воскресенье, 1 декабря 2013 г.

НАШИ ДОРОГИЕ ДЕТИ

   

  Как только мир наш начинает сходить с ума, так сразу же падает интерес взрослых к детям. Нам бы только прожить день сегодняшний, а дети – это наше будущее. И мы забываем о детях.  Мы живем в состоянии паники и ужаса, а это никак не способствует тяге к деторождению.
 А потому, как мне кажется, самое время поговорить о детях, повернувшись спиной ко всему тому ужасу, который мы именуем миром взрослых.
 Писатель –сатирик из США – Джеймс Тербер – посоветовал исправить это безобразие  простым способом: « Я думаю, что, если бы нами руководили женщины и дети, мы бы чего-то достигли».
 Кто знает? В любом случае, знаменитый писатель и педагог – Януш Корчак – придерживался того же мнения, когда писал свою повесть «Король Митиуш Первый». А как замечательно говорил о детстве Антуан де Сент – Экзюпери: «Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковывать».
 Слышал я также утверждение, что «взрослые игры отличаются от детских лицемерием и коварством».
 Русский сатирик Аркадий Аверченко не был жестоким человеком, но шутил он иногда весьма сурово. Добрым шутникам позволено так шутить: «Моя бы воля, я бы только детей и признавал за людей. Как человек перешагнул за детский возраст, так ему камень на шею да в воду. Потому взрослый человек почти сплошь – мерзавец».
 Ну, мерзавец мерзавцем, а кормят человеческих детенышей не птички небесные, а папа с мамой. Кормят, воспитывают и наказывают. Вот именно – наказывают. Хотя в  чадолюбивой стране мы это не приветствуем. Евреи предпочитают, чтобы дети наказывали их. Так что цитату из Аверченко можно вполне перевести на иврит и повесить во всех школах Израиля.
 В общем, начудили разные специалисты по детской психологии. На эту тему хорошо пошутила одна дама, пожелавшая остаться неизвестной: «Специалисты утверждают, что нельзя в гневе шлепать детей. А когда можно? Когда у вас праздничное настроение?»
Ладно, детишки в Израиле все равно исправно появляются на свет. Вот уже 40 веков мода такая у потомков Иакова. Во время поездок часто вижу автомобили, битком набитые горячим молодняком. Увы, и как правило, эти наблюдения стали подсказкой для моего, собственного замечания: «Качество израильского автомобиля напрямую зависит от количества детей в нем». Чем больше детей, тем ниже это качество.
 Одна моя знакомая дама вывела даже формулу: сколько детей имеет право родить автомобилист. Выглядит формула так: « Совершенно очевидно, что количество ваших детей не должно превышать количество окон в вашем автомобиле».
 И тут я вспомнил еще об одном дорожном происшествии. В заднем окне торчала не одна чумазая физиономия, а целых три. И вдруг тот детеныш, что бы в середке, напялил на себя жуткую маску орангутанга.
 Я должен был испугаться, и я исправно испугался, закрыв лицо руками. Как счастливы были те трое. Я не мог слышать их коллективный хохот, но я его видел. Вот тогда я вспомнил совет Михаила Жванецкого: «Для понимания этого возраста и этого юмора у меня один совет: хохочите….».  Я перестал пугаться и стал хохотать вместе с ними. Таких благодарных физиономий я не видел никогда в жизни.
 Да, и та машина была облуплена до неприличия, а ее «глушак» издавал совершенно непотребные звуки. Ну и что.  Маленьким детям, как правило, совершенно безразлично, а какой колымаге их возят. Малыши воспринимают свет Божий, как счастливый и праздничный подарок. Это для взрослых мир, нас окружающий, - ярмарка тщеславия, где все на прилавке имеет цену. Позвольте на эту тему высказаться автору статью: « Только трехлетний ребенок правильно разбирается в ценах. Для него бабочка на цветке стоит больше, чем золотое кольцо с брильянтом».
 Кстати, насчет цветов отлично пошутил некогда знаменитый острослов Эмиль Кроткий: «Дети – цветы жизни. Не давай им, однако, распускаться».
 В  стране обязательного капельного орошения дети распускаются сами по себе. Процесс этот неизбежен. С тоской прочел некогда замечание некоей Филлис Диллер: « Первые двенадцать месяцев жизни наших детей мы тратим на то, чтобы научить их ходить и говорить, а следующие двенадцать – заставляя их сидеть на месте и молчать».
 Где-то там, где жила или живет эта дама, подобное высказывание может вызвать сочувствующую улыбку, но только не в Израиле, где дети, научившись ходить и говорить, все остальное время взросления продолжают беспрепятственно бегать и орать. Дай им Бог здоровья.
 Одна учительница из школы в Тель-Авиве пересказала мне однажды такой диалог между ней и учеником:
-         Шломо, вспомни, кто построил Первый Храм в Иерусалиме?
-         Ну, ты даешь! Все забыла. У тебя память никуда. Об этом ты меня спрашивала на прошлой неделе, а я сказал, что не помню.
Этот мальчик, по словам учительницы, ни секунды не мог усидеть на месте. Он и во время урока прыгал до потолка. Впрочем, без особой подвижности и образования должного не получишь. Правильно подметил один писатель, по фамилии Рыбников: «В семье говорят одно, в школе – другое, на улице – третье. В результате ребенок получает разностороннее воспитание». Это Рыбников отметил, в соответствии с российским опытом. Я же убежден, что  еврейские дети, главные уроки воспитания получают не на улице (жара), а в подъездах домов, сидя горячим задом на холодных каменных плитах.
 В любом случае, такое воспитание предпочтительней несчастья, отмеченного педагогом из Канады – Лоуренсом Дж. Питером: «Телевидение превратило наших детей из силы, которую невозможно удержать, в объект, который невозможно сдвинуть.
 Здесь я просто обязан рассказать о недавнем наблюдении за одним крошечным существом. Вы, конечно, в курсе, что ныне производители кассет выпускают фильмы для самых маленьких.
 Однажды, я попал в дом, в котором десятимесячный ребенок, сидя в специальном креслице, смотрел такой фильм. Малыш не обратил на нас, гостей, никакого внимания. Мы пробовали его развлечь всем: от конфет, игрушек – до гримас. Кроха нас не видела, не желала замечать. На цветном экране шевелились какие-то нарисованные создания. Он был там, с ними. Он не желал возвращения в реальный мир. И тут я подумал, что когда-нибудь, вполне возможно, настанет  день, когда дети уйдут из нашего мира, который взрослые никак не могут обустроить  по человечески, в мир реальности виртуальной, где не будет настоящей нищеты, войн, ненависти и смерти.
  Ладно, прошу прощения за серьезную мину в шутливой игре. Перейдем к шуткам. Какие они, наши дети сегодня? Ну, конечно, мы были лучше. Барбара Буш, жена 41-го президента США, год рождения 1925, как-то призналась: «Я вышла замуж за первого мужчину, которого поцеловала. Когда я рассказываю это своим детям, они просто теряют дар речи».
 Думаю, немеют дети Барбары не потому, что их мама оказалась столь высоко моральным существом, а потому, что восхищаются ее прозорливостью: как могла юная девушка догадаться, что первый поцелуй дарит она будущему президенту США.
 Ошибочно думать, что все взрослые – друзья детства. Это не так. Среди взрослых попадаются, и нередко, люди совершенно бессердечные. Один такой ненавистник подрастающего поколения отметил: « Даже если его начисто вымыть и отнять все конфеты, ребенок останется липким».
 Слышал я и такое, совершенно хулиганское высказывание: «Где-то на нашем земном шаре каждую секунду какая-то женщина рожает ребенка. Ее надо найти и остановить».
 Еще одна дама – англичанка – продемонстрировала свою «любовь» к детям еще более изысканным способом. « Я люблю детей, - сказала она. – Особенно когда они плачут, потому что их тогда кто-нибудь уносит».
 Писатель – фантаст – Роберт Хайнлайн продемонстрировал некогда настоящий садизм: «Заблуждения часто бывают полезными. Мнение матери о красоте, уме, доброте своего дитяти удерживает ее от того, чтобы утопить его сразу после появления на свет».
 Знаменитый драматург Бернард Шоу тоже позволил себе  чудовищное признание: «Молодость – чудесное время. Какое преступление тратить ее на детей». Изощренным образом сеял раздор между поколениями этот остроумнейший англичанин: «Если бы родители только понимали, как они надоели своим детям».
 Но самое злобное замечание на эту тему отпустил неизвестный мне тип, по фамилии Левинсон: «Причина столь хорошего взаимопонимания дедов (бабок) и внуков (внучек) в том, что у них общий враг».
 Вам понятно, кого имел в виду этот Левинсон – едчайший из едких типов.
 Еще один отчаянный острослов заметил как-то: «Семьи  с детьми и бездетные семьи очень жалеют друг друга».
 Я сам, при всей любви к своим и чужим чадам, как-то обмолвился: «Жизнь начинается, когда дети засыпают».
 Но никогда, никогда я бы не мог сказать так, как сказал однажды юрист и писатель из США - Кларенс Дарроу: «Первую половину нашей жизни губят наши родители, вторую – наши дети». 
 Я думаю, что все здесь достаточно просто. Одни люди нуждаются в продолжение своего рода, а другие – только в продолжение своей, собственной жизни. Пожалуй, в этом одно из существеннейших отличий человека от животного.      
   Писатель Константин Мелихан сделал такой, грустный вывод: «Чувства приходят и уходят, а дети остаются». Впрочем, почему грустный. Наши дети примут от нас эстафету чувств, чтобы в свою очередь произвести на свет детей. В общем, пока рождаются дети, есть надежда, что и взрослые живут в этом мире не зря.              

  В заключение я хочу привести слова из одного хорошего сборника детских анекдотов: « У детей чуткая душа… Все они – наши дети. По образу и подобию нашему. Но пока, а может и потом – немного лучше и веселее нас. Они не учатся жить, не готовятся, они – живут. И дай им – крученым, верченым, сахарным, перченым – дай им Бог здоровья!

М.ВЕЛЛЕР И УКРАИНА




"О.ЖУРАВЛЁВА: Вы на чьей стороне в этой истории? 



М.ВЕЛЛЕР: На стороне... 



О.ЖУРАВЛЁВА: Кому вы больше сочувствуете? 



М.ВЕЛЛЕР: ...моего любимого литературного героя Меркуцио: «Чума на дома ваши оба». Пусть разбираются.  Что такое Европейское экономическое сообщество? Это неоколониальная система, которую придумали умные ребята в Германии. К ним присоединились умные ребята из Франции и из Северной Италии. Сводится это к тому, что каждое государство вступает на своих условиях. Оно подписывает экономические обязательства. Оно поступает в зависимость от тех, кто больше производит и богаче. И, вот, когда Греция вступила, она чего получила? Огромные дотации. И левое правительство сугубо популистское говорит водителю автобуса: «Мужик, ты получаешь 400 евро. Хочешь получить завтра 2 тысячи?» Но оно ему не говорит «Мужик, нашей экономике через 15 лет конец. Потому что нам оливки нельзя, судостроение почти что нельзя, многое еще нельзя, потому что такие условия. Это мешает нашим большим братьям из Германии и Франции. Но зато они дают денег. И ты сразу будешь получать 2 тысячи. А иначе ты до них будешь расти вот эти 20 лет. То ли дорастешь, то ли сдохнешь, то ли комета на Землю врежется». Мужик говорит «Я голосую за то правительство, которое мне даст 2 тысячи евро завтра». Вот это то, что произошло в Греции. 



Почему Германия дает Греции деньги? Потому что дают деньги государственные банки, а возвращаются деньги через покупку товаров в частные немецкие фирмы. Вот, огрубляя, основы этой схемы. 



Это слишком сложно для украинских ребят, которые выходят на Майдан, потому что они хотят в Европу, потому что молодежь туда сдунет, будет там учиться, будет там работать и будет жить в Европе как можно скорее, а не неизвестно где, неизвестно что. Она хочет жить в большом общем цивилизованном мире. 



О.ЖУРАВЛЁВА: Но их можно понять. 



М.ВЕЛЛЕР: Абсолютно. И я их полностью поддерживаю. Народ имеет право. Хотят разориться – пусть разоряются. Хотят быть миллиардерами все – сумеют, станут, молодцы. Это не наше дело".

Особое мнение. "Эхо Москвы"

 Вот я и подумал: какое счастье, что Израиль независим экономически и не входит ни в какие ЕСы.
Может быть, и в этом секрет сравнительно стабильной экономики государства и малой цены, заплаченной за кризис в Европе. Не дай Бог придут снова социалисты-популисты к власти. Им теперь есть кому и зачем продать страну. Нужны доказательства. Далеко за ними ходить не нужно. Читаю: "После долгих и трудных переговоров Израиль и ЕС нашли компромиссную формулу, которая позволит Израилю присоединиться к программе научного сотрудничества «Горизонт-2020».
Как сообщают израильские СМИ со ссылками на источники в правительстве, компромисс был найден в ходе «марафонских» телефонных переговоров между министром юстиции Ципи Ливни и министром иностранных дел ЕС Кэтрин Эштон. Ливни, в конце концов, сумела предложить формулировку, приемлемую для ЕС. ЕС не отказался от запрета на финансирование проектов за «зеленой чертой», но Ливни и Эштон согласовали юридические формулировки, позволяющие Израилю, несмотря на это, подписать соглашение о научно-техническом партнерстве".
 В общем, не мытьем, так катаньем вся эта публика стремится затащить Израиль в гибельную яму рабского сотрудничества с Европой.

ЧУДО ВТОРОЙ СВЕЧИ

Чудо Второй свечи


Через сорок один год я вспоминаю вторую свечку Хануки - День вынесения приговора на Ленинградском процессе.
Суд был первоначально назначен на 15 ноября и в последний момент мы получили сообщение о том, что срок суда перенесен на 15 декабря. Это было огорчительно - еще месяц жить е неопределенности -ждать еще целый месяц приговора!
Наконец, 15 декабря начался суд. Через много лет мне рассказывали бывшие ленинградцы, как за задернутыми шторами они смотрели на эту кавалькаду черных воронков, которые везли нас рано утром в здание окружного суда - это было похоже на похоронную процессию. Живые гробы.
Но мы , сидящие внутри были по своему рады началу суда - наконец после полу года в застенках КГБ мы снова встретимся обнимемся и возможно попрощаемся навсегда. Но в зале суда нам не дали обняться. Молодые солдатики окружили каждого из нас плотной стеной -" Не переговариваться"!
Они боялись нашего единства.
Но все эти меры предосторожности им не помогли ибо наше единство было не в объятиях и поцелуях, а в единстве цели - освобождения еврейского народа из советского плена. Но вот Ханох уловил момент ,наклонился ко мне и прошептал:"сегодня первый день Хануки". Теперь мне стало понятно, почему срок суда был отложен - в том было божественное Провидение ("Ашгаха") . Следствие было тяжелым - и суд предстоял еще более трудным. Советы и арестовали нас, группу евреев, пытавшихся бежать в Израиль, с тем, что бы сломить нас и устроить показательный суд. На этом суде, по разработанному сценарию, мы должны были каяться в своей любви к Сиону и обличать сионизма. Именно поэтому праздник Ханука был к месту. Мы нуждались в огромной силе, что бы не сдаться. И эта Сила пришла в виде Хануки. Ведь известно, что Ханука несет в своем потенциале Силу, Победу и Спасение.
Я стал свидетелем Чуда Хануки с самого начала суда. Первым допрашивали нашего пилота, Марка Димшица. Он находился в самой критической ситуации. Его наверняка ожидала смертная казнь. Наверное поэтому судьи надеялись, что удастаться его сломать.
- " Дымшиц, почему Вы решили угнать самолет в Израиль? Ведь Россия - Ваша родина?"
Тут и случилось чудо. Бывший заместитель командира эскадрильи, бывший член КПСС, майор Димшиц, действительно дал бой но только не сионизму, как это было намечено по сценарию КГБ. Это была обвинительная речь еврейского лидера против советского антисемитизма. Я думаю, что эту речь Димшица должны учить ученики в школах. Судьи были ошарашены.
Еще одна попытка. Сильва Залмансон. Единственная женщина на суде. Ей было особенно тяжело в тюрьме. Судьи очевидно ожидали от нее покаяния.
- "Залмансон, почему Вы решили бежать в Израиль?"
Встает наша героическая Сильва и говорит судье на иврите:"Евреи с детства произносят клятву - " Если я забуду тебя Иерусалим. Пусть отсохнет моя правая рука."
Судье перевили. У него буквально отвисла челюсть от изумления. Он понял - антисионистский спектакль провалился. Так вставали один за другим мои друзья и произносили клятву верности Израилю. В камере у нас не было ханукальных свечек. Мы зажгли свет Хануки в зале суда из собственной плоти и крови, зная, что своими заявлениями мы наматываем себе срок. Но подсчет годов отсидки не тревожил нас. Господь зажег в нас пламя Маккавеев, борющихся за свободу своего народа. 

(Иосиф Менделевич - известный "отказник", "узник Сиона")
Когда-то писал об этом замечательном человеке. Найду - обязательно помещу в блог.

НЕВОЗМОЖНОСТЬ РАБСТВА



 Есть одна, неоспоримая, на мой взгляд, причина антисемитизма: феноменальность еврейской судьбы в галуте. На чужой земле человек должен быть слугой, рабом или шутом. Но только роль шута еврею, иной раз, удавалась. В то время, как дух свободы, воспитанный Торой, заставлял Израиль искать «господские» полномочия в атмосфере всеобщей слежки и ненависти.
 Еврей не то, что не хотел, он физически не мог быть рабом и, тем самым, соответствовать обстоятельствам и своему зависимому положению от большинства населения и власти. Еврей всегда шел к свободе: физической и духовной. Он добивался свободы этой любыми, доступными ему, средствами. Еврей так давно ушел из рабства, что вернуться обратно не способен, даже при всем желании.
 Первейшая причина юдофобии в Европе –  успешные попытки потомков Иакова сохранить свое национальное достоинство. Успешные, подчеркнем это. Любой чужой успех порождает зависть и злобу – такова природа человека.
 Из письма Вольтера кардиналу Дюбуа: «Если Ваше Высокопреосвященство считаете этот случай важным, то осмелюсь доложить, что так как для еврея отечество там, где он зарабатывает деньги, то он также легко может выдать короля императору, как и императора королю».
 На этом постулате защитника прав и свобод, «буревестника» Великой Французской революции, во многом, и основывается современная юдофобская доктрина.
Атеист Вольтер никак не мог согласиться с тем, что для еврея Бог и деньги всегда были единственным шансом сохранить себя во враждебном мире, не стать рабом, сохранить свое достоинство, остаться, наконец, евреем.
 Впрочем, другой французский антисемит, стоящий на позициях монархии и клерикализма - Эдуард Дрюмон - может быть, и не желая этого, блестяще разоблачает подоплеку юдофобского  пафоса Вольтера в своей печально знаменитой книге «Еврейская Франция»: « Надо признаться, что ненависть автора «Девственницы» к Израилю проистекала из самых низких и грязных побуждений. Вольтер был в 18 веке совершеннейшим типом нынешнего оппортуниста, с придачей таланта, стиля и ума. Он был жаден до денег и всегда был замешан во все подозрительные аферы своего времени».
 Себя Дрюмон считал бескорыстным, идейным борцом с «еврейским засильем». Этот «писатель» был предтечей юдофобии нацистского образца. 
 Вольтер хотел видеть еврея жалким, нищим, зависимым, не конкурентно способным  существом. Увы, Нынешние либералы Европы – прямые наследники Вольтера.   
 Казалось, Холокост и создание государства Израиль, подвели черту под трагедией истории  галута, но этого не произошло. Стереотипы отношения к еврею в диаспоре Европа перенесла и на Еврейское государство.
 В мировом сообществе Израиль обязан вести себя так, как, по мнению интернационала юдофобов, должны были себя вести евреи в галуте. У Еврейского государства нет права на свободу и национальное достоинство, точно так же, как не было этих прав у отдельных евреев на чужой земле.
 Антисемитизм, не потерявший своих позиций и после возникновения Израиля,  по сути дела, перечеркнул все попытки мирового сообщества построить новую Вавилонскую башню: глобальное царство на либеральных принципах.
 Еврей всегда мешал Риму и Древней Греции,  христианам и мусульманам, фашистам и коммунистам. Точно также «загадочная фигурка еврея» мешает и современным либералам, превратившим кодекс личного поведения в рутину лживого и лицемерного общественного договора.
 В этом и заключается вся сложность и трагичность  положения народа Торы и в диаспоре, и в Израиле.
 Еврей всячески стремится соответствовать требованиям времени. Местный «розовый» либерализм все делал, чтобы превратить еврея в израильтянина, но тщетно. Эксперимент с левым, атеистическим сионизмом провалился.
 Думаю, мировое сообщество и дозволило евреям создать свое государство в тайной надежде, что на своей земле евреи перестанут быть евреями. Отсюда и парадоксальная поддержка буржуазными странами социалистических правительств Израиля. За очередную попытку перерождения, ассимиляции в своем собственном государстве, Европа была готова простить евреям  обретение своей земли и национального достоинства.
 Европа закрывала глаза не непоследовательность Бен – Гуриона, дозволившего ортодоксальным евреям сохранить свое лицо и веру. Левые Израиля были убеждены, что эти «пережитки прошлого» исчезнут сами по себе и старались убедить в этом друзей по Социнтерну.
 Но вот киббуцы исчезают один за другим, а синагоги упрямо множатся.
 Француз – социалист Ги Моле даровал нашему социалисту Шимону Пересу ядерный реактор. Сделал бы он это ради «пейсатого еврея»? Да никогда! Однако, партия Переса неотвратимо теряет власть, а люди веры последовательно теснят наших лейбористов на обочину политического процесса. Могут простить это Израилю левые Франции, Норвегии, Голландии, Англии…
 Америка и Франция давали Израилю оружие и, стиснув зубы, терпели  относительные победы Израиля тогда, когда была надежда на перерождение еврейского племени. Да и сами граждане сионистского государства стремились всеми силами соответствовать требованиям своих «друзей».
 Евреи размахивали звездно-полосатым флагом, пели русские, революционные песни, клялись в любви к принципам Великой французской революции, плясали рок, боролись за демократию и права своих врагов. Евреи старались точно так же, как они делали это в галуте,  стать русскими, немцами, поляками, французами…. Кем угодно, только бы сохранить свое достояние и жизнь.
 Старались, но всегда делали это плохо. Тайная гордыня, дарованная Богом, не давала еврею, даже самому отъявленному атеисту, превратиться в слугу, раба и шута.
 Никакие цепи: от черты оседлости до ограды концлагерей не могли лишить еврея внутренней свободы, полученной им за тысячелетия до того момента, когда само это слово прозвучало на европейских просторах.
 Гитлер понял это одним из первых, понял безнадежность любой попытки ассимиляции еврея, и придумал свой способ решения «еврейского вопроса». Но этот кровавый опыт, при всемерной поддержке почти всех стран Европы, не привел к желаемому результату.
 Тогда мировое сообщество пошло навстречу сионистам, в тайной надежде, что сионисты сами превратят евреев в нечто новое, миру неведомое, но вполне терпимое по своему статусу.
 И вновь очередная попытка истребить дух еврейства закончилась ничем. 
 Слугой, рабом и шутом не желает быть и сам Израиль.   
 Сила исламского террора не только в том, что за ним стоит арабский мир. На одной этой поддержке все эти хамасы хизбаллы не выдержали бы и года. За убийцами евреев стояла и стоит сегодня - Европа. Материк этот сознательно, но, чаще всего, на уровне подсознания стремится превратить Израиль в зависимое, вассальное государство, лишить еврея свободы и национального достоинства. Уничтожить сам вызов миру, брошенный некогда  Законом, данным жестоковыйному племени на горе Синай.
 Ныне к религиозному комплексу вторичности  прибавляется ясное сознание невозможности перечеркнуть странного, упрямого семита с помощью «открытого общества», общества потребления. И, тем самым, разрешить в очередной раз мучительную загадку истории, тайну фантастической выживаемости потомков Иакова.
 Евреи в очередной раз, и рады бы, и не способны стать тем, кем их хотят видеть на берегах Москва - реки, Сены или Потомака. И дело тут не в гордыне, и, подавно, не в пресловутом чувстве своего превосходства. Еврей не лучше и не хуже любого человека на планете Земля. Евреи просто запрограммированы в своей чуждости, и одиночестве какой- то внеземной и несокрушимой силой.
 И, надо думать, нужны  миру именно в том качестве, в котором они и пребывают последние 40 веков.
  С дарвинистами, мичуринцами современная наука давно разобралась. Муравьям дозволено остаться муравьями, волкам – волками, яблоко не желает превращаться в ананас, а бананы в картофель. Вот в человеческом сообществе все еще продолжаются раздоры на эту тему. Жестоковыйный народ никак не хотят оставить в покое.  Отсюда и подлинные муки двоедушия Европы, именуемые ныне двойными стандартами. Либералы, демократы, социалисты мира  надеются, что с евреями можно покончить без чудовищных эксцессов, вроде гитлеровского геноцида, но понятно, что при этом не желают помочь Израилю справиться с террористами, «идейными борцами» за окончательное решение «еврейского вопроса». 

 Поставил точку в  «рассуждизмах» о муках Европы, и, клянусь, в этот самый момент появляется дочь и вручает мне небольшую бандероль. Вскрываю ее. Внутри две брошюры на русском языке. Автор – И. Эльберг. Текст – комментарии к Торе и Закону. Читаю наугад ( этого, как правило, бывает вполне достаточно, чтобы определить цену присланного материала: « Когда у человека имеется Божественное в сердце, то не существует по отношению к нему место в мире, т.к. место мира в его сердце». Приведу еще один комментарий к Закону, присланный И. Эльбергом: «Но если для преследуемого нет другого выхода, как убить, что спастись, то ему разрешается опередить своего преследователя и убить его. « ВСТАНЬ, ЧТОБЫ УБИТЬ ТОГО, КТО ПРИШЕЛ УБИТЬ ТЕБЯ».
 Вот и все. Пусть где-то там, в припадке безумия, готовят арабы взрывчатку для бомб, роют туггели, и читают, нараспев, Гитлера и Дрюмона, а в Европе ученики Вольтера швыряют в синагоги бутылки с горючей смесью….

 Не в них дело. Главное, что бы где-то, в небольшом ишуве с красивым именем Эммануэль, сидел, согнувшись над рукописью и Книгой, немолодой и, вполне возможно, не очень здоровый человек. А потом на последние свои деньги  печатал эту рукопись, и отсылал другим людям в тайной надежде, что и их сердце наполниться мужеством, и сможет вместить в себя весь мир. 

ЕВРЕИ В ЕВРОПЕ


Новая книга доктора Манфреда Герштенфельда «Демонизация Израиля и евреев» (Demonizing Israel and the Jews) вызвала в Европе шоковую реакцию, так как выявила пугающий уровень антисемитизма и злобного обвинения Израиля в Евросоюзе. Такого резкого всплеска откровенной ненависти по отношению к еврейскому народу Европа не знала с 1938 года.

http://www.forumdaily.com/srednevekovyj-antisemitizm-v-sovremennoj-evrope/

МОМЕНТЫ СЧАСТЛИВОГО ВРЕМЕНИ



Счастливое было время путешествий по Израилю. Нашел в архиве два любопытных эпизода.

 НАД МАСЛИЧНОЙ ГОРОЙ.

 Он стоял у ворот, будто ждал нас. Он нам обрадовался, как родным. На территории частных владений Джамила Османа расположено самое древнее захоронение пророков иудейских. 
 Семья Османа, еще в 19 веке, получила право охранять этот археологический памятник, еврейскую святыню. 
 Пророки первого Храма были захоронены здесь: Хагай и Мизрахи и оба пророка Зхарии – но это уже второй Храм, после возвращения из Вавилона. 
 Джамил открывает нехитрую решетку, будто вход в свой семейный погреб. Двадцать ступеней вниз. В пещере полумрак. Осман зажигает керосиновую лампу. Я, наивный, спрашиваю, почему нет электричества? 
 Хозяин смотрит на меня с некоторой брезгливостью. Он говорит: 
-    Когда хоронили пророков, не было даже керосина. Раньше я зажигал здесь лампу с маслом, но она часто гасла. 
 Потом он начинает рассказывать на прекрасном иврите. Нас всего двое (Марина Магрилова и я), но он говорит так, будто перед ним большая аудитория. Кажется, что в этой пещере  Джамил знает каждую зазубрину на камне. 
- Первых пророков хоронили, как попало. Расположение погребальной камеры было произвольным. Тогда, в эпоху первого Храма, не было мечты о машиахе. Мы можем точно определить время захоронений, - говорит Осман. 
-          Бедные Хагай и Мизрахи, как они пойдут за Машиахом в день его прихода? – спрашиваю я. 
-          Подождем – увидим, - отшучивается наш гид.
   Не сразу начинаю сознавать, что этой пещере почти 3 тысячи лет. Все обычно. Камень, засечки на камне от ударов рубилом, своды, погребальные камеры по кругу. Кости давно истлели. Мне показалось, что в одной из камер лежала пачка из-под сигарет. Осман незаметным и быстрым движением пачку эту прибрал. Разный народ ходит сюда. Впрочем, Джамил недоволен малым количеством посетителей. Он не понимает, почему так происходит. Захоронение уникальное и древнейшее. Но это именно он, Джамил Осман, видит за голым камнем великое значение истории. От случайных экскурсантов трудно ждать того же. 
 Мы привыкли к роскоши древних дворцов и стадионов. Красота античной культуры или величие Древнего Египта – вот где толпы экскурсантов. А тут пещера, похожая на домашний погреб, норы в стенах пещеры – и больше ничего… Впрочем, есть еще столы, выбитые в камне, на которых лежали усопшие, «слушая» кадиш. 
 Не зрение здесь требуется, а воображение, фантазия. В общем, труд. А экскурсанты стремятся к отдыху, к впечатлениям поверхностным, как правило, ярким, щекочущим нервы. А в этой пещере – усыпальнице – суть еврейской культуры, далекой от внешнего блеска. Культуры строгой, невозможной без исторической памяти народа. Собственно, и рассчитанной только на одно: на эту память в Торе.  Все в культуре народа Торы не должно заглушать шорох страниц. Тишина в усыпальнице пророков тому подтверждение. Мне показалось, что и керосиновая лампа от требований тишины, и мягкая обувь на ногах нашего гида.
-    Был великий шум, - рассказывает Осман. – Вся наша семья пряталась в этой пещере. 10 дней мы не выходили наружу, так было страшно. Голодали, мерзли, но пуль и взрывов снарядов мы боялись больше. Шла Шестидневная война, но в этой пещере мы сидели 10 дней, пока израильский офицер не окликнул нас сверху. Он спросил: есть ли среди нас террористы и не прячем ли оружие? Мы стали кричать, что ничего этого у нас нет, а есть малые дети, и мы очень голодны и хотим пить. Этот офицер нас накормил и напоил. Он сказал, что мы – молодцы и сохранили святыню еврейского народа. Он был образованным человеком. Только пошутил, что очень хорошо, когда из гробницы поднимаются к свету живые дети. Вы, наверно, не поверите , но этот офицер приходит ко мне каждые две недели, а то и чаще. Мы пьем чай и беседуем о мире. Мы спорим, потому что он – еврей, а я – араб, но никогда не ссоримся. Нам невозможно ссорится, потому что я сразу вспоминаю тот стакан молока из его рук. Волшебный вкус молока для ребенка. А  для него тот день может быть стал знаком конца войны и победы. 
 Мы спросили Джамила, хочет ли он жить на территории автономии Арафата. Мне кажется, что  Осман не лукавил, когда твердо ответил: «Нет!». Русская православная церковь ( это ей принадлежит территория, где захоронены еврейские пророки), а потом и государство Израиль разрешили этому человеку жить на своей территории. Эта частная собственность священна. Она никому не принадлежит, кроме Османа и его семьи. Джамил здесь полновластный хозяин. Он – гордый и сильный хозяин, и не хочет подпадать под вассальную зависимость к своим единокровным братьям. Ему не нужны перемены. Он их боится. 
 Хозяин был так радушен и гостеприимен, что пригласил нас в свой дом. В доме царил  тихий, непритязательный уют. Затейливые украшения погрузили гостей в атмосферу семейного музея. Осман сохранил все старые книги, и древние фотографии своих предков. Он берег вещи, хранившие тепло их рук. Человек, живущий над могилой пророков, не мог поступить иначе. 
 Ему не хотелось расставаться с нами. О пророках Осман мог говорить бесконечно. Мы предложили заплатить за экскурсию. Хозяин обиделся и категорически отверг наши шекели. Мало того, он отблагодарил нас за визит фотографиями могилы еврейских пророков. 
 Могилы на вершине Масличной горы, на территории, принадлежащей христианской церкви и охраняемой вот уже более ста лет семьей арабов. 



 ИРОДИОН. 

 Это редчайшее сооружение. Царь Ирод ненавидел Иерусалим и евреев. Он решил построить свой, персональный холм, а на холме дворец в античном стиле. Он сделал это. 
 Развалины дворца сохранились, и холм высится над Иудеей, похожий на пирамиду. Античность и пирамида – уход Ирода в язычество. И в язычество он старался увести за собой народ еврейский. 
 Мы стояли на вершине Иродиона. Земля вокруг казалась пустынной, заселенной скудно. Тоже, наверно, видел с этой точки и сам  Ирод. И казалось ему, что нет большей защиты, чем это пространство пустой, насквозь проглядываемой земли. 
 Рабы насыпали холм ярус за ярусом. Рабы пробили в толще камня резервуары для воды. Рабский труд – был еще одной попыткой Ирода вернуться к идолам окружающего мира.
    Не было подлее и кровожадней царя в истории евреев. Ирода будто послали в наказание за нарушение принципа иудаизма: никогда, никого не обращать в чужую веру насильно. Царь Гиркан сделал это с завоеванным народом – идумеями. Среди обращенных были дед и бабка Ирода. Гордуса - в ивритной транскрипции.
 Пирамида в Иудее возникла не случайно. Когда Ирод не был занят бесконечными интригами и убийством, он строил. Этот царь – убийца и зодчий строил много и успешно.
 Ненавистник евреев и независимого еврейского государства, верный холуй римлян будто в насмешку воздвиг неприступную крепость Масаду, веком позже крепость эта стала последним рубежом великой  войны с Римом. Гордус никогда не был верным иудеем, но достроил Второй Храм с необыкновенной роскошью. Он не любил Иерусалим, но поднял стены вокруг вечного города. Он основал Кейсарию, повернув евреев к морю. Он строил крепости, театры, стадионы, гавани. Он  надеялся на благодарность народа, но так ее и не дождался. Грех природного убийцы, а Гордус уничтожил мудрецов Синедриона, свою жену, многих родственников и родных сыновей, ему не могли простить. И, как природному убийце, даже христианская традиция приписала Ироду поголовное уничтожение младенцев мужского пола.
 И вот, когда Ирод понял, что он, несмотря ни на что, не смог  стать своим для евреев - настоящим царям Израиля, он придумал бегство в Иродион. Гордус безжалостно подавил очередной мятеж, заживо сжег 42 вождя восстания, и начал насыпать эту белую гору – холм – пирамиду. Здесь он рассчитывал найти покой и защиту от вечно недовольных евреев.
 На горе ведутся раскопки. Многое уже отрыто. В любом случае, понятен размах замысла Ирода, но больше всего впечатляют подземные резервуары для воды и фантастические виды на Иудею с вершины Иродиона.
 Пирамида эта необыкновенно интересна, как попытка увести народ Торы от его корней, традиции и культуры. Что только не предпринимали ассимилянты. Вот даже гору насыпали и построили на вершине античный дворец.
 Гордус – Ирод инстинктивно старался сохранить о себе память. Ему это удалось. Масада, Кейсария, вот эта пирамида, и многое другое – память об Ироде, но ничто не смогло обелить его образ. Образ самого жестокого, подлого и вероломного царя в истории Эрец-Исраэль. Интересно, что каждый тиран в истории человечества стремился оставить после себя "пирамиды", как крепость, где можно спрятаться после смерти, словно страшился суда Божьего. 

ПОВТОРИМ ДЛЯ ЯСНОСТИ


Есть статьи, которые полезно перечитывать каждый раз, как только "друзья" Израиля начинают учить Иерусалим секретами жизни в современном мире.
  
                                                     Борис Гулько 
                                                   "Без слов... "

                    Гитлер и нацисты были лишь частью всемирного заговора против евреев

      Давно пора защитить репутацию Гитлера. Пропагандисты и агитаторы из историков лепят образ Гитлера как злодея, исключительного в анналах нашей гуманистической цивилизации. Они строят миф, что воля
одного злодея, или одной партии, или одной нации могла без помех уничтожать в течение шести лет в Европе шесть миллионов мирных евреев.
      Разоблачает этот миф книга героя нашего народа Уильяма Перла "Заговор Холокоста", опубликованная в 1989 году.
    Автор показывает, что Гитлер и нацисты были лишь частью всемирного заговора против евреев, и по справедливости вина должна делиться на всех.
    Гитлер был не исключительным злодеем, а всего лишь крупнейшим среди многих.
    Автор книги У. Перл, в ту пору молодой венский адвокат, организовал спасение в годы Холокоста около сорока тысяч евреев, сплавляя их по Дунаю на суденышках для скота из южной Европы. Убежищем была
Палестина.
      Позже, уже в ранге подполковника американской армии, Перл участвовал в работе Нюрнбергского трибунала.
      Книга  Перла изображает мир 30-40 годов как разбойничью слободку, по которой мечется несчастный еврей, за ним с топором носится убийца, а другие участники этой дьявольской игры захлопывают перед носом еврея каждую дверь, за которой тот пытается спастись. И продолжается такая гонка не день и не месяц, а долгие шесть лет. Вся слободка", весь мир участвовал  в этой игре".
      Готовясь к реваншистской войне, Гитлер решил избавить страну от евреев, в германский патриотизм которых не верил. Эта безумная идея стоила ему войны. До самого ее начала, до 30 августа 1939 года,
стратегией Гитлера было вынудить обобранных им евреев покинуть рейх. Встал вопрос: найти место, готовое их принять. Естественным местом спасения всех преследуемых с XVII века являлись США, где президентство Ф.Д.Рузвельта (1933-1945) год в год пересеклось с правлением нацистов в Германии.
      Общая ежегодная квота для эмигрантов составляла в США в тридцатые годы 152 744 человек. Представитель Нью-Йорка в Конгрессе С.Дикстейн предложил законопроект, по которому, начиная с 1 июля 1938 года, все неиспользованные квоты всех стран должны были отходить еврейским беженцам. 212 тысяч человек в течение двух лет, не нарушая американское иммиграционное законодательство, могли быть спасены.
      Более того, представитель Нью-Йорка Э. Селлер предложил  законопроект, дающий президенту право увеличивать квоту по мере необходимости. 
      Однако слушанья не состоялись. Администрация Рузвельта настояла, что президента не следует ограничивать, потому как он сам сделает все необходимое для спасения евреев на предстоящей международной конференции в Эвиане (Франция), посвященной судьбе еврейских беженцев.
      Конференции этой, прошедшей с 5 по 16 июля 1938 года, с надеждой ждали евреи Германии и поглощенной Гитлером Австрии, особенно 600 000 евреев, уже заключенных нацистами в концлагеря.
       Перл пишет: Конференция должна была ответить на вопрос, что мир готов сделать для спасения  жертв нацистов.
      И ответ был дан: ничего".

      Вступительное слово на конференции, предоставленное представителю администрации США М.Тэйлору, повергло евреев в шок. Тэйлор заявил, что США не будут менять для евреев иммиграционное законодательство, не ожидают этого от других стран, не считают, что какая-либо страна должна нести финансовое бремя для спасения евреев.
      И в стиле советского агитпропа Тэйлор даже не называл евреев евреями, используя всевозможные иносказания. Второй удар нанесла Великобритания, также поставив подпись под смертельным приговором для сотен тысяч евреев, - пишет Перл.
      Руководитель британской делегации лорд Винтертон понимал, что его страна обладает ключом к разрешению проблемы: самым очевидным убежищем для евреев был их собственный национальный дом в Палестине. Однако он ни разу даже не обмолвился об этом". Оно и понятно. Правительство ничтожного Н.Чемберлена, готовившегося через два месяца после Эвиана купить в Мюнхене ценой предательства
Чехословакии мир с Гитлером, ответственно и за Белую книгу" от 17 мая 1939 года, предельно ограничившую эмиграцию в Палестину евреев. 
      Предательство ходит стаей.
      Через четыре месяца после провалившейся конференции в Эвиане Гитлер предпринял новую попытку изгнать евреев из рейха - он организовал 14 ноября 1938 года погромы Хрустальной ночи. Перл пишет: Немцы были настолько уверены, что Хрустальная ночь заставит мир открыть двери, что даже приготовились выпустить из концлагерей тех евреев, кому удалось получить визу - в любую страну.
      Через четыре дня после Хрустальной ночи, генерал СС Рейнхард Гейдрих, национальный командир гестапо, послал срочную телеграмму в инспекторат концлагерей, а также лично начальнику каждого концлагеря,  в которой приказывал отпустить тех евреев, которые могли эмигрировать в течение
трех недель.
      Как цивилизованный мир отреагировал на вероятность истребления евреев в случае невозможности эмигрировать?
     Только  еще больше ужесточил иммиграционные ограничения".
      13 мая 1939 года, за три с половиной месяца до начала войны, похоже, для того, чтобы продемонстрировать, что у него нет больших разногласий с миром о судьбе евреев, Гитлер разрешил лайнеру Сент-Луис" с 931 еврейским  беженцем на борту отплыть из Гамбурга на Кубу. Многим
пассажирам, чтобы приобрести кубинские визы и билет на лайнер, пришлось истратить все свои сбережения. Некоторые прибыли на корабль прямо из концлагерей, откуда их выкупили родственники.
      Добравшись до Гаваны, евреи узнали, что правительство Батисты аннулировало их визы. Простояв на рейде четыре дня, корабль двинулся к США. Но администрация Рузвельта принять беженцев отказалась. Ужас охватывает, когда представляешь, как Сент-Луис" с обреченными евреями на борту мечется у берегов Флориды, а сторожевые корабли США отгоняют его,  обрекая евреев на возвращение в Европу и гибель.
      Холокост - событие не одного дня. Долгих шесть лет евреи Румынии, Болгарии, Венгрии, Греции  стучали во все двери, умоляя  их впустить.
      Перл пишет: В период между нападением на Перл-Харбор и капитуляцией Германии (то есть между 7 декабря 1941 года и 9 мая 1945 года) квота  для стран, оккупированных Германией, составляла 208 тысяч.
       В реальности же за этот период в США въехала только 21 тысяча беженцев.
      Иными словами, было использовано только одно место из  десяти".
      В мае 1944 года второй человек рейха, Г. Гиммлер, когда исход войны становился предсказуемым, наде-ясь спасти себя, как полагают некоторые, предложил Америке продать миллион евреев. Миллион жизней! Взамен Гиммлер просил два миллиона брусков мыла, 800 тонн кофе, 200 тонн чая, а также, и это было самым серьезным пунктом, 10 тысяч грузовых автомобилей. Немцы готовы были торговаться -- позже
автомобили, вроде, готовы были заменить на какао. Перл пишет:
      Гиммлер согласился продемонстрировать добрую волю. 21 августа 1944 года, получив двенадцать тракторов швейцарского производства, он освободил и вывел к швейцарской границе 318 венгерских евреев из концлагеря  Берген-Бельзен.
      Затем  были освобождены еще 1 368 человек. Все они были также из Венгрии, почти все ортодоксы, включая многих раввинов". Даже само ведение  переговоров могло замедлить или даже остановить адский
конвейер смерти, который в одном Освенциме уносил 12 000 жизней ежедневно.
      Американцы от переговоров отказались.
      Нельзя не согласиться с Перлом:      
      "Поскольку исторические документы не оставляют сомнений в том, что без активного соучастия других стран большинству евреев удалось бы спастись, возникает резонный вопрос: не закрыло ли правосудие один
глаз, когда на скамью подсудимых международного военного трибунала в Нюрнберге сели только нацистские лидеры? Не следовало ли организовать аналогичный процесс и для тех лидеров союзников и нейтральных стран, которые осознанно и намеренно сотрудничали с немцами в реализации планов истребления?"
      Увы, среди таких лидеров должно бы стоять и имя Ф. Д.Рузвельта.

От автора блога: когда стал очевиден чудовищный результат стараний юдофобской рати, мир расщедрился и откупился от евреев полоской Средиземноморского пляжа. А сегодня, судя по всему., простить себе этого не может.

НА ИСПУГ



 Разговаривал как-то с одним артистом цирка. Спросил, а не страшно ему под куполом по канату ходить, да еще без страховочной сетки. Ответ этого человека никогда не забуду. Он ответил на вопрос примерно так: 
-         Испуг – это потеря квалификации. Отсутствие страха в нашем деле – профессиональное качество. 
 Тогда подумал, что этому «профессиональному качеству» евреи обязаны своей судьбой. С каким стараниям прививали им в галуте миф о запуганном, жалком еврее. Этот миф всегда успокаивал юдофобов. Им нравилась мерзкая, обсыпанная перхотью и провонявшая чесноком, дрожащая и согбенная фигура еврея.
 Такому еврею, как будто, прощалось все, даже отсутствие страха, потому что в глубине души  антисемиты всегда понимали, что идет еврей по канату своей истории, не страшась ничего. Иначе давно бы не было на свете ни одного потомка Иакова.
 Кто только не брал евреев на испуг: вавилоняне и греки, Рим и крестоносцы, инквизиция и фашизм…. Собственно вся погромная история мирового зла – была банальной попыткой испугать еврея, чтобы споткнулся он, упал и разбился насмерть.
 Помню одну историю, услышанную от хорошего писателя Х. Он, похоже, так и не оставил ее на бумаге. Время было совсем неподходящим для таких историй. Страх не дал возможность Х записать ее, но это был еврейский, какой-то неполноценный страх, не запрещающий устную передачу.
 Так вот: жили в местечке бедные евреи. Били их, грабили, убивали на каждую православную  пасху. Вот евреи и решили замаскироваться. Один хитрец предложил носы укоротить. Укоротили, стали курносыми, но не помогло. В ходе нового погрома пожары были опять, и жертвы. Тогда стали евреи одеваться, как окрестные жители, но и это оказалось пустой затеей.
 -Язык! – догадался местечковый люд. Нашли учителя и через год все они стали бегло разговаривать по-французски. Но снова пришла пасха с куличами, раскрашенными яйцами и еврейской кровью. Тогда решили евреи начать пить горькую, но это только подхлестнуло погромщиков - стали они искать, "хде жиды горилку ховают?"
 И тогда самый трусливый  предложил водрузить крест над синагогой. Трезвые евреи выслушали трусливого и разошлись, молча, каждый по своим делам.
 В этот момент поняли они, что отступать больше некуда, и на очередном собрании решили больше ничего не бояться. А, чтобы поддержать себя в непривычном мужестве - вооружиться, на случай очередного погрома.
 Тот, кому первому пришла в голову эта идея, сказал так: « Евреи! Сколько денег мы потратили на хирурга, укорачивая носы? Евреи! Сколько золота мы отдали, чтобы купить чужую одежду?  Евреи! вспомните, как дорого нам стоил учитель французского языка? Евреи! Мы сами чуть не ушли в пасть зеленого змия.. И все зря. Несколько ружей и пистолетов нам обойдется дешевле, чем новые похороны наших женщин, детей и стариков.
 Тот, кто предложил вооружиться крестами, стал говорить, что у безоружных детей Иакова есть еще какой-то шанс выжить. Вооруженные – погибнут, как один, ибо погромщики не простят местечку такую провокацию.
-  Не будем злить наших врагов, - сказал осторожный на языке французов. – Не станем давать им повод к новому витку вражды и ненависти. 
 Трус стоял перед собранием с укороченным носом, в крестьянской одежде и крестиком на груди. Но к этому времени все забыли бесполезный и чужой язык. Никто не понял боязливого соседа. И было решено использовать последний шанс во спасение.
  Наступила очередная пасха и пошла на местечко пьяная банда погромщиков, а навстречу им выступили трезвые и вооруженные ребята из отряда самообороны.
-     Евреи! – удивились мужики из слободки. - Вы что, нас не боитесь?
-   Не боимся, - ответили местечковые ребята и подняли ружья.
-   Тогда мы пошли домой, - подумав, решили погромщики.
-  Оревуар! – ответили им бойцы самообороны, вдруг вспомнив язык Рабле и Бальзака. /

 По дороге встретили погромщики острожного еврея.
-   Я с вами, мужики! Я с вами, народ православный! – сказал им этот осторожный.
Лучше бы он им это не говорил. Лучше бы спрятался за кустиком, переждал грозу...
 Долго думали евреи, где похоронить единственную жертву погрома. Наконец, решили не разлучать все-таки погибшего с его предками».
 Вот такую историю рассказал мне писатель Х – фронтовик, раненый в переправе через Днепр пулей фашиста. 
 Почему я вспомнил о ней. Все очень просто. Евреев никогда  не уставали пугать даже на своей земле, в своем государстве.  Соседи  только и думали, что об очередных погромах.
 Израиль спасала не «Давидка», не французские самолеты, не реактор в Димоне. Евреев Еврейского государства все 65 лет их новейшей истории спасало, прежде всего, бесстрашие. 

 Ничего нового не было в кровавой 2-ой интифаде.  Только названием она разнится от других подобных погромов. Нет ничего нового в ракетах и минах из Газы. Верно, евреи сами вооружили своих врагов, дали им возможность баз и опорных пунктов в тылу, но сирийцы, иорданцы и египтяне шли на  Израиль, вооруженные в тысячу раз лучше первоклассным, современнейшим русским оружием. Им это не помогло. Мужество победило трусость. Но и потомки того робкого еврея из местечка живы по сей день в Израиле. Вот в чем проблема. С улыбкой, и «укороченным носом» бегут они навстречу погромщикам, руку протягивают, призывают к миру на многих языках, готовы трясти хоть крестом, хоть зеленым знаменем, только бы выжить. Вот тут-то и перестает «канат» под ними быть надежной опорой. «Трус не играет в хоккей» - пелось в старой песне. Испуганному народу нет места в анналах истории.

ЖИРИНОВСКИЙ И "ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС"


Под дружный смех собравшихся "сын юриста" в очередной раз занимается юдофобской пропагандой. Настораживает, что болтовня этого дешевого клоуна угодна Кремлю.

http://www.youtube.com/watch?v=HbK9HHuTFSc

ЕВРЕЕВ НА ВСЕХ АРАБОВ НЕ ХВАТИТ




 Сначала необходимая историческая справка. Первый номер журнала «Сатирикон» читатели Российской империи увидели 3 апреля 1908 года. В этом номере редакция открыто заявляла: « Мы будем хлестко и безжалостно бичевать все беззаконие, ложь и пошлость, которые царят в нашей политической  и общественной жизни». 
 В  израильской жизни, как всем хорошо известно, ложь и пошлость совершенно отсутствует, но я все-таки рискну напомнить  об одном, любопытном материале этого классического для русской культуры издания. 
  « Всеобщая история», обработанная «Сатириконом» вышла в 1911году отдельным изданием. Авторами этой замечательной книги были Тэффи, Аркадий Аверченко, О. Дымов и Л.О. Д Ор и художники: Рудаков, Яковлев, Юнгер и Ре-ми. 
 К Израилю имеет непосредственное отношение одна глава этой книги, посвещенная зарождению ислама. Привожу из главы этой обширную цитату: « В это же время в знойной Аравии уже готовилась появиться магометанская религия. Самым значительным племенем в Аравии были корейшиты, и их именно избрал Магомет для своего рождения. Задумав основать новую религию, он рано лишился отца и матери. Чтобы развить в себе пылкое воображение и любовь к поэзии, необходимые каждому молодому человеку, желающему основать новую религию, он мальчиком сопровождал караваны своего дяди. Кроме того, он обладал красивой наружностью и управлял торговыми делами одной богатой вдовы по имени Хадиджи. Управившись с делами, он женился на ней, заявив жене, что он – послан Богом. Та без всякого колебания поверила ему, но жители Мекки были не согласны с богатой вдовой, и Магомету, спасая свою жизнь, пришлось бежать в Медину…. В Медине Магомет нашел последователей, и в скором времени новая религия без всякой рекламы получила широкое распространение. Магомет определенно обещал всем правоверным, павшим в бою, самый заманчивый рай, и это многих привлекло на его сторону.  Приемники Магомета назывались «халифами». Они бывали на час и на более продолжительный срок. При первых халифах арабы, добиваясь обещанного рая, сражались с необыкновенным воодушевлением и с успехом продолжали завоевания, начатые Магометом. Но в царствование династии Аббасидов магометанский фанатизм мало-помалу ослабел. Начали процветать земледелие, торговля, науки и искусства – это вместо тенистых садов обещанного магометова рая  ». 
 Интересно, что в те давние годы, когда Осип Дымов написал эти строчки, никто даже и не подумал приговаривать его к смертной казни за святотатство, как Салмана Рушди. Видимо, в те времена или демократии было побольше, или фанатиков ислама не так много, как сегодня.
 Израиль же напрямую касаются последние абзацы приведенной цитаты. Евреям просто не повезло. Не при той династии они поселились в Израиле. Давно прошли времена арабского рая на земле при высоком земледелии, торговле и искусстве. Нынче вновь нет выхода у  двоюродных братьев потомков Иакова. Одна дорога в рай – убить неверного. Сначала, естественно, того, кто поблизости…. Эх, переждать бы евреям, защититься, а там, гляди, и новые халифы появятся на востоке из благородной династии Аббасидов.

 Но приходится торопиться, и мировая общественность никак не дает  шанса переждать. И здесь очевидна одна горестная проблема. Евреев на всех мусульман не хватит. Выше еврейских возможностей – переселить всех алчущих магометан в рай. Одного человека, даже потомка Иакова, никак нельзя убить 20 раз и более. Вот это никак не хотят понять доброхоты  в проведении «мирного процесса». Они, судя по всему, не только не вникали в тонкости ислама, но даже не читали «Всеобщую историю», написанную зубрами «Сатирикона» 100 лет назад.

ИЗРАИЛЬ КАК ТЕАТР АБСУРДА




 Представил себе дикую, совершенно фантастическую, на день сегодняшний, ситуацию: бедная Россия так ослабела, что маленькая Финляндия пошла на нее войной и освободила свои исконные территории, включая север Петербурга, где когда-то и в самом деле жили одни чухонцы, то есть те же финны.
 В Карелии, в Петрозаводске, Выборге, Белоострове, как известно, коренное население давно не квартирует. Зимой 40 года  финны благоразумно не остались в «счастливой семье братских народов». Населен весь Карельский Перешеек одними русскими людьми. И вот это славянское население попадает под начало финнов.
 Русский народ, как известно, очень не любит чужих начальников, и тут начинается партизанская и террористическая война против «финского ига», захватчиков, агрессоров и пр.
 Власти в Хельсинки стараются, конечно, вернуть свой народ на исконные земли, поселения создают, но процесс этот, по вполне понятным причинам, идет крайне вяло. Уж больно запущенной стала эта область, да и «борцы за свободу Карелии», что понятно, всеми силами стараются поселенцев изгнать.
 Надоела тихим, мирным финнам такая жизнь ( взрывы, убийства по всей Финляндии, в лесах буйствуют партизаны, пускают под откос составы железнодорожные) и обратились финны к России с просьбой забрать обратно свои, завоеванные прежде, территории.
 И тут происходит совершенно неожиданное: России даже от части Петербурга отказывается и говорит, что в Карелии, вплоть до Кольского полуострова, живет какой-то особый, карельский народ, никакого отношения к русскому не имеющий, и советуют бедным финнам разобраться с этим буйным  народом самостоятельно, вплоть до создания независимого Карельского государства со столицей в отобранной части Петербурга.
 Читатель только улыбнется и скажет, что такое никак невозможно. Там, на севере нашей родины, невозможно. На Ближнем Востоке подобное никого не удивляет.
 В ходе Шестидневной войны Израиль овладел, по преимуществу, территориями Иорданского Хашимитского королевства, заселенными гражданами этой самой страны.
 И тут началось нечто невообразимое. Израиль, по мягкости характера, не смог сделать эти территории своими. Все соседние арабские страны превратили Иудею и Самарию в базу для террористов, развили бешеную антиизраильскую пропаганду. Объявили местных арабов каким-то новым народом – палестинцами. Новые левые в самом Израиле повели массированную атаку на сами принципы сионизма.
 Покойный Арафат создал ударную армию террора. Выходит, возвращение территорий не обеспечило Израилю безопасность. Встал вопрос, как избавиться от подарка, который евреи сами себе некогда преподнесли.
 Логика и здравый смысл подсказывают, что отдать территории нужно тем, у кого взяли. Но те, у кого взяли, уже успели поссориться со своими собственными гражданами, братьями единокровными. И не только поссориться, но даже выгнать их из родной страны в ходе гражданской войны, устроив братоубийственную резню, под названием «Черный сентябрь».
 В итоге, Иордания наотрез отказалась взять обратно свои собственные территории. Ситуация дикая: одни возможности туризма могли бы принести этой стране огромные доходы.
-          Нет, ничего не хотим, - давно твердят иорданцы. – Забрали, умыкнули, похитили, теперь делайте с этим сокровищем, что хотите. Нам  этот дикий, «палестинский» народ не нужен.
-          Какой «палестинский», - растерялись евреи. – Ваши люди, исконно ваши, полная родня. Берите обратно свое, чего отпираетесь?
-          Знать не знаем, ведать не ведаем, - только и отвечали иорданцы.
 Да что Иордания, сам Египет не желает видеть в своем составе Газу, даже с учетом такой могучей буферной зоны, как Синай.
 Арабы, дружно, умело, с помощью СССР, по сути открестились от своих братьев, если можно сказать такое о слугах ислама, будто арабы территорий стали каким-то прокаженным, особым племенем.
 Беженцев, арабов Палестины, с 1948 года держат сопредельные с Израилем страны в черном теле, всеми сила не давая им возможности слиться с остальным населением. Это понятно, арабам нужен был ударный отряд по борьбе с Израилем, но на практике получилось то, что должно было получиться: «ударный отряд» стал вполне самостоятельной, дикой, неуправляемой силой, представляющей опасность для тех, кто и раздул пламя «освободительной войны палестинского народа на Ближнем Востоке». Гражданская бойня в Сирии тому пример.
 Человек с автоматом всегда сильнее пахаря с плугом. От отца к сыну арабы Иудеи и Самарии передавали не плуг, автомат. Лучшая, активная часть этих людей кормилась на протяжение десятилетий не обычным трудом, а ненавистью, убийством, агрессией. Соседи Израиля, независимые арабские государства, сами воспитали особое племя разрушителей, не способных к созиданию и миру.
 Вот и получилось, что Египет, Иордания, Сирия, Ливан больше боятся своих братьев с правого берега Иордана, чем самого Еврейского государства.
 Они все готовы сделать, чтобы не включить в свои границы четыре миллиона своих братьев, давно забывших, что можно существовать без ненависти и крови.
 Они прекрасно понимают, что может случиться в ходе подлинного братания. Террор, в случае неизбежных распрей и борьбы за власть, мгновенно перекинется на улицы их городов.
 Такое уже было в том же Аммане и Бейруте. Урок этот не прошел для арабов зря.
 В результате и появилась эта дикая, совершенно абсурдная идея независимого государства Фалистын. От кого независимая, и какой, такой несуществующий народ собирается ее заселить? Чистый театр абсурда.
 И теперь становится понятным, что Европа – родина театрального авангарда, взрастившая Ионеско и Беккета, идею Палестинского государства приняла с восторгом.
 Не понятно, почему  Израиль, примирился с этой, очередной, совершенно искусственной и ненормальной ситуацией? Почему пошли на раскол дружественного Иорданского государства, почему не отдали ему территории сразу после мира с Египтом и Иорданией после войны Ссудного дня? Почему не раскусили хитрый замысел иорданцев и египтян, посадивших евреев на пороховую бочку территорий?
 Нет, скажут многие, мы думали, что вернули себе свои земли, что Хеврон и Бейт Лехем принадлежали нашим предкам, а теперь будут принадлежать нам. Замечательно, но в таком случае правая еврейская рука не знала, что делает левая, а левая знать не хотела, что делает правая. В итоге, Израиль, совместно с соседними арабскими странами, взрастил на своей груди монстра, готового взорвать мир на Ближнем Востоке, да и не только в этом регионе.
 Практика совместного попустительства терроризму привела к тому, что молодцы Арафата расползлись по всему миру (от России до США) и стали прививать другим народам ислама свои навыки, полученные в борьбе с «израильскими захватчиками».
  Похоже, весь мир начинает жить по законам арабского театра абсурда, и уже не способен ступить на путь очевидности и здравого смысла.

 Кто знает, может быть,  идея автора о независимой Карелии с великим карельским народом не так уж нелепа?  
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..