четверг, 4 августа 2022 г.

«Самоочищение народа», объявленное Путиным: оглянулись вкруг — красота! Мычащая безликая красота

 

«Самоочищение народа», объявленное Путиным: оглянулись вкруг — красота! Мычащая безликая красота

Призыв к «самоочищению народа», объявленный президентом Путиным с началом военного вторжения в Украину, народ воспринял с воодушевлением и с готовностью «самоочиститься» немедленно и по всем направлениям.

Народу ведь приятно, когда ему доверяет вождь. Когда цель ясна, а задача проста, и не надо ничего уточнять. Приятно слышать о себе — российский народ «всегда сможет отличить истинных патриотов от подонков и предателей и просто выплюнет их как случайно залетевшую в рот мушку».

После долгих аплодисментов, переходящих в овации, «пехотинцы Путина» бросились по вверенным им территориям очищать их от мусора.

Выплюнули гражданских активистов и оппозиционеров, выплюнули независимых журналистов, социологов и политологов, выплюнули экономистов и историков, выплюнули преподавателей вузов и учителей, выплюнули писателей и поэтов, адвокатов и правозащитников, геев и лесбиянок, рэперов и стендап-комиков, феминисток и пацифистов, артистов и режиссеров, сценаристов и продюсеров, блогеров, тиктокеров и ютьюберов.

Оглянулись вкруг — красота! Мычащая безликая красота. Лишь ветер гуляет и по степи вышагивает одинокий кентавр с головой Прилепина, торсом Певцова и дымящейся жопой Машкова. Пугает русской культурой.

Да, надо признать, что спецоперация по очищению нации прошла успешно и в рекордные сроки при полном молчании уцелевших элит и профессиональных сообществ.

Многие лишь удивлялись, вскрикивая недоуменно: «А этого-то за что?» Так мы оказались внутри мрачного анекдота про евреев и велосипедистов, и это оказалось совсем не смешно.

Власть провозглашает: «Расстрелять всех евреев и велосипедистов».
Непосвящённый спрашивает: «А велосипедистов-то за что?»
И ему тут же говорят: «Мы рады, что по первому вопросу у вас нет возражений»

Недружественные

В театре самым крупным разгромом стал день, когда почти одним указом департамента культуры были обезглавлены три московских театра: из Гоголь-центра уволены худрук Алексей Агранович и директор Алексей Кабешев, из Школы Современной Пьесы — Иосиф Райхельгауз, из Современника — Виктор Рыжаков. Но театральный погром начался значительно раньше.

Из театра Маяковского тихо убрали его главного режиссера Миндаугаса Карбаускиса, который возглавлял театр десять лет и сделал Маяковку одним из самых успешных театров Москвы, бережно сохраняя его историю и традиции, сумев соединить европейскую отстранённость с русским обжигающим темпераментом. За что? За происхождение, литовский акцент и принадлежность к чуждым западным ценностям. Миндаугас написал заявление об уходе на следующий день после вторжения — 25 февраля.

Накануне московские театры получили настойчивую рекомендацию от депкульта — не обсуждать публично и в соцсетях тему «спецоперации» и передать это всем сотрудникам вверенных им коллективов. Театр смиренно подчинился, а вместо кляпа ему затолкали в рот молодого и перспективного Егора Перегудова. Который, может, и хороший парень, но ни слова хорошего о своем предшественнике публично не сказал и ни разу ему даже не позвонил.

Через некоторое время после громкого скандала и устроенной пранкерами Вованом и Лексусом провокации Театр Вахтангова покинул Римас Туминас, возглавлявший театр с 2007 года. Благодаря таланту и руководящей роли Туминаса Театр Вахтангова достиг высот небывалых, сравнимых разве что с успехами основателя театра Евгения Вахтангова. Туминас сделал лучший драматический театр страны, настоящую витрину, фасад русского театрального искусства. При этом всегда проявлял лояльность, не позволял себе ни крамольных речей, ни двусмысленных метафор, власть уважал и слушался своего директора Кирилла Крока — государственника, патриота, верного путинца, подписанта верноподданнических писем.

Несмотря на такое покровительство, Туминас все равно был чужим. Как пришел когда-то чужим в этот театр, довольно агрессивно встреченный патриархами труппы, так и ушел чужим, при полном молчании коллектива, которому он подарил всемирную славу и невиданный успех. Ни один человек из театра не сказал ни слова в его защиту. А государство еще и плюнуло ему вслед, лишив правительственных наград, которые само и вручало в кремлевских залах. Последний спектакль Туминаса в России стал своеобразным театральным завещанием мастера, провидческим предупреждением, мощным антивоенным манифестом. Он до сих пор идет. Называется «Война и мир».

Московские

Увольнение с поста худрука театра Иосифа Райхельнауза тоже вызвало вопрос «А его-то за что?» Райхельгауз не просто руководитель Школы современной пьесы — он основал этот театр, он его строитель во всех смыслах слова — и в художественном, и в буквальном: пробивал помещение на Трубной, скакал по стройплощадке, чудом спас театр после страшного пожара, когда не позволил московским чиновникам под шумок отобрать уникальное старинное здание, делал все, что мог, чтобы после ремонта вернуться в свой дом. И вернулся.

При этом Райхельгауз всегда дружил с московскими властями, старался их не раздражать, приглашал на все премьеры и клубные вечера, а московский министр культуры Кибовский вообще у него играет целый моноспектакль. Все годы существования ШСП правой рукой худрука была дама весьма одиозная — патриотически одаренная — хорошо известная в театральном мире Екатерина Кретова. Как Крок у Туминаса, так и Кретова у Райхельгауза — дама служила такой специальной ширмой для уравновешивания либерального пыла своего начальника.

Райхельгауз ходил на все политические ток-шоу, обаятельно и артистично играя роль «системного либерала», «мальчика для битья», весьма популярный вид в телепропаганде. Однако грянувшая война выдала в Райхельгаузе врага и отщепенца — мало того, что он одессит, не скрывающий своих проукраинских убеждений, так он еще и близкий друг опального беглеца Чубайса, который был не только другом, но и покровителем театра. В одно касание Райхельгауз стал чужим. А на его место поставили Дмитрия Астрахана — может, и хорошего мужика, который когда-то подавал надежды, но за последние десятилетия не создавшего ни одного культурного события.

В апреле главного режиссера Театра Виктюка Дениса Азарова уволили после его антивоенного заявления. Все проекты Азарова отменены. Из театра продолжают увольнять «неблагонадежных» сотрудников по приказу директора Смертина.

Дмитрий Крымов, один из самых востребованных театральных режиссеров страны, уникальный художник и педагог, в начале войны уехал в Америку на плановую постановку и принял решение не возвращаться в Россию. Сейчас он ставит спектакли в Литве и Латвии. В Риге Крымов принял приглашение Алвиса Херманиса, главного режиссера Нового рижского театра, и работает над спектаклем с участием Чулпан Хаматовой.

Виктор Рыжаков в должности худрука Современника продержался полтора года. Все это время он подвергался умело организованной травле со стороны всяких фейковых общественных организаций — типа «Ветеранов» или «Офицеров России». Его обвиняли в осквернении великой победы за проект «Диалоги о войне» (молодые актёры записывали для сайта беседы об их понимании истории и значения Великой Отечественной войны и Победы, беседы очень искренние, без фальшивого пафоса и показного патриотизма). Его обвиняли в надругательстве над ветеранами и гей-пропаганде за спектакль «Первый хлеб» (постановка польского режиссера Бениамина Коца), а исполнительницу одной из главных ролей — народную артистку Лию Ахеджакову — требовали лишить званий и наград.

Внутри театра тоже все было непросто: часть труппы, воспитанная Галиной Борисовной Волчек в традициях государственного патриотизма (увы-увы!) считала наследником традиций и преемником Сергея Гармаша, а планам Виктора Рыжакова по реформированию театра и возвращению Современнику его первоначального смысла — быть современным — активно сопротивлялась. Гармаш пока в театр не вернулся, он брошен на свой родной Херсон возрождать русскую духовность. Но не исключено, что, покончив с духовностью в Херсоне, займется ею в родном Современнике. И изгонит, наконец, оттуда всякую «ахеджаковщину».

В Современник Виктор Рыжаков пришёл из созданного им Центра Мейерхольда, где он собрал уникальную команду свободных, современномыслящих, ярких нестандартных художников. ЦИМ под руководством Рыжакова был настоящим «современником» — это было многоэтажное поле для театральных экспериментов, лекций, семинаров, мастер-классов, дебютов, фестивалей. После Рыжакова в ЦИМе осталась работать его команда во главе с арт-директором Еленой Ковальской и режиссером Дмитрием Волкостреловым. 24 февраля Елена Ковальская публично заявила о своем уходе из театра в связи с военной агрессией России против Украины, а Дмитрий Волкострелов опубликовал на сайте театра антивоенное заявление.

Дальше события развивались стремительно. Волкострелова уволили без объяснения причин, Центр Мейерхольда объединили со Школой драматического искусства, и директором назначили Ольгу Соколову, известную тем, что Дмитрий Крымов покинул театр под ее руководством со словами «Ольга Эдуардовна, меня от вас тошнит!» Ровно этими словами заканчивались заявления об уходе сотрудников ЦИМ, которые массово покидали созданный ими дом: «Прошу уволить. Меня от вас тошнит», — писали цимовцы новому директору. Так с карты Москвы был стерт еще один центр современного искусства.

Либеральное гнездо

Что уж тут говорить о таком гнезде либерализма, как Гоголь-центр!

Разгром Гоголь-центра историки театра сравнивают с уничтожением Камерного театра Таирова, случившимся в далеком 1949 году на волне борьбы с формализмом, космополитизмом и безыдейностью. Спустя год после погрома Александр Таиров скончался. А Камерный театр навеки остался легендой — во многом опередивший время, декларирующий свободу художественного языка, открывший новый стиль актерской игры и выразительности, сочетавший в своих спектаклях все возможные жанры искусства — от античной трагедии до водевиля, от оперы до цирка, от оратории до пластической драмы. Камерный театр никак не вписывался в эстетику соцреализма, как и нынешний Гоголь-центр.

Свой «Камерный» Кирилл Серебренников строил по образцу современного европейского театра — открытым (буквально — в театр можно было прийти в любое время, а не только на спектакль), разножанровым, многоуровневым. Это был именно Центр — Центр современного искусства, в котором приветствовались любые формы творческого самовыражения. Здесь искусством занимались весело и азартно, здесь не закрывались двери, здесь устраивали публичные дискуссии на самые актуальные темы, перед спектаклями проводили лекции, здесь проходили презентации книг и премьеры фильмов, в фойе давали концерты музыканты, работал книжный магазинчик современной литературы и театральной периодики, на стенах расписывались знаменитости.

За неполные десять лет только один Серебренников поставил в театре около 20 спектаклей, а весь репертуар исчисляется десятками премьер, и каждая из них — событие. Театр был фантастически успешным — ни одного провала, ни одного полупустого зала. Оказавшись под условным сроком после позорного бессмысленного унизительного судебного процесса (так называемого «театрального дела»), Серебренников понимал, что контракт с ним будет разорван. Когда на место худрука в театр назначили Алексея Аграновича — соратника и коллегу Кирилла, — стало понятно, что это кандидатура временная. Что разгром неизбежен, но его решили отложить. Тогда еще никто и не мыслил о грядущей национальной катастрофе. Но решение по Гоголь-центру было принято: вернуть все взад. И точно так же, как в мае 1949 года со стены здания на Тверском бульваре рабочие молотками сбивали логотип Камерного театра — в мае 2022-го на улице Казакова демонтировали вывеску Гоголь-центра. Время схлопнулось.

Новым худруком Театра имени Гоголя (именно так, чтоб напрочь стереть из памяти весь период Гоголь-центра) назначили Антона Яковлева, который, может, и хороший парень и даже способный режиссер, но…

Зачистка театрального пространства проходит не только в Москве — снимают и увольняют неблагонадежных деятелей и директоров по всей стране. Многие, не дожидаясь расправы, уезжают из страны, пополняя ряды эмиграции по всему миру — русских режиссеров, музыкантов, драматургов, театральных критиков, артистов можно встретить теперь в Грузии, Латвии, Литве, Эстонии, Турции, Израиле, Берлине, Париже, Варшаве… В России же театральный мир притих и пригнулся, стараясь не попадаться на глаза, не высовываться, не раздражать — авось пронесет.

Но для них есть плохая новость — не пронесет. Увернуться и уклониться невозможно. Как невозможно и притвориться: за годы власть научилась отличать своих от чужих, научилась насквозь видеть гнилую интеллигенцию, научилась ее выявлять и унижать. Собственно, эти традиции никуда и не уходили: ломать людей и требовать от них признаний в лояльности путём угроз, шантажа или примитивной покупки — эти навыки властями не утрачены, а даже, наоборот, вычищены до медального блеска. Но сегодня даже буквы Z на фасаде или на пузе мало — от вас требуют истинной непоколебимой веры и преданности. Идеальный вариант — Владимир Машков. Который зигует со всей пылкостью, со слезой в глазу, до обморока. Проводит в театре «политинформации» и «профилактические беседы» с сомневающимися. Удивительно, что самыми преданными, самыми первыми подручными диктатуры стали именно ученики Табакова: Машков, Миронов, Безруков. Наблюдать за этим страшно. А еще страшнее — наблюдать за наблюдающими их коллегами, молчащими и смиренно ждущими своей очереди.

Ксения Ларина

"Идите в ж*** со своей войной, отцы!": дочь Машкова вновь кратко, но емко раскритиковала сторонников имперских амбиций Путина

"Идите в ж*** со своей войной, отцы!": дочь Машкова вновь кратко, но емко раскритиковала сторонников имперских амбиций Путина

Российская актриса Мария Машкова в очередной раз нелитературно раскритиковала всех сторонников войны вообще и поддерживающих военные действия вооруженных сил России на Украине в частности.

"Идите в ж*** со своей войной, отцы! – написала Мария у себя в "Инстаграме". – Мы победим. Любовь всегда побеждает".

Таким образом актриса прокомментировала новый короткометражный музыкальный фильм "Мы не с вами", снятый на одноименную песню известного российского рок-музыканта Юрия Шевчука и его группы "ДДТ". По сюжету, родители курсанта и отец студентки обсуждают проблемы, связанные с "непонятным" молодым поколением. На вопрос представителя старшего поколения, интересующегося, как живет современная молодежь, 17-летний юноша отвечает: "Мы живем по любви. А вы?".

Песня "Не с вами" вошла в 21-й по счету и самый свежий на данный момент альбом "ДДТ" "Творчество в пустоте" 2021 года.

В отличие от отца, поддерживающего действия своей страны и открыто заявляющего об этом, его дочь, проживающая в США, неоднократно публично осуждала войну на Украине. Это стало причиной серьезной ссоры между отцом и дочерью. Актер пытался уговорить наследницу вернуться из США на родину, но та категорически отказалась.

Как сообщалось ранее, 21 июля Мария Машкова опубликовала публичное обращение к россиянам и украинцам. Свой пост в "Инстаграмме" Мария проиллюстрировала видео со своей дочерью от 1 мая 2021 года, снятым в центре Киева.

"Столица, по утверждениям власти моей страны, того самого нацизма, – написала актриса. – Парк Шевченко. Фоном уличный музыкант поет песню. На русском. Но там что-то про прошлое… Я пару месяцев назад писала, что хочу увидеть В. В. Путина в Гааге, отвечающим за разрушения жизни людей сразу в двух странах. Моей в частности. Желание переросло в мечту. Единственную, на данный момент. Мои мечты имеют свойство сбываться, но в этот раз я постараюсь мечтать изо всех сил. Как никогда прежде".

Яаков Хагоэль: "Сохнут" продолжит работать в РФ

 Яаков Хагоэль: "Сохнут" продолжит работать в РФ

Яаков Хагоэль: "Сохнут" продолжит работать в РФ

Исполняющий обязанности председателя "Сохнута" Яаков Хагоэль дал интервью газете The Jerusalem Post и рассказал о дальнейшей судьбе еврейского агентства в РФ.

"Еврейское агентство работало в России, работает в России в настоящее время, и я верю, что мы будем продолжать работать там", - сказал он.

Хагоэль отметил, что ситуация сложная и деликатная.

"Мы ведем диалог с российским министерством юстиции, и я предполагаю, что "Сохнут" продолжит свою деятельность в России", - заявил он.

Власть слезам не верит

 

Власть слезам не верит

завантаження12

Его прославила песня «Будет апрель» из фильма «Москва слезам не верит». Но даже в ней нашли насмешку над властью — партийную верхушку пацифист Юрий Левитанский раздражал.

images3

«Мы были дети, воспитанные идеологической системой. Для нас понятие “война” было абстракцией. Ушли на фронт добровольцами, полными восторженных чувств — разбить врага и осенью вернуться в институт. Да к тому же нам обещали: “Мы врага разобьем малой кровью, могучим ударом”. Правда, скоро пришло физическое знакомство с войной — на фронте холодно, голодно, страшно», — вспоминал поэт Юрий Левитанский 1941 год. Он ушел на фронт со второго курса, хотя студентам Института философии, литературы и истории — ИФЛИ — давали отсрочку. Воевал под Москвой и в Европе — там, на полях боев, обрел то, что одни называли «драгоценной любовью к скорбям», а другие — «вниманием к человеческому горю». «Он был плакальщик и печальник, наш вечный Пьеро, белая ворона среди здравомыслящих и комильфотных московских поэтов», — писала о нем поэтесса Олеся Николаева.

Отпрыск еврейской семьи из Киева, влюбленный в философию, Левитанский начал публиковать очерки во фронтовых газетах. А позже воспоминания о войне стали топливом для первых стихов. После победы над Германией 24-летнего лейтенанта, обладателя орденов Красной Звезды и Отечественной войны, долго не хотели отпускать на «гражданку» — заслали сначала в Монголию, потом в Иркутск.

images5

«Иркутским писателям очень хотелось оставить в своей среде молодого поэта-фронтовика. Сами они на фронте не побывали — всю войну провели в Чите. В 1947 году это кончилось тем, что от московских военачальников пришел ответ: решайте судьбу лейтенанта Левитанского сами. Вызвал меня к себе полковник в кабинет и начал стращать: “Мы тебя туда-сюда”. А я стоял непреклонно: “Все равно буду из армии вырываться всеми правдами и неправдами. Я ушел добровольцем. А теперь нет войны”. И, наконец, раздалось полковничье присловье: “Твою мать! Катись!” — и я оказался на гражданке», — вспоминал он.

завантаження12

Именно в Иркутске, где он оставался еще много лет — по его словам, «снимал какой-то угол, кухоньку с печкой», Левитанский получил первую известность как поэт. Сборники его стихов вызвали интерес у столичных мэтров — в том числе у Булата Окуджавы и Евгения Евтушенко. Но сам он в Москву окончательно перебрался уже в 60-е — занимался переводами, вступил в Союз писателей, писал пародии на стихи известных поэтов — Вознесенского, Ахмадулиной и других. Как говорил он сам, мотивом для этих пародийных сочинений стала детская считалочка «Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять»: «В меру сил стараясь переделать важные сочиненья своих товарищей забавно, я стремился схватить особенности их интонации, лексики, творческой манеры, стиля. Все пародии написаны на тему печальной истории о зайчике». В 70-м вышла самая известная книга стихов Левитанского — «Кинематограф». В ней на смену фронтовым воспоминаниям и пародиям пришла лирика. Тогда же поэтом заинтересовался и настоящий кинематограф. Стихотворение Левитанского «Диалог у новогодней елки» стало песней в «оскароносном» фильме «Москва слезам не верит». «Чем же всё это окончится? — Будет апрель. — Будет апрель, вы уверены? — Да, я уверен», — строчки этой песни помнят все, кто хоть раз смотрел эту классику советского кино.

images56

Впервые «Диалог» опубликовали в январском номере журнала «Знамя» в 1970 году. Невинный сюжет вызвал в редакции ожесточенные баталии о политике. В апреле того года страна готовилась отмечать 100-летие со дня рождения Ленина. В руководстве журнала посчитали, что отсылка к этому месяцу в стихотворении Левитанского может выглядеть двусмысленно и даже несет в себе насмешку: «Будто в нынешнем году апрель — обыкновеннейший и с ним дозволено шутки шутить!» Стихотворение в итоге опубликовали, но с апрелем 100-летия Ильича все же решили не шутить. В журнальной версии текста его заменили на слово «капель».

завантаження58

Это был не единственный случай, когда политика вмешивалась в жизнь Левитанского. «Он, невзирая ни на какие неприятности, подписал добрый десяток писем в защиту диссидентов — начиная с процесса Синявского и Даниэля», — вспоминал Евгений Евтушенко. Под «неприятностями» имелся в виду негласный запрет на печать стихов. Журналы брали их у него — и откладывали на полку. Сам Левитанский говорил, что «выживал благодаря переводам иностранных поэтов» — запрос на переводную литературу, особенно если речь шла об авторах из стран соцлагеря, был высок. При этом признавался, что промолчать, когда видел, что человека загоняют под пресс системы, не мог. Сказывалось военное прошлое: Левитанский видел на войне много горя — и с тех пор стал противником любых форм угнетения, пацифистом по убеждению. Свое самое знаменитое антивоенное высказывание Юрий Левитанский сделал в 1995 году. На церемонии вручения Государственной премии он обратился к президенту Борису Ельцину с требованием остановить боевые действия в Чечне. «Наверное, я должен бы выразить благодарность власти, но с нею, с властью, дело обстоит сложнее, ибо далеко не все слова ее, дела и поступки сегодня я разделяю. Особенно все то, что связано с войною в Чечне, — мысль, что опять людей убивают как бы с моего молчаливого согласия — эта мысль для меня воистину невыносима, — сказал тогда Левитанский. — За моими плечами четыре года той большой войны, и еще маленькая война с японцами, и еще многое другое — думаю, что я имею право сказать об этом. Я понимаю, что несколько испортил нынешний праздник, но если бы я этого не сказал, не сказал того, что думаю и чувствую, я не был бы достоин высокой литературной премии России».

За несколько месяцев до своей смерти Левитанский впервые побывал в Израиле. Он говорил, что чем старше становился, тем больше его увлекала история собственных предков. «Сейчас я начинаю интересоваться иудаизмом и вдруг обнаруживаю, что ко многим его истинам я пришёл самостоятельно. И эта поездка для меня, конечно, не просто поездка за границу: я надеюсь, что она поможет мне кое-что понять в самом себе», — говорил он в одном из последних интервью.

Юрия Левитанского не стало 25 января 1996 года. 74-летний фронтовик скончался от сердечного приступа во время встречи московских писателей. За несколько минут до смерти он вновь говорил о необходимости остановить конфликт в Чечне и призывал к мирным переговорам.

Михаил БЛОКОВ

Jewish.ru

Опрос: Более половины израильтян страдают от лишнего веса

 Опрос: Более половины израильтян страдают от лишнего веса

Опрос: Более половины израильтян страдают от лишнего веса

Большая часть израильтян страдает от лишнего веса, а каждый пятый курит, такие результаты показал опрос, проведенный Национальным центром по контролю за заболеваниями при министерстве здравоохранения.

В опросе приняли участи 4 135 жителей в возрасте от 21 года, из которых 2 710 были евреями и 1 425 арабами.

Согласно полученным данным, две трети опрошенных не занимаются физической активностью. Медики утверждают, что именно отсутствие физических нагрузок является основной причиной около 25% случаев рака молочной железы и толстой кишки, около 27% случаев диабета и 30% случаев ишемической болезни сердца.

Опрос также показал, что около 56% граждан имеют лишний вес или ожирение. Отмечается, что этот показатель среди арабов выше, чем среди евреев. 61,3% и 54,8% соответственно.

Также результаты опроса показали, что каждый пятый израильтянин курит.

Стоит ли играть Вагнера?

 

Стоит ли играть Вагнера?

Дирижер Даниель Баренбойм. Фото: .medici.tv/ru

В Иерусалиме в 2001 разразился скандал. Израильский дирижер Даниель Баренбойм собрался «изобразить» с оркестром нечто из вагнеровской оперы «Тристан и Изольда». Половина слушателей демонстративно вышли из зала.

Жертвы Холокоста, тогда еще жившие, их дети, внуки и родственники не хотели, чтоб звучала музыка, написанная теоретиком германского антисемитизма, идолом и вдохновителем Гитлера.

Даже если Вагнер не написал бы ни одной нотной строки, он остался бы в истории как создатель термина «Окончательное решение еврейского вопроса», настрочивший письмо в баварский парламент, в котором предлагал свой план уничтожения евреев. Вагнер считал, что даже от Христа надо избавиться: «Ведь в жилах Христа текла позорная, грязная, подлая, звериная еврейская кровь»!

Многовековой антисемитизм, бывший нормой в тогдашней Германии, превратился у Вагнера в помешательство, не только изложенное в его философских писаниях, но и выраженное в операх.

Ларчик открывался просто. Вагнер соперничал и завидовал двум прославленным современникам, немецким композиторам-евреям — Мендельсону и Мейерберу. Мейербер десятилетия был самым исполняемым композитором в Европе, а гениального Мендельсона обожали все, включая английскую королеву Викторию, предложившую ему место придворного композитора.

Вагнер, возненавидев талантливых соперников (зависть и ненависть слова одного корня), вместе с ними возненавидел всех «проклятых евреев». Недаром глава его книги называется «Ожидовевшее искусство». Сам он не отделял своей музыки от своих убеждений: «Было бы глубочайшей ошибкой отделить Вагнера, мыслителя и философа, от Вагнера-композитора».

Для жертв нацизма музыка Вагнера была пыткой. Им было больно. Плевать им хотелось на качество музыки, написанной тем, кто вдохновлял немцев на страшное уничтожение их родителей, жен, мужей и двух миллионов еврейских детей в числе миллионов других невинных жертв.

Американские евреи этого не ощущают. Избавленные от Холокоста сумасшедшей удачей, увезенные из Европы вовремя, как увезли Киссинджера, или уже родившиеся в США и спасенные от Холокоста океаном, они не испытали и одного процента той боли, что испытали евреи, чудом спасшиеся от всеевропейского геноцида. Они не узнали той душевной боли, что и сегодня испытывают дети европейских евреев, даже родившиеся после войны, дети, выросшие на рассказах родителей об избирательном чуде их спасения, дети, выросшие под плач бабушек (как выросла я), о расстрелянных родных. Этот плач хранится у нас в памяти спинного мозга.

Споры в Израиле, можно ли играть Вагнера, длились долго и продолжаются сейчас. Игорь Губерман рассказал, что услышал чудовищный крик. У его соседа по дому начались конвульсии. На скорой помощи соседа увезли в психиатрическую лечебницу. Оказалось, что человек пережил ряд освенцимов, где под музыку Вагнера, обожаемого Гитлером и нацистами, убивали его семью и близких. Когда пластинку с ненавистной музыкой заиграли за стеной, его психика взорвалась.

Губерман ясно выразил свое мнение по этому чисто музыкальному вопросу: пока жив хотя бы один человек, переживший Холокост, пока эта музыка причиняет людям физическую боль, меломаны запросто могут подождать.

Но в отличие от Губермана, сына людей спасшихся и от Гитлера, и от Сталина, понимающего ситуацию и испытывающего сострадание, суперталантливый американский еврей-подонок Ларри Дэвид (Larry David) в сериале “Curb your enthusiasm” ставит нанятый им оркестр перед домом еврея, ненавидящего Вагнера. Эпизод заканчивается так: под окнами одного еврея, очевидно, пережившего Холокост, оркестр играет Вагнера, а другой еврей-садист Ларри Давид торжествующе этим оркестром дирижирует.

«Играть ли Вагнера» проблема в связи с войной России в Украине образовалась в нашей эмиграции. Потрясенная варварской по уровню разрушений и человеческому страданию войной мировая общественность объявила бойкот российским спортсменам и даже музыкантам. Не пускают россиян играть в теннис на Уимблдон, футбольно-хоккейные чемпионаты и также на музыкальные конкурсы. Японские музыканты отказалась исполнять Увертюру Чайковского «1812 год», посвященную победе России в войне.

Неожиданно, сегодняшний абсолютно понятный украинский негатив к русской культуре вызывает у некоторых (очень немногих) иммигрантов, искренне считающих, что ничего круче русской литературы человечество не создало, страстный протест. Они проклинают Украину, вывозящую памятники Пушкина в хранилища и запрещающую русскую литературу, а тех европейцев и прочих японцев, что бойкотируют русский спорт и культуру, клеймят позором.

Фото: DW
Фото: DW

Эстеты хреновые, аристократы русские с местечковым акцентом, сидя под американскими пальмами, вопиют, что, мол, Пушкина не отдадим, пусть сами брехню Тараса читают. Они не понимают, что сегодня защищают и оправдывают, вместе с культурой, чудовищную, несовместимую с цивилизацией XXI века, бойню гражданского населения. Они поддерживают Мордор, который с портретом Пушкина в руках, громит Украину. Потому что, увы, эта культура сегодня помечена знаком Z, как немецкая культура во время гитлеровской оккупации была помечена свастикой.

В ситуации не только войны, но и возрождения украинской нации, бывшей жертвой насильственной русификации, чья культура и язык подавлялись три столетия и в царской, и в Советской России, можно понять украинцев, вытесняющих русскую культуру и язык, чтобы, наконец, освободить место для украинской речи. Ведь почти никто из русских евреев не говорит на идиш — результат уничтожения еврейского языка и культуры в СССР.

О национализме малой угнетенной нации в отношении к национализму большой, доминирующей говорил даже Владимир Ленин: «Мы твёрдо стоим на том, что несомненно: право Украины на такое государство. Мы уважаем это право, мы не поддерживаем привилегий великоросса над украинцами… Мы, пролетарии, заранее объявляем себя противниками великорусских привилегий» (Владимир Ильич Ленин «О праве наций на самоопределение», 1914).

Итак, бойкотировать ли русскую культуру? Ведь для украинцев это сегодня — как музыка Вагнера.

Среди противников бойкота нет «отказников». Тех евреев, кому годами и десятилетиями отказывали в праве выезда из «лагеря социализма мира и труда». Против бойкота русской культуры протестуют те, кто уехал из совка через месяц и неделю после подачи на выезд. Они часто не успели (иногда по вполне человеческим причинам) понять ни откуда они уехали, ни куда им повезло попасть. Эмиграции были разные. Кто хотел мужа от любовницы оторвать — жилплощади не было, переехать невозможно, легче эмигрировать. Кто хотел хоть раз в жизни Париж увидеть — подали, через сорок дней взлетели в Вену.

Американская круговерть отшибла и мозги, и память, а вместе с ними и обиду на Россию, если таковая была. Особенно это отличает тех, кто в Америку переместился только географически и ведет машину жизни, глядя в заднее зеркало единственно знакомой боготворимой словесности, не сознавая, что «Король Лир» и «Гамлет» были написаны за 300 лет до «Бориса Годунова», что «Хижина Дяди Тома» была написана ровесницей Пушкина, и что его ровесниками были американские писатели и поэты. Поднимите руку, кто читал их в подлиннике? Могу сказать, что советский перевод «Хижины дяди Тома» так же похож на его оригинал, как я на Меланию Трамп.

Эмигранты, прошедшие отказную Голгофу, проработавшие в кочегарках с крысами в ночную смену (могу прислать фотографии), бледневшие от страха при каждом визите дружинников и милиции, потому что у кое-кого из отказников во время этих визитов находили наркотики и приглашали пройти, чтобы вернуться через два года из лагеря с голодным поносом, ностальгии НИКАКОЙ НИКОГДА не испытывали.

В отказе я зарабатывала деньги, печатая документы отъезжающим. Как бывшая пианистка я печатала с сумасшедшей скоростью. Пакет документов, на который у других уходило два недели, у меня занимал полдня. Через мою квартиру прошли сотни людей. Ко мне приезжали делать документы даже из Киева и Астрахани. Психологически это было страшное испытание.

Я включалась в подачу семьи. В ее ужас и страх. Все уволены. Сын должен уйти из института. Это означает, что его в любую секунду могут загрести в армию, где могут забить насмерть. Уклонение от армии — два года в лагере, где наверняка забьют. Другую семью выставили, потому что не было справки от директора школы внука-второклассника, что он осведомлен о том, что семья ребенка подает на выезд в Израиль. С черным лицом рядом сидит молодой еврей. Его мать в Израиле умирает от рака. Его не выпускают с ней попрощаться.

Стресс был чудовищный. От одной моей ошибки (я должна была проверить все справки, соответствие их легенде) зависела судьба семьи, в которой все не работали и должны были, если не отпустят, немедленно наняться куда угодно на работу, чтобы не попасть под закон о тунеядстве. Каждая семья — это была трагедия. Люди возвращались ко мне каждые полгода, подавая документы с новой яростной надеждой, и умирали заново с каждым отказом. По пишущей машинке текла кровь.

Представляете: талантливым молодым и не очень молодым людям убить десятилетия в кочегарках и ночными лифтерами, с прослушиваемыми телефонами, с топтунами под дверьми, с кагэбэшной медсестрой, врывающейся на ритуал обрезания ребенка. Моих десять украденных лучших лет жизни с 26 до 36, попрошайничество, чтобы отпустили, вынужденность изгаляться и пуститься во все тяжкие (фиктивный развод и два фиктивные брака с героическими американцами, вывозящими нас из отказа и не взявших ни копейки) просто, чтобы уйти ни с чем, только с детьми на руках, неужели это можно забыть?

Мне здесь втюхивают, что, несмотря на то, что их вышибли голыми, великие поэты и писатели-эмигранты, такие, как Набоков и Бродский, продолжали ностальгировать и обожать Россию. Жертвой такой ностальгии стала Марина Цветаева. Не могла простить своей дочери, сорвавшейся в Москву раньше, что не спасла, не предупредила. «Моя сволочная дочь…» Писала о сыне «… Ненавидит здесь все, даже воздух…» Повесилась.

Набоков политическим дураком не был. У него встречались редкие, но совершенно пронзительные ностальгические ноты, которые завершило резюме: «Не по России мы тоскуем, батенька, а по молодости, ушедшей бесследно». И еще: «Вся Россия, которая мне нужна, всегда со мной: литература, язык и мое собственное русское детство. Я никогда не вернусь. Я никогда не сдамся. И в любом случае гротескная тень полицейского государства не будет рассеяна при моей жизни».

Кредо Набокова: «То, что вызывает во мне отвращение, несложно перечислить: тупость, тирания, преступление, жестокость…». Это о сегодняшней России. 

А теперь посмотрим на любовь к России Нобелевского лауреата Иосифа Бродского. Все поэты писали о любви к людям.

Пастернак:

Превозмогая обожанье, я наблюдал, боготворя.

Здесь были бабы, слобожане, учащиеся, слесаря…

В двадцать пять лет Бродский, восторженный влюбленный сосунок, пишет:

Припада́ю к народу. Припада́ю к великой реке.

Пью великую речь, растворяюсь в её языке…

Выброшенный из России как котенок, он не понимал, что происходит, надеялся возвращаться. Осознание эмиграции как смерти, конечности прежней жизни у него еще не наступило. Он надеялся увидеть родителей и не хотел портить отношения с властями. Этот текст 1972 — просто заявление в ЦК КПСС: «Россия — это мой дом, я прожил в нем всю свою жизнь, и всем, что имею за душой, я обязан ей и ее народу». Ему 32 года.

Но с ним произошло то, что происходит со многими восторженными поэтами, когда им зажимают органы тела и души в государственной пыточной.

Пастернак:

Я пропал, как зверь в загоне.

Где-то люди, воля, свет,

А за мною шум погони,

Мне наружу ходу нет…

Что же сделал я за пакость,

Я убийца и злодей?

Я весь мир заставил плакать

Над красой земли моей.

Но и так, почти у гроба,

Верю я, придет пора —

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

Но в случае Бродского сила подлости и злобы победила. Его насильно разлучили со старыми родителями, а их — с единственным сыном. Бродский стал «отказником». Отказниками стали и его родители. Так и не увидев его, после 12 безнадежных подач на выезд, они умерли один за другим в 1983 и 1984 гг.

Теперь Бродскому милость советской сволочи уже не нужна. Вот что он публикует в 1985 о своих родителях в одном из тех гениальных эссе на английском, за которые он и получил Нобелевскую премию. Лучшее, что было написано на английском в последней четверти двадцатого века, — написал Бродский. Его две книги эссе — вершина англоязычной прозы. Увы, одно эссе о родителях. «Я пишу о них по-английски, ибо хочу даровать им резерв свободы; резерв, растущий вместе с числом тех, кто пожелает прочесть это. Я хочу, чтобы Мария Вольперт и Александр Бродский обрели реальность в “иноземном кодексе совести”, хочу, чтобы глаголы движения английского языка повторили их жесты. Это не воскресит их, но, по крайней мере, английская грамматика в состоянии послужить лучшим запасным выходом из печных труб государственного крематория, нежели русская. Писать о них по-русски значило бы только содействовать их неволе, их уничижению, кончающимся физическим развоплощением. Понимаю, что не следует отождествлять государство с языком, но двое стариков, скитаясь по многочисленным государственным канцеляриям и министерствам в надежде добиться разрешения выбраться за границу, чтобы перед смертью повидать своего единственного сына, неизменно именно по-русски слышали в ответ двенадцать лет кряду, что государство считает такую поездку “нецелесообразной”. Повторение этой формулы, по меньшей мере, обнаруживает некоторую фамильярность обращения государства с русским языком. А кроме того, даже напиши я это по-русски, слова эти не увидели бы света дня под русским небом. Кто б тогда прочел их? Горстка эмигрантов, чьи родители либо умерли, либо умрут при сходных обстоятельствах? История, слишком хорошо им знакомая. Они знают, что чувствуешь, когда не разрешено повидать мать или отца при смерти; молчание, воцаряющееся вслед за требованием срочной визы для выезда на похороны близкого. А затем становится слишком поздно, и, повесив телефонную трубку, он или она бредет из дому в иностранный полдень, ощущая нечто, для чего ни в одном языке нет слов и что никаким стоном не передать тоже… Что мог бы я сказать им? Каким образом исцелить? Ни одна страна не овладела искусством калечить души своих подданных с неотвратимостью России, и никому с пером в руке их не вылечить: нет, это по плечу лишь Всевышнему, именно у него на это достаточно времени. Пусть английский язык приютит моих мертвецов. По-русски я готов читать, писать стихи или письма. Однако Марии Вольперт и Александру Бродскому английский сулит лучший вид загробной жизни, возможно, единственно существующий, не считая заключенного во мне самом».

Бродский, будь он жив сегодня, понял бы страдания украинцев и их боль, когда им, чьи дома разбомблены русской артиллерией, держащим на руках мертвых и искалеченных детей, бежавших куда глаза глядят, с тем, что можно унести, пихают русскую культуру. Если он, после того, что его протащили через то, что испытывали тысячи еврейских отказников, возненавидел некогда боготворимый русский язык, то он бы их понял — и бойкот русского спорта и культуры поддержал. В конце жизни на любом матче он болел за любую команду, которая играла против России. Друг Бродского Барышников сегодня стал организатором антивоенного комитета «Настоящая Россия», жертвующего деньги на помощь украинцам.

Нельзя исполнять Вагнера перед только что пережившими Холокост. Дирижер Баренбойм, родившийся в Аргентине, о нем знал мало. На российском телевидении сегодня воткрытую призывают к геноциду, объясняют, что такой нации, как украинская, нет. А потому перестанем нападать на тех, кто в Украине убирает бюсты Пушкина …Сказки Пушкина читать некому и негде. Дети убиты, дома разрушены. Им больно. Когда люди кричат от боли, требовать от них, чтобы они отделяли русскую культуру от русских бомб и снарядов, глупо и жестоко.

И на прощанье Бродский о России:

Кошмар столетья — ядерный грибок,

но мы привыкли к топоту сапог,

привыкли к ограниченной еде,

годами лишь на хлебе и воде,

иного ничего не бравши в рот,

мы умудрялись продолжать свой род,

твердили генералов имена,

и модно хаки в наши времена;

всегда и терпеливы, и скромны,

мы жили от войны и до войны,

от маленькой войны и до большой,

мы все в крови — в своей или чужой.

Татьяна МЕНАКЕР

newrezume.org

«Стратегическая двусмысленность» визита Пелоси на Тайвань

 

«Стратегическая двусмысленность» визита Пелоси на Тайвань

Нэнси Пелоси. Фото: bbc.com

Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси, третье по конституционной значимости государственное лицо Соединенных Штатов, начала тихоокеанское турне, которое предположительно займет пять дней и охватит Сингапур, Малайзию, Южную Корею и Японию, а в последний день, возможно, Тайвань, что пока не подтверждено и, скорее всего, будет отложено. 

82-летнюю Пелоси сопровождают коллеги-демократы Грегори Микс — председатель комитета Палаты представителей по иностранным делам; Марк Такно — глава комитета по делам ветеранов; Сюзан ДелБене — вице-председатель комитета по распределению ассигнований; родившийся в Индии Радж Кришнамурти, который входит в комитет по разведке, и Энди Ким из комитета по вооруженным силам, сын иммигрантов из Кореи. Сообщалось, что Пелоси также пригласила нескольких конгрессменов-республиканцев, включая Майкла Маккоула из комитета по иностранным делам, но все они отказались, в основном ссылаясь на занятость. 

Зарубежные визиты наших законодателей, а тем более спикеров Палаты представителей, всегда важны, а нынешний — особенно тем, что в него может войти остров Тайвань, на котором находится Китайская Республика и которую материковая Китайская Народная Республика не признает, считая остров своей территорией. Соединенные Штаты официально согласны с концепцией «одного Китая», но, тем не менее, демократический и капиталистический Тайвань с населением в 23 млн человек нам милее тоталитарной коммунистической КНР, где китайцев полтора миллиарда. Соединенные Штаты оказывают Тайваню военно-техническую помощь, но от гарантий прямого вмешательства на случай агрессии КНР воздерживаются, намекая, но не утверждая. Примерно то же сейчас происходит в Украине, и это сравнение звучит все чаще, тем более что недавно Нэнси Пелоси посетила Киев, где пожала руку президенту Зеленскому и была награждена им орденом Святой Ольги за «мощный сигнал поддержки» его страны Соединенными Штатами. Таким же «мощным сигналом» может стать визит Пелоси на Тайвань. И Пекин не официально отреагировал на это предупреждением, что в таком случае самолет со спикером на борту может быть сбит. Президент Байден назвал намерение Пелоси посетить Тайвань «inadvisable», то есть нецелесообразным.

Так или иначе, в субботу утром Boeing C-40С ВВС США с делегацией во главе с Нэнси Пелоси на борту вылетел с «правительственного» аэродрома на базе Эндрюс в штате Мэриленд в 16 милях от Вашингтона и взял курс на Тихий океан. Подробности и маршрут полета не сообщались, все было строжайше засекречено, но такого шила, как Boeing C-40С, ни в каком небесном мешке не утаишь, и с помощью интернет-сервиса Flightradar24 за полетом следили более 100 тыс. человек. В ту же субботу самолет приземлился в Гонолулу, столице штата Гавайи, после чего сервис Flightradar24 прекратил сообщать об этом рейсе. Как сообщила в понедельник The New York Times, «Пелоси прибыла в Сингапур после уикенда на Гавайях для консультаций с американскими командирами, отвечающими за индо-тихоокенский регион. В заявлении она сообщила, что планирует со своей делегацией встречи на высоком уровне в Малайзии, Южной Корее и Японии, а Тайвань не упомянула». Накануне представитель ВВС Китая Шэнь Цзинькэ заявил, что Пекин будет «решительно защищать национальный суверенитет и территориальную целостность». По его словам, в распоряжении Военно-воздушных сил Китая есть много типов истребителей, способных кружить вокруг «драгоценного острова нашей родины», под которым подразумевался Тайвань.

До Пелоси на Тайване побывал только один спикер Палаты представителей, республиканец Ньют Гингрич, 25 лет назад при президенте-демократе Билле Клинтоне. Все 35 лет в Конгрессе Нэнси Пелоси критиковала китайских коммунистов, осуждала преследование диссидентов там и встречалась с ними здесь. В 1991 году она посетила КНР и развернула на пекинской площади Тяньаньмэнь-баннер в память о жертвах разогнанной там два года назад демонстрации. Весной этого года она собралась на Тайвань, но заболела коронавирусом. Пока не обсуждается, было ли нынешнее намерение 82-летней Нэнси Пелоси посетить Тайвань вопреки мнению президента строптивостью или задуманной политической игрой. Ведь Байден не стал отговаривать спикера от поездки туда, а 28 июля два с лишним часа пробеседовал по телефону со своим китайским коллегой Си Цзиньпином. Наш президент заверил его, что США по-прежнему соблюдают «политику одного Китая», и услышал, что «те, кто играют с огнем, в конечном итоге обожгутся».

По поводу этой беседы обозреватель газеты The New York Post Майкд Гудвин написал, что две версии того, кто победил в этом разговоре, лишний раз доказывают, что договариваться было не о чем. «Белый дом настаивает, — написал Гудвин, — будто Байден отругал Си Цзиньпина за принудительный труд мусульман-уйгуров, а Китай говорит, что все это фейк, и в телефонном разговоре эти темы вообще не обсуждались». С другой стороны, судя по китайской версии, их председатель предостерёг нашего президента, что спикеру Пелоси лучше не соваться на Тайвань, чтобы не обжечься, а другие официальные лица заявили, что визит нашего спикера вообще может считаться нападением США на КНР. Пресс-секретарь Белого дома Карина Жан-Пьер заявила, что не намерена говорить на эту тему. «Так где же правда? — интересуется Гудвин. — Намерен ли Байден продолжать борьбу за права человека? Угрожал ли Китай Третьей мировой войной, если Пелоси посетит Тайвань? На эти прямые вопросы и ответы должны быть прямыми, а вместо этого, мы гадаем, что кто сказал». 

Проще всего, как это было раньше, обнародовать запись этой беседы, по крайней мере, тех ее фрагментов, о которых идет речь, если она там вообще идет. Отношение Белого дома к статусу Тайваня давно называют «стратегической двусмысленностью», и сейчас президент Байден окончательно запутал ее тем, как Америке вести себя, если материковый Китай нападет на остров Тайвань. В трех случаях Байден сказал, что мы защитим Тайвань «военной» силой, и Белый дом трижды брал слова президента назад, заявляя, что Байдена не так поняли, и мы готовы продавать Тайваню сколько угодно военной техники, но защищать себя он должен сам. До чего же похоже на то, что творится в Украине, и тогда предполагаемый визит Нэнси Пелоси в Тайбэй тактически нецелесообразен, но стратегически повторяет ее поездку в Киев. В понедельник канал CNN с опорой на авторитетные источники сообщил, что укрощение строптивой Нэнси, похоже, не состоялось и перед возвращением в США она все же может остановиться на ночевку в столице Тайваня. Как поведут себя при этом истребители ВВС материкового Китая, и как мы обеспечим безопасность третьего по важности государственного лица, вопрос к военным, которые наверняка знают ответ. Но не менее важен ответ на вопрос, насколько серьёзны угрозы китайского руководства, и не блеф ли это перед съездом их компартии. Ну и, конечно, не грех бы узнать позицию нашего президента, если она, разумеется, у него есть.

Со скоростью звука: Рунет распространяет фейк о списке "звезд-предателей"

 

Со скоростью звука:  Рунет распространяет фейк о списке "звезд-предателей"

В русскоязычном сегменте Интернета стремительно распространяется новость о якобы попавшем в Сеть открытом письме некоего российского политолога Николая Нетесова, опять же якобы составившего список российских "звезд-предателей" под названием "Враги России". Письмо якобы содержит достаточно большой перечень российских артистов, которые выступили против войны на Украине, "спешно покинули Россию и продолжили поливать страну и ее руководство грязью".

Согласно этой информации, в "открытое письмо Нетесова" попали Максим Галкин, Чулпан Хаматова, Андрей Макаревич, Борис Гребенщиков, Юрий Шевчук, Валерий Меладзе, Земфира, Макс Покровский, Манижа, а также группа "Литтл Биг" и "многие другие артисты, которые в течении многих лет (орфография сохранена) являлись кумирами российской публики и зарабатывали немалые деньги на выступлениях".

Одним из первых эту "новость" опубликовал сайт телеканала "ТВ-центр", однако наиболее цитируемым стало издание "Соленка.инфо". Список "Врагов России" со ссылкой на личный блог политолога Николая Нетесова перепечатали множество сайтов, однако никто не снабдил свои публикации ссылкой на первоисточник – то есть на сам блог. Тщательные поиски самого блога, как, собственно, и других упоминаний в Сети его автора в связи с другими событиями, ни к чему не привели – похоже, один из самых цитируемых сегодня источников в Рунете оказался фейком и пропагандистским "вбросом".

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..