пятница, 18 мая 2018 г.

НАСИЛИЕ ИЛИ ОСВОБОЖДЕНИЕ?

«Этюды о свободе» Павла Гельмана и Владимира Мирзоева: насилие или освобождение?

Интервью с автором сценария мини-сериала «Этюды о свободе»

Свидетельства
18.05.2018 //  188
© Оригинальное фото: Serafima Bebutova
От редакции: «Этюды о свободе» — совместный проект Владимира Мирзоева и Павла Гельмана с телеканалом «Дождь» (в апреле этого года вышли в эфир первые три эпизода — «Наставники, «Опасный человек», «Рай»). На наши вопросы отвечает сценарист Павел Гельман.
— Российский театр и кино знают технику «подводных течений», от Чехова до Муратовой. Можно ли уже говорить о гельмановско-мирзоевских характерах, как говорят о характерах Чехова, Вампилова или Зорина?
— Стоим ли мы в ряду — не нам решать. Я могу только заверить, что наш проект — это наша живая реакция на действительность. Проект создан живыми людьми — вот это точно. Если нам удастся, как мы хотим, снять еще двадцать — тридцать эпизодов, то можно будет судить и об этом — получился ли у нас свой мир или нет. И, наконец, я должен сказать, что во время написания этого сценария я и Миша Соколовский, который мне помогал, скорее вдохновлялись литературой и театром абсурда XX века, которые начинаются с Кафки и идут дальше — к Ионеско, Беккету и отчасти Мрожеку. Авторы литературы абсурда создавали мир, в котором нельзя жить. Но сами жили в нем и потому всегда казались мне сверхлюдьми. Мне тоже хотелось попробовать повторить этот опыт и создать непригодный для жизни мир — мир наших «Этюдов».
— Что для вас главное в этих героях: их амбиции, их всезнание, их обида, агрессия или трансгрессия? Где та точка, в которой они начинают действовать, «срывать шинели», или это длится все действие?
— Все три этюда объединены одной темой. Эта тема — утрата свободы. В первом этюде утрачивается свобода частной, семейной жизни, во втором речь идет о контроле над творчеством, что означает, как точно сказал Мирзоев, контроль над сознанием, и в третьем этюде утрачивается свобода уже над самой жизнью, над выбором — жить или умереть.
В жизни и в драматургии люди или подчиняются требованиям ситуации, или восстают против ситуации. «Дают — бери, бьют — беги» — это требования ситуации. Когда же люди восстают против требований ситуации, мы можем говорить, что имеем дело с «сильным характером».
В двух первых этюдах герои подчиняются ситуации. Молодая пара соглашается на визит семейных наставников, сценарист не отклоняет приглашение посетить комиссию по профилактике экстремизма. То есть герои сами и добровольно входят в ситуацию несвободы, и дальше игра идет для них уже по чужим правилам, на которые они по умолчанию согласились. И как говорил Мамардашвили (не дословно), «если вы уже вляпались в такую ситуацию, если вы уже отказались от своей свободы, то поздно протестовать…» Но наши герои этой мудрости философа, кажется, не понимают и внутри ситуации несвободы пытаются найти свое свободное поведение. Эти попытки для них оканчиваются печально.
И только в третьем этюде мы можем говорить, что героиня, поэтесса, совершает поступок. Сама. Ведь никто не заставляет ее наниматься домашним поэтом к таинственному олигарху. Она делает это, чтобы решить какие-то свои внутренние противоречия. Грустный парадокс этой героини заключается в том, что она хотела, возможно, став частью обслуги богача, изобрести заново свою жизнь, прожить еще одну жизнь… Прожить много жизней в одной — это способ удлинить свою жизнь. Но поэтесса смогла удлинить свою жизнь только до утра. Утром она должна умереть. Потому что таковы оказались правила чужой игры, в которую она вступила.
— Жанровое название «новелла» подразумевает определенную насмешку, доходящую до сарказма, от средневековых фаблио до Моэма и далее. А кто субъект такого сарказма в «Этюдах о свободе»?
— В каждой нашей новелле герой сталкивается с какой-то системой. Герой пытается переиграть систему или использовать ее в своих интересах. Но это невозможно. Наверное, наш сарказм относится именно к этим иллюзиям героев, что у системы можно выиграть. Единственные, кому удается использовать систему в своих интересах, — это свингеры из первой новеллы, члены тайной лиги коллективного секса. Никакая система не может остановить человека, который хочет получить удовольствие.
— И в конце концов, эти герои не знают ни опыта личной свободы, ни опыта духовной свободы. Но они явно когда-то встретились со свободой, иначе бы вообще не было никакого развития действия и характера. Когда это произошло?
— В новелле «Рай» поэтессу при принятии на работу расспрашивают о прошлом, но только как о том, от чего она должна отказаться, если уж пожелала стать несвободной. Я бы даже предположил, что для системы опасна личная биография каждого, кто оказывается внутри системы. Ибо система не может контролировать личное прошлое каждого и импульсы, которые могут исходить из него. …Однако есть черта, при пересечении которой прошлое уже неважно. Цель системы — заставить вас перейти эту черту. Для гриба, который согласился, что его жарят на сковородке, уже неважно, под каким деревом он рос. Это не повлияет на процесс поджаривания. Поэтому, наверное, нам в «Этюдах» неинтересно всматриваться в прошлое наших других героев, молодоженов и сценариста: каждый из них уже принял решение взаимодействовать с системой, после которого их прошлое уже становится неважным. Оно уже им не может помочь. Есть рубеж, после которого у человека уже нет биографии, а есть только его функция в системе.
— В каждом эпизоде перед нами — допрос или вот-вот начинаемое следственное дело. Но внутри него виновность подследственных никого не интересует, как и не интересует их убежденность в своих идеалах. Ни вины, ни правоты в этом мире не только не существует — их не может и, главное, не должно существовать. Жертва — не носитель идеи, которую нужно ликвидировать в ее лице («нет человека, нет проблемы»), и далеко не носитель альтернативного самоопределения. Да, жертва то и дело возмущается нарушением прайвеси, но для нее самой ее границы не вполне определены. Каждая жертва демонстрирует обывательский подход к прайвеси: «мы с вами договорились, что это — мое, а вы нарушаете мои права собственности и право на собственную жизнь». Жертва размахивает флагом «частно-собственного», но она не способна защищать его во что бы то ни стало. Более того, она провоцирует палача на распоряжение всем «своим», без малейшей паузы отстаивая, а затем мгновенно сдавая все сколько-нибудь автономные позиции — чтобы палачу было повольготнее (у вас очень сильно даны моменты угодливого потакания насильнику). Жертва попросту не знает, зачем ей ее же «собственное», к чему оно годно даже не в искусственном коконе, предлагаемом очередным садистом, устало наслаждающимся крикливым недоумением новоиспеченной лабораторной крысы, даже не это — похоже, жертва не знает, зачем ее «собственное» ей самой. В целом, «собственное» — то, что жертва пытается защищать в абсолютно игровом поле, без крупных ставок на жизнь. И цирковым играм кошки соответствует столь же цирковой смертельный номер мышки, играющей в жертву не меньше, чем палач играет в палача. Чего действительно боятся жертвы? Такое впечатление, что они ни жить, ни умирать, ни рисковать толком не способны: они способны играть во все это понарошку — с полусумасшедшим азартом сценических «бессмертных». И ваша сцена с неудавшимся (?) самоубийством сценариста крайне точна: смерть и жизнь обращены фильме в игру в поддавки с невозможностью убить то, что существует на четверть, треть или наполовину, и воскресить то, что никогда не было ни реальным, ни полноценным… Сообществу убийц противопоставлено сообщество самоубийц, но одно из них не обнаруживает актуального, что ли (не знаю, как вернее сказать), насилия — перед нами только ритуалы условленного насилия и условленного подчинения. Все эти ваши жертвы — бунтари, а все ваши палачи — технари «производства». И те и другие не могут существовать без поддавков, взаимных манипуляций: жертве зачем-то понадобился бунт ради провокации насилия, а не для того чтобы его избежать (жертвы только и ждут насилия, как если бы оно их освобождало, вы уж извините, — это степень свободы), а палачам понадобилось именно такое освобождение — постановка уничтожения на самообслуживание: сами-то они от него уже подустали, конвейер, знаете ли… И палачи жмут на спусковой курок, чтобы перепрыгнуть через голову жертвы — к кайфу абсурда, как заметил бы Эдичка Лимонов. Строго говоря, в фильме нет насилия, поскольку насилие всегда не только, скажем так, планово-индивидуально, но и жизненно: оно дает разные срезы реакций… А в данном случае некого насиловать, поскольку и палачи, и жертвы сопротивляются никак не противоположной стороне, а чему-то параолимпийскому — исключительно своей жизни, затянувшейся скуке своего существования. За насилием у вас маячит перверсивное желание полноты жизни любой ценой. И тогда вопрос: зачем для полноты жизни понадобилась драматическая игра в жизнь и ставка на насилие?
— Мне кажется, вы говорите о ритуальном поведении. Ритуал имеет большое значение в нашем сценарии. Ритуал как нечто, что должно произойти, независимо от желания его участников. Хотите вы этого или нет, ритуал будет совершен.
Я как бывший советский человек участвовал в магических ритуалах. В посвящении в пионеры, например. Ребенку был непонятен смысл этого ритуала, но было ясно, что если ты не хочешь проблем, хочешь быть как все, то ты должен его совершить. Это магия.
В первом этюде молодой муж Костя так и относится к визиту семейных наставников — как к тягостному и необходимому ритуалу. Нужно совершить его, и тогда можно будет вернуться к своей обычной жизни. Но сценарий ритуала взрывается, когда выясняется, что у наставников есть не только ритуальные цели, но и личные: они тайные свингеры и хотят затащить наших молодоженов в постель.
Во втором этюде «Опасный человек» тоже есть ритуал. Но он более хитрый. На заседании комиссии должно произойти насилие — в этом цель заседания. Насилие пока не над сценаристом, а над его текстом. Но это насилие маскируется под сделку. Сценаристу было бы легче, если бы его просто поставили перед фактом: количество дождей в вашем сценарии сокращается до двух! Но ему предлагают принять участие в ритуале, где он должен добровольно прийти к согласию с комиссией по поводу количества сцен с дождем. Насилие маскируется под сделку, в результате которой жертва и палач должны прийти к консенсусу. «Если вы не против, мы отрубим вам правую руку и три пальца на левой». Сценаристу кажется, что ему предлагают договориться. И это вводит его в заблуждение. Он решает, что раз ему предлагают сделку, то можно изменить условия этой сделки, можно торговаться, можно придумать какой-то свой вариант этой сделки. И эта попытка приводит его к катастрофе: быстро выясняется, что любой его маневр ведет к его проигрышу.
Доктор, который с готовностью протягивает ему веревку, когда сценарист угрожает повеситься, — это как бы олицетворение тайного желания системы, с которой сценарист имеет дело. На самом деле система не хочет договариваться с вами и не хочет уничтожать вас. Оптимально для нее — если вы сами уничтожите себя и избавите ее от всех связанных с вами проблем.
В этюде «Рай» тоже есть ритуал — собеседование управляющего олигарха с новой сотрудницей, поэтессой. Это как бы ритуал перехода из жизни в смерть. Исповедь? Но интересно, что больше исповедуется в сцене не та, которой предстоит умереть, а тот, кто несет смерть. Это скорее его исповедь, а не ее.
— Насилие у вас (еще и еще будем обсуждать этот термин, но все же) направлено на уничтожение не человека, а системы его автономных потребностей, привычных желаний, спонтанных догадок, естественных чувств (работа с психологией важнее работы с физическим телом). Что в «вашем» мире естественно в человеке и что — нет?
— В первой новелле Костя решает согласиться на визит семейных наставников, чтобы не попасть в базу данных неблагонадежных людей, которые отказались от контакта с наставниками. Таким образом, он, как он думает, соглашается на меньшее зло, чтобы избежать большего зла. Наверное, в мире «Этюдов» это естественно — стремиться минимизировать ущерб от системы.
Сценарист во втором этюде в какой-то момент решает с помощью системы наказать театрального режиссера, который увел у него жену. И это, видимо, тоже естественное поведение — стремиться использовать систему в своих интересах. У сценариста это не получается, но не потому, что это в принципе невозможно. У кого-то это получается — просто нужно быть на определенном уровне, чтобы это сработало. Сценарист в социальном плане слишком незначителен, чтобы у него это получилось.
Поэтесса хочет из «низшей касты» перейти в высшую. Возможно, жизнь в «низшей касте» кажется ей ненастоящей. А она хочет настоящей жизни. И это тоже естественно в мире «Этюдов» — считать свою жизнь фиктивной и нереальной.
— Вы рисуете полицейское государство и насильников как ярую полицию нравов. Но мы сталкиваемся в ваших зарисовках разве что с эмиссарами власти — с дельцами средней руки. А каковы в подобном государстве вожди, лидеры, посвященные? Какие лидеры правят продемонстрированными в фильме отрядами морализаторов «от станка и сохи»?
— Я сам ничего не знаю про лидеров и вождей, я не знаком с ними, но мое воображение каким-то образом что-то о них знает.
Ближе всего к такому «хозяину жизни» мы приблизились в новелле «Рай». Там есть олигарх Генрих Витальевич, которого мы не видим, но много о нем слышим. Давайте к нему присмотримся внимательнее.
1. Он, как средневековый король, нанимает себе домашнего поэта. — Это значит, что в XXI веке он склонен копировать жизненные модели из далекого прошлого.
2. У него есть ключи от каждой комнаты в доме. — Он стремится к тотальному контролю над своим окружением.
3. Он против того, чтобы прислуга занималась сексом, когда он на территории. — Он не считает тех, кого он купил, равными себе.
4. Если он берет человека к себе в обслугу, то человек больше никогда не возвращается к своей прежней жизни. — Он не хочет, чтобы информация о его образе жизни стала доступна для низшей касты.
5. Он внезапно смертен. — Ему следовало бы меньше верить своему домашнему доктору.
— В фильме ясно вычерчен псевдоморализаторский и псевдорелигиозный пыл насильников (трудно назвать верующими пророков коллективного секса). Зачем вам понадобились наглядные картины аномии в ее греческом значении — «беззакония»? Кто в этом мире способен быть верным правилу, регулятиву, закону? Кто в нем — законотворец? Кто — верующий? Так ли уж нужна насильникам подлинная вера? И насколько значима для них пресловутая «готовая мораль»?
— Мне кажется, в мире «Этюдов» мы имеем дело с двумя видами морали. С моралью фальшивой и моралью настоящей. В мире «Этюдов», например, декларируется, что семья — это высшая ценность, ради которой и создан институт семейных наставников, но на самом деле истинная цель наставников — групповой секс. Поэтому мы можем говорить, что удовольствие — это и есть настоящая ценность в этом мире.
Спасение заблудшего сценариста декларируется комиссией как истинная ценность, но ему не мешают повеситься. Поэтому мы можем говорить, что забота о человеке — фальшивая ценность в этом мире.
И третий этюд доказывает нам, что одна из несомненных и истинных ценностей мира «Этюдов» — лояльность.
Лояльность и удовольствие — это и есть настоящая мораль в мире «Этюдов».
— Да, но лояльность чему и кому? Государству? Все ваши насильники — нечто среднее между мажордомами, социальными работниками и офисным планктоном начала 2000-х. Кого они представляют? Какое это государство? Почему ни в одном эпизоде мы не видим военного, полицейского, силовика? Но даже не это важно… Интереснее сама система лояльности, как она у вас устроена. Ваша лояльность не требует от человека согласия на принадлежность к касте посвященных, они должны при всех раскладах остаться только рабами, соглашайся они на худшее для себя или нет… Входи они в систему или не относись к ней вовсе — они ни на что в ней не рассчитывают, это парии. И кому, спрашивается, нужна их лояльность?
— Во-первых, не забывайте, что эти три этюда — только первый набросок, разведка боем, пилот… Если у нас будет возможность продолжать, появятся и новые герои, и ответы на многие вопросы. И я не согласен, что лояльность не впускает человека в касту посвященных. Про лояльность больше всего — в новелле «Рай» «Мы все пожертвовали очень многим, чтобы быть рядом с Генрихом Витальевичем», — наставительно говорит его управляющий в этой новелле. «Хочу в рай», — стонет девушка в этой же новелле, которая мечтает, чтобы ее взяли горничной в этот дом. Есть очень важное слово для понимания этой системы лояльности — СВЕРХПОТРЕБЛЕНИЕ. Мы, обычные люди, не понимаем, на самом деле, смысла этого слова… А оно очень важно. Многое из того, что происходит, происходит ради него. Тот, кто имеет сверхпотребление и кто может выделить и мне кусочек от этого сверхпотребления, тому я и отдам свою лояльность. Оно — признак принадлежности к чему-то высшему. Оно — смысл и цель. В сверхпотреблении есть что-то божественное, сакральное. Достаточное. Если оно есть, то больше ничего не надо.
— Насколько жертвы способны на то, что мы сочли бы «общей историей», в том числе «общей историей» с палачами? Ни в одном эпизоде не угадывается большая история жертв — их коллективное прошлое…
— Это вопрос о природе зла. Почему человек вдруг становится палачом? Откуда зло в человеке? Мой ответ — от желания стать значительным. От желания прийти к вам с удостоверением, в котором написано не «Сидоров», а «уполномоченный Сидоров». Я думаю, что ключ ко многому в человеке — это потребность в самоуважении. Если мне хронически не за что себя уважать, то всегда есть запасной вариант — стать членом какой-то корпорации.
— Имеем ли мы дело с антропологическим типом позднего путинизма? Или вы описываете всечеловеческий, а не русский либо же постсоветский кейс? «Современного» человека?
— Я живу в России, и если что-то знаю, то только про нее. Но я люблю читать Бориса Гройса, а он пишет, что на Западе царствуют апокалиптические настроения. Осталось понять: предчувствие апокалипсиса делает человека свободнее или наоборот? Связано ли ощущение приближения конца с утратой свободы? Мне кажется, что да.
Когда люди ждут апокалипсиса, то это говорит не об их трезвой оценке реальности, а об их оценке своего жизненного пути. Те, кто ждут апокалипсиса, в глубине души считают, что лучшего они не заслуживают, и требуют справедливого конца.
Если мы считаем, что заслуживаем только одного исхода, то свободы уже нет: жизненный сценарий включился, и мы двигаемся к этому финалу.

ВОДИЛ ХАРМСА В ГОСТИ К РЕБЕ

Валерий Шубинский – автор биографий Гумилёва, Ходасевича, Хармса и Ломоносова. В эксклюзивном интервью Jewish.ru он рассказал, почему не стал заниматься экономикой с Чубайсом, но увлекся походами Хармса в гости к ребе, мифами Гумилева о самом себе и пьянством Ломоносова.

Вы окончили Ленинградский финансово-экономический институт, но стали в итоге литературоведом. Как так?– Я стал писателем, по-дилетантски занимающимся историей литературы. Когда я оказываюсь в компании академических ученых, я ощущаю себя самозванцем. В ЛФЭИ брали без большого блата и с «пятой графой», в то время это был очень живой и свободомыслящий институт. Там велись бурные дискуссии о преобразовании советской экономики, которые, как говорили, часто прерывались криком научного руководителя: «А ты, Чубайс, вообще замолчи!» Так что я мог оказаться в исторической компании реформаторов. Но я познакомился с замечательным поэтом Олегом Юрьевым, и с этого началась моя настоящая жизнь в литературе. С работы по распределению после института я слинял при первой же возможности.
Вы работали экскурсоводом. Кого-нибудь из мощных проводников по Питеру назвать можете?– Владимир Шнейдер – мой, можно сказать, наставник в этой профессии. Помню, большое впечатление произвела на меня экскурсия, которую вел Юрий Шмерлинг – потом уже я узнал, что он был близким другом поэта Леонида Аронзона. Знал я и крупного пушкиниста и набоковеда Вадима Старка. Вообще, это было не худшее время в моей жизни. Уже был разрешен частный бизнес, но ещё существовали советские НИИ – их профсоюзные организации оплачивали «интеллектуальные» экскурсии. И мы водили и по «Ленинграду Даниила Хармса», и по «Еврейскому Петербургу». Очень, кстати, пересекающиеся истории. Занимался я, кстати, и еврейским Петербургом – это тоже интересные сюжеты, пересекающиеся. Дойвбер Левин, например, написал книгу про еврейский детский приют на Васильевском острове, и он же водил Хармса в гости к шестому Любавичскому Ребе, жившему на Моховой. Хармс в гостях у Любавического Ребе – это такой же фантастический сюжет, как Гумилев, фотографирующий раса Тафари!
Почему вы взялись за биографии именно таких многосложных персоналий, как Гумилёв, Хармс и Ходасевич?
– Я стал заниматься биографиями почти случайно. В 2002 году мне было предложено написать что-то для издательства «Вита Нова», для их серии биографий. И я выбрал Гумилева, потому что там был зазор между легендой и подлинной личностью, который меня волновал. К тому времени я уже много лет занимался литературой – поэзией, критикой. Да я и сейчас всем этим занимаюсь и продолжаю считать себя писателем, а не ученым. Академический специалист не будет так разбрасываться, но у меня есть преимущество – заниматься тем, что мне интересно. Мне интереснее всего человеческий образ героя, его «антропология». Но и эпоха, ее язык, ее взаимоотношения – тоже. Мне иногда предъявляют претензии: ты столько нагородил, а где же сам Гумилев, где же сам Ходасевич? А вот они, это все, что вокруг да около – это они и есть, это их мир. Есть «миф о Гумилеве», разные проекции личности Хармса в истории культуры. Работа биографа не только в том, чтобы разоблачать мифы, но и в том, чтобы анализировать их становление. Особенно это относится к писателям, самим занимавшимся «жизнетворчеством», к тем же Гумилеву и Хармсу. Мифы об их жизни – тоже их творение.
Но у вас есть исследование и о Ломоносове – как пришли к нему после череды поэтов?– Обыватель помнит о Ломоносове три вещи. Что он «внебрачный сын Петра Первого» – уж не знаю, кто это придумал. Что он открыл закон сохранения материи. И что он основал Московский университет. Все эти три вещи – неправда. А подлинная его личность и подлинные заслуги во многом не поняты. Вот вы говорите – «после поэтов». Так он сам поэт, и это, может быть, в нем главное. Поэт не только в стихах – а это он создал русскую поэзию, какой мы ее знаем, – но и в научных экспериментах. А еще Ломоносов совсем не похож на нас нынешних. На людей советского времени он больше походит. Ломоносов – человек сверхпроекта. У него есть глобальная идея – насаждение наук в России. Он подчиняет этому всю свою жизнь и требует того же от других, ни с чем не считаясь. Он авторитарен, как какой-нибудь советский индустриальный руководитель. Но при этом он очень страстный человек – самолюбивый, вспыльчивый, пьющий, иногда брутальный, а иногда по-детски беззащитный.
Недавняя ваша книга посвящена Евгению Азефу, двойному провокатору, работавшему и на эсеров, и на тайную полицию. Были точки соприкосновения с работами, посвященными Серебряному веку?– Об Азефе не случайно упоминали Блок, Маяковский, Ходасевич, да и не они одни. Он стал легендарной фигурой, и да, он, несомненно, превосходил других двойных игроков той поры интеллектом, дерзостью и цинизмом – хотя у него были свои границы и принципы, которые он не нарушал. Будучи некрасивым и необаятельным человеком, он сумел заслужить неограниченное доверие и у эсеров, которыми руководил, и у сотрудников тайной полиции. Все это создало почву для демонизации его личности – сам по себе он был довольно приземленным человеком. Он был не единственным двойным агентом, но стал знаковой, символической фигурой, мифологемой. Отношения «человеческого» и «сверхчеловеческого» – вот его контекст. Парадоксально, что та же тема возникает при разговоре о Гумилеве и Ходасевиче.
Вы курировали сайт современной поэзии «Новая камера хранения». Расскажете об этом проекте?– В 80-е «Камера хранения» была группой из четырех молодых поэтов: Олега Юрьева, Ольги Мартыновой, Дмитрия Закса и меня. Потом все уехали в Германию, а я остался в Петербурге. В 2002 году мы решили снова объединиться и создать сайт современной поэзии. Нам удалось привлечь десятки авторов, и на какое-то время наш сайт стал одним из центров современной поэтической жизни. Там были люди разных поколений, из разных стран, это широко обсуждалось, многие хотели у нас публиковаться, посылали тексты. Сейчас сайт заморожен – с определенного момента у нас стало не хватать ресурсов на его обновление. Всякий проект должен иметь завершение.
Насколько востребована современная поэзия?– Аудитория серьезной поэзии и «трудной» прозы сейчас ограничена. Это нормально, так устроена современная цивилизация. Культовых поэтов, известных миллионам – таких как Блок или Бродский, больше не будет, но это не значит, что великая поэзия невозможна и что у нее нет читателей. Многие авторы до своего читателя просто не доходят из-за политики крупных издательств-монополистов, отвергающих все по-настоящему сложное. Стихами – если это не Вера Полозкова и не какая-нибудь Ах Астахова – никто не вздумает зарабатывать деньги, это заведомо элитарное дело. Но и полки современной русской прозы в «Буквоеде» – это позор.

СЕРГЕЙ МАВРОДИ "ОТДОХНУЛ И ВОСКРЕС"

Сергей Мавроди «отдохнул и воскрес»
LENTA.RU  59 минут назад


Твиттер-аккаунт основателя системы финансовых пирамид Сергея Мавроди воскрес — в нем появилось первое сообщение после смерти махинатора.
«Ну что же… Отдохнули и хватит. Запущен Мавро офис, в котором вы сможете обменять старые билеты МММ на новые MVR, Которые уже торгуются на биржах», — говорится в официальном верифицированном аккаунте Мавроди (орфография оригинала сохранена).
>> Парадоксальная смерть «великого афериста» Мавроди
Также аккаунт вновь пообещал поклонникам предпринимателя «неизбежность финансового апокалипсиса». Кто именно пишет от лица легендарного мошенника, неизвестно.
Математик, предприниматель, мошенник, основатель крупнейший финансовой пирамиды «МММ» Сергей Мавроди умер от сердечного приступа 26 марта в возрасте 62 лет. До конца своих дней он продолжал развивать свою сеть финансовых пирамид за пределами России, активно осваивая новые способы привлечения средств, в частности, с помощью криптовалют и электронных бирж. Особую популярность его идеи нашли в бедных странах Африки. Об этом сообщает Рамблер. Далее: https://news.rambler.ru/community/39882421/?utm_content=rnews&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

ЕФИМ ШИФРИН ОТВЕЧАЕТ

"Не надо дружить с актерами". Ефим Шифрин отвечает на детские вопросы

время публикации: 07:29 | последнее обновление: 07:29блог версия для печати фото
Ефим Шифрин
Ефим Шифрин и Дмитрий Брикман
Израильский фотохудожник и журналист Дмитрий Брикман предлагает вашему вниманию программу "Детский недетский вопрос". Интервью из этого цикла публикуются на сайте NEWSru.co.il по пятницам.
Программа выходит при спонсорской поддержке компании Japan-Israel.
Гостем передачи стал Ефим Шифрин – артист, режиссер, юморист.
Отвечая на вопрос шестилетнего мальчика "Что у тебя украли?", Шифрин говорит: "У меня украли молодость моих родителей". Он родился в 1956-м в поселке Нексикан на Колыме, где его семья жила после реабилитации отца. "Папе было 46, маме – 41", "я ними прожил 19 лет всего".
Он точно знает, в какую старую фотографию хотел бы попасть. Это довоенный снимок младшего брата его мамы Иосифа Цыпина – одного из защитников Брестской крепости, расстрелянного в лагере для военнопленных. Иосиф и Ефим внешне очень похожи. "Мне хотелось переговорить с ним, буквально раздирая эту фотографию".
В ходе интервью Шифрин говорит: "Я не понимаю, не представляю себя без книг, которые меня сделали". Если бы он был всемогущим, то подарил бы незнакомому мальчику интерес к знаниям: "Мне кажется, что для еврейского мальчика это особенно важно".
Ефим рассказывает, что основной круг его друзей – это врачи. "Не надо дружить с актерами. Дружите с врачами", – советует он. И сетует: "Артистам верить нельзя".
Смотрите программу "Детский недетский вопрос" с Ефимом Шифриным
Автор передачи Дмитрий Брикман просит присылать ему "детские вопросы", с указанием пола и возраста ребенка, на адрес dimabr@gmail.com.

НАД ИРАНСКОЙ МИРНОЙ МИРНОЙ ХАТОЙ ГОРДО РЕЕТ ЖИД ПАРХАТЫЙ

Шах и мат, Аман-Ахмад-Обамо-недержад!

На этой неделе в течение считанных часов произошел ряд событий, резко изменивших соотношение сил как в противостоянии Израиля и Ирана, так и в противостоянии Трампа и Евроколхоза, а также, вероятно, в положении самой Европы. Сразу вслед за выходом Америки из ядерной сделки Израиль уничтожил практически всю иранско-хизболиную инфраструктуру войны и террора, выстроенную аятоллами и КСИРом за миллиарды баксов, которые подарил им Обама с Керри и европейскими саттелитами, и за 2 часа бли(ц)стательно выиграл блиц-криг с Ираном.
Bildergebnis für Ð¸Ð·Ñ€Ð°Ð¸Ð»ÑŒÑ ÐºÐ¸Ð¹ ответ ирану


Когда я назвал прошлую статью "Над иранской мирной хатой гордо реет жид пархатый", то даже не предполагал еще, насколько попаду в точку. Все, нажитое (и настроенное) аятоллами в Сирии непосильным трудом, все ж пропало!

Помните старый анекдот:
"Звонок.
- Алло, это КГБ ?
- Нет, КГБ сгорело.
Опять звонок.
- Алло, это КГБ ?
- Нет, КГБ сгорело.
Снова звонок.
- Алло, это КГБ ?
- Вам же сказали: "КГБ сгорело!".
- А может, мне приятно это слышать...".

Так и мне хочется цитировать и цитировать длинный список иранских потерь, среди которых многочисленные иранские военные базы, разведцентры и разведпосты, склады вооружений и ракет, штаб-квартиры Хизболлы, сил Аль-Кудс и ее различных подразделений в разных городах и провинциях, аэропорты, установки реактивного залпового огня, центры разработок химического и бактериологического оружия, батареи ПВО и радарные установки, ракетные системы С-200, С-75, "Панцирь" и "Бук" и много чего еще. И все это вдобавок к уже разбомбленным накануне трем главным иранским базам в Сирии.


Так уничтожали "Панцирь"

Победа эта не только в военно-техническом, но и в политическом и дипломатическом плане была подготовлена абсолютно филигранно, комар носа не подточит.
Тремя предварительными бомбардировками иранских военных баз аятолл вынудили отвечать, чтобы не потерять лицо. В итоге вся акция Израиля выглядела как ответка, а не агрессия, тем более, что Иран в Сирии абсолютно ничего не забыл, это не его территория.

Bildergebnis für Ð¸Ð·Ñ€Ð°Ð¸Ð»ÑŒÑ ÐºÐ¸Ð¹ ответ ирану
Биби, правда, пришлось нацепить на себя колорадскую ленту на День победы, чтобы потрафить тщеславному Путину, но зато российские С-400 молчали в тряпочку, как и лавровский МИД! Только в ГосДуре немного поскрипели зубами. Европейцам тоже не осталось ничего другого, кроме как осудить иранскую агрессию! Израильскую акцию ВПЕРВЫЕ горячо поддержали Саудовская Аравия, Бахрейн, Эмираты и другие страны Залива и публично не осудили даже Эрдоган с Аббасом, даже ООН фактически заткнулась, лишь из Газы идут проклятья.

Все это произошло в день Победы над гитлеровской Германией, который Израиль отметил по-своему, куда более быстрой и бескровной победой, а впереди (хотя по лунному календарю - уже позади) - 70-летие страны, которое Израиль отмечает просто по-царски! В этот день в Иерусалиме откроется американское посольство, арабские и европейские юдофобы просто воют от злобы по этому поводу, посольство Гватемалы уже открылось в Иерусалиме, за ним последуют посольства Гондураса и Парагвая, а возможно, и посольства Румынии, Чехии и других стран. Израиль подходит к этому дню с мощной экономикой, обогнав по ВВП на душу населения Францию, Англию и Канаду и деля 7-е место в мире по продаже вооружений. Тегеранские Аманы от злобы могут сами отрезать себе уши.

Всему этому предшествовала самая дерзкая и сумасшедшая в истории спецслужб операция Моссада по выкрадыванию архива иранской ядерной программы из сверхохраняемого и сверхсекретного здания в Тегеране - обычно такое происходит только в блокбастерах про джеймсов бондов.
Что могло бы быть круче этого? Разве что залезть в постель к Аятолле, отрезать ему бороду и надавать шалбанов?!

Иран был посрамлен втройне, в том числе и перед самими персами внутри страны, которые давно уже безумно возмущаются дикими тратами денег на войну, в то время как в самом Иране нечего есть и нет работы. Теперь у критиков аятолл и КСИРа и восставших в разных провинциях есть дополнительный стимул валить режим. Все деньги, вбуханные за 7 лет в Сирию, ушли в прорву. Все сверхсекретные усилия иранского ВПК оказались видны израильским спецслужбам как на ладони, иранские войска с их базами и ракетами оказались не только не способны преодолеть "Железный купол", но и контролируются Израилем, как мальчишка со спущенными штанами под рентгеном и микроскопом.

Хизболле с ее 150 тысячами ракет был преподан изумительный урок, теперь она еще долго не решится использовать эти ракеты, да и в самом Ливане ее ждут нелегкие времена, ведь деньги на Сирию тоже потрачены впустую, миллион или два сирийских беженцев в Ливане - это сунниты, ненавидящие шиитов, Иран и Хизболлу (голосовать в Ливане они еще не могут, а вот поучаствовать в восстании - запросто!), победа на парламентских выборах может оказаться для Хизболлы пирровой, если Сауды и Штаты откажутся финансировать дальше режим, в котором рулит Хизболла (а Штаты все еще вооружают этот режим, несмотря на свое противодействие Хизболле, которая в Америке числится террористической организацией!). Война Ливана с Израилем (при которой может быть уничтожена, например, миллиардная по стоимости энергетическая система Бейрута) наверняка вызовет гражданскую войну в самом Ливане, которая поставит Хизболлу на грань существования, тем паче, что Ирану после разрыва ядерной сделки будет нечем кормить Хизболлу, а торговать наркотой по всему миру ей не позволят, как позволял Обама (запрещая даже расследовать деятельность хизболлиных наркокартелей).

Ну, и прочие мелочи из серии "Мелочь, но приятно":

- саудиты мощно жахнули по иранским клиентам хуситам, убив нескольких главарей,
- из Израиля будет выслан араб, возглавляющий левозащитников из "Хьюман райтс вотч",
- кнессет готовится подрезать щупальца Багацу,
- Аббас находится при смерти, а его репутация настолько подмочена его недавними заявлениями, что вряд ли ему удастся еще вновь стать серьезным игроком,
- Хамас полностью лишен своего главного оружия - ракет и тоннелей!

Тоннели Израиль теперь научился обнаруживать и уничтожать заранее, Хамас даром потерял сотни миллионов баксов и многолетний труд своих землероек и техников (а заодно и одного из своих главных ракетных инженеров, ликвидированного Моссадом в Малайзии). Без тоннелей он не в состоянии импортировать иранские ракеты, да и толку от них при наличии "Железного купола" никакого нет, та же проблема стоит и перед самим Ираном. Ничего лучшего, чем подзаборную войну с порчей забора между Израилем и Газой Хамас не придумал и придумать не в состоянии, а там идет спокойный отстрел бандитов, и никто за бедный Хамас не вступится, никому он больше не нужен, саудиты и египтяне молчат, заткнулись и европейцы, а в Совбез теперь и соваться бессмысленно, там их ждет жесткое вето верного друга Израиля Никки Хейли. Чтобы Палливуд совсем никак не действовал на палестинолюбивых мировых юдофобов, еще не бывало, это настолько ново для вечно обиженных сироток, что им впору самим убить себя об стену!! Да вдобавок еще Конгресс перекрыл Аббасу финансовый кислород, а Трамп резко сократил расходы на УНРВА (эти огромные деньги - треть бюджета ООН! - чуть более чем полностью ООН отдает Хамасу).

Ну, а на мировой арене Дональд Трамп не просто переиграл евросовок, он ткнул его мордой в унитаз!

Bildergebnis für трамп переиграл
В то время как французский министр финансов Ле Мэр требует продолжать торговлю с Ираном и "не становиться вассалами Трампа", а Меркель теперь ежедневно брюзжит и скрипит зубами на Трампа (раньше она предоставляла это своим шестеркам), правая рука Меркель, министр экономики Альтмайер прямо признал, что у европейцев нет ни малейших шансов защитить европейские фирмы и концерны, торгующие с Ираном, от американских санкций. Чтобы компенсировать "Сименсу", "Аэробусу" и прочей честной компании многомиллиардный ущерб от потери участия в американском рынке и потери американских комплектующих (как в случае с тем же "Аэробусом", который даже при компенсации не в состоянии продать Ирану оговоренные сто аэробусов, т.к. на них установлена американская техника), европейцам потребовались бы гигантские капиталовложения, на которые они ради Ирана, разумеется, никогда не пойдут, при всей их безумной любви к режиму аятолл, да к тому же все это будет нелегитимно, сказал Альтмайер (штаб из трех немецких министерств, МИДа, экономики и финансов, уже успел проработать этот вопрос, как пишет "Бильд", и пришел к неутешительным выводам).

У победы всегда много отцов, а поражение - вседа сирота. Это касается как Ирана, так и Израиля. В то время как Ливни с Лапидом примазываются к победителю (собственному правительству и не менее ненавистному ими Трампу), а Ликуд по опросам вроде бы получает фантастические для Израиля 42 места в кнессете, бушуют бои уже в самом иранском руководстве. Президент Рухани резко критиковал начальника Генштаба Багери (настаивавшего на нанесении ракетного удара по израильским военным объектам) и сделает все возможное, чтобы воспрепятствовать восстановлению иранской военной инфраструктуры в Сирии, на которую потребуются очередные миллиарды. Разумеется, в конечном итоге решения принимает Главный аятолла, но он не является единоличным диктатором а ля Каддафи или Саддам и столкнется с сильным сопротивлением. Да и не дурак он, чтобы выкидывать так недостающие деньги на ветер. Тем более, что придется оправдываться перед голодающим и активно бунтующим народом за растранжиривание на ветер миллиардов баксов, которые теперь трудно будет к тому же выменивать даже на нужды бассиджей.

Бунты в Иране наверняка усилятся. Джон Болтон планирует ликвидировать режим аятолл чуть ли не до конца года (и эта перспектива тоже мешает европейцам беззаветно вписываться за режим аятолл, что, разумеется, не относится к могериням и керри, получающим деньги из Тегерана на собственные счета). Демократы в Америке терпят одно поражение за другим и отказались от планов импичмента Трампа, теперь им бы хоть самим выжить и не попасть в тюрьму (Киллари, Керри, Обама).

Юнкер ушел в очередной запой, а Макарон оплакивает свою хрустальную мечту о Соединенных Штатах Европы, в которых Германия должна поддержать рушащуюся экономику Франции своими миллиардами, и вчера весьма недвусмысленно ругал и обвинял Меркель, хотя и Юнкер ничего и слышать не хочет о макаронных планах. Положение у Макарона аховое: надо либо отменять принятые за полвека социальные законы, льготы и поблажки (что он уже постепенно и делает), и это прикончит последние остатки его популярности, либо накликать на себя тяжелый экономический кризис (с тем же результатом для собственной карьеры). Словом, налево пойдешь - коня потеряешь, ну, а направо - голову сложишь.

Bildergebnis für Макрон
Меркель обиженно заявила, что Европа больше не может полагаться на Штаты и "изменщика Трампа" (сначала охаивают и клевещут на него, а потом он должен их слушаться и беспрекословно выполнять все их желания, вот до чего доходит наглость тех, кто слушает собственный обнаглевший вконец зомбоящик!).

Между тем, сама она добилась-таки того, что в военном плане Европа - карлик, а в политическом - крайне раздробленное сборище пигмеев, запустившее необратимый, похоже, процесс самоуничтожения. И ей бы избежать высоких таможенных пошлин на сталь и алюминий (Трамп дал европейцам еще 2 месяца на размышления, а если они начнут рыпаться, то обложит такими же пошлинами и немецкий автопром, для которого это будет тяжелейший нокдаун, как и для Германии в целом).

В самой Европе в тот же самый знаменательный день тоже произошло весьма знаменательное событие, упорно замалчиваемое зомбоящиками: движению "Пять звезд" и Леге (бывшей Леге норд), которую наш зомбоящик обзывает "расистской", похоже, удастся таки договориться о создании правительства в Италии. И по сравнению с этим иранские заботы вскоре могут показаться меркелям детским лепетом. Как минимум будет закрыт ливийский коридор поступления бешенцев в Европу (основной на данный момент).

Bildergebnis für ди майо Ñ Ð°Ð»ÑŒÐ²Ð¸Ð½Ð¸Будущие коалионеры - Ди Майо ("5 звезд") и Сальвини ("Лега")
Ну, а как максимум Италия может выйти из еврозоны или начать шантажировать евробюрократию таким выходом. Это будет почище Брексита: одна только Германия потеряет на таком выходе от 900 миллиардов до триллиона евро на счетах target-2! Для самого евро это будет означать финита ля комедию! Причем Италия - это не Греция, не Венгрия, не Польша и не Австрия. Эта та трещина, в которую может провалиться если не весь евросовок, то, как минимум, еврозона. Причем и Лега, и звезды в предвыборной кампании поддерживали именно такой вариант, евро Италии просто не по карману, он для нее слишком дорог, чтобы можно было производить что-то на экспорт. Противился этому Берлускони, но его в коалиции не будет.

Ну, а что касается Израиля, то зомбодятлы гавкают, а караван идет!
Израильская левая оппозиция находится в самом жалком положении за всю свою историю. Ливни с Лапидом и Перетцом поддерживают Трампа, а это значит: у американских демократов нет больше в Израиле своей пятой колонны!

Самые яркие заблуждения о космосе

Самые яркие заблуждения о космосе

2185
Наши знания о Вселенной постоянно меняются, и разобраться в новой информации бывает непросто даже самим ученым. Но какие именно из распространенных убеждений на самом деле не имеют ничего общего с реальностью? Узнайте об этом прямо сейчас…
Астронавты на орбите пребывают в условиях полной невесомости
clip_image001
Ну почти, но не совсем… На записях с видеокамер на орбитальных станциях мы часто наблюдаем за тем, как по кабине плавают предметы, а сами астронавты кажутся легче пушинки. Специалисты из НАСА попробовали объяснить это самым простым образом, чтобы не загружать вас сложными терминами.
Внутри орбитального шаттла все незакрепленные предметы словно не имеют веса потому, что сам космический корабль находится в свободном падении, а астронавты внутри него испытывают пониженную гравитацию. Почему же тогда МКС никак не упадет на Землю?
Дело в том, что аппарат движется так быстро, что все время промахивается. Другими словами, космонавты все время падают за горизонт.
Солнце желтое
clip_image002
Вообще-то оно белое. Нам оно кажется желтым из-за искажения солнечного излучения во время его прохождения через нашу атмосферу.
Ваш мобильный телефон работает благодаря спутникам
clip_image003
Обычно 99% всех сигналов проходит по обычным кабелям. Только очень небольшая часть коммуникаций связана со спутниками.
Полет через пояс астероидов смертельно опасен
clip_image004
Если вы смотрели Звездные войны, вы уже успели представить себе эту страшную картину. Однако правда заключается в том, что если бы вы на самом деле пролетели сквозь пояс астероидов, вы бы этого даже не заметили.
Плотность небесных тел в этой зоне настолько низка, что не представляет почти никакой опасности для космических путешественников, но Голливуд был вынужден лгать, чтобы снять как можно более зрелищное кино.
Великая Китайская стена – единственное видимое из космоса рукотворное строение
clip_image005
И снова мимо, потому что Великая Китайская стена не такая уж и уникальная. С МКС на расстоянии примерно 400 километров можно рассмотреть и другие здания и строения, причем некоторые из них намного заметнее, чем легендарное китайское укрепление.
Земля – это идеально круглая сфера
clip_image006
Из-за постоянного вращения наша планета в районе экватора немного выпуклая, и она представляет собой скорее эллипс, чем идеально округлый шар.
Меркурий – самая жаркая планета Солнечной системы
clip_image007
Вы, наверное, думали, что раз уж Меркурий ближе остальных планет к Солнцу, то там наверняка жарче всего. Однако такое мнение – очередное заблуждение.
Благодаря атмосферным условиям вторая планета Солнечной системы, Венера, может похвастать средней температурой в 480 °C, в то время как на Меркурии этот показатель находится в районе 167 °C.
Солнце – это огромный огненный шар
clip_image008
Нет там никакого огня. Для огня в привычном для нас понимании необходим кислород, а Солнце состоит в основном из гелия и водорода. Источник солнечного жара кроется в процессе термоядерной реакции.
Давление и температура внутри солнечного ядра так велики, что атомы водорода вступают в реакцию и преобразуются в атомы гелия. Этот процесс и обеспечивает нас столь необходимым теплом и светом.
У Луны есть «темная сторона»
clip_image009
Существуют легенды о той стороне Луны, которая якобы вечно объята тьмой и хранит какие-то жуткие секреты. Знайте, на самом деле не существует ничего подобного.
Зато есть обратная (или дальняя) сторона Луны, которую с Земли обычно не видно из-за вращения и нашей планеты, и нашего естественного спутника. Чтобы увидеть эту сторону надо просто облететь Луну вокруг. Всего лишь.
Плутон – планета Солнечной системы
clip_image010
В школе нас учили, что в Солнечной системе есть 9 планет, и что Плутон – одна из них. Но наука не стоит на месте, и терминология постоянно меняется. С 2006 года по постановлению Международного астрономического союза (МАС) Плутон разжалован и признан карликовой планетой. Но почему?
Все дело в том, что в 2006 году тот самый МАС дал новое определение термину «планета», и Плутон, как оказалось, не обладает всеми необходимыми качествами. Вы наверняка слышали, что дальше Нептуна находится пояс Койпера. По сути это огромный астероидный пояс, и Плутон – не самый крупный объект в его пределах.
Загадочная девятая планета
clip_image011
Плутон больше не считается девятой планетой Солнечной системы, но ученые все же полагают, что некая девятая планета существует. Это гипотетическое транснептуновое небесное тело вполне может оказаться реальным.
Ученые пришли к такому выводу на основании наблюдений за орбитами нескольких других космических объектов из пояса Койпера, на которые явно оказывается некое постороннее гравитационное влияние. Вероятно, планета 9 находится очень далеко от нас, и она намного крупнее Земли.
Черные дыры – это воронки
clip_image012
В кино и мультфильмах черные дыры обычно изображают в виде огромных воронок, засасывающих все вокруг себя. В реальности черные дыры больше похожи на гигантские сферы. По сути это скорее невероятно плотные звезды с мощнейшей гравитацией.
В Средневековье люди думали, что Земля плоская
1488861937149465892
Почти любой ученый тех лет знал, что наша родная планета шарообразная. Именно по этой причине европейцы и принялись совершать героические плавания – чтобы добраться до Запада через Восток и найти новый морской путь.
Вдобавок о форме Земли знали еще древние греки. Упоминание об этом есть в записях 300 года до нашей эры.
Космос холодный
clip_image014
Не совсем. Измерить температуру космоса не так уж и легко. Наверное, потому что измерять просто нечего. Высокие температуры обычно значат, что атомы субстанции находятся в возбужденном состоянии.
Однако космический вакуум явно не отличается подвижностью атомов. Правильнее было бы сказать, что в космосе нет никакой температуры.
В открытом космосе вы замерзнете до смерти
clip_image015
Как мы уже убедились, с температурой в космосе не все так просто. Более того, если человек внезапно окажется в открытом космосе и без скафандра, он скорее перегреется. Почему?
Потому что тепло, производимое нашим телом, будет лишено возможности покинуть организм. На Земле мы с легкостью охлаждаемся - потеем, обмениваемся температурами с окружающей средой и так далее.
В космосе же такие способы уже не сработают, ведь обмениваться там попросту не с чем. 
В космосе человеческая кровь вскипает
clip_image016
Это утверждение тоже ошибочно. Да, при условии более низкого давления жидкости вскипают на более низких температурах (если это давление не позволяет жидкости преобразоваться в газ), но с вашей кровью такого не произойдет. Почему?
Потому что ваша кровь находится в закрытой системе, и эффект нулевого давления не окажет такого скоротечного влияния. Конечно, жидкости, открытые для внешней среды (слюна, внешняя оболочка глаз) вскипят почти тотчас. А вот кровь – нет.
Вдобавок, не путайте кипение с нагревом. Слюна не станет горячей, из-за пониженного давления она просто перейдет в газообразное состояние.
В открытом космосе ваше тело взорвется
clip_image017
Эта яркая картинка не раз представала перед взором любителей научно-фантастических фильмов. И да, это очередная ложь, придуманная для драматизации и кассовых сборов. Человеческое тело слегка распухнет, но уж точно не разлетится на части.
В 1966 году один ученый из Хьюстона испытывал скафандр в условиях искусственного вакуума, эквивалентного пребыванию на высоте 37 километров. Защитный костюм оказался неисправен, и техник пережил опаснейшую декомпрессию.
Давление было восстановлено в течение 30 секунд, поэтому мужчина не испытал никаких губительных для здоровья последствий, и позже ученый даже вспоминал, что перед потерей сознания он почувствовал, как у него вскипела слюна.
Хвост кометы зависит от траектории пути этого небесного тела
clip_image018
Нет, все опять не так, ведь хвост кометы образуется под воздействием тепла и солнечного ветра, а не от трения или какого-то другого механического влияния. Это значит, что хвост всегда обращен к солнцу, вне зависимости от направления движения кометы.
В космосе можно услышать взрывы
clip_image019
В космосе невозможно услышать ровным счетом ничего, потому там нет среды, по которой могли бы передаваться звуковые сигналы.
Мы не можем летать слишком быстро, потому что современные двигатели недостаточно мощные
clip_image020
В космосе нет практически никакого сопротивления, так что даже самый скромный двигатель может разогнать огромный корабль до невероятных скоростей. НАСА сейчас как раз экспериментирует над ионными двигателями малой тяги.
Однако главная проблема заключается в запасах топлива. Чтобы длительное время разгонять столь крупный объект, двигателю необходим серьезный источник питания. Когда космолет все же достигнет своей максимальной скорости, его двигатель можно будет отключить, ведь теперь судно достигнет другого конца Вселенной без каких-либо проблем.
Другое дело, что когда-то вам захочется и остановить корабль, а для этого нужна будет уже обратная тяга. На остановку судна пригодится столько же топлива, сколько и на разгон, так что ученым есть еще над чем поломать свои светлые умы.
Взрывы в космосе сопровождаются пламенем
clip_image021
Звездные войны – все же плохой источник информации. Как мы уже выяснили на примере Солнца, огню необходим кислород. Поскольку в космосе нет воздуха, взрывы там будут выглядеть совсем иначе, то есть далеко не как в голливудских фильмах.
Что касается ракетных двигателей, они производят пламя, но только лишь потому, что в танкере с топливом есть заодно и запас кислорода.
Астронавты в открытом космосе летают с помощью маленьких реактивных моторчиков
clip_image022
Почти, но не совсем. Скафандры, действительно, оснащены чем-то похожим, но только на всякий случай, и в таких системах недостаточно топлива для полетов в стиле голливудских фильмов.
Нет ничего быстрее скорости света
clip_image023
Это относительно верно, но ученые стали все чаще приходить к выводу, что квантовая механика не всегда следует собственным же правилам. Например, квантовая запутанность и другие подобные феномены могут привести к открытию возможности путешествовать на скоростях, превышающих скорость света.
Это станет чрезвычайно важным прорывом не только для космических полетов, но и для сферы вычислительных устройств.
НАСА потратило миллионы долларов на разработку ручки, которая бы писала в космосе
clip_image024
Этот миф часто рассказывают, когда вспоминают про космическую гонку 60-х годов, разгоревшуюся между агентствами США и СССР. Народ посмеивался, что НАСА потратило миллионы долларов на разработку шариковой ручки, которая писала бы в условиях относительной невесомости, в то время как советские космонавты проявили знаменитую русскую смекалку и взяли с собой обычные карандаши.
Однако правда заключается в том, что оба государства использовали сначала карандаши и фломастеры, а потом перешли на специальную ручку, но ее разработка не стоила никому никаких миллионов долларов.
Письменная принадлежность для космонавтов была создана по собственной инициативе частной компании Fisher Pen Company, которая потом стала продавать свои ручки по 6 долларов за штуку.
Земля вращается вокруг Солнца
clip_image025
Каждый объект воздействует на любое другое тело, и это значит, что не только гравитация Солнца влияет на Землю, но и гравитация нашей планеты влияет на движение Солнца.
Технически оба этих небесных тела вращаются вокруг так называемого барицентра. В случае Земли эта условная точка так близка к центру Солнца, что ее стали попросту игнорировать.
Однако в случае Юпитера барицентр находится в 48 280 километрах от поверхности Солнца. В каком-то смысле все мы вращаемся вокруг друг друга…
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..