победа - зависит от воли российского руководства.
Андрей Марчуков, историк

КАК ХОРОНИЛИ АХМАТОВУ


5 марта 1966 года 

умерла Анна Ахматова
Полстолетия тому назад дата 5 марта была для граждан СССР отчетливо значимой координатой сени смертной и сопутствующего траура. Это был день смерти Сталина — переломный в жизни страны, катастрофа для тех, кто почитал его отцом и богом, праздник для тех, кто злодеем и тираном. Для узкого круга интеллигенции отмеченный еще и тем, что на это число угодила смерть Сергея Прокофьева, которую конец вождя надолго смазал, если не отменил. Этот день не только не терял символической актуальности с течением времени, а наоборот, набирал год от года силу. Настолько, что например в 1963-м Ахматова пригласила, с несвойственной ей торжественностью, Бродского и меня придти к ней отметить десятую годовщину спасительного для страны события. Втроем мы не спеша выпили три бутылки коньяка.
Анна Ахматова в усадьбе Шервинских. Старки, 18 июля 1936 года

Анна Ахматова в усадьбе Шервинских. Старки, 18 июля 1936 года

Фото: Репродукция ИТАР-ТАСС
Через три года 5 марта она, немного не дожив до 77 лет, умерла. Этому предшествовал тяжелый инфаркт, несколькомесячная больница. В середине февраля ее выписали. На начало марта были с трудом добыты путевки в санаторий, для нее и ее близкой подруги Ольшевской. Эти двенадцать дней после выписки и до отъезда ей становилось то лучше, то хуже, вызывали неотложку, делали уколы, бегали за кислородными подушками. Однако и нескольких посетителей она смогла принять, и незначительные издательские и денежные дела уладить, а однажды мы вдвоем даже поехали на такси на прогулку. Было морозно, садилось солнце. Попросили шофера отвезти нас к Спасо-Андроникову монастырю. Такси было старое, воняло бензином. Улица, ведущая к монастырю, оказалась закидана глыбами льда, вероятно, недавно сколотого, машину стало трясти. Ахматова поморщилась, взялась рукой за сердце, я велел возвращаться. Она пососала нитроглицерин, шофер стал огибать белую монастырскую стену. Продолжая держаться за грудь, она сказала: "Могучая кладка, на века".
3 марта они с Ольшевской отправились в домодедовский санаторий под Москвой. Ехали двумя машинами, пригласили медсестру, я был "прислуга за все". Добрались, несмотря на сравнительно длинную дорогу и поломку в пути, без приступа. Санаторий был для привилегированной публики, с зимним садом, коврами, вышколенным персоналом — такой цековский второго сорта. К желтому зданию вели широкие ступени полукругом, упиравшиеся в белую колоннаду. Мы медленно по ним поднялись, она огляделась и пробормотала: "L'annee derniere a Marienbad". "В прошлом году в Мариенбаде" Роб-Грийе была чуть ли не последней книгой, которую она прочла. Это замечание перекликнулось с недавним о монастыре, и оба — с заявлением, которое она время от времени повторяла в последние годы: "В молодости я больше любила воду и архитектуру, а сейчас землю и музыку".
5-го я с букетиком нарциссов поехал туда опять — 3-го, прощаясь, мы условились, что я приеду переписать набело перед сдачей в журнал воспоминания о Лозинском: уже готовые вчерне, они требовали последней отделки и компоновки. Стоял предвесенний солнечный полдень, потом небо стало затягиваться серой пеленой — впоследствии я наблюдал, что так часто бывает в этот и соседние мартовские дни. Встретившая меня в вестибюле женщина в белом халате пошла со мной по коридору, говоря что-то тревожное, но смысла я не понимал. Когда мы вошли в палату, там лежала в постели, трудно дыша,— как выяснилось, после успокоительной инъекции — Ольшевская. Женщина в халате закрыла за мной дверь и сказала, что два часа назад Ахматова умерла. Она лежала в соседней палате, с головой укрытая простыней, лоб, когда я его поцеловал, был уже совсем холодный.
Похороны вообще такая вещь, что ей нет соответствия в земной действительности: ну, свалить, как Моцарта, в яму, ну, отгрохать мавзолей

На машине "медицинской помощи" я отвез в Москву, домой к Петровых, где к тому времени собралось несколько близких приятельниц Ахматовой, два потертых советских чемодана с ее бумагами и узел с одеждой. Тело отправили в морг института Склифосовского. Это бывший Странноприимный дом Шереметевых, на нем тот же герб (Deus conservat omnia — Бог сохраняет все), что на их петербургском дворце, Фонтанном доме, в котором, в дальнем дворе, Ахматова прожила без малого 30 лет. Дальше следовали два выходных, за ними Международный Женский день 8 Марта. Гроб выставили для прощания 9-го утром в подвале морга, людей — оповещенных — пришло с полсотни. Прозвучали две или три короткие невыразительные речи. Гроб запаяли, похоронный автобус привез его и провожающих на зады Шереметьевского аэродрома. День был сумрачный, мглистый, по-мартовски пронзительно холодный. Внезапно появилась женская фигура в легком плаще и кедах — пианистка Юдина, она заметно дрожала. Сопровождающих тело в Ленинград было около десятка. Мы уже сидели, когда вошли представители Союза писателей, главный — автор гимна Советского Союза.
В Пулкове среди встречающих был Лев Гумилев. Когда гроб перекатывали с тележки в автобус, он вскрикнул коротко, без аффектации — "мамочка". Доехали до Никольского собора, там разрезали цинк, сняли крышку, священник отслужил первую панихиду. Утром 10-го народу пришло много, говорили что несколько тысяч, двор был полон, отпевали по полному чину. Затем гроб повезли в Союз писателей, я туда не поехал, знаю с чужих слов, что гражданская панихида вышла ожидаемо казенной. Мы своей компанией отправились в Комарово на электричке. Автобус долго ждали. Из-за наметенного снега он подъехать к самому кладбищу не мог, гроб понесли на руках. Еще коротенькая служба у могилы, опустили, забросали землей, поставили деревянный крест. Человек 20 пошло с кладбища в летнюю литфондовскую дачку Ахматовой, немыслимо выстуженную, на улице было много теплее. Просто постояли, помолчали, не помню уже, выпили ли.
Прощание с Анной Ахматовой. В центре: Лев Гумилев, слева: Евгений Рейн и Арсений Тарковский, справа: Иосиф Бродский, 10 марта 1966 года

Прощание с Анной Ахматовой. В центре: Лев Гумилев, слева: Евгений Рейн и Арсений Тарковский, справа: Иосиф Бродский, 10 марта 1966 года

Фото: РИА НОВОСТИ
Это все более или менее известно, много раз повторено. Большинство описаний указывает, что официоз всячески принижал и само событие смерти, и похороны, и масштаб личности умершей. Вымученные характеристики в крошечных некрологах, пренебрежение к церемонии, трудности с получением места для могилы. Сейчас я бы сказал так: ее смерть была для властей очевидным неудобством. Как и жизнь, но жизнь они ввели в привычные им рамки: поносные оценки ее поэзии, постановление ЦК, арест сына, нищета. Ее ко всему этому приписали, она их условия приняла, с этим у них проблем уже не было. Но со смертью они не знали, что делать; по какому из установленных у них разрядов хоронить, не понимали. Похороны вообще такая вещь, что ей нет соответствия в земной действительности: ну, свалить, как Моцарта, в яму, ну, отгрохать мавзолей. В нечеловеческой действительности коммунизма тем более.
Но это в десятую очередь. В те мартовские дни люди, хоть в какой-то степени одухотворенные, причастные к культуре, творчеству, понимали сознательно и чувствовали инстинктивно, что кончился редкостный двухвековой период истории и возврата к нему нет. Что в России нет ничего слаще — и важнее — говорения, и Ахматова последняя, кто мог говорить на одном языке не только с Пушкиным, а и с Державиным, и, бери глубже, с Петром. Что с ней ушел из жизни большой стиль. Если по-честному, то стиль вообще. И величие человека — на которое больше не будет спроса.
Анатолий Найман

ХОЛОКОСТ НЕ ПОВТОРИТСЯ



Исааком Бабелем сказано: «Хорошо придуманной истории незачем походить на действительную жизнь; жизнь изо всех сил старается походить на хорошо придуманную историю. ...». Пятикнижие  и есть гениально придуманная история. Уверен, что  еврейская сила жить и выживать основана на Божественной, зашифрованной Творцом силе текста. Нам не дано знать, что было в начале начал. Мы и свою собственную жизнь творим из мифов.
Позволю себе и такую, «еретическую» мысль: сама история рода людского настолько бездарна и отвратительна, что только мифом о ней человечество сохраняет мечту о лучшем мире и остатки достоинства. Иммануил Великовский считал, что историческая память человечества страдает амнезией. Людям свойственно вытеснять из этой памяти трагедию Катастроф, но и Катастрофы эти, в свою очередь, формируют новые особенности нomo sapiens. Отсюда и характер мифов, как созидающей, а не разрушительной силы. В своей книге «Народы моря» Великовский приводит цитату из сочинений Мартина Бубера: «… Библейская история не может пониматься буквально, однако она не может считаться неисторичной: с этими людьми что-то произошло, сверхъестественное или ненормальное, и рассказ, который до нас дошел, был их попыткой справиться с этим испытанием, восстановить душевное равновесие и самих себя в мире, который подвергся трансформации».
Крайне тревожная точка зрения. Дело в том, что качество носителей информации позволяло народам древности страдать амнезией исторической памяти. Нам же это, как будто, не грозит,  и правда о Катастрофах не позволит нашим детям, внукам и правнукам сохранить «душевное равновесие».
Два новых Исхода народа Книги напрямую связаны с Катастрофами. Современный Израиль был бы немыслим без гитлеровского геноцида евреев. Последний Исход из Российской империи потомков Иакова был, в свою очередь, обусловлен распадом этой империи.
Возможно, любую ревизию Катастрофы, упрямое искажение  фактов,  можно объяснить попытками амнезии, вытеснения из человеческой памяти ужасов своей собственной истории. Кто знает, может быть, в конечном итоге, несмотря на надежность современных носителей информации, - миф все-таки станет основным источником исторической памяти наших потомков.
« В годы Второй мировой войны не для кого не было секретом связи великого муфтия с нацистами, от которых он ожидал помощи с целью осуществления «окончательного решения» на Ближнем Востоке, - писала Ханна Арендт в своей книге «Эйхман в Иерусалиме». - Не удивительно, что газеты в Дамаске и Бейруте, Каире и Аммане не скрывали ни своих симпатий к Эйхману, ни сожалений относительно того, что он «не довел до конца свое дело»». Они и сегодня не скрывают этих симпатий. Ну и что? Не забудем и слова Георга Фридриха Гегеля: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса». Участвовать в фарсе с трагической маской на лице – дурной вкус. И простит мне читатель эти заметки.
Согласен, что пастух Иваноджад в горах Ирана беден и несчастен, потому что на свете живу я, мои дети и внуки, и существует Еврейское государство. Не буду спорить, все беды сантехника Иванова из города Иваново происходят по той же причине, а бедный безработный Иванопулос из Афин страдает по вине «акул Уолл – Стрита» - понятно, какой национальности. Об арабах, живущих в Израиле или около, и говорить не приходится. Эти сразу станут счастливейшим в мире народом, как только будет решен «еврейский вопрос» в планетарном масштабе. Я даже не спорю с тем, что птички-агенты Моссада уничтожили всех пчел Турции, а другие, нормальные акулы-людоеды были засланы не из Нью-Йорка, а из Эйлата к побережью Египта, чтобы изничтожить тамошних туристов. Я верю всем кровавым и бескровным наветам, но должен с полной убежденностью заявить, что известная, обездоленная часть рода людского совершено зря надеется на повторение Холокоста любым способом: с помощью камней, минометов, живых бомб или ядерного оружия. Сатана в прошлом веке исчерпал все свои возможности, и я докажу почему.
Всевышний видел в поединке добра со злом некий залог развития жизни на земле, потому он и даровал особые права Сатане – врагу рода человеческого.
Известно, что Авраам прошел десять искушений на пути своей веры в Бога Единого, но особенно примечательно последнее искушение. В Торе, и в комментариях к ней, нет упоминания об этом, но уверен - «князь тьмы» стал нашептывать Богу, что монотеизм Авраама несовершенен и любовь его к Господу сразу померкнет, как только будет отцу приказано принести в жертву своего сына – Ицхака, а значит и весь будущий «народ избранный», обещанный      ему Творцом. Сатана посмел усомниться в великом проекте и тогда отдал  Господь Аврааму страшный приказ. Отец выдержал искушение и рука его, поднятая с ножом на сына, была остановлена в последний момент.
В очередной истории из Торы Сатана уж точно играл не последнюю роль. Это он указал пальцем на счастливого человека – Иова. Это он стал нашептывать Богу, что святость Иова в этом самом счастье: в здоровье, богатстве и большой семье. Лиши этого ангела всех благ, и он сразу превратиться в черта. Господь отвернулся, не стал перечить Сатане и тот отнял у Иова здоровье, семью и богатство. Несчастный принес жертву не менее страшную, чем та, которая была уготована Аврааму, но остался верен себе и  своей вере. Так снова был посрамлен «князь тьмы».
Двинемся дальше по пути искушений. Илья Рипс считает, что в Торе закодировано предостережение о Холокосте. Возможно, так оно и есть. В любом случае, только Сатана мог предстать перед Богом со словами: «Видишь, Господи, как они бегут от тебя толпами, как молятся Золотому тельцу и забывают имя Твое. Позволь уничтожить хотя бы треть Твоего народа, и Ты увидишь, что остальные проклянут Тебя». И снова промолчал Господь, так как видел, что в словах Сатаны есть правда.

Жертва эта оказалась самой чудовищной. Не семью одного Иова, а почти всех евреев Европы Сатана лишил не только семьи, богатства и здоровья, но и жизни. Казалось, он добился своей цели и многие не выдержали искушения и отвернулись от Господа, но чудо вновь произошло. Вера в Бога не исчезала даже тогда, когда хасиды весело праздновали Пурим в скотовозках на пути в Аушвиц, да и после чудовищного жертвоприношения, когда зло рухнуло в смертельном поединке с другим злом и под тяжестью своих же греховных, кровавых дел. И это искушение выдержал народ Торы. И не только выдержал, но преумножил в своем государстве армию Бога и расширил сеть йешив. Вот почему мне кажется, что четвертого искушения Сатаны больше не будет, что Бог устал от  злых нашептываний Сатаны. И зря, совершенно зря стараются агенты нечистого в Иране и злобствует Интернационал юдофобов. Хватит! Если прошел народ еврейский Катастрофу и остался с Богом, больше ничего ему не грозит. Вот почему меня, человека без кипы, не только не пугает пресловутое «религиозное засилье» в Израиле, а очень даже радует, так как уверен в том, что бородатые очкарики в пейсах из Иерусалима – не менее надежная защита Еврейского государства, чем всего танки и самолеты вместе взятые. И здесь готов объяснить почему. Да просто потому, что на каждый вид оружия найдется другой, более сильный вид оружия, но нет, и никогда не родится тот, кто убедит упомянутого бородача, что Бога нет и Господу, чтобы доказать верность Ему народа Торы, понадобится еще одно искушение. Нет,  и не будет такой силы.

ПРОСТРАНСТВО ВСТРЕВОЖЕНО


Действия России в Крыму пугают друзей и соседей



Действия России на территории Украины, в Крыму, возмутили или заставили по-новому задуматься о своей безопасности и остальных ее постсоветских соседей, от такого ближайшего союзника, как Казахстан, до недружественной Эстонии, сообщаетБи-би-си.

Члены Таможенного союза, Казахстан и Белоруссия, до сих пор на официальном уровне не поддержали Москву в крымском вопросе. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, наоборот, публично выступил за территориальную целостность Украины.

"Президенты Казахстана и США подтвердили необходимость мирного урегулирования кризиса в Украине с использованием дипломатических методов, обеспечивающих территориальную целостность этой страны и способствующих сближению позиций всех заинтересованных сторон", - так пресс-служба Назарбаева отчиталась о его телефонном разговоре с Бараком Обамой в начале недели. Те же слова о "территориальной целостности" были и в пресс-релизе о таком же разговоре Назарбаева с канцлером Германии Ангелой Меркель.

По мнению казахстанского политолога Талгата Мамырайымова, Нурсултан Назарбаев занял такую позицию не из простого уважения к нормам международного права и не только из желания стать посредником в урегулировании конфликта.

"Назарбаев, видимо, руководствуется еще и тем, что конфликт в Украине может быть примером того, как Россия может вести себя по отношению к Казахстану накануне подписания договора о Евразийском союзе", - сказал Мамырайымов bbcrussian.com, - "то есть у Назарбаева, видимо, есть опасения, что если руководство нашего государства будет тормозить этот процесс, то Москва может использовать и силовые инструменты принуждения, в том числе [...] в виде создания конфликтов внутри нашего государства, межэтнических конфликтов".

Подписание документов о создании Евразийского союза России, Казахстана и Белоруссии планируется еще до нынешнего лета, при этом Москва подталкивает Астану и Минск к тому, чтобы наделить наднациональные органы союза полномочиями в военной и внешнеполитической сфере, а Казахстан склонен пока ограничиться экономическим альянсом.

"В Казахстане в целом, естественно, без особого восторга восприняли некоторые моменты, связанные с раздачей российских паспортов, с заявлениями некоторых российских политиков и с тем, что вообще поставлена под вопрос территориальная целостность Украины", - сказалbbcrussian.com директор казахстанского Института мировой экономики и политики Султан Акимбеков, чья позиция часто совпадает с позицией официальной Астаны.

Акимбеков напомнил, что Казахстан не признал независимость ни Косово, ни Абхазии с Южной Осетией, "по понятным причинам" ставя во главу угла своей внешней политики принцип территориальной целостности государств.

По словам Акимбекова, если руководство страны в целом ведет себя сдержанно, то часть казахстанского общества относится к действиям России в Крыму крайне плохо: "У нас очень сильное Антиевразийское движение, которое представлено национал-патриотическими кругами общества, а в этой среде отношение очень критичное к последним событиям".

Зоной потенциального конфликта традиционно считается прежде всего Северный Казахстан, населенный преимущественно русскоязычными. Но сейчас, как полагают эксперты, без внешнего воздействия этот конфликт не вспыхнет.

"Сепаратистские настроения есть, но они открыто не проявляются", - говорит Талгат Мамырайымов.

"Но потенциал большой, нужен только небольшой толчок, искра. Если русские организации этнополитического толка, которые есть в Казахстане, при содействии России займутся разжиганием сепаратистских настроений, то конфликт вполне возможен, - в то же время признает политолог. - Но это пока - на уровне рисков, но не на уровне угрозы".

Султан Акимбеков уверен, что политика казахстанского руководства пока исключает возможность большого взрыва.

"У нас предпосылок к сепаратистским поползновениям нет. Во-первых, потому что у нас адекватная внутренняя политика, и при всех сложных моментах - а их за двадцать лет было немало - она позволяла снимать все потенциально опасные вопросы", - говорит политолог. Поэтому, по его мнению, сепаратистские настроения разделяет очень небольшая часть русскоязычного населения севера Казахстана.

Высшее руководство другой союзницы России, члена ОДКБ Киргизии, прямо не осуждало действия России в Крыму. Однако МИД Киргизии 11 марта выступил с заявлением, в котором осудил заявления свергнутого президента Украины Виктора Януковича, которого Москва официально считает легитимным.

"Не может быть легитимным президент, полностью потерявший доверие своего народа, де-факто утерявший президентские полномочия и, более того, сбежавший из своей страны", - говорится в пресс-релизе МИД страны, в которой президентов свергали дважды за последние десять лет.

Президент Литвы Грибаускайте считает, что хватит уговаривать Путина - надо действовать. На фото - встреча в 2010 году.

В Молдавии, граничащей с Украиной, беспокоятся не только о том, что формат переговоров о будущем Приднестровья, в котором "гарантами" выступали и Россия, и Украина, окончательно умер. Наиболее алармистски настроенные политические комментаторы говорят, что Россия может попытаться присоединить к себе и юг Украины, и Приднестровье.

"Все очень просто: Новороссия заканчивается на Приднестровье", - сказал Русской службе Би-би-си молдавский политолог и публицист Оазу Нантой.

"Отказ России от признания легитимности киевских властей и будущих выборов президента Украины говорит о том, что сделана ставка на углубление хаоса с элементами гражданской войны. А дальше уже "по призыву населения" будут введены войска и полоса замкнётся на Молдову", - пояснил свою мысль Нантой.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко пока не осуждал ни действия Москвы в Крыму, ни новые власти в Киеве. Политологи объясняют это тем, что Белоруссия тесно связана экономически с обеими странами, и Минску не хочется портить отношения ни с той, ни с другой соседкой. Лукашенко высказывал готовность сотрудничать с новыми властями, но делал это довольно двусмысленно и расплывчато. В то же время он довольно ясно высказался за территориальную целостность Украины.

12 марта Лукашенко сказал, что он постоянно обсуждает с Владимиром Путиным в том числе и украинский вопрос, но при этом на него, Лукашенко, "никто не давит, никакие кремли и прочие".

В то же время в контролируемых властью белорусских изданиях появляются статьи и комментарии, которые некоторым кажутся т.н. "сигналами" о недовольстве Минска действиями Москвы.

"Необратимыми станут последствия российско-украинского противостояния и для постсоветского пространства. Как считают эксперты, под обломками этого противостояния будет окончательно похоронено СНГ. Ведь даже самые близкие партнеры России по Таможенному союзу - Казахстан и Беларусь - не выразили прямой поддержки ее действий, а, напротив, заявили о заинтересованности в сохранении территориальной целостности Украины", - пишет, например, автор государственного информационного агентства БелТА.

Польша и Литва, граничащие с Калининградской областью России, активно поддерживают украинскую оппозицию, ныне ставшую властью, и жестко критикуют Россию.

Президент Литвы Даля Грибаускайте в недавнем интервью литовскому телеканалу LRT очень резко по меркам дипломатии раскритиковала лидеров европейских держав за нерешительность в отношении России. По ее словам, на экстренном саммите ЕС в Брюсселе на прошлой неделе стало понятно, что некоторые из них еще не вполне поняли серьезность положения, сложившегося в России и Европе.

"Некоторые говорили, что сейчас рано жестко воздействовать на Россию - подразумевалось, что надо дать ей возможность сохранить лицо и оставить "пути отхода". Я заявила очень четко: это Европе, а не России, нужно сохранить лицо. Россия не сохранит лицо. У нее больше нет никакого лица, кроме лица Путина. Европа еще не до конца понимает, что происходит, и до сих пор не понимает, что пора Европе принимать решения - и сохранить лицо", - сказала Грибаускайте.

Впрочем, публичных самостоятельных мер против России Литва не предпринимает, все-таки ожидая согласованных шагов ЕС и НАТО.

Так же выжидают и две другие бывшие советские республики, ныне члены ЕС и НАТО, Латвия и Эстония. В обеих этих странах есть большое русскоязычное меньшинство, которое Москва демонстративно и декларативно защищает все постсоветские годы, обе эти страны Москва много лет обвиняет, согласно изобретенной ею же формулировке, в "реабилитации нацизма". Кроме того, у обеих раньше, как утверждала Москва - но не официальные Таллинн и Рига - были территориальные споры с Россией.

Эстония и Россия повторно подписали договор о границе 18 февраля, в тот самый день, когда в Киеве начались решающие бои между повстанцами и милицией.

Эстонский политолог, специалист по отношениям стран Балтии и России Кармо Тюйр считает, что по крайней мере один символический жест протеста Эстония могла бы сделать самостоятельно: она могла бы приостановить дальнейшие процедуры, связанные с договором о границе. Договор должен быть ратифицирован парламентами обеих стран.

"Это, конечно, мало повлияет на Россию, но это - одна из тех немногих вещей, которые Эстония может сделать помимо "выражения обеспокоенности". Вопрос даже не столько в реальном воздействии на Россию, сколько в возможности завтра посмотреть, не краснея, в зеркало и сказать, что мы хоть что-то сделали", - сказал Тюйр bbcrussian.com.
По мнению Тюйра, довод, что отсутствие договора о границе увеличивает угрозу для Эстонии, "бьется" тем фактом, что наличие такого договора с Украиной и Будапештского меморандума о гарантиях независимости и территориальной целостности Украины не помешало России напасть на эту страну.

Бывший депутат парламента Эстонии Сильвер Мейкар, как и многие его соотечественники, считает, что ничего особенного Эстонии самостоятельно предпринимать не надо, поскольку она защищена принадлежностью к НАТО и ЕС.

Если НАТО дает всем своим членам максимально надежную защиту, которая сдерживает Россию, то Евросоюз - это, наверное, нечто еще более важное. Назовем это "мягкой силой". Это принадлежность к единому ценностному и экономическому пространству. Неважно, какой ты национальности - жизнь в Эстонии все равно свободнее, безопаснее и приятнее, чем в России", - сказал Мейкар Русской службе Би-би-си.

В то же время Мейкар допускает, что Эстония без проблем могла бы заручиться дополнительной поддержкой своих русских, раздав гражданство в упрощенном порядке оставшимся нескольким процентам "неграждан". Кроме того, увеличение присутствия сил НАТО в регионе, по мнению экс-депутата, успокоило бы тех, кто испуган российско-украинским конфликтом.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..