пятница, 1 апреля 2016 г.

ПИСЬМА АСТАФЬЕВА О ВОЙНЕ

«Надо становиться на колени посреди России и просить у своего народа прощение»

Алексей Тарасов
Письма Виктора Астафьева — о войне, правде о ней и цене Победы
Весной 2009 года увидел свет том писем Виктора Астафьева (1924—2001) «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник. 1952—2001 годы». Перед этим составитель и издатель — иркутянин Геннадий Сапронов (1952—2009) — дал «Новой газете» верстку книги и право первой публикации выбранных редакцией писем (см. № 42, 46 за 2009-й). Через три недели на одном из организованных «Единой Россией» собраний Сапронова и журналистов «Новой», представивших аудитории книгу, предложили за нее расстрелять; Геннадий написал мне: «Всё! Ухожу в партизаны». А через месяц, успев подготовить второе, дополненное издание писем Астафьева, он умер.
Продолжаем публиковать письма, отобранные нами для газеты.
Алексей Тарасов, «Новая», Красноярск

Виктор Астафьев. Фото: Анатолий Белоногов

1973 г.
(И. Соколовой)
[…] У Вас, да и в любой вещи, где есть «я» — оно, это «я», ко многому обязывает, прежде всего к сдержанности, осторожности в обращении с этим самым «я» и, главное, необходимо изображать, а не пересказывать. У Вас поначалу семнадцатая артдивизия находилась на марше… Но это именно наша бригада, вооружённая гаубицами образца 1908 года системы Шнейдера, выплавляемыми на Тульском заводе (гаубицами, у которых для первого выстрела ствол накатывался руками и снаряд досылался в ствол банником), оказалась на острие атаки немцев. Сначала нас смяли наши отступающие в панике части и не дали нам как следует закопаться. Потом хлынули танки — мы продержались несколько часов, ибо у старушек-гаубиц стояли сибиряки, которых не так-то просто напугать, сшибить и раздавить. Конечно, в итоге нас разбили в прах, от бригады осталось полтора орудия — одно без колеса и что-то около трёхсот человек из двух с лишним тысяч. Но тем временем прорвавшиеся через нас танки встретила развернувшаяся в боевые порядки артиллерия и добила вся остальная наша дивизия. Контрудар не получился. Немцы были разбиты. Товарищ Трофименко стал генералом армии, получил ещё один орден, а мои однополчане давно запаханы и засеяны пшеницей под Ахтыркой…
<…>
Очень часто совпадали наши пути на войне: весь путь к Днепру почти совместный. Я был под Ахтыркой. Наша бригада оказалась той несчастной частью, которой иногда выпадала доля оказаться в момент удара на самом горячем месте и погибнуть, сдерживая этот удар. Ахтырку, по-моему, заняла 27-я армия и устремилась вперёд, оголив фланги. Немцы немедленно этим воспользовались и нанесли контрудар с двух сторон — от Богодухова и Краснокутска, чтобы отрезать армию, которую так безголово вёл генерал Трофименко вперёд.
<…>
Днепровские плацдармы! Я был южнее Киева, на тех самых Букринских плацдармах (на двух из трёх). Ранен был там и утверждаю, до смерти буду утверждать, что так могли нас заставить переправляться и воевать только те, кому совершенно наплевать на чужую человеческую жизнь. Те, кто оставался на левом берегу и, «не щадя жизни», восславлял наши «подвиги». А мы на другой стороне Днепра, на клочке земли, голодные, холодные, без табаку, патроны со счёта, гранат нету, лопат нету, подыхали, съедаемые вшами, крысами, откуда-то массой хлынувшими в окопы.
Ох, не задевали бы Вы нашей боли, нашего горя походя, пока мы ещё живы. Я пробовал написать роман о Днепровском плацдарме — не могу: страшно, даже сейчас страшно, и сердце останавливается, и головные боли мучают. Может, я не обладаю тем мужеством, которое необходимо, чтоб писать обо всём, как иные закалённые, несгибаемые воины! […]

13 декабря 1987 г.
(Адресат не установлен)
[…] Вот до чего мы дожили, изолгались, одубели! И кто это всё охранял, глаза закрывал народу, стращал, сажал, учинял расправы? Кто такие эти цепные кобели? Какие у них погоны? Где они и у кого учились? И доучились, что не замечают, что кушают, отдыхают, живут отдельно от народа и считают это нормальным делом. Вы на фронте, будучи генералом, кушали, конечно, из солдатских кухонь, а вот я видел, что даже Ванька-взводный и тот норовил и жрать, и жить от солдата отдельно, но, увы, быстро понимал, что у него не получится, хотя он и «генерал» на передовой, да не «из тех», и быстро с голоду загнётся или попросту погибнет — от усталости и задёрганности.
Не надо лгать себе, Илья Григорьевич! Хотя бы себе! Трудно Вам согласиться со мной, но советская военщина — самая оголтелая, самая трусливая, самая подлая, самая тупая из всех, какие были до неё на свете. Это она «победила» 1:10! Это она сбросала наш народ, как солому, в огонь — и России не стало, нет и русского народа. То, что было Россией, именуется ныне Нечерноземьем, и всё это заросло бурьяном, а остатки нашего народа убежали в город и превратились в шпану, из деревни ушедшую и в город не пришедшую.
Сколько потеряли народа в войну-то? Знаете ведь и помните. Страшно называть истинную цифру, правда? Если назвать, то вместо парадного картуза надо надевать схиму, становиться в День Победы на колени посреди России и просить у своего народа прощение за бездарно «выигранную» войну, в которой врага завалили трупами, утопили в русской крови. Не случайно ведь в Подольске, в архиве, один из главных пунктов «правил» гласит: «Не выписывать компрометирующих сведений о командирах Совармии».
В самом деле: начни выписывать — и обнаружится, что после разгрома 6-й армии противника (двумя фронтами!) немцы устроили «Харьковский котёл», в котором Ватутин и иже с ним сварили шесть (!!!) армий, и немцы взяли только пленными более миллиона доблестных наших воинов вместе с генералами (а их взяли целый пучок, как редиску красную из гряды вытащили). <…> Может, Вам рассказать, как товарищ Кирпонос, бросив на юге пять армий, стрельнулся, открыв «дыру» на Ростов и далее? Может, Вы не слышали о том, что Манштейн силами одной одиннадцатой армии при поддержке части второй воздушной армии прошёл героический Сиваш и на глазах доблестного Черноморского флота смёл всё, что было у нас в Крыму? И более того, оставив на короткое время осаждённый Севастополь, «сбегал» под Керчь и «танковым кулаком», основу которого составляли два танковых корпуса, показал политруку Мехлису, что издавать газету, пусть и «Правду», где от первой до последней страницы возносил он Великого вождя, — одно дело, а воевать и войсками руководить — дело совсем иное, и дал ему так, что (две) три (!) армии заплавали и перетонули в Керченском проливе.
Ну ладно, Мехлис, подхалим придворный, болтун и лизоблюд, а как мы в 44-м под командованием товарища Жукова уничтожали 1-ю танковую армию противника, и она не дала себя уничтожить двум основным нашим фронтам и, более того, преградила дорогу в Карпаты 4-му Украинскому фронту с доблестной 18-й армией во главе и всему левому флангу 1-го Украинского фронта, после Жукова попавшего под руководство Конева в совершенно расстроенном состоянии. <…>
Если Вы не совсем ослепли, посмотрите карты в хорошо отредактированной «Истории Отечественной войны», обратите внимание, что везде, начиная с карт 1941 года, семь-восемь красных стрел упираются в две, от силы в три синих. Только не говорите мне о моей «безграмотности»: мол, у немцев армии, корпусы, дивизии по составу своему численно крупнее наших. Я не думаю, что 1-я танковая армия, которую всю зиму и весну били двумя фронтами, была численно больше наших двух фронтов, тем более Вы, как военный специалист, знаете, что во время боевых действий это всё весьма и весьма условно. Но если даже не условно, значит, немцы умели сокращать управленческий аппарат и «малым аппаратом», честно и умело работающими специалистами, управляли армиями без бардака, который нас преследовал до конца войны.
Чего только стоит одна наша связь?! Господи! До сих пор она мне снится в кошмарных снах.
Все мы уже стары, седы, больны. Скоро умирать. Хотим мы этого или нет. Пора Богу молиться, Илья Григорьевич! Все наши грехи нам не замолить: слишком их много, и слишком они чудовищны, но Господь милостив и поможет хоть сколько-нибудь очистить и облегчить наши заплёванные, униженные и оскорблённые души. Чего Вам от души и желаю.
Виктор АСТАФЬЕВ.
<…>
1 марта 1995 г.
Красноярск
(Г. Вершинину)
[…] Что же касается неоднозначного отношения к роману, я и по письмам знаю: от отставного комиссарства и военных чинов — ругань, а от солдат-окопников и офицеров идут письма одобрительные, многие со словами: «Слава богу, дожили до правды о войне!..»
Но правда о войне и сама неоднозначная. С одной стороны — Победа. Пусть и громадной, надсадной, огромной кровью давшаяся и с такими огромными потерями, что нам стесняются их оглашать до сих пор. Вероятно, 47 миллионов — самая правдивая и страшная цифра. Да и как иначе могло быть? Когда у лётчиков-немцев спрашивали, как это они, герои рейха, сумели сбить по 400—600 самолётов, а советский герой Покрышкин — два, и тоже герой… Немцы, учившиеся в наших авиашколах, скромно отвечали, что в ту пору, когда советские лётчики сидели в классах, изучая историю партии, они летали — готовились к боям.
Три миллиона, вся почти кадровая армия наша попала в плен в 1941 году, и 250 тысяч голодных, беспризорных вояк-военных целую зиму бродили по Украине, их, чтобы не кормить и не охранять, даже в плен не брали, и они начали объединяться в банды, потом ушли в леса, объявив себя партизанами…
Ох уж эта «правда» войны! Мы, шестеро человек из одного взвода управления артдивизиона, — осталось уже только трое, — собирались вместе и не раз спорили, ругались, вспоминая войну, — даже один бой, один случай, переход — все помнили по-разному. А вот если свести эту «правду» шестерых с «правдой» сотен, тысяч, миллионов — получится уже более полная картина.
«Всю правду знает только народ», — сказал незадолго до смерти Константин Симонов, услышавший эту великую фразу от солдат-фронтовиков.
Я-то, вникнув в материал войны, не только с нашей, но и с противной стороны, знаю теперь, что нас спасло чудо, народ и Бог, который не раз уж спасал Россию — и от монголов, и в смутные времена, и в 1812 году, и в последней войне, и сейчас надежда только на него, на милостивца. Сильно мы Господа прогневили, много и страшно нагрешили, надо всем молиться, а это значит — вести себя достойно на земле, и, может быть, Он простит нас и не отвернёт своего милосердного лика от нас, расхристанных, злобных, неспособных к покаянию.
Вот третья книга и будет о народе нашем, великом и многотерпеливом, который, жертвуя собой и даже будущим своим, слезами, кровью, костьми своими и муками спас всю землю от поругания, а себя и Россию надсадил, обескровил. И одичала русская святая деревня, устал, озлобился, кусочником сделался и сам народ, так и не восполнивший потерь нации, так и не перемогший страшных потрясений, военных, послевоенных гонений, лагерей, тюрем и подневольных новостроек, и в конвульсиях уже бившегося нашего доблестного сельского хозяйства, без воскресения которого, как и без возвращения к духовному началу во всей жизни, — нам не выжить. […]

1995 г.
(Кожевникову)
Дорогой мой собрат по войне!
Увы, Ваше горькое письмо — не единственное на моём письменном столе. Их пачки, и в редакциях газет, и у меня на столе, и ничем я Вам помочь не могу, кроме как советом.
Соберите все свои документы в карман, всю переписку, наденьте все награды, напишите плакат: «Сограждане! Соотечественники! Я четырежды ранен на войне, но меня унижают — мне отказали в инвалидности! Я получаю пенсию 5,5 тысячи рублей. Помогите мне! Я помог вам своей кровью!» Этот плакат прибейте к палке и с утра пораньше, пока нет оцепления, встаньте с ним на центральной плошали Томска 9-го Мая, в День Победы.
Вас попробует застращать и даже скрутить милиция, не сдавайтесь, говорите, что всё снимается на плёнку — для кино. Требуйте, чтоб за Вами лично приехал председатель облисполкома или военком облвоенкомата. И пока они лично не приедут — не сходите с места.
Это Вам сразу же поможет. Через три дня, уверяю Вас, везде и всюду дадут ход Вашему пенсионному делу. Но будьте мужественны, как на фронте. Держитесь до конца!
Если же Вас начнут преследовать, оскорблять — дайте мне короткую телеграмму об этом, и я этим землякам-сибирякам такой устрою скандал, что иные из них полетят со своих тёплых мест.
Сделайте ещё один подвиг, сибиряк! Во имя таких же униженных и обиженных, во имя своей спокойной старости. Желаю Вам мужества!
Ваш В. Астафьев, инвалид войны, писатель, лауреат Государственных премий
Копию письма Кожевникова вместе с моим — в Томский облисполком. Копия письма остаётся у меня.

26 июля 2000 г.
(С. Новиковой)
Дорогая Светлана Александровна!
Уже давно получил Вашу книжку, но прочесть её никак не удавалось: суета, болезни, слабеющее зрение и графоманы, ломящиеся в дверь, не оставляют времени на чтение.
Книжку-документ, пусть и тысячным тиражом, Вы бросили в будущие времена, как увесистый булыжник, как ещё одно яркое свидетельство наших бед и побед, не совпадающее с той демагогией, что царила, да и до се царит в нашем одряхлевшем обществе, одряхлевшем и грудью, и духовно, и нравственно. Нужная, важная книга. Конечно, те, кто бегает или уже ковыляет с портретиками Сталина по площадям и улицам, никаких книжков не читают и читать уже не будут, но через два-три поколения потребуется духовное воскресение, иначе России гибель, и тогда будет востребована правда и о солдатах, и о маршалах. Кстати, солдатик, даже трижды раненный, как я, на Руси ещё реденько, но водится, а командиры, маршалы, и главные, и неглавные, давно вымерли, такова была их «лёгкая» жизнь, да ещё этот сатана, за что-то в наказание России посланный, выпил из них кровь, укоротил век.
Я был рядовым солдатиком, генералов видел издали, но судьбе было угодно, чтоб и издали я увидел командующего 1-м Украинским фронтом Конева, и однажды — во судьба! — совсем близко под городом Проскуровом видел и слышал Жукова. Лучше б мне его никогда не видеть и ещё лучше — не слышать. И с авиацией мне не везло. Я начинал на Брянском фронте, и первый самолёт сбитый увидел, увы, не немецкий, а нашего «лавочкина», упал он неподалёку от нашей кухни в весенний березняк, и как-то так неловко упал, что кишки лётчика, вывалившегося из кабины, растянуло по всей белой берёзе, ещё жидко окроплённой листом. И после я почему-то видел, как чаще сбивали наших, и дело доходило до того, что мы по очертаниям крыльев хорошо различали наши и немецкие самолеты, так свято врали друг другу: «Вот опять херакнулся фриц!»
История с Горовцом не так хорошо выглядит, как в Вашей книге, он действительно сбил 9 самолётов, но не только Ю-873, но и других, и на земле были те, кто не сбил и единого, и они его послали в воздух тогда, когда предел его сил кончился, и к вечеру он был сбит и обвинён в том, что, упав в расположении врага, сдался в плен. Справедливость восторжествовала спустя много лет, восторжествовала по нелепой случайности, и, когда на Курской дуге ставили памятник-бюст Горовцу, приехала одна мать, а отец сказал: «Они его продали, нехай они его и хоронять».
«Балладу о расстрелянном сердце» написал мой давний приятель Николай Панченко, он живет в Тарусе, под Москвой, почти уже ослеп. «Сталинград на Днепре» — документальную повесть — написал Сергей Сергеевич Смирнов, она печаталась в «Новом мире», а отдельного издания я и не видел.
О-ох как много мне хотелось бы Вам сказать, но на большое письмо меня уже не хватает, и я просто целую Ваши руки и прикладываю ладошку к тому месту, где сердце Ваше, столь вынесшее невзгод и выдержавшее такую работу.
Да, конечно, все войны на земле заканчивались смутой, и победителей наказывали. Как было не бояться сатане, восседающему на русском троне, объединения таких людей и умов, как Жуков, Новиков, Воронов, Рокоссовский, за которыми был обобранный, обнищавший народ и вояки, явившиеся из Европы и увидевшие, что живём мы не лучше, а хуже всех. Негодование копилось, и кто-то подсказал сатане, что это может плохо кончиться для него, и он загнал в лагеря спасителей его шкуры, и не только маршалов и генералов, но тучи солдат, офицеров, и они полегли в этом беспощадном сражении. Но никуда не делись, все они лежат в вечной мерзлоте с бирками на ноге, и многие с вырезанными ягодицами, пущенными на еду, ели даже и свежемороженые, когда нельзя было развести огонь.
О-ох, мамочки мои, и ещё хотят, требуют, чтоб наш народ умел жить свободно, распоряжаться собой и своим умом. Да всё забито, заглушено, и истреблено, и унижено. Нет в народе уже прежней силы, какая была, допустим, в 30-х годах, чтоб он разом поднялся с колен, поумнел, взматерел, научился управлять собой и Россией своей, большой и обескровленной.
Почитайте книгу, которую я Вам посылаю, и увидите, каково-то было и рядовым. Моя Марья, комсомолка-доброволка, и я, Бог миловал, ни в пионерах, ни в комсомоле, ни в партии не состоявший, хватили лиха через край. Баба моя из девятидетной рабочей семьи, маленькая, характером твёрдая, и все тяжести пали в основном на неё. Умерло у нас две дочери — одна — восьми месяцев, другая 39 лет, вырастили мы её детей, двух внуков, но всё остальное Вы узнаете из книжки. И простите за почерк, пишу из родной деревни, а Марья с машинкой в городе, я и печатать-то не умею.
Низко Вам кланяюсь. Ваш В. Астафьев.

СКУЧНО, ПРОТИВНО И СТРАШНО


"Яшин - конченая мразь": НТВ показал фильм с интимными видео и прослушкой Касьянова



Яшин - конченая мразь: НТВ показал фильм с интимными видео и прослушкой Касьянова
В эфире программы "ЧП. Расследование" 1 апреля телеканал НТВ показал документальный фильм "Касьянов день", посвященный политической деятельности и личной жизни лидера "Парнаса" Михаила Касьянова. Программа изобилует сценами интимного характера и обсуждениями других деятелей несистемной оппозиции. Ruposters публикует полное видео и краткую выжимку информационной бомбы от НТВ.
Отношения с Пелевиной
Судя по содержанию эфира НТВ, Касьянов находится в крайне близких отношениях со своей соратницей по партии - Натальей Пелевиной, против которой недавно было возбуждено уголовное дело. При этом о разводе Касьянова с его супругой Ириной ничего не сообщалось. Как утверждают журналисты НТВ, квартира, на которой Касьянов встречается со своей помощницей, могла быть специально куплена для совместного досуга с Пелевиной. При этом она настоятельно просит бывшего премьер-министра России развестись, на что Касьянов не реагирует.  
Тем не менее, Касьянов обещает Пелевиной политическую карьеру и медийность принципиально иного уровня, чем есть сейчас. Первым шагом в этом направлении, по задумке лидера партии, является прохождение "Парнаса" в Госдуму в сентябре этого года, где Пелевиной должно быть гарантировано место депутата.
Недвижимость и будущая эмиграция
Из видео становится известно, что Касьянов не так давно приобрел некий пентхаус на Манхэттене совместно со своим зятем, Андреем Клиновским, а также рассматривает вариант эмиграции в Великобританию.
В разговорах с Пелевиной Касьянов оправдывает действия своих друзей-бизнесменов, разбогатевших в 90-е. Он заявляет, что разбогател по той же причине, что и они: "Покупая за пять копеек, продавая по пять рублей". В ответ на слова Пелевиной о "ворованных" деньгах, Касьянов эмоционально говорит, что "он тоже вор", если руководствоваться этой логикой в оценке подобной модели бизнеса. "У меня пять квартир и пара домов", - признается Касьянов. 
Дома Касьянова на Рублевке (поселок Жуковка) 
В передаче демонстрируется недвижимость экс-премьера на Рублевском шоссе - "два шикарных дома и гектар земли" в знаменитом поселке Жуковка. Эта собственность оформлена на супругу экс-премьера - Ирину Касьянову. Помимо этого, демонстрируются кадры хорошо известной 8-комнатной квартиры Касьяновых на Рочдельской улице в Москве. 
Конфликты с Навальным и Яшиным
Журналисты НТВ также обнародовали прослушку Михаила Касьянова, исходя из которой он намерен выдвинуть как можно больше "своих" кандидатов от "Парнаса" на праймериз в противовес людям Алексея Навального из "Фонда борьбы с коррупцией". "Как сконструировать фронт против Навального, е-мое?! Вот задача главная - все должно быть подчинено ей", - констатирует Касьянов. Пелевина отговаривает его от прямой конфронтации, хотя подтверждает, что как человек и соратник Навальный - "говно". Главный аргумент остаться в коалиции с Навальным - его информационный ресурс, однако в обмен на это Навальный может потребовать слишком большого политического влияния в "Парнасе". 
Если главный оппонент Касьянова в "Парнасе" - Навальный, то Пелевина считает своим основным соперником Илью Яшина, чьи люди (по ее утверждению) "перебегают" в ее лагерь. Она резко критикует Яшина, который якобы обещал сдать свое место в избирательной кампании за 30 тысяч долларов - эти слова Пелевиной может подтвердить некий "Костя" (видимо, имеется ввиду Константин Янкаускас из "Солидарности"). Пелевина называет Яшина "конченой мразью", из-за которого в негативную сторону меняются его соратники по партии. 
Деньги Ходорковского
В ходе одного из диалогов Касьянов делится с Пелевиной соображениями о сотрудничестве с Ходорковским, который мог бы финансово помочь "Парнасу". Однако лидер партии сомневается, что Ходорковский на это согласится при том, что существует проект "Открытая Россия", который позиционируется как общественно-политическое движение. 
После встречи с Ходорковским в Лондоне (ее итог остается неизвестным) Касьянов и Пелевина, по утверждению НТВ, приехали в Париж, остановившись в пятизвездочном отеле недалеко от Елисейских полей. 
Связи с Вашингтоном
В ходе фильма-расследования поднимается вопрос материальной поддержки заключенных по делу о массовых беспорядках на Болотной площади. Пелевина регулярно отдавала несколько десятков тысяч рублей родственникам активистов, однако финансовая документация не подтверждает законность этих операций и источник происхождения значительных средств.
По данным журналистов, спонсорами этих пожертвований могли выступать заокеанские партнеры Пелевиной из негосударственных фондов, а также организации, близкие к Биллу Браудеру и сенатору Джону Маккейну. В одном из разговоров под конец фильма Пелевина поднимает вопрос возможного отъезда в США, где, по ее словам, она может получить место советника Хиллари Клинтон.

НАРОДА ГЛАС - ЛИЧНО О ВАС

 Знаю, скажут: " Ну, есть уроды, что из того?" Не получается: уроды стоят смирно, говорят тихо, а то и вообще молчат. А этот дядя кричит и выступает - значит чувствует массовую поддержку населения и не боится не то что удара по гнусной роже, а даже требования замолчать. Он дома и среди своих. В том-то и вся проблема.

https://m.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=feass5-ruMU

ПРОЩАЙ БЫСТРО, ЛЮБИ ВЕРНО, СМЕЙСЯ БЕЗ УДЕРЖУ

Закон джунглей гласит: убивай ТОЛЬКО, если ты голоден
Фотограф Майкл Денис-Хьют, который снял эти изумительные фотографии во время сафари в Кении в октябре прошлого года, был потрясён тем, что он наблюдал:
Он рассказал следующее. "Эти три брата (гепарды) живут вместе с тех пор, как они покинули свою мать, когда им было около 18 месяцев. Похоже, что они не были голодны утром, когда мы их увидели. Они быстро шли, иногда останавливаясь, чтобы поиграть.
В какой-то момент они встретились с группой антилоп, которые убежали. Но одна молоденькая антилопа не успела удрать и братья легко её поймали."






Затем последовали эти неожиданные сцены.



и они просто ушли, не причинив вреда антилопе..........


УЛИЧНЫЕ БАНДЫ В КАЛГАРИ, АЛЬБЕРТА

 Вот с подобными бандами жители Калгари вынуждены мириться..Несколько отличаются от бандитских группировок в других городах...


Это доказывает, что каждый большой город сталкивается с собственными "уникальными" проблемами.. Они шляются по улицам и дворам днём и ночью.Они гуляют даже по самым лучшим районам!

.а вы НЕ МОЖЕТЕ (по закону) их остановить .

РАЗВЕ ОНИ НЕ ВЕЛИКОЛЕПНЫ !!!!???


"Котика не потеряли?"
Это, вероятно, самая удивительная фотография 2011 года!!!


Жизнь коротка... прощай быстро, люби верно, смейся без удержу...и никогда не сожалей ни о чём, что вызвалао у тебя улыбку

ОНИ НЕ ШУТЯТ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!

Image result for энергосберегающие лампы

Британское Министерство здравоохранения предупреждает:
Если разбивается энергосберегающая лампочка  (рисунки внизу), необходимо тут же покинуть помещение, не менее чем на 15 минут, так как её содержимое очень токсично и вызывает мигрень, потерю равновесия и пр.
Ни в коем случае нельзя убирать осколки лампы с помощью пылесоса, так как  в дальнейшем токсины попадут в помещение, в котором вы используете этот пылесос. Необходимо собрать осколки с помощью веника на совок и выбросить в мусорную корзину. А её желательно вынести из дома, как можно быстрее.

НЕВЕРОЯТНЫЕ ЕВРЕИ

Невероятные евреи

Октябрь 1, 2010

журнал (выпуск №4)

Истина факта

«Это гораздо больше, чем факт. Так оно и было на самом деле».
Григорий Горин из сценария фильма «Тот самый Мюнхаузен»

Действительно, если нечто произошло, даже если это «нечто» совершенно не умещается у нас в голове – глупо отрицать или не замечать свершившееся. Мы и не собираемся...

Любовь к Родине
или
Не бывать вам в камергерах, евреи

Его трагедия – трагедия немецкого еврея, трагедия неразделенной любви к Родине. 
А. Эйнштейн (о Габере)
В Германии с 1870 года (а в Пруссии лет за 20 до того) евреи стали полноправными гражданами страны. Больших патриотов Германии, чем евреи, не было даже среди самих немцев. Во вторую мировую войну отольется это евреям горькими слезами, но покуда на календаре год 1914.
Железный крест
Высокой военной наградой у немцев был Железный крест (как в России – Георгиевский). И первым в первую мировую войну Железный крест получил, конечно же, еврей – Арнольд Бернштейн. Был он из богатейшей семьи гамбургских судовладельцев, наверно, мог бы отвертеться от передовой, но не пытался. Служил офицером-артиллеристом на Западном фронте.
Немецкие летчики, кавалеры Железного креста первой степени
Еврейский ас капитан Вильгельм Франкль(1893-1917)
Еврейский ас капитан Рудольф Бертольд (1891-1920)
Еврейский ас лейтенант Вилли Розенштейн
Собственно говоря, это лишь предисловие. Сам же наш рассказ о другом еврее, вернее, о других евреях, судьбы которых в определенном смысле оказались связанными друг с другом. И первый из них – крупный немецкий капиталист, глава электротехнического концерна АЭГ, Вальтер фон Ратенау (еврей-дворянин!).
Вальтер фон Ратенау
В начале первой мировой войны Ратенау явился к немецкому военному министру Эрику фон Фалькенхайму и заявил, что военные ничего не смыслят в деле и Германию к войне не подготовили. По германскому плану, все должно было решиться за несколько недель: план Шлиффена – блицкриг.
"Война будет длительной", - заявил Ратенау. А теперь, когда в войну вступила Англия, морская блокада вообще отрезала Германию и Австро-Венгрию от заграничных источников сырья. По его, Ратенау, сведениям запасы сырья и продовольствия невелики, и поэтому нужно немедленно создать систему учета и нормирования снабжения и систему приоритетов промышленности. И, кроме того, он предложил программу разработки синтетических заменителей иностранного сырья.
В результате этого разговора тут же, в течение нескольких минут, было создано – впервые в истории – управление по военно-сырьевым материалам, руководителем которого был назначен, конечно же, Ратенау. Немедленно он взялся обследовать положение с сырьем, и худшие его опасения подтвердились. Запасы были катастрофически малы, и самая большая проблема была с нитратами, селитрой…
Селитры могло хватить максимум на полгода. Селитра – это азот, азот это удобрения, это хлеб. Но, самое главное, селитра – это порох. (В качестве курьеза можно упомянуть, что в ту пору немецкие инженеры принялись изучать античные катапульты – метательные машины. Так остро встала проблема пороха). Единственный крупный источник селитры в мире был в Чили. А самолетом тогда в Чили было не долететь. И началась "битва за азот".
Получить его из воздуха пытались давно, но только в 1908-09 гг. в лаборатории Фриц Габер сумел воссоздать нужные условия. Габер (иногда пишут "Хабер") – крещеный еврей, родом из областей, называемых ныне восточно-немецкими (но можно и западно-польскими). Здесь уже в середине XIX века местные евреи приняли сторону немцев в их сражениях с поляками. Далеко не все из тамошних евреев крестились. Большинство считало себя "немцами Моисеева вероисповедания".
Фриц Габер в детстве
Фриц Габер в лаборатории
Итак, лабораторно Габер осуществил реакцию и определил ее основные технические параметры (высокое давление, температура и т.д.). До промышленного синтеза эту работу довел Карл Бош (не еврей). В 1913 году первый небольшой заводик по производству синтетического аммиака был пущен. С этого времени реакция получила название "синтез Габера-Боша". Однако с началом войны заводик закрыли, всех мобилизовали в армию. Правда, ненадолго. Ратенау организовал в своем управлении химический отдел, который возглавил Габер. Габер привлек к работе виднейших химиков Германии. В обиходе его отдел называли "бюро Габера". Вернули с фронта всех сотрудников Боша, согласились выполнить любые требования самого Боша. И очень скоро Германия получила аммиак, а значит и селитру в промышленных количествах.
Один из первых заводов по выпуску аммиака
Клара Иммервор
Фриц Габер занялся к этому времени кое-чем другим. А именно – отравляющими газами. Увы, еврей был отцом химической войны! Жена Габера - Клара Иммервор (тоже еврейка и тоже химик) тщетно пыталась отговорить его. Впоследствии она покончила с собой, поняв весь ужас происшедшего.
22 апреля 1915 года, при личном участии Габера, капитана германской армии, новое оружие было успешно применено. За один день погибло 5 тысяч французских солдат, и еще 10 тысяч были выведены из строя. Об одном жалел Габер, что в день его триумфа немцы не перешли в наступление – не подготовились, не ждали такого успеха. А потом применение ядовитых газов стало в первую мировую войну повсеместным с обеих сторон. И привело к огромному числу жертв. Немцы войну проиграли. Габер струсил и удрал в Швейцарию. Но кончилось все не судом, а… Нобелевской премией. Не за газы, конечно, а за синтез аммиака. Мир возмутился, но шведский Нобелевский комитет своего решения не отменил: чилийские запасы селитры истощались, значение "синтеза Габера-Боша" переоценить было невозможно. В 1919 году Габер был удостоен Нобелевской премии. По мнению комитета, "открытие Габера представляется чрезвычайно важным для сельского хозяйства и процветания человечества".
Жертвы химической атаки
Химзащита времен Первой Мировой
Фриц Габер
После получения премии Габер начал пытаться добыть золото из морской воды, чтобы Германия смогла рассчитаться по контрибуциям. Габер вложил в это дело все свои личные средства. Опыты проводились тайно, но с большим размахом и длились 6 лет. Было взято 5 тысяч проб воды из разных морей и с разных глубин. Несмотря на титанические усилия Габер не смог второй раз осчастливить Германию (а попутно и человечество). Сиюминутных практических результатов получено не было. Но поэтому не оказалось и препятствий к публикации результатов исследований. А научное значение они, бесспорно, имели. Габер стал пионером в изучении морской воды. А в деле производства ядовитых газов его ждали новые успехи. Поистине отравляющие вещества были, как говорят в таких случаях немцы, "парадным конем" Габера! Он изобрел газ "циклон Б". На сей раз травить предполагалось вредителей - грызунов, насекомых. Но гитлеровцы использовали этот газ иначе… На свое счастье, Габер не дожил до этого.
А теперь, о делах еврейских.
Летом 1920 года англичане отменили военный режим в Палестине и туда потоком хлынули евреи. Ротшильдовских и прочих денег не хватало. Европа зализывала военные раны. Помочь могла только Америка. Но в начале двадцатых сионизм в американских глазах выглядел не более чем утопией. Сбор средств шел вяло, пока за дело не взялся Вейцман. Он добился перелома в настроениях американских евреев благодаря тому, что: а) представил ближайшую красивую цель сбора средств – основание Иерусалимского университета; б) нашел еврея, которому никто не мог отказать – Эйнштейна.
Хаим Вайцман и Альберт Эйнштейн
Прежде чем Вейцман уговорил великого ученого на турне по Америке, к Эйнштейну явился Габер и потребовал, чтобы Эйнштейн не связывался с сионистами. Ибо именно теперь, в тяжелый для Германии час, евреи обязаны проявить немецкий патриотизм, а не увлекаться нелепыми националистическими еврейскими фантазиями. В 1921 году Эйнштейн все же поехал с Вейцманом в Америку и деньги собрали. Но разговор наш о Габере…
Фриц Габер и Альберт Эйнштейн
И вот к власти пришел Гитлер. Он интересовался возможностями химии и проявлял большую осведомленность и понимание проблем. Однажды Карл Бош говорил о химии с Гитлером и, будучи человек неробким, твердо сказал ему, что если ученые-евреи покинут страну, то развитие химии и физики в Германии остановится на 100 лет. "Тогда мы будем работать 100 лет без химии и физики," – оборвал его Гитлер, бесцеремонно выпроводил и никогда больше не пожелал видеть.
Макс Планк
Вскоре Габера выгнали со всех постов. Бош уговорил Макса Планка – чистокровного арийца и отнюдь не врага нацистов, заступиться за Габера. Но Гитлер наорал на Планка, и на старости лет Габер оказался в эмиграции в Англии. Здесь он пережил еще одно унижение. Резерфорд, безусловно, не антисемит, хороший знакомый Вейцмана, помогавший эмигрантам из Германии, демонстративно отказался пожать руку Габеру – отцу химической войны.
Вейцман предложил Нобелевскому лауреату Габеру поехать работать в тот самый университет, созданию которого Габер пытался помешать – в Иерусалим. Тот согласился, но по дороге заехал в Швейцарию подлечиться. Предполагают, что на самом деле, причина задержки была иной: Габер все еще надеялся вернуться в Германию. Но, прослушав по радио очередную антисемитскую речь Гитлера, Габер получил инфаркт и скончался.
Шел 1934 год – второй год власти нацистов. Немцы еще не успели привыкнуть к тоталитаризму. И Карл Бош заказал по Габеру панихиду. В Германии. Несмотря на ярость фашистских верхов, человек 500 пришли на прощание с евреем. Председательствовал Макс Планк. Он открыл собрание нацистским приветствием и призвал воздать должное памяти "немецкого ученого и немецкого солдата Фрица Габера" – ( Габер в Первую мировую, как мы писали, был капитаном).
Похороны Ратенау
Карл Бош (в 30-х годах и он получил Нобелевскую премию) впал в депрессию и спился, окончательно уразумев, куда катится Германия и что его работы по искусственному каучуку и бензину из угля, помогли Гитлеру подготовиться к войне. Умер он в 1940 году, пророча для Германии неисчислимые беды…
А Вальтер фон Ратенау, никогда не скрывавший свое "Моисеево" происхождение, был убит ультраправыми заговорщиками еще в 1922 году, когда о Гитлере почти никто ничего не слышал. Ратенау был уже министром иностранных дел.
Убийц нашли быстро. Двое из трех при аресте покончили с собой. (При Гитлере им был поставлен памятник). А третий (он сам не стрелял, сидел за рулем их автомобиля) заявил на суде, что Ратенау был большевистским агентом и одним из "сионских мудрецов". С их “протоколами” Германия, к тому времени, уже познакомилась благодаря белоэмигрантам. И ясно стало, что "сионские мудрецы" спровоцировали войну, и они же довели Германию до поражения! А теперь эти гады уже открыто захватывают власть в стране! И т.д. (Пишут, что в дальнейшем этот человек раскаялся в содеянном и помогал евреям).
Интересно отметить еще вот что. Ратенау дружил с Эйнштейном. И однажды, незадолго до рокового дня, Эйнштейн пришел к нему в гости, вместе с Куртом Блюменфельдом – видным немецким сионистом. И убеждали они Вальтера Ратенау подать в отставку – не должен еврей лезть в руководство страной. Лучше ему заняться деятельностью на благо своих соплеменников.
Но Ратенау был германским патриотом. Тут он мало отличался от Габера, разве что не крестился. Он утверждал, что "евреи не должны быть похожими на немцев, а должны стать ими". И ещё: “Евреи должны жить для Германии, а если понадобится, и умереть для неё”.
Германия


Этот текст взят из готовящейся к выпуску в издательстве “Ретро” книги Ильи Левита "Вингейт"

В этой статье использованы изображения со следующих сайтов:
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..