вторник, 11 июня 2013 г.

ВОСКРЕСЕНИЕ МЕРТВЫХ



https://www.youtube.com/watch?v=SdP5EDA9gsU

Это необыкновенно красивая музыка. Вот что говорит о своей, Пятой симфонии Алексей Львович Рыбников:
– Это не духовное сочинение, а светское... Но на духовные темы. Оно написано на тексты пророков Ветхого завета Иезекиля, Иеремии, Исайи и Псалмов Давида. В симфонии поют на четырех языках: древнееврейском, латинском, греческом и русском. Ее сюжет – воскресение мертвых – является общим практически для всех религий.

Потерпите, слушая эту музыку. одну-две минуты, и вы не сумеете уйти от нее до самых финальных аккордов. Кто знает, возможно она станет и вашим "воскрешением из мертвых".

МУРСИ ГРОЗИТ ВОЙНОЙ "семь строк"





"Мы не хотим войны, но готовы дать отпор любым попыткам лишить Египет необходимой нам воды. Нехватку каждой недополученной капли мы восполним нашей кровью", - заявил глава государства, обращаясь к сотням своих восторженных сторонников. Телевидение вело прямую трансляцию выступления”.  Из СМИ
  Мухаммад Мурси грозит кулаком в сторону Эфиопии. Нормальный итог  «арабской весны». Исламисты, захватив власть, прекрасно понимают, что сурами из Корана народ не накормишь. Остается психическая атака, зомбирование масс  ненавистью и агрессией. Только в этом случае, фанатики, вроде Муси, могут продержаться у власти. Народ, впряженный в хомут войны, не выходит на площади с протестом. Он живет в предчувствии грабежа и возможности паразитировать на чужом богатстве. Но какое может быть богатство у той же Эфиопии?
 Искусственные государственные образования в Африке, как правило, давно уже заняты истреблением друг друга и своей государственности. Арабские страны продержались дольше, но и они неудержимо сползают в кровавое болото разрушительных распрей. 
 Израиль рискует очутиться в огненном кольце. Ему, как островку стабильности, предстоит расхлебывать кровавую кашу деколонизации, поспешно, легкомысленно и преступно устроенную странами Европы. Сможет ли Еврейское государства закрыть границы от миллионов беженцев? Вот опасность гораздо более серьезная, чем террористы «Хамаса» или «Хизбаллы».

СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ





Марьян Беленький
Обратный ход
По многочисленным просьбам арабского населения, фильм по истории Израиля демонстрируется задом наперед.

Исчезают шоссе, поля, цветущие сады, мосты, современные заводы и фабрики, предприятия хайтека. На их месте появляется сухая каменистая пустыня.
Улетают обратно самолеты с новыми репатриантами. В одном из них летит обратно в Киев автор этого текста Марьян Беленький – молодой, здоровый, женатый. Он возвращается в контору по расклейке афиш и снова становится никому не известным юношей со множеством комплексов. Клара Новикова уезжает из Москвы и становится никому не известной артисткой Кировоградской облфилармонии.
А в Израиле, тем временем, сами собой склеиваются автобусы, разорванные взрывами арабских террористов. Многочисленные калеки – жертвы арабских терактов – становятся здоровыми, сироты снова обретают своих родителей.
Пули вылетают из Рабина, он встает, отменяет ословские соглашения. Арафат возвращается обратно в Тунис, а затем – в Иорданию, готовить восстание по захвату власти.
Бегут обратно солдаты с обеих сторон фронта. Встают из павших наши солдаты и возвращаются домой. Так называемый «палестинский народ» Иудеи и Самарии снова становится нищим, бесправным населением убогой Иордании. У них отнимают возможность бесплатного лечения в лучших больницах, работу, деньги, новые дома, машины.
Возвращается безраздельное господство партии МАПАЙ и Гистадрута. Гистадрутовские функционеры спускают собак на бастующих рабочих. Появляются плакаты «Иври, дабер иврит!» и изображенный на них Новый Израильтянин – голубоглазый блондин с уверенным взглядом, устремленным в будущее -
как две капли воды похож на своих собратьев с советских и нацистских плакатов. Красная книжечка Гистадрута – Мапай – Маарах снова становится универсальным пропуском в жизнь.
Снимают плакаты, извещающие о смерти великого вождя и учителя, лучшего друга еврейского народа и государства Израиль - товарища Сталина.
Отплывают от берега Палестины корабли с нелегальными репатриантами, они возвращаются в Европу, в лагеря для перемещенных лиц, а затем – в нацистские концлагеря. Выходят обратно живыми из газовых камер и крематориев, встают из рвов и ям миллионы евреев, расстрелянных немцами и возвращаются домой.
А в Палестине, тем временем, исчезают процветающие еврейские поселения, кибуцы и мошавы, возвращается пустыня, по которой бродят грязные вонючие ослы и арабы.
Уплывают обратно пароходы с новыми репатриантами из Алжира, Марокко, Туниса, Ирака, Египта.
Бен Гурион объявляет о закрытии государства Израиль, возвращаются англичане. Запах цветущих садов сменяется запахом ослиного помета, давно не мытых тел, нестиранной одежды, нищеты и запустения. Англичан сменяют турки. Жалкие хибарки появляются на месте многоэтажных домов. евреи с массовом порядке покидают Палестину. Исчезают банки, больницы, заводы, фабрики, поля и сады, города, шоссе. Возвращается накаленная солнцем сухая каменистая пустыня. Получают назад деньги, собранные на палестинский национальный фонд, евреи России – ваши прабабушки и пра дедушки. Турецкие чиновники возвращают евреям взятки, полученные за закрытие глаз на скупку евреями земель в Палестине.
Исчезают леса, посаженные Еврейским национальным фондом, на их месте появляется пустыня. На месте благоустроенных городов возрождаются жалкие арабские деревушки.
Возвращаются в Россию еврейские парни и девушки, прибывшие в Палестину строить социализм с еврейским лицом. Везут они с собой обратно гармошки и балалайки, призванные заменить «неправильные» галутные скрипки.
Исчезают первые еврейские поселения, созданные на средства барона Ротшильда.
Повсюду воцаряются нищета и запустение.
Что и требовалось доказать.

БОГ НЕ СПОРИТ С ДАРВИНЫМ "семь строк"




«В интернете появилось обращение к министру образования Дмитрию Ливанову с просьбой закрыть кафедру теологии в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ. Как передает «Интерфакс», необходимо собрать свыше ста подписей, и тогда документ будет направлен в официальные органы власти.  Многие в академии наук считают, что появление в государственном вузе кафедры теологии под руководством православного священника противоречит Конституции и здравому смыслу. Я не вижу ничего страшного в том, чтобы в МИФИ была кафедра теологии. Просто в ответ надо открыть в Московской духовной академии кафедру дарвинизма. Это будет симметрично, толерантно, сбалансировано и взаимопроникновенно». Антон Орехъ

  Сколько иронии, но, как мне кажется, она совсем не к месту. Адам и Ева были не первыми людьми на Земле. Вот те первые, конечно же, могли произойти от кого угодно. С тех давних пор перед «мыслящим тростником» стоит выбор: каждый человек волен решать сам – Божье он творение или потомок обезьян. Вот в этом я вижу подлинную толерантность и симметрию. С этих позиций я бы и стал смело преподавать в духовной академии дарвинизм, а ученым физикам уж никак не может помешать Закон Божий. Спорщики, как мне кажется, путают знание предмета с отметкой в зачетке с правом на стипендию. Вот этот пункт надо отменить категорически. Корысть любого рода не должна зависеть от мировоззрения ученика любого возраста.  Не станем плодить ложь и лицемерие. Пусть каждый  живет со своим выбором и со своей судьбой, только бы не был невеждой. 

ТАК МОЖНО И ЗАИКОЙ СТАТЬ "семь строк"





«Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу заявил 11 июня на заседании парламентской комиссии по внешним делам и обороне, что строительство в еврейских поселениях за пределами "зеленой черты" непременно продолжится». Из СМИ
 Писал тут недавно о старом лифте. Сей механизм мучил внезапными остановками актера Олега Борисова, затем о трамвае, который, то ехал, то останавливался и довел этим дерганьем до смерти доктора Живаго из романа Пастернака. 
 Как было бы хорошо, если бы власти Израиля пожалели нервы своих сограждан, решив раз и навсегда проблему поселений: а то едем, вдруг тормозим, снова едем, снова что-то там даже ликвидируем и опять - зеленый свет… Так можно и заикой стать.

ШЕСТАЯ ОБЯЗАННОСТЬ В ИСЛАМЕ


 Первые пять обязанностей мусульманина никакой опасности для людей иной веры не представляют. Вот шестая  похожа на объявление войны. Формулируется она так:  «Иногда к обязанностям мусульман причисляют джихад - полную отдачу всех сил, включая священную войну, для торжества ислама, как свидетельство благочестия, гарантирующего доступ в рай». Энциклопедия «Религии народов мира».
 «Иногда». Выходят, когда захотят – причисляют, когда это кажется преждевременным, невыгодным – нет. Удобно. Верховные власти ислама в этот процесс не вмешиваются. Да это им и не по силам. Ватикан не вправе указывать Московской патриархии как воспитывать своих прихожан. В исламе тоже нет и быть не может единства. Впрочем, за исключением одного пункта: лютой юдофобии на грани нацизма. Здесь сунниты и шииты в одном строю, с одними лозунгами, с общим призывом двинутся на «священную войну» против «сионистского образования».
«Современный мир все больше напоминает причудливо-уродливый театр абсурда. В нем появляются достойные кунсткамеры персонажи, которые, казалось бы, не могут существовать в природе. Словосочетания «общество мусульман-гомосексуалистов», «мусульманин-сионист», «женщина-имам на пятничном намазе» как нельзя режут слух». Это текст из «тихого», сравнительно не кровожадного исламского сай    та, из которого становится понятным, что мусульманин, признающий право государства Израиль на существование и мир – преступная ересь. Всем слугам Аллаха категорически предписано мечтать об исчезновении Еврейского государства и всячески способствовать его уничтожению.
  Конечно же, гибель Израиля проложит не дорогу, а только узкую тропинку в рай, но главное – начать «строительные работы».
 Снова, как и в годы нацизма агрессора больше всего беспокоят евреи, но, на сей раз, и еврейское государство. В чем здесь причина. Считается, что различия между исламом и иудаизмом не так велики, как кажется многим. Ссылаются на сравнительно благополучное существование потомков Иакова среди слуг Аллаха. Но есть, тем не менее, коренное и крайне важное различие двух вер. Читаю на одном из исламских сайтов: «Нет силы и мощи ни у кого, кроме Аллаха! Он Один достоин поклонения, а все Его творения являются лишь Его рабами!»
 Слово «раб» упоминается в литературе по исламу неоднократно. Раб божий как-то незаметно, исподволь становится рабом имама, шейха, короля и так далее.
 Любимое слово в иудаизме – СВОБОДА (херут). Не только в поисках Бога покинул Авраам Междуречье и не только на родину предков, в Ханаан, стремился вернуть бывших рабом Моше. Не только религия, праздники, но и вся история евреев проникнута стремлением к свободе.
 Читаю современных специалистов по иудаике, и здесь та же картина.
 Адин Штайнзальц: «Давайте начнем со свободы выбора и свободы, свободы меняться. Мы говорили об этом. В принципе можно сказать, что это практически квинтэссенция еврейской ортодоксальной теологии, абсолютная вера в абсолютную свободу выбора и в свободу менять себя или нет. Это очень интересно, что есть у сказанного практический, технический выход. Когда бывает нелегко сказать о каком-то течении в иудаизме, остается ли оно органической частью иудаизма, или уже вышло наружу, то есть отделилось от иудаизма, как совершенно самостоятельная секта, или как нечто, вышедшее за пределы. Очень часто хорошим пробным камнем может служить вопрос свободы выбора: признает ли это новое течение неограниченную свободу выбора?» Я бы мог привести множество подобных текстов.
 Пишут: «Война цивилизаций». Нет. Ислам навязал миру войну рабства со свободой. Свобода раба – фанатизм. Отсюда террор. Свобода раба – мракобесие – отсюда ненависть толп. Свобода раба – смерть. Отсюда и пресловутая «шестая обязанность». Хотим мы жить в мире фанатизма, мракобесия и смерти? Хотим снова быть рабами на чужой земле? Если нет, почему так упрямо и глупо лжем сами себе. Лжем в Москве и Нью-Йорке, в Торонто и Париже, лжем у стен Иерусалима.
 За всей болтовней о мире, сдобренной либеральным бредом, мы теряем ясность и целенаправленность позиции врагов Израиля. Мы хитрим, лукавим, стараясь по мере сил избежать открытого поединка. Они же только тем и заняты, что накапливают силы для решающего удара.
 Перманентную революцию большевиков в прошлом веке смогла остановить только сила. Только сила одолела «тысячелетний рейх». Только сила сможет загнать реваншистов ислама в их старую нору. Только силе и способны покориться те, кто считает себя рабами.

СТИВЕН СПИЛБЕРГ И ЛЕЙТЕНАНТ РОЗЕНШТЕЙН





 Свято верю в теорию парных случаев. Сначала был просмотр картины Стивена Спилберга, затем  звонок в Чикаго Розе Финклер (Розенштейн), дочери старшего лейтенанта Красной армии, пристрелившего в послевоенном  Киеве двух подонков-антисемитов.
 Казалось, нет здесь ничего общего, но только на первый взгляд. Материал о деле Розенштейна на основе архивных материалов был  опубликован и, судя по всему,    перепечатан не только в ряде Интернет-сайтов, но и в русскоязычной прессе США и Германии. В материале этом просил читателей дополнить опубликованную статью историей семьи Розенштейна, мне тогда неизвестной.
 Рассказывает Роза Финклер – дочь старшего лейтенанта Розенштейна: «Мама умерла семь лет назад. Была она очень доброй и веселой женщиной, но жизнь ее была исковеркана страхом. Мне было пять лет, когда отца расстреляли за то, что он убил тех негодяев. Я мало что помню о том времени. Помню, что маму избитую камнями отправили в больницу…. Потом я узнала, что в этой же больнице, в морге, находились хулиганы, убитые отцом. Ночью бабушка боялась, что нас растерзают из мести погромщики, но приехал мой дядя – военный и забрал нас к себе. Так мы спаслись…. Мама вышла из больницы и ее устроили рабочей на хлебозавод. Это спасло нашу семью от голода в 1947 году…. В детстве и юности мне говорили, что мой отец погиб на войне. В конце сороковых мама вышла замуж, но сохранила фамилию отца…. Брак ее оказался неудачным. Я думаю, что помешала тому браку с очень достойным человеком любовь  тоска по папе. Она говорила, что мой отец был очень горячий, предельно честный человек, человек, свято веривший в победу добра и справедливости в мире. И все-таки мама молчала о том страшном сентябрьском дне долгие годы… Родной брат папы - близнец до сих пор жив, ему 92 года, и живет он в Одессе. Много лет работал обычным электриком и тоже ничего мне о моем отце и брате не рассказывал. Мы эмигрировали 16 лет назад. У меня и моих детей все складывается благополучно. Я уже бабушка. Значит, у моего погибшего отца внуки и правнуки американцы. Вот бы он удивился….»
 Такой получился у нас разговор, и я был очень рад, что жизнь и судьба семьи старшего лейтенанта Розенштейна сложилась неплохо. Рука этого человека не дрожала, когда он стрелял в тех юдофобов. Может быть, он был один в те времена, кто осмелился отстоять честь свою и достоинство, кто не смог вынести, когда над пропитанным кровью Бабьим яром глумились последыши нацистов. Издевательства над евреями, теми, кому повезло остаться в живых, были скорее нормой, чем исключением. Терпели по привычке евреи, сгибаясь до земли, прячась в темных углах. Оскорблений, насилий над евреями было в те годы множество. Один лейтенант Розенштейн не вынес издевательств, ответил последышам нацистов пулей. И был за это  расстрелян, но чудо – семью его (жену и дочь) власти тронули….
  Есть ли у евреев право на выстрел, могут ли они на ненависть ответить ненавистью, на злобу – злобой, на агрессию – агрессией? Вот главный вопрос нашего бытия.
 Мне всегда казалось, что за «левизной» атеистов всегда стояло малодушие, глупость, ненависть к своей стране и народу, а то и прямое предательство. Религиозная составляющая левой идеи (идеи отступления, прощения, компромисса) - гораздо сложней.
 Ты ответишь насилием на насилие, ненавистью на ненависть, ударом на удар, смертью на смерть – и потеряешь себя, как еврея: человека, воспитанного тысячелетними поисками истинного гуманизма.  Но ты не сможешь ответить насилием на насилие – и, тем самым, предашь и подставишь под топор палача не только себя самого, но и «тело» своего народа, его будущее, своих детей и внуков. Урок Холокоста должен быть усвоен.
 За видимым гуманизмом тех, кто готов подставить под удар вторую щеку, проглядывает самое настоящее человеконенавистничество и фанатизм в вере. От презрение к живой жизни, от покорной жертвенности всегда разило рабством и застарелым язычеством.
 Нет, сумей защитить тело народное, и душа не покинет его, рано или поздно вернется. Старший лейтенант Розенштейн ровно через четыре года геноцида евреев в Киеве, организованного нацистами и местными жителями, совершил героическую попытку «выправить историю», пепел погибших стучал в его сердце.    

 Теперь о фильме Спилберга и о дрожащей пистолете мстителей в той, странной картине.
 Всякая, даже добрая и разумная идея, мгновенно превращается в свою собственную противоположность, как только становится застывшей догмой, дидактической указкой и, часто, цензурной удавкой.
 Художник, скованный любой ложной доктриной, не способен ни на что яркое, талантливое. Здесь нужно выбирать темы, не подвластные любой цензуре, в том числе и либеральной.
 Спилберг – одна из самых мощных фигур в Голливуде. Похвально желание этого потомка Иакова время от времени возвращаться к еврейской теме, но, просмотр  его последнего фильма о трагедии на Олимпиаде в Мюнхене не вызвал у меня ничего, кроме раздражения перед идеологическим посылом автора ленты, и неудовлетворенности слабым, равнодушным художественным решением, не достойным мастерства и опыта Спилберга.
 - Эти мясники не хотят делить с нами землю, - говорит в фильме Голда Мейер, ставя перед спецназом задачу истребить террористов, непосредственно виновных в убийстве 11 членов делегации Израиля.
 Сюжет фильма, в итоге, прост. Ликвидаторы (в те годы они занимались спасением своей страны, а не ее истреблением) выслеживают «мясников» и отправляют их, одного за другим, на тот свет. Но Спилберг помнит о терроре либеральной цензуры, а, возможно, и он сам так сросся с лево-либеральными догмами, что иначе, чем под диктовку этого жалкого и трусливого племени, снимать фильмы уже не способен.
 В итоге, «мясники» в фильме выглядят вполне достойно, а «ликвидаторы» на протяжении всей картины рефлектируют, подвергая сомнению свое право на казнь кровавых подонков.
 Режиссер смело исправляет историю, переписывает документы, так, чтобы они соответствовали требованиям упомянутой цензуры. Остановлюсь на первой ликвидации. В Риме удалось выследить некоего Аделя Вайкля Звайтера, который лично поставлял оружие террористам, убившим израильтян в Мюнхене. Звайтер считался интеллектуалом, пописывал стишки и читал лекции. Этот вид его деятельности старательно подчеркивает Спилберг. Интеллектуал – террорист в фильме заходит в магазин, мило общается с дамой на кассе, приобретает молоко и, прижав к груди покупку, направляется домой, ни о чем плохом не подозревая, а у лифта его уже ждут два киллера. Бравые ребята из «Моссада» и «Сайерет Маткаль» в полной растерянности, будто впервые вынуждены стрелять в живого человека. Удостоверившись, что перед ними разыскиваемый террорист, несчастные агенты достают пистолеты, но никак не могут пристрелить негодяя. Оружие дрожит в руке киллера. Интеллектуал – террорист вежливо и спокойно просит оставить его в покое и даже отводит пальчиком дуло пистолета от своей груди.
 - Что делать? – спрашивает один из  ликвидаторов.
 - Делай, что положено, - отвечает его напарник, чуть ли не с тяжким вздохом.
 Раздаются выстрелы, «мясник» падает, но при этом разбивается бутылка, и молоко смешивается с кровью, будто авторы картины стараются подчеркнуть полную «некошерность» предпринятой ликвидации.
 Я нашел несколько описаний этой ликвидации. Все они совершенно непохожи на придуманную Спилбергом и его сценаристом сцену. Привожу одно из типичных описаний той акции из книги Александра Брасса «Палестинские истоки»: «Чтобы не спугнуть террориста,  один из бойцов отошел в сторону и скрылся в тени дверного выступа, другой, как и прежде, спокойно стоял, ожидая опускающийся лифт. Когда Адель Вайель Звайтер поравнялся с израильским киллером, тот вежливо улыбнулся и предупредительно пропустил Звайтера вперед перед распахнувшимися дверями лифта. Как только агент «Моссада» оказался за спиной у террориста, он выхватил пистолет и выстрелил ему  в затылок». И никакой лужи крови, перемешанной с молоком. Но эта правда не нужна гуманисту – Спилбергу. Евреи должны страдать, убивая. Это их, евреев, без тени сомнения и сожалений, можно истреблять в каких угодно количествах. «Избранный» народ не имеет право на убийство, даже если от этого акта зависит жизнь его страны и его народа. Старый спор, вечный спор. Спилбергу легко рассуждать об этом в вилле на Западном побережье США. Нам, в Израиле, не до рассуждений. Политика последних 15 лет, политика «дрожащего пистолета», политика отступлений, страха и рукопожатий с убийцами привела к тому, что в непосредственной близости от сердца Израиля возникло террористическое образование, готовое превратить нашу жизнь в ад. Нет, нашу жизнь мы, может быть, и спасем, но детей и внуков, продолжая политику «дрожащего пистолета» поставим под удар грядущего арабского Холокоста.
 Нельзя жить под гнетом лево-либеральной цензуры, заправляющей в Голливуде. Израиль – не Голливуд. Наша жизнь – не придуманный, насквозь фальшивый сценарий. «Мясников» террора не остановят бесконечные уступки и слащавые молитвы о мире. Людоеды в Мюнхене убили 11 человек. Семь лет понадобилось, чтобы мерзавцев, прямых виновников той трагедии, отправить на той свет. Сколько смертей невинных людей на совести нынешних правителей автономии? Сотни. Но эти, легитимно выбранные головорезы, свято уверены в своей безопасности. Гордо выпятив грудь, они разъезжают по миру, собирая деньги на новые убийства, а силовые ведомства Израиля больше обеспокоены «хулиганами» из поселений, чем всей этой нечистью.
 Политика «дрожащего пистолета», политика ликвидаторов своего собственного государства в действии. Нас не ведут вперед к миру, а на самом деле тащат назад, к повторению новой Катастрофы, когда арабскому нацизму не потребуется вылавливать шесть миллионов евреев со всего мира. Вот они все – под рукой.
 Не волнуйся, нашептывает мне на ухо подлый голос, вот внукам и правнукам старшего лейтенанта Розенштейна за океаном ничего не грозит. Наш народ бессмертен. Всегда найдется новое Явне, где спасется душа еврейского народа. Верно, здесь не поспоришь. Только сколько горечи в том бессмертии, настоянном на чуждости, на неприкаянности, на потери себя, на вечной вине изгоя в том, что он изгой. И рано или поздно безоружный народ, чье национальное достоинство попрано, снова, в любом месте Земного шара, рискует стать очередной жертвой зла.
 Стивен Спилберг снял замечательный фильм о Катастрофе: «Список Шиндлера». В том фильме дуло снайперской винтовки палача-нациста Амана не дрожало. Можно ли противопоставить беспощадности его арабских последователей робость, страх и сомнение в своей правоте нынешних «борцов» с террором?
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..