понедельник, 20 мая 2013 г.

ДЕРЬМО ХЛЫНУЛО, как утверждает Л. Млечин.





Не раз говорилось и писалось, что сам В.В. Путин не антисемит, но любое «закручивание гаек» властью в русском национальном сознание звучит как сигнал: «Бей жидов!» Ну и перемены в правительстве ради того же закручивания характерны. Нужны молодчики с «гаечным ключом» и без особых следов интеллекта, а это публика всегда пополняла ряды Черной сотни. Вот оживились коричневые шавки, вроде «комсомолки» - Скобейды.  То, что за ней последуют остальные русские неонацисты, нет сомнений. Испуганы и даже очень русские либералы.  Особенно еврейского происхождения. Послушаем Л. Млечина. Эфир «Эхо Москвы» За 20 мая:  «Когда говорят, что предшественников или, там, предков нынешних либералов надо было хорошо... «Жалко, что из них не понаделали абажуры», если я правильно это цитирую. То это тоже тянет на уголовное преступление, потому что из людей делали абажуры, то есть их уничтожали массово. И когда говорят, что надо всех евреев уничтожить, то это звучит страшно, потому что их уже пытались уничтожить. То есть где проходит грань, понятно. Она совершенно ясна. Если людей пытались уничтожить, то всякое напоминание об этом довольно страшно. И тут есть грань…. Вы знаете, на Нюрнбергском трибунале, который у нас любят часто вспоминать, был один обвиняемый, который сам никого не убил, не участвовал в массовых репрессиях, не служил в вооруженных силах. И он был приговорен к повешению среди главных военных преступников. Это был такой Юлиус Штрейхер. Ну вот он был партработник, скажем нашим языком, и издатель и главный редактор газеты «Штюрмер», которая была полностью посвящена антисемитской пропаганде. Вот, просто она только ради этого и выпускалась. У нее такое, как у нас «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» было написано на газетах, а на ней было написано «Евреи – наше несчастье». И больше ни о чем другом там не говорилось. И вот обвинители на Нюрнбергском трибунале пришли к выводу, что его вина равноценна вине палачей и тех, кто напал на Советский Союз, потому что он воспитывал ненависть среди людей…Оказалось то, чего я, на самом деле, все время говорю, что никакого антифашистского воспитания в нашей стране не было и быть не могло, потому что антифашистское воспитание – оно предполагает не только чисто политически многопартийную систему, естественно, демократию, свободу слова и так далее, чего не было в советское время и быть не могло, но и уважение к другим людям. … Нет, во-первых, желать смерти целому народу невозможно ни в каком случае. Антисемитский аспект страшен потому (еще раз повторю, может быть, наша слушательница не поняла), что однажды евреев или как армян, или как еще целые этнические группы уже пытались уничтожить. Поэтому эти слова звучат особенно страшно как призыв к повторению этого….Отсутствие антифашистского воспитания, отсутствие в нашем обществе каких-то морально-нравственных устоев – да, это страшная штука, это пострашнее всего. И повторяю, если сейчас общество с этим смирится и скажет «Ну, ничего такого страшного», этого просто свидетельство глубины падения, на которую за последние 100 лет упало наше общество…. я не объявляю никому бойкот, я вообще, вы знаете, не люблю ни громких слов, ничего. Но я, на самом деле, потрясен. Я, на самом деле, просто потрясен. С одной стороны, вроде как, ничему удивляться не приходится – это закономерный итог, потому что у нас такой, откровенной нацистской литературы... Все то, что в «Штюрмере» писалось когда-то, за что ее издателя и главного редактора повесил Нюрнбергский трибунал, что евреи – наше несчастье, от них все беды и так далее, у нас этой литературы сколько хочешь на книжных полках. Рано или поздно, наверное, эта фраза должна была прозвучать. Просто этот гнойник должен был вскрыться и он вскрылся.
А.ПЛЮЩЕВ: Но многие говорят о том, что эта статья (я сейчас процитирую) «знаменует начало государственного антисемитизма или государственного фашизма».
Л.МЛЕЧИН: Ну, вы знаете, если говорить о нашем президенте, то вот уж чего точно о нем нельзя сказать, что он не любит евреев или сознательно демонстрирует. Скорее, наоборот. Скорее, наоборот. Я как один из его биографов могу сказать, что он как раз всегда демонстрировал дружеские чувства и к тем евреям, которых знал, и к Израилю, и так далее. Поэтому лично к президенту нашей страны это как-то не относится. Но к определенным людям или кругам, которые пытаются формировать идеологическую систему или обстановку в стране, да, скорее всего, относится. Не в том смысле, что они конкретно хотели этого. Разумеется, нет.
Но некая ставка на национализм – она ощутима.
А.ПЛЮЩЕВ: Ну, полагаете, нет такой государственной политики на то, чтобы, вот, объявить какую-то часть общества мишенью.
Л.МЛЕЧИН: Я думаю, нет. Достаточно просто открыть шлюзы, чтобы всякое дерьмо хлынуло. Вот, шлюзы были открыты, дерьмо хлынуло. Я прошу прощения за не слишком красивую форму.
А.ПЛЮЩЕВ: Но шлюзы-то кто-то открыл?
Л.МЛЕЧИН: Шлюзы открыли по текущим политическим соображениям. Кому-то кажется, что ставка на какие-то национальные чувства, еще что-то, вот, она хороша для текущего политического момента. Но это глубокая ошибка. Никогда еще в интересах государства такая ставка не была.
Для государства это всегда очень плохо.
 Млечин не договаривает: для государства подобное, возможно, и плохо, но для власти вполне даже хорошо, если она хочет быть властью народной.
 В тот же вечер, на том же радио о том же говорил либерал русского происхождения – главный редактор газеты «Независимой газеты» - Константин Ремчуков. Он, конечно же, напуган не так, как Млечин, но коренное происхождение дает ему право называть вещи своими именами без околичностей.  Ремчуков рассказал, что в последнее время к нему в газету все чаще приходят разные посетители, утверждающие, что «главные люди против Путина – евреи и финансируется компания против президента евреями». Но ему слово: "  Что касается, если смотреть на эту ситуацию более реалистично, то мне кажется, под именем «либералы» применительно к Гозману, вполне возможно, скрывался эвфемизм «евреи», что еще хуже. И вообще я ощущаю, что в последнее время... Я вижу количество писем, которые в редакцию ко мне приходят, беседую иногда с людьми, которые относятся к консервативному лагерю и радикально-консервативному лагерю в стране. И меня поражает то, что за последние 4 месяца начинает формироваться, как бы, точка зрения, что борьба против Путина выявила некую закономерность. Закономерность сводится к следующему. Что главные люди, которые атакуют Путина так или иначе, евреи, финансируют их евреи и Запад, который, можно сказать, объединенный еврейский центр денег, поскольку все знают, что еврейские банкиры там. И вот эта вот ксенофобия антиеврейская все сильнее и сильнее. Как бы хотят сказать «Нормальный русский человек, не связанный с Западом, он может быть недоволен жизнью. Но он никогда не пойдет на эти безобразные акции, выходки Болотная, Сахарова и все. Неужели, вы не понимаете? Неужели, вы – наивный человек и не понимаете, что за этим стоят деньги?»
  В общем, все идет по старым, ржавым рельсам и сгнившим шпалам русской юдофобии. Будем ждать новую волну репатриации. Но и после неё, наверняка, услышим, что та же мелкая шавка – Скобейда, а с ней и другие матерые кобели со свастикой на ошейнике ,– агенты Моссада и подняли они вой по приказу из Тель-Авивского обкома, чтобы пополнить ряды граждан Израиля.

СТАРЫЕ НОВОСТИ Год 1952





                                                Бен - Гурион и Конрад Аденауэр

Напомним нашим читателем, что материал для этих заметок был собран коллективом сотрудников телеканала "Израиль плюс" в ходе работы над многосерийным, документальным сериалом: "Неполитическая история Израиля". Я же затем только его обработал. превратив в сценарий.

 Спор между социализмом и капитализмом – обычен и привычен в Израиле по сей день, но, что закономерно, с некоторыми специфическими особенностями.
 Случилась забастовка «буржуев» - торговцев в январе указанного года. Социалист- министр снабжения и распределения Дов Йосеф мужественно боролся с повышением цен на продовольственные товары, но борьба эта не имела ничего общего с рыночным хозяйством, а потому, в итоге, жители стали запасаться продуктами впрок. В результате, очереди, пустые прилавки, паника….
 Торговцы по всей стране закрывают магазины. Дов Йосеф дает "слабину" и удовлетворяет часть требований забастовщиков повысить цены на некоторые виды товаров.
 В результате удалось, после двухмесячного перерыва, возобновить распределение мяса при дневном рационе 100 гр. на одного человека.
 В феврале Бен-Гурион огласил готовность к принятию новой экономической политики. Магазины перестали отпускать товары. Никто не хотел рисковать. Торговцы не знали, как НЭП отразиться на ценах.
 Речь премьер-министра в Кнессете была пространной, а все напряженно ждали главного, что будет с курсом доллара. Тем временем, Бен-Гурион рапортовал о победах последних лет, упомянув наметившийся прогресс в отношении к женщинам в общинах из стран ислама. Старик с гордостью отметил "возвращение должного уважения к еврейской женщине". Какой-то нетерпеливый журналист заметил: "Да оставь ты эту еврейскую женщину, что с долларами?"
 В том же месяце очередной скандал в Кнессете. Правые, во главе с Менахемом Бегиным, категорически против аморальной, с их точки зрения, сделки с Германией Аденаура. Левые считают, что экономическая выгоды от принятия репараций перекрывает все нравственные издержки.
 В Иерусалиме состоялась двухтысячная (по сводкам полиции) демонстрация протеста. Демонстранты пустили в ход камни и железные палки. 369 человек было арестовано. 200 демонстрантов и 140 полицейских получили ранения.
 Оппозицию в Кнессете "держали" в те годы две партии: партия коммунистов – сталинистов МАКИ и Херут. Партию Бегина объявили вне закона, а самого вождя правых лишили депутатских полномочий на 3 месяца. 
 Правая оппозиция обвиняла Бен-Гуриона в том, что он предал память о 6 миллионах жертв гитлеровского геноцида ради материальной выгоды. 
 Жизненно необходимый прирост еврейского населения страны и пол века назад стоил недешево. Началась операция по репатриации потомков Иакова из Ирана. Беженцев доставляли в аэропорт Лода исключительно самолетами.
Воздушным путем прибыли в Израиль и нежелательные гости: стаи саранчи. Желтые, пустынные твари пожрали зелень не только на юге, но и в центре страны. Нашествие длилось ровно четыре дня.

 На родине предков евреев из Ирана ждали палаточные городки, но и местный люд страдал от дефицита крыши над головой, особенно молодежь. А газетах описывается случай любопытного судебного разбирательства: парочка подруг не разлей вода жили в одной квартире. Жили благополучно до тех пор, пока не влюбились в одного молодого человека, а он полюбил одну из подруг, женился на ней и переехал в квартиру, где жила его избранница. Отвергнутая подруга стала жаловаться, что такое положение вещей невыносимо и обратилась в суд. Суд внял стонам отвергнутой и запретил законному супругу счастливой подруги находиться в квартире. Бедняга временно поселился на коврике в прихожей, но и оттуда злобная дама его выгнала, потрясая решением суда. Выгнала, несмотря на то, что у супружеской пары к этому времени ребеночек родился. Суд, правда, сжалился над молодым отцом и разрешил ему навещать сына каждый день в течение часа во второй половине дня, а в шабат аж три часа с утра он мог любоваться своим чадом.
    
 Строг был закон. Строга и полиция, из который и состояли "продовольственные отряды" в обязанность которых входили обыски машин и автобусов с целью изъятия контрабандной еды. "Мелкая рыбешка" ловилась часто. Крупные дельцы черного ранка, чаще всего, оставались в тени. Полиция понимала мотивы своих жертв, у самих стражей порядка дома шаром покати, но выбора у государственных служащих не было – служба обязывала.
 Практика "нормирования" распространялась в те годы даже на домашних животных. Необходимо было представить специальное заявление о количестве последних, чтобы получить соответствующий корм.
 Терпение, терпение, терпение. Доктор Дов Йоеф пытался внушить израильтянам мысль, что чем хуже мы живем сегодня, тем быстрее наша экономика встанет на ноги завтра. Но сотни тысяч граждан Израиля жили на грани нищеты. Постоянное чувство голода не покидало многих. Не было денег на одежду и обувь, на тетради для детей. Зимой люди мерзли, не могли купить солярку для печей, а летом не хватало льда, чтобы сохранить еду, полученную по талонам. Многие семьи выживали лишь за счет посылок из-за границы.
 Голодно, холодно зимой и грязь во все времена года. Газеты писали, что улицы городов Израиля были загажены в буквальном смысле слова.
 "Отсутствие общественных туалетов угрожает здоровью наших граждан. В Тель-Авиве сортиров на улице просто не существует, что уж говорить о провинциальных городах. Необходимо построить отхожие места на перекрестках центральных улиц. Если этого не сделать, мы обречены на вечное зловоние и антисанитарию".
 Израильское общество той поры страдала всеми "родовыми" болячками социализма, а не только отсутствием общественных туалетов. Хамство в сфере обслуживания было нормой. "Побегай за мной, кланяясь при этом на ходу, если тебе что-нибудь нужно" – вот невидимый лозунг-совет на стене любой конторы.
 Газеты роняли горькие слезы: "Из нашей жизни пропало внимательное отношение к ближнему. Все заботятся только о своей шкуре, забота об окружающих считается слюнтяйством, уделом "ботаников". Таксист, продавец, любой мелкий служащий будто прячутся от людей. Их нужно искать, вымаливать, выпрашивать. Даже простая починка обуви становится унизительной проблемой. Товары, которые мы покупаем, производятся неизвестно где, на них ничего не написано, и некуда обращаться в случае брака.

"Клиент всегда не прав" – вот лозунг нашей сферы обслуживания. За любым мастером своего дела мы должны бегать. Эта погоня отнимает время и радость жизни".
 Государство  пыталось бороться с этим явлением. Была предпринята попытка воспитания водителей автобусов. Лучшим, тем, кто был вежлив с пассажирами и соблюдал правила движения, присваивали звание "Рыцарь дорог". Один из пунктов "Кодекса отличного шофера" гласил: "Вы не имеете права переговариваться между собой посередине дороги, испытывая терпение пассажиров и мешая движению".
 Что имел в виду журналист под "радостями жизни" – неизвестно, но в той же газете пространно описывается ночная, ресторанная жизнь северного Тель-Авива: " Вино льется рекой, известные личности нещадно квасят, не зная, куда девать свои деньги, оркестры, фальшивя, лобают тоскливую музыку, а в Яффо дело дошло до азартных игр в карты и рулетку".
 "Режим экономии" напрямую связали  с ночными излишествами: автобусы укоротили график на два часа в день. Владельцы автомобилей получили наклейку на лобовое стекло, на которой указывалось 2 выходных дня, когда машина должна стоять на приколе, а не тратить драгоценный бензин. Теперь многим любителям ночной жизни стало не на чем добираться по утрам домой. 
 Вернемся к жизни дневной, нормальной. Сегодня нас крайне огорчает возросшее отсутствие мотивации к службе в армии, но вот статья в старой газете за март месяц 1952 года, а в ней сообщается, что приняты меры против уклоняющихся от призыва в армию: каждый, кто не представит доказательств прохождения военной службы, не получит продовольственных купонов.
 Сообщалось также, что в лагерях репатриантов появились "агенты", предлагающие "отмазать" от армии всего за 100 лир при помощи адвоката. Технология "отмазки" была проста: адвокат, нанятый агентом, подавал в суд прошение об изменении в документах года рождения истца, так как при оформлении на границе была, якобы, допущена ошибка, и на самом деле возраст истца  больше призывного. В течение нескольких месяцев в канцелярии областного тель-авивского суда скопилось 310 дел с просьбой о пересмотре даты рождения призывников. Наметился существенный процесс старения новоприбывших. Судьи ничего не могли поделать, так как для установления подлинной даты рождения было достаточно свидетельства кого-нибудь из близких или знакомых истца.
 Легкой добычей для "агентов" стали олимы из Ирана, Ирака и Румынии. В этих странах отвертеться от службы в армии всегда считалось делом благородным. 
 Пурим в этом году прошел довольно скучно. Во всем чувствовалось влияние дефицита и дороговизны. Любимы чада выросли из старых костюмов, а новых было не достать. Бедные дети мастерили себе маски из обложек старых тетрадей, красили, оборачивали фольгой, прикрепляли шнурки от старых ботинок вместо тесемок. Кому-то пришлось ограничиться одним праздничным макияжем из подсобного материала: угля, пуха, маминой помады. Подорожали даже самые простые бумажные игрушки и погремушки.
 Взрослые, надо думать, слезами обливались, глядя на своих, неимущиз детей. А сами дети? Не знаю, может быть какой-нибудь сорванец, сотворив своими руками незамысловатую маску, был гораздо счастливее на Пурим, чем еврейское дите ХХ1 века, задаренное к празднику дорогостоящим хламом из супермаркета.
                                                  

Терпение, терпение, терпение. Все будет хорошо. Бен – Гурион приглашает в гости Хелен Клер – слепоглухонемую писательницу. Она должна составить трактат о социальных достижениях Израиля, после того, как совершит путешествие по всей стране с лекциями для работников учреждений опеки инвалидов и неимущих. Основная цель лекций – немного обнадежить тех, кто оказался за бортом жизни из-за физического ущерба. Хелен также встретилась с детьми-инвалидами. Писательница сообщила журналистам, что Танах – путеводная звезда в ее жизни, а Бен-Гурина сравнила с пророком Ишиягу.
 Хелен Клер душевно поддержала новорожденное еврейское государство, а американский Сенат принял решение субсидировать Израиль огромной, по тем временам, суммой – 76 миллионов долларов. В тот год почти шесть миллионов американских евреев могли отдать свои голоса тому или иному кандидату на пост президента…. Впрочем, будем справедливы – нынче  слуг Аллаха в США больше, чем евреев, но великая американская демократия по-прежнему благоволит к Израилю.

Евреи, только в особых условиях: США. Россия, Франция и т.д. – демонстрируют выдающиеся успехи в кинематографе и шахматах. На родине предков в этой сфере интеллектуальной деятельности их преследуют хронические неудачи.
 Одна из первых случилась в мае 1952 года. Израильтяне осрамились  в Каннах, хоть и привезли на фестиваль три фильма. Два из них были стыдливо показаны в малых залах, один в большом, но и он не вызвал интереса у зрителей и критиков. Домашняя пресса охарактеризовала эту ленту так: "Почти девять минут этого фильма занимает танец Дворы Бартновой. Фильм сделан откровенно убого во всех отношениях. В нем нет светлой и радостной израильской атмосферы, не показана харизма жителей страны. У зрителей фильм вызвал смех и издевательские  замечания".
 Несмотря на слабость отечественного кинематографа, кино в те годы было главным развлечением израильтян. В газетах постоянно встречаются не только рецензии на фильмы, но и репортажи о жутких очередях в кассы кинотеатров, о спекулянтах билетами, и о полиции, занятой ловлей последних.
 Длинные очереди любителей кино были частью повседневной жизни. На рекламе сигарет была изображена вереница страждущих в кассу кинотеатра, в которой каждый будущий зритель курит сигарету рекламируемой марки.
 В газетах публиковались цифры, связанные с демонстрацией фильмов: в 100 кинотеатрах Израиля продали 21 миллион билетов. Около 200 новых фильмов ежегодно поступали в Израиль. Зритель страны обетованной, "на душу населения", по данным ЮНЕСКО, потреблял кино-продукции больше, чем в любой другой стране мира. Народ Книги превратился в народ кино.
 Но и здесь социалистическое государство не могло пустить дело на самотек. Фильмы, в которых слишком много места уделялось банкетам и пирам, не допускались к просмотрам. Совет по контролю над фильмами и спектаклями (был им такой!) запретил показ четырех американских фильмов, поскольку "их низкий нравственный уровень не соответствует уровню израильского зрителя".
 Увы, на энтузиазме любителей, как оказалось, можно построить и защитить свое собственное государство и даже учредить разного род цензурные комитеты, но  в большинстве мирных областей человеческой деятельности требуются специализированные школы, многолетние традиции и профессионалы.
 Израиль решился на участие в Олимпийских играх, проводимых в Хельсинки, несмотря на явный финансовый голод и тот факт, что лучшие израильские спортсмены не дотягивали до мирового уровня спортивных результатов. Большая часть спортсменов выбыла из соревнований уже на первом этапе, даже репортажи по радио были отменены из-за отсутствия финансирования. Израильские спортсмены говорили: "Мы чувствуем себя самыми покинутыми в Хельсинки". 
 Неудачи неудачами, но все-таки атмосфера в стране была, как и всегда, разной: то радостной, то печальной, то светлой, то мрачной. Вот на отсутствие скандалов и сенсаций никто не мог пожаловаться.
 В июне месяце несколько раз пытались подбросить бомбу в дом министра транспорта Давида Цви Пинкаса, отменившего движение общественного транспорта по субботам.  Последняя "бомба" – хлопушка взорвалась, но никому не причинила вреда. "Террористов" поймали сразу же. Одним из них оказался журналист левой газеты "Ха-Арец". Дело сразу же попало на первые страницы газет и тираж их вырос на 40%.
 Под шумок министерство финансов произвело обмен денежных купюр – при этом люди потеряли 10% стоимости денег. Как обычно, реформа эта ударила по гражданам простым, малоимущим. "Сложные" успешно подготовились к обмену.
 Банковская операция прошла с прибылью, но правительство было вынуждено признать, что не успевает к зиме закончить работы по укреплению и утеплению временных бараков. Этой зимой 250 тысяч человек мерзли в палатках и лачугах.
 Тем не менее, было решено, что главное в лагерях репатриантов – отсутствие приличных развлечений. Министерство культуры развернуло компанию под названием: "Театр – в бараки!" В лагеря репатриантов были направлены театральные труппы с готовыми спектаклями, но желаемого результата это не принесло. Новоприбывшие встретили подарок деятелей искусств прохладно. Тогда театры получили особые бюджеты для палаточных городов для новых спектаклей, хоть как-то приближенных к жизни репатриантов.
 Пьесы сочинились незамедлительно. Идеология в них была только легкой приправой к песням, танцам и житейским особенностям, характерным для каждой общины. Особым успехом пользовалось сочинение Моше Шамира, под жутким названием "Конец света".       
  Как обычно, газеты полувековой давности были наполнены жалобами на подрастающее поколение: "Что творится с нашими детьми. Уровень преступности (воровство, грабежи) необычайно велик среди подростков школьного возраста. Чем это можно объяснить? Да хотя бы тем, что этим летом из 45 тысяч школьников только 5 тысяч попали в летние лагеря. Остальные шатаются без присмотра по улицам. Они не плохие, не испорченные дети. Просто энергия, которая рождает героев среди их отцов и старших братьев, толкает их на "подвиги" иного рода".
 С детьми связана еще одна забавная история: в школах Израиля развесили плакаты с наглядной агитацией правил дорожного движения. Плакаты украшали нарушители – дети с ослиными головами и надпись: "Кто играет на дороге неразумный и убогий". Учителя и родители возмутились: "Наши дети, даже в указанных случаях нарушений, - не ишаки". Полиция расследовала инцидент и выяснилось, что деятели из министерства просвещения всего лишь скопировали английские плакаты на «дорожную» тему, а в Англии даже дети знакомы с ослиноголовыми персонажами Шекспира.
 Политиков Израиля никто в те годы с ослиными головами как будто, не изображал, но, тем не менее, в сентябре исследуемого года разразился жесточайший правительственный кризис, связанный с проблемой призыва религиозных девушек в армию.
 В том же месяце было подписано соглашение с Германией, по которому западные немцы обязались выплатить 741 миллион долларов в рассрочку на 11 лет, из них 30% нефтью, 38% промышленным оборудованием и сырьем 24%.
 Оппозиция тут же вычислила, что каждая голова еврея, убитого за годы Холокоста была оценена примерно в 123 доллара.
 Октябрь месяц был отмечен сидячей забастовкой тысяч репатриантов, не пожелавших перебраться из палаток в бараки. «Хотим тоже, что имеют ашкеназы – квартир!» С жильем социальным и тогда было худо. Одни новоприбывшие остались в палатках, другие переселились в бараки. Злые языки утверждали, что квартиры олучили единицы: как раз те, кто шумел больше других.
В ноябре 1952 года умер Хаим Вейцман – первый президент Израиля. Бен Гурион предложил этот пост Альберту Эйгштейну. Великий ученый вторым президентом быть не захотел и десятого декабря на этот пост избрали Ицхака Бен Цви. 

ГОРЬКИЕ ЗАМЕТКИ из дневника



"Все термиты едят целлюлозу в той или иной форме, но именно питающиеся деревом особенно ответственны за ущерб зданиям". Из Энциклопедии.

Сколько же их, этих термитов, пожирающих устои своего собственного государства. 
. Телевидение Израиля. Дура - ведущая спрашивает плешивого комментатора?
 - И откуда берутся эти ужасные террористы?
 Плешивый знает откуда, судя по его застенчивой улыбке.
  - Когда солдат - еврей бьет прикладом автомата арабку - мать ребенка, можете быть уверены, что этот ребенок станет шахидом.
 Сколько раз обещал себе не включать телевизор, наполненный этими плешивыми и волосатыми «умниками», но привычка проклятая. Нет! Больше не включу никогда!
 Открываю книгу, хорошую книгу, написанную русскоязычным автором, израильтянином. Читаю: «С одной стороны, так тоже нельзя – взрывать автобусы. С другой – ты сам знаешь, что именно этим путем евреи создали Израиль в борьбе с Британской короной». Это, к счастью, не автор умничает, а его друг, но «песня» до боли знакомая.
Тысячелетия учили евреев не только мудрости Торы, но и навыкам приспособления во враждебной среде. И дрессура эта привела к скорбным результатам, хотя, можно только поражаться, что не истребила народ еврейский вовсе. Чем можно было спастись от инквизиции, погромов, геноцида? Предательством своего рода, мимикрией, компромиссами, нивелировкой понятия зла, согласием, что жертва – виновник бешенства палача.
 Встретил недавно одного крещенного еврея и он мне четко и внятно объяснил природу коренного несовершенства потомков Иакова по сравнению с другими народами.
 - Христос, - сказал он. – Был не  еврей, а сын Божий, а исключительно к евреям был послан Отцом, как к народу самому жестоковыйному, погрязшему в пороках. Евреи исправиться не захотели, а потому и не стали христианами.
 - А ты, выходит, исправился? – спросил я.
 - Стараюсь, – скромно ответил он.
 - Понимаешь, что ты мне только что сказал? – спросил я. – Ты сказал, что века юдофобии, завершенные Холокостом, были понятной попыткой избавиться от самого плохого народа в истории человечества. Ты – еврей – хочешь сказать, что жертвы насилия сами во всем виноваты? Ты сказал, что я, мои дети и внуки принадлежим к народу нелегитимному, приговоренному издревле к уничтожению. Ты не христианин, мой милый, ты обычный нацист.
  - Ну вот, - обрадовался он. – О вас ничего плохого сказать нельзя. Немного критики – и ты уже фашист.
 - «О вас!», - подумал я.- Вот ужас-то! Все! Этот выродок уверен, что из гусеницы он уже превратился в бабочку. И теперь будет порхать, всеми любимый, несмотря на нос крючком и природную картавость.
 И кого только нет в интернационале юдофобов? Каждой твари не по паре, а по целым дивизиям, как минимум. Но мы ведем речь исключительно о евреях из этой организации.
 Телевизор, книга, Интернет. Вот еще один убогий еврей старательно путает жертву с палачами. Судя по фамилии, еврей, хоть и какой-то там посол Франции. Читаю: «Государство – как бы ни было оно сильно в военном и экономическом плане, – утрачивающее эту легитимность, неминуемо ставит под угрозу свое будущее и подрывает безопасность собственных жителей. Однако вот уже сорок лет назад Израиль утратил эту легитимность и до сих пор безнаказанно издевается над принципами, ценностями и соглашениями, которые он должен соблюдать, будучи членом организации, давшей ему жизнь».
 Это он мне лично, моему дому, моим детям грозит гибелью, если мой народ будет продолжать защищать ОГРОМНОЕ Еврейское государство, отнятое у доброго трудолюбивого народа, которому совершенно некуда деваться. Государство не завоеванное потом и кровью, а подаренное такими добренькими дядями, как этот - то ли француз, то еврей.
 Объясняться с подобной публикой трудно, если вообще возможно. Плешивому из телевизора не втолкуешь, что не мифическая, природная жестокость еврейского солдата – причина террора, и согласно его логике достаточно министру оборону отдать приказ – не бить прикладом арабских матерей – и мир наступит незамедлительно.
 С юдофобом - выкрестом все еще проще. Открой ты, дурень, свое Евангелие, где четко и ясно сказано, кем был Христос и почему он был послан именно к евреям.
 Умник из книги не может не знать, что евреи не взрывали автобусы в Лондоне с английскими стариками и детьми, а сражались на своей территории исключительно с вооруженными оккупантами. Это, как раз, бриты морили голодом и убивали мирных пассажиров «Эксодуса», да и не только их.
 С послом все тоже ясно. Нынешняя юдофобия прикрывается не сказками о «детях сатаны», не «Протоколами сионских мудрецов», не «убийцами в белых халатах». Ей это все нынче без надобности. Есть сионизм и сионистское образование, которое срочно нужно отдать на растерзание людоедам, чтобы соблюдать «принципы и ценности» сомнительной организации, которая лишь недавно отменила свое же постановление, приравнявшее желание евреев жить в своей государстве к расизму.
 Но бог с ней, с этой организацией. Нам бы со своими евреями разобраться. Понимаю, что очень хочется найти причину зла в себе самом. Вроде бы, выход: легче измениться самому, чем изменить соседа. Вот станем мы, евреи, добрыми и пушистыми – и полюбят нас нежно бандиты-соседи. И, вообще, страшно при одной мысли простой мысли, что зло – категория вечная и спастись от зла можно только одним способом: сражаясь с ним.
 А сражаться не хочется. Драться опасно. Можно и жизнь потерять. И не наше это, в конце концов, не еврейское дело, оружием бряцать. Не наше, но не будем бряцать оружием, станем бряцать кандалами, да и то в лучшем случае.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..