суббота, 25 марта 2017 г.

ПЛОХИ ДЕЛА В УКРАИНЕ


Авраам Шмулевич 



Два страшных события в один день. Убийство в центре столицы бывшего депутата Государственной Думы РФ, гражданина Украины Дениса Вороненкова. Это убийство не просто политика – он был ключевым свидетелем по самому важному судебному процессу – делу Виктора Януковича. Кроме того, он являлся  политическим беженцем, находящимся под защитой украинского государства. Российский политик, открыто перешедший на украинскую сторону. Его убийство наглядно показало тем в России, кто не согласен с политикой Москвы в отношении Украины и думает выступить против официального курса Путина, что им лучше этого не делать, так как Украина защитить и помочь им не сможет.

Взрыв крупнейшего склада боеприпасов в Балаклее – тут и говорить не о чем. Он не только крупнейший в Украине, но и в Европе. На нем хранится 138 тысяч тонн боеприпасов – до 30% всех боеприпасов украинской армии. Точнее, хранилось, сейчас они все взорвались.

В любой западной стране этих событий, тем более произошедших одновременно, было бы достаточно, чтобы поставить вопрос о доверии всем министрам силового блока и главе правительства. Потому что такие вещи в нормально организованной стране не могут быть допущены по определению.

Охранять человека такого уровня важности для государства должен не один охранник – охрана должна быть организована так, чтобы исключить ликвидацию в принципе.

А крупнейший склад хранения боеприпасов не должен быть взорван или взорваться сам.

Однако депутат убит и склад взорван.

Причины взрыва до конца не ясны.

Но лучший вариант, о котором можно мечтать, – это диверсия России. Потому что если самый крупный склад боеприпасов в стране и во всей Европе может сам загореться, то дело на много хуже, чем вторжение России. Это даже не просто космических размеров халатность – это значит, что можно ожидать, что и атомная электростанция сама взорвется, и плотина Днепрогэса рухнет, и дома начнут в центре Киева падать.

Так что давайте исходить из того, что это – диверсия. Хотя данный вариант ненамного лучше.

Страна воюет не первый год, склад не далеко от линии фронта. Впрочем, я забыл, что официально войны в Украине нет, значит и фронта нет, так что не знаю, как это назвать – недалеко от линии противодействия терроризму?

Согласно официальной версии, базу подожгли при помощи беспилотников. Вопросов тут не меньше. Вы когда-нибудь видели беспилотник в полёте? Его можно увидеть в ночном небе, а тем более услышать. И для этого есть специальные приспособления. Есть средства ПВО. Более 70 компаний по всему миру занимаются разработкой антидроновых систем. Способы самые разнообразны – и традиционные, и неожиданные. Одна компания разработала портативный тактический глушитель, или "противодронное ружье". Оно бьет на расстояние до 2 километров по частоте, на которой работает беспилотник, а также по GPS и ГЛОНАСС. Другая компания разработала даже систему поимки вражеских беспилотников. Дроны-защитники компании взлетают, устанавливают цель, автоматически выстраивают маршрут и преследуют ее. При подлете на нужное расстояние дрон стреляет кевларовой сетью и ловит беспилотник врага. После этого дрон, как орел с добычей, возвращается к хозяину. Причем все эти системы весьма дешевые и доступные даже частным лицам. По словам министра обороны, охрана слышала шум, похожий на шум беспилотников. То есть не только системы защиты, но и системы обнаружения не было. Хотя в 2015 году склад уже пытались поджечь при помощи беспилотников.

Впрочем, есть еще одна версия, даже более неприятная для Укранины.

Уровень доверия к официальной власти в Украине, как может наблюдать каждый, довольно низок. Граждане далеко не всегда доверяют официальной информации.

По мнению, высказанному в разговоре со мной несколькими ветеранами АТО и ныне действующими военнослужащими ВСУ, очень вероятная причина возгорания (до 85%) – разгильдяйство и воровство с последующим заметанием следов через поджог.

Из трех версий – диверсия со стороны РФ, самовозгорание и поджег с целью замести следы воровства – я затрудняюсь выбрать наименее травматичную. Все они свидетельствуют о колоссальном кризисе украинского государства.

Что касается убийства в центре Киева – почти наверняка, это действительно дело рук Москвы.

Хотя и здесь есть вопросы.

По мнению бывшего командира батальона "Донбасс" Нацгвардии Анатолия Виногродского, под командованием которого служил киллер Дениса Вороненкова, в версии, официально названной украинскими властями, тоже много непонятного.  "Очень много вопросов по этому товарищу. Начиная с того, как его убили, заканчивая тем, что у него были все документы с собой. Выход на такую операцию в красных кроссовках – тоже непонятно. Ни машин, ни каких-либо путей отхода", – прокомментировал командир.   

А вот председатель комитета Сената по вопросам Вооруженных сил США Джон Маккейн назвал убийство в центре Киева экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова "наглым актом государственного терроризма России".   

Вывод и тут весьма неутешительный. Если Путин решился на такой громкий теракт, тем более если он же стоит и за такой крупной диверсией, – это означает, что он переходит в наступление – все красные линии пересечены. И поступает Путин так, потому что уверен: Америка парализована, а Украина побоится адекватно ответить. А если и решиться – состояние украинского государства таково, что ответить РФ оно не сможет.

И реакция украинских властей, и результаты расследований очень скоро покажут и нам, и Путину, и всему миру – так ли это.
https://ru.tsn.ua/blogi/themes/politics/plohi-dela-829025.html

-- 
С уважением
אברהם שמולביץ
Авраам Шмулевич рав

СИРИЯ. ВОЙНА ВСЕХ ПРОТИВ ВСЕХ





http://postskriptum.org/2016/05/21/chatter/2/
Византийский лепет
Кельн был лишь прелюдией.
Германская газета Die Welt опубликовала мнение о происходящем в Европе 72-летнего социолога Бассама Тиби, раньше работавшего в Университете Готтингема.  Тиби приехал в Германию из Дамаска в возрасте 18 лет.
Существует ли связь между новогодними атаками в Кельне и ситуацией в Сирии? – Ответ на этот вопрос – “да”, такая связь существует, и общим знаменателем  является насилие в отношении женщин.
Многие из моих германских собеседников видят насилие, которое идет  за традицией восточной патриархальной женоненавистнической культуры, но не понимают его.  На Востоке женщина не субъект, но объект мужской чести.  Осквернение женщины рассматривается не просто в качестве преступления против самой женщины, но скорее как акт унижения мужчины, которому  она принадлежит.
В этой варварской войне в Сирии, которую совершенно неправильно называют “гражданской войной” (в Сирии нет граждан, и воюют между собой этно-религиозные коллективы), алавитские солдаты насилуют женщин суннитской  оппозиции – в качестве средства ведения войны.С помощью изнасилования женщин алавиты лишают чести мужчин сирийской  оппозиции.  Суннитские “мятежники” делают то же самое с алавитскими женщинами.  Это война всех против всех, и женщины в ней – не более чем заложницы.
В качестве сирийца из Дамаска я был потрясен наивностью канцлера и ее министра обороны, которые предполагают, что они могут закончить такую войну конференцией в Мюнхене или Женеве.  Речь, однако, идет о “затяжном конфликте”, который будет с нами еще долгие годы Я бы назвал этот тип войны “иррегулярная война, ведущаяся не государственными игроками”.
Среди беженцев – множество не только жертв войны, но и военных преступников, и даже исламистов.  В дополнение к этому,большинство – молодые мужчины  в возрасте 14-20 лет, которые несут вместе с собой культуру насилия против женщин с Ближнего Востока в Германию. Новый Год в Кельне – лишь  доказательство этому, а не изолированный случай, как нас пытаются одурачить политики, желающие принизить значение этого события.
Независимо от войны, отношение к женщине на арабском Ближнем Востоке – патриархальное, и да, попросту бесчеловечное. Такое отношение к женщине нетерпимо под прикрытием “уважения к культуре других” в Европе.
И арабский мужчина идет на сексуальное отношение не только из-за “сексуальной привлекательности европейских женщин”, но из-за того, что хочет замарать честь европейского мужчины.  И это именно то, что случилось в Кельне.

Если Германия приняла более миллиона человек из исламского мира, 
и их ожидания не воплотились в жизнь, то стоит приготовиться.  Эти молодые  люди приехали сюда в полной уверенности, что у каждого европейца есть квартира класса люкс, автомобиль и “привлекательная блондинка”.  Они предполагали, что и они получат все это и начнут жить припеваючи.
Вместо этого они попали во временные центры и лагеря на стадионах и спортивных центрах, и они чувствуют себя обманутыми, они чувствуют себя  жертвами дискриминации.  И эти разочарованные отомстили – не германским мужчинам, но их женам в Кельне и Гамбурге.
В качестве сирийца, представляющего просвещенный ислам, и выступающего  за уважение к женщине, я должен сказать:  то что критикуется здесь – это не просто фальшивая толерантность, но и невежество в отношении  других культур.
Конфликт в Сирии – между алавитами и суннитами превратился в кровопролитную войну, которая будет с нами еще долгие годы.  С обеих сторон погибли сотни тысяч людей, счет жертв перевалил за полмиллиона.  Такие конфликты очень трудно разрешить или закончить.  В качестве примера можно привести гражданскую войну в Ливане, длившуюся 15 лет.
В Сирии у конфликта – длинная история.  Сирийская столица, Дамаск – древнейший город в мире.  В 661-750 он был столицейХалифата Умайядов,  и первой столицей исламской империи, простиравшейся от Испании до западного Китая.  В конце 19-го века здесь была усвоена европейская идея единой нации, в которой мусульмане и христиане будут равны перед законом (в отличие от халифата, где немусульманские граждане были гражданами второго сорта).  Так появился светский пан-арабизм. После распада османской империи мандат на управление Сирией был передан Франции, и затем, в 1945 году появилась независимая, светская республика.В этой светской Сирии я родился в 1944 году – отпрыск аристократического клана Бану а-Тиби.  Наши ценности были просты: религия принадлежит Аллаху, но отечество – всем.  Так считало суннитское большинство, около 70%  населения Сирии, и жило в атмосфере взаимного уважения с религиозными и этническими меньшинствами.
Дамаск был мирным городом с христианским и курдским кварталами.  Все изменилось в 1970 году, когда алавитский шиитский генерал Хафез аль-Асад  захватил власть.  В последующие годы все ведущие позиции в армии и силах безопасности заняли алавиты.
В 2011, вдохновленные Арабской Весной, сунниты начали мятеж против  алавитского правления.  С тех пор идет нынешняя война.  Кровопролитная война, наполненная ненавистью и взаимной местью алавитов и суннитов.  У алавитов и суннитов нет общего будущего.
Этот конфликт не в состоянии контролировать ни региональные, ни международные силы.  Важно осознать, что Путин ввязался в сирийский  конфликт не из-за симпатий к Асаду, но в попытке заставить Запад относиться к России как к равноправному игроку.  На мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2016 года стало ясно, что Путин  этой своей цели добился.
Сирийский конфликт – еще один пример краха современного государства на Ближнем Востоке.  То же самое мы видим в Ираке, Ливии и Йемене.  И последствия этого – гигантские демографические лавины, которые обрушатся на Европу в ближайшие годы.
Германия, благодаря приглашению канцлера Ангелы Меркель – главное  направление для этих беженцев.  Но не другие европейские государства.  Детская ссора между германскими партиями о том, каков должен быть “потолок” для приема беженцев демонстрирует масштаб непонимания  проблемы.  Пока германские политики и доброхоты говорят о “германском пути к абсолюту”, толерантности и невзгодах беженцев, многие исламисты с отвращением смеются и называют подобные дебаты “византийским лепетом”.  Происхождение этого термина на многое открывает глаза:  Когда в 1453 году султан Мехмет II осадил имперскую столицу Константинополь, византийцы  и монахи христианских орденов, несмотря на всю серьезность ситуации,были погружены в яростные дебаты о религиозных и магических формулах.  Город был завоеван и превращен в исламский Стамбул.  Историки ислама с тех пор именует этот период “византийским лепетом”.
Как сириец из Дамаска, я живу в Германии с 1962 года.  Я знаю, что мужчины  с патриархальным складом ума, выходцы из женоненавистнической культуры не могут интегрироваться.  Европейский, цивилизованный ислам, тот ислам,  который отвергают исламские функционеры, мог бы быть альтернативой.  Но в настоящий момент у него нет никаких шансов.  Мой учитель, Макс Хоркхаймер говорил:  “Европа – это остров свободы в океане тирании”.  Этот остров сегодня под угрозой.
 
                                              *          *          *
  
Замена  этносов - главный  демографический тренд  ХХI  века.  Заключение.
 ............................. .............
  Сказанного вполне достаточно, чтобы сделать обоснованный (и  зловещий)  вывод о главном демографическом  тренде ХХI века.  Он заключается в  целенаправленной замене коренных этносов всех экономически развитых цивилизованных стран народами экономически пассивными и культурно отсталыми, но обладающими большей жизненной силой, агрессивностью и религиозным фанатизмом.  Можно не сомневаться, что  этот тренд не ограничится только демографией.  Он приведет к полному изменению  политической, экономической, культурной и моральной ситуации в странах, ставших жертвами такой массированной экспансии.  Все это при условии, что точка невозврата уже пройдена.  А oна  безусловно пройдена!
 
По своим масштабам и последствиям рассмотренный тренд превзойдет, в известном смысле,  такие  прошлые и современные исторические события, как гибель греческой цивилизации, развал Римской империи, Крестовые походы, вторжение монголов в Европу, Столетняя, Тридцатилетняя и Семилетняя войны, Первая и Вторая мировые войны.  Мир изменится неузнаваемо.  Отдаленные последствия этих изменений можно представить себе по тому, что происходит сегодня в арабском мире.  Предсказать, насколько действительно отдаленными они будут, пока невозможно.  Но в ближайшие годы ситуация прояснится.  Впрочем, многие считают, что она вполне ясна и определенна  уже сейчас …

В ПОГОНЕ ЗА БЕССМЕРТИЕМ

Проект Гильгамеш, или смерть как техническая проблема
ВЫПУСК ТРЕТИЙ, 25 МАРТА 2017 ГОДА
От представлений XVIII века о человеке-машине до идей XXI столетия о человеке-полумашине-полубоге оставался один шаг. Вместо того, чтобы сделать этот шаг, человечество оступилось и свалилось в идейную яму, из которой начало выбираться только в последние десятилетия. Футуристика и фантастика XIX–XX веков сыграли со своими поклонниками злую шутку. Они нарисовали радужные картины всеобщего благоденствия и чудовищные сцены постапокалипсиса, описали покорение иных планет и нашествие на Землю космических монстров, изобразили «Звёздные войны» и «Мир Полудня». Но они ничего не сказали о том, что эволюция человека продолжается. А главное — о том, в каком направлении развивается наш вид. Буквально за последние две недели я прочёл в ленте новостей следующее:
1. Испанские учёные представили биопринтер, послойно воспроизводящий человеческую кожу. Гистологические и иммуногистохимические исследования подтвердили, что созданная на принтере кожа полностью идентична натуральной. Прочитав новость, я машинально отметил, что первыми в списке участвующих в проекте учёных идут исследователи из мадридского университета Карла III (авторы сообщения умудрились назвать короля Карлосом III). Это был великий государь-реформатор, вместе с Людовиком XVI во Франции, Иосифом II в Австрии и Екатериной II в России ставший олицетворением просвещённого абсолютизма. Думаю, любому из этих государей понравилась бы идея машинного производства запасных человеческих органов.
2. В Барселоне открылся публичный дом «Lumi Dolls», в котором работают четыре сотрудницы разных рас — Кэти, Лилли, Лейза и Аки. Среди них нет ни одной живой девушки, все они — реалистичные силиконовые куклы. В Китае, Японии и Малайзии женатые мужчины, работа которых связана с командировками, часто пользуются услугами секс-кукол, чтобы не изменять жёнам в дороге. Калифорнийская компания Reall Dolls обещает уже этим летом выпустить на рынок первую партию секс-роботов, управляемых при помощи мобильного приложения (у них будет 12 разных характеров). Британский физик Иан Пирсон и вовсе утверждает, что секс с живыми людьми скоро станет делом прошлого. Мне всё это напомнило фильм «Казанова Федерико Феллини», в котором герой в последнюю минуту из всех своих любовниц вспоминает одну лишь механическую куклу по имени Розальба.
3. Итальянский нейрохирург Серджио Канаверо, ещё в 2015 году утверждавший, что трансплантация человеческой головы станет возможна в течение двух лет, ныне заявил, что намерен осуществить эту операцию в декабре 2017 года. Впрочем, «трансплантация головы» — это несколько неудачный журналистский оборот, правильнее было бы говорить о трансплантации тела. В данный момент не вполне ясно, станет ли пациентом Канаверо русский или китайский доброволец. Долгое время говорилось, что это будет страдающий спинальной атрофией Валерий Спиридонов, но операция пройдёт в Китае, и данное обстоятельство может обусловить выбор реципиента. Кстати, хотя перспектива трансплантации человеческих органов обсуждалась врачами с глубокой древности, научное обоснование возможности подобных операций появилось всё в том же XVIII веке. Её сделало «Лондонское королевское общество по развитию знаний о природе».
Реальных успехов трансплантологи добились только в ХХ столетии. Огромную роль в этом сыграли наши соотечественники, но поскольку начиная с 1917 года Россия принадлежала не тем, кому она должна принадлежать, на каждый русский успех находился советский маразм. В 1937 году крестьянский сын Владимир Петрович Демехов, будучи студентом-третьекурсником, создал первое в мире искусственное сердце (собака прожила с ним два часа). В 1946 году Демехов провёл первую в мире трансплантацию комплекса сердце-лёгкие, в 1948-м — первую в мире пересадку печени. В 1960 году он написал первую в мире монографию по трансплантологии («Пересадка жизненно важных органов в эксперименте»). В 1963 году Демехов разработал метод сохранения в контейнерах изолированных функционирующих органов. Органы оставались живыми до семи суток (насколько я знаю, этого никто не умеет и сегодня).
Владимир Петрович Демехов
Южноафриканец Кристиан Барнард, первым в мире осуществивший операцию по пересадке человеческого сердца, называл себя учеником Демехова, звонил ему накануне своей знаменитой операции и искал встречи с ним, приехав в Москву. Барнард вёл образ жизни, соответствующий его заслугам — основывал благотворительные фонды, женился на топ-моделях и был любовником кинозвёзд масштаба Джины Лоллобриджиды. Учитель Барнарда Демехов доживал свой век в обстановке, нищета которой поражала даже его видавшего виды участкового врача. Причина? В 1965 году на форуме по трансплантологии Демехов предложил создать банк донорских органов, в частности, помещать человеческие сердца внутрь живых свиней. Его идея была объявлена ахинеей, несовместимой с коммунистической моралью. Начались гонения. Только пeред самой смертью, в 1998 году, Демехову дали орден «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени. Это было единственное, что ему дали. Сам он к тому времени перенёс инсульт и потерял память.
С коммунистической моралью много что было несовместимо, в первую очередь — логика и здравый смысл. Это обстоятельство роковым образом сказалось на мышлении миллионов наших соотечественников. Я имею в виду не так называемый простой народ, претензии к которому бессмысленны и беспредметны по определению, a тех, кто избрал мышление своей профессией — интеллигенцию. Советская интеллигенция всегда была устремлена в будущее. Но только в утопическое. На смену поколениям, сначала всерьёз собиравшимся совершить мировую революцию («малой кровью, на чужой земле»), а потом столь же серьёзно говорившим о «построении коммунизма», пришли другие, намеревавшиеся посадить яблони на Марсе. Наконец, будущее наступило, и читатели Стругацких оказались подготовлены к нему едва ли не хуже всех.
И через четверть века после падения советской власти при общении со многими сверстниками в Рунете у меня часто создаётся впечатление, что любую несовместимую с коммунистической моралью футуристическую идею они воспринимают как ахинею. Реальность может стучать к ним в окно, они отвергают её на том основании, что братья Стругацкие (да хоть бы и Станислав Лем) такого не предсказывали. Однако те не предсказали вообще ничего. То, что советские и западные фантасты классической эпохи тысячами отправляли своих героев в далёкие галактики, но так и не обеспечили их интернетом, полбеды. Гораздо хуже, что они en masse объявили современного человека конечной стадией эволюции и послали его покорять Вселенную таким, какой он есть. В СССР даже существовала некая теория, гласившая, что у вида Homo sapiens роль эволюции играют социальный прогресс и классовая борьбa.
Тем важнее забыть советский утопизм, как дурной сон, и разобраться, что происходит с человечеством на самом деле. Мне кажется, книга израильского профессора Юваля Ноя Харари «Sapiens. Краткая история человечества» подходит для моей цели как нельзя лучше. Эту появившуюся в 2011 году и ставшую издательской сенсацией в нескольких десятках стран работу вполне можно считать квинтэссенцией современных представлений об эволюции человечества в прошлом и, что особенно важно, в настоящем и в ближайшем будущем. Книга Харари на редкость увлекательно написана. Если я могу что-то советовать, то каждому рекомендую прочесть её полностью. (Вот единственный известный мне сайт, на котором на момент написания этих строк можно бесплатно ознакомиться с полным текстом «Краткой истории человечества») .
Трудно оценить качество перевода, не сравнивая его с оригиналом (Харари пишет на недоступном мне иврите). Но я по крайней мере сопоставил некоторые главы русской и чешской версий. Содержательных разночтений между ними не обнаружилось, а стилистически русский перевод понравился мне больше чешского. Мои формулировки вряд ли были бы изящнее, чем формулировки автора, поэтому я решил, что пересказывать тезисы Харари излишне, лучше предоставить слово ему самому. «Краткая история человечества» довольно объёмна, в печатном виде она занимает около 500 страниц. В ней затрагиваются самые разные аспекты антропологической, социальной, культурной, экономической и политической истории человечества. Однако я пропустил интереснейшие соображения Харари o креативной, аграрной и промышленной революции, равно как о деньгах, религии, гендерных ролях и судьбах исчезнувших видах рода Homo, сосредоточившись на эволюции. Текст ниже представляет собой выдержки из его книги, сопровождённые лишь несколькими моими ремарками:
«Древние каменные орудия использовались главным образом для того, чтобы разбивать кости и добираться до мозга. Некоторые ученые считают, что такова и была экологическая ниша человека. Подобно тому как дятел специализируется на извлечении насекомых из древесных стволов, так и древние люди специализировались на извлечении костного мозга. Почему именно на этом? Что ж, представьте себе: на ваших глазах стая львов затравила и сожрала жирафа. Вы терпеливо ждете в сторонке. После львов настает черед гиен и шакалов — вам и с ними драться не по силам. Они обгладывают кости, и только тогда человеческое племя решается подойти к скелету. Люди настороженно оглядываются по сторонам и принимаются за то, что им осталось.
Это ключ к пониманию истории и психологии человека. До недавних пор род Homo занимал не верхнее, а скорее среднее положение в пищевой пирамиде. На протяжении миллионов лет люди охотились на мелких животных и собирали что под руку попадется, стараясь избегать встреч с крупными хищниками. Лишь 400 тысяч лет назад люди начали регулярно охотиться на крупных зверей, и только в последние 100 тысяч лет, с появлением Homo sapiens, мы стали верхним звеном этой пирамиды.
Последствия столь стремительного прыжка из промежуточного и зависимого положения на вершину оказались колоссальными. Человек не привык находиться на командной высоте, он к ней не приспособлен. Другие животные, оказавшиеся в итоге на вершине пирамиды, — львы, акулы — шли к этому миллионы лет, а человек попал наверх почти мгновенно. Многие исторические катастрофы, в том числе разрушительные войны и насилие над экосистемой, проистекают из нашего слишком поспешного прорыва во власть. Человечество — не стая волков, завладевшая вдруг танками и атомными бомбами, скорее мы — стадо овец, которое в силу непонятной прихоти эволюции научилось делать и пускать в ход танки и ракеты. А вооруженные овцы гораздо опаснее вооруженных волков».
Гуманизм (точнее, несколько видов гуманизма) Харари рассматривает как разновидность религии, в центре которой — поклонение человечеству. Он выделяет три вида гуманизма:
— либеральный (человеческая природа индивидуальна, высшая заповедь — защита свободы)
— социалистический (человеческая природа коллективна, высшая заповедь — защита равенства)
— эволюционный (человеческая природа изменчива и стремится к разделению вида на сверхлюдей и недолюдей, высшая заповедь — защита генов)
Если на принципах либерального гуманизма построены современные демократические общества, а на идеях социалистического гуманизма базировались коммунистические режимы, то воплощением идей эволюционного гуманизма был нацизм. Рассуждения о нацизме — одна из самых больших неожиданностей в полной сюрпризов книге Харари. Профессор Еврейского университета в Иерусалиме может себе позволить прибегнуть к формулировкам, которые автор другого происхождения, пожалуй, не рискнул бы употребить:
«Нацисты не ненавидели человечество. Они боролись против либерального гуманизма, прав человека и коммунизма именно потому, что восхищались человеком. Они верили в огромный потенциал человека — как вида. Но, следуя логике Дарвина, полагали, что нужно дать естественному отбору отсеять непригодные экземпляры и оставить для размножения лучшие. По их мнению, либерализм и коммунизм мешали эволюции, поскольку помогали выжить слабейшим, причем не только выжить — они предоставляли ему равные возможности для размножения. В море гнилого либерализма самых пригодных человеческих особей захлестнет море хилых дегенератов. Человечество с каждым поколением будет вырождаться, пока не вымрет.
<…>
На заре III тысячелетия будущее эволюционного гуманизма туманно. В течение шестидесяти лет после окончания войны против Гитлера казалось недопустимым соединять понятия гуманизма и эволюции и предлагать биологические методы превращения Homo sapiens в сверхчеловека. Ныне подобные проекты снова вошли в моду. Никто не заговаривает об уничтожении низших рас или больных людей, но многие хотели бы использовать накопленные знания о природе человека для создания сверхчеловеков.
Одновременно ширится пропасть между заповедями либерального гуманизма и новейшими открытиями биологии. Не замечать эту пропасть уже невозможно. Либеральная система — и политическая, и юридическая — основана на убеждении, что каждый индивидуум обладает священной внутренней сущностью, неделимой и неизменной, которая и придает смысл миру и является источником любого морального и политического авторитета. Это отголоски традиционной христианской веры в свободную и вечную душу, пребывающую в каждом. Однако за последние двести лет эта вера изрядно поколебалась. Ученые, изучающие работу человеческого организма, душу в нем не отыскали. Поведение человека определяется скорее гормонами, генами, синапсами, чем свободной волей, — теми же факторами, которые определяют поведение шимпанзе, волков и муравьев. Наша судебная и политическая система пытается замести неприятные истины под ковер. Но как долго продержится осыпающаяся стена, которой мы отгородили департамент биологии от департамента законов и политических наук?»
И, наконец, те несколько пассажей Харари, ради которых я peшил написать этот текст:
«Из всех казавшихся неразрешимыми проблем человечества одна продолжает оставаться мучительной, волнующей и насущной: проблема самой смерти. Вплоть до недавнего времени большинство религий и мировоззрений принимали смерть как данность, как неизбежную участь человека. Более того, религии именно из смерти выводили смысл жизни. Попробуйте вообразить себе ислам, христианство или религию древних египтян в мире, где нет смерти. Эти учения помогали людям примириться со смертью и надеяться на загробную жизнь, а не пытаться побороть смерть и жить вечно. Лучшие умы занимались тем, что пытались придать смерти смысл, а не тем, чтобы ее избежать.
https://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2017/03/boh3-3.png
Об отношении к смерти говорится в древнейшем из дошедших до нас мифов — шумерском мифе о Гильгамеше. Герой этой истории — самый сильный, самый ловкий человек на свете, царь Урука Гильгамеш, побеждавший в битве любого врага. Однажды лучший друг Гильгамеша Энкиду заболел и умер. Гильгамеш много дней сидел возле трупа и наблюдал за изменениями в нем, пока не заметил, как из ноздрей покойного выползают черви. Гильгамеш пришел в ужас и решил сделать все, чтобы самому не превратиться в труп. Он должен найти способ побороть смерть. Гильгамеш отправился на край Земли, где убивал львов, боролся с людьми-скорпионами и отыскал путь в подземное царство. Там он сокрушил каменных гигантов, которые служили Уршанаби, паромщику, перевозившему мертвых на другой берег, и отыскал Утнапиштима, единственного, кто пережил потоп. И все же Гильгамеш не добился желанной цели. Он вернулся домой с пустыми руками, таким же смертным, как был. Но Гильгамеш обрел сокровенное знание: создав человека, боги назначили ему неизбежную участь — смерть, и человеку нужно привыкнуть жить с этим знанием.
https://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2017/03/boh3-s1.png
Статуя Гильгамеша в Лувре
Приверженцы прогресса не разделяют этих пораженческих настроений. Для ученых смерть вовсе не неизбежность, а скорее техническая проблема. Люди умирают не потому, что так назначено богами, но из-за различных технических сбоев: инфаркта, рака, инфекции. А у каждой технической проблемы должно быть решение. Если плохо работает сердце, нужно поставить кардиостимулятор или пересадить новое. Если в организме поселился рак, его нужно истребить химией или облучением. Если размножились бактерии, поможет антибиотик. Да, пока мы умеем решать не все технические проблемы. Но ученые трудятся, лучшие умы человечества не тратят времени на поиски смысла смерти, а исследуют физиологические, гормональные и генетические системы, отвечающие за болезни и старение. Создаются новые лекарства, революционные методы лечения, искусственные органы, которые продлят нашу жизнь, а со временем, быть может, и вовсе прогонят старуху с косой.
До недавних пор никто из ученых не отваживался говорить что-нибудь подобное. «Победить смерть? Чушь! Мы всего лишь пытаемся найти средства от рака, туберкулеза и болезни Альцгеймера», — говорили врачи. О борьбе со смертью не заговаривали, подобная цель казалась недостижимой. К чему порождать неоправданные ожидания? Однако сейчас мы подошли к тому моменту в истории, когда можем говорить откровенно: главный проект научной революции — бессмертие для человечества. Генетики недавно сумели в шесть раз продлить среднюю продолжительность жизни червя Caenorhabditis elegans.
Сколько времени понадобится на осуществление проекта «Гильгамеш» — поиски бессмертия? 100 лет? 500? 1000? Если вспомнить, как мало было нам известно о человеческом организме в 1900 году и сколько знаний мы приобрели в течение всего лишь одного века, появятся основания для оптимизма. Некоторые известные ученые предполагают, что к 2050 году часть людей станут не смертными (бессмертными их не называют, поскольку они все равно могут погибнуть от травмы или болезни, однако они будут «не-смертны» в том смысле, что их жизнь, если не произойдет несчастный случай, может продолжаться бесконечно).
<…>
Независимо от того, насколько результативным окажется проект «Гильгамеш», с исторической точки зрения уже интересно отметить, что большинство современных религий и идеологий поспешили вычеркнуть из своих формул смерть и загробную жизнь. Вплоть до XVIII века большинство религиозных наставников и философов определяли смысл жизни с оглядкой прежде всего на смерть и посмертное существование. В XVIII столетии зародились и далее развивались такие учения, как либерализмсоциализмфеминизм: для них смерть превратилась в техническую проблему, а интерес к посмертному бытию исчез вовсе. Что будет с коммунистом после смерти? А с капиталистом? А с феминисткой? В трудах Маркса, Адама Смита или Симоны де Бовуар мы не найдем ответа на подобные вопросы. Единственная современная идеология, сосредоточенная на идее смерти, это национализм. В самые свои поэтические и патетические моменты национализм сулит погибающим за отчизну вечную жизнь в памяти народа. Но это какое-то расплывчатое обещание, даже сами националисты по большей части не знают, как его расценивать.
<…>
Даже у бессмертия может обнаружиться оборотная сторона. Представьте себе, что наука создаст лекарства от всех болезней, эффективную профилактику старения и регенеративное лечение, которое позволит бесконечно долго сохранять юность. Как бы все это не обернулось эпидемией тревожности и гнева.
Те, кому новое чудо-средство окажется не по карману, — огромное большинство человечества — с ума сойдут от ярости. Во все века бедные и угнетаемые утешались мыслью, что уж в смерти они, по крайней мере, равны. Богатые и могущественные тоже смертны. Как же смириться с мыслью, что ты, бедняк, умрешь, а богач вечно пребудет молодым и красивым?
https://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2017/03/boh3-4.png
Впрочем, не слишком-то обрадуется и то крошечное меньшинство, которому окажется доступно новое средство. У этих счастливчиков появятся новые причины для тревог: чудо-терапия продлевает юность и жизнь, но воскрешать трупы не под силу и ей. Ужасная мысль: я, мои любимые могли бы жить вечно, если бы не попали в аварию, если бы нас не взорвал террорист! Потенциально бессмертные будут бояться любого риска, а боль от потери супруга, ребенка или друга станет невыносимой.
<…>
На заре XXI века Homo sapiens начинает выходить за биологические пределы. Он отменяет законы естественного отбора, заменяя их законами разумного замысла. <…> Сейчас, когда я пишу все это, намечаются три пути вытеснения естественного отбора продуманным дизайном:
а) биоинженерия;
б) создание киборгов (киборги — живые существа, сочетающие органические и неорганические части);
в) создание неорганической жизни.
<…>
На данный момент реализована весьма незначительная часть этих новых возможностей. И все же цивилизация уже начала освобождаться от оков биологии. С ошеломляющей скоростью мы приобретаем возможность изменять не только мир вокруг нас, но и мир внутри своего разума и тела. Все большее число сфер деятельности выбивается из привычной колеи. Юристам приходится заново формулировать понятия личного и частного, государства сталкиваются с новыми проблемами в области равноправия и здравоохранения, спортивные организации и учебные учреждения меняют систему оценок, пенсионный фонд и рынок труда приспосабливаются к будущему, где шестидесятилетние не уступят активностью тридцатилетним. Всем придется иметь дело со множеством непростых вопросов, которые ставят перед нами генная инженерия, киборги и небиологическая жизнь.
<…>
Но и эти проблемы бледнеют перед этическими, социальными и политическими последствиями проекта «Гильгамеш»: потенциальной возможностью создать сверхчеловека. Всемирная декларация прав человека, государственные программы здравоохранения и программы страхования здоровья, национальные конституции — все эти документы признают, что человеческое общество должно обеспечить всем своим членам равный доступ к лечению и поддерживать здоровье людей. Все было просто, пока задачи медицины сводились к предотвращению болезней и лечению больных. Что произойдет, когда медицина займется расширением человеческих возможностей? Все ли получат доступ к новым возможностям или появится элита сверхчеловеков?
Современный мир гордится признанием, впервые в истории, принципиального равенства всех людей. Но, возможно, этот же мир готовится породить неслыханное прежде неравенство. Во все века высшие сословия считались умнее, сильнее, в целом лучше низших. Но они лишь тешили себя иллюзией. Ребенок из бедной крестьянской семьи вполне мог оказаться умнее наследного принца. Теперь же, с помощью новой медицины, претензии высших слоев общества могут превратиться в объективную реальность.
Это не научная фантастика. В научной фантастике обычно описывается мир, где сапиенсы — такие, как мы, — играют с развитыми технологиями вроде сверхскоростных космических кораблей и лазерных пушек. В эти сюжеты этические и политические проблемы переносятся из нашего мира, в декорациях условного будущего разыгрываются наши эмоциональные и социальные драмы. Но реальный потенциал технологий будущего — возможность изменить самого Homo sapiens, в том числе его эмоции и желания, а не только оружие и средства передвижения. Космический суперкорабль — пустяк по сравнению с вечно юным киборгом, который не размножается и не занимается сексом, зато способен непосредственно обмениваться мыслями с другими существами. Киборгом, чьи способности помнить и сосредоточиваться тысячекратно превосходят наши, кто не злится и не печалится, но имеет другие эмоции и желания, каких мы себе и вообразить не можем.
https://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2017/03/boh3-5.png
Научная фантастика редко описывает такое будущее. Точное его описание мы не смогли бы постичь. Снять фильм о жизни киборга — все равно что ставить „Гамлета“ перед неандертальцами. Будущие владыки мира, вероятно, окажутся от нас дальше, чем мы от неандертальцев. Неандертальцы по крайней мере тоже люди, а наши преемники будут ближе к богам.
Физики именуют состояние Вселенной в начальный момент Большого взрыва «сингулярностью»: это точка, в которой не существовало никаких известных нам законов природы. Не существовало и времени, поэтому говорить о том, что было «до» Большого взрыва, бессмысленно. Возможно, мы приближаемся к новой сингулярности, когда все, что исполнено смысла в нашем мире, — я, ты, мужчина, женщина, любовь, ненависть — его утратит. По ту сторону сингулярности для нас уже ничто не будет иметь смысла».
Cвой супербестселлер «Sapiens. Краткая история человечества» профессор Юваль Ной Харари завершил словами:
«Научившись стольким замечательным вещам, мы так и не разобрались в своих целях, и мы все еще не удовлетворены. Мы строили каноэ, потом галеоны, потом пароходы, а теперь уже и космические корабли — но куда мы стремимся? Мы обрели невиданное прежде могущество, но понятия не имеем, как им распорядиться. Хуже того, люди становятся все безответственнее. Боги-самозванцы, мы считаемся только с законами физики и ни перед кем не отвечаем за свои поступки. Мы превратили в кошмар жизнь других животных, мы разрушаем экосистему планеты, думая лишь о своем комфорте и удовольствии — и ни в чем не находим счастья. Что может быть опаснее, чем разочарованные, безответственные боги, так и не осознавшие, чего они хотят?»

P.S. Разумеется, тема эволюции и грядущего бессмертия (или, в терминологии Харари, «несмертности») человека не исчерпывается поднятыми в данном тексте вопросами. Недавно я написал на эту же тему ещё одну статью. Хотя Харари упоминается там лишь мельком, и речь идёт о других авторах, в том числе живших в XVIII веке, статья эта неразрывно связана с той, которую вы только что прочли. Ни одну из этих заметок нельзя назвать началом или продолжением другой, скорее это две стороны одного текста, вместе составляющие нечто вроде ленты Мёбиуса. Пройдя по ссылке, вы можете продолжить чтение на том самом месте, до которого только что дошли.

ЕВРЕИ КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВО





"Спрашивать или не спрашивать..." - крутилось в голове у скромного, но сомневающегося прихожанина. Все-таки он решился и подошел к священнику. "Я бы хотел спросить Вас, что может послужить доказательством существования Бога?" - тихо, с оглядкой он задал свой вопрос. Ответ уважаемого духовного лица был удивительно прост: "ЕВРЕИ." Понимая, что прихожанин не еврей, и ничего не знает о древней истории евреев, священник решил рассказать ему, как этот народ выжил вопреки всему.
"Понимаешь, все народы, которым выпадал жребий быть народом без земли, попросту исчезали," - начал свой рассказ священник. "А евреи каким-то образом сохранились, пережив восемнадцать веков изгнания, всеобщей неприязни, гонений, а под конец – и попытку полного уничтожения всего народа. Как же еврейский народ мог выжить? Историки на этот вопрос ответа не дают. Они лишь констатируют факт, что народ выжил вопреки всему. Неверующие сочиняют по этому поводу различные теории. Эти теории до крайности неубедительны, потому что еврейская история – чудо и живое доказательство существования Бога. Ты даже себе не можешь представить, что, изгнав евреев из Иудеи, римляне запретили им возвращаться на родину. На протяжении веков в разных странах было немало попыток избавиться от этого народа – посредством массовых убийств или изгнания. Кончалось это всегда одинаково: евреи выживали, а их гонители исчезали. После восемнадцати столетий изгнания еврейский народ, ведомый горсткой храбрецов, достиг невозможного – вернулся на свою древнюю родину, возродив свое государство. Как бы то ни было, еврейский народ всегда остается живым доказательством существования БогаДаже существует известное выражение: "Не столько евреи сохранили субботу, сколько суббота сохранила евреев," - закончил свой рассказ местный мудрец, надеясь, что прихожанин никогда не будет больше сомневаться....
Мы действительно выжилии это не секретчто в каждом поколении всегда былиудивительно смелые людиспасавшие нас. "Почему нас спасают?" - это один из самых трудных вопросовкоторые обычно задают те,кого спаслиДля всехкто посетил Яд-Вашем в Иерусалимезнакома Аллея Праведников - тысячи вечнозеленых деревьевкаждое изкоторых посажено в честь человекакоторый спас хотя бы одного еврея: "Спасший душу одну, спас весь мир." Мы хотим знать ипомнить поименно всех... Но больше всего мы хотим знать, ПОЧЕМУ эти люди, рискуя жизнью, спасали евреев.
Эта история началась почти 7 лет тому назадкогда Мэри Расселл (Mary Doria Russell), профессор антропологиипрочитала о жизнинескольких еврейских семей во время фашистской оккупации Италии в книге "Доброжелательность и предательствоПять итальянскихеврейских семей при фашизме" ("Benevolence and Betrayal: Five Italian Jewish Families Under Fascism"). Цифры и факты о еврейскомподполье в окрестностях Генуи в дни нацистской оккупации Италии были почти невероятнымивыжило 43 тысячи из 50 тысяч евреев. "Об этом должен узнать мир," - решила Мэри и начала писать о самом трудномо спасении жизни"Каждый мой роман начинается с главного вопроса, на который я бы хотела ответить. Начиная работать над этой книгой, я задала себе вопрос: "Почему в Италии, фашистской стране, был самый высокий процент выживания евреев в оккупированной нацистами Европе?"
Семь лет работы, поездки в Италию, интервью с людьми, которые пережили эти события, поиск архивных документов, работа над книгой, которая была представлена к Пулитцеровской премии 2005, - это всего лишь попытка ответить на этот трудный вопросведь большинство людей не считали и не считают себя героями. Прочитав книгу о событиях того далекого времени, я решила поговорить с автором. Я не готовила никаких специальных вопросов, потому что хотелось разговора о мужестве. Я понимала, что это будет не простой разговор, потому что автор книги очень мужественная женщина. Во истину, мужественные люди как Мэри Расселл умеют принимать мудрые решения. Пять дат в жизни человека, а для Мэри - это пять мужественных решений, каждого из которых достаточно чтобы изменить жизнь многих людей: защита диссертации по антропологии, начало писательской карьеры, обращение в иудаизм, решение адоптировать ребенка, книга о спасении итальянских евреев.
"Быть евреем" - это мужественный выбор или наследственное бремя... Не часто, но люди задаются этим вопросом, особенно, когда события подталкивают к этому. Граф Чиано, министр иностранных дел и зять Муссолини, в 1937 году писал, что в Италии нет "еврейского вопроса." Доля смешанных браков среди евреев и неевреев была в Италии самой высокой в Европе - по переписи 1938 года она составляла 43,7 процентов. И несмотря на это, евреи были активной частью общества: Эрнесто Натан был мэром Рима с 1907-1913Луиджи Луццатти спас итальянскую финансовую систему от краха в 1906 году; математику прославил великий учёный Туллио Леви ЧивитаЧезаре Ламброзо был одним из лучших исследователей в области криминологии, психиатрии и антропологии; Энрико Ферми и Эмилио Сегре стали Нобелевскими лауреатами по физике. Принято считать, что итальянские евреи не расставались с Торой и томиком Данте. Для многих из них война изменило все, и прежде всего они стали неугодными еврееями.
Мэри, работая над книгой и беседуя с теми, кто пережил эти события, Вы заново открыли для себя и мира еврейскую общину Генуи, и наверное почувствовали что-то особенное, что дало возможность им пережить. Мы привыкли говорить о спасении одного или нескольких человек, в этом же случае были спасены тысячи. Может быть итальянские евреи владеют особенным секретом мужества....
Мэри: Да, это просто удивительно, когда понимаешь, что удалось спастись 43 000 евреев, что составляло 85% всей еврейской общины Италии. Надо сказать, что множество факторов сыграли роль в этом. Одна из причин того, что я написала книгу "Линия милосердия", и было желание описать весь маштаб ситуации. Одной из основных причин спасения, как Вы уже заметили, была интеграция и ассимиляция итальянских евреев в глубь итальянского общества, начиная с 1870 года после войны за объединение Италии. По уронии судьбы, в современных условиях американская еврейская община обеспокоена потерей уникальности в огромном обществе. Ассимиляция и смешанные браки стали основной проблемой еврейской общины Америки. В Италии все получилось наоборот. Невероятно, но когда нацисты вошли на территорию Италии, почти каждый еврей имел вокруг себя друзей или родственников среди католиков. Итальянские евреи не были столь изолированы и доступны на прямую. Итальянские евреи верили, что они должны быть свободными и уважаемыми гражданами в обществе, самое главное - это понимали католики-итальянцы. Получилось, что Италия восприняла оккупацию, как единая нация. Один из переживших сказал: "Одна половина Италии прятала другую. Каждый имел кого-то, кто был спятан. Прятать и спасать евреев не представляло никакого риска." Во всяком случае многие спасали евреев.
Многие не дожили до Победы. Из известных личностей погиб генерал Армандо Баки, адмирал Аугусто Капон, погибли видные раввины, венецианский Адольфо Оттоленги, генуэзский Риккардо Пачифичифлорентийский раввин Натан Кассутоврач по светской профессии, в тяжёлую минуту он сбросил медицинский халат и облачился в раввинское одеяние, чтобы поддержать флорентийскую общину.
Готовясь к разговору с Вами, я заглянула в ежемесячный журнал "Внутри Ватикана" ("Inside Vatican"), надеясь найти информацию о главном раввине Рима (1941год) Израиле Золли, которых родился в местечке Броды Львовской области. Длительное время он был профессором иврита в Университете Падуи. Неожиданно для меня статья заканчивалась словами: "Лучше не говорить о Золли, даже через 40 лет после его смерти." Как известно, его прятали в Ватикане во время нацистской оккупации. После окончания войны, он объявил, что он и его жена решили принять католическую веру. За ними последовала и их дочь. Этот шаг был глубоко осужден еврейской общиной, его имя навсегда было вычеркнуто из списка римских раввинов. Незадолго до смерти, он написал книгу автобиографических размышлений "Перед рассветом" (Before the Dawn). Много лет его дочь отказывалась от каких-либо интервью, но несколько лет тому назад, в восьмидесятилетнем возрасте, она сказала о своем отце: "Мой отец никогда не переставал быть евреем." Как можно оценить его поступок? Что это - предательство или благодарность спасителям? Я специально задаю этот вопрос Вам, понимая, что Вы решили принять иудаизм, как религию.



Мэри: Что касается меня, то я бы хотела, чтобы люди уважали мое решение, и конечно, я уважаю тех, кто принял подобное решение в жизни. Мое сердце переполняется скорбью, когда теряются человеческие жизни, особенно евреев, потому что, многие еще не понимают всего духовного богатства этой нации. Я могу сказать только одно о поступке Золли.... Мы не имеем права усуждать решения тех, кто был бесчеловечно унижен в те далекие дни. Многие пережившие, особенно те, кто приехали в Америку после войны, изменили свои имена. Одной из причин были дети, которые не должны были пережить все ужасы прошлого. Были ли правы родители? Наверное, да. Они приняли это решения, основываясь на ужасном опыте. Я всегда думаю о них, что еврейство для них было отравлено ядом нечеловеческой ненависти. К примеру, бывший министр иностранных дел США Маделин Олбрайт. Ее родители посчитали, то быть еврейкой слишком опасно. Сенатор Джорж Аллен узнал о своих еврейских корнях только недавно. Его мама держала это в секрете, понимая, что ее дети будут сохранены если они не будут знать о своем еврействе. Самым трудным для меня были слова его мамы после того, как она рассказала ему правду: "Я думаю, что ты будешь ненавидеть меня." Я почти расплакалась. Трудно и почти невозможно представить, что можно ненавидеть самого близкого человека только за то, что ты - еврей.
Мудрецы учили, что мужество больше проявляется не в том, чтобы затеять драку, а в том, чтобы уметь избежать ее. Как избежать драки перед чудовищным нацистским монстром? Через много лет мы ищем правильные слова, чтобы описать мужество, героизм, риск этих людей, многие из которых по сей день не считают себя героями. "Если можешь помочь, ты должен помочь" - гласит итальянская поговорка, и они помогали, пряча в маленьких селениях большие еврейские семьи. Их действия были тихим протестом против бесчеловечности. Итальянский еврей, прекрасный ученый-химик, писатель Примо Леви, бывший узник Освенцима и участник Итальянского сопротивления, написавший одну из первых книг об Освенциме "Человек ли это?" (1947), написал: "Всему поколению, и"арийцам" и евреям не приходила мысль, "что фашизму можно и должно сопротивляться." О смелых людях того времени он писал: "Вышли из тени люди, которых фашизм не согнул." В вашей книге один из героев определяет знаменитую формулу спасения: "Среди темных нитей, из которых Бог ткет ковер для нас, всегда будет одна нить, нить милосердия." Можно ли считать, что милосердие стало формой спасения и сопротивления? Именно милосердие разделило людей и дало силу сохранить жизнь другим. Мужество и милосердие... Возможен ли этот союз?
Мэри: Я думаю, что в те дни решения, какие бы они не были, принимались настолько быстро, что через года, мы просто не можем понять, что они сделали. Одно могу сказать, сила воли и слабость были воспитаны в них задолго до этих трагических событий. Эти качества только проявились в столь трудный момент.
Когда говорят о мужестве, то сразу же подразумевают что-то связанное с мужским началом. Иногда даже кажется, что мужественными могут быть только мужчины. Может ли "слабый" безоружный пол быть мужественным... Это не праздный вопрос, потому что 50 лет история умалчивала еще об одном и единственном факте сопротивления нацистской идеологии.
Берлин. Март 1943 года. Несколько тысяч евреев, собранных в пересылочном лагере на улице Роз (Розенштрассе, 2-4) для отправки в лагеря смерти, были отпущены на свободу. Более того, двадцать пять евреев, которых уже депортировали в Освенцим, через две недели были возвращены в Берлин и тоже получили свободу. Даже сейчас в это трудно поверить, но власть должна была уступить настойчивым требованиям женщин, которые в течение двух недель выходили на Розенштрассе и требовали вернуть им мужей, отцов и детей. Все женщины были немками, все мужчины - евреями. Своей стойкостью эти женщины спасли своих супругов. Мы не можем спросить этих женщин, почему они пошли на этот шаг, но я хотела бы знать Ваш секрет женского мужества. Этого так не хватает молодым.
Мэри: Никогда не стой в стороне, когда жизнь требует от тебя быть добрым и отважным.
Годы проходят и все чаще молодые люди задаются философскими вопросами, которые были незнакомы для тех, кто прошел через ад Второй Мировой. Недавно в Париже вышел в свет роман Джонатана Литтеля "Из лучших побуждений" ("Les Bienveillantes"). Сам автор, американский еврей, задал себе вопрос: А кем стал бы я, родившись в Германии в 1913 году, а не в США в 1967-м?” Повествование ведется от первого лица бывшим эсэсовцем, который хладнокровно вспоминает о своем участии в массовых казнях. Главный герой твердо уверен, что ему "не в чем оправдываться". К концу романа автор приходит к мнению, "что мы не всегда выбираем наши жизни". Поддерживаете ли это мнение?
Мэри: Я не поддерживаю мнение автора романа. Мы сами выбираем то, что дорого для нас и то, ради чего мы готовы пожертвовать нашу жизнь. В России говорят, скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты. Я бы хотела сказать, покажи мне, что ценно для тебя, и я скажу какой жизнью ты живешь. Что мы ценим: власть, богатство, правосудие, славу, красоту, поведение своих детей... Этот список бесконечен. Разные люди выбирают свои ценности, особенно в состоянии кризиса.
Заканчивая беседу, я хотела бы рассказать, об одном моменте в Вашей жизни. Для каждого человека такие решения даются нелегко, но Вы и в этот момент оказались мужественной. Один из корреспондентов спросил Вас о том, как Вы стали писательницей. Ваш ответ был прост: "У меня не было работы. Мне была предложена должность профессора в Университете канадского города Калгари. Это была прекрасная работа, я не могла желать ничего лучшего. Но один из преподавателей кафедры этого университета пригрозил подать в суд, за то, что работа была предложена мне, американскому профессору. Заведующий кафедры позвонил мне, сообщив эту неприятную новость. Я сразу поняла, что для меня лучше отказаться от этой должности. После этого я начала писать, сначала техническую литературу, а потом и художественную." В действительности мужество подвергается испытанию, когда мы в меньшинстве. Как мне кажется, Вы часто в своей жизни оказываетесь в меньшинстве, и всегда принимаете правильные решения. Что помогает Вам?
Мэри: Со временем я поняла, что большинство людей предпочитают следовать за лидером. Человеческим поведением можно управлять: доброта, так же как и преступление, может стать стандартом поведением. Конечно, все зависит от лидеров. О себе могу сказать, что я хрупкая женщина, но я никогда не боюсь толпы, даже, когда в толпе много горячих мужчин, которые готовы драться или напасть на человека. В душе каждый из них желает, чтобы кто-то вышел из толпы и сказал: "Все. Достаточно." И я всегда была тем человеком, кто принимал решение остановить толпу.
Свою статью я хочу закончить стихами о мужестве, надеясь, что мужество может быть стандартом в жизни многих людей.



ИМЕЙТЕ МУЖЕСТВО
Имейте мужество Творить,
Когда вокруг ни зги ни видно.
Имейте мужество Любить,
Когда и больно, и обидно.
Имейте мужество Гореть,
За дело правое сражаться,
Имейте мужество Терпеть,
Финального свистка дождаться.
Имейте мужество Прощать,
Ко грязи зла не прикасаться,
Имейте мужество Отдать,
И вам сторицею воздастся. (Нечаева С.Я.)
В заключении мне хочется поблагодарить Мэри Расселл за помощь в создании статьи и пожелать успехов во всем. Все фотографии предоставлены специально для этой статьи. Если у Вас возникли вопросы или предложения, пожалуйста, напишите info@allastar.net
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..