понедельник, 12 января 2015 г.

МОЯ СТАРШАЯ ВНУЧКА ОВЛАДЕВАЕТ ИНСТРУМЕНТОМ

АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ И ХОЛОКОСТ



ЗОВ ОЗЕРА" Андрей ВОЗНЕСЕНСКИЙ

Еврейская трагедия и сердце поэта Андрея Вознесенского, которому 12
мая исполнился бы 81 год

Я во Львове,
Служу на сборах,
В красных кронах,
Лепных соборах…
(А.Вознесенский, 1965 г.)
Тогда в стране была "оттепель", какие-то проблески свободы пьянили
головы, особенно молодые, "Литературка" опубликовала "Бабий Яр"
Е.Евтушенко, возвращались из лагерей немногочисленные еще живые
политзаключенные, а на страницы учебников — фамилии и даже фотографии
уничтоженных в сталинские времена известных деятелей, литераторов,
ученых.
В один из моих приездов в Москву я попал на вечер в Политехнический
музей, где с восторгом и провинциальным удивлением слушал тогдашних
поэтических кумиров — А.Вознесенского, Р.Рождественского, Е.Евтушенко
и других. Потом мы пару раз всей командой ходили на площадь к
памятнику Маяковскому, где выступали перед тысячами слушателей поэты и
барды — Б.Окуджава, Ю.Визбор и другие, ставшие потом известными и
знаменитыми. С некоторыми из них нам даже удалось познакомиться.
После возвращения во Львов мы еще долго обсуждали услышанное и
увиденное, рассказывали знакомым, доставали сборники стихов, по много
раз прокручивали тоненькие пластинки из журнала "Кругозор".
И вдруг летом 1965 года знакомые ребята из армейской команды сообщают
нам новость: на военных сборах в нашем Прикарпатском округе находятся
Андрей Вознесенский и еще несколько поэтов. Они ездят по гарнизонам,
носят офицерскую форму. Правда, боевой подготовкой не занимаются, да и
живут не в казармах, а в гостинице. Но, самое главное, скоро они будут
выступать в окружном доме офицеров. Конечно, друзья — спортивные
соперники — провели нас на встречу с москвичами (помню, что там были
еще Костров, Куняев — тогда он не проявлял свою будущую юдофобскую
суть — и еще один поэт, чью фамилию я забыл). Они по очереди читали
свои произведения, отвечали на вопросы переполненного зала.
Вознесенский был с погонами лейтенанта, он тоже прочитал несколько
своих стихов. Среди прочитанных было и потрясшее меня "Зов озера".
После окончания выступления я подошел к поэту, поблагодарил за стихи и
предложил гостям провести экскурсию по своему любимому городу. А на
следующий день во время прогулки попросил Андрея Андреевича рассказать
историю "Зова озера". И поэт рассказал.
Попал он недавно в один из гарнизонов в Ивано-Франковской области,
выступил. И гостеприимные хозяева пригласили на рыбалку. Поехали,
половили, развели костер, начали варить уху, конечно, выпили немного.
И тогда один из "местных товарищей" рассказал, что озера этого раньше
здесь не было, а был глубокий большой овраг. Именно в него в 1942 году
нацисты и их добровольные местные помощники загнали евреев из гетто и
расстреляли. Там же уничтожили и арестованных подпольщиков. А чтобы
скрыть следы своего преступления, затопили овраг водой из недалекой
речушки.
"И как здесь рыба ловится!" — потирал руки рассказчик.
Потрясенный этим рассказом, поэт написал стихотворение "Зов озера",
которое было сразу напечатано в окружной военной газете. А через
несколько лет Вознесенский опубликовал поэму "Ров" — проклятье
негодяям, которые раскапывали возле Симферополя ров — место расстрела
12 тысяч евреев и плоскогубцами вырывали у трупов золотые коронки.
Поэма вошла во все сборники поэта, а "Зов озера" (насколько мне
известно) — только в некоторые.
Прочитай его, читатель, оно того стоит.

Андрей Вознесенский и Владимир Высоцкий. Оба близко к сердцу приняли
трагедию еврейского народа. Второй отчасти по зову крови. Первый — по
зову души
Использованы воспоминания львовского военного журналиста Б.Комского.

ЗОВ ОЗЕРА
Андрей ВОЗНЕСЕНСКИЙ
Памяти жертв фашизма: Певзнер 1903, Сергеев 1934, Лебедев 1916, Бирман
1938, Бирман 1941, Дробот 1907…
Наши кеды как приморозило.
Тишина.
Гетто в озере. Гетто в озере.
Три гектара живого дна.
Гражданин в пиджачке гороховом
зазывает на славный клев,
только кровь
на крючке его крохотном,
кровь!
"Не могу, — говорит Володька, -
а по рылу — могу,
это вроде как
не укладывается в мозгу!
Я живою водой умоюсь,
может, чью-то жизнь расплещу.
Может, Машеньку или Мойшу
я размазываю по лицу.
Ты не трожь воды плоскодонкой,
уважаемый инвалид,
ты пощупай ее ладонью -
болит!
Может, так же не чьи-то давние,
а ладони моей жены,
плечи, волосы, ожидание
будут кем-то растворены?
А базарами колоссальными
барабанит жабрами в жесть
то, что было теплом, глазами,
на колени любило сесть…"
"Не могу, — говорит Володька, -
лишь зажмурюсь -
в чугунных ночах,
точно рыбы на сковородках,
пляшут женщины и кричат!"
Третью ночь как Костров пьет.
И ночами зовет с обрыва.
И к нему
Является
Рыба
Чудо-юдо озерных вод!
"Рыба,
летучая рыба,
с огневым лицом мадонны,
с плавниками белыми
как свистят паровозы,
рыба,
Рива тебя звали,
золотая Рива,
Ривка, либо как-нибудь еще,
с обрывком
колючей проволоки или рыболовным крючком
в верхней губе, рыба,
рыба боли и печали,
прости меня, прокляни, но что-нибудь ответь…"
Ничего не отвечает рыба.
Тихо.
Озеро приграничное.
Три сосны.
Изумленнейшее хранилище
жизни, облака, вышины.
1965
 Прислал Иосиф Бегун

НА ЗАПАХ КРОВИ




                     Аркадий МолевUSA
Только сумасшедшие выживают.
Вместо предисловия:
Двадцать пять лет назад я был солдатом Советской Армии. Судьба забросила в небольшую часть в глубине России, где свирепствовала дедовщина; самоубийства и изнасилования были не редкостью. На 60 человек я был единственным евреем. Сразу же нашлась группа дедов-антисемитов, которая пообещала устроить райскую жизнь. Меня начали регулярно избивать, не давали спать, отнимали вещи. Было понятно, что долго я так не протяну. Жаловаться начальству было бесполезно. Одним солдатом больше, одним меньше...
Однажды ночью, когда стало совсем нестерпимо, я взял автомат и зашел в сторожку, где спали мои мучители.
Ну, что товарищи-солдаты, – разбудил я их. – Вы хотели довести меня до самоубийства? Поздравляю! Вам это удалось. Только одному умирать неохота. Я сначала вас всех порешу, а потом уж и сам на тот свет отправлюсь.
Я не врал. В тот момент и в том состоянии я действительно был готов их порешить. Деды это поняли. Испугались. Стали уговаривать меня отдать им автомат. Клялись, что больше меня не тронут.
Хорошо, сейчас я кладу автомат на землю. После этого вы можете меня избить, но если не убьете, клянусь, при первой же возможности я убью кого-нибудь из вас.
После этого я отложил оружие в сторону. Меня напоили чаем и впервые за полгода дали поспать восемь часов кряду.
После этого меня оставили в покое. За мной закрепилась репутация опасного сумасшедшего с непредсказуемым поведением и меня старались не трогать. Если бы я остался интеллигентным еврейским ботаником, вряд ли бы я выжил.

Государство Израиль хотят уничтожить. Против него ополчился весь огромный исламский мир. Они почувствовали запах крови и будут гнать, пока не разорвут свою жертву. Им не нужно Палестинское государство. Они не хотят свободы и достатка для своего народа. Если бы было так, с ними можно и нужно было бы договориться. Но их цель другая. Они хотят стереть Израиль с лица земли. И даже после этого они вряд ли остановятся. Они продолжат убивать евреев по всему миру.
Против нас готовит атомную бомбу Иран, который открыто призывает стереть нас с лица земли, который проводит конкурс карикатур на Холокост, распускает злобную антисемитскую пропаганду, организует теракты против евреев по всему миру, в Аргентине, в Индии и Болгарии.
Мы ушли из Ливана на международно-признанные границы, но нам вдогонку полетели ракеты Хезбаллы, наших пограничников похищают, наша северная граница не знает мира.
Мы заключили мир с Египтом, отдали им Синайский полуостров. Но прошло тридцать лет и Египет хочет разорвать мирный договор.
 Мы начали мирный процесс с Палестинцами, впустили Арафата с его бойцами, дали автономию, были готовы дать им независимое государство. Но им этого не нужно, зачем им еще одна нищая арабская тирания. Они хотят убивать евреев, и мы получили террор на улицах наших городов.
У нас был единственный друг на востоке, Турция. Но и там к власти пришли исламисты. И вот уже турецкое телевидение крутит фильмы про то, как евреи подмешивают кровь мусульманских младенцев в свою мацу, турецкие корабли везут оружие палестинским террористам.
Мы ушли из Газы. И с той поры наши города регулярно обстреливаются их ракетами. А мы проявляем сдержанность. Следим, чтобы не страдало их гражданское население. Они специально целятся в наших детей, хотят, чтобы было как можно больше жертв среди мирного населения, а мы наносим точечный удары по их руководству, чтобы не дай бог не пострадали невинные.
Кого мы боимся? Мировое сообщество? ООН? Тысячи лет, народы мира отказывали евреям в праве на существование; нас убивали, загоняли в гетто, в черту оседлости, а мы всё боимся их суда? ООН, которая приняла анти-Израильских резолюций больше, чем резолюций по всем остальным вопросам вместе взятым? ООН, которая объявила саму идею создания еврейского государства, Сионизм, фашизмом? ООН (Лига Наций) которая ничего не сделала, чтобы защитить наш народ от Гитлера? Может кто назовет мне хоть одну страну, которая предоставляла убежище евреям-беженцам из фашисткой Германии?
На что мы надеемся? Что запад нам поможет? В Европе растет влияние стремительно растущей мусульманской общины. На наших глазах происходит исход евреев из демократической Франции, где десять процентов мусульманского населения сделали жизнь евреев невыносимой, а объединенная, либеральная, политкорректная Европа упорно старается не замечать этих вопиющих фактов. Вы надеетесь, что ради евреев Европа пойдет на конфликт с Исламским миром? С чего бы вдруг? Когда это Европа не предавала евреев?
Может мы надеемся на США? Но там те же демографические процессы. На последних выборах против Обамы голосовало 60 процентов белого населения, зато черные, латиноамериканцы и остальное небелое население почти целиком проголосовало за. А небелое население Америки гораздо менее политкорректно, и антисемитизм для них не табу. Вот мы имеем происламского президента с именем Хусейн. И это не случайность, это тенденция. В будущем доля белых в населении Америке будет неуклонно снижаться. Да и традиционный христианский антисемитизм никуда не исчез. После второй мировой, среди белого населения западных стран, антисемитизм стал неприличен. Но он живет в глубине души у многих европейцев лишь маскируясь под антисионизм. Да и это табу вот-вот прорвется, и вот уже американские антиглобалисты из «occupy Wall Street» выходят на улицы с откровенно антисемитскими лозунгами (остановить влияние еврейского капитала). Говорю обо всем этом не понаслышке. Я проработал в Америке 7 лет и вижу это изнутри.
Так на кого мы надеемся? На Россию и Китай? Вопрос риторический.
Евреи, разве ваш жизненный опыт не учит вас, что глупо надеяться переубедить антисемита? Евреев не любят не за то, что они хитрые, трусливые или жадные. Это все поводы. Евреев ненавидят за то, что они евреи.
Как бы мы не старались вести себя хорошо, чтобы нас приняли в семью братских народов, нас туда не примут. Соответствовать западным стандартам политкорректности - это путь в Освенцим.
Если ситуация не изменится, то мы погибнем. Страна не может жить под постоянными обстрелами. Не замечать ракеты в своих городах преступно. Если так пойдет и дальше, евреи начнут уезжать из Израиля, начнется отток капитала, экономика рухнет. Затем нас или всех вырежут в очередной войне, или мировое сообщество навяжет нам еще один мирный договор, который превратит евреев в меньшинство в своем государстве и тогда арабы все равно выгонят нас отсюда. А после падения Израиля нас ждет такая волна антисемитизма по всему миру, что в лучшем случае наше положение будет таким же, каким оно было в 19 веке.
Быть интеллигентным, воспитанным человеком не лучшая стратегия, если имеешь дело с бандитами. Подчиняться приказам властей, когда тебя ведут в Бабий Яр – это верная смерть. Иногда, чтобы выжить – нужно драться. Иногда, чтобы выжить – нужно быть готовым погибнуть.
Чтобы выжить, мы не должны быть интеллигентными и воспитанными пай мальчиками. Мы должны стать злобными сумасшедшими с непредсказуемыми реакциями, с которыми опасно связываться.
Так что же делать?
Мы должны добровольно выйти из ООН. ООН – организация, дискредитировавшая себя антисемитизмом, не является для нас авторитетом. Мы должны заявить, что не согласны участвовать в предвзятом судилище. Пусть себе говорят, что хотят. Надо дать им понять, что нам на их разговоры наплевать. Членство в ООН не делает страну независимым государством. К примеру, Швейцария – нейтральная страна, которая принципиально не хочет вступать в ООН. Мы должны последовать этому примеру. У евреев, переживших тысячелетия гонений со стороны христиан и мусульман, есть все основания подозревать международное сообщество в предвзятости и не признавать юрисдикции международного судилища. Мы можем и должны поддерживать дипломатические отношения со всеми дружественными странами, так же как это делает Швейцария, для этого необязательно быть членом ООН.
Израиль должен официально объявить о своем ядерном статусе. По оценкам экспертов, Израиль обладает 200 ядерными боеголовками и средствами их доставки. Этого достаточно, чтобы в случае чего уничтожить весь мир. Даже если это не так, то Израиль с его огромным научным потенциалом, с сильнейшим хайтеком и оборонной промышленностью способен обзавестись таким оружием в кратчайшие сроки. Израильские ядерные ракеты должны быть нацелены на Тегеран, Дамаск, Каир, Багдад, Стамбул, Эр-Рияд, Мекку и Медину. Мы должны официально заявить, что в случае нападения со стороны этих стран, мы применим ядерное оружие. Вы скажите, то это откроет ядерное противостояние на Ближнем Востоке. Это все равно произойдет. Недалек тот день, когда Иран, или какая-то другая мусульманская страна Ближнего Востока обзаведется атомной бомбой. Мы не сможем все время уничтожать их реакторы. Получилось с Ираком, получилось с Сирией, может получится с Ираном, но все равно рано или поздно они сумеют обзавестись ядерным оружием. Они должны знать, что уничтожение Израиля означает уничтожение всего Исламского мира. Только концепция гарантированного взаимного уничтожения удержало СССР и США от третьей мировой войны. Только гарантированное взаимное уничтожение удержит Исламо-фашистов от попыток уничтожить Израиль.
Находясь под ядерным щитом, Израиль должен предельно жестко реагировать на террористические атаки. Забудьте о сдержанности и политкорректности, если хотите выжить. За каждую выпущенную по Израилю ракету нужно отвечать массированными артиллерийскими обстрелами и ковровыми бомбардировками. Ни о каком пропорциональном ответе не может быть и речи. У нас и у них разная мера ценности человеческой жизни. Мы за одного ефрейтора Гилада Шалита, отдаем 1000 пленных террористов, поэтому необходимо, чтобы за одного погибшего Израильтянина погибало 1000 арабов. Иначе мы их не остановим. Нельзя щадить гражданское население. Конечно, я не хочу, чтобы погибали Палестинские дети, но... Если бы во время второй мировой войны Британия не устраивала бы ковровых бомбардировок Дрездена, а русская артиллерия не сравняла бы с землей Кенигсберг и Берлин, то Гитлер бы победил. И тогда бы погибли и русские и английские дети. Немецкое гражданское население было виновно потому, что избрало Гитлера и позволило ему остаться у власти. Гражданское население Палестины виновно потому, что превратило свою страну в рассадник террористов.
Чтобы заиметь репутацию опасного сумасшедшего с непредсказуемым поведением Израиль должен совершить акцию устрашения. К примеру, предлагаю уничтожить Иранский подземный завод по обогащению урана в Фордоу с помощью атомной бомбы. С помощью конвенционального оружия уничтожить подземный завод очень трудно. Нужна высадка десанта. А одна атомная бомба не оставит от этого завода и мокрого места. И точность попадания особая не нужна. Можно послать такую бомбу с помощью ракеты. Фордоу поселок маленький, так что и жертв будет немного. Выгоды от такой акции целых две: во-первых, задержим на несколько лет Иранскую ядерную программу, во-вторых, покажем арабам, что у Израиля есть атомная бомба и готовность применить её в случае необходимости.
Международных санкций особо бояться не стоит. Мы уже пережили это и в 1967 и в 1973 годах. Ну, покричат. Но никто никаких активных действий против сумасшедшей страны с ядерным потенциалом предпринимать не станет. А если начнут угрожать международным экономическим бойкотом, то можно по примеру наших братьев-арабов пригрозить, что закроем Ормузский пролив или Суэцкий Канал. Чем мы хуже Ирана? С опасными сумасшедшими стараются не связываться. Бьют слабых и беззащитных.
Главное, Израиль должен четко показать всему миру, что времена, когда евреев можно было безнаказанно убивать – прошли навсегда. Окончательно решить еврейский вопрос больше никому не удастся. Или живет мир, в котором живут евреи и их государство, или погибаем все вместе.

ЕСЛИ БЫ...

 Смотрел я на своих внучек и подумал: если бы не ордена и медали, полученные их прадедом и прабабкой в той страшной войне, и, если бы не смогли они остаться в живых, и моих бы таких красавиц на свете не было. Вот отдыхают они от бурных игр на этом самом памятном знаке и не о чем таком не подозревают. Рассказать? Поймут ли? Надо бы подождать.

СЕАНС СТРИПТИЗА рассказ


Он ко мне часто приходит: раз в год, не реже. Я его не зову, я о нем не думаю и не хочу думать, а он приходит и приходит. Вот уже два десятка лет тихо переступает через порог квартиры, не зная, что квартира эта уже давно мне не принадлежит. Он рад мне –добрыми глазами и еще более доброй застенчивой улыбкой. Большой такой человек с маленькой женой на сносях. Я думаю с раздражением, что доброта слишком часто соседствует с бедностью… Я безуспешно гоню молодого человека, у меня нет никакого желания вновь и вновь огорчать его отказом, но приходится.
Он хочет поселиться в моей питерской квартире. В нелепой, тесной квартирке, но в центре Петербурга. Квартира эта была когда-то всего лишь комнатой в коммуналке, затем, спасибо советской власти, превратилась в отдельные квадратные метры с длинным коридором, двумя маленькими комнатами и кухней со столиком на двух едоков.
Мама умерла в марте 1981-го, в темном, застойном году. Отец мой покинул семейное гнездо. Я давно уже живу в Москве. Питерская квартира становится источником дохода. Начало девяностых прошлого века и разорение страны идет полным ходом. С кинематографом зарез. Дошел до унизительного промысла: стал «бомбить» на дорогах столицы. Пустая квартира, как нам тогда казалось, должна стать палочкой-выручалочкой…
Стоп! Хватит! Он ушел. Когда вновь появится, тогда и продолжу.
Человек так устроен: всегда найдет оправдание самому мерзкому поступку. Да что там человек! Целые страны стремятся черные страницы своей истории отбелить начисто. Ложь о себе самом, о своем времени, о своем народе – дело обычное. Правда утомительна, тяжела и ведет к расстройству и физического, и психического здоровья… Совесть проклятая – неподкупный гонец этой правды. Гонец непрошеный и незваный… Слышу, как он стучит в дверь, а следом тот молодой человек на пороге, с женой на сносях. Совесть ухмыляется, злорадно потирая руки, а молодой человек переступает через порог с доброй и застенчивой улыбкой.
Он радушен. Она сердита. Ей, беременной, стыдно ходить по людям в поисках крыши над головой. Это так нормально. Мне нравится жена молодого человека, и он мне кажется простым, понятным и родным гостем. Сразу понимаю, что именно этой паре я просто обязан, должен сдать свою квартиру, все еще полную запахов моего детства.
Но это все лирика. Я должен спросить, сколько он может платить за аренду. Мне стыдно назвать цену, которую я намерен получить с этого молодого человека и его жены. По душе и сердцу я не имею права брать с бездомного бедняка деньги. Моя «пещера» пуста, и такие, как он, имеют полное право разжечь в ней огонь. Но это, увы, снова лирика, годная для невозможного светлого будущего, а не для лихих времен, куда переместилась в те годы Россия, и я, увы, вместе с ней.
Время – вот еще один старательный лекарь больной совести. Скольких палачей, грабителей, насильников оно вылечило. Такие были времена – вечная песня для хороших и плохих учеников дьявола. Я не хотел, я был вынужден, мне приказали. Ты всегда осуждал это. Ты бичевал трусливых и слабых, не способных переступить через высокий порог… Может быть, потому и споткнулся, что последствия твоего малодушия не показались тебе чрезмерными. Ну, не снимет эта пара квартиру в центре города, повезет снять на окраине: не в Петербурге, а в тоскливом, чужом Ленинграде…
Но деньги, деньги! О чем бы ни подумал, заговорил человек – все заканчивается гнусным лейтмотивом – числом прописью.
Он мнется. Он косится на свою хмурую половину. Я понимаю – ему тоже стыдно. Он стыдится своей бедности, как я своей жадности. Мы с ним в тупике.
Стоп! Но я никогда не был жаден. Может быть, расчетлив, по необходимости, когда житейские обстоятельства заставляли, и так далее. Но кто знает, может быть, эта расчетливость еще хуже жадности. Жадность проста и однозначна. От жадины и ожидать нечего. Помню рассказ моего брата-геолога. Появился в таёжной палатке его партии новенький и сразу, с полога, заявил, что он жаден от природы и убедительно просит ничего у него не просить. Он не пьет, не курит и лишнего при себе не держит. Жадность честна и очевидна. Расчетливость коварна, как всякая бухгалтерская выкладка. В каждом из нас сидит эта сволочь – бухгалтер с допотопнымарифмометром, а то и с деревянными счетами. Он сидит в тяжелых очках, за шатучим столом, шлепает нижней губой, жмет на кнопки или перебрасывает костяшки и считает, считает, считает… Не человек, а сплошные черные нарукавники из сатина.
Оправдываю себя тем, что исполняю чужую волю. Это не я, это моя половина заведомо ненавидит гостя с женой на сносях. Она сразу называет неподъемную для него цену. Это ее алчность гонит беднягу вон… А я? Что я? Моя совесть чиста. Я всего лишь исполнитель чужой, недоброй воли…
Ну, здравствуй! Ты опять? Ладно, в ход идет последний резерв: да что же это он все время улыбается? Похоже, не сердце мое завоевать хочет, а опустошить кошелёк. Наверняка такой же, как все: хитер и корыстен… В конце концов, у меня свои дети, почему я должен их обкрадывать ради чужого, еще не родившегося ребенка…
Была когда-то идея: найти в Питере этого молодого человека. Узнать, что все у него в порядке, детей уже трое и есть свой просторный дом за городом, где-нибудь в Комарово или Репино.
Я бы все-таки покаялся, сказал бы, что совершил ошибку, о которой жалею, и попросил в ответ о пустяке: больше не приходить ко мне, никогда не приходить. Я был почти готов к этому разговору, а потом подумал: вдруг он утратил свою добрую и застенчивую улыбку.
А что, если жизнь его сложилась совсем не так, как мне хочется? И он отправит меня куда подольше и скажет, что будет приходить ко мне еще чаще.
Да что же это я расчувствовался. Упрямо и тупо, чуть ли не с рождения, принимаешь желаемое за действительное. Как последний дурак, носишься с ретушью, замазывая то, что замазывать не только глупо, но и опасно.
Строгая жена молодого человека сухо и даже небрежно произносит сумму, которую они могут платить за квартиру, пропитанную запахами моего детства. Деньги ничтожные по тем временам, совсем жалкие деньги.
Я молчу. Знаю, что готов на преступление, что не сдам этой паре квартиру, но чего-то жду. Наверно, чуда, какого-то внезапного поворота событий. И все наладится, все закончится лучшим образом.
Первым начинает говорить молодой человек. Он жалуется на невозможность платить больше, напоминает, что скоро станет отцом… Еще про начальника конторы, где он работает, говорит зачем-то…
– Хватит! – прерывает молодого человека жена. – Перестань! Кому это интересно… Я же тебе говорила… Зря это все… Идем!
Я не знаю, как загладить свою вину, как облегчить совесть. Я предлагаю гостям кофе, чай, воду, но всё – отныне командует жена молодого человека: строгая маленькая женщина на сносях. Ей отвратителен хозяин этой нелепой квартиры и жаль времени и сил, потраченных на дорогу.
Они уходят, чтобы с того дня приходить ко мне постоянно: каждый год, а то и еще чаще.
Что дальше? Дальше, как мне хочется думать, я был наказан за грех послушания и глупой жадности. Первыми в квартире моей поместились две девицы, сестры, – тихие проститутки. На родине, кажется, в Ярославле, у них остались мужья и дети, а сестрички решили подработать в северной столице, чтобы пополнить семейный бюджет. Такие наступили времена.
Через год сестры успешно этот бюджет пополнили, и настолько, что смогли снять не мою жалкую квартирку, а трехкомнатные апартаменты с камином и высокими окнами на Невский проспект.
Шел 1994-й. Я уже знал твердо, что скоро покину Россию. Держали суетные дела и долги. Пришлось снова сдать задорого чужим людям запахи детства. На этот раз сдавать приходилось в спешке. Я должен был срочно возвращаться в Москву по какому-то пустому делу. Тип с лиловой рожей, в потертом красном пиджаке, отдал мне деньги, а я ему вручил ключи от родительского гнезда.
Через шесть месяцев соседи расскажут, что квартиру свою я сдал бандитам и устроили они в ней настоящий бордель, малину и приют наркоманов. В этом я и сам убедился, как только переступил порог своей недвижимости, в которой больше не осталось запахов детства.
Я продал квартиру, как теперь сдается, за гроши, но тогда эти деньги помогли нам уехать и как-то обжиться на новом месте. Но мне все кажется, что сдай я свои метры той симпатичной паре: бедным, честным людям – и сегодня я бы смог вернуться, хотя бы в на время, в Питер и открыть старую дверь своим ключом.
И главное, навсегда бы отделался от визитов той пары: молодого человека с доброй застенчивой улыбкой и его жены на сносях.

ПУТИНА ПРИЗНАЛИ ИМПЕРАТОРОМ




12.01.2015 00:01:00

Казаки признали Путина императором

Обсудить на форуме
Атаман Всевеликого войска Донского Николай Козицын не собирается слагать с себя командование отрядами в ЛНР


Бойцам Казачьей национальной гвардии удается контролировать более 80% территории Луганской народной республики, считает атаман общественной организации Всевеликого войска Донского Николай Козицын. «Киев воспользовался так называемым «перемирием», чтобы подтянуть военную технику поближе к Луганску, – заявил «НГ» Николай Козицын, – Полагаю, что кровопролитные бои неизбежны».

По словам атамана, сегодня Казачья национальная гвардия контролирует более 80% ЛНР. По данным Козицына, сегодня в казачьей гвардии около 12 тыс. бойцов, кроме того, казаки создали ударную бронегруппу, в составе которой более 20 танков (см. «НГ» от 20.11.14). Как говорит атаман, в рядах казаков - жесткая дисциплина, уличенные в нарушении порядка, особенно в пьянстве, подвергаются публичной порке. Благодаря таким жестким мерам, по словам атамана, казакам «удается контролировать более 80% территории ЛНР.

Атаман общественной организации Всевеликого войска Донского Николай Козицын с апреля 2014 года принимает активное участие в событиях на юго-востоке Украины. В мае 2014 года вооруженные казаки под его командованием подняли над администрацией города Антрацита флаг Всевеликого войска Донского. Также казакам удалось взять под контроль такие города, как Северодонецк, Лисичанск, Красный Луч, Свердловск и Алчевск. Местным главам городов Козицын приказал избавляться от печатей с украинским гербом и использовать казачьи (см. «НГ» от 20.11.2014). В декабре Козицын заявил «НГ», что покинул Донбасс и «ушёл в отпуск». Находясь в своей «ставке» в Новочеркасске он по-прежнему продолжает командовать Казачьей национальной гвардией. «Меня никто не имеет права лишить командования, – говорит атаман. – Ведь на юго-востоке Украины находятся Луганский, Донецкий, Харьковский и Миус-Донской казачьи округа Всевеликого войска Донского. Бросить их, значит предать».
Атаман уверен, что недавнее убийство в пригороде Луганска одного из его соратников – полевого командира Александра Беднова по кличке «Бэтмен» - дело рук властей ЛНР. В результате таких же действий, в ноябре 2014 года погибли военный комендант Антрацита Вячеслав Пинежанин и начальник штаба местных казачьих формирований Михаила Коваль (см. НГ» от 01.12.14).

Как отмечает ростовский политолог Григорий Бочкарев, разногласия между донскими казаками и руководством самопровозглашённой Луганской народной республики стали достоянием общественности ещё летом 2014 года. В июне представители ЛНР заявили, что в рядах ополченцев есть предатели. В тайных связях с Киевом тогда заподозрили именно казаков, контролирующих часть территории Луганской области. Контрразведка ЛНР утверждала, что они якобы собирались сдать украинским войскам Луганск. Доказательств в пользу этих обвинений контрразведчики так и не предоставили. «В последнее время отмечается эскалация напряжённости внутри силовых и властных структур ЛНР, – говорит Бочкарев. – По мнению наблюдателей, ликвидация «Бэтмена» 1 января была осуществлена специальной группой, состоящей из этнических кавказцев-добровольцев – из состава подразделений, подконтрольных лично главе Луганской народной республики Игорю Плотницкому. Якобы, таким образом был предотвращён планировавшиеся переворот и покушение на нынешнего руководителя ЛНР».
Сам Николай Козицын считает, что сегодня в Луганске нет действенной власти, и российская сторона должна взять под жесткий контроль хотя бы гуманитарную помощь, которую доставляет сюда. «Уверен, что не вся гуманитарная помощь доходит до нуждающихся в ней, часть распродается на рынке, – говорит атаман. – К тому же, власти ЛНР обеспечивают Киев углем».

Как отмечает Григорий Бочкарев, напряжённость внутри ЛНР не исчерпывается противостоянием Плотницкий – Козицын: «Она на самом деле, гораздо шире и системнее, но казаки сегодня, судя по всему, стали сомневаться в крепости своих позиций на Луганщине». Наверное, поэтому на днях атаман Николай Козицын заявил, что казаки, действующие на территории ЛНР, считают российского президента Владимира Путина своим императором. «Мы не провозглашаем Донскую республику – это утопия. Мы говорим, что мы – в составе Российской империи. И сегодня мы считаем Путина своим императором», – сказал атаман в видеоинтервью, фрагмент которого появился в Интернете.

НЕДОПУСТИМАЯ ВОЛЬНОСТЬ

статья Недопустимая вольность

Владимир Абаринов12.01.2015
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов


Некоторые проводят тонкое различие между двумя понятиями и призываютлибералов не быть либерастами. Другие считают, что хороших либералов не бывает - все зло от них, именно они источник всяческой скверны и пагубы:
Но не выдерживает, срывается и приводит свою речь все к тому же общему знаменателю - однополому сексу:В сегодняшней России называться либералом опасно и постыдно. Либералы - бесспорные враги государства, отъявленные русофобы и агенты мировой закулисы. Поскольку они глумятся над святынями и защищают всяких извращенцев, им дано особо похабное прозвище - либерасты.

Я это ненавижу органически... Я не хочу крючкотворства, я не хочу этой власти либерального фашизма... Ну конечно, вы, естественно, постараетесь, вы же крючкотворы, и для вас параграф важнее как бы содержания. Естественно, вы, либералы, еще раз говорю, принесли в нашу страну такие тюрьмы, которых она никогда не видела. Со времен ГУЛАГа... Потому что это было либеральное устройство. ГУЛАГ и большевистский террор в России устроили люди, которые хотели свободы, равенства, братства. Ли-бе-ра-лы.
Писатель-почвенник как бы даже по-джентльменски дает слововыдуманному им уроду:
"...началось, - протянет либерал, - опять про медведя. Кто вас хочет завоевать, прекратите. Кому вы нужны вообще?"
Мы никому не нужны, да. Но чего ты здесь делаешь тогда? Может, мы тебе нужны? Или, с чего-то вдруг, должны?

В нашем новом либеральном мире нет идеализма, самоотречения и мужества - но есть ставка на субъективизм и самоценность индивида со всеми его странностями, а также мужеложество, зачем-то возведенное в идеологию сопротивления и свободы.
Как и откуда взялась на Руси эта напасть - и сами либералы, и ненависть к ним?
Если говорить о либералах как о западниках, притом имевших влияние на государственные дела, то они были и при Иване Грозном, и при Борисе Годунове, и особенно при Алексее Михайловиче, хотя и не афишировали свою политическую и культурную ориентацию. Первым же либералом, составившим политическую оппозицию самодержавию, был член Верховного тайного совета князь Дмитрий Михайлович Голицын. В 1730 году после неожиданной кончины юного императора Петра II он предложил пригласить на трон племянницу Петра I Анну Иоанновну - с тем, однако, чтобы она поделилась властью с "верховниками". Это была первая в истории России попытка ввести конституционную монархию. Она не удалась. Голицын умер в Шлиссельбургской крепости.
Либералкой была до французской революции Екатерина II, "юными забавами" либерализма грешил в молодости Александр I.
Пушкин писал прилагательное "либеральный" по-французски и нашел, как он считал, удачный русский эквивалент - "вольнолюбивый". В стихотворении "Кинжал" у него "Брут восстал вольнолюбивый", в послании "Чаадаеву" - "вольнолюбивые надежды". "Кинжал" к публикации не предназначался, а из послания цензура вольнолюбивые надежды вычеркнула, о чем Пушкин с досадой писал редактору Николаю Гречу: "...уж эта мне цензура! Жаль мне, что слово вольнолюбивый ей не нравится: оно так хорошо выражает нынешнее libéral".
Был ли либералом сам Пушкин? Во всяком случае таковым его считала власть. В "Отчете о действиях корпуса жандармов" за 1837 год, представленном на высочайшее имя, содержится посмертная характеристика поэта:
Пушкин соединял в себе два единых существа: он был великий поэт и великий либерал, ненавистник всякой власти. Осыпанный благодеяниями государя, он однако же до самого конца жизни не изменился в своих правилах, а только в последние годы стал осторожнее в изъявлении оных. Сообразно сим двум свойствам Пушкина, образовался и круг его приверженцев. Он состоял из литераторов и из всех либералов нашего общества.
Опасаясь, что траурные церемонии выйдут из-под контроля и примут нежелательной характер, власть после некоторых колебаний приняла решение избежать публичности:
Мудрено было решить, не относились ли все эти почести более к Пушкину-либералу, нежели к Пушкину-поэту. В сем недоумении и имея в виду отзывы многих благомыслящих людей, что подобное как бы народное изъявление скорби о смерти Пушкина представляет некоторым образом неприличную картину торжества либералов, - высшее наблюдение признало своей обязанностью мерами негласными устранить все почести, что и было исполнено.
Именно в николаевское царствование слово «либерал» приобрело негативную окраску. Фаддей Булгарин в специальной записке на имя управляющего Третьим отделением фон Фока объяснял возникновение русского либерализма (к либералам он относил и декабристов, со многими из которых был лично знаком) неудачами по службе и пагубным влиянием иностранных воспитателей:
Люди несколько пообразованнее (не говорю просвещенные) тотчас делаются либералами и, повторяя уроки своих гувернеров или кое-что вычитанное, толкуют вкось и впрямь о правах народных, о законах, представителях и тому подобное... Должно заметить, что прежде французской революции недовольное русское дворянство удалялось в Москву, и там довольствовалось только тем, что пересуживало двор и его обычаи. Лет двадцать тому назад настало другое обыкновение, которое ежедневно усиливается, а именно, как только человек почитает себя обиженным, недовольным и как только вздумает блестеть умом, тотчас начинает либеральничать.
В пореформенной России либерализм вздохнул полной грудью, стал полноправным участником интеллектуального дискурса ("Нет сомнения, -писал в 1862 году вождь российских либералов Борис Чичерин, - что в настоящую минуту общественное мнение в России решительно либерально"), а затем и вошел в моду. Вспомним Стиву Облонского, который "получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого держалось большинство... Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят". "Множество людей, - писалКонстантин Леонтьев, - либеральны только потому, что они жалостливы и добры; другие потому, что это выгодно, потому, что это в моде... К тому же и думать много не надо для этого теперь". И цитировал Щедрина:
- Как, - говорю, - папаша, в своем здоровье? либеральничает?
- Нынче, - говорит, - этакими-то либералами заборы подпирают, а не то чтобы что...

Либералы внушали самую злобную ярость Достоевскому. О Герцене он писал, что он "не эмигрировал, не полагал начало русской эмиграции; нет, он так уж и родился эмигрантом". О Белинском и того чище, в особенности потому, что сам на каторге "оставался еще тогда все еще с сильной закваской шелудивого русского либерализма, проповедованного говнюками вроде букашки навозной Белинского". А Тургенева называл "русским изменником", который сделался немцем потому только, что "Россия осмелилась не признать его гением".
В последнее время чрезвычайную популярность приобрела диатриба против либералов, которую произносит в романе "Идиот" Евгений Павлович. Режиссер Владимир Бортко вставил ее в свой сериал в сильно сокращенном и, стало быть, искаженном виде, а недавно то же самое сделал в фейсбуке режиссер Андрей Кончаловский. "Русский либерализм, - утверждает герой Достоевского, - не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи, а не на один только порядок, не на русские порядки, а на самую Россию. Мой либерал дошел до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьет свою мать". В романе это говорится для эпатажа, и присутствующие воспринимают монолог как не совсем приличную шутку, однако нет сомнений, что именно таково было мнение самого Достоевского. Именно в этом онобличает либералов в одном из писем:
Все эти либералишки и прогрессисты, преимущественно школы еще Белинского, ругать Россию находят первым своим удовольствием и удовлетворением. Разница в том, что последователи Чернышевского просто ругают Россию и откровенно желают ей провалиться (преимущественно провалиться!). Эти же, отпрыски Белинского, прибавляют, что они любят Россию.
Совершенно очевидно, что это обличение из "Идиота" стало источником для спичрайтеров Владимира Путина, писавших ему валдайскую речь 2013 года:
При всей разнице наших взглядов дискуссия об идентичности, о национальном будущем невозможна без патриотизма всех ее участников. Патриотизма, конечно, в самом чистом значении этого слова. Слишком часто в национальной истории вместо оппозиции власти мы сталкиваемся с оппозицией самой России. Я уже вспоминал об этом. Пушкин сказал об этом. И мы знаем, чем это заканчивалось, - сносом государства как такового.
Не знаю, что сказал об этом Пушкин, а текстуальное совпадение с Достоевским налицо.
Когда заходит речь о его собственной политической принадлежности, Путин, как правило, уклоняется он прямого ответа. В июле 2001 года он попросил журналистку избавить его от ответа на вопрос: "У вас есть какой-то политический ярлык, которым можете себя описать: социальный демократ, либерал или еще кто-то?"
В 2010-м, будучи недоволен критикой действий полиции при разгоне массовых протестных акций, он говорил о либералах с явной неприязнью:
Нужно понять, что эти органы власти исполняют важнейшую функцию в государстве и нельзя опускать их "ниже плинтуса", а то придется нашей либеральной интеллигенции бороденку сбрить и самим надеть каску - и вперед, на площадь, воевать с радикалами.
Сразу видишь сцену из фильма "Ленин в Октябре", где трясут своими жиденькими бороденками разные там эсеры, кадеты и меньшевики.
В сентябре 2013 года Путин назвал себя "прагматиком с консервативным уклоном", хотя среди предложенных ему на выбор вариантов был и "либерал".
Ни в коем случае не считает себя либералом и Дмитрий Медведев:
Очень часто и мне говорили: "Вы же либерал". Я могу вам сказать откровенно: я никогда по своим убеждениям не был либералом. По своим убеждениям, да, я человек с консервативными ценностями, это так. Но если говорить о европейской системе координат, то мои ценности очень далеко стоят от либеральных.
А год назад Путин вдруг назвал себя настоящим либералом - точнее, согласился с таким названием. "Я хотел бы, - сказал ему корреспондент ВВС Эндрю Марр, - чтобы вы сказали: "Я настоящий либерал, и я придерживаюсь либеральных взглядов". "Так и есть", - молвил в ответ президент России.
Как только не изощрялись сервильные комментаторы, успевшие к тому времени измызгать термин, доказывая, что Путин имел все основания назвать себя настоящим либералом в отличие от "ревизионистов и оппортунистов от либерализма и идеологических диверсантов"!
Непосредственно после этого интервью Путин и показал свой либерализм во всей красе, учинив крымско-донбасскую авантюру.
Как же дальше будет жить Россия, граждане которой разделились на партии либералов и патриотов и люто ненавидят друг друга? Ведь ни пяди не осталось общей почвы, на которой они могут сосуществовать. Герцен писал о славянофилах и западников своей эпохи как о двуликом Янусе: "Головы смотрели в разные стороны, но сердце билось одно". Сегодня это наивно-недостижимый идеал. Леонтьев, называя либерализм злом, оговаривался: "Я говорю "зло", заметьте; я не говорю злонамеренность. В жизни и любовь, и великодушие, и даже ложно понятая справедливость - могут порождать зло. Надо это понимать". Сегодня его самого заклеймили бы за мягкотелость: либерала положено считать сознательным, именно злонамеренным врагом России.
Тяжким будет выздоровление, и не скоро оно придет. А в том, что Россия больна, сомневаться не приходится: бациллы ненависти, витающие в воздухе, не приживаются в здоровом организме.
Владимир Абаринов12.01.2015
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..