среда, 9 августа 2017 г.

МЕТОДЫ ФАИНЫ КИРШЕНБАУМ

Методы Фаины Киршенбаум: подробности "дела 242"
 
По утверждению прокуратуры, Киршенбаум и ее помощники часто находили деньги для тех, кто обращался в партию за помощью, но требовали откат, который шел либо к ним в карман, либо в партийную казну
Гилад Мораг|Опубликовано:  08.08.17 , 23:32
 
 
Фаина Киршенбаум. Фото: Ярон Бренер
Фаина Киршенбаум. Фото: Ярон Бренер
  Стали известны новые подробности "дела 242", также известного как "дело НДИ", в частности методы, которыми пользовались подозреваемые, и примеры их противозаконной деятельности. Приводим их (в сокращении) в том виде, как они фигурируют в тексте обвинения.
Как сообщали "Вести", во вторник, 8 августа, экономический отдел прокуратуры подал в окружной суд Тель-Авива обвинительные заключения против 10 фигурантов "дела 242", в том числе против бывшего генерального секретаря партии Наш дом Израиль, экс-депутата кнессета, бывшего заместителя министра внутренних дел Фаины Киршенбаум. Ей инкриминируются многочисленные преступления коррупционного характера: получение взяток, понуждение к даче взяток, мошенничество, отмывание капиталов, подрыв общественного доверия.
Полтора миллиона шекелей из Центральной компании по развитию Самарии, 155.000 шекелей из продюсерской компании "Афакот эруим", бесплатные авиабилеты для всей семьи в любую точку земного шара, оформление сына на "работу" по "поиску информации в интернете", устройство гребца Михаила Колганова на фиктивную работу, за которую спортсмен получил 77.000 шекелей – вот лишь частичный перечень противозаконных деяний, инкриминируемых Киршенбаум и ее сообщникам.

 
Фаина Киршенбаум. Фото: Идо Эрез
Фаина Киршенбаум. Фото: Идо Эрез

Как следует из материалов уголовного дела, Киршенбаум и ее приближенные стимулировали или даже принуждали частных лиц и различные компании к даче взяток. Иногда эти деньги выплачивались не из личных карманов граждан, а из средств госбюджета.Нередко люди или организации обращались к представителям НДИ с просьбами выделить средства на те или иные мероприятия. Обратившимся давали понять: "Мы помочь готовы, но с вас определенный процент". Зачастую НДИ помогала, но не из партийного бюджета, а из средств госструктур, входящих в систему контролируемых партией министерств. Одной из главных помощниц генерального секретаря Н??И была Виктория (Вики) Рабин. Она координировала контакты между НДИ и сотрудниками различных министерств, следила за перемещением материальных ценностей.
К примеру, по версии следствия, Киршенбаум за вознаграждение продвигала интересы компании "Аврора асаким", принадлежащей Нелли Диновицкой. Последняя получила на проведение 19 культурных мероприятий 1,3 млн шекелей из госбюджета. Из этой суммы 155.000 шек. поступили в карманы или на банковские счета Фаины Киршенбаум и Давида Годовского, возглавлявшего организационный отдел НДИ.
Гершон Месика, в прошлом председатель регионального совета Шомрон (Самария), вел коррупционные дела Фаиной Киршенбаум регулярно и на протяженити длительного времени. Согласно материалам обвинения, Фаина перевела контролируемой им Центральной компании по развитию Самарии 3,5 миллиона шекелей из средств госбюджета. Из этих денег почти половина – 1,5 млн – поступили от Месики в кассу НДИ в виде отката.
 Список остальных обвиняемых по "делу 242" и инкриминируемые им преступления
Давид Годовский, глава организационного отдела партии НДИ. Получение взяток, принуждение к даче взяток, шантаж с использованием угроз, преступный сговор, отмывание капиталов, нарушение налогового законодательства.
Рами Коэн, бывший генеральный директор министерства сельского хозяйства. Дача взяток, получение взяток, мошенничество, фальсификация документов при отягчающих обстоятельствах, отмывание капиталов, угрозы, намеренное создание помех следствию.
Батия Коэн, супруга Рами Коэна. Намеренное создание помех следствию.
 Эфи Пелес, казначей регионального совета Мате-Биньямин. Дача взяток, отмывание капиталов.
 Даниэль Элинсон, генеральный директор общественной организации (амуты)  "Эзра". Дача взяток, отмывание капиталов.
 Матан Дахан, председатель общественной организации "Аялим". Дача взяток, предложение взяток, шантаж с использованием угроз, преступный сговор, отмывание капитала, нарушение налогового законодательства.
 Дани Гликсберг, заместитель председателя НКО "Аялим". Дача взяток, предложение взяток, преступный сговор, отмывание капиталов.
 Стивен Леви, лоббист, сотрудник компании "Импект". Вымогательство взяток, дача взяток, преступный сговор, отмывание капиталов.
 Ирена Вальдберг, генеральный директор Ассоциации предпринимателей Израиля (АПИ). Дача взяток.

 
Фаина Киршенбаум. Фото: Ярон Б??енер
Фаина Киршенбаум. Фото: Ярон Бренер

Следствие: преступные схемы

Согласно обвинительному заключению, Киршенбаум получала взятки не только в денежном эквиваленте, но и в виде продвижения личных и партийных интересов, предоставления различных "бесплатных" услуг, продвижения деловых интересов приближенных к Киршенбаум или партии НДИ.
Часть коалиционных денег, к распределению которых была причастна Киршенбаум, как считает следствие, поступала к ней в виде бесплатных билетов на полеты за границу, электронной техники, пиар-услуг и т. п. Бывшему генсеку инкриминируется получение взяток на общую сумму в несколько сотен тысяч шекелей.
Давид Годовский обвиняется в том, что был главным соучастником преступных схем экс-заместителя министра внутренних дел.
Обвинительное заключение против Киршенбаум было утверждено юридическим советником правительства Авихаем Мандельблитом, который принял рекомендации генерального прокурора Шая Ницана. Перед предъявлением обвинения была проведена процедура слушаний.
Следствие по "делу 242" было проведено Управлением полиции по борьбе с мошенничеством под руководством ныне покойного бригадного генерала Эфраима Брахи совместно с подразделением "Яалом" Налогового управления, занимающимся борьбой с организованной преступностью.
Напомним, что "дело 242" тайно началось  летом 2014 года, но официально о нем было объявлено 24 декабря. Сам Авигдор Либерман называл это расследование "самым политизированным в истории Израиля".

Уж больно мелкие людишки подобрались. Дорвались до власти и денег и кинулись хватать что плохо лежит, и для партии, и для себя. Суммы небольшие, но эпизодов много. Система. Та еще партия! Мелкие хищники, мафиозная психология и мало ума.    Д.М.

ОСТОРОЖНО, БЫКОВ


воскресенье, 6 августа 2017 г.


ОСТОРОЖНО, БЫКОВ!



Почему слова Виктора Цоя про «алюминиевые огурцы на брезентовом поле» никто не воспринял как руководство по овощеводству, а Дмитрия Быкова многие воспринимают как политического гуру и даже избрали его в КСО

Дмитрий Быков очень творческий человек. И очень широкий.  Бурные воды его творчества орошают множество сфер: прозу, поэзию, публицистику, педагогику, литературоведение, политику. Везде он заметен и успешен. В этом нет, разумеется, ничего дурного, кроме хорошего. И еще Дмитрий Быков нонконформист, он любит парадоксы и не любит быть как все.  В программе «Один» на «Эхе Москвы» от 28.07.17 Дмитрий Быков объяснил, что он не собирается встраиваться в какие-либо литературные иерархии, поскольку он для этого «староват» и «великоват», после чего сообщил: «Я сам себе литературная иерархия».

Для литератора это, видимо, не просто приемлемый, а, скорее всего, единственно возможный способ самопозиционирования, даже если сами слова Быкова кому-то могут показаться нескромными. В конце концов Дмитрий Быков никому из нас не обещал быть застенчивым.
Оригинальность Быкова особенно ярко проявляется в его литературной критике. С признанными авторами Быков не церемонится. Заявляет, что «активно не любит Борхеса, Кортасара, Сэлинджера, Гессе, Мураками», зато Сергея Лукьяненко считает достойным занять место в истории. И тут снова Быков в своем полном праве. Хотя его тексты и лекции о литературе больше напоминают не литературную критику, а художественное изложение своего мнения. Различие в том, что при изложении мнения просто сообщают, что вот этот автор плох, а вот тот, наоборот, гениален. А в случае литературной критики обнародуется некоторый набор критериев, в соотнесении с которыми автор выносит свой вердикт. В этом смысле, например, Белинский – литературный критик, а Быков – в большинстве случаев носитель весьма любопытного и оригинального мнения.

Литературное и литературоведческое творчество Дмитрия Быкова никогда не побудило бы меня к написанию отдельной заметки, если бы не одно обстоятельство. Это обстоятельство я бы назвал «фантомной литературоцентричностью» российской культуры и в каком-то смысле «фантомной литературоцентричностью» российского общества. Поэт Николай Некрасов 162 года назад написал: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Эта фраза вошла в «символ веры» российской интеллигенции. Сомнение в ее истинности для русского интеллигента грозило изгойством. Спустя 110 лет Евтушенко в поэме «Братская ГЭС» эту часть «символа веры» откорректировал: «Поэт в России больше чем поэт». Советская интеллигенция и советские литераторы поверили Евтушенко так же, как в предыдущем веке поверили Некрасову. Комплиментам верить легко и приятно…

Дмитрий Быков намного больше, чем поэт. Он для оппозиционно настроенной публики – гуру. А еще крупный политический деятель. Его искрометные выступления на Болотной в декабре 2011 и в феврале 2012 были, пожалуй, самыми яркими и цитируемыми. Всем запомнилось его предсказание тогда, 6 лет назад,   скорого появления новой политической элиты (ждем терпеливо 7-й год), а также замечательный афоризм: «история положила на них, и поставила на нас». Помню, как тогда все соглашались и с первым и со вторым... На выборах в Координационный совет оппозиции 22.10.2012 Дмитрий Быков занял второе место, набрав 38,5 тысяч голосов и уступив только Алексею Навальному, набравшему 43 тысячи голосов. Для сравнения: Гарри Каспаров занял на этих выборах третье место (33 тысячи голосов), а Борис Немцов – 16-е место с 24 тысячью голосами. Вряд ли сам Дмитрий Львович сможет объяснить себе и окружающим, зачем он избирался в КСО, поскольку на его заседаниях он был весьма редким гостем, а в тех исключительных случаях, когда все же приходил, оглушительно молчал. Примерно так же вели себя и другие творческие гуру протестного движения, избранные в КСО в надежде, что их литературный талант сможет конвертироваться в какие-то свежие идеи в политике. Выяснилось, что необыкновенная легкость мысли и бойкость пера еще не делают человека политиком. Именно доминирование в  «белоленточном протесте» 2011-2012 годов представителей гламурно-тусовочной оппозиции, таких как Быков, Кашин, Собчак, Пархоменко и стало одной из причин самоуничтожения этого протеста…

В литературе фантазии и  создание вымышленного мира – норма и способ освоения мира реального.  В политической публицистике фантазирование, злоупотребление метафорами ведет к заблуждению. Вот несколько идей, высказанных Дмитрием Быковым в трехчасовой программе «Один» на «Эхе» от 28.07.17. Главный тезис: «Европейская цивилизация фашизма не пережила». С Быковым пытается полемизировать слушатель Роман: «неужели свобода мысли и слова исчезли? Неужели исчезли демократия и эмпатия?». – «Исчезли, конечно, Рома!» - лишает последней надежды своего слушателя Дмитрий Быков. И далее говорит уже фактически голосами Проханова, Шахназарова и Старикова. Можно сравнить -  совпадение с этими персонажами фактически дословное.

«Европу спасла Россия, которую всегда считали варварской. Россия – новая сверхцивилизация, советская цивилизация, победила за счет того, что фашизм – архаика, а коммунизм – модерн. И новый человек был выкован модерном. Россия победила не благодаря Сталину, человеку консервирующему, тормозящему прогресс, а победила она вопреки Сталину. Победил советский человек, а не реваншистский реакционный проект Сталина, но этот советский человек успел появиться, он был создан. Этот советский гомункулус победил. Он был сверхчеловеком действительно, судьба войны решалась под Сталинградом, а не в Дюнкерке».
Конец цитаты. 

Зафиксируем пока единственное отличие Быкова от Проханова-Шахназарова: Быков считает, что победили вопреки Сталину, а обитатели соловьевских «вечеров» - что благодаря ему. Позиция Проханова-Шахназарова выглядит более логичной и последовательной: если победила «советская сверхцивилизация» и «советский сверхчеловек», то как-то странно отрывать продукт от одного из главных создателей.

По Быкову Сталин реализовывал «реваншистский реакционный проект», но советская сверхцивилизация была модерном, то есть прогрессом. Получается, Сталин не имел никакого отношения к тому проекту, который был реализован в СССР до войны? И, кстати, откуда «успел появиться» и кем «был создан» этот советский гомункулус? Задавать такие вопросы поэту и художнику – неприлично и глупо. Это как спрашивать Сальвадора Дали, почему у него в картине «Сон, вызванный полетом пчелы…» один тигр выпрыгивает из пасти рыбы, которая в свою очередь выплывает из плода граната, другой тигр атакует сам по себе, а слон на заднем плане бредет на тоненьких ножках паука-сенокосца. «Я – так вижу!». Этот, вполне исчерпывающий в устах художника ответ, совершенно недостаточен и неудовлетворителен для публициста, политика, а тем более для ученого.

Утверждение, что «фашизм – архаика, а коммунизм – модерн», применительно к сталинскому варианту коммунизма, реализованному в СССР в 20-е – 50-е годы - фактически ошибочно. Просто потому, что сталинизм один в один воспроизводил тот самый древний, архаичный тип власти, который Русь – Московия – Россия переняли у Орды. Где товарищ Быков углядел модерн в Гулаге? В новом закрепощении крестьян? В реставрации древнего ордынского принципа коллективной ответственности? В некоторых сферах советский коммунизм по части архаики мог дать фору гитлеровскому нацизму, не говоря уже об итальянском фашизме.

Мне понятны причины, по которым Дмитрий Быков говорит глупости. Он живет в мире литературы и искусства. СССР поначалу заигрывал с авангардом, а рейх его гнобил: модернистов Гитлер называл «заиками от искусства». Детские увлечения модерном  в СССР уже при Сталине довольно быстро прошли, а потом Никита Сергеевич ласково называл авангардистов «пидарасами»…

Мир, в котором пребывает Быков, это мозаика, в которой неприятие Сталина мирно соседствует с восторгом перед тем, что он создал. Вот один из результатов такого мозаичного восприятия: «Но победила-то в войне все-таки советская сверхчеловечность, не та сверхчеловечность, которая претендует на это, не гитлеровская, а человечность в высочайшей степени. Советский гуманизм – вот это победило (!!)».

Мне трудно сказать, какие картины из жизни довоенного СССР представали в голове Дмитрия Быкова, когда он говорил вот эту чушь о победе советского гуманизма.  Голодомор? Приказ Ежова о репрессиях жен и детей врагов народа? Депортации, а фактически геноцид целых «неправильных» народов? По масштабам истребления собственного народа сталинский коммунизм оставил далеко позади гитлеровский нацизм. Само словосочетание «советский гуманизм», «советская сверхчеловечность» должно, казалось бы, вызывать какой-то дискомфорт при произнесении. У Быкова не вызывает…

И дальше Дмитрий Быков вполне в духе соловьевских «экспертов» рисует страшные картины гибели Европы. «Вот в том-то и дело, понимаете, что Европа не пережила фашизм… Посмотрите, сколько людей готовы в любой момент поддержать неонацистские лозунги!» - сокрушается Быков. А, действительно, сколько? И где в Европе взяли власть фашисты? Факты приводить – не царское дело. Дело стремительного в мыслях и словах поэта – хлесткая фраза. Например, такая: «Европа сегодня создала механизмы, которые препятствуют прогрессу… Посмотрите на реванш так называемого неоконсерватизма, посмотрите на Францию, чуть было не допустившую Марин Ле Пен до победы». Конец цитаты. Итог голосования во Франции: Макрон – 66,1%, Ле Пен – 33,9% - это называется «чуть было не допустили Ле Пен до победы»?

Вся эта фантасмагория нужна Дмитрию Быкову для того, чтобы выдвинуть вот такой дивный тезис: «Советскому проекту суждено возвращение, потому что так или иначе Европа не пережила кошмара Второй мировой. Да уже и первой-то не пережила».

Дмитрий Быков – многостаночник. Или, если угодна спортивная аналогия – многоборец. Но переход из сферы поэзии в сферу публицистики, а оттуда – прыжок в политику – требует весьма серьезной смены формы и содержания. Иначе, есть риск выглядеть так же, как человек, пришедший в бассейн плыть стометровку и забывший снять лыжи и боксерские перчатки. В каждой сфере – свой тип ответственности своя внутренняя логика и, если угодно, профессиональная дисциплина. Быков, стремительно перемещаясь из поэзии в публицистику, оттуда – в литературные обзоры, а потом, прыгая в политику, не успевает переодеваться. И аудитория тоже явно не успевает различить, кто перед ней: автор злободневного фельетона в стихах, лектор или гуру – провозвестник будущего. Когда Виктор Цой пел, что он сажает алюминиевые огурцы на брезентовом поле, полагаю, немногие фермеры стали внедрять эти идеи в практику овощеводства. Политические идеи Быкова – это, как правило, те же алюминиевые огурцы. Важно, чтобы к ним относились исключительно как к художественному образу.

Блог Игоря ЯКОВЕНКО

ТАМ, ДАЛЕКО


 
"Gde-to Tam Daleko", исполнитель: Vakhtang Kikabidze (iTunes • eMusic)
Категория
Люди и блоги


Источник: www.youtube.com

НАС НА БАБУ ПРОМЕНЯЛ

Поэт Илья Резник на 80-ом году жизни прошел обряд крещения в Ялте (ФОТОРЕПОРТАЖ)

9 августа, 9:00
Фото Владимира Евдокимова
6 августа в Ялте храме Покрова Пресвятой Богородицы (Нижняя Ореанда) известный поэт-песенник, народный артист России и Украины Илья Резник прошел обряд крещения. Об этом написал на своей страничке в соцсети Владимир Евдокимов и подтвердил это сообщение соответсвующими фотографиями.
Крестил Илью Резника настоятель церкви протоиерей Николай Доненко. На следующий день, в день памяти праведной Анны, народный артист России причастился.
Справка:  Илья Резник (4 апреля 1938 года)советский и российский поэт-песенник, удостоившийся за заслуги перед мировой культурой звания Народного артиста России в 2003 году, а спустя 10 лет был назван еще и Народным артистом Украиным. В 1969 году Резник написал свою первую песню «Золушка», которая прозвучала в исполнении Людмилы Сенчиной. Песня принесла поэту всесоюзную популярность. В 1969 году Резник написал свою первую песню «Золушка», которая прозвучала в исполнении Людмилы Сенчиной. Песня принесла поэту всесоюзную популярность. Песни на стихи Ильи Резника узнаваемы и любимы. Они вошли в репертуар многих знаменитых певцов отечественной эстрады. Лайма Вайкуле исполнила такие хиты, как «Скрипач на крыше», «Еще не вечер» «Чарли», а в дуэте Валерием Леонтьевым - «Вернисаж». Визитной карточкой Владимира Преснякова стала песня «Стюардесса по имени Жанна». Песни Резника исполняют Эдита Пьеха, Татьяна Буланова, Ирина Аллегрова, Филипп Киркоров и, конечно, Алла Пугачева, с которой у Резника сложились дружеские отношения.

В этом году 79-летнийИлья Резник попал в базу данных интернет-сайта «Миротворец». Народного артиста Украины обвиняют в сознательном «нарушении государственной границы Украины», в участии в «пропагандистских мероприятиях» в Крыму и «отрицании российской агрессии».

Деревенский кабак как зародыш русского гражданского общества

Деревенский кабак как зародыш русского гражданского общества


Американский историк Алан Кимбалл (Kimball Alan профессор университета штата Орегон) считает, что деревенский кабак в XIX веке был самым эффективным инструментом формирования русского гражданского общества. Кабак тогда стал центром дискуссий разных сословий, центром сопротивления властям и образовательным «учреждением».
(Russia Peasant Obshchina in the Political Culture of the Era of Great Reforms: A Contribution to Begriffsgeschichte / Russian History. 1990. Vol. 17. №3; Кимбалл А. «Русское гражданское общество и политический кризис в эпоху великих реформ 1859-1863. Великие реформы в России. 1856-1874. Москва, 1992).
«Кабаки на протяжении столетий представляли собой сеть провинциальных питейных заведений в разных местностях России. Чиновники небезосновательно подозревали кабаки в различных нарушениях, а духовенство считало средоточием безнравственности. В то же время кабаки служили центром деревенской народной жизни, часто будучи единственным местом, где люди разных социальных классов могли общаться друг с другом, с местным начальством, знакомиться с проезжающими. Кабак, таким образом, расширял рамки официально санкционированного круга общественных контактов, находившихся под строгим надзором царских чиновников.
На широкой площади, базаре или ярмарке под открытым небом было много места для общения – именно так это происходило в Европе. Однако и там погода не всегда способствовала приятному и доверительному разговору. Кроме того, чиновники в большей степени опасались открытых сборищ, чем встреч небольших групп людей. Закон 1839 года официально запретил открытые многолюдные собрания и, получается, приглашал толпу переместиться внутрь кабака.
Этнографический проект, начатый князем В.Тенишевым в конце 1880-х и охвативший 23 центральных губернии Российской империи, проливает яркий свет на тёмные закоулки русского кабака. Перед нами предстает образ недавно обнаружившегося провинциального гражданского общества.
На протяжении полутора десятков лет, вплоть до конца революции 1905 года, немало этнографов-любителей со всех концов империи продолжали работу Тенишева, используя его чрезвычайно длинный и стандартизированный перечень вопросов, охватывающий все аспекты сельской жизни. Доклады этих этнографов являются частью ценного тенишевского архива, который хранится в Российском этнографическом музее Санкт-Петербурга (РЭМ). Очень немногое из этого собрания опубликовано.

Около 2 тысяч ответов на вопросы анкеты Тенишева, полученных из 23 провинций, показали, что кабак был сердцем провинциального гражданского общества накануне революции 1905 года. В одном из кабаков Владимирского уезда, по сведениям, собранным этнографами, «сидят самые уважаемые люди: церковный староста, старшина и другие. Кабак рассматривается крестьянами не в узком значении этого слова (питейное заведение), а в более широком – как место общения. Там можно узнать все новости, приобрести сведения, например, о ценах на овёс».
Так как далеко не каждый мог себе позволить подписаться на ежедневную газету, кабак стал чем-то вроде избы-читальни. В Юрьевском уезде Владимирской губернии, например, трактир выписывал популярную и поучительную еженедельную газету «Сын Отечества». В русском кабаке стало обычным нечто похожее на «до» и «послепарламентские» обсуждения социальных проблем. Так, мирской сход в деревнях Меленковского и Муромского уездов Владимирской губернии собирался напротив кабака (несмотря на запрет упомянутого выше закона 1839 года). Одним из обычных вопросов на повестке дня была аренда самого кабака, так как он находился там под надзором мирского схода. В одной из деревень Меленковского уезда управляющий кабаком платил сельскому обществу 800 руб. за право содержания питейного заведения. Плата принималась «владельцем» кабака, которым в данном случае было все сельское общество. В этом уезде, как сообщал наблюдатель, «винная лавка – центр жизни».
В деревне Покровского уезда Владимирской губернии мирской сход собирался в самом кабаке. В соседних деревнях кружки по обсуждению дел мирского схода встречались в трактире. Базарные дни, как и дни заседаний волостного суда, знаменовались коллективной выпивкой. «Кабак – это своего рода клуб в селе Ляхи», – говорили крестьяне. Слово «клуб» используется здесь в серьёзном, осознанном смысле.
Должность земского начальника была учреждена в 1889 году в целях централизации государственной власти в деревне и обуздания растущей независимости земских и сельских собраний. Кабак, будучи эпицентром деятельности низов, нашёл практический способ обойти этот новый реакционный акт государства.

И сам земский начальник нередко бывал сообщником в этой тихой «подрывной деятельности» кабака. Он появлялся здесь регулярно, чтобы поделиться новостями и собрать сведения о местных событиях и прочих вопросах, представляющих публичный интерес. Волостные судебные органы пользовались кабаком для опроса свидетелей и сбора показаний до официальной судебной процедуры. Когда заседание волостного схода прерывалось, оживленные дискуссии о текущих делах продолжались в кабаке.
Как и прочие аспекты быстро растущего гражданского общества в России, кабак оказался крепким орешком для самодержавия и его усилий держать общественные отношения под неусыпным контролем. То, что кабак бросал вызов самодержавию, было ясно еще за 50 лет до этнографических изысканий Тенишева.
Когда реформы Александра II стали казаться необратимыми, государство совершило роковую ошибку: разбаловав умирающий класс аристократии особыми услугами и попечением, оно в то же время пренебрегало интересами всех других сословий, предоставив им самим заботиться о собственном выживании в условиях государственного притеснения и изоляции друг от друга. Земский начальник, к примеру, без всякой к тому практической необходимости стал главою окружного дворянского собрания. Такое административное устройство не было выгодным ни для дворян, ни для крестьян как сословий. Земский начальник, выдуманный центральным правительством, мог функционировать в реальной деревенской среде не иначе, как в сговоре с местным населением (вспомним пример талызинского кабака).
В то время как кризис иерархии обострился, Россия, особенно крупные ее города, пережила первый настоящий взрыв общественной самодеятельности. Рамки открытого общения расширились. В это же самое время число кабаков значительно выросло, чему в немалой степени способствовала реформа системы налогов на производство алкоголя – одна из наиболее эффективных среди либеральных реформ. Количество общественных организаций и кабаков росло параллельно развитию масштабного кризиса традиционной социально-служебной иерархии. Люди в кабаке (главным образом, крестьяне и купцы) были легко отличимы от людей в кружках или в других общественных организациях (в большинстве своём – представителей аристократической и бюрократической элит). Однако и те и другие реагировали на одно и то же явление: глубокий кризис в старорежимной русской политике и экономике.

Отмена крепостного права полностью преобразила жизнь помещиков и крепостных. Дворяне наполнили общественные организации, а крестьяне устремились в новые трактиры и харчевни. Все чувствовали приближение грозы, все были взволнованы временем великих перемен. Интеллигенция переросла узкие рамки кружков и заполнила всякого рода добровольные общества по политическим и духовным интересам, по содействию просвещению и помощи бедным.
Кабак был местом разговоров о самых важных вопросах крестьянской жизни и кипящим котлом сознательной оппозиции тем политическим мерам, которые ущемляли интересы простого народа. В 1859 году крестьянство, начавшее борьбу за трезвость, стало первым сословием, массово организовавшим движение против политики правительства. Оно выросло из организованного сопротивления «пьющей публики» несправедливому повышению цены на водку. Шеф жандармов В.Долгоруков доложил царю Александру II о движении за трезвость. Долгоруков обратил особое внимание царя на присутствие среди главных активистов этого движения представителей разных сословий, не только крестьян, но и духовенства, купечества, мещан и чиновников. Иначе говоря, данное всероссийское движение принимало публичный характер, предоставляя возможность взаимодействия сословий и чинов и сосредотачивая внимание на политико-экономической роли кабака в провинциальном обществе. Это тревожило Долгорукова не менее, чем угроза государственным доходам с налогов на водку.
Саратовская губерния была главным центром движения за трезвость. В Балашове активисты движения использовали церковное здание, чтобы отметить свой зарок не пить дорогую водку. Они подрядили официальную церковь на службу общественному движению. Более того, были сформированы патрули, задача которых заключалась в том, чтобы стоять у дверей и не допускать никого в питейные дома. Сопротивлявшиеся задерживались, штрафовались или другим образом наказывались властью местной общины. В данном случае общественное движение взяло на себя функции правоохранительных органов, обратило церковь в светское заведение и установило свой собственный контроль над деятельностью кабака.
Долгоруков и прочие высокопоставленные чиновники были разъярены. Российское государство не могло смириться с развитием таких многогранных взаимообязывающих отношений между народом, представителями власти и сельской экономикой. Это было не только посягательством на государственные доходы, но и на исключительную, ревниво ограждаемую, нераздельную власть самодержавия.

Ни одной из «великих реформ» не предшествовало всенародное или междусословное обсуждение наболевших политических и социальных проблем. Предложенное правительством создание помещичьих комитетов имело, как вскоре выяснилось, чисто формальный характер. Раскрепощение не стало итогом процесса равноправного диалога между государственными чиновниками и той частью народа, которую реформа непосредственно затрагивала, хотя зарождающаяся общественность в городе и в деревне была готова к такому диалогу и пыталась в него включиться. Раскрепощение и другие реформы были произведены по указу сверху, без какого-либо желания учесть нужды заинтересованных сторон и представить интересы публики, будь то дворяне или простолюдины.
Государство предприняло энергичные меры по предотвращению смешения, сотрудничества и диалога между сословиями. В «Московских ведомостях» за октябрь 1859 года была помещена статья А.Забелина, который вскоре стал уполномоченным Тверского филиала самой крупной из новых добровольных организаций – Общества для пособия нуждающимся литераторам и учёным. Забелин описывал положительные тенденции, возникавшие в обществе как противодействие этому разобщению. Дешёвые журналы и газеты были доступны во всех общественных местах. К примеру, трактиры и харчевни подписывались на наиболее известные органы печати. Забелин написал следующее:
«Под кровлей кабака обыкновенно читает какой-нибудь местный оратор и читает с толком, с расстановкой, останавливаясь на замечательных местах и толкуя их при глубоком молчании слушающей публики».
Крестьяне теперь узнавали новости не в церкви и не в полях, не на просторных деревенских площадях и даже не дома в кругу родственников и друзей, а в деревенских «публичных местах», среди которых кабак был самым первым. Для русских чиновников, однако, подобная деятельность приравнивалась к мятежу. Такого же мнения придерживались и многие из последующих историков. Им не удалось уловить гораздо более глубокий смысл этих публичных собраний. Через несколько дней после официального провозглашения отмены крепостного права либеральный помещик и публицист-славянофил А.Кошелев в письме к своему единомышленнику Ю.Самарину описывал реакцию крестьян на так называемое раскрепощение. Крестьяне сразу же и практически повсеместно сообразили, что свобода будет стоить им еще двух лет работы на помещика. Это их совершенно не устраивало. Кошелев объяснил Самарину, как ему удалось об этом узнать:

«Вечером один мой знакомый, переодевшись, отправился по трактирам и в 12 часов приехал ко мне с известием, что почти все манифестом недовольны и что всякий только толкует его по-своему».
Необходимо полнее рассказать о селянах в их питейных заведениях. Мужики собирались в кабаке пить водку, но в это же время спорили о том, как обрести и охранить лучшую жизнь, как избежать посягательства распадающейся социально-служебной иерархии и не угодить в клетку новой иерархии, рассчитанной на удовлетворении чуждых им интересов. И в кабак, и в кружок «убегали» из мира отмирающих традиционных социально-служебных категорий. В XVIII веке Екатерина II узаконила кабак как внесословное учреждение. С этого времени он предоставлял возможность выйти за рамки традиционной социально-сословной иерархии. Устаревшая иерархия растаяла и растеклась по руслам естественных сточных систем, одной из которых был интеллигентский кружок, а другой – деревенский кабак.
Тем не менее кабак отличался от кружка в одном очень важном аспекте. В то время как кружок представлял собой изолированный приют для гонимых интеллигентов, двери кабака были отворены широкому кругу простолюдинов, чиновников, священников и деловых людей. После отмены крепостного права кабак двигался в направлении упорядочивания отношений с самыми важными учреждениями деревни: мирским сходом, церковью, представителями царской власти. Если кружок имел тенденцию всё больше отстраняться от государства и рынка, то кабак стремился к сближению с ними под эгидой соборной взаимовыгодной зависимости. В этой роли кабак был более удачной моделью гражданского общества, чем кружок.

Кружок взращивал В.Ленина и его этатистскую политическую партию, в то время как кабак пестовал всё более сознательное и демократическое сельское общество. Кабак был местом как фривольного, так и серьЁзного общения: здесь отмечались календарные ритуальные праздники и заключались сделки, укреплялось народное самосознание и решались проблемы будничной жизни, крестьяне встречались с местными чиновниками и рассуждали о вечных вопросах. В конце концов, здесь можно было просто повеселиться».

СОЦИАЛИЗМ РАЗРУШАЕТ


"Социалистические правительства традиционно разрушают финансы. Они всегда проматывают чужие деньги". Это знаменитое высказывание Маргарет Тэтчер как нельзя лучше описывает все, что случилось в Венесуэле за годы правления покойного Уго Чавеса и его преемника Николаса Мадуро.
Так называемый "боливарианский социализм" трещит по швам под напором всевозрастающего числа тех, кому надоели инфляция, дефицит, разнузданное насилие карательных органов и их "добровольных помощников" из числа местного люмпена. У режима Мадуро осталось два варианта: либо добровольно уйти со сцены (маловероятно), либо превратиться в полноценную диктатуру и рухнуть несколько позже (более вероятно).

Кремль нервно наблюдает за ситуацией в Каракасе. Призрак "латиноамериканского майдана" нервирует российское руководство. То есть его пугает любое народное движение против авторитаризма в любой стране мира. Однако Венесуэла - случай особый. Москва культивировала сначала Чавеса, а потом его наследника последние 15 лет, причем - не просто из желания поддержать еще одного врага США (этот мотив в действиях официальной России присутствует всегда).
Есть еще одна веская причина. Государственная нефтяная компания PDVSA - второй по значимости зарубежный партнер "Роснефти" после американской ExxonMobil. А если учесть масштаб проектов российской компании в Венесуэле и полученные ей преференции, то страну можно назвать площадкой номер один для демонстрации Игорем Сечиным возможностей подконтрольной ему и Кремлю корпорации.
Поэтому Москва старается помогать чавистам, как может. 10 июля Владимир Путин общался с Мадуро по телефону. Согласно официальной версии, обсуждал с ним развитие совместных проектов в энергетической сфере. Думаю, что вероятнее всего венесуэльский клиент просил кремлевского патрона реструктурировать госдолг перед Россией размером в 1 миллиард долларов. Судя по всему, согласие было получено и долг, возможно, будет не только реструктурирован, но и вовсе прощен.
Москва оказалась одной из немногих столиц, поддержавших Николаса Мадуро после воскресного референдума по созданию Конституционной ассамблеи. Попытку переписать конституцию страны, чтобы лишить власти оппозиционный парламент и предоставить режиму безграничные полномочия, осудило большинство стран мира, включая некогда снисходительных к властям в Каракасе латиноамериканских соседей.
Сила Трампа и бессилие Кремля
Чувство солидарности с Мадуро и компанией, которые, как и обитатели Кремля, стали объектом американских санкций, в Москве сейчас очень сильно. Любые действия американцев теперь воспринимаются Кремлем как модель возможных акций в отношении российских властей и госкомпаний. Поэтому Москве хотелось бы сделать для Каракаса больше, чем реструктурирование долгов и бессильные слова поддержки.
Оказать военную помощь венесуэльскому режиму Кремль не сможет, да и не нужна она в этой ситуации. Подталкивать Мадуро к расправе с оппозиционерами, подобно тому, как это делали с Виктором Януковичем, не нужно - они и сам готов их сажать и убивать. Разве что какие-нибудь российские "советники", срочно "уволившиеся" из спецподразделений, обучат венесуэльских силовиков, как точнее стрелять или выбивать показания из задержанных.
Впрочем, кто кого и чему тут может поучить, тоже вопрос. Повлиять на Америку, которая только что ввела санкции против Николаса Мадуро и его клики, теперь тоже никак невозможно. Кремлю остается просто ждать исхода венесуэльской драмы и задаваться неприятными вопросами. Например, введет ли Дональд Трамп эмбарго на поставки венесуэльской нефти? Это, скорее всего, обрушит режим Мадуро, но и ударит по американским потребителям венесуэльских углеводородов.
Что будет после краха Мадуро?
Впрочем, исход драмы в Венесуэле предрешен - режим Мадуро сойдет со сцены. Вопрос лишь в том, как скоро и сколько жизней он унесет с собой в могилу. Когда это произойдет, новое прозападное правительство страны круто изменит политику на российском направлении. Оно, скорее всего, отменит дипломатическое признание Абхазии и Южной Осетии - одну из главных услуг, оказанных в свое время Чавесом Путину.
Кроме того, позиции "Роснефти", как минимум, существенно пошатнутся. Как максимум - компанию могут просто выставить из страны. Тем более что беспрецедентно комфортные условия, созданные нынешним режимом для "друзей" из Москвы, могут дать новому правительству повод говорить о неравноправности сделки PDVSA-"Роснефть".
Кстати, в случае прихода к власти оппозиции в выигрыше может оказаться другой партнер "Роснефти" - ExxonMobil. Именно американскую корпорацию Уго Чавес изгнал из Венесуэлы около десяти лет назад. Exxon c решением Каракаса не смирился и затаскал венесуэльцев по международным судам.
Возвращение Exxon стало бы блестящим ироническим финалом бесславной венесуэльской эпопеи Кремля. Ставка на диктатуры вредит и репутации, и бизнесу - этот урок в Кремле, похоже, не усвоят никогда.
Автор: Константин Эггерт
Источник: p.dw.com

ЗАБЫТЫЙ ПРИКАЗ

Забытый приказ


Или Почему в России до сих пор не состоялась десталинизация
30 июля 1937 года народный комиссар внутренних дел СССР Николай Ежов подписал оперативный приказ № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». 5 августа приказ вступил в силу. Он открыл самый массовый виток сталинского террора — то, что в народе называется «тридцать седьмым». 80 лет спустя кровавая дата вспоминается только немногочисленными выжившими репрессированными, их родными, правозащитниками, оппозиционными политиками. Российское государство никак не отмечает годовщину приказа, оборвавшего жизни сотен тысяч людей. Над государством по-прежнему висит тень Сталина, оно до сих пор не забыло размер сталинского френча.

Ещё 2 июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло постановление «Об антисоветских элементах». Директива, подготовленная и подписанная Сталиным и Молотовым, предписывала «всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учёт всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки».
Секретари парторганизаций входили в «тройки» наряду с начальниками управлений НКВД и облпрокурорами. В приказе они перечислены персонально. Партию замазали в крови изначально.
По тезисам Сталина, классовая борьба должна была обостряться по мере наступления коммунизма, что требовало беспощадной борьбы с врагами.
Борьба за власть в России превратилась при Сталине в кровавую войну власти с народом.
Судопроизводство как государственный институт было фактически уничтожено. Приговоры «троек» выносились заочно, без обвиняемого, без участия представителей защиты и обвинения, и обжалованию не подлежали.
Согласно первой редакции приказа, за четыре месяца по территориальной разнарядке предписывалось приговорить к расстрелу 75 950 человек, заключить в лагерь — 193 000 человек.
Палачи на местах с воодушевлением восприняли приказ, начались «встречные планы» и «инициативы с мест», сроки действия приказа неоднократно продлевали, регионам давали «дополнительные лимиты» на  казни.
Часто это делал лично Сталин. 21 октября 1937 года в 17:20 секретарь Кировского обкома ВКП (б) Михаил Родиннаправляет шифровку на имя Сталина, где сообщает, что «вскрыто свыше 70 активно действовавших кулацких, белогвардейских, церковно-сектантских организаций, групп. В частности, выявлена значительная засорённость на  железнодорожном транспорте, где подлежит изъятию свыше 500 человек белогвардейско-кулацкого элемента», в связи с чем Родин обращается к  Сталину с просьбой «об увеличении лимита по первой категории дополнительно на 300 человек, второй категории — дополнительно на 1 000 человек». Первая категория — это расстрел. Вторая категория — это лагерь.
Шифровка поступила в ЦК в 19:50.
22 октября в 10:00 утра на шифровке появляется виза Сталина красным карандашом: «Увеличить по первой категории не на 300, а на 500 человек, по второй категории — на 800 человек». Вслед за подписью Сталина — подпись Молотова, синим карандашом.
Росчерком карандаша число приговорённых к смерти выросло на 200 человек.
Сам Родин был арестован 11 мая 1938 года, обвинён в участии в  контрреволюционной террористической организации. 28 июля 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу, приговор был приведён в исполнение в тот же день.
Всего только за 1937–1938 гг. было варварски осуждено не менее 818 тысяч человек, «лимит по расстрелам» был превышен на 356 тысяч человек.
Впервые в истории человечества органы государственной власти приняли план массового уничтожения людей не по результатам конкретных уголовных дел, а по категориям, принадлежность к которым уже сама по себе стала смертным приговором.
Репрессии оставили страну без сотен тысяч учёных, инженеров, военачальников, рабочих, руководителей, крестьян, священнослужителей, работников искусства и культуры, интеллигенции в широком смысле.
План по массовым убийствам вызвал к жизни убийц — целое поколение палачей, целое поколение живодёров, некоторые из которых казнили в сутки несколько сотен человек.
Места казней были засекречены.
Более людоедской эпохи в нашей стране не было.
Её жертвами в итоге стали миллионы, и это без павших на войне, которые могли выжить, если бы не преступления и смертельные ошибки Сталина.
Молох массовых репрессий катился по стране после 1937 года ещё почти двадцать лет.
25 февраля 1956 года, в последний день ХХ Съезда КПСС, на специальном закрытом утреннем заседании первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв выступил с докладом «О культе личности и его последствиях».Выступление Хрущёва стало самым мощным по силе и политическим последствиям докладом руководителя КПСС за всё время её существования.
Хрущёв совершил политический подвиг — он начал процесс десталинизации не только государства, но и народа, изувеченного Сталиным. Он открыл тюрьмы, спас жизни заключённым, начал процесс реабилитации, коснувшийся миллионов людей, очистил политические карты от имени Сталина, убрал памятники тирану, ввёл часть исторической правды в учебники, приоткрыл окна свободы в художественной литературе, и литературные произведения по времени публикации обгоняли, а по силе воздействия порой превосходили раскрываемые документы людоедской эпохи.
Десталинизация в СССР не могла завершиться полностью. В первую очередь потому, что последовательное развенчание исторической роли Сталина логически не могло не привести к оценке роли Ленина в истории России. Но именно Ленин был родоначальником государственного большевистского террора. Он был идеологом не только вооружённого переворота, но и гражданской войны, число жертв которой многократно превысило число жертв революции.
Роль Ленина в создании людоедской политической системы воинствующего большевизма оказалась в тени миллионов жертв Сталина, его смерть в 1924 году помогла сделать из него икону большевизма, и у большинства разоблачителей Сталина не было даже мысли о том, что усатый мясник всего лишь последовательный ученик фанатика Ленина, воплотивший в жизнь его кровавые мечты и планы.
В 1991 году у Бориса Ельцина и первой российской демократической власти был исторический шанс не только завершить десталинизацию, но и провести деленинизацию России. По существу, без этого действия демократия не могла быть построена. Без этого было невозможно обрезать людоедские политические традиции и создать человеческие.
Но личная принадлежность к партийной элите, непонимание жизнестойкости вируса большевизма/ленинизма/сталинизма, грубо и  бесчеловечно проведённые социально-экономические реформы не позволили правительству Ельцина сделать главное, что оно могло и должно было сделать, — уничтожить большевизм как правящее политическое течение в  нашей стране и основать демократическое государство.
Поэтому не состоялось покаяния, искупления, реституции, реабилитации, люстрации, не было всего процесса дебольшевизации, без которого невозможно построение демократии в России точно так же, как было невозможно построение демократии в Германии без денацификации после Второй мировой войны.
Эта первостепенной важности политическая задача не решена до сих пор.
Немецкий народ смог закопать политический труп Гитлера.
Сталин в России до сих пор не является политическим трупом.
В России с тихого согласия властей происходит ползучая реабилитация Сталина.
Отсутствие внятных политических оценок, отказ в открытии архивов, запрет на опубликование имён палачей — всё это создаёт пространство для реинкарнации государственного убийцы, стёршего ценность человеческой жизни в России в лагерную пыль.

Запрос секретаря Кировского обкома М. Родина на увеличение лимита: 300 человек по первой категории (расстрел) и 1000 — по второй (лагерный срок), красным карандашом — указание И. Сталина: «Увеличить по первой категории не на 300, а на 500 человек, по  второй категории — на 800 человек». 21-22 октября 1937 г.
Сталин, как бронепоезд, стоит на запасном пути российских властей, и всё в этом поезде готово к смертельной работе. Возвращаются памятники и бюсты, мемориальные доски и образы кинофильмов.
Российскому государству не нужно, чтобы годовщина приказа № 00447 напомнила обществу его реального автора Сталина и его политического крёстного отца Ленина. Поэтому государство гробовым молчанием встретило этот роковой рубеж.
Если бы можно было вычистить этот людоедский приказ из памяти общества — современное Российское государство сделало бы это немедленно, без колебаний. Но, спасибо Хрущёву и Ельцину, большая часть правды успела выйти в свет.
Приказ № 00447 — это личная памятка для всех, кто готов бороться за  то, чтобы массовые репрессии были страшной, но навечно мёртвой частью российских государственных архивов.
Открытые архивы большевистских репрессий — лучшая вакцина от вируса людоедства. Чтобы никогда больше.
Автор: Лев Шлосберг
Источник: echo.msk.ru

Левые и радикальные исламисты – родные братья

Левые и радикальные исламисты – родные братья

«Нельзя бороться с дьяволом, будучи в союзе с ним»
Александр Разгон, израильский журналист

При всём сумасшествии современного мира мало что может сравниться с абсолютным безумием либералов, выступающих в защиту прав женщин и гомосексуалистов и не обращающих внимание на постоянные убийства геев и притеснения женщин в мусульманском сообществе.
Либералы утверждают, что они самые стойкие и принципиальные защитники свободы слова, но молчат, когда в Иране и Пакистане казнят людей за высказывание своего мнения.
Левые обвиняют в мракобесии всех, кто выступает против LGBT (Lesbian, gay, bisexual, transgender), однополых браков и абортов. Феминистки приклеивают ярлык женоненавистничества своим противникам. В то же время левые вместе с феминистками молчат и делают вид, что не замечают, что всё население мусульманских стран поддерживает только традиционные сексуальные отношения и традиционные браки, а также выступают против абортов.
Феминистки вместе активистами LGBT практически всегда участвуют или даже организуют митинги в поддержку ХАМАСа, руководство которого сурово наказывает мусульманских феминисток и LGBT, если, конечно, такие осмелятся появиться в мусульманском обществе.
Окажись левые в мусульманских странах, они будут сурово наказаны за их секуляризм, за поддержку гомосексуалистов и прав женщин.
Левые обвиняют христианство в поддержке теократических режимов. Но общества, управляемые по законам Корана, являются теократическими. Тем не менее, левые этого не замечают.
В результате исламской революции в Иране к власти пришли радикальные исламисты. И первое, что они сделали, это уничтожили своих левых соратников. В стране были быстро выявлены все гомосексуалисты и жестоко уничтожены. Но левые не осудили иранский режим за эти убийства. Даже кровавая бойня в ночном гей-клубе в Orlando Pulse во Флориде не изменила взгляды левых и американских гомосексуалистов. Они продолжают поддерживать своих будущих убийц.
Цель ислама – введение законов шариата в западных странах, в том числе и у нас, в Америке. Законы шариата не признают права женщин. Согласно этим законам, женщины считаются людьми второго сорта, находящимися в подчинении у мужчин – отца, брата и мужа. Наши левые хорошо знают это. И тем не менее они вместе со многими феминистками превратились в апологетов шариата. «Я твёрдо знаю, что если бы результаты выборов были бы другими, если бы выиграла Хиллари Клинтон, то мы были бы свидетелями начала распространения законов шариата в Америке», – говорит Джэн Маркелл, основательница и президент христианской организации Olive Tree Ministries и добавляет, что она очень благодарна президенту Дональду Трампу за то, что этого (распространение законов шариата – Г.Г.) не происходит.
Лицемерие уже давно укрепилось в поведении в левых. Поэтому не удивительно, что оно проявляется и в оценке радикального ислама. Левые убеждают всех в том, что они выступают против войн, борются за социальную справедливость, свободы и права человека. Но это не мешает левым поддерживать радикальных исламистов, ведущих постоянную войну с неверными и жёстко контролирующих все аспекты повседневной жизни – одежду, питание, общение, развлечения, семейные отношения.
Левые активно выступают за толерантность к поведению радикальных исламистов. Не слышно громких голосов левых, осуждающих зверства и практику сексуального рабства, проводимых ISIS, Талибаном и Аль-Шабаабом. Молчат наши левые и о нарушении прав женщин и детей в Саудовской Аравии и Пакистане. Кстати, левые не пытаются проповедовать терпимость к гомосексуализму и говорить о правах женщин в Саудовской Аравии, Иране, Афганистане и секторе Газа. Они знают, что это будет слишком опасно.
В середине июля Роберт Спенсер, директор Jihad Watch и специалист по исламу, был приглашён выступить с лекцией в Университете Буффало, штат Нью-Йорк. Спенсер придерживается левых взглядов. Когда он начал читать исламские тексты из Корана и 58говорить об опасности радикального ислама в сегодняшнем мире, то аудитория вначале было шокирована. Никто не ожидал такого предательства от известного левого. Но очень скоро собравшиеся в зале пришли в себя. Они начали шуметь, выкрикивали оскорбления и угрозы в адрес Спенсера. Его выступление было сорвано. В зале находились студенты либералы и мусульмане.
Некоторое время назад 12-летний мальчик написал на YouTube о том, что он против однополых браков, поскольку Библия отвергает их. Автор одного из комментариев на это мнение мальчика написал: «Ты, как и все, кто против гомосексуальных браков, умственно отсталый фанатик. Без исключений. Теперь иди в ад».
Срыв выступления Спенсера и оскорбления в адрес мальчика – типичное проявление «толерантности» левых, провозглашающих свободу слова, но не позволяющих никому выражать своё мнение, не соответствующее мнению либералов.
По убеждению левых, цитирование исламских текстов, упоминание об убийствах гомосексуалистов и нарушениях прав женщин и религиозных меньшинств в исламском обществе – это проявление ненависти к исламу, с которой надо решительно бороться.
После сорванного выступления в Университете Буффало Спенсер написал в своём твиттере, что эти студенты убеждены в том, что «исламофобы, а не исламистские террористы убивают людей во всём мире». Для этих защитников ислама радикальные исламисты, убивающие людей за «отступничество», т.е. порывающих с исламом, за отказ перейти в ислам, за гомосексуализм, не являются врагами. Для таких левых враги те, кто осуждают это поведение радикальных исламистов.
Почему левые защищают тех, кто уничтожит их при первой же возможности? Почему левые не хотят видеть преступления радикальных исламистов, убеждают всех в том, что ислам – религия мира и толерантности, не причиняющая никому зла?
С точки зрения левых, вся история человечества – борьба угнетённых с теми, кто их притесняет. По убеждению левых, притеснитель всегда виноват, всегда плохой, а его жертва всегда права и поэтому всегда хорошая. Левые не сомневаются в том, что олицетворением всех бед в мире является США, американский империализм. Поэтому США следует уничтожить вместе с западными моральными ценностями и западной цивилизацией. Союзником левых в этой борьбе являются радикальные исламисты.
Левых объединяет с радикальными исламистами слепая безграничная ненависть к ценностям западного мира, к демократическим институтам Запада, а заодно и ненависть к христианам и евреям. Поэтому левые яростно критикуют христианство, иудаизм и другие религии, но не ислам. Во многих американских колледжах ненависть к США не уступает ненависти, проповедуемой в исламских медресе.
В странах Запада мусульмане составляют меньшинство. Левые автоматически отождествляют себя борцами за права этого меньшинства, даже когда оно проповедует убеждения, противоречащие убеждениям левых. В этом проявляются лицемерие и двойные стандарты левых.
Если левые не могут обвинить США в каком-либо преступлении, то они сразу же теряют интерес к этому преступлению. Например, как только стало известно о том, что Асад использовал химическое оружие против сирийского населения, то события в Сирии исчезли с веб-сайтов левых.
Безоговорочно поддерживая радикальных исламистов, левые превратились в их союзников в угнетении и репрессиях против миллионов людей в мусульманском мире – женщин, детей, гомосексуалистов, религиозных меньшинств.
Ник Коэн, английский журналист, написал, что современные левые забыли то, что «знали люди эпохи Возрождения. Все религии в их крайней форме несут в себе возможность тирании».
Левые, как чёрт ладана, боятся быть обвинёнными в исламофобии. Поэтому они пресекают любую попытку критики ислама и не осуждают жестокости исламистов.
Паскаль Брукнер, современный французский писатель, сказал, что «термин исламофобия – это хитроумное изобретение, означающее, что ислам является субъектом, к которому нельзя прикасаться, не будучи обвинённом в расизме».
Исламофобия – это форма современной нетерпимости и религиозной ненависти.
Несомненно, что не все мусульмане являются террористами. Но практически все независимо от места проживания поддерживают ультраконсервативные взгляды на положение женщин в обществе, на гомосексуализм, на свободу выбора религии и свободу слова. Об этом говорят результаты опросов общественного мнения. (См., например, www.thereligionofpeace.com).
Как точно заметил современный европейский философ Карл Поппер: «Неограниченная толерантность приводит к исчезновению толерантности».
Сегодня левых объединяет с радикальными исламистами злобная оголтелая критика западной цивилизации. Расцвет крайней формы ислама, исламского радикализма, усиливает возможность широкого распространения исламской тирании. Слепая ненависть левых к западному образу жизни толкает их на союз со своими смертельными врагами – радикальными исламистами.
Григорий Гуревич
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..