понедельник, 1 декабря 2014 г.

ПУЛЯ ЗА ЛЮБОВЬ

В Джорджии немецкая овчарка спасла жизнь ребенку во время перестрелки на парковке возле торгового центра
В Джорджии немецкая овчарка спасла жизнь ребенку во время перестрелки на парковке возле торгового центра. Фото с сайта favimages.net
При перестрелке в Атланте, штат Джорджия, немецкая овчарка спасла ребенку жизнь. Как сообщает Fox News, инцидент произошел на парковке около одного из торговых центров.
По данным полиции, между двумя водителями произошел конфликт, в ходе которого один из мужчин достал пистолет и начал стрелять по автомобилю своего обидчика.
В машине в это время находились женщина, трое детей и собака.
Как рассказали очевидцы, пес по кличке Ной прыгнул к одному из детей и получил пулю, тем самым спас ребенка.
Овчарка от полученного ранения скончалась.
Других жертв и пострадавших нет. Как сообщается, стрелок арестован не был.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА. КОД ДОСТУПА

КОД ДОСТУПАВремя выхода в эфир: 29 НОЯБРЯ 2014, 19:07


Ю.Латынина
 Добрый вечер! Юлия Латынина. «Код доступа» 970 45 45 это эсэмэски. Слушаю наши новости и глазам своим не верю Мы всегда воевали с Океанией. Вице-премьер Шувалов заявляет, что решение ОПЕК не снижать добычу нефти не соответствует интересам России. Вот я просто тут же вбила в строку поиска: «Россия предлагает ОПЕК снизить добычу». Ровно 4 дня мы предлагали ОПЕК снизить добычу на 5%, на 70 миллионов тонн. Понятно, почему – потому что у «Роснефти», у главного нашего производителя добыча и так падает в силу, видимо, некоторых менеджерских особенностей управления компанией. И это свой недостаток решили превратить в достоинство. Еще несколько дней назад мы предлагали ОПЕК снизить добычу нефти. ОПЕК не снизила добычу нефти – теперь мы говорим, что это отвечает российским интересам. Мы всегда воевали с Океанией.

Если вы свои поражения провозглашаете победами, то очевидно, что вы никогда никаких уроков не извлечете.
Совершенно замечательно это еще и тем, что… вот мы только что сидели со Стасом Белковским, и он заметил очень такую здравую мысль, что Владимир Владимирович никогда не признает свои поражений, он всегда провозглашает их победами. Например, против России ввели санкции – Владимир Владимирович теперь говорит, что санкции – это хорошо. Вот с нефтью то же самое. Это на самом деле очень большая проблема, потому что, понимаете, вы из своих поражений либо извлекаете уроки, либо вы их провозглашаете победами. Если вы свои поражения провозглашаете победами, то очевидно, что вы никогда никаких уроков не извлечете.
Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. К главной, на мой взгляд, международной новости на этой неделе, хотя и случившейся в США – это погромам и демонстрациям, которые развернулись вслед за решением большого жюри, которое отказалось привлекать полицейского Дарена Уилсона к ответственности за убийство афроамериканца Майкла Брауна.
Напомню, что Браун был застрелен 9 августа 2014 года. Я уже говорила об этой замечательной истории тогда, но тогда еще не были все ее подробности, а сейчас самое замечательное, что о ней можно поговорить со всеми подробностями, потому что самых главный вопрос: А при каких, собственно, обстоятельствах застрелили этого самого Брауна? Потому что сейчас очень много можно прочесть, что эти несчастные обездоленные люди били бутылки, бросали баночки с мочой, поджигали магазины и так далее, стреляли, - что они протестовали против полицейского произвола; что они были возмущены тем, что полицейские почему-то считают их способными на насилие.
Вот самый главный вопрос: Был ли произвол? Тогда это можно было предполагать, теперь это можно говорить совершенно твердо, потому что американская судебная машина работает превосходно. Есть сотни документов, есть десятки опрошенных свидетелей. Более того, поскольку дело громкое, то, в общем, все эти свидетели, документы – их легко найти в интернете.
И, что, собственно, произошло 9 августа? Чернокожий качок по имени Майкл Браун процентов на 25 тяжелее этого самого полицейского, он ограбил вместе со своим приятелем магазин. Они стащили всего чуть-чуть – сигарилы. Они были накурившись марихуаны. У Брауна в крови есть – в сети лежит -аутопсия, где написано, - какое у него было в крови количество канабиоидов. Они утащили эти сигарилы. Естественно, немедленно пошел рапорт полицейскому. А надо сказать, что они одеты были бросающимся в глаза образом: у одного были косички-дреды – ну понятно, косичек-дредов в этом квартале как собак нерезаных; у другого были желтые носки. Желтые носки – вещь заметная.
И вот едет патрульный полицейский Дарен Уилсон, он видит двух афроамериканцев, одного – с желтыми носками, другого в этих косичках-дредах, и они несут в руках целую охапку сигарил. Идут посередине улицы. Что дальше происходит, как рассказывает Уилсон? Он понимает, что это, скорей всего, они, спрашивает их: «Ребята, а чего вы идете посередине улицы?» - чтобы как-то завязать разговор. Ему, говорят: «Отвали», естественно с матом. Он проезжает вперед – он ехал им навстречу – сдает назад, пытается выйти из машины. В этот момент Майкл Браун, который, видимо, все-таки находится не в очень вменяемом состоянии, впечатывает дверцу машины в машину, перегибается через раскрытое окно, начинает копа метелить. Коп понимает, что сейчас его на фиг убьют, потому что коп все-таки непривычен к тому, чтобы на него нападали в его собственной машине. У него ни «Тайзера» нет, ничего. Он тянет пистолет. Майкл Браун пытается перехватить пистолет. Коп стреляет: первая пуля разбивает стекло; вторая пуля - коп этого тогда не заметил – она ранила Брауна, но как? Она прошла между большим пальцем и указательным. То есть характер аутопсии, посмертное заключение свидетельствует о том, что коп говорит правду, что пуля прошла через руку человека в таком положении, как будто он выдирал у копа пистолет.
Вот после этого выстрела Майкл Браун начинает бежать, но он недалеко бежит, потому что коп стреляет ему вслед. Ни одна пуля не попадает, ни одна пуля Майклу Брауну не попала в спину. После чего Майк Браун оборачивается и начинает бежать обратно на копа. Коп кричит: «Стой!» и стреляем, а этот все бежит и бежит, и в конце концов, коп всадил в него 6 пуль, вернее 5, не считая той, первой; последняя – уже точно была смертельной, она ему попала в голову. Еще в тот момент, когда Браун выдирал пистолет, он говорил: «Кишка у тебя тонка меня застрелить!». Там, вообще, было очень много матерщины. Ну будем говорить, что с матерщиной – это со слов копа. Это, по крайней мере, то, что он мог придумать.
Что для меня самое ценное? Вот эти показания копа. Для меня самое потрясающее, что все остальные свидетельские показания, реальные свидетельские показания и все экспертизы слово в слово подтверждают слова копа. Можно было подумать, что он что-то преувеличил, что-то приврал. Видимо, в том числе, полицейская культура в Америке достаточно высока, что абсолютно все, что он говорит, подтверждается.
Да, свидетели подтверждают, что была драка у дверцы машины, что Браун, засунувшись в машину, бил в ней полицейского; что первый выстрел прозвучал, когда Уилсон был еще в машине; что Браун побежал. И самое главное, что, когда Уилсон начал в него стрелять, то покойник повернулся и побежал к нему и бежал не поднимая рук. Вообще, один из свидетелей, когда раздался выстрел вот этот в машине, говорит: «Батюшки! На моих глазах застрелили полицейского!» - подумал он. Вообще, он очень ценный свидетель потому что там вычеркнуто его имя, но это, очевидно, тоже афроамериканец, потому что он пришел и говорит: «Вы знаете, я хочу рассказать, что было, потому что все сейчас говорят, что убили невинного человека, но это все происходило на моих глазах. Это было совсем не так. Я видел, что этот цел напал на полицейского. Когда была драка в машине, я подумал, что он убил полицейского. И я видел, как он потом бежал обратно навстречу полицейскому. И конечно, член комьюнити, мне неловко, и, может быть, он не остался живой, если бы в него не всадили последние пули, но как-то это все не так, как кричат».
Есть еще один свидетель, который проезжал мимо и застал буквально последние минуты. Он был уверен, что у Брауна был пистолет, и что это Браун стрелял в полицейского, потому что пуль было много. Он был в этом уверен, потому что он видел выражение лица Брауна – оно было совершенно зверским и перекошенным. Напоминаю, действительно, видимо, канабис плохо действует на человека. Бог знает, что в этот момент у Майкла Брауна оказалось в голове.
Да, есть другие свидетели. Они выступали по CNN и MSNBC. Есть в кавычках «свидетель» Дориан Джонсон, который, собственно, первый закричал: «Убили бедненького!», который тут же поделился подробностями со всеми своими газетами, но это, собственно, тот самый человек, который вместе с Брауном грабил киоск, и он утверждает, что они с Брауном мирно шли посередине улицы, а проклятый коп вдруг к Брауну н с того ни с сего прицепился, попытался того затянуть в машину, а потом Браун мирно, подняв руки стоял, а коп его застрелил.
Маленькая проблема в том, что эти показания вранье с первого до последнего слова. Потому что уголовник и наркоман, который только что грабил с Брауном магазин, его трудно счесть незаинтересованным лицом. А если полицейский стрелял в невинного человек, который ничего не делал, то интересно, почему он не застрелил самого Джонсона? Почему о с такой легкостью, тут же не отрываясь от кассы кричал: «Убили, убили!»?
Причем речь идет не только о других свидетелях, речь идет о фактах. Дверца машины была захлопнута, когда коп и уголовник дрались. Очевидно, что она была захлопнута именно уркой, метелившим копа, потому что, знаете, все-таки затаскивать подозреваемого в машину как-то удобнее открыв дверь. Когда Браун упал мертвый – на минуточку – руки его лежали вдоль тела. Знаете, человек, поднявший руки, падает с поднятыми руками вперед. Это, кстати, замечание ФБР. Есть дорожка из капель крови на асфальте, она свидетельствует, что Браун бежал к полицейскому, а не от полицейского. И я напоминаю, что все 6 выстрелов, которые попали в Брауна – не один не вошел в спину. И есть характер той первой раны Брауна, который подтверждает, что первый выстрел был сделан в машине, когда Браун пытался отобрать ствол.
Есть, правда, еще два свидетеля. Одну зовут Тиффани Митчелл, другую Пиаже Гриншо – это две подружки. Они единодушно заявили CNN, что да, Браун пытался отвязаться от схватившего его копа, был застрелен с поднятыми вверх руками и так далее.
Вот я смотрю допрос госпожи Пиаже Гриншо, который проводит ФБР, а ФБР, напомню, оно не защищало копов, ее наоборот, добродетельный генеральный прокурор США Эрик Холдер ее послал расследовать нарушение прав человека Майкла Брауна со стороны проклятых копов. И уточняют фэбээровцы: «А вы знаете покойника?» Да, оказывается, она покойника знала, а с ее приятелем, вот этим самым лжесвидетелем так и гуляла. Собственно, там, с чего все началось? Когда полицейский спросил: «А далеко вы идете?», то эти сказали: «А мы уже пришли». Видимо, они к этом девочкам, собственно, и шли. И, когда начали уточнять, мисс Гриншо поплыла. Она говорит: «Да, Браун бежал к полицейскому, а не от него. Руки были не подняты, но так, знаете, не подняты: вроде как он ими размахивал». Так подняты и размахивал – это на самом деле две разные вещи. И да, вот он стрелял… он засунулся головой в стекло машины и ей, госпоже Гриншо поэтому показалось, что это коп бил Брауна: «А вот если подумать, то наверное я не могу сказать, что это коп бил Брауна. Может, это Браун бил копа». То есть 12 присяжных - трое из них были чернокожих - они не просто оправдали полицейского, у них шансов не было его не оправдать, потому что они просмотрели все эти документы.
Меня потрясли в этом смысле две вещи: насколько коп не врал – я думала, что он где-то привирает по российским понятиям…. Помните, это то самое, что сгубило Березовского. Когда ты отвечаешь не то, что есть на самом деле, а то, что тебе наиболее удобно. Вот коп - видимо, их приучили в Америке – он отвечал ровно то, что было на самом деле. Единственное, что ему можно поставить в вину, это то, что он мало соображал к тому времени, когда к нему несся Браун. Но вы извините, наркоман, грабитель и психопат нападает на копа в его машине, пытается вырвать у него пистолет. Послушайте, человек опасен для общества – коп уже не обязан вникать в самые сложные моменты.
И почему это я все так подробно пересказываю. Вот самое важное, это «был мальчик или нет», был произвол полицейских или нет? И мы видим, что это абсолютно не важно для тех людей, которые швыряются баночками мочи в полицейских. Они не читали этих показаний, они не будут их читать. Некоторые из них не умеют читать. Некоторые считают, ну как это там читать, зачем, когда и так все ясно? Они без всяких тонкостей вроде чтения знают, что «проклятая система» им должна. Я уже говорила в прошлый раз, что очень много такого типа бунтов происходит на Западе, причем они происходят все по абсолютно одной и той же схеме. Как ни парадоксально каждый раз вне зависимости от того, кого убили или избили. Убили чернокожего Марка Даггана в Великобритании или избили наркомана Родни Кинга, из-за которого вспыхнули лос-анджелесские бунты и которому присудили 3,8 миллионов долларов компенсации за то, что его избили. А избили его – напомню, - что он не остановился, когда его останавливали полицейские, потому что он был сильно «упоротый», устроил гонку на 115 миль в час, и когда его остановили, стал сопротивляться полиции, драться с ними. У него в машине было несколько приятелей. Они вышли – с ними ничего не произошло.
Человек опасен для общества – коп уже не обязан вникать в самые сложные моменты.
Вот тогда тоже видео избиения всколыхнуло интернет… Тьфу! Тогда еще интернета не было, это, соответственно, был 92 года. Эта публика еще интернет не смотрела. Тогда тоже на миллиард долларов ущерба, куча убитых – 42 убитых, по-моему, в основном корейцы. Ну как вы понимаете, кто эксплуатировал этих несчастных, обездоленных людей в 19-м веке, кто владел рабами на плантациях – это, конечно, были корейцы.
И самое интересное, что было потом с этим самым замечательным человеком Родни Кингом, которому 3,8 миллиона долларов компенсации присудили за его несчастье. Он трижды попадал «упоротый» в ДТП, и, в конце концов, утонул «упоротый» же чудовищной смесью кокаина, марихуаны, «английской пыли» в своем теле, в собственном бассейне. Правда, может быть, его утопила жена, которая, кстати, была одним из членов жюри, которое присудило ему эти 3,8 миллиона долларов.
Так вот это я к тому, что каждый раз, когда это происходит, то все социальные работники Европы и Америки по итогам беспорядков дружно пишут эссе на тему: «Что бы нам еще сделать для этих бедных людей».
Сейчас я о другом скажу, что меня поражает – что в мире есть масса стран, где полицейские стреляют в невинных. И ни в одной этой стране я не могу называть таких массовых против полицейских бунтов. Вот массовые бунты с криками «Задолбали!» происходят ровно в тех странах, где полиция просто так не стреляет. Возьмем ту же Россию. Забить подозреваемого до смерти в камере – да запросто! Посадить его на бутылку – запросто! – как в Казани. И, где вы видели массовые протесты в Казани со швырянием баночки мочи в полицейских? Хорошо, вы скажете, что Россия – это такая страна, у нас никто не почешется, у нас население инертно. Украина: мы только что видели Майдан год назад; народ поднялся и сказал коррумпированному правительству: «Хватит, достали!» Он чего-то поднялся по поводу коррумпированного правительства, а не по поводу того, что кого-то избили в отделении милиции. Я могу сказать, что были случаи в Украине, когда небольшое количество людей, небольшая толпа где-нибудь в сельской местности, так сказать, бунтовала по случаю того, что какой-нибудь мент торговал наркотиками или кого-то забил до смерти, но это были крайне небольшие разрозненные случаи, не общенациональные. Здоровые силы нации протестовали не против конкретного маленького мента – здоровые силы нации протестовали против Януковича. Более того, в конце концов, можно сказать, что в Украине были бунты за кровавых ментов, потому что то, что происходит в Донбассе, когда люмпены и маргиналы поднялись – ну настолько, насколько они поднялись и им прислали – ну, собственно, вот эти люди отстаивают, в том числе, и право коррумпированных ментов делать все, что угодно с населением.
И вот это очень важно, что люмпены, которые поднялись в Фергюсоне, поднялись вовсе не за права и не за свободы. Они поднялись за свою маргинальную субкультуру, в рамках которой им все должны. Они поднялись за то, чтобы они имели право грабить ларьки, но вот полицейский, если он за это что-то с ними сделает – вот тут-то он и является «кровавым насилием».
Люмпены в Фергюсоне поднялись не за свои права и свободы, а за маргинальную субкультуру, в рамках которой им все должны
И, конечно я вижу очень больших сходства и в психологии с двумя другими классами социальной жизни, которые мы сейчас наблюдаем в мире. Во-первых, с исламскими экстремистами. Там абсолютно та же самая ситуация: люди взрывают башни-близнецы, а потом, когда получают в ответ, говорят: «Эти проклятые неверные атакуют мирный ислам». Вот, кстати, абсолютно примечательно, что толпа, которая буйствует в Фергюсоне, она, с одной стороны, стреляет и жжет, с другой стороны, искренне негодует, что эти «кровавые неверные» - ну в данном случае «эти расисты» - почему-то считают их способными на насилие. Вот совершенно та же психология, как у исламских экстремистов, и, к сожалению, та же психология, как у Кремля, который в Донецке устраивает ХАМАС, а потом искренне недоумевает: «А почему то к нам на Западе стали плохо относиться? Они нас не любят». Это такой тренд времени, что хулигану жизненно важно чувствовать себя невинной жертвой. Это неважно, где происходит, где происходит: в Фергюсоне, в Сирии, в Кремле – это не вопрос нации и расы, это вопрос мироощущение люмпена, который хочет быть абсолютно безнаказанным и делать, что хочешь, но считает, что если ему поставят в вину, что он делает, что хочет, то это, потому что его не любят и его обидели. Ему нравится грабить ларьки, но владельцы ларьков ему должны.
Другое дело, что в разных странах те или иные слои населения, вследствие политики государства, оказываются более или менее политизированными, а в этом смысле Америка явно не худшая, потому что, если считать тех, кто сидит на продуктовых карточках – это 50 миллионов – то, все-таки получается, что «синдромом Фергюсона» страдает 20% населения. У нас в России по опросам «синдромом Фергюсона» страдает 88% населения, причем на самых верхах. Совершенно не случайно, что я с радостью вижу наш МИД, который обнаруживает духовное сходство с Элом Шарптоном и от души брякнул, что Фергюсон, оказывается, обнажил застарелую проблему расизма в США. Удивительно, что в одном случае речь идет о низах общества в Фергюсоне, а в другом случае речь идет о верхах общества в России, но в них одно и то же занятие – они баночками мочи швыряют в полицейских. Даже экономический базис один и тот же, потому что и те и другие не зарабатывают, а получают. Одни просто продуктовые карточки, одни просто получают халявную нефть.
И, конечно, второй вопрос, гигантский вопрос – это вопрос ответственности медиа, потому что, что было ключевым моментом всех этих фергюсонских историй? Для меня ключевым моментом являются не погромы, - погромы, понятно, были бы все равны, - а ощущение оправданности погромов, которую предоставляет левая идеология. Это CNN и MSNBC, которые показывают этого Дориана Джонсона как независимого свидетеля, и я должна сказать, что они делает при этом ровно то же самое, что делает «Первый канал», когда показывает «обдолбанного» мальчика из Донецка, который говорит, что у меня исколоты руки, вены, и это искололи меня наркотиками украинские каратели, надели на меня радиуправляемый бушлат и направили, послали на велосипеде за 50 километров в позиции ополченцев». И, когда «Первый канал» рассказывает про «распятого младенца» в Славянске, я должна сказать, что это один в один. Это очень тонкий момент. Ведь, как сейчас работают российские телеканалы? На самом деле да, они «косят» в кавычках под современные стандарты журналистики, говорят: «Ах, вы знаете, мы репортеры. Вот человек, очевидец нам сказал – мы только повторяем». Но на самом деле мы-то журналисты, мы приблизительно понимаем, что ложь – что правда. И я вам должна ответить, что этот современный стандарт журналистики, который позволяет вам привести показания якобы очевидца и ничего при этом не прокомментировать, он на самом деле является ложью, потому что ничто не является такой ложью, как ссылка: «а вот он говорит одно, а эти говорят другое». Настоящий журналист в этом смысле должен быть как судья: он должен высказать обе стороны и сказать, где, по его мнению, правда. А если к журналисту приходит люмпен и говорит, что «мы слышали, что в Украине всем обещали по два раба из Донбасса», то журналист должен трезво оценивать, что этот спич характеризует не реальность, а человека, который ее произносит. Потому что каждая информация что-то характеризует. Она характеризует либо объект информации либо субъект информации. И если приходит «упоротый» наркоман, грабивший магазин и начинает: «Вы знаете, на нас ни с того ни с сего напала полиция» - то до всякого расследования, до всяких показаний полицейского можно сказать: «Стоп! Какой же ты независимый свидетель? В каком смысле «ни с того, ни с сего на вас напала полиция, если вы только что ограбили магазин и шли с охапкой сигарет в руках?» Кстати, этот парень, когда стал в полицейского-то втемяшиваться, он первое, что сделал – он эту охапку сигарет ему на колени опрокинул с криком: «На, с*ка, подавись!» Понятно, что хочешь взять эксклюзивное интервью – бери, но по факту этого эксклюзивного интервью задай вопросы. Перерыв на новости.
НОВОСТИ
Ю.Латынина
 Добрый вечер! Юлия Латынина. Вот чудный человек Алексей пишет мне эсэмэску: Даже если все так, как вы рассказываете, зачем убивать человека, тем более в спину шестью выстрелами?». Алексей, вы какой частью тела слушаете, и что у вас находится между двумя частями тела, которыми вы чего-то слушаете? Я как раз и говорю о том, что все выстрелы пришлись Брауну в грудь, и что цепочка крови показывает, что он в этот момент бежал к полицейскому, и что руки его лежали вдоль тела, что он их не поднимал. Все шесть выстрелов в грудь за исключением того, первого, который пришелся ему между большим и указательным пальцем в тот момент еще в машине, когда он вырывал ствол у полицейского. Вот, когда на вас будет мчаться здоровенный качок на 20% вас тяжелее с безумными глазами и не будет останавливаться после того, как вы в него всаживаете пулю за пулей, подумайте, что бы вы сделали на месте полицейского. Это, кстати абсолютное его право, это называется самозащита уже, не только полицейского – любого гражданина в этом случае.

И, конечно, за реакцию таких людей, как Алексей, которые уже настолько утвердились, что они не воспринимают фактов, они не воспринимают слов, что «бежал навстречу», ответственны, прежде всего, как я уже сказала, либеральные медиа, которые пока полицейские молчали, интервьюировали подельников покойника с такими словами, как будто те святые, которые говорят правду.
Хочешь брать эксклюзивное интервью – бери, но, когда тебе «упоротый» наркоман и грабитель говорит, что «вы знаете, к нам ни с того, ни с сего коп пристал…» Стоп-стоп-стоп! Как это не с того не сего? Вы же только что ларек ограбили? Когда тебе наркоман и грабитель говорит: «Вы знаете, он ничего не делал, только вырывался у мента» - стоп-стоп-стоп! Как это «вырывался»? А почему законопослушный гражданин должен вырываться из рук полиции? Спросите его это? Хорошо, вырывался. А как это он вырывался? Дверца машины была закрыта. Кто же ее закрыл? Значит, не вырывался, а наоборот, бил мента в машине. Ах, он стоял с поднятыми руками? А, почему же тогда, если он стоял, почему цепочка крови показывает, что он бежал к полицейскому?
Если дает интервью девушка, которая очевидица, первое, что надо спросить: «А вы знакомы с покойником?» Ах знакомы? И сколько раз знакомый раз покойник грабил магазины? И сколько раз вы с ним укуривались? А вот мама с папой не жили? А где папа? Не было? И замужем не была? А папа есть, но жила на пособия? А работа где? И так далее. Это вопросы, которые, кстати, нельзя задавать перед присяжными, но журналистам эти вопросы задавать можно так называемым свидетелям, потому что, когда задаешь вопрос, то в 90% случаев становится ясно, где человек лжет. И это и есть журналистская работа. Если журналист не может отличить правду от лжи, то значит, он некомпетентный журналист, его надо увольнять. Точно так же, как следователю надо отличать правду от лжи.
И в этом смысле я должна сказать одну парадоксальную вещь. С одной стороны, ситуация в России, конечно, хуже. У как-то абсолютно неприлично сравнивать Россию с США, которая остается самой процветающей, свободной страной мира. Но вот есть такой тонкий момент. Когда у нас по «Первому каналу» показывают этого мальчика в «радиоуправляемом» бушлате – или он был по НТВ, я не помню – или 7-километровый Боинг, то у нас вся блогосфера взрывается хохотом. Это не много, это всего лишь 12% населения. Остальные все «одобрямс» и «Крым наш», но 12% взрываются хохотом.
А когда в США MSNBC показывает «упоротого» урку, который рассказывает полиции, что ни за что, ни про что полиция застрелила его приятеля, то 90% селебрити считает своим долгом сказать: «Ах, как же наше государство опять застрелило невинного человека? Вот и свидетель есть». И это важный момент. Смотрите, 99% не обсуждает, виноват ли был полицейский или нет. Сейчас ведь даже речь идет не общих вопросах, о том, что 93% чернокожих убивают сами чернокожие, о сформировавшемся бедном классе, который сидит на пособии; о том, что нынешняя ситуация с черным населением Америки привела бы в ужас великих черных реформаторов, например, Букера Т.Вашингтона, моего любимого, который когда-то сказал гениальные слова: «Нет ни одной расы, которая бы внесла весомый вклад в развитие человечества, и которой человечество отказало бы в признании»; Буера Вашингтона, который сказал другие великие слова: «Ничего не будет с моим народом хорошего, пока он не научится ценить физический труд не меньше, чем любой другой». Обсуждения этих вопросов нет вообще.
Давайте обсудим конкретно этот вопрос. Понятно, что все бывает, чисто теоретически можно вообразить ситуацию, при которой белый полицейский ни с того, ни сего застрелит черного подростка или белого подростка, или оранжевого подростка, или синего подростка, но вопрос: Это было? Ответ: Нет, этого не было. Полицейский застрелил грабителя, который был настолько «упорот», что сначала напал на него в машине, а потом бежал навстречу стреляющему в него человеку. Если бы он хотя бы бежал от полицейского – он ведь убежал бы и ничего с ним не было.
Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Меня спрашивают, что будет теперь по случаю того, что Ангела Меркель переменила в корне свое отношение к России, и, очевидно, Германия станет центром сопротивления российской экспансии в Европе? Ну, я думаю, что Ангелу Меркель теперь объявят главной фашисткой, теперь вспомнят Вторую мировую войну, теперь немножко переменят, и если раньше главный тезис был, что это Америка все устроила в Украине, то теперь скажут: «Америка и Германия, которая еще со времен Второй мировой войны…, еще Гитлер хотел захватить Украину, и вот теперь это же самое делают немцы». Нам начнут рассказывать, что главным двигателем евроинтеграции Украины с Европой была Меркель.
И, кстати, там есть такой мелкий момент, который случился 21 февраля, когда было подписано соглашение между Евросоюзом, Януковичем и Россией о том, что Янукович остается, о том, что перевыборы, по-моему, в марте и что-то в этом роде. И Путин всегда же ссылался на это соглашение со словами: «нас обманули». Насколько я понимаю, после этого соглашения реально Путин позвонил Януковичу и попросил убрать «Беркут» с улиц. «Беркут» с улиц действительно убрали, и тут, естественно, все посыпалось. Евросоюз развел руками и сказал: «Извините, но мы же не виноваты, это же революция, это же народ, мы его не контролируем». И, насколько я понимаю, именно этот момент Кремль воспринял, как чрезвычайное предательство и решил, что это была такая специальная задумка.
И, собственно, все, что сейчас делают в Кремле, когда разводят руками, говорят: «Ну, это же Донбасс, мы не контролируем этих замечательных ополченцев…». Это вот в той картине мира, в которой живет Кремль, они действуют точно так же, как Евросоюз. Конечно это совершенно замечательное qui pro quo, потому что соглашение от 21 февраля, с точки зрения, Евросоюза – я уже говорила, что оно являлось абсолютно предательством Евросоюзом Майдана. И предательство это было сделано только потому, что европейской бюрократии надо с кем-то договариваться. Это дело чиновника договариваться, у него нет других функций: он не умеет устраивать революций, он не умеет даже реформы проводить - еврочиновник. Ему надо что-то чего-то подписать. И, поскольку, нельзя было подписать договор с Майданом – нет такого субъекта подписания договора – они подписали договор, с кем можно: с Януковичем и с Путиным. Были очень довольны. А, поскольку мнение Майдана они не учли, то он, естественно, отказался их выполнять. И действительно Путин попросил Януковича убрать «Беркут», действительно после этого все посыпалось. И, я думаю, что лишний раз Евросоюзу и теперь уже Меркель все это припомнят.
И, что тут сказать? Меня во всей этой ситуации одно смущает: почему во всем происходящем мы видим демонстрацию силы России? Строго говоря, совершенно правильно написал Аркадий Бабченко, что хотя бы если мыслить в терминах силы, уж если считать процветание нации не в количестве компьютеров, которые она производит, не в медицинской помощи, не в университетах, а просто в количестве танков и количестве захваченной земли – чего мы взяли? Деревню Авдеевка в Донбассе? И ту не взяли, а стыдливо говорим, что типа это ополченцы. Сила-то где?
Это очень тонкий момент, потому что все говорят: «Посмотрите, какой Евросоюз бессильный, какой Запад бессильный что-то сделать с Россией». А Россия за это время, что сделала? Ну, хорошо, Крым, а в Донбассе Новороссию хотели же взять? Или, если не хотели, то зачем это делали? И, как мы сильны из деревни Авдеевка. Тут очень тонкий момент, что если бы мы реально, представьте себе, двинули войска в марте и отхватили бы Новороссию? То ну хотя бы можно было, повторяю, с точки зрения той логики, которая упивается чистой военной силой, не обращая внимание на последствия: «А мы взяли Новороссию. А мы взяли 20 миллионов жителей. А мы взяли территорию плоть до Приднестровье и превратили Украину в кусочек» - так ведь не взяли же.
И в результате у нас странная логика: «Мы сильные, потому что нас обидели». Не-не, слушайте, великая держава – это не та, которую обидели. Великая держава – это та, которая сама обижает. Это я не к тому, чтобы взять Новороссию. Это я к тому, что даже в рамках той логики, которую нам навязывает Кремль, существует странное противоречие, приблизительно такое же, как у Фергюсона и исламистов: «Мы очень сильны, поэтому все нас обижают».
Еще несколько вещей, которые я хочу сказать. Вот есть новости, которые есть, а есть новости, которых нет. Я много раз говорила, что новости, которых нет, тоже очень важны. Вот, где, собственно, банда, которая убивала водителей на дорогах? Где новости про нее? Как не было информационной темы в тот момент, когда она убивала, так исчезла информационная тема в тот момент, кода она раскрыта, потому что неудобно признаваться, еще раз повторяю, что это же теракт. Это же были не просто убийства. Неприятно признаваться нашим властям, что совершались теракты в течение нескольких месяцев абсолютно безнаказанно.
У нас странная логика: «Мы сильные, потому что нас обидели»
РЕКЛАМА
Ю.Латынина
Юлия Латынина, «Код доступа» и я еще раз хочу обратить ваше внимание, что оказывается, те убийства водителей, которые совершали на подмосковных дорога, были не просто убийствами – они были терактами в том смысле, что теракт, когда вы убиваете человека не для того, чтобы ограбить, а политическим и религиозным причинам. Это были такие же теракты, условно говоря, как взрывы домов в Москве, но, конечно, с меньшим количество жертв. И нам о них ничего не говорят удивительным образом. Нет в России терактов, как в Советском Союзе не было землетрясений и наводнений.

Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. У меня спрашивают о слухе, который идет о том, что Владимир Владимирович Путин в связи с тяжелыми экономическими временами в своем Послании Федеральному Собранию объявит о либерализации, об уменьшении налоговых проверок, о том, что это будет поощрять развитие бизнеса. С одной стороны, это чисто логический шаг. Ну как сказать? Не верю. Не верю почему? Потому что есть логика внутреннего развития российской бюрократической системы, которая заключается в том, что у нас все меньше людей, которые что-то производят, и все больше власти у людей, которые с этого кормятся. А чем меньше будет пирог из выпадающих нефтяных доходов, тем больше существующие слои кормящихся будут пытаться сохранить свою долю пирога. То есть наоборот, тем больше будет возрастать регулирование.
И вот теперь для того, чтобы либерализовать экономическую политику, совершенно не нужно произносить никаких великоречивых речей. Достаточно просто либерализовать. Если мы посмотрим на законы, которые принимаются последние несколько даже не месяцев, а недель, то мы видим, что все эти законы – ну, «мама, не горюй!» У нас принят закон только что, который позволяет возбуждать следователю уголовное дело без результатов налоговой проверки. Это как? Это, знаете, мне напоминает какой-то из указов, по-моему, Филиппа Августа. Указ примерно звучит так: Со всех этих евреев, которые сидят в тюрьме, - просто тогда евреев грабили, сейчас грабят бизнесменов – со всех этих евреев, которых посадили в тюрьму – «забери все их имущество и заставь их уплатить за него выкуп, потому что так этого нам угодно». Вот «забери все их имущество, потому что нам так этого угодно». Мы практически такой же указ, только возбуждение без налоговой проверки, приняли. Ну, видимо, потому что следственным органам кушать хочется.
Только что протащили совершенно страшный закон о деофшоризации, который… Его протащили в первом чтении, вернее он был принят в первом чтении давно, только что его приняли сразу во втором и третьем чтении, не внеся никаких поправок по отношению к первому. Ну хорошо, это закон, который требует, в частности, если у вас есть офшор, то теперь ваша налоговая инспекция всю документацию этого офшора может потребовать на русском. А вопрос, а как эту документацию просто на русский перевести, если речь идет о финансовых документах, а там просто разные финансовые системы, разные системы учета?
Помните, я рассказывала про замечательную историю про решение правительства, которое приравняло ремонт вагонов к модернизации? Это, видимо, было сделано теми лоббистами, которые сейчас построили новые вагоностроительные заводы в России в надежде, что их вагоны будут покупать. В России миллион вагонов, из них сейчас 100 тысяч стоит. На минуточку – 100 тысяч вагонов мгновенно попали под эту бумажку и бумажка обещала, что там будет принят какой-то регламент, который позволит их сертифицировать, потому что в Америке вагоны служат по 50 лет, а у нас можно принять следующую бумажку, что они 5 лет служат. Сейчас у нас 100 тысяч вагонов стоит, бумажки, как их снова сертифицировать – уже несколько месяцев пришло с момента принятия – бумажки нету. Новых вагонов при этом никто не покупает, потому что рецессия. Но, наверное, если бы этих 100 тысяч вагонов не стояло, наверное, бы цены на грузоперевозки совсем упали. Так они держатся все равно на уровне рецессии, но они чего-то держатся.
Это я к тому, что эти бумажки у нас плодятся и плодятся. И нет никакой проблемы: чтобы завтра сделать либерализацию, надо завтра упразднить российскую таможню, надо завтра упразднить российский Ростехнадзор. Не надо произносить никаких речей. Как сказал когда-то Клаузевиц по поводу войны: «На войне все просто, только самые простые вещи на войне очень сложны». Вот по поводу реформ – то же самое: в реформах все очень просто, только самые простые вещи очень сложные. Почему, собственно, и так сложно осуществить такие реформы, которые были великие осуществлены в Грузии.
Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45 Еще два момента. Тут на неделе блогосферу встряхнула девушка Юлия Иванова из Life News, которая попросила врача первой узнать ей за вознаграждение, когда умрет Эльдар Рязанов, причем была так дивно глупа, что обратилась к первому попавшемуся нейрохирургу. Я знаете как-то воздержусь лично от суждения по поводу поступка девушки Ивановой, но у нас, знаете. Тут спор идет на "Эхе Москвы" по поводу журналистской этики, о том, имел ли право журналист "Эха Москвы" Плющева высказываться или не высказываться по поводу... Вот претензии к журналистской этике имеются только к "Эху Москвы" или претензии по поводу журналистской этике можно предъявить также и журналистке Юлии Ивановой из Life News?
Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. И еще одна история напоследок, которую я хотела вам рассказать, которую, собственно, поднял Аркадий Дубнов, известный журналист-международник, когда он написал, что пару недель назад Пресненский районный суд отказал в иске российской гражданке Татьяне Шахмурадовой, которая пытается выяснить судьбу ее мужа, гражданина России Бориса Шахмурадова, который исчез в туркменской тюрьме в 2002 году. Напоминаю, что Борис Шахмурадов был российским гражданином и министром иностранных дел Туркмении. Потом Туркменбаши разоблачит очередной против себя заговор. Шахмурадова показали по телевизору в невменяемом состоянии. Он шептал, что он враг народа, проливал кровь, только что, как жертва бухаринских процессов не просился себя лично расстрелять. Говорил, что «мы в состоянии опьянения вербовали наемников для совершения террористического акта. Мы организованная преступная группа, все мы ничтожества, среди нас нет ни одного нормального человека». После этого исчез.
Ребята, стоп-стоп! Вот у нас «торговец смертью» Виктор Бут, который предлагал колумбийским террористам ПЗРК не знаю, в обмен на что, сидит в США и визг не сходит с наших начальственных и официозных экранов. У нас есть летчик Виктор Ярошенко, который возил кокаин – тоже визг не сходит. Потому что они сидят в США. Видимо, Бут и Ярошенко очень дорогие для нас граждане, первосортные, ценные. Вот специалисты по продаже оружия террористам и оптовой перевозке наркотиков, они, видимо, востребованные в России специальности.
Но вот тут Туркмения - об это писал Солженицын: «Наше азиатское подбрюшье» - наш гражданин, который был обвинен судом одной из самых чудовищных и невменяемых диктатур конца 20-го века и не протеста ни привета. После того, как это произошло, Путин, напомню, отдал в рабы в Туркмению 140 тысяч русских, поменяв их на газ. Помните, было соглашение об отказе от двойного гражданства между Россией и Туркменией, причем в ответ было подписано соглашение о поставки газа туркменского, но только не с «Газпромом», а там газ поставляла компания Eural Trans Gas из венгерского поселка Чабды, зарегистрированная с уставным капиталом 12 тысяч долларов.
Мы русских защищаем только на Донбассе, где они не нуждаются в защите иначе, как только от люмпенов с автоматами
Между прочим, знаете, что происходит с русскими в Туркмении? В отличии от пропагандистских страшилок насчет украинских карателей, с русскими в Туркмении происходят очень и очень плохие вещи. Мы русских, видимо, защищаем только на Донбассе, где они не нуждаются на самом деле в защите иначе, как только от люмпенов с автоматами. Ребята, нам тут говорят, что мы встали с колен. Нас кто будет уважать, если мы своих граждан не защищаем в тех ситуациях, когда это нужно действительно нашим гражданам? Кто-нибудь будет введен в заблуждение этим вставанием с колен, кроме «теленаркоманов», которых облучают? Вот те же США будут воспринимать нас всерьез, когда знают, что пожалуйста – в Туркмении мы на своего гражданина наплевали? А вот в Ливии, помните, Каддафи нашего гражданина посадил в зиндан? Потом, когда был заключен договор с Путиным, он прислал его на личном самолете премьера. Помните, в Белоруссии Лукашенко: Баумгертнер, ген директор «Уралкалия» прилетел – его там арестовали. Не в Белоруссии, ни в Ливии, ни в Туркмении мы даже не пикнем. Мы защищаем интересы своих граждан только, если они садятся в Америке, а в Америке, к сожалению, их ни за что не сажают. Всего лучшего, до встречи через неделю!

АКУНИН. КАК СЛУЖИТЬ ДОБРУ?

Борис Акунин  четверг, 20 ноября 2014 года, 11.00

Спеша делать добро




На прекрасном благотворительном поле зарыта одна мина, на которой иногда подрываются люди, по праву заслужившие всеобщее уважение и даже славу. Некоторые из этих праведников начинают думать, что служение Хорошему Делу позволяет им не держаться общепринятых этических норм, ибо ведь не корысти ради.
В нашем воспаленном обществе периодически разгораются яростные споры по поводу того, как может и как не может вести себя человек, занимающийся Хорошим Делом. Допустимо ли ради Хорошего Дела кривить душой, врать, заискивать перед властью, ходить на совет нечестивых и так далее. То ругались из-за Чулпан Хаматовой, теперь вот из-за Елизаветы Глинки.
     Скажу сразу: у меня тут твердой позиции нет. С одной стороны, ну давайте упрекнем Шиндлера за то, что он был членом фашистской партии. С другой – может, совсем уж на уши вставать необязательно, если, конечно, речь идет не о газовых печах? Всё зависит от конкретной ситуации и чувства меры.
     И еще одно - уже не про Чулпан и не про доктора Лизу, а в развитие темы.
     На прекрасном благотворительном поле зарыта одна мина, на которой иногда подрываются люди, по праву заслужившие всеобщее уважение и даже славу. Некоторые из этих праведников начинают думать, что служение Хорошему Делу позволяет им не держаться общепринятых этических норм, ибо ведь не корысти ради - и вообще: кто вы все такие, чтобы меня осуждать, когда я сделал и делаю столько хорошего?
     Хочу рассказать вам про одну выдающуюся женщину, которая ради Хорошего Дела зашла слишком далеко. Она мне почти как мать. Ну, то есть Борису Акунину. Именно с этой дамы, собственно, когда-то и начался весь проект.



     У меня в романе «Азазель» есть такая леди Эстер, великая благотворительница, которая решила ни более ни менее как спасти всё человечество, ускорив исторический прогресс. Самым интересным персонажем для меня была она, а вовсе не юный дурачок Фандорин.
     У моей баронессы Эстер есть вполне реальный прототип, ныне совершенно забытый, а в свое время оказавшийся в центре ужасного всероссийского скандала.

     Игуменья Митрофания (имя, которое мне потом пригодилось для серии про монашку Пелагию) прожила удивительную жизнь. Она принадлежала к высшей аристократии, была дочерью командующего Кавказским корпусом барона Розена (которого я потом уворовал для романа «Герой иного времени» - у меня безотходное производство). В юности она была фрейлиной императрицы, а в 26 лет, после череды семейных трагедий, постриглась в монахини.
     Баронесса Прасковья фон Розен была из породы людей, которые спешат делать добро. Вероятно, живи она в наше время, возглавила бы Международный Красный Крест или «Эмнести Интернешнл» – такого масштаба и темперамента была женщина.
     В молодом еще возрасте она стала настоятельницей Введенского монастыря в подмосковном Серпухове – и привела эту бедную обитель к процветанию. Получив большое наследство, Митрофания всё его истратила на монастырь и на благотворительность.
     Потом рамки одной обители ей стали тесны. Митрофания была одной из создательниц и руководительниц русского движения сестер милосердия – за это ей безусловно следовало бы поставить памятник. Но и этой обширной деятельности энергичной игуменье было мало. Она захотела превратить свой монастырь в огромное идеальное хозяйство, подобие земного рая, где духовность идет рука об руку с деловитостью и экономическим успехом (утащено автором в роман «Пелагия и черный монах»). Среди ее прожектов – получение железнодорожной концессии, строительство мыловаренного завода, производство гидравлической извести, и так далее, и так далее.
     В общем, это была совершенно уникальная личность - самоотверженная, абсолютно бескорыстная, с незаурядным организаторским талантом и исполинским размахом.


2
Какое лицо, а?   

     Исполинский размах вкупе с упомянутой выше миной ее и погубили. Грандиозные затеи требовали столь же грандиозных капиталовложений. Никакие частные пожертвования столько дать не могли. И тогда матушка решила, что Бог простит, если она будет строить большое Хорошее Дело за счет маленьких нехороших людишек, к тому же закоренелых грешников.
     В 1873 году Россию потрясла весть о том, что самая уважаемая и чтимая из деятельниц церкви, знаменитая игуменья Митрофания, находится под судом по делу о подлогах и фальшивых векселях на фантастическую сумму в два миллиона рублей (для сравнения:  коллежский регистратор Фандорин получал тридцать пять целковых в месяц).

3

     Митрофания подчинила своему влиянию – а характер у нее был могучий – купчиху-алкоголичку, миллионщика-скопца и еще нескольких столь же несимпатичных толстосумов, выдоив из них всё, что можно. Действовала она не одна, а, как сказали бы теперь, в составе ОПГ – у Митрофании было несколько преданных  помощников.
    «Это была женщина обширного ума, чисто мужского и делового склада, во многих отношениях шедшего вразрез с традиционными и рутинными взглядами, господствовавшими в той среде, в узких рамках которых ей приходилось вращаться, - пишет Анатолий Федорович Кони, руководивший обвинением – и всё же испытывавший к подсудимой явную симпатию. - Эта широта воззрений на свои задачи в связи со смелым полетом мысли, удивительной энергией и настойчивостью не могла не влиять на окружающих и не создавать среди них людей, послушных Митрофании и становившихся, незаметно для себя, слепыми орудиями ее воли».

4
Грозные противники игуменьи: А.Ф. Кони и Ф.Н. Плевако.

     Знаменитый Федор Плевако, который защищал на процессе интересы жертв мошенничества, дотоптал игуменью в своей страстной речи, вдохновившей потом Островского написать пьесу «Волки и овцы», где Митрофания выведена под именем хищницы и мерзавки Мурзавецкой:  «Овечья шкура на волке не должна ослеплять вас. Я не верю, чтобы люди серьезно думали о Боге и добре, совершая грабительства и подлоги». (Хм, а я верю).
     Для подсудимой всё закончилось печально, но с учетом тяжести обвинений, не ужасно: ссылкой в отдаленные монастыри, где Митрофания до конца своих дней мирно занималась иконописью - был у этой разнообразно одаренной женщины и такой талант.

     Конечно, Митрофания - не совсем леди Эстер. Мировых заговоров не составляла и никого не убивала, только обкрадывала. Но мотивация та же самая, тот же тип личности, а главное – та же дилемма.
     Одна из ключевых тем не только романа «Азазель», но всей фандоринской серии - растяжимость границ Хорошего Дела, неуловимый шов на ленте Мёбиуса, где лицевая сторона превращается в изнанку.
     Можно ли, например, угробить несколько плохих людей ради спасения большого количества хороших? (Да не вопрос, ответит большинство читателей). А можно ли во имя блага всего человечества пожертвовать буквально одним юнцом, симпатичным, но сильно мешающим Хорошему Делу? Кого, в конце концов,  жальче – какого-то мальчишку или всё человечество? Баронесса Эстер тяжко вздохнет, и, конечно, поспешит спасти человечество.
     Слава богу, в наших нынешних этических баталиях до столь жесткого выбора  пока не доходит.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..