вторник, 20 ноября 2018 г.

БИЛЛ БРАУДЕР - ГЛАВА РОССИИ


Обозреватель «Новой»

2 8191

Все мы думали, что Российской Федераций управляет Владимир Владимирович Путин. Ну или его окружение. Кооператив «Озеро». Силовики.
Но, согласно открытию Генпрокуратуры, Российской Федерацией правит британский инвестор и глава организованной преступной группировки Уильям Браудер.
Именно этот Браудер отравил в Бутырке своего юриста Сергея Магнитского. Более того, этот страшный Браудер убрал еще троих, а именно — Гасанова, Курочкина и Коробейникова.
  • Напомним, что 53-летний Октай Гасанов, бывший охранник, стал директором одной из фирм-однодневок, использованных для фейкового возврата 230 млн долларов из бюджета, после того, как документы и печати этих однодневок были изъяты при обыске в офисе Браудера. Следствие в свое время обвиняло его в организации всей кражи, что было очень удобно, потому что Гасанов скончался от инфаркта в октябре 2007-го.
  • Другим подставным директором был Валерий Курочкин, который тоже скончался — в 2008 году в украинском аэропорту. Следствие тоже одно время считало его организатором.
  • А Семен Коробейников был тот самый человек, которому, по мнению следствия, хозяин банка УБС Дмитрий Клюев продал банк как раз перед тем, как через него прошли ворованные деньги. Коробейников тоже очень удачно выпал с балкона в 2008 году, и допросить его было нельзя.
И вот теперь Генпрокуратура утверждает, что всех этих троих отравили.
Это заявление ставит государство российское, право слово, в тяжелое положение.
Ведь из утверждения Генпрокуратуры выходит, что этот страшный Браудер орудовал в России, как у себя дома! Несмотря на то, что он находился в розыске, он легко организовал отравление четырех человек, один из которых к тому же находился за решеткой.
Кроме этого, раз Браудер отравил всех этих подставных лиц, значит, он-то за ними и стоял! А это вызывает определенные вопросы.
Дело в том, что 5,4 млрд рублей, украденные в 2007 году с помощью компаний, чьи печати и уставные документы были изъяты до этого при обыске в офисе Браудера, были не единственной кражей, совершенной бандой налоговозвратчиков.
За год до этого точно по такой же схеме и точно через те же налоговые инспекции № 25 и № 28 наша банда вернула 2,9 млрд рублей двум компаниям-однодневкам, которые принадлежали до этого «Ренессанс капиталу».
Более того. В 2007 и 2008 годах начальница налоговой инспекции № 28 г-жа Степанова вернула липовый НДС на общую сумму в 1,6 млрд рублей неким ООО «Техпром» и ООО «Торговый дом «Аркадия». Во всех случаях деньги были возвращены через день после подачи заявления и ушли на счета все того же банка УБС.
Видимо, и это сделал тоже проклятый Браудер, причем в то самое время, когда он был уже невъездной в Россию, а Магнитский сидел в тюрьме!

Но и это не все.

Дело в том, что в 2009-м и 2010-м госпожа Степанова (инспекция № 28) и госпожа Химина (инспекция № 25) наодобряли возврата НДС заведомо липовым фирмам на 11,2 млрд рублей!
Возникает вопрос: если похитителем всех этих денег был именно Уильям Браудер, то как получилось, что он продолжал их бесстрашно красть в то самое время, когда уже пробивал «Акт Магнитского»?
Как получилось, что за все это время следствие ни разу не заинтересовалось его пособниками, то есть, собственно, теми, кто сопровождал дела в судах, подписывал возвраты и проводил деньги через свои банки?
И как вообще получилось, что Генпрокуратура догадалась, что Магнитского убили, только через девять лет после его гибели? Ведь до этого она девять лет заявляла, что Магнитский умер сам.

И вот только теперь, после Солсберецкого шпиля и отравления Скрипалей она прозрела.
Я полагаю, что прозрение Генпрокуратуры, судя по всему, действительно имеет прямое отношение к делу Скрипалей.
Потому что самой подозрительной смертью во всем деле Магнитского была смерть Александра Перепеличного, российского бизнесмена, который эмигрировал в Лондон в 2009 году и начал сотрудничать с Браудером, а в 2012-м, будучи в полном здравии, внезапно скончался от инфаркта во время пробежки.

КАК ВЫЖИТЬ В ЕГИПЕТСКОМ ПЛЕНУ

Как выжить в египетском плену

Легенда израильских ВВС — боевой летчик, генерал запаса Гиора Ром. Он воевал, был сбит и попал в плен к египтянам. После освобождения вернулся в ВВС и продолжал воевать с врагами нашей страны.
Проект «Общины» делает все для того, чтобы познакомить лучше репатриантов с жизнью современного Израиля и с историей нашей страны. Поэтому в Нацрат-Илите была организована встреча активистов общины «Яхад» с живой легендой, летчиком Гиорой Ром. Он родился в 1945 году в подмандатной Палестине, в семье репатриантов из Польши. В возрасте 1 года с семьёй переехал в Тель-Авивбака есть, печь тоже, , окончил военный интернат в Хайфе.
В 1962 году стал боевым летчиком. В ходе Шестидневной войне — лейтенант, пилот «Мираж-3CJ» в составе 119-й эскадрильи. В воздушных боях Шестидневной войны — 5 подтверждённых побед: 5 июня сбил три самолёта «МиГ-21» — два египетских и один сирийский; 7 июня сбил ещё два египетских «МиГ-17». В районе Голан был ранен в ногу в результате обстрела зенитной артиллерии, но сумел успешно посадить поврежденный самолёт. Во время Войны на истощение Гиора капитан, по прежнему летал на «Мираж-3». 11 сентября 1969, во время боя,  в котором были сбиты 11 египетских «МиГов», Гиора Ром на своём «Мираж-3CJ» был сбит ракетой над Суэцким каналом, получил ранения и попал в плен. В плену Ром подвергался жестоким пыткам и избиениям. В декабре был освобождён в рамках обмена военнопленными. Уже в январе 1971 года Ром снова начал совершать боевые вылеты, и во время Войны Судного дня участвовал в десятках атак на объекты ВВС Египта.
В октябре 1985 принимал участие в качестве пилота «F-15» в атаке на штаб-квартиру ООП в Тунисе. Занимал посты начальника Управления штаба ВВС и заместителя командующего ВВС, был военным атташе Израиля в США, одним из руководителей Еврейского агентства (Сохнут) и директором Управления гражданской авиации Израиля.
На встрече Гиора Ром рассказывал, как он смог выжить, не сломаться и выстоять в египетском плену и выдержать все пытки. О том, как смог получить молитвенник сидур, находясь в египетском карцере, хотя сам и не был религиозным человеком. Говорили о войнах, в которых участвовал Гиора Ром, и о реалиях современной жизни в Израиле. Гиора Ром с удовольствием отвечал на вопросы репатриантов и сам интересовался жизнью русскоязычных израильтян.
Встреча была организована Иланой Раз, координатором проекта «Общины» в Нацрат-Илите, а с переводом профессионально помог Саша Вайсман

Цивилизационистские партии Европы

Цивилизационистские партии Европы

20.11.2018 Аналитика
 
Вместо того, чтобы пренебрегать европейскими популистами, необходимо работать с ними и учиться у них.
Photo copyright: pixabay.com. CC0
ВОЗВРАЩАЕТСЯ ЛИ ЕВРОПА к ужасам 1930-х годов? В статье, типичной для наших дней, опубликованной в New Republic, Макс Холлеран пишет, что «за последние десять лет новые правые политические движения объединили коалиции неонацистов с превалирующими консерваторами, выступающими за свободный рынок, таким образом нормализуя политические идеологии, которые в прошлом справедливо вызывали тревогу». Он видит тенденцию, вызывающую всплеск «ксенофобского популизма». Кэти О’Доннелл в Politico соглашается: «Националистические партии сегодня получили повсеместное признание от Италии до Финляндии, и это вызывает опасения, что континент скатывается к политике, которая привела к катастрофе в первой половине 20-го века». Еврейские лидеры, такие, как глава Еврейской ассоциации Европы Менахем Марголин, чувствуют «очень реальную угрозу, исходящую от популистских движений по всей Европе».
Германия и Австрия, являясь местами рождения национал-социализма, естественно, вызывают наибольшую озабоченность, особенно после выборов 2017 года, когда партия Альтернатива для Германии (AfD) получила 13 процентов голосов, а партия Свободы Австрии (FPÖ) – 26 процентов. Феликс Кляйн, комиссар Германии по борьбе с антисемитизмом, говорит, что AfD вызывает новые проявления антисемитизма. Оскар Дойч, президент еврейских общин Австрии, утверждает, что FPÖ «никогда не дистанцировалась» от своего нацистского прошлого.
Так ли это? Или новая оппозиция отражает здоровую реакцию европейцев, призванную в защиту своего образа жизни от открытой иммиграции и исламизации?
НАЧНЕМ с терминологии обсуждаемого явления. Партии, о которых идет речь, как правило, называют крайне правыми, что неточно, поскольку они предлагают смесь политики правых (ориентированных на культуру) и левых (ориентированных на экономику). Например, Национальное Ралли во Франции привлекает поддержку левых, призывая национализировать национальные банки. Действительно, экс-коммунисты составляют ключевой элемент поддержки. Хенин-Бомонт, являющийся одним из городов, наиболее громко выступающих за Национальное Ралли во Франции, ранее был одним из самых прокоммунистических.
Чарльз Хоули из Der Spiegel утверждает, что «все эти партии, по своей сути, являются националистами», однако это исторически неверно. Они – пат=80иоты, а не националисты, защитники, а не агрессоры. Они B1олеют за футбольные команды, а не за военные победы. Они лелеют английские традиции, а не британскую империю. Они – за бикини, а не за германские родословные. Они не стремятся ни к империям, ни к национальному превосходству. Классический удел национализма – власть, богатство и слава, в то время как их интересы сосредоточены на нравах, традициях и культуре. Несмотря на навешиваемые на них ярлыки неофашистовили неонацистов, эти партии выступают за личные свободы и традиционную культуру. Такие понятия, как «Один народ, одна нация, один лидер», их привлекают мало.
Правильнее было бы называть их «цивилизационистами», основываясь на их культурных приоритетах, поскольку они выражают сильное беспокойство, видя, как исчезает их образ жизни. Они лелеют традиционную культуру Европы и Запада и хотят защитить ее от атак иммигрантов, которым помогают левые. (Термин «цивилизационисты» имеет дополнительное преимущество, исключая те партии, которые ненавидят Западную цивилизацию, например, неонацистскую Золотую Зарину Греции.)
Цивилизационистские партии являются популистскими, антииммиграционными и антиисламскими. Термин популистскиеозначает недовольство по отношению к системе и подозрение в отношении элит, игнорирующих или отрицающих эти проблемы, то есть тех, кого я называю шестью «П»: полиция, политики, пресса, проповедники, профессоры и прокуроры. В разгар миграционного =D1унами в 2015 году канцлер Германии Ангела Меркель напомнила избирателю, беспокоившейся о неконтролируемой миграции, характерным упреком об ошибках Европы в прошлом и снисходительным наставлением почаще посещать церковные службы. Димитрис Аврамопулос, европейский комиссар по вопросам миграции, напрямую заявил, что Европа «не может и никогда не сможет остановить миграцию» и продолжил читать лекции своим согражданам: «Наивно думать, что наши общества останутся однородными и свободными от миграции, если они возведут заборы … мы все должны быть готовы принять миграцию, мобильность и разнородность как новую норму». Бывший шведский премьер-министр Фредрик Рейнфельдт утверждал, что нужно приглашать даже больше мигрантов: «Я часто летаю в сельской местности Швеции, и я бы советовал другим делать то же. У нас есть бесконечные поля и леса. Там больше места, чем вы могли бы себе представить».
Следует обратить внимание, что в Европе эти трое считаются консерваторами. Другие, такие как Николя Саркози из Франции и Дэвид Кэмерон из Великобритании, говорили жестко, но управляли мягко. Их презрительное отмахивание от антииммиграционных настроений создало возможность цивилизационистским партиям распространиться на большую часть Европы. От почтенной FPÖ (основанной в 1956 году) до нового Форума за демократию в Нидерландах (основанного в 2016 году) они заполняют избирательный и социальный разрыв.
Цивилизационистские партии, возглавляемые Лигой Италии, являются антииммиграционными: они стремятся контролировать, сократить и даже повернуть вспять иммиграцию последних десятилетий, особенно мусульман и африканцев. Эти две группы выделяют не из-за предрассудков («исламофобия» или расизм), а ввиду того, что они являются наименее ассимилируемыми иностранцами, с которыми связывают множество проблем, таких как неустройство на работу и преступную деятельность, а также страх, что они пытаются навязать свой образ жизни Европе.
Наконец, эти партии выступают против исламизации. По мере того, как европейцы больше узнают об исламском праве (шариате), они все больше сосредотачиваются на его роли в вопросах, касающихся женщин, таких как никкаб и бурка, многоженство, тахарруш (сексуальное насилие), убийства чести и калечащие операции на женских половых органах. Другие проблемы касаются отношения мусульман к немусульманам, в том числе христофобии и юдофобии, джихадистского насилия и к привилегированному статусу ислама по отношению к другим религиям.
Необходимо также отметить, что географически Европа окружена мусульманами: от Сенегала, Марокко, Египта до Турции и Чечни. Это позволяет огромному количеству потенциальных мигрантов с относительной легкостью незаконно внедриться на континент по суше или по морю. Албанию от ИD1алии разделяют 75 км, от Туниса до (крошечного острова Пантеллерия) Италии 60 км, от Марокко до Испании 14 км Гибралтарского проливB0, от Анатолии до греческого острова Самос 1,6 км, от Турции до Греции менее 100 метров через реку Эврос, и всего 10 метров от Марокко до испанских анклавов Сеута и Мелилья.
Увеличивающееся число потенциальных мигрантов обходит пункты въезда, в некоторых случаях прибегая к насилию, чтобы пробиться. В 2015 г. Йоханнес Хан, комиссар по вопросам расширения Европейского Союза, предположил, что «на пороге Европы ждут 20 миллионов беженцев». Это уже может показаться большим числом, но когда к этим мигрантам добавляются экономические, то цифры оказываются намного больше. Особенно из-за того, что жители Среднего Востока испытывают острую нехватку воды и покидают свою родину, количество желающих иммигрировать может приближаться к количеству населения самой Европы в 740 миллионов человек.
ПОЧТИ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЙ цивилизационистские партии страдают от глубоких проблем. В основном укомплектованные неофитами, они включают тревожное число людей с причудами: антисемитских и антимусульманских экстремистов, расистов, властолюбов всех мастей, сторонников теорий заговора, исторических ревизионистов и испытывающих ностальгию по нацизму. Иногда эти партии возглавляют автократы, правящие недемократическими методами и стремящиеся доминировать в парламентах, средствах массовой информации, судебных органах, школах и других ключевых у=D1реждениях. Некоторые питают антиамериканские обиды и получают деньги от Москвы.
Эти недостатки, как правило, являются одной из причин их пот=ерь на выборах, так как европейцы не спешат голосовать за партии, отличающиеся желчью и сварливостью. Как показывают опросы, около 60 процентов опрошенных немецких избирателей обеспокоены исламом и мусульманами, но лишь одна пятая голосовала за AfD. Чтобы продвигаться электорально и реализовывать свой потенциал, цивилизационистские партии должны убедить своих избирателей, что им можно доверять. Особенно старые партии, такие, как FPÖ, меняются, о чем свидетельствуют их извечные кадровые битвыпартийные расколы и другие внутренние драмы. Как ни беспорядочен и неприятен этот процесс, он необходим и конструктивен.
Антисемитизм, как вопрос, наиболее делегитимирующий цивилизационистские партии и вызывающий самые острые дебаты, требует особого внимания. Подчас эти партии имеют сомнительное происхождение, содержат в себе фашистские элементы и подают антисемитские сигналы. Соответственно, еврейские лидеры в Европе осуждают цивилизационистов и настаивают на том, чтобы государство Израиль делало то же самое, даже если цивилизационисты находятся в правительстве и Израилю приходится иметь дело с ними. Ариэль Музыкант, почетный президент австрийской еврейской общины, фактически угрожал Иерусалиму, если там прекратят бойкотировать FPÖ: «Тогда я определенно выступлю против правительства Израиля».
Однако три момента смягчают эти проблемы: во-первых, цивилизационистские партии по мере своего созревания обычно дистанцируются от навязчивых идей о евреях. В результате упрямого антисемитизма Жана-Мари Ле Пена, в 2015 году его дочь Мари Ле Пен фактически исключила его из Национального Ралли, основанного им в 1972 году. В декабре прошлого года в Венгрии ранее открыто антисемитский Джоббик отказался от своих прошлых предрассудков.
Во-вторых, цивилизационистские лидеры ищут хороших отношений с Израилем. Они посещают еврейское государство, выражают свое уважение в музее Яд-Вашем, а в некоторых случаях (например, президент Чехии и вице-канцлер Австрии) поддерживают перенос посольств своих стран в Иерусалим. Под управлением цивилизационистской партии Фидес венгерское правительство поддерживает наиболее близкие отношения в Европе с Израилем. Это было замечено и в Израиле: например, Гидеон Саар из партии Ликуд называет цивилизационистские партии «естественными друзьями Израиля».
Наконец, каковы бы ни были трудности цивилизационистов с евреями, они бледнеют по сравнению с безудержным антисемитизмом и антисионизмом левых, особенно в Испании, Швеции и Соединенном Королевстве. Джереми Корбин, лидер британской лейбористской партии, символизирует эту тенденцию: он называет убийц евреев своими друзьями и открыто связан с ними. По мере того, как цивилизационистские лидеры стараются оставить антисемитизм в прошлом, многие из их политических оппонентов ныряют с головой в грязь.
ЗА ДВАДЦАТЬ ЛЕТ цивилизационистские партии выросли от нерелевантности до важной силы почти в половине стран Европы. Возможно, самой яркой иллюстрацией этого роста является Швеция, где партия шведских Демократов примерно удваивала свои голоса каждые четыре года: 0,4 процента в 1998 году, 1,3 в 2002 году, 2,9 в 2006 году, 5,7 в 2010 году и 12,9 в 2014 году. В 2018 году она получила всего 17,6 процентов голосов, но и этого хватило, чтобы сделать ее существенной силой в шведской политике.
Никакая другая цивилизационистская партия не выросла в такой пропорции, но голоса и опросы показывают, что их поддержка растет. Как отмечает лидер голландской цивилизационистской партии Герт Вилдерс, «в восточной части Европы партии, противостоящие исламизации и массовой иммиграции, видят всплеск народной поддержки. Сопротивление также растет и на западе». У них есть три пути к власти.
(1) Самостоятельно: цивилизационистские партии управляют Венгрией и Польшей. Население этих двух стран бывшего Варшавского блока, добившееся своей независимости лишь поколение назад и с тревогой наблюдающее за событиями в западной Европе, решило пойти своим путем. Оба премьер-министра провозгласили отказ незаконным мусульманским мигрантам (при этом дверь открыта для мусульман, которые соблюдают правила). Другие восточноевропейские страны ориентировоч=D0о пошли по тому же пути.
(2) Присоединение к традиционным консервативным партиям: поскольку традиционные консервативные партии теряют избирателей в пользу цивилизационистов, они отвечают принятием антииммиграционной и антиисламизационной политики и объединением усилий с цивилизационистами. До сих пор это происходило только в Австрии, где австрийская Народная партия и FPÖ совместно получили 58 процентов голосов и сформировали коалиционное правительство в декабре 2017 года, но такое сотрудничество может стать успешным везде.
В 2017 году республиканский кандидат в президенты во Франции продвигался к цивилизационизму, и его преемник Лоран Воквиз продолжал двигаться в том же направлении. Шведские Модераты, номинально консервативная партия, начала продвигаться в до сих пор немыслимом направлении сотрудничества со шведскими Демократами. В Германии Свободная демократическая партиядвинулась к цивилизационистам. Меркель все еще продолжает быть канцлером Германии, но некоторые в ее правительстве отвергают ее безрассудную иммиграционную по итику. В частности, министр внутренних дел и глава союзнической партии Хорст Зеехофер, сформулировали жесткую иммиграционную политику и даже сказали, что исламу не место в Германии.
(3) Присоединение к другим партиям: в Италии эксцентричное, анархистское, более или менее левое движение Пять звезд в июне объединилось с цивилизационистской Лигой, чтобы сф=BEрмировать правительство. Чтобы предотвратить дальнейшие победы цивилизационистов, некоторые левые партии, такие как социал-демократы Швеции, хоть и сквозь зубы, негласно принимают антииммиграционную политику. Пойдя еще дальше, Социал-демократическая партия в Дании совершила скачок в этом направлении, когда ее лидер Метте Фредериксен объявила целью ограничение «числа незападных иностранцев, переселяющихся в Данию», путем создания приемных центров за пределами Европы, где заявители будут оставатьс я, пока их ходатайство о предоставлении убежища будет рассмотрено. Если это предложение будет принято, то лица, ищущие убежище, останутся за пределами Европы, а их расходы будут оплачиваться датскими налогоплательщиками. В более широком плане, политический теоретик левого толка Яша Мунк(Yascha Mounk) утверждает, что «попытка превратить страны, имеющие моноэтническую идентичность, в реально многонациональные, является уникальным историческим экспериментом». Он признает, что этот процесс «столкнулся с ожесточенным сопротивлением».
ПО МЕРЕ ТОГО, КАК ЦИВИЛИЗАЦИОНИСТКИЕ ПАРТИИ получают поддержку и власть, они открывают глаза другим партиям на проблемы, связанные с иммиграцией и исламом. Консерваторы, заботящиеся о своих сторонниках в бизнес-кругах, получающих выгоду от дешевой рабочей силы, имеют тенденцию уклоняться от этих проблем. Левые партии обычно поощряют иммиграцию и близоруки в отношении проблем, связанных с исламом. Сравним Великобританию и Швецию, две европейские страны, наиболее пассивные перед лицом культурно агрессивных и подверженных преступному насилию мигрантов, где роль цивилизационистских партий видна очень четко.
У первой такой партии нD0 существует, поэтому эти вопросы даже не рассматриваются. В Ротерхэме и в других местах банды из мусульманских общин Великобритании, промышляющие педофилией (и другими видами сексуального насилия), могли продолжать свою деятельность в течение многих лет и даже десятилетий, пока шесть «П» отводили глаза. С другой стороны, шведские Демократы так изменили политику страны, что правые и левые парламентские блоки сформировали гранд-коалицию с целью заблокировать их влияние. Хотя этот маневр сработал в краткосрочной перспективе, уже само существование шведских Демократов вызвало изменения в политике, такие, как ужесточение условий въезда для нелегальных мигрантов.
Аналогичным образом, восточноевропейские страны решаются идти вразрез с традиционными членами НАТО. В этом отношении выделяется Виктор Орбан, премьер-министр Венгрии, с глубоким анализом проблем Европы и его амбициями по переделке Европейского Союза. В частности, Венгрия и центральная Европа в целом приобретают беспрецедентное влияние вследствие своей позиции в отношении иммиграции и исламизации.
Надеюсь, что мы установили два основных момента. Во-первых, цивилизационистские партии являются ди=BBетантскими, незрелыми и склонными к ошибкам, но не опасными. Их приход к власти не вернет Европу в «подлое бесчестное десятилетие» 1930-х годов. Во-вторых, их рады неумолимо растут, так что через двадцать лет они будут широко представлены в правительстве и оказывать влияние как на консерваторов, так и на левых. Попытки отвержения, маргинализации, остракизма и игнорирования цивилизационистских партий в надежде, что они исчезнут, потерпят неудачу. Такие шаги не помешают им достичь власти, но наоборот, сделают их более популистскими и радикальными.
Шесть «П» должны принимать цивилизационистов в качестве легитимных, работать с ними, побуждать их отсеивать экстремистские элементы, помогать им приобретать практический опыт и поощрять их к готовности управлять. Но эта улица – с двусторонним движением, и цивилизационистам, в свою очередь, есть чему научить элиты, поскольку их подход отличается реализмом в отношении сохранения традиционного образа жизни и продолжения Западной цивилизации.

"Коалиция 61": на голосование выносится законопроект об "общественном транспорте в шабат"

"Коалиция 61": на голосование выносится законопроект об "общественном транспорте в шабат"

время публикации: 19:19 | последнее обновление: 19:19
блог версия для печати
В среду, 21 ноября, фракция "Еш Атид" вынесет на голосование законопроект о работе общественного транспорта по шабатам в Израиле.
Как стало известно NEWSru.co.il, этот законопроект поддержат все оппозиционные фракции, включая фракцию "Наш дом Израиль".
Источники в НДИ подтвердили редакции NEWSru.co.il, что проголосуют за законопроект. "Это совпадает с нашей повесткой дня. Мы выдвигаем аналогичный законопроект, который уже передан в секретариат Кнессета".
Этот законопроект выносится на рассмотрение в четвертый раз. Однако в "Еш Атид" заявляют, что теперь есть реальный шанс, что он будет утвержден.
По заявлению авторов законопроекта, в коалиции есть несколько депутатов, которых называют "путчистами", и возможно, кто-то из них поддержит законопроект.
Помимо прочего, называют имя депутата Рахель Азария ("Кулану"), с которой в настоящий момент ведут переговоры представители оппозиции.
Ранее сообщалось, что оппозиция и коалиция отменили все поездки депутатов за границу на ближайшее время в связи с напряженной борьбой в Кнессете.
В прошлом имело место сотрудничество между ультраортодоксальными фракциями и Объединенным арабским списком, в частности, в торпедировании закона о муэдзинах. В политической системе предполагают, что ультраортодоксы попытаются убедить арабских депутатов голосовать против закона о работе общественного транспорта в шабат или, по крайне мере, не участвовать в голосовании.

Фото: Carlos Edua Россия вооружает Венесуэлу, а народ бежит из страны


Фото: Carlos Eduardo Ramirez, Reuters

Россия вооружает Венесуэлу, а народ бежит из страны


В начале ноября произошли два события, на первый взгляд, между собой никак не связанные.
Во-первых, Агентство Reuters сообщило о безуспешной попытке правительства Николаса Мадуро вырвать из цепких лап британского империализма, в лице Bank of England, 550 миллионов долларов в золотых слитках (весом 14 тонн), которые в нем хранятся. На вопрос банка о том, на какие нужды Венесуэла намерена потратить эти запасы, представители Центробанка этой страны не ответили.
А во-вторых, примерно в это же время, крупнейший российский банк оказался замешанным в мошеннических схемах по выводу 1.2 млрд. долларов из нефтегазовой компании, и в даче взятки в 2 миллиона топ-менеджеру венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA — взамен на приоритетный статус в предоставлении кредитов совместным предприятиям, выступающим партнерами PDVSA.
Ранее, год назад, Россия широким жестом предоставила Венесуэле отсрочку до 2027 года по выплате долгов за кредиты на 3.5 миллиарда долларов. Их в свое время выдали для оплаты поставок российского оружия. И эти кредиты, скорее всего, никогда не будут возвращены.
Добавим еще одну деталь: Венесуэла концентрирует свои вооруженные силы на границе с Колумбией. Об этом с тревогой пишет колумбийская пресса.
«Пазл» складывается: все вертится вокруг интересов России, утверждающейся в Латинской Америке, и особенно в Венесуэле, которая богата нефтью. А Венесуэле, в свою очередь, нужны деньги и кредиты для приобретения оружия.
Братство по оружию
Еще в апреле министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино Лопес заявил в интервью агентству «Спутник», что «сотрудничество между Россией и Венесуэлой углубляется с каждым днем. Мы получили поддержку от президента Российской Федерации Владимира Путина во всем, что касается защиты от агрессии, направленной против Венесуэлы. И мы, в свою очередь, также поддержим Россию во всем, что касается нападок на нее». Лопес имел ввиду международные санкции против венесуэльских официальных лиц, а также высылку российских дипломатов из европейских стран и США.
Россию и Венесуэлу, как считают эксперты, роднят схожие разногласия с американцами. Потому эти две страны развивают военное сотрудничество. Предполагается, что российско-венесуэльский альянс может расцвести столь пышным цветом, что российские военнослужащие смогут действовать на территории Венесуэлы, а военные Венесуэлы — оказывать помощь россиянам в «горячих» точках. Подтверждением этому можно считать и сам факт встречи министров обороны Венесуэлы и России, которая состоялась в Москве на VII Международной конференции по безопасности. Там речь шла, в частности, о передаче современных военных технологий Каракасу; о возобновлении строительства завода по производству АК-103; и о создании имитационного учебного центра для обучения вертолетчиков.
Попутно, правда – под сурдинку, как говорится,  «затерялось» среди многочисленных сообщений о тесной дружбе Венесуэлы и России дело экс-сенатора от Белгородской области Сергея Попельнюхова, прикарманившего более миллиарда рублей (17.4 миллиона долларов) из денег, которые венесуэльцы выплатили за строительство у себя завода по лицензионному производству автоматов АК-103 и патронов к ним: дело в том, что подрядчиком «Рособоронэкспорта» выступала компания «Стройинвестинжиниринг СУ-848», в которой генеральным директором служил тот самый Попельнюхов. Но вот его приговорили к семи годам колонии, стороны вновь поклялись друг другу в дружбе, а завод по производству «калашей» должен быть введен в строй уже в следующем, 2019 году. Он начнет работать в городе Маракай, штат Арагуа, на севере Венесуэлы.
По данным, которые приводит колумбийская газета «Эль Тьемпо», за последние десять-двенадцать лет Россия поставила Венесуэле 24 истребителя-бомбардировщика Су-30, более ста тысяч автоматов Калашникова (АК-47), 5 тысяч ракет класса «воздух-воздух», а также вертолеты Ми-28, Ми-26, Ми-35 и Ми-17.

Фото: Reuters

Согласно данным SIPRI – Стокгольмского института исследования проблем мира – в 2012-2016 годах Россия занимала 1-е место по объему экспорта вооружений в Венесуэлу с долей 74 %.
Дополнительные данные по военно-промышленному сотрудничеству между Россией и Венесуэлой можно найти также на веб-сайте newsruss.ru. Правда, сведения ограничиваются 2016 годом. Но и те, что приведены в открытом доступе, впечатляют. Вот, в частности, что там написано:
«Венесуэла занимает лидирующее место в Латинской Америке по импорту российских вооружений. Так, к середине 2013 года общий объем подписанных контрактов оценивался в 11 млрд. (в 2001—2013 годах «Рособоронэкспорт» поставил в страны этого региона вооружений и услуг военного назначения на общую сумму $14,5 млрд). В настоящее время вооруженные силы Венесуэлы почти полностью оснащены российской техникой (кроме транспортной авиации и флота)».
Венесуэла: новый исход
Венесуэльский валютный запас резко сократился, поскольку существующие санкции США фактически заблокировали правительству президента Николаса Мадуро возможности заимствования на международных рынках. Более того, план по вывозу золота из Британии не может быть осуществлен еще и по причине трудностей с получением страхового полиса на эту перевозку,  а он необходим для перемещения любого крупного золотого груза. Но никто пока, похоже, не готов страховать страну-банкрот.
В это же время, на территории одной из богатейших стран мира происходит самый большой гуманитарный кризис за всю ее историю, сопровождающийся крупнейшей массовой миграцией населения в современной истории Латинской Америки. Эта миграция сопоставима, по данным ООН, разве что с недавним перемещением африканских и арабских беженцев в страны Средиземноморья и Западной Европы.
Ближайшая к Венесуэле Колумбия приняла на себя самый большой удар. В этой стране, по последним данным, уже ютятся более полутора миллиона венесуэльских беженцев. Ежедневно от 200 до 300 человек, целыми семьями с детьми, с грузом или налегке, пешком или автостопом, отправляются из приграничного колумбийского города Кукута, пытаясь добраться до Эквадора, а если останутся силы, то и до столицы Перу – Лимы, и дальше.
Это путешествие длиной, как минимум, в 3500 километров! На границах коллапс, вдоль Панамериканском шоссе – палатки и баулы. В Эквадоре находятся сейчас около 600 тысяч переселенцев, в Перу 410 тысяч, до Чили добрались 240 тысяч, в Аргентине 120 тысяч, в Бразилии 59 тысяч. А всего, вместе с США, Мексикой, Панамой и Испанией число венесуэльцев, покинувших родину, составило, по данным портала Infobae за сентябрь 2018 года, 3.029.240 человек. И их количество неуклонно растет. Правительства стран, принявших венесуэльцев, проводят беспрецедентные компании по организации потока мигрантов, обеспечению их медицинской и другой помощью, легализации их статуса.
Соцопросы показывают, что 40% населения Венесуэлы намерено из этой страны уехать. Эти люди бегут от голода, непредсказуемости, отчаяния. Не считая венесуэльских уголовников, которые в других странах стали причиной ухудшения показателей криминальной статистики. Этих-то, если верить слухам, распространяющимся в Венесуэле, поощряет к отъезду само правительство – по примеру Фиделя Кастро, отпустившего когда-то восвояси кубинских тюремных сидельцев. Дабы дискредитировать всех венесуэльских мигрантов.
ООН объявила о том, что намерена создать команду во главе с экспертами из Агентства по делам беженцев и Международной организации по миграции, которая займется оказанием помощи странам, принимающим беженцев. В первую очередь – Колумбии.
И лишь президент Венесуэлы Николас Мадуро считает, что нет никакого кризиса и эмигранты «бегут из рая с карманами, набитыми долларами». Именно так он высказался, выступая на недавнем Конгрессе революционной молодежи в Каракасе. И добавил, что это «глупая кампания против Венесуэлы, потому что нам хотят навязать миграционный кризис». Он уверен также, что с помощью «фальшивой информации о бегстве нашего народа враги готовят государственный переворот или империалистическую агрессию».
А что думают о происходящем сами граждане Венесуэлы? Три женщины, представительницы разных социальных слоев, согласились поделиться с «Деталями» своими мыслями и историями их непростой жизни.
Крах иллюзий: популистская экономика
Сари Леви живет в Каракасе, столице Венесуэлы. Она – экономист международного уровня, профессор Центрального Университета Венесуэлы, специалист по финансовой макроэкономике. Проводила исследования в США и Италии, публикует свои работы в США, Испании и Колумбии, заседает в руководящем комитет Национальной Академии Экономических Наук Венесуэлы.
–В стране внедряется новая модель управления страной, под лозунгом чавистской «социалистической революции ХХI-го века». Демонтируются прежние государственные институты, а новые уже проявили себя в непрозрачном и неэффективном управлении казной, – поясняет она в интервью «Деталям». – И вот, что творится в экономике: гиперинфляция, разрушение почти всех производственных цепочек, обширная нехватка продуктов, искажение системы ценообразования, быстрое снижение стоимости национальной валюты, ухудшение качества основных услуг, крах национальной нефтяной промышленности, истощение международных резервов до исторического минимума, неспособность совершать платежи по долгам, изоляция от мировых финансовых центров.
За пять лет экономические показатели упали почти наполовину, сегодняшняя экономическая депрессия гораздо жестче той, что мир пережил в двадцатые годы прошлого века, и той, что недавно обрушилась на Грецию.
Обычно такие высокие уровни деградации наблюдаются во время вооруженных конфликтов или в странах с переходной экономикой. Гиперинфляция в Венесуэле намного превосходит подобные показатели в странах Латинской Америки и опасно приближает нас к Зимбабве. Прогнозы указывают, что инфляция к концу 2018 года в 4 миллиона процентов! Уровни задолженности более чем в пять раз превышают годовой экспорт страны, а государство и национальная нефтяная компания PDVSA накопили в этом году более пяти миллиардов долларов непогашенных платежей держателям облигаций. Ощущается сильная нехватка наличных денег.
Нынешний президент Венесуэлы виновниками гиперинфляции считает «экономическую войну, развязанную США», «колумбийскую мафию» и «олигархов» – тех, кого он обвиняет в спекуляции, контрабанде и сверхприбылях. Добавьте сюда и мощнейшую идеологизацию всех социальных и политических конфликтов. А ведь еще 20-25 лет назад Венесуэла была стабильной демократией, терпимой к политическим и религиозным различиям, без серьезных конфликтов с соседями. Но сейчас все наоборот. Из страны, принимавшей мигрантов, теперь бегут ее жители. Популистский дискурс Чавеса в совокупности с ростом цен на нефть в 2004-14 гг. и централистской, распределительной моделью управления в обмен на идеологическое подчинение, в конечном итоге, и покончили с экономикой, — говорит Сара Леви.
Крах иллюзий: депортация нелегалов
Карине Эрнандес — 35, она была вынуждена уехать из страны с мужем, гражданином Колумбии, и двумя детьми.
– У меня была своя парикмахерская. Но когда начался дефицит продуктов, стало не хватать зарплаты, стали национализировать магазины и фабрики у тех, кого считали «олигархами», люди понемногу начали покидать Венесуэлу, — вспоминает она в беседе с «Деталями». – А однажды правительство Мадуро решило депортировать и граждан Колумбии, годами живших в районах городов Сан-Антонио и Уренья в штате Тачира, на границе с Колумбией. Их всех, поголовно, обвинили в милитаризме и контрабанде.
Это было в 2016 году — безо всякого предупреждения, представители полиции и Национальной гвардии приехали и стали помечать дома в пограничных городках буквами «D»: Demoler, значит, «разрушить», и «R»: Revisada, значит, «проверено».
Это называлось «Операция народного освобождения». Колумбийцев, многие из которых сами были жертвами партизан, выгоняли из домов, сажали в автобусы и увозили к границе. Если не ошибаюсь, двадцать тысяч человек тогда были депортированы в течение 15 дней. Им пришлось пересечь вброд пограничную реку Тачира, чтобы снова попасть в Венесуэлу и попытаться вернуть хотя бы что-то из вещей – невзирая на задержания и повторные высылки.
В основном, это были, конечно, нелегалы, но дети их уже были венесуэльцами. В один день людей лишили жилья, работы, налаженного годами быта. Грубо разрушили многие смешанные семьи. Что творилось в те дни на границе – трудно описать.
У моего мужа документы были в порядке, но он тогда сказал, что это переполнило чашу терпения и ситуация будет только ухудшаться. А потом уже и венесуэльцы стали прорываться через границу в Колумбию – в поисках медицинского обслуживания, пищи, лекарств, детского питания…
– Как происходит процесс отъезда?
– Если у тебя есть паспорт и деньги, это решает много проблем. Но часто люди уезжают без паспорта, только с удостоверением личности венесуэльца. А то и вообще без документов. Ищут проводников, чтобы не пересекать границу на погранпунктах. Пешком, по тропинкам. На велосипедах. Власти, конечно, все знают. Автостопом, на автобусах, своих машинах или мотоциклах. На билеты на самолет у многих, естественно, не было денег. Те, кто добрался до Аргентины или Уругвая – это, в большинстве, люди, у которых  уже были там родственники, которые помогли с билетами. Беременные женщины едут рожать в Бразилию, потому что в Венесуэле нет лекарств и перевязочных материалов.
Когда моему младшему сыну было два года — примерно шесть лет назад, дефицитом в Венесуэле стали детские подгузники. А сейчас даже простых продуктов нет. Хотя я никогда раньше не видела пустых полок в магазинах. Никогда не думала, что это случится с Венесуэлой.
Крах иллюзий: «помощь» России
Муж Татьяны Родригес работает в нефтяном бизнесе, а сама она владеет турагентством, так что проблем с деньгами в этой семье нет. Татьяна предпочла уехать из Венесуэлы в Москву, где ранее училась.
– Нужно объехать несколько магазинов в поисках еды — полки заполнены только чипсами, – вспоминает она. – Даже пиво пропало, когда закрылся завод «Полар», а он производил, кроме пива и колы, еще и майонез, без которого венесуэльцы жить не могут. На острове Маргарита, откуда я родом, супермаркет открывается в 11 утра, а с 9 утра к нему вырастает огромная очередь. И люди, как когда-то в СССР, не знают, что будут давать. Определенное количество в одни руки — зубной пасты, туалетной бумаги, стирального порошка… Часто мою машину на шоссе останавливали гвардейцы и «приватизировали» продукты, которые я везла. Это же абсурд, что я не могу привезти на домой больше одного пакета кофе, который у нас же и выращивается! Как пачка риса может стоить пять долларов там, где его производят, где это базовый продукт питания?
А знаете, как воришки определяют, есть ли у человека с собой деньги? Смотрят на размер сумки, с которой он идет. Сто долларов – это небольшой рюкзак, набитый «боливарами». Огромная денежная масса, которая ничего не стоит. В банкоматах есть ограничения по выдаче наличных – 15-30 тысяч в день. За эти деньги можно разок на такси прокатиться. Туристический бизнес в Венесуэле почти умер, когда авиакомпании «Люфтганза», «Алиталия» и другие стали отменять полеты, и сильно сократилось количество внутренних перелетов.
– Какой была Венесуэла до кризиса?
– Расслабленной страной. К нам ехали за пластическими операциями, а подарком для девочки из семьи среднего класса на 18-тилетие могла быть операция по увеличению груди. Чавес ввел продуктовые соцпакеты для бедных, в которые входило растительное масло, мука, мясо. Существовало социальное жилье, квартиру малоимущие могли приобрести в рассрочку, платя в месяц около 20 долларов. Его у нас, кстати, белорусы строили… Все это, вроде бы, прекрасно – но когда государство начинает контролировать цены и указывать коммерсантам, какой заработок они должны иметь со своего бизнеса и за сколько продавать свои товары, это ведет только к разорению. После смерти Чавеса как раз и стало очевидно, что экономика не работает, когда выстроена таким насильственным образом. Иллюзии развеялись. Коррупция плюс знакомства – только так делались дела.

Венесуэльский военный на фоне российского военного корабля в порту Ла-Гуайра. Фото: Jorge Silva, Reuters. 2008 г.

Исчезли лекарства. Перестали закупаться антибиотики. Полностью разрушена вся система медицинского снабжения. Закрылись крупные заводы, которые производили кукурузную муку, соки, пиво. Мобильная связь на грани коллапса. Закрылись многие национализированные государством банки и торговые сети. Невозможно стало купить простой шампунь. Загранпаспорта тоже стали недоступны. Якобы, нет материалов для их выпуска, так как перестали производить и ввозить расходные материалы – пластик, бумагу. Но на самом деле это делается намеренно, чтобы не выпускать людей из страны. Продукты питания везут контрабандой из Колумбии – мясо, молоко… Фермерам приходилось забивать скот, потому что невозможно было достать корма.
– Вы сейчас живете в России, но не теряете связей с Венесуэлой, и могли наблюдать за тем, как развивались отношения между двумя странами. Какие они сейчас?
– У России, конечно, до сих пор есть интересы в Венесуэле. Не зря глава «Роснефти» Игорь Сечин к нам катался так часто в 2010-2013 годах. Я читала, что в совместную разработку двух нефтяных месторождений в Оринокии Россия вложила около 17 миллиардов долларов.
Венесуэла зависит от России, и России это выгодно. При такой ситуации в экономике от кого-то зависеть придется, чтобы не умереть, но не от Трампа же нам зависеть, если мы идем к социализму? И вот – возобновили строительство заводов по производству автоматов Калашникова и боеприпасов, замороженное за растраты в 2014 года. Вообще, покупать оружие вместо того, чтобы навести порядок в стране, я думаю, нужно Мадуро для того, чтобы удержать власть. Кто ему может угрожать, кроме собственного народа, который он морит голодом? Он окружен гвардейцами, а оппозиции нет.
Есть еще один момент, который меня смущает в отношениях России и Венесуэлы. Несколько лет назад в Россию было вывезено огромное количество наличных боливаров. У Мадуро тогда было очень шаткое положение, на него даже покушались в зале Национальной Ассамблеи. И он готовился уехать из страны. А куда он еще мог выехать, как не в Россию, которая его поддерживала? Есть информация, что были переведены в Москву огромные суммы боливаров. За три года, с 2014 по 2017-й, около 300 миллиардов. Все это можно было сделать только на высшем уровне. На уровне правительства. Так как оборот национальной валюты за пределами Венесуэлы запрещен. Понятно, что боливар сильно обесценился, но ко мне уже несколько раз обращались заинтересованные люди – узнавали, есть ли у меня качественные контакты, с кем можно пообщаться на эту тему.
– Это были венесуэльцы или русские?
– Европейцы и русскоговорящие. Тогда можно было выручить огромные деньги за контейнеры вывезенной валюты. Так как официального обмена не существует, это можно сделать только на уровне правления банка, потому понятно, что этим занимались высокопоставленные персонажи. Ко мне попала информация, что у Мадуро здесь очень большой капитал – естественно, без названия банка и без имен.
Это продолжалось очень долго. Сначала шли разговоры о мелочах, потом самолетами стали вывозить. Хотя обычному человеку не дадут вывезти даже чемодан. Везде в аэропорту Венесуэлы, включая вход на борт самолета, существует жесткий контроль. Потому тому, кто это делал, были созданы условия.
Часть денег вывезли, вероятно, и российские компании, которым за услуги платили боливарами. В прессе мелькала информация о «Роснефти» и о КАМАЗе, которые работают с Венесуэлой: они столкнулись с проблемой обмена боливаров в доллары, и им пришлось вывозить наличность. И хотя боливары стоят дешевле бумаги, на которой напечатаны, они появились потом и в Украине, и в Швейцарии, и в Испании, и в Калифорнии… Однако я знаю, что в Москве покупали боливары по любому неприлично высокому курсу. Видимо, кому-то они здесь, в России, были очень нужны.
Марк Котлярский, Евгения Слюдикова, «Детали». Фото: Carlos Eduardo Ramirez, Reuters К.В.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..