вторник, 24 ноября 2015 г.

КОГДА ОДНОЙ ФРАЗЫ ДОСТАТОЧНО



Когда одной фразы достаточно…

 

Михаил Жванецкий

1. Демократия с элементами диктатуры – всё равно что запор с элементами поноса.
2. Никому не поставить нас на колени! Мы лежали и будем лежать!
3. Думаю, не ошибусь, если промолчу.
4. Любить водку, халяву, революции и быть мудаком – этого ещё не
достаточно, чтобы называться русским.
5. Скупой платит дважды, тупой платит трижды. Лох платит всю жизнь.
6. В какой еще стране спирт хранится в бронированных сейфах, а “ядерная кнопка” – в пластмассовом чемоданчике.
7. Жизнь, конечно, не удалась, а в остальном всё нормально.
8 Если сложить тёмное прошлое со светлым будущим, получится серое настоящее.
9. Одна из бед новой России, что понятия ум, честь и совесть стали взаимоисключающими.
10.Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну.
11. Мы медленно запрягаем, быстро ездим, и сильно тормозим

ЕВРОПА. "ЧАС ИКС"


Эти большие мощные орды дикарей... Среди них вообще не было женщин, не было детей, — в подавляющем большинстве это были молодые агрессивные мужчины...
Рассказ потрясенного очевидца
 
-
-
-
Вы верите, что сотни тысяч людей, внезапно двинувшихся в Европу – это «беженцы, пострадавшие от войн в мусульманских странах»?
Я – не верю.
Вы верите, что каждый из этих молодых мужчин успел в своей жизни накопить немалую сумму денег, чтобы оплатить перевозчикам доставку из Турции или Северной Африки на юг Европы?
Я – не верю.
Вы верите, что в голову всем этим людям одновременно пришла одна и та же мысль: добраться   до Германии и поселиться именно там?
Я – не верю.
Вы верите, что попав в Германию, они будут тихо и спокойно жить, подчиняясь местным законам, и дожидаться, пока на их родине окончится война, а затем с радостью и без промедления покинут Европу и вернутся обратно?
Я – не верю.
Толпы, орды, колонны – армии! - молодых мужчин, почти без женщин и детей, стремятся достичь одного конечного пункта, назначенного им теми, кто оплатил их перевозку в Европу. Каждый мужчина-мусульманин – это воин, с детства умеющий владеть оружием; согласно законам этой религии каждый мусульманин должен участвовать в войне против неверных за распространение ислама на земле. Конечная цель – весь мир должен принадлежать сторонникам Аллаха.
Настал «час икс».
Сотни тысяч людей движутся в центр Европы.
Беженцы?
Нет.
Завоеватели.
Штурмом берут поезда; захватывают автобусы, выбрасывая из них пассажиров; за волосы вытаскивают женщину из автомобиля, чтобы захватить ее машину…
Эти люди идут завоевывать Европу.
А что думает по этому поводу, что предпринимает Европа?
Европа делит квоты по расселению беженцев в разных странах – даже в тех, которые уже мигранты миновали, и в которых они отказались остаться.
Что можно сказать по этому поводу?
Ничего нельзя сказать лучше, чем сказал это в своем романе «Европа» человек-легенда и великий мистификатор, французский писатель еврейско-русского происхождения Ромен Гари.
Герой романа Гари, влюбленный в Европу, сходит с ума в попытках понять, кто же его возлюбленная: старая карга, умеющая ловко передергивать карты и рассказывать о прежней своей красоте и величии, или это – юная чистая девушка, утонченная и прекрасная.
Окончательно теряет рассудок герой после того, как обнаруживает, что его прекрасная возлюбленная – Европа – время от времени, в периоды помрачения сознания превращается в шлюху, которая с удовольствием и восторгом отдает себя любому сильному и наглому хаму, откуда бы он не появился: с запада, востока или юга…
Очевидно, мы сейчас присутствуем при таком периоде помрачения сознания прекрасной Европы, когда она добровольно и радостно отдает себя на поругание новым захватчикам.
Остается надеяться, что период помрачения сознания когда-нибудь закончится…
Европа


Переслал: efim

ТАКАЯ ЛЮБОВЬ

ОБАМА И ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ

Democrat erupts on Obama for 'World War 3 potential'


A member of Congress recently undressed President Obama’s Middle East policy as “illegal” and “counter-productive” because it is “arming our enemies which are radical Islam” and trying to take down a bulwark against that enemy in Syrian dictator Bashar Assad.

The potential for a “wider conflict,” potentially World War III, is real.

The fact that such a strong rebuke came from a female Democrat from the blue state of Hawaii makes it even more noteworthy.

Tulsi Gabbard, D-Hawaii, said the U.S. and Russia are on a collision course over Syria that could result in World War III if not de-escalated.

Wolf Blitzer asked her how that collision could be avoided.  Her answer was as follows:

“Very simple.  The U.S. and the CIA should stop this illegal and counter-productive war to overthrow the Syrian government of Assad and should stay focused on fighting against who our enemy is, the Islamic extremist groups,” she said.  “Because right now we’re seeing why this is counter-productive, by working towards that end, by working toward the overthrow of Assad we are not only strengthening our enemy, the Islamic extremists, who will walk in and take over all of the country Syria, right now they have about half of the country under their control, but it also puts us in that position of a potential direct head to head conflict with Russia which brings us to the brink of a potential larger conflict, a potential World War III situation.”

Gabbard is a member of the House Armed Services and Foreign Affairs committees and a combat veteran of the Iraq War.
She said the U.S. Syrian intervention is illegal because there has never been a vote by Congress to authorize the use of force to overthrow a sovereign government.
“So the American people have not had a chance to speak their voice, that hasn’t happened.  Therefore it’s illegal,” she said.

And while Obama has refused to use the word “Islamic” or “Islamic terrorism,” Gabbard repeated the phrase several times to Blitzer during the eight-minute interview on CNN.
“And secondly it’s counterproductive because right now U.S. arms are getting into hands of our enemy, al-Qaida, al-Nusra, these other groups, Islamic extremist groups, who are our sworn enemy,” she said.  “These are the same groups who attacked us on 9/11 and who supposedly we’re trying to defeat and yet at the same time supporting them with these arms to overthrow the Syrian government.”

Watch Gabbard’s entire interview with CNN below:

'You can't defeat your enemy if you're arming them'
"I don't want the U.S. government to provide weapons to al-Qaida, to Islamic extremists, to our enemy," she continued.  "It's a very simple concept in my mind that you can't defeat your enemy if you're arming them and helping them at the same time.  It makes no sense whatsoever."

“If the U.S. were to take the advice of Hillary Clinton and others and establish a no-fly zone within Syria, that would set up a direct confrontation with Syrian and Russian forces and lead to a potentially much wider conflict,” Gabbard said.

Blitzer asked if Gabbard was not concerned about the "barrel bombing" Assad has done against his own people and the refugee crisis.

She said she is concerned but the same things being said against the Assad regime now were being said against Saddam Hussein in Iraq and Moammar Gadhafi in Libya.  She also spoke up in defense of the persecuted Christians of Syria, who she said were being squeezed by Obama's policy.

She said the people the Russians are attacking on the ground, the groups Obama, Sen. John McCain, R-Ariz., Sen. Marco Rubio, R-Fla., and others refer to as "moderate Sunni rebels," are in fact "the same people who attacked us on 9/11."
Russians should be supported, not confronted.
Gabbard agreed the Russians were doing the U.S. a favor by bombing these rebel groups.

"They are working toward defeating our common enemy.  When you look at the groups who are on the ground there, the most effective fighting groups, they are predominantly ISIS, al-Qaida, al-Nusra and these other Islamic extremist groups – they make up the vast majority of these so-called Syrian rebels," she said.  "They are the most effective force who has gained the most territory, so the people who they are attacking and the Russians are dropping bombs on, are these al-Qaida people who are our enemy, people who attacked us on 9/11."

Clare Lopez, vice president for research and analysis for the Center for Security Policy in Washington, said Gabbard is correct in most of her analysis but perhaps doesn't go far enough.

Lopez called Obama's Middle East policy "so muddled" that its response has been to send aid to both sides in the civil war.
"In my assessment, the Obama administration does not really want to overthrow the Assad regime because it supports the survival – and indeed, hegemony – of the Baghdad-Beirut-Damascus-Tehran axis," Lopez said.

For the same reason, essentially in deference to Tehran's agenda, Obama doesn't go after the Islamic State in any seriously determined way because Tehran needs the IS to legitimize its own expansionist geo-strategy for the region, Lopez said, including solidifying its interventionist policy in both the former Iraq and the territory of the former Syria.
She said White House advisers – the Muslim Brotherhood on one side, the Iran lobby on the other – have caused Obama to provide support to both sides.

"We'll recall that the CIA base of operations in Benghazi, Libya, was shipping SAMs to Turkey for overland delivery to al-Qaida and Muslim Brotherhood-dominated Syrian rebels as far back as 2012," Lopez said.

"Reps. Gabbard and Scott also are correct that the CIA has been involved in providing aid, arms, funding and training to jihadist militias from camps located in both Jordan and Turkey, along the Syrian border.  These groups, just like the Iranian regime itself, are in no way, however, 'extremists,' but rather comprised of the most devout and faithful of all Muslims, who have answered the call to jihad that is obligated by Islam."

The bottom-line comment, said Lopez, is that it is critical for U.S. leaders to understand the concepts of Islam, jihad and Shariah.  Once that becomes clear, it becomes obvious that the enemy is not just ISIS or whatever the brand name of the day may be – it is Islamic jihad.

"There is a global jihadist movement that is once again in our time resurgent and that spans the gamut of our Islamic terrorist enemies, be they Shiite or Sunni," Lopez said.  "The mullahs' regime in Tehran as well as its axis allies among Hezbollah, in Baghdad, Beirut and Damascus are every bit the jihadists that Islamic State fighters are and need to be confronted with equal determination."

ХАНУКА. РОССИЯ, США, ИЗРАИЛЬ


Ханука: советская, американская, израильская.                 
Борис Гулько

Праздники западных народов – это память о былом. Если американцы на День независимости не устроят фейерверки и барбекю, статус их независимости останется прежним. Если французы в день Бастилии не пройдут парадом, разрушенная Бастилия не материализуется.
Еврейские праздники принципиально отличны – отмечаемые нами события актуальны сегодня. Празднуя, мы как бы вступаем в действия, которым посвящён праздник. В Песах мы сами уходим из Египта. Пасхальный седер, словно находясь где-то в пустыне по дороге в Землю Обетованную, мы заключаем словами «Ле шана хаба б’Ерушалаим» – «В следующем году – в Иерусалиме». На Пурим евреи празднуют победу над злодеем Аманом – первым министром Персии, стремившимся уничтожить нас. Но Юлиус Штрайхер – один из десяти осуждённых в Нюрнберге нацистских главарей, прокричал перед казнью, две с половиной лет тысячи лет спустя: «Пурим 1946 года!» А некоторые советские евреи зовут день смерти Сталина, случившейся на Пурим и спасшей нас от уничтожения – «Пурим 1953 года».  Увы, список злоумышляющих против нас «Аманов» и сегодня далёк от завершения. Сколько таких Пуримов евреям ещё предстоит пережить?
Празднуя Хануку, мы также вступаем в происходящее. Я читал и слышал от раввинов три различные истории Хануки. Присмотревшись, можно заметить, что каждая из этих историй актуальна для специальной группы евреев.
История первая – Ханука советская. Греки, управлявшие Иудеей, насаждали в ней свои религию и традиции, и препятствовали евреям следовать законам иудаизма. Восстание против этого начал в 166 году до н.э. Маттитьягу Хашмонай, глава рода когенов. Он убил еврея, принёсшего жертву идолу. Сыновья Маттитьягу, возглавившие восстание, в результате многолетней войны победили греков и местных коллаборационистов, очистили Храм от идолов и восстановили в нём службу. Иудаизм восторжествовал.
Советские власти преследовали религию и традиции евреев суровее, чем греки. Моэлов, совершающих обрезания, судили, как описал Бабель в рассказе «Карл Янкель». Был запрещён иврит, и за его преподавание заключали в тюрьмы. Один из величайших раввинов ХХ века Моше Файнштейн описал в мемуарах, как в Белоруссии в 30-е годы власти принуждали раввинов закрывать синагоги, а после отправляли этих раввинов в ГУЛАГ. Рав Моше, в духе Хашмонаев, не подчинялся никакому давлению и продолжал свою деятельность. Пока он боролся, оставался главой общины, раввином, его не арестовывали. В 1936 году стараниями американских родственников раву Моше удалось эмигрировать в США. Уроки этой истории: чтобы сохраниться, евреи не должны поддаваться давлению, бороться до конца, а путь галутного еврея к избавлению заключён в побеге.
Восстание советских евреев против властей начали 15 июня 1970 года 16 человек, двое из которых были присоединившиеся к евреям русские. Эта группа планировала захватить самолёт и бежать на нём из СССР. Суд над несостоявшимися угонщиками всколыхнул массы евреев и возбудил в мире поддержку борьбы советских евреев за репатриацию в Израиль. В последовавшие 18 лет тяжёлой борьбы десятки еврейских активистов прошли через тюрьмы, многие тысячи стали «отказниками». Всё же к 1988 году евреи победили советскую власть и обрели возможность покинуть СССР. А через три года развалилась и сама страна, притеснявшая евреев.
История вторая – Ханука американская. Греки, управлявшие Иудеей, насаждали среди евреев свою мораль, которая для еврейской традиции – ужасная аморальность. В открытых греками повсеместно в Иудее «гимнастических залах» обнажённые мужчины занимались не только спортом. Еврейская невеста, после освящения её брака под хупой, должна была отправляться к греческому наместнику справлять присвоенное себе греками «право первой ночи».
Восстание против насаждаемой греками аморальности начала сестра братьев Хашмонаев Йегудит, вернувшаяся после исполнения повинности «права первой ночи» в дом отца с отрезанной головой греческого наместника. Анализ этой истории можно найти в моём эссе «Еврейский женский день».
Победив в восстании, инициированном Йегудит, её братья освободили народ от навязываемой ему греками языческой безнравственности. А по миру усторожённая версия еврейской морали распространилась с принятием народами дочерней иудаизму религии – христианства.
Однако в наше время в Западном мире, начиная с 70-х годов ХХ века, разразился тяжёлый кризис христианства. Начался он в Европе, позже распространился и на США. Опустели церкви. Люди уходят от веры и, соответственно, от христианской морали. Происходит «Возвращение эллинизма» (так называется и моё недавнее эссе об этом).
Религиозные еврейские общины в США отчаянно борются, чтобы не допустить в свою жизнь новой аморальности (или возвращения старой). Ортодоксы используют «кошерные» телефоны, которым недоступны определённые номера. Во многих религиозных семьях не допускаются телевизоры – «коробки для идиотов», – как называет их раввин моей синагоги. В части еврейских школ родители должны перед началом учебного года давать подписку, что в их домах нет доступа к интернету. Всё это – попытки жить в Америке, отгородившись от неё.
Я думаю, что такие попытки безнадёжны. Распространение аморальности как новой нормы Западной культуры стремительно. Колледжи и университеты, всё либеральное общество приняли этику эллинизма как свою новую мораль. Я с ужасом представляю, что мои внучки, сейчас только начавшие обучение в еврейской школе, с годами могут оказаться в американских колледжах с их «хук ап культурой», «месячником секса» (такой проводился, я читал, в университете Нью Мексико) и прочими элементами язычества.
Спасением от победившего в Америке эллинизма для евреев я вижу только в бегстве. Процент религиозных среди евреев Израиля примерно равен доле религиозного населения среди американцев. Но – важнейшая разница – этот процент в Израиле растёт, а в Америке падает. Израиль – это место, где евреи должны отстаивать свои ценности. Между тем, в Израиле разворачивается своя Ханука.
История третья – Ханука израильская. Наши мудрецы тысячелетия назад решили посвятить праздник Хануки чуду кувшинчика чистого оливкового масла, достаточного для одного дня, но горевшего восемь дней в меноре очищенного  от греческих идолов Иерусалимского Храма. Кажется очевидным, что сегодня это чудо могло бы символизировать возродившийся чудесным образом Израиль, его сверхъестественные военные победы, невероятные достижения во всех областях жизни.
Однажды я слышал от выдающегося раввина Адина Штайнзальца такую шутку (это было в каденцию кого-то из предыдущих премьеров Израиля): «Главное чудо Израиля заключается в том, что он может существовать при правительстве, которое мы имеем». Эта шутка напоминает нам, что невеликое по еврейским меркам чудо несгорающего масла (пророк Элиша произвёл из примерно такого же кувшинчика раз в сто больше масла, чем случилось в Храме, но никто это чудо не отмечает) было использовано нашими мудрецами для оправдания празднования Хануки потому, что иначе праздновать было бы особо нечего. Династия, начавшаяся с победивших братьев Хашмонаев, оказалась провальной.
Та неудача содержит важнейший урок для наших дней. Провал случился не только из-за правителей. Значительная часть вины ложится также на ультра-ортодоксов того времени, на их ригидное понимание некоторых элементов еврейской традиции. Так, они абсолютизировали следование тёмному закону о «мамзерах» – незаконнорожденных.
Понятен моральный посыл закона о мамзерах. Однако одна из проблем следования ему заключается в том, что зачастую голословные подозрения в мамзерстве, не имеющие доказательств, невозможно опровергнуть. Могут родиться беспочвенная подозрительность, а то и клевета. В хрониках средних веков мы читаем, как тяжёлые скандалы, связанные с обвинениями в мамзерстве,  разрушали целые общины.
Распри среди евреев Иудеи начались, когда фарисей Элиэзер прилюдно обвинил Йоханана Гиркана I, сына Шимона, одного из братьев Хасмонаев, победивших греков, правителя чрезвычайно успешного, в том, что тот является мамзером, и призвал его отказаться от функций первосвященника. Такое же обвинение некоторые фарисеи предъявили и правившему позже сыну Гиркана Александру Янаю, завоевавшему для Иудеи приморскую территорию Земли Израиля от горы Кармель до границы с Египтом, то есть фактически всю территорию Израиля в границах 1967 года.
Основанием для обвинений была практика, по которой, захватив еврейский город – часто случавшееся событие в то обильное войнами время – враги устраивали массовые изнасилования женщин. Любого ребёнка, родившегося в соответствующее после такого происшествия время, можно было заподозрить в «мамзерстве».
Александр Янай в ответ на оскорбление казнил 6000 человек, а в последовавшей гражданской войне погибло ещё 50 000. Когда Алекандр Янай попытался примириться с фарисеями, возглавлявшими восстание, и спросил тех, что их удовлетворит для заключения мира, он получил в ответ: «Твоя смерть».
Талмуд учит: «Тора во всей своей полноте существует ради путей мира». Конфликты, затевавшиеся тогда некоторыми фарисеями, посеяли вражду и неприязнь среди евреев и драматично ослабили их государство. После всего лишь 79 лет независимой жизни Иудея, из-за гражданской войны за престол между сыновьями Александра Яная Аристобулом и Гирканом II, превратилась в протекторат Рима.
Также и случившиеся вскоре разрушение римлянами Второго Храма и рассеянье евреев по миру произошли, по мнению наших мудрецов, из-за беспричинной ненависти евреев друг к другу. А отказ принести в жертву быка, присланного римским императором, послуживший причиной начала войны с могучим Римом, явился, учат мудрецы, следствием неуместно догматичного следования закону.
Наблюдая сегодняшнюю политическую жизнь Израиля можно увидеть в ней также немало излишнего ожесточения. Светские израильтяне поддерживали разрушение поселений религиозных сионистов в Газе. За это они получили от ХАМАСа на свои головы десятки тысяч ракет. Некоторые направления ультра-ортодоксов на основании трактовок некоторых тёмных мест в ТАНАХе не признают современный Израиль, который платит им пособия; относятся враждебно к армии, которая их защищает. Недружественны друг к другу левые и правые израильтяне, «хариды» и «вязанные кипы». Когда израильский «левый лагерь» использует в предвыборных кампаниях помощь «современного Рима» – США, представляются неусвоенными горькие уроки войны за престол между последними Хашмонаями Аристобулом и Гирканом II, в процессе которой Гиркан II призвал в Иудею римскую армию.
Предвыборная борьба в Израиле зачастую полна нелепых обвинений и откровенной клеветы. Иногда это даже выглядит занятно – когда, например, премьера Нетаньяху обвиняли в том, что его жена сдала пустые бутылки из-под выпитого в его офисе, а выручку присвоила.

Беспричинная вражда евреев в древности стала причиной того, что великая победа Хашмонаев отмечается нами сегодня лишь как небольшое чудо кувшинчика с маслом. Нам нужно проникнуться уроком той трагедии и сделать израильскую Хануку праздником трепетного отношения самых разных евреев – левых и правых, религиозных и ещё не осознавших, что они религиозны – друг к другу. 

ПУТИН В СИРИИ. ПЕТЛЯ ЗАТЯГИВАЕТСЯ

ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ, ВЛАДИМИР ПУТИН, ПРОКОММЕНТИРОВАЛ ИНЦИДЕНТ СО СБИТЫМ СУ-24

Президент России Владимир Путин назвал действия Турции в отношении российского бомбардировщика Су-24 «ударом в спину» от «пособников террористов». Об этом Путин заявил на встрече с королем Иордании Абдаллой I.
«Это событие выходит за рамки борьбы с терроризмом. Но сегодняшняя потеря связана с ударом, который нам нанесли в спину пособники терроризма. По другому я не могу квалифицировать, что сегодня случилось», — сказал Путин.
Президент сообщил, что российский самолет был сбит над территории Сирии ракетой «воздух-воздух» с турецкого самолета F16, когда российский бомбардировщик находился на высоте 6 тыс. метров и на удалении 1 км от турецкой границы. «В любом случае наши летчики и самолет никак не угрожали Турции. Это очевидная вещь», – подчеркнул глава государства.
Путин подчеркнул, что сегодняшнее событие будет иметь серьезные последствия для дальнейших российско-турецких отношений. «Вместо того, чтобы наладить необходимые контакты, насколько нам известно, турецкая сторона обратилась к своим партнерам по НАТО для обсуждения этого инцидента, как будто это мы сбили турецкий самолет, а не они наш. Они что хотят поставит НАТО на службу ИГИЛ», — сказал президент.
«Но мы никогда не потерпим, чтобы совершались такие преступления, как сегодня. И конечно мы рассчитываем на то, что международное сообщество найдет силы, чтобы сплотиться в борьбе с общим злом», — добавил Путин.
А.К. Что такое 1 км. при скорости 1000 км. в час. Путин, по сути, признал, что русский самолет был сбит над Турцией - страной НАТО. Он по-прежнему, делает вид, что воюет с ИГИЛ, а не вмешался в религиозную войну между суннитами и шиитами. Делает вид или до сих пор не понимает, в какое дерьмо влез? И как теперь он из этой ловушки выберется без существенных, а то и фатальных, потерь? Похоже, призрак Афгана вновь повис над Россией.

ФРАНЦИЯ И "МОРАЛЬ ТЕРРОРА"

Автор: Гай Бехор Фото:предоставлено автором 

Тупость и злодейство, запретная связь

В чем заключалась главная идея Максимилиана Робеспьера? В том, что французскую революцию и только что провозглашенную республику необходимо сохранить любыми средствами, включая запугивание и убийства. Возвышенная цель оправдывает любые средства. Робеспьер назвал это "моралью террора".
Согласно докладу "О принципах политической морали", прочитанному им перед Конвентом в феврале 1794 года, во имя возвышенных политических целей не только все позволено, но даже и необходимо. И потому в те годы было вынесено порядка шестнадцати с половиной тысяч смертных приговоров, как правило, об отсечении головы на гильотине. Все — ради "сохранения принципов революции". Горькая ирония в том, что один из этих приговоров был вынесен и самому Робеспьеру. Он расплатился жизнью за свои возвышенные принципы.

Для Робеспьера высокие цели заключались в счастье людей, наслаждении свободой, в равенстве и справедливости для всех. Но тех, кто противился этому, необходимо было казнить, обрушить на них всю мощь террора.

Такой вот парадокс, в котором увязло либеральное движение с тех пор и до наших дней — если ты хочешь свободы и справедливости, нельзя казнить людей направо и налево, поскольку тот, кто подобным образом карает несогласных, не сумеет достичь ни свободы, ни справедливости.
Лишения должны были привести к добродетели, но на деле эта самая добродетель ведет только к лишениям.
Робеспьер стремился создать "добродетельную республику" (republique de la vertu), и, чтобы достичь этого, он призвал "расправиться с врагами революции". Но если ты расправляешься с "врагами революции", то это уже не "добродетельная республика". В добродетельной республике нельзя просто так расправиться с врагами революции. Эта "мораль" противоречит морали здравого смысла (contra bonos mores).

Теперь мы наблюдаем сплетение двух наследников Робеспьера: радикальный ислам, способный ради своих целей пойти на все — этакое олицетворение злодейства, и религию политкорректности, также готовую ради своих целей на все, при этом с брутальностью даже более изощренной, чем у радикального ислама, и это — олицетворение тупости.

Они взаимосвязаны друг с другом, тупость защищает злодейство и наоборот. Но все это лишь до определенного момента. История учит нас тому, что злодейство рано или поздно всегда пожирает тупость. И в этом причина того, что Европа, в сущности, уже обречена.
И где теперь происходит этот эксперимент продолжателей Робеспьера, как не в стране Робеспьера, в той самой "добродетельной республике"…
1. ИГИЛ — это своего рода механизм психологической защиты, отрицание. Так просто было этому бледному, растерянному человеку, президенту Франсуа Олланду провозгласить, что резня в Париже в конце позапрошлой недели была "военным актом армии Исламского государства". Он описывал эту армию как внешнюю, чужую, которую можно разгромить, но, к большому несчастью для него, это все — лишь отрицание очевидного.
На самом деле, это не ИГИЛ, а его собственные французские граждане, мусульмане, не чужая армия какого-то далекого "Исламского государства", а часть его собственного французского общества, которое продолжает неумолимо соскальзывать в пропасть гражданской войны.

Эта мысль так ужасает французские власти, что они прячут ее за тенью ИГИЛа, превращающегося для них в убежище, а не угрозу. Как легко обвинить ИГИЛ, это ведь освобождает от собственных грехов. Как легко сказать, что угроза снаружи, а не изнутри. Но, увы, горькая правда заключается в обратном. Во Франции уже около десяти миллионов мусульман, точнее, примерно 12% населения (почти как в Израиле, где их 13%). И многие из этих мусульман отнюдь не проливали слезы после парижской резни. А ведь достаточно всего нескольких тысяч бунтующих, чтобы разрушить целое общество.

В чем французам так трудно признаться? В том, что "французской нации" больше не существует. И потому ИГИЛ — это, по сути, бегство от самих себя, бегство от ужаса перед самим собой. То же верно и для Асада, и для Эрдогана с его курдами, для иорданского короля Абдаллы, и для остальных европейцев. Бегство от того, у чего нет решения. Сказать "ИГИЛ" — это сегодня так политкорректно, но, очевидно, никто на самом деле не собирается воевать с "Исламским государством".
Сказать "ИГИЛ" — это значит верить, что "французский народ" по-прежнему существует.
2. Французское правительство в западне. Если вступят с армией в Сирию, будет много убитых, и своих солдат, и местных. Тогда секторальное брожение во Франции подскочит до небес. Если же не вступят — брожение тоже возрастет и еще сильнее воодушевит добровольцев, отбывающих все в большем количестве в Сирию и Ирак.
У Европы все варианты тупиковые. Что ни сделаешь — горький результат все равно предречен.
3. Проблема усугубляется с каждым днем. Европейский союз сообщил, что в 2015 году в него прибудет три миллиона мусульман, и прогноз на следующий год в два раза больше. Каждый день в страны союза прибывает около десяти тысяч мусульманских эмигрантов, то есть около трех с половиной миллионов человек в год. Понятно, что демография Европы меняется прямо на глазах, это уже совсем другой континент.
Но религия политкорректности запрещает проводить связь между этой эмиграцией и потерей национальной самоидентификации, демографией и террором. И даже несмотря на то, что один из террористов-самоубийц прибыл лишь в этом году из Сирии, это по-прежнему "амальгама" — французское понятие, означающее запретное смещение, табу в обсуждении. Это ведь только мораль можно смешивать с террором, а террор с моралью…

В тот момент, когда подошвы эмигрантов ступают на несчастный континент, они уже "европейцы", и они уже никогда в жизни не уйдут отсюда. И фрустрация европейских мусульман сольется с их разочарованием. Новые "европейцы" прибывают на континент без благодарности, а с чувством собственного превосходства. Они пришли властвовать, а не быть в подчинении. Они еще не успели обосноваться, но уже указывают континенту, что для него хорошо.

Это, конечно, вызывает реакцию и с другой стороны. Правые организации усиливаются и приходят к власти по всей Европе. Грядет время ответного взрыва. Европа на пути к гражданской войне. И одна из вех была определена в конце прошлой недели. Сколько высокомерия было в этом теракте, сколько презрения к "добродетельной республике", и сколько желания основать "добродетельную республику", только совсем, совсем другую.
Во Франции столкнулись одна "добродетельная республика" с другой…
4. Как же вели себя французы? Если кому-то казалось, что у французской полиции включится тревожный сигнал после того страшного теракта в январе, его постигло горькое разочарование. Эта полиция продолжила не заходить в мусульманские кварталы, в касбы, в которых ей запрещено появляться, и потому у французских служб безопасности не было никакой предварительной информации о предстоящем мегатеракте.
А ведь речь идет по крайней мере о восьми террористах-смертниках с разветвленной сетью поддержки: сторонниками, информаторами, поставщиками оружия, координаторами и помощниками. И ведь ясно, что вся эта сеть планировала цепь терактов в течение многих недель, если не месяцев. Они знали, что выбирают в качестве мишеней, и, возможно, даже проводили тренировки. Речь идет о профессиональной и подготовленной акции. Как могло получиться, что при таком количестве участников не было никакой предварительной информации? Подобный провал требует увольнения всего полицейского истеблишмента страны.
Все это отлично известно и самим французам, но они предпочитают закрывать глаза, превращаясь в соучастников собственного наказания.
На протяжении целых 15 минут мусульманские террористы со средневековым зверством расстреливали несчастную молодежь, запертую в парижском клубе. Расстреливаемые умоляли их спасти, отправляя изнутри призывы со своих сотовых телефонов в социальные сети. "Спасите, нас убивают одного за другим", — писали они. Как могло случиться, что полиция, находившаяся снаружи, не ворвалась внутрь?
Минута за минутой, убийцы переходили от человека к человеку, переступая через трупы и кровь, без жалости убивая лежащих из автомата. А полиция все мешкала и не врывалась внутрь. Она сделала это лишь через 15 минут, продолжавшихся подобно вечности, после того, как было уже 90 убитых.

Франция и Европа превратились в места, опасные не только для жизни, но даже просто для посещения, и не столько из-за террора, сколько из-за властвующего там режима политкорректности. Мораль террора или террор морали? Так или иначе, в результате — более 130 убитых.

5. Верховный властелин режима политкорректности — президент США Барак Обама — по обыкновению удовлетворился бледной телевизионной речью и немедленно исчез. Он по-прежнему не способен произнести вместе слова "террор" и "ислам". И что он собирается делать? США и Запад до смены президента в будущем году, летят на автопилоте. Но история не простит им этой беспечности.
Его министр иностранных дел Джон Керри, тот самый, что праздновал "подходящее к концу время ИГИЛа" буквально за несколько часов до теракта во Франции, занят сейчас подготовкой к "выборам" в Сирии через 18 месяцев. Да-да, именно так, это то, что ему продали русские.
Ясно, что на этих выборах, о чудо из чудес, опять победит Асад. Но Керри сам к этому времени уже будет историей. Вот так религия политкорректности реагирует на радикальный ислам, который, глядя на все это, лишь насмехается и продолжает усиливаться. Ведь, понятно, что сунниты никогда не примут Асада или кого-то другого из его злодейского прошиитского режима.
ИГИЛ укрепляет Асада, представляя его лучшим вариантом, а Асад, в свою очередь, укрепляет ИГИЛ, загоняя всех суннитов под крыло самых безжалостных радикалов. Обе стороны выигрывают, а цену за это платит Запад.
Режим политкорректности охраняет жизнь тех, кто его пожирает.
Будто проклятое злодейским колдовством, положение в Европе становится хуже изо дня в день. Зло побеждает, а добро проигрывает. Зло, проистекающее как от адептов злодейства, так и от сторонников тупости, носителей "морали террора". Продолжается и эмиграция миллионов внутрь Европы. Ближний Восток захватывает бессильный континент, но в каком-то смысле это сама Европа пожирает себя.
Против внешнего врага, как во время мировых войн, можно сражаться и даже побеждать. Но как победить врага, который уже находится глубоко внутри тебя? Сражаться с самими собой? Но тогда твоя победа обернется твоим же поражением, или, может, наоборот, твое поражение обернется победой? Европа сама себя заколдовала, и теперь ей некуда бежать от кабальной власти этого колдовства. К тому же, внутренний враг скрывает свои цели, и потому вроде как нет причин с ним воевать.
Если вы хотите заполучить что-либо — не воюйте против тех, у кого оно есть. Присоединитесь к ним, и тогда либо понемногу превратите чужое в свое, либо дождетесь подходящего момента, чтобы забрать его силой. Ни одна структура не устоит долго, если она сгнивает изнутри.
6. "ИГИЛ" — проблема или решение? Допустим, Запад действительно объединится. Солдаты хлынут в Сирию и Ирак и захватят огромную территорию величиной с объединенное королевство Великобритании, которой управляет сегодня ИГИЛ. И что тогда?

Ведь десятки тысяч бойцов этого государства не исчезнут. Они начнут партизанскую войну, в которой измотают Запад. А многие из них сбегут на Запад сами, желая отомстить. Они объединятся там с местными мусульманами. Иначе говоря, возможно, существование "Исламского государства" даже предпочтительнее для Запада, чем хаос, который возникнет без него.

7. Сирия — этакая западня с приманкой. Туда так легко влезть, но тот, кто окажется там, — потонет. Это уже случилось с "Хизбаллой", это происходит и с русскими, и с иранцами, и с американцами.
С нами этого не случилось, и нам необходимо и дальше продолжать сохранять этот наш важнейший на сегодня стратегический выигрыш — нейтралитет. Мы не сунниты и не шииты. Мы не поддерживаем никого из них. Наоборот, как говорил Наполеон: "Мы никогда в жизни не станем мешать нашим врагам покончить с собой"…
Если кто-то входит в Сирию, Сирия тоже входит в него. И у этой "внутренней Сирии" есть много способов пробраться в дом к тем, кто вступает в нее. Спросите об этом у "Хизбаллы", пережившей лишь недавно страшный теракт у себя дома и ожидающей следующих, спросите у Путина…
И в чем главное правило вторжения этой самой "Сирии"? Она всегда наносит удар в самое слабое место, туда, где больнее всего. Сирия — это террор морали.

8. Отчаявшемуся французскому правительству известно, до какой степени глубок раскол в их обществе. Поэтому оно прибегает к приему, издавна использующемуся всеми антисемитами: отвлечением внимания на евреев, в наши дни — в сторону Израиля. В прошлом этот прием отлично работал. Он объединял старых французов с "новыми". Вот отсюда вся эта навязчивая антиизраильская идея в европейской прессе.

За последние пять лет этот трюк полностью устарел, но французское правительство в отчаянии продолжает его использовать. Говорить об Израиле, чтобы не говорили о настоящей проблеме. И тогда приходит нынешний мегатеракт. Какая связь между нарастающей во Франции гражданской войной и Израилем? Если и есть там чужое влияние, так Сирии и Ирака, но не еврейского государства.
Высосанный из пальца конфликт вокруг Израиля становится все менее актуальным. Европейцам уже совсем не выгодно сливать огромные суммы на всевозможные злодейские НКО в Израиле, поскольку это больше не отвлекает европейское общественное мнение и потеряло всякий смысл.
9. Огромная часть французских евреев тоже отказывается осознавать реальность. Тысячи совершают алию, но по-прежнему не десятки тысяч. Они своим обостренным галутным чутьем уже все понимают, но их по-прежнему держит бизнес, и особенно — французский язык. Переход на иврит, пожалуй, для них сложнее всего. И мы, со своей стороны, обязаны облегчить им алию, которая для них сейчас попросту неизбежна.
Тот из них, кто не оставит сейчас нарастающую гражданскую войну во Франции, — преступник по отношению к себе и к своей семье. В каждом теракте исламские террористы не забывают нанести удар по евреям. Кошерный супермаркет в январе, ночной клуб, принадлежавший евреям теперь, недаром в прошлом перед его входом проходили антиизраильские демонстрации.
Этот призыв актуален и для тех израильтян, кто обосновался на просторах Европы, ситуация там будет только ухудшаться, а цены на недвижимость — падать. В то время как здесь они будут только расти, по той же самой причине. И тот, кто замешкается, получит меньше там и заплатит больше здесь. Лучше поторопиться.

Исторический опыт подтверждает, что евреи часто были последними из тех, кто осознавал свое положение и выходил из того отрицания, в котором жил. Множество французов, не евреев, уже оставляют Францию, чего же ждут французские евреи? К ним и так уже относятся там как к гостям, которых нужно защищать с помощью вооруженных солдат и полицейских, что, к слову, их очень оскорбляет, и по праву. Но, может, и вправду "гостям" лучше было бы вернуться домой?

10. Зачарованно наблюдаем мы эту грандиозную трансформацию, происходящую на наших глазах. И мы смеемся над теми, кто раньше называл нас корнем всех проблем. Европа обвиняла Израиль, чтобы не думать о своих проблемах, Ближний Восток обвинял нас, чтобы отвлечься от своих. Теперь проблемы первых схлестнулись с проблемами вторых. Мы же стоим в стороне.
Авторский перевод Александра Непомнящего

Источник: Gplanet

НАЙДЕНО НА ПРОСТОРАХ ИНТЕРНЕТА


ВЫ ПРОЖИЛИ В ИЗРАИЛЕ СЛИШКОМ ДОЛГО ЕСЛИ..
(найдено на просторах интернета)

- услышав требование "одеться поприличней", со вздохом натягиваете носки.

- научились печатать по-русски на клавиатуре без русских букв.

- усвоили, что неделя начинается в воскресенье, день вечером, а год - где-то в сентябре, причем каждый раз другого числа.

- уже не пытаетесь лезть в драку, когда вам в лицо что-то отчаянно орут - скорее всего, вас просто спрашивают, как дела.

- когда вас просят нажать первую кнопку, нажимаете на самую правую.

- считаете, что купаться в море при температуре воды ниже 30 по Цельсию - безумие.

- не удивляетесь, что водитель автобуса не объявляет остановки; если не знаете, где выйти - просто спрашиваете у него, и он подскажет.

- знаете, что "Едиот Ахранот" не ругательство, а название газеты.

- не находите ничего странного в том, чтобы в 2 ночи зайти в ресторан перекусить.

- усвоили, что детям можно ВСЕ. В смысле - вообще ВСЕ; тем не менее, глубокой ночью повстречав веселую толпу тинэйджеров, не переходите на другую сторону улицы.

- если в автобус заходит солдат, начинаете чувствовать себя в большей безопасности.

- перестали удивляться, что среди евреев полно негров, а сами вы неожиданно превратились в русского.

Израильтянин всегда знает все новости, даже если он сегодня не включал телевизор и не читал газет.

Израильтянин любит свою страну особенно сильно, когда едет за границу.

Израильтянин – это тот, кто не припомнит такого жаркого лета, как нынешнее.

Израильтянин всегда даст тебе совет. Даже если ты его об этом не просишь. Особенно, когда он ничего не понимает в том, о чем говорит.

Израильтянин увольняет подчиненного, потому что недоволен его работой, но дает ему прекрасные рекомендации, чтобы не портить человеку будущее.

Израильтянин едет за границу и останавливается в пятизвездочном в отеле. К ужину он выйдет в шортах и шлепанцах.

Израильтянин любит свою страну, и, как всегда у влюбленных, вместе тяжело, но   .невозможно порознь - 

ПОЛЕВАЯ МЕДИЦИНА ЦАХАЛа

Полевая медицина ЦАХАЛА

"К сожалению, мы обладаем хорошим опытом ..."

Сектор Газа. Фото:                                                            Tsafrir Abayov                                                            / AP
Как работает израильская полевая медицина
В военной медицине есть ключевое понятие «золотой час» для оказания помощи раненым на поле боя: если в течение первого часа после ранения будет оказана полноценная меди­цинская помощь, это спасет жизни 90% пострадавших солдат. Промедление смерти подобно — задержка в оказании помощи только на два часа приводит к тому, что число выживших после ранения стремительно падает до 10%.
Военно-медицинская служба израильской армии по праву считается одной из передовых. Недавно она усовершенствовала систему спасения жизней раненых на поле боя, сократив «золотой час» до 43 минут, что привело к заметному росту числа спасенных жизней. Так, если во время Войны Судного дня в 1973 году умерли до 35% раненных солдат, то во время операции «Несокрушимая скала» в июле — августе этого года безвозвратные потери среди раненых не превысили 6%.
Врач на поле боя
В Израиле считают, что проблема «золотого часа» может быть решена только в результате радикального изменения всей многоуровневой структуры оказания помощи раненым. Тут важно все: индивидуальные аптечки, перевязочные сред­ства, ме­дицинское снаряжение, время и способы эвакуации раненых.
Однако решающее значение в спасении жизни раненых имеют опыт и знания военного медика, способного оказать помощь уже в первые минуты после ранения, и потому военный врач должен идти в бой вместе с солдатами. Когда врач, знающий, что нужно делать, находится в двух минутах от раненого, это меняет ход событий.
В рамках традиционной схемы, по которой работают военные медики в армиях большинства стран мира, первую помощь на поле боя оказывают, как правило, парамедики и санитары, а затем много времени тратится на эвакуацию раненого в тыл. Раненые умирают или попадают в госпиталь в состоянии, когда медицина уже бессильна. Это происходит пото­му, что при большинстве боевых ране­ний очень быстро, всего за 5—10 минут, развивается серьезное и смертельное осложнение — шок. Он приво­дит к расстройству дыхания и сердеч­ной деятельности. Еще одной опасностью является потеря крови: при сильном артериальном кровотечении человек может истечь кровью за 10—15 минут.
Во время учений. Фото: Israel Defence                                                            Forces
В Израиле эти проблемы решаются многими путями, но ключевым решением является оказание высококвалифицированной медицинской помощи прямо на поле боя. Военные врачи находятся непосредственно в боевых порядках сражающихся подразделений и приходят на помощь уже в первые минуты после ранения.
Военный врач на поле боя способен сделать многое. Рассказывает военный врач капитан Алексей Калганов, дважды удостоенный наград за отвагу, проявленную при спасении жизни раненых на поле боя. В мирное время Алексей Калганов является ведущим хирургом-ортопедом в одной из израильских больниц, а во время боевых действий его, как и других израильских врачей, призывают в армию.
«Мы прикрывали наших спецназовцев, вступавших в бой. Четверо солдат получили тяжелые ранения. Одному пуля угодила в рот. Я посмотрел — все дыхательные пути разворочены. Подумал, что он умер, но пульс еще прощупывался. Быстро вставил в горло тубус, откачал кровь из легких, и мы эвакуировали его вместе с другими ранеными. По правде говоря, у меня не было сомнений в том, что он не жилец, а он не только выжил, но почти полностью восстановился. Все решили какие-то секунды. Ему просто повезло, что рядом оказался не просто врач, а хирург».
Военный врач майор (теперь уже подполковник) Алекс Катаев был прикомандирован к пехотному батальону, сражавшемуся в Газе во время операции «Литой свинец» в январе 2009 года. «В ту ночь мы находились в здании рядом с домом, в который по ошибке попали два наших танковых снаряда. Естественно, как только по рации сообщили о множестве пострадавших, мы кинулись туда и прибыли еще до того, как улеглась пыль от взрыва. Картина была такова: все командиры ранены, командовать военными некому, солдаты стреляют во всех направлениях из всех окон и чудом не попали в нас.
В первые минуты тяжелее всего было одновременно и командовать солдатами, и оказывать медицинскую помощь. Многие солдаты лежат, много крови, стоны, крики, стрельба. Первое, что я сделал, это приказал прекратить огонь, осторожно спустить всех раненых вниз и занять позиции в прикрытии, охраняя здание и не стреляя без причин. Все это происходило в течение, может быть, не более минуты, но казалось вечностью. Было более 20 пострадавших, трое убитых, которым мы помочь уже не могли, восемь тяжелораненых, среди них Бен Шпицер, у которого были оторваны обе руки и раздроблены ноги. Мы сразу начали делать хирургические и реанимационные процедуры для спасения их жизней. Затем я связался с начальником медслужбы Южного военного округа, доложил ему о состоянии раненых, уточнив, специалистов какого профиля, например микрохирургов, нужно срочно подготовить в больницах для приема раненых, так как каждая минута может быть решающей.
Фото: Yoav Lemmer / AFP
 Как только меня отпустили на побывку домой после завершения боевых действий, я в первую очередь поехал в больницу, зашел в реанимационное отделение к Бени, увидел, что руки ему пришили (к сожалению, прижилась только одна, вторую пришлось ампутировать), поднял простыню, увидел, что ноги на месте, и вздохнул с облегчением».
Военный врач на поле боя рискует своей жизнью наравне с солдатами и офицерами боевых частей. Военный врач капитан резерва Игорь Ротштейн был срочно мобилизован 24 июля 2006 года. Его прикомандировали к 13-му батальону пехотной бригады Голани, в составе которого он вошел в Ливан. Ротштейн был опытным военным врачом: в течение пяти лет он служил врачом батальона в Южном военном округе, принимал участие в боевых действиях. После демобилизации в 2004 году работал хирургом в больнице «Пория» в Тверии.
В ночь на 4 августа 2006 года в районе деревни Маркабэ в Южном Ливане Ротштейн погиб в бою, спасая жизнь раненого бойца. Разорвавшийся снаряд ранил солдата. Врач поспешил на помощь раненому, и следующий снаряд накрыл их обоих.
Эвакуация раненых под огнем
Важным резервом для драгоценных минут «золотого часа» является использование современного транспорта для максимально быстрой эвакуации раненых с поля боя в стационарные больницы. Израильский опыт показывает, что наиболее эффективными средствами эвакуации являются вертолеты и танк-булансы — танки «Меркава», оборудованные под передвижные медпункты и оснащенные дополнительным вооружением. Такие бронированные скорые помощи особенно хорошо показали себя при спасении раненых под огнем противника. Так, во время войны в Ливане в 2006 году вертолеты израильских ВВС выполнили около 120 эвaкуaциoнных вылетoв, примерно пoлoвинa из них — нa врaжескую территoрию, где эвакуация проходила под огнем противника. В этих вылетaх они вывезли oкoлo 360 раненых.
Вертолеты были оснащены необходимым медицинским оборудованием, в экипажи были включены военные врачи и парамедики, оказывавшие квалифицированную медицинскую помощь прямо на борту вертолетов. Эвакуация раненых воздушным путем с поля боя в больницу длилась в среднем около 3,5 часа. За один рейс эвакуировались в среднем 4,5 солдата. Во время эвакуации воздушным путем не скончался ни один раненый солдат.
Военный врач капитан Марина Каминская во время войны в Ливане в июле 2006 года была начальником медслужбы танкового батальона, в составе которого она вошла в Ливан в первый день войны и принимала участие в боях за населенные пункты Канатра, Марун ар-Раш и город Бинт-Джубайль. Каминская воевала на танк-булансе. На нем она была в самом пекле боев за Бинт-Джубайль, ключевое место сосредоточения террористической группировки «Хезболла» в южном Ливане 24 июля 2006 года. Для эвакуации раненых танкистов и пехотинцев с поля боя командование направило ее танк-буланс. Машину прикрывали два обычных танка, один — непосредственно, а второй — на ближайших подступах.
Во время учений. Фото: Israel Defence                                                            Forces
В разгар боя в танк-буланс стали поступать раненые. Среди них был офицер, получивший тяжелейшее ранение, — в лицо ему угодила пуля вражеского снайпера. Каминская прямо на поле боя оказала ему первую помощь и вывезла на танк-булансе к вертолетной площадке, откуда раненых на вертолетах переправили в больницу в Хайфе.
В ходе боя был подбит танк, прикрывавший ее танк-буланс. Из четырех членов экипажа подбитого танка погиб командир танкового взвода, двое танкистов получили легкие ранения. Пришедший на помощь экипажу танк командира батальона подорвался на фугасе, содержавшем примерно 300 килограммов взрывчатки. Из находившихся в танке семи человек — членов экипажа и офицеров штаба батальона — погиб сержант, механик-водитель, остальные получили ранения.
Каминская, несмотря на огонь противника, оказала всем раненым медицинскую помощь и на своем танк-булансе успешно их эвакуировала. Всего в ходе боев она спасла жизни более чем 25 раненным бойцам.
Новые технологии спасают раненых на поле боя
Любая война является своего рода испытательным полигоном не только для новых вооружений, но и для новейших технологий спасения жизней раненых. Не стала исключением и операция «Несокрушимая скала».
Считается, что до 80% раненых погибают из-за потери крови. В ходе операции «Несокрушимая скала» в войсках прошел успешную проверку боем целый комплекс новых технологий и медицинских средств, позволивших заметно увеличить число спасенных жизней.
В качестве единственного способа остановки кровотечения использовалось наложение жгута. Сейчас в израильской армии отказались от традиционных резиновых жгутов: теперь в рюкзаке каждого солдата находится «турникет», представляющий собой 96-сантиметровый нейлоновый рукав со жгутом внутри, снабженный ручкой. Ручка является частью устройства, состоящего из замков и липучек, используя которое, солдат может сам себе остановить кровотечение, даже если он ранен в руку. Солдат обучают использованию «турникета» еще на курсе молодого бойца.
В случаях, когда «турникет» не подходит, например при высокой ампутации или ранении в живот, в израильской армии начали применять гемостатические перевязывающие средства, содержащие компоненты, способствующие свертыванию крови и предназначенные для остановки наружного кровотечения различной интенсивности, в том числе при повреждении крупных сосудов.
Во время учений. Фото: Israel Defence                                                            Forces
Кроме использования этих новых кровоостанавливающих средств в сумке каждого военного медика на поле боя теперь находятся ампулы гексакапрона, ускоряющего процесс остановки кровотечения.
При большой кровопотере военные медики прямо на поле боя вводят раствор порошка плазмы крови. Преимущество этой технологии в том, что в отличие от порций донорской крови, требующих охлаждения или заморозки, порошок плазмы крови можно брать с собой на поле боя. Пакет порошка плазмы и бутылка жидкости — вот все, что нужно для приготовления раствора.
Во время боев в Газе прошло проверку и такое новое средство как своеобразная «застежка-молния», надежно затягивающая открытые раны, однако ее применение требует достаточно высокой квалификации военных медиков.
Частая причина гибели раненых — болевой шок. Теперь все военные парамедики имеют автоматические шприцы для впрыскивания морфия, а также новое средство — «актик», основанное на фентаниле, в сто раз более сильном, чем морфий. Это лекарство кладется под язык, и боль исчезает как минимум на час. К достоинствам «актика» можно отнести и то, что он не только облегчает страдания раненых, но и не приводит к падению давления, а это одна из проблем в использовании морфия и его производных.
Среди других медицинских новинок, используемых для спасения жизни раненых в течение «золотого часа», на вооружении израильских военных медиков находятся портативный сканер УЗИ для обнаружения внутренних кровотечений в полевых условиях, измеритель сатурации крови кислородом для проверки состояния раненых, детектор углекислоты для проверки эффективности искусственного дыхания и леденец фентатила для утоления острых болей в течение минуты.












--
            d-r Emanuel Libin 
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..