среда, 13 января 2016 г.

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКИХ ПЕСЕН

«Я ИГРАЮ, СКОЛЬКО ВЫ ХОТИТЕ...» ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКИХ ПЕСЕН..

Воскресенье, 05 Апреля 2015 
«Я играю, сколько вы хотите...»
 
(из истории еврейских песен и одесского фольклора)
 
 
Израильтяне шутят, что если в Тель-Авив приезжает еврей без скрипки, значит он пианист. Шутка не далека от истины. Слова «еврей» и «музыкант» давно стали почти синонимами, а само понятие «еврейская музыка» - синонимом музыки мировой. Да и как иначе? Ведь «брачуется» добрая половина человечества под «Свадебный марш» Мендельсона, донские казаки распевают песни Александра Розембаума как «народные», а «национальным классиком» Америки является выходец с Украины Джордж Гершвин. Одним словом, без еврейской музыки миру пришлось бы сегодня туго.
 
Но если Бродвей предпочитает мюзиклы Латайнера и Гольдфадена, Россия - Розенбаума и Шуфутинского, то Германия - музыку клезмер. В ресторанах, где он звучит, вечерами нет свободных мест; клезмер записывают на СD, играют в театрах, а известный на всю страну фаготист Жора Файдман выступает даже с симфоническими оркестрами.
 
Что же такое - этот загадочный клезмер и в чем сила его притягательности?
 
С КЕМ ПОВЕДЁШСЯ...
 
Плейлист еврейских песен - 43 трека, клезмер
 

 
В старину клезмерами в еврейских общинах Германии, Австрии и Польши называли народных музыкантов. Первые документальные упоминания о клезмерах относятся к началу XVI века - к воспоминаниям познаньского раввина Минца, который подробно описал обряд еврейской свадьбы, уделив большое место сведениям о музыке и музыкантах.
 
Играли клезмеры на самых разнообразных инструментах. Вот как описывает одну такую капеллу Шолом-Алейхем: «... Оборванные, босые, ребята эти... играли кто на скрипке, кто на альте, кто на контрабасе, на трубе, на флейте, на фаготе, на арфе, цимбалах, балалайке, на барабанах и тарелках. Были среди них и такие, что умели исполнить самую сложную мелодию на губах, на гребенках, на зубах, на стаканчиках или горшочках, на куске дерева и даже на щеках». Говоря проще, еще в XVIII-XIX веках в еврейских общинах различали только два типа оркестров - «громкие» и «тихие». В состав «громких» входили духовые и барабан, а в состав «тихих» - фагот и скрипки.
 
Жанры клезмерской музыки были столь же разнообразны, как и музыкальные инструменты: танцевальный фрейлехс, обрядовые калебазецн и цум тиш, близкий фрейлехсу хосид и гас-нигн - уличный напев. При этом чисто еврейскими является отнюдь не большинство жанров из репертуара клезмеров. Уже в XVI веке в Германии и Австрии в репертуаре еврейских капелл были чисто немецкие спрингданс и умгеендерданс. А в славянских странах - добрыдень, добраночь, дойна, скочна, плескун, болгар, жок - в общем, «с кем поведешься»...
 
ВОСПЕТЫЕ КЛАССИКОЙ
 
 
«Когда клезмеры играют «прощальную» для невесты, покидающей отчий дом, женщины обливаются слезами, девушки падают в обморок, сваты сидят как зачумленные, а у жениха отнимается речь», - писал известный публицист XIX века. В те времена клезмерские капеллы пользовались огромной популярностью во всех европейских провинциях. Большинство клезмеров не знали нотной грамоты, но славой могли померяться и со звездами сцены. О «модных» в его родном Тихвине еврейских музыкантах рассказывал в своих воспоминаниях даже великий Римский-Корсаков.
 
Поистине легендарно имя выходца из старинной клезмерской династии - «галицкого Паганини» скрипача Иосла Друкера по прозванию Стемпеню.
 
А Сендер Певзнер, игравший когда-то в знаменитой одесской пивной «Гамбринус"? Послушать его скрипку приходили не только биндюжники с Молдаванки и бедные студенты, но и отдыхающие господа из столиц. Кстати, писатель Александр Иванович Куприн дружил с ним и описал Сашку-скрипача, как называли Певзнера поклонники, в одном из своих рассказов.
 
Случалось, что клезмеры становились и профессиональными музыкантами. Так, клезмером был поначалу знаменитый Пейсах Столярский - создатель уникальной методики развития одаренных детей и первый учитель гениального скрипача Давида Ойстраха.
 
Разумеется, столь громкой славы удостаивались немногие. Но большинство клезмеров вовсе и не думали о ней. «Я играю, сколько хотите. Я люблю играть людям» - говорил герой Константина Паустовского старый скрипач Моисей Чернобыль.
 
«На Молдаванке музыка играет...»
 
Плейлист.  43 видео одесских песен.
 

 
 
К XVI веку репертуар клезмеров насчитывал сотни произведений, о чем свидетельствует рукописный сборник, составленный Айзиком Валихом.
 
В России синонимом еврейской песни стал одесский фольклор - явление, как считают специалисты, уникальное, не изученное, но принятое как данность. В свою очередь и все одесские песни, в том числе и написанные профессионалами, зачастую ассоциировались с еврейскими.
 
Так было с легендарной песней «Ужасно шумно в доме Шнеерсона», построенной на анекдотических реалиях быта начала 1920-х годов. Её автор - действительный член Литературно-Артистического Общества, одесский литератор Мирон Ямпольский, был человеком интеллигентным и, разумеется, не изъяснялся на языке героев своей «Одесской свадьбы». Но, искусно стилизовав сатиру под фольклор, Ямпольский выпустил её в жизнь и с годами она действительно стала фольклором.
 
Подобная же судьба постигла и песенку Леонида Утесова «Как на Дерибасовской угол Ришельевской», которую он написал в 1917 году для своей юмористической программы «Одесские новости». Во уже почти сто лет она живет в качестве народной, игнорируя сочинителя.
 
Отнюдь не является фольклорной и песенка про танцевальную школу Соломона Шкляра. Она принадлежит перу знаменитого в 1910-х годах на всю Россию исполнителю юмористических миниатюр Владимиру Хенкину. Очевидцы рассказывали, что когда он исполнял куплеты про одесских обывателей, приобщающихся к танцевальной моде («Кавалеры приглашают дамов, ( Там, где брошка - там перед»), зал лежал от хохота. Успех номера был сногсшибательным. Публика буквально «вынесла» песню на улицу, а сегодня она звучит со сцены в спектакле Марка Розовского «Песни нашей коммуналки» как фольклорная.
 
Впрочем, шарм взросшей на клезмерской музыке одесской песни был и остается настолько сильным, что иногда и сами авторы охотно приписывают своим сочинениям фольклорность. Так, поэт Евгений Агранович и композитор Борис Смоленский, написавшие перед войной известную в то время песню «Родимая моя Одесса-мама», утверждали, что их мелодия - «одесско-еврейская».
 
ОТ ПРИВОЗА ДО БРОДВЕЯ
 
 
В августе 1857 года Новороссийский генерал-губернатор граф Строганов издал предписание «о недопущении на одесских улицах еврейским свадьбам ходить с... музыкой». По сути, этот бессмысленный акт положил начало затянувшейся почти на полтора столетия грустной истории исхода одесских евреев из родных мест.
 
Но песни - это не могилы предков, их можно увезти с собой. Разлетевшись по разным странам и континентам, клезмерские мелодии и одесские куплеты прижились на чужбине и зажили новой жизнью.
 

 
 
/автор Вера Бурлуцкая/

ПРИНЦИПЫ МЕРЕЦ

Всего этих принципов 17. На первом месте - мир между Израилем и палестинцами, а предпоследний - ШЕСТНАДЦАТЫЙ... ВНИМАНИЕ!
ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ИЗРАИЛЯ. Последний принцип - охрана окружающей среды.
 Судя по всему, эта партия (член Социнтерна) считает, что Еврейскому государству никто не угрожает, и его безопасность в таком же порядке, как и окружающая среда.
 Ничего не поделаешь - главное в деятельности социалистов - ложь, причем не на длинных ногах, а на ходулях.
ХАМАС не запускает ракеты по Израилю, Иран никогда не грозил  уничтожением " сионистскому образованию", террористы ведут себя тихо и т.д.  Всё это неважно. Главное, как можно быстрей заключить мир с палестинцами, вроде предательского, преступного мира, заключенного агентами МЕРЕЦ в Осло.
 Беда, собственно, не в этой партии, не в ее принципах, а в том, что партия эта, откровенных агентов врагов Израиля, имеет шесть мест в Кнессете. Значит, пользуется достаточно активной поддержкой избирателей. Их много, очень много для страны, постоянно воющей; стране, в окружении врагов, стране, которая находится под упрямым нажимом Интернационала юдофобов. Внутри Израиля существует партия НЕНАВИСТИ евреев к евреям. Главный враг МЕРЕЦ - поселенцы и ортодоксы, а не те, кто грозит Еврейскому государству гибелью, и не только на словах, но и на деле.
 Мне часто говорят, что живучесть МЕРЕЦ - на уровне психологии. В каждом обществе есть прослойка  корыстолюбцев, малодушных и трусов. Но в таком случае, почему Израиль уничтожил партию мужества и патриотизма - КАХ и спокойно относится к партии трусов и патриотов арабского дела? Видимо, потому что за мужеством и патриотизмом - гибель Еврейского государства, а за малодушием, продажностью и трусостью - его процветание?
Говорят, что свобода слова - дойная корова демократии, да и поклонников МЕРЕЦ не так уж много. Верно, но, чтобы открыть ворота крепости и пустить в город врага нужен всего ОДИН предатель.
 Считается, что терпимость к МЕРЕЦ - неизбежный поклон в сторону демократического Запада. Как выясняется, спонсоров МЕРЕЦ. Вернее всего, это так. Но как здесь не вспомнить о поведении того же Запада в годы Холокоста. Трудно после этого поверить, что демократы США и социалисты Европы - подлинные друзья Израиля.
 Что-то, впрочем, начинает происходить. Тайное прежде, да и то относительно, становится явным. Глядишь, и денежные потоки в карман МЕРЕЦ станут не такими обильными, а там, глядишь...
 Впрочем, радоваться преждевременно, да  раскол в рядах левого Израиля идет на пользу Еврейского государства. Пусть борются за "палестинское дело". Только одно необходимо: партия эта должны быть под пристальным контролем общества, СМИ и полиции. Малодушный и трус опасней прямого врага, так как наносят удар в спину и в самый решающий момент

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ИСЛАМСКАЯ

 Автор: Александр Майстровой 30 комментариев

В шаге от Первой мировой исламского мира

Иран и Саудовская Аравия близки к решающему раунду противоборства. Перед Израилем стоит непростая задача: остаться "ближневосточной Швейцарией" и способствовать победе суннитской коалиции.
Разрыв дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией — еще один (скорее всего, необратимый) шаг на пути к глобальной войне между двумя государствами. Войне, которая, по сути дела, уже давно идет — пока еще скрытая и замаскированная, в Йемене, Сирии, Ираке и Бахрейне, посредством спецслужб и марионеток, этнических меньшинств и проповедников, фетв и альянсов. Все эти сполохи — лишь предвестие фронтального конфликта.

Возвращение Персидской империи

В июле прошлого года, сразу после подписания "Obama deal" — ядерной сделки с Тегераном — саудовский принц Бандар бин-Султан, бывший посол в США и экс-глава разведки, заявил: страны Персидского залива готовы атаковать иранские ядерные объекты. Даже если Америке это не понравится.
Ни в одной стране дипломат, даже отставной, столь высокого уровня не может позволить себе подобных высказываний, если за ним не стоит правящая элита. Тем более, в кастовой теократии, коей является Саудовская Аравия. Действительно, по информации СМИ, за ним стоял король — Салман аль-Сауд.
Угрозы саудитов не были всплеском эмоциональным раздражения. То был ответ Ирану, его заносчивости и нескрываемой воинственности, непомерно возросшей после ядерной сделки и фактического карт-бланша Вашингтона на гегемонию в регионе.
В марте 2015 года Али Юнис, советник Али Хаменеи, провозгласил, что Иран возвращается к временам Персидской империи: "Восточное Средиземноморье исторически было частью Персидского государства. Иран вновь превращается в империю со столицей в Багдаде".



В сентябре 2014 года нечто подобное прозвучало из уст депутата от Тегерана в меджлисе Али Резы Закани. После перехода Саны в руки мятежников хути, сказал он, Иран контролирует уже четыре арабские столицы — Багдад, Дамаск, Бейрут и Сану. Багдад и Дамаск, как мы помним из истории, — древние столицы Аббасидов и Омейядов, знаковые центры исламского мира. 

Али Шамхани, секретарь Высшего национального совета безопасности Ирана, похвалялся: Иран уже утвердил свое военное присутствие на обоих концах "шиитского полумесяца" — на берегах Средиземного моря и Баб-эль-Мандебского пролива, соединяющего Красное море с Аденским заливом.

Эти заявления, с их помпезностью и восточной велеречивостью, смысл которой не вполне точно воспринимается человеком Запада, абсолютно понятен саудовским принцам, кувейтским шейхам и эмирам Дубая. Иран воссоздает древнюю империю, с шиитской теократией и ядерной бомбой. И в этой империи им, принцам, шейхам и эмирам, будет отведена роль покорных вассалов, а суннитам — мусульман второго сорта.

Сужающееся окно возможностей

В силу удачно сложившихся обстоятельств, вызванных, прежде всего, провальной политикой Запада, Иран, впервые со времен династии Сассанидов в VI-VII веках нашей эры, находится на пороге вожделенной мечты — гегемонии на Ближнем Востоке и Аравийском полуострове.
Препятствия сметены с пути аятолл. Америка уничтожила режим Саддама Хусейна — "сторожевого пса" Ирана, а затем ушла из разрушенного ею Ирака, приведя к власти шиитов. На этом она не остановилась и сняла с задыхающегося от нехватки средств Ирана санкции.
Арабский мир бьется в лихорадке мятежей, войн и смут. Турция, древний соперник персов, несмотря на демагогию Эрдогана, не готова выступать в качестве региональной супердержавы. Запад беспомощен и парализован мифами политкорректности. Единственный сильный сосед, Россия, — союзник Тегерана.
Проблема в том, что "окно возможностей" может в любой момент закрыться. Цены на нефть падают, а значит, сокращается приток доходов в казну. Чтобы восполнить недостаток средств, Ирану нужно утвердить контроль над всеми нефтяными ресурсами Ближнего Востока, включая эмираты и Саудовскую Аравию, где нефть, по прихоти Аллаха, сосредоточена именно в местах концентрации шиитов. 

Иран переживает демографический спад. Рождаемость здесь — такая же, как в Европе, меньше чем два ребенка на женщину. При такой ситуации в долгосрочном плане иранцам не выдержать состязания с арабами.




Ядерная бомба в наше время — уже давно не нечто эксклюзивное. Нужны только средства. У саудовцев они есть, и вскоре и это преимущество Ирана будет утеряно.

Наконец, если к власти в США придет сильный президент, сделка будет поставлена под угрозу, а то и отменена вовсе.
"Окно возможностей" измеряется не десятилетиями, а годами. Иран должен действовать, и действовать быстро. В противном случае шанс будут упущен безвозвратно. Запугать, парализовать волю арабских режимов, сломить их посредством революций, расколоть, привести к власти шиитов там, где они значительное меньшинство или даже большинство, как в Бахрейне, — вот задача аятолл. Они не могут позволить себе войну на истощение, как СССР или Китай во время "холодной войны", и должны мобилизовать все силы для достижения цели.

Шиитские революции на конвейере 

На протяжении всех последних лет Иран готовился к "часу Ч". Еще в 2011 году шииты Бахрейна были близки к тому, чтобы свергнуть правящую монархию, и спасли ее только штыки саудовцев.

В июне 2015 года власти Бахрейна обнаружили подпольное предприятие по производству взрывчатки и раскрыли иранскую сеть, планировавшую совершить теракты в Бахрейне и Саудовской Аравии. Взрывчатка, по утверждению главы полиции княжества генерал-майора Тарика аль-Хасана, — та, что используется бойцами КСИР в Ираке и Афганистане.
В сентябре прошлого года глава МИДа Бахрейна Халид бин-Ахмад аль-Халифа заявил, что Иран — не меньшая угроза безопасности арабских стран, чем "Исламское государство".
В Кувейте, где шииты составляют треть населения, также была раскрыта сеть Ирана и "Хизбаллы".
В ноябре 2015 года ячейка "Хизбаллы" была обнаружена и в Саудовской Аравии, после чего Эр-Рияд внес 12 лидеров "Хизбаллы" в "черный список".
Шиитский богослов Нимр ан-Нимр, казнь которого стала причиной разрыва дипотношений, давно уже был неформальным агентом Ирана и зачинщиком беспорядков. В марте 2011 года шииты, составляющие около 15% населения страны, учинили беспорядки в Эль-Катифе, приведшие к столкновениям с полицией, а в октябре того же года по восточной провинции, где сконцентрированы нефтеносные поля, прокатились массовые волнения, спровоцированные выступлениями ан-Нимра.
Задолго до нынешних событий аятоллы начали готовиться к "блицкригу" на Аравийском полуострове. Сперва они договорились с княжеством Оман, которое контролирует узкий перешеек на другом конце Ормузского пролива, о передаче Тегерану в обмен на выгодное торговое соглашение стратегической высоты Рас Мусандам.
Располагая Рас Мусандамом, Иран получает полный контроль над Ормузским проливом и плацдарм для продвижения вглубь Аравийского полуострова. Любопытно, что сделка эта была достигнута при активном посредничестве США. Воистину, когда Бог решает наказать кого-то, то лишает его разума…



Следующим лакомым кусочком стал Йемен, граничащий с провинциями Джизан, Наджран и Асир Саудовской Аравии, населенной шиитами. Если бы хуситы подчинили себе страну, она стала бы опорным пунктом для вторжения вглубь Саудовской Аравии, ее раскола и уничтожения. Военная операция в Йемене приостановила эти планы, но исход борьбы еще далек до завершения.

В Ираке Тегеран обеспечил влияние через шиитское правительство, в Сирии сумел при поддержке России и "Хизбаллы" удержать у власти и даже укрепить шатающийся режим Асада. Саудовская Аравия и ее союзники зажаты в клещи, разомкнуть которые им пока полностью не удается. Однако исход противоборства еще неясен — у саудовцев есть свои козыри, и немалые.

Саудовские козыри

Козырь первый — суннитские государства во главе с Египтом, ведущей военной державой арабского мира.
Еще в 2011 году министр иностранных дел Египта Набиль аль-Араби, впоследствии — генсек Лиги арабских государств, обозначил "красную черту" для Ирана. Каир не допустит посягательства на суверенитет княжеств Персидского залива, заявил он. Это предостережение было сделано, несмотря на дружеские отношения между Ахмадинежадом и "Мусульманскими братьями" во главе с Мурси.
С того времени политика Каира претерпела немалые изменения, и не в лучшую для Ирана сторону. Сегодня правительство Абдель Фаттаха ас-Сиси, субсидируемое Эр-Риядом, — надежная опора дома саудов.
В прямом столкновении с Ираном у Саудовской Аравии и остальных княжеств практически нет шансов выстоять, но ситуация кардинально меняется, если к суннитской коалиции подключается Египет. А то, что он в стороне не останется, сомнению не подлежит.



Через день после разрыва дипотношений между Тегераном и Эр-Риядом глава МИДа Египта Самех Шукри нанес визит в Саудовскую Аравию, обвинил Иран во "вмешательстве во внутренние дела королевства", назвал такое поведение "неприемлемым" и выразил полную поддержку саудовцам.

В случае нового раунда скрытого или открытого противостояния Ирану придется иметь дело с равноценным по силе противником.
Второй козырь — решительность собственно Саудовской Аравии. На протяжении многих лет лидеры этой страны воспринимались, и справедливо, как пациенты гериатрического отделения, напоминающего советских мастодонтов 80-х годов.
Сегодня здесь появилось новое поколение талантливых и сильных политиков. Речь идет прежде всего о Мухаммеде бин-Салмане — заместителе кронпринца, возглавившем кампанию в Йемене.
После того, как хути при поддержке Ирана вышли к границам Саудовской Аравии, в мире единодушно полагали, что Эр-Рияд сделает то, что делал всегда: обратится за помощью к Вашингтону.
Однако события развивались по иному сценарию. Бин-Салман за короткий срок сумел сформировать коалицию, мобилизовал ВВС Саудовской Аравии (крупнейшие в регионе после израильских) и развернул наступление на позиции повстанцев-шиитов, вытеснив их из Адена. Он проигнорировал угрозы Ирана "поджечь Саудовскую Аравию" и впервые в современной истории показал, что его страна готова вступить в схватку с более сильным противником.
Козырь третий — низкие цены на нефть. Саудовская Аравия и ее союзники, как Иран и Россия, полностью ориентированы на экспорт энергоносителей, но при этом несопоставимо богаче и Ирана, и России, а их накопления на порядок больше. Чем ниже цены, тем больше шансов на то, что иранцы и русские выдохнутся еще на половине дистанции.
Козырь четвертый — террористические группировки, и прежде всего "Исламское государство" и "Аль-Каида". Все они в равной степени — угроза, как Ирану, так и саудовцам и княжествам Персидского залива (за исключением Катара, который поддерживает "джихадистов" всех мастей).



Однако на данный момент они сковывают союзников Ирана — шиитский режим в Багдаде, Асада и "Хизбаллу" в Сирии, истощая и подтачивая ресурсы последних.

Наконец, еще один козырь — сионисты, заклятый враг саудовцев, десятилетиями проклинаемый и предаваемый анафеме. Никто и никогда бы не поверил в возможность такого союза, но время и обстоятельства творят поразительные вещи.

В упряжке с "дьяволом"

Спонсор и вдохновитель арабского террора, династия аль-Сауда обнаружила в середине прошлого десятилетия, что есть враги "страшнее кошки". В военных кампаниях в Ливане в 2006 году, и в Газе в 2009, 2012 и 2014 годах саудиты откровенно "болели" за Израиль.
"Арабская весна", воспетая Западом, вызвала дрожь у венценосных шейхов и еще больше сблизила с Иерусалимом. Феноменально, но после свержения Мурси в Египте в июле 2013 года Эр-Рияд и Иерусалим выступали единым фронтом в защиту режима ас-Сиси на Западе.
В ноябре того же года Sunday Times сообщала, что "Моссад" и саудовские спецслужбы разрабатывают планы совместных действий против Ирана, включая разработку компьютерного вируса Super Stuxnet.
Тогда же, в ноябре 2013 года, Бандар бин-Султан (во время визита в Израиль Франсуа Олланда) тайно посетил Иерусалим, а в декабре того же года встретился с экс-главой "Моссада" Тамиром Пардо в иорданской Акабе.



Племянник покойного короля Абдаллы принц-миллиардер Эль-Валид бин Талал не побоялся заявить, что "угроза исходит из Персии, а не от Израиля". "Мы очень обеспокоены", — сетовал принц, перечислив поименно, кто именно эти "мы": "Израиль, Саудовская Аравия и другие страны региона". Это было начало его, как мы убедимся дальше, произраильских деклараций.

В декабре 2013 года ливанская газета "Ас-Сафир" писала о совместной операции повстанцев Сирийской свободной армии, Саудовской Аравии, США и Израиля против режима Асада в пригороде Дамаска. Участие "Моссада" состояло в передаче повстанцам разведданных о дислокации противника и создании радиопомех в коммуникациях "Хизбаллы".
То была только прелюдия внезапной вспыхнувшей любви заклятых врагов. В августе 2014 года, во время операции "Несокрушимая скала", глава саудовского МИДа принц Сауд бин-Фейсал аль-Сауд назвал ХАМАС "единственным виновным в бедах палестинского народа".
В то же время экс-глава саудовской разведки принц Турки бин-Фейсал встречался с бывшим главой АМАНа Амосом Ядлином в израильском Институте национальной безопасности. СМИ сообщали о тайных переговорах в Париже между главой МИДа ОАЭ (ближайшим союзником Саудовской Аравии) шейхом Абдаллой бен-Заидом и бывшим главой МИДа Израиля Авигдором Либерманом.
Переломным моментом стал "ближневосточный Мюнхен" — сделка с Ираном Запада. Извечный принцип "враг моего врага — мой друг" вступил в силу.
Выступая на Всемирной ассамблее арабских богословов в Джидде в августе 2014 года, глава МИДа Саудовской Аравии аль-Сауд огорошил присутствовавших неожиданным откровением. "Мы должны отказаться от насаждения ненависти в отношении Израиля и нормализовать отношения с еврейским государством", — заявил он.
1 декабря 2014 года министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими заявил на конференции ОПЕК, что королевство готово поставлять нефть любым странам, включая Израиль.
"Его величество король Абдалла бин-Абд аль-Азиз всегда выступал за дружеские отношения со всеми народами, включая еврейский", — огорошил он присутствовавших.
Бахрейн еще десять лет назад отменил экономический бойкот Израиля под предлогом того, что "этого требует" принадлежность к Всемирной торговой организации (ВТО). Саудовцы, ОЭА и Оман дают понять, что последуют этому примеру.
Чем сквернее обстояли дела с Ираном, тем крепчала симпатия к "сионистам". 4 марта 2015 года главный редактор "Аль-Арабии" Файсал Аббас призвал президента США "прислушаться к Нетаниягу", сумевшему "обобщить посыл о ясной и насущной опасности, угрожающей Израилю и союзникам США".



Спустя всего две недели Ахмад аль-Ферал, обозреватель ежедневной газеты "Аль-Джазира", выразил надежду, что Нетаниягу защитит интересы стран Персидского залива гораздо лучше, чем "глупая политика одного из худших президентов Америки".

За словами последовали дела. 5 июня 2015 года гендиректор МИДа Израиля Дори Голд встретился в Вашингтоне с саудовским посланником и генералом запаса Анваром Маджидом Эшки, бывшим советником принца Бандара бин-Султана.
Анвар Эшки был не удивление откровенен — он обнародовал стратегический план из семи пунктов: в первом говорилось об установлении мира с Израиля, во втором — о смене иранского режима. Остальным темам, включая создание объединенных арабских вооруженных сил, было отведено второстепенное место. За последние полтора года состоялось пять встреч между израильтянами и саудовцами, и все — в дружественных для Израиля государствах: Индии, Италии и Чешской республике.
"Мы обнаружили, что сталкиваемся с идентичными проблемами и вынуждены искать идентичные ответы", — цитирует World Tribune генерала в отставке и эксперта по "Хизбалле" Шимона Шапиро.
"Ответы" были и правда идентичны. Так, хути утверждали, что во время одного из рейдов на саудовскую базу захватили партию израильского оружия. Спекуляции? Возможно, и нет...
Саудовская Аравия если и вспоминает о палестинцах, то далеко не всегда в позитивном для них контексте.
В марте 2014 года саудовские спецслужбы конфисковали палестинскую литературу на Международной книжной ярмарке в Эр-Рияде — 10 тысяч экземпляров книг, включая сочинения Махмуда Дарвиша и беглого депутата Кнессета Азми Бешары.
20 апреля прошлого года арестовали Махера Салаха, главу финансовой сети ХАМАСа, по обвинению в контрабанде.
Бойкот Израиля тает на глазах: по сообщению агентства Maan, в середине мая 2015 года на встречу представителей арабских стран в Аммане были приглашены израильтяне.
Телефонный опрос, проведенный в Саудовской Аравии израильским Институтом геополитики и стратегии (респонденты не знали, что опрос проводят израильтяне) в начале июня, дал неожиданный результат: большинство саудовцев назвали своими главными врагами Иран (53%) и ИГ (22,1%). Почти 25% опрошенных видят в Израиле союзника.
20 июня прошлого года Wikileaks опубликовал саудовские документы, из которых явствовало, что студенты королевства посещали посольство Израиля в Вашингтоне, беседовали с дипломатами и даже фотографировались с ними.
В ноябре 2015 произошло событие, потрясшее все основы мироздания. Уже упомянутый выше принц эль-Валид бин Талал предложил, по сообщению кувейтской газеты "Аль-Кабас", заключить "оборонительный союз" с Израилем".
Дальше идет вопиющее кощунство (да простят нас правоверные!): "В случае обострения палестинской интифады я встану на сторону еврейского народа и его демократических устремлений и задействую все мое влияние, чтобы подорвать единодушие арабов, осуждающих Тель-Авив, потому что я считаю, что арабо-израильская дружба необходима для предотвращения опасной иранской авантюры".
В ноябре в Абу-Даби открылось официальное израильское представительство при штаб-квартире Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), а через месяц года произошло "чудо Хануки". Король Бахрейна Хамад бин-Исы аль-Халифа, верный вассал саудитов, впервые провел ханукальную церемонию в собственном дворце. Ханукальные свечи зажигал директор Конференции европейских раввинов Моше Левин — главный раввин жандармерии Франции.
Все это неизменно сопровождается рутинными заявлениями о правах палестинского народа, но палестинская проблема отодвинута не на второе, а на десятое место. 

Речь не идет, разумеется, о создании коалиции, даже несмотря на смелые декларации эль-Валида бин Талала. Саудовской Аравии не нужны официальные отношения с Израилем, как и Израилю не нужно формальное участие в антииранском альянсе. Наилучшая для Израиля роль — это формальный нейтралитет, роль ближневосточной Швейцарии в двух мировых войнах.

Но в то же время ему жизненно важно, чтобы победу в надвигающейся большой войне одержала суннитская коалиция. Саудитам, в свою очередь, необходимы военные технологии, "мозги", опыт и разведданные Израиля. Это увеличивает их шансы на победу в ситуации, когда США покидают Ближний Восток, тасуя карты в отношениях с союзниками и врагами.
В раскладе сил перед большой битвой сионисты волею судеб оказались по одну сторону баррикад с ваххабитами. История — дама с юмором…
С 1988 г. - в Израиле, печатается в русскоязычной прессе. Более десяти лет является политическим обозревателем в газете "Новости недели".

КОРНИ НЕМЕЦКОЙ ЮДОФОБИИ

"У немецкого антисемитизма глубокие корни"
Фото: Getty Images
"У немецкого антисемитизма глубокие корни"
Историк Роберт Геллатели о германском обществе времен Третьего рейха 
В гитлеровской Германии большая часть населения практически безоговорочно поддерживала внешнюю и внутреннюю политику фюрера. Что на это повлияло больше: пропаганда, своя особенная немецкая ментальность или вера в благие намерения нацистского лидера? Стал ли для немцев болезненным процесс денацификации, и насколько значим был вклад в него стран-победителей? Об этом в разговоре с "Лентой.ру" рассказал канадский историк, автор книг об истории нацизма и Второй мировой войны Роберт Геллатели. 
"Лента.ру": В вашей книге "Народ за Гитлера: согласие и принуждение к согласию с режимом в нацистской Германии" (Backing Hitler: Consent and Coercion in Nazi Germany) вы утверждаете, что немецкие граждане знали правду о деятельности гестапо и о концентрационных лагерях. Почему же большая их часть знала об этих зверствах и все же поддерживала действия фюрера? Было ли это результатом нацисткой политики промывки мозгов или особенностью менталитета самих немцев? 
Геллатели: Немецкие газеты действительно пестрели историями о происходящем. Конечно, в этих материалах о секретных лагерях смерти в Польше вроде Треблинки речи никогда не шло, но о многих концлагерях, таких как Дахау и Бухенвальд, все знали. В ходе изучения газетных статей и некоторых интервью, сделанных и опубликованных в тот период, я пришел к выводу, что такие учреждения чаще всего широко приветствовались "добропорядочными гражданами". Они воспринимались как место, где изгои общества или преступники-рецидивисты проходят трудовое перевоспитание. Население, в том числе молодые женщины из "Союза немецких девушек", могли посещать эти лагеря, чтобы увидеть происходящее там своими глазами. 
После публикации моей книги в 2001 году многие исследователи согласились с моими выводами. Во времена Третьего рейха народ поддерживал "необходимость" подобных учреждений, и это никак не было связано, как вы говорите, с "промывкой мозгов". Они соглашались с такими мерами, поскольку считали, что до открытия лагерей преступники обладали всеми правами, а их жертвы оставались беззащитными. Правовая система нацистской Германии была призвана действенными методами изменить общественное мнение по этому вопросу. Полагаю, даже в наше время многие граждане демократических стран (и не только) симпатизируют подобным идеям. Поэтому поддержка такого "жесткого правосудия" не имеет ничего общего с "немецкой ментальностью". 
Вы пишете, как обычные граждане Германии различными способами помогали нацистским властям осуществлять их преступную деятельность - доносы были основным источником информации для гестапо. Чем можно объяснить такую вовлеченность общества? 
Человеческих ресурсов гестапо не хватало для полноценного контроля над мыслями, словами и действиями народа. Например, как можно в принципе контролировать чью-то сексуальную жизнь? Ведь этот контроль был одним из приоритетов расистского режима в Германии. 
Проанализировав сотни документов секретной полиции, я пришел к шокирующему заключению о том, что столь малочисленная служба могла нормально функционировать только за счет обычных людей, которые информировали ее обо всем услышанном или увиденном. Кто еще, кроме соседа, мог знать, что некто пригласил к себе на ужин польского или украинского принудительного рабочего? Кто еще мог видеть, как немец предлагал помощь еврею? Такое было известно обычно лишь друзьям и соседям. 
При этом сам Гитлер опасался превращения Германии, благодаря этой системе, в страну доносчиков. Он хотел достичь совсем другого результата, гармонизировать с помощью нее взаимоотношения в обществе. Но, так или иначе, секретная полиция всегда предпочитала перестараться, чем недоработать, поэтому люди продолжали доносить друг на друга. Часто человеком двигали личные мотивы, например, жажда отмщения или просто желание получить жилье или работу того, на кого писался донос. 
Но если Гитлер не хотел, чтобы Германия стала страной доносчиков, разве он не мог как-то повлиять на такие практики, почему он ничего не попытался изменить? 
И диктаторские, и демократичные лидеры всегда вынуждены балансировать между двумя противоположностями: безопасностью и свободой. В период с 1933 по 1939 год Германия стала, как я это называю, "самоконтролируемым обществом", и многие люди считали то время лучшим в своей жизни. Так, конечно не считали евреи, коммунисты и прочие политические противники нацистов. 
С началом войны обеспокоенность Гитлера и Гиммлера вопросами безопасности росла в частности потому, что они помнили (или, по крайней мере, утверждали, что помнили), как Германия в ноябре 1918 года проиграла в Первой мировой из-за предателей-революционеров и бунтовщиков в армии. Нацистские лидеры не собирались повторять эту ошибку. 
Впрочем, даже в военное время внимание немецкой полиции было в основном сконцентрировано на пяти-шести миллионах иностранных рабочих, большую часть которых составляли выходцы из Восточной Европы. Нацисты, естественно, не хотели видеть их в своей стране, но они нуждались в их труде. Они объявили недопустимость "расового смешения" и ввели смертную казнь за сексуальные отношения между немцами и поляками или остарбайтерами (принудительными рабочими). 
Но как оградить людей от нежелательных половых связей, учитывая, что многие немецкие мужчины ушли на фронт? Вот для этого полиции и нужны были свои глаза и уши в рядах обычных людей, от которых она получала сведения, и народ доносил. Гитлер мог остановить все это, но для него приоритетом являлась не свобода, а безопасность, особенно в вопросе "чистоты крови" немцев. По этой причине он был готов жить в стране доносчиков. 
Антисемитизм в те годы распространялся в стране чрезвычайно быстро. Это было связано с продолжительным общественным конфликтом немцев и евреев или с эффективной тактикой нацистов в поиске подходящего врага и козла отпущения? 
У немецкого антисемитизма глубокие корни, но, как мне кажется, по удивительному стечению обстоятельств именно в этой стране, по сравнению с другими, евреи чувствовали себя как дома. Конечно, ненависть Гитлера и нацистов к ним была очень глубока. В своих книгах я отмечаю, что фюрер хотел сделать из Германии что-то вроде "диктатуры консенсуса" с опорой на народ. 
Для Гитлера, в отличие от большинства немецких граждан, антисемитизм был ключевым вопросом, поэтому он ставил своей задачей приобщить немцев к своей ненависти. Ему это не всегда удавалось. Например, в апреле 1933 года нацисты устроили общенациональный бойкот принадлежащим евреям предприятиям - среди населения он был весьма непопулярен и поэтому его решили отменить. Но уже к концу 1938-го и в течение всего 1939 года большая часть немцев придерживалась мнения о необходимости депортации евреев из страны, однако вопрос о том, куда им деваться и что будет с этими людьми дальше, оставался открытым. 
О нацистской политике в отношении бездомных, безработных, гомосексуалистов и даже просто иностранцев говорят меньше, чем о еврейском вопросе. Например, в 1910-х годах в стране проходила большая кампания по строительству домов для бездомных, власти хотели позаботиться об этих людях, и в обществе, казалось, к ним относились с симпатией. У нацистов по отношению к таким слоям населения сложилось кардинально иное отношение. Оно было продиктовано какими-то экономическими или идеологическими причинами? 
В плане политики благосостояния у нацистов был простой и жесткий подход: бездомные, "бездельники", алкоголики и прочие должны полагаться не на "ложную благотворительность", а работать. Поэтому в 1936 году в концентрационные лагеря поступило распоряжение о перевоспитании таких людей с помощью труда. Генрих Гиммлер получил от Гитлера разрешение использовать их в качестве дешевой рабочей силы для немецких компаний, сотрудничавших с нацистами во время Второй мировой войны. Эти компании, в свою очередь, предоставляли дешевые материалы для крупных строительных проектов фюрера. Поэтому лагеря имели одновременно экономическую и "воспитательную" функцию. 
Рабский труд приводил к смерти человека, особенно высока была смертность в военный период (тут уже стоит говорить в большей степени о гибели советских военнопленных). В некоторых концентрационных лагерях выдвигался лозунг: "Истребление через работу". Ближе к окончанию войны, когда Германии особенно требовалась рабочая сила, смертоносную машину уничтожения людей было уже просто невозможно остановить. Конечно, здесь речь не идет о методах, практиковавшихся в специальных лагерях вроде той же Треблинки. Происходящее в этих учреждениях было строго засекречено и несло одну-единственную функцию - это была фабрика смерти. 
Милитаризация немецкого населения была массовой, почти все носили униформу. Влиял ли этот фактор на готовность человека выполнять приказы? 
Естественно, вместе с повальным ношением униформы приходит и всеобщая унификация поведения. Между этими словами - униформа и унификация - прослеживается некоторая параллель. Ношение формы, бесспорно, делает человека более покорным. 
Но здесь важно отметить и высокий уровень самомотивации людей, особенно молодежи. Эти люди не ждут приказов, но сами первыми бегут выполнять требуемое. Почему? Во многом немцы считали войну оправданной: кто-то боролся за идеи национал-социализма, другие защищали родину или свои семьи. 
Насколько люди доверяли пропаганде и как сильно верили в идею? 
Доверие к пропаганде всегда тесно связано с реалиями жизни. Допустим, пропаганда говорит: "Мы побеждаем в войне", а на город каждую ночь сыплются бомбы - здесь люди скорее будут верить своим глазам. Впрочем, бесконечный поток информации, например, об ужасах советского коммунизма, в какой-то степени относительно неплохо усваивался. 
Но откуда мы знаем, во что верили люди? Все, что у нас есть по этому поводу - это сохранившиеся отчеты некоторых государственных и партийных организаций. Такие данные следует оценивать критически, ведь в те времена люди не могли свободно выражать свое мнение, но благодаря им мы можем узнать, например, каким образом в рабочих районах или регионах, где ранее была сильна поддержка коммунистов или социалистов, бремя войны сказалось на отношении к Гитлеру - там росло недовольство. 
Кроме того, у нас есть социологические данные (по крайней мере, по Западной Германии), полученные американскими и немецкими организациями. Эти цифры отражали более объективное мнение, поскольку в рамках опросов люди могли выражать свое мнение достаточно свободно. Например, в октябре 1948 года немецким респондентам задавали вопрос: "Считаете ли вы национал-социалистическую идеологию хорошей, но на практике плохо реализованной?". 57 процентов опрошенных ответили "да", еще 28 процентов - "нет", 15 процентов респондентов колебались. Этот опрос показывает, что даже после поражения в войне 72 процента населения Западной Германии в принципе не отвергали гитлеровскую идеологию. Во времена Третьего рейха количество ее сторонников, определенно, было гораздо больше. 
Впрочем, необходимо отметить, что историки до сих пор спорят о масштабах поддержки Гитлера и его режима. Одни считают нацистский террор неотъемлемым компонентом того времени. Другие специалисты (и я принадлежу к их числу) утверждают, что террор носил точечный характер, не был универсальным или массовым, а то самое "молчаливое большинство" запомнило времена Третьего рейха как лучший период своей жизни. 
После падения нацистского режима в Германии проходила масштабная кампания по денацификации: людям почти принудительно показывали фильмы о зверствах нацистов, немцы участвовали в перезахоронении жертв нацистского террора. Эта политика принесла свои плоды? 
Некоторые послевоенные меры, например, упомянутые вами фильмы, имели противоречивые политические результаты. В то же время, когда страны-победители узнали о концентрационных лагерях, а немцы утверждали, что и понятия о них не имели, союзники решили показать людям, что там происходило на самом деле. 
Но я не верю в эффективность такой политики, человек может с легкостью не поверить во все это и отрицать факты. В долгосрочной же перспективе перевоспитание и денацификация были успешными, и, мне кажется, в какой-то момент Германия стала примером страны, встретившейся лицом к лицу со своим прошлым. 
Получается, перевоспитание и денацификация оказались успешными и Германия стала демократичной страной. Но, по вашим словам, эти кинопоказы о зверствах нацистов и другие аналогичные меры не сильно помогали. Так что послужило толчком к изменению ментальности немцев? 
Помогло перевоспитание, время и, вероятно, оживление экономики. Да, те фильмы о концлагерях не были особо эффективными, но вместе с экономическим ростом в Германии произошло политическое обновление - люди увидели, что демократия действительно работает. 
Насколько сильно психология современных немцев отличается от психологии людей, живших во времена Третьего рейха? 
Бесспорно, Германии пришлось в большей степени, по сравнению с другими странами, посмотреть в глаза своего прошлого, и "национальная психология", а также политическая атмосфера в стране в результате радикально трансформировались. После 1945 года эта страна жила в мире и гармонии, она впитала в себя демократические принципы. Уверен, сегодня сами немцы согласятся с тем, что Германия стала очень миролюбивой, их государство зачастую отказывается отправлять свои войска туда, куда, казалось бы, она должна их направить. 
Политика немецкого милитаризма, корни которой уходят во времена Фридриха Великого (а может и раньше), ушла в прошлое. Но сейчас встает новый вопрос: сможет ли государство долго просуществовать в рамках концепций "нет границам" и "нет милитаризму". Ответ на этот вопрос пока неизвестен. 
Видите ли вы в какой-то из современных стран или наций социологические или политические черты, присущие Германии при Гитлере? 
Сейчас, как мне кажется, страны, похожей на Германию при Гитлере, нет. В конце концов, несмотря на поражение в Первой мировой и потерю значительной части атрибутов ее власти, она все равно оставалась очень влиятельным экономическим и политическим игроком в Европе. Любой человек, захвативший власть в этой стране, получил бы в свое распоряжение оружие, позволяющее развязать войну в Европе. 
Современная Германия - мирная страна. Других европейских государств, способных представлять угрозу миру, не существует. Если смотреть на другие регионы, то международная арена сегодня хаотична и сумбурна, и прогнозировать что-то сложно. В этом контексте, как я считаю, важно, чтобы крупнейшие мировые державы, такие как Россия, Соединенные Штаты и Китай, вели диалог и сотрудничали ради сохранения мира на Земле. 
Беседовала Виктория Кузьменко
ЛЕНТА.РУ


 

ПЕРЕСТАНЬТЕ БЕСПОКОИТЬСЯ ОБ ИЗРАИЛЕ

перестаньте беспокоиться об Израиле

перестаньте беспокоиться об израиле
2016-01-10 20:38

01/10/2016   21:25:41  Еврейское государство никогда не было в лучшем стратегическом положении, чем сегодня Иосиф Иоффе 6 января 2016 Нытье и жалобы настолько же в еврейском характере, как и самобичевание, фаршированная рыба и мрачная меланхолия. Но самая непревзойденная еврейская черта ­ это , чувство тревоги, тоски и страха, а также предчувствие, постоянно шепчущее: “Вся Вселенная против …

01/10/2016   21:25:41

 Еврейское государство никогда не было в лучшем стратегическом положении, чем сегодня

Иосиф Иоффе

6 января 2016

Нытье и жалобы настолько же в еврейском характере, как и самобичевание, фаршированная рыба и мрачная меланхолия. Но самая непревзойденная еврейская черта ­ это , чувство тревоги, тоски и страха, а также предчувствие, постоянно шепчущее: “Вся Вселенная против вас”. Учитывая еврейский опыт последних 5776 лет, это предчувствие отражает скорее реализм, а не паранойю. Начиная с изгнания из Эдема, затем Потопа, оставившего в живых только клан Ноя. Продолжая рабством у фараонов и Божьей клятвой в пустыне, (Числа 14), о том, чтобы поразить Детей Израиля “язвою и отречься от них”. Так оно и пошло: Вавилонский плен, Аман, Масада, разрушение двух храмов, рассеяние. Это бесконечный эпос преследований, изгнаний и убийств, кульминацией которых была Шоа. Тевье из произведения Шолом ­Алейхема “Скрипач на крыше” говорит об этом экзистенциальном проклятии двумя словами: “Я знаю, знаю”,- молится он Всевышнему,- “мы -твой избранный народ. Но хотя бы на мгновение, не мог бы Ты выбрать кого-нибудь другого” Без дара иронии и юмора висельников евреи не могли бы прожить 5776 лет. Но вот в “Оплакивании государства Израиль” Рона Розенбаума, опубликованном на этих страницах 14 декабря 2015 года, нет ни малейшей капли этого дивного противоядия. Вот суть его погребальной песни: “Я считаю, что государство Израиль не может выжить. Что его дни сочтены. Я с трудом могу выговорить это. … Но сейчас дети жертв Холокоста и выжившие, и дети тех, кто приехал в Израиль, спасаясь от погромов в мусульманских землях, теперь они тоже сталкиваются с будущим не только мрачным, но и, возможно, пустым, бессодержательным, конченным.

На этот раз, по мнению автора, это Finito навсегда ­ пустое, бессодержательное, конченное. Или, как пели древние римляне: “Hierosoluma est perdita” (“Иерусалим потерян”). Но он все еще стоит, в то время как Римская империя ­ уже история. Как и все другие империи на Ближнем Востоке, которые когда­-то завоевывали Израиль. И по­-прежнему на Ближнем Востоке, и сильнее, чем когда­-либо, стоит государство Израиль, едва избежавшее гибели при рождении 67 лет назад. Сегодня бывшая земля апельсиновых рощ, болот и дюн представляет собой небольшую сверхдержаву Ближнего Востока. Так почему, по мнению Розенбаума, врагам Израиля удастся то, что не удалось в пяти войнах, начиная с 1948 года, не считая множества меньших сражений, от Ливана до Газы Почему 7 миллионов евреев не справятся сегодня с тем, с чем справились 600 тысяч, воевавших с пятью арабскими армиями в 1948­49 годах Розенбаум выстраивает два аргумента, отражающих его тоску, а не анализ. Один аргумент строится на заявлении верховного лидера Ирана Хаменеи после заключения JCPA, ядерной сделки, целью которой было не допустить создание Тегераном бомбы в течение 15 или даже 25 лет. Согласно громким заявлениям аятоллы, Израиль получает не безопасность, а только отсрочку. Когда срок соглашения истечет, “сионистский режим, с Божьей милостью, больше не будет существовать в регионе.” Таким образом, по мнению нашего предсказателя конца света, занавес для еврейского государства опустится не позднее, чем в 2040 году, за несколько лет до его 100­летия. И иранское ядерное оружие уничтожит Израиль. “Второе событие, заставившее меня бояться худшего”,- продолжает Розенбаум свою погребальную песнь,- “это недавний опрос, показавший, что 80 процентов израильских детей травмированы видеозаписями террористических атак, происходящими в настоящей “интифаде ножей”. На самом деле, не дети, а их родители сообщали социологам о полученных “травмах”, а родители имеют обыкновение драматизировать то, что может причинить вред их маленьким, любимым деткам. Эти мамы и папы сделали бы лучше своему потомству, если бы кормили их сказками братьев Гримм, всякими ужастиками о ведьмах, сжигаемых заживо, и бабушках, съеденных волками. Не ясно, чем собирается доказать предстоящую кончину Израиля крикливо разрекламированный обзор Algemeiner от 5 ноября, в котором использовалась непристойная лексика. Тем более, что Израиль превозмог две предыдущие волны “интифады ножей”, до развязанной палестинцами прошлой осенью. В первой из них, с 1987 по 1993 год, было убито 160 израильтян. Во второй, в 2000­2005 годы, число жертв взлетело до 1010, в подавляющем большинстве это были гражданские лица. Капитулировал ли Израиль, подставив свое горло Отказывается ли его “травмированная” молодежь служить в армии Бегут ли они и их родители миллионами, как сегодняшние сирийцы и иракцы, в соседние мусульманские страны и в Европу Все известные автору опросы доказывают обратное: террор не влияет на решимость нации, он только неизменно укрепляет её. Так же, как отреагировала Америка на 11 сентября, Израиль ответил на две интифады, в которых погибли 1200 человек. “Сохраняйте спокойствие и ведите себя по­прежнему” ­ так вели себя британцы во время Блица ­ террористической бомбардировки английских городов эскадрильей Люфтваффе в 1940­41 годах, унесшей жизни около 40 тысяч мирных жителей за восемь месяцев. Не прятались и французы во время прошлогодней резни в Париже, вдохновленной ИГИЛ. Но давайте не будем задерживаться на опросах и на убийственной риторике, уже 35 лет изрыгаемой иранским режимом после революции Хомейни 1979 года. Или на антиарабских лозунгах израильских правых экстремистов. Давайте посмотрим на реалии. Давайте сосредоточимся на том, что Советы любили называть “соотношением сил”, ­ на реальных вещах, включающих в себя не только бомбы и пули, но также израильскую экономику, демографию, технологию и дипломатию. Поскольку Иран, самый сильный враг Израиля, в заупокойном плаче Розенбаума подразумевается очень страшным, мы должны начать с Исламской Республики. Что видят самопровозглашенные слуги Аллаха, глядя на “сионистского узурпатора”, которого они хотят “стереть с лица земли” Прежде всего, они видят страну, обладающую не менее, чем 80 ­ 200 ядерными бомбами. Такие голые цифры сами по себе немного значат. Волшебными словами здесь будет то, что стратеги определяют как “возможность второго удара”. Она сигнализирует горе-­агрессору, что он не может, повторяю, не может разоружить свою жертву внезапным нападением. Если он выстрелит первым, он погибнет. Вот в чем суть сдерживания. Оно сохраняет мир между великими державами уже в течение двух поколений. Израиль не великая держава, но в ядерных условиях и Америка тоже мелкомасштабна. Как и Соединенные Штаты, Израиль обладает арсеналом второго удара. Как и Соединенные Штаты, он может похвастаться “ядерной триадой”, которую невозможно нейтрализовать одним ударом. Эта тройка состоит из стратегических бомбардировщиков, (которые поднимаются в воздух при повышении напряжения), ракет средней дальности “Иерихон” наземного базирования и лучших в мире четырех (скоро будет пяти) подводных ракетоносцев, скрытых где-­то в океане. Эти подводные лодки немецкого производства “Дельфин”, настоящее произведение искусства, неуязвимы для первого удара, потому что их расположение не может быть определено, а следовательно, они не могут быть мишенями. Франция, кстати, обладает только четырьмя стратегическими подлодками класса “Triomphant”. В этой точке дискуссии на сцене неизменно появлялся убийственный аргумент: “Да, но…”. Сдерживание, требование Кассандры, предполагает рациональных актеров, которые будут взвешивать экзистенциальные риски от нападения первым. Но не таковы эти сумасшедшие иранцы! Стоит напомнить, что мы то же самое думали о Советах на ранних стадиях холодной войны, где “жизнь стоила дешево”. Разве наследники Карла Маркса не видели себя в качестве агентов Истории Для того, чтобы освободить человечество от гнета Капитала, они с радостью пожертвовали бы миллионами своих собственных людей. Замените Историю на Аллаха. Благочестивые революционеры Тегерана, как музыканты “Братья Блюз”, исполняют “миссию от Бога.” Для того, чтобы стереть “Маленького сатану” с лица планеты через 25 лет, как пообещал Хаменеи, они готовы заплатить превращением в пепел миллионов граждан, особенно потому, что закончив свою жизнь на земле, они попадут прямо в рай для мучеников. Всего лишь загнать целые народы в убежище. Теперь немного наводящей ужас арифметики. Использовав, скажем, 50 ядерных бомб, Израиль может уничтожить Иран не только как страну, но и как цивилизацию, и у него по-­прежнему останется достаточно боеголовок в резерве, чтобы удержать тех, кто еще, возможно, захочет напасть на него. Революционный Иран вполне может поверить в исполнение воли Аллаха, но они все же не психи. Ничто в его прошлом поведении, каким бы оно ни было злобным и захватническим, не предполагает, что исламскому режиму так нужно устроить Армагеддон, чтобы уничтожить Израиль и находящихся по соседству братьев-­мусульман в катаклизме. “Да, но…” это тоскливые слухи, а не холодный стратегический анализ на основе обнадеживающего опыта последних 65 лет. Иранцы, как Советы вчера, не такие уж сумасшедшие, они за своим кажущимся “сумасшествием” прячут хитрый расчет. Итак, что можно сказать о других арабах и их фантазиях о ликвидации Опять же, полезно взглянуть на военные реалии. Израиль не раз громил арабов. Теперь давайте развернем этот результат на перспективу. В еврейском государстве имеется постоянная армия из 133 тысяч человек. Она больше, чем вдвое превышает численность британской армии. Израиль имеет 500 основных боевых танков, в два раза больше, чем у немцев, чьи танки однажды подошли к воротам Москвы и Каира. Израильские ВВС включают около 440 первоклассных боевых самолетов ­ больше, чем Великобритания, Франция или Германия. И он может мобилизовать 400 тысяч резервистов, что превышает резервные силы любой страны НАТО.

Да, но… Население Лиги арабских государств составляет 365 миллионов, по сравнению с ничтожными 7 миллионами евреев в Израиле. Более интересный показатель для сравнения ­ это ВВП. ВВП Израиля составляет $ 306 миллиардов. ВВП всех четырех “противостоящих государств” в сумме ­ Египта, Иордании, Ливана и Сирии ­ около $ 400 млрд (это приблизительная оценка, потому что никто не знает ВВП Сирии после четырех лет войны). Такие показатели не обусловливают экономическую мощь. Население этих четырех стран в 15 раз больше, чем у Израиля. Давайте посмотрим на доход на душу населения как на меру реальной силы. Начав с экономики в зачаточном состоянии, уровня четвертого мира, Израиль теперь может похвастаться уровнем дохода на душу населения, стоящим на две ступени ниже Франции и на одну выше (!), чем у Японии. Доход на душу населения в Египте составляет менее одной десятой от этого показателя в Израиле. Все это дело рук тех “отважных евреев”, которые начали с цитрусовых, калия и бананов в 1948 году, а сейчас продают современное оружие в США, Индию и Китай. Если Израиль производит $ 37 тысяч на мужчину, женщину или ребенка, показатели для Египта и Иордании соответственно $ 3,4 и $ 5,4. Сирия, представляющая скорее поле боя, чем экономику, больше не появляется в таблицах Всемирного банка и Международного валютного фонда. Еще одно полезное сравнение: в Израиле есть семь великих исследовательских университетов; в арабском мире ­ ни одного. Арабский мир также не привлекает научно-­исследовательские подразделения компании Google и Microsoft, как Израиль. Теперь посмотрите на стратегическую ситуацию. Когда пять арабских армий шли на Тель­ Авив, никакой, даже психически больной мечтатель, не мог предвидеть чудесное положение Израиля 67 лет спустя. У Иерусалима имеются мирные договоры с Каиром и Амманом. Он только что открыл квази-дипломатическое представительство в Абу­-Даби. Еще более нелепым показалось бы тогда, что Израиль в настоящее время имеет мирные союзнические отношения с Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива. Невозможно поверить в то, как изменился стратегический ландшафт, в котором Израиль играет роль ключевого бенефициара. Розенбаум уверяет нас об “обычной войне, которая закончится поражением Израиля” Кто будет воевать в этой войне Не Египет, имеющий свой зуб на ХАМАС в Газе, и подальше от себя, на Иран. Не Иордания, клиент сил безопасности Израиля с тех пор, как ЦАХАЛ сдержал вторжение Сирии в 1970 году. Сирия Это несостоявшееся государство, которое, в конечном итоге, распадется на курдское, алавитское и суннитское субгосударства. Не Палестинская администрация, которая в течение десяти лет не решается пойти на выборы, обязана своими жизнями ЦАХАЛу и службе безопасности Израиля. Хезболла во всем Леванте представляет собой самую мощную арабскую силу в регионе. Но посмотрите на молчаливый союз между Израилем и Россией, когда-­то худшим врагом Иерусалима. Израиль не будет вмешиваться в воздушную кампанию России в Сирии. В обмен, он получает свободу бомбить поставляемое вооружение для Хизбаллы из Ирана в Ливан. Короче говоря, стратегическое положение Израиля никогда не было лучше, чем сегодня. Сейчас нужно радоваться, а не ныть, хотя, как всегда, есть много поводов для скорби. Иерусалимцы больше не выгуливают собак по ночам, тем более, если они живут рядом с арабскими кварталами. Политика жестока, но не более поляризована, чем в Конгрессе США. (В игре принимает участие больше партий). Те, у кого хорошая память, помнят, что эра Бен-­Гуриона и Голды Меир не была консенсусом, как небо над Швейцарией. Или лишенной коррупции и спекулирующей привилегированными корыстными интересами, как профсоюзы. Неравенство растет. Связь с Америкой Барака Обамы истирается. Европейский Союз играет с бойкотом израильских товаров и, как в Великобритании, бойкотом израильских ученых. В этом поколении мира с палестинцами не будет, тем более с государством ­ неудачником, представленным Палестинской администрацией. Израиль также точно не стремится к сделке о двух государствах после 20 лет дрейфа вправо. Так что, пессимисты вполне могут быть реалистами на этих проклятых землях Леванта.

Но разделять тоску à la Розенбаум Противоядие для нее ­ стратегическое и экономическое превосходство Израиля, по крайней мере, для уравновешенных аналитиков. К тому же, всегда есть чудесная возможность движения в Землю, не столь Обетованную. В 2015 году еврейская иммиграция в Израиль достигла 15­летнего максимума, около 30 тысяч новоприбывших. Они прибывают из Франции, где террор против еврейских учреждений стал новой нормой. Они бегут из стран с экономическими проблемами, как Россия Путина и истерзанная войной Украина. Эти люди, очевидно, не считают, что Израиль обречен. Статистическое Бюро Израиля планирует, что в 2035 году население составит от 11 до 12 миллионов. Израиль не “травмирован”, как утверждает Розенбаум. Наоборот, Израиль занимает 11 место во Всемирном докладе по счастью, обогнав Канаду и США. В мировом рейтинге рождаемости, Израиль занимает первое место среди всех западных стран ­3 рождения на одну женщину детородного возраста; у Соединенных Штатов этот показатель равен 1,9, а у европейцев в пределах 1,4. Для того, чтобы просто удержать постоянное население, требуется 2.1. Рождаемость ­ это не только статистика. Она отражает доверие нации к будущему. Величина рождаемости выше величины простого воспроизведения, свидетельствует о том, что израильтяне, похоже, не считают, что их страна движется к скорой кончине, как предсказывает Розенбаум. Он одобрительно цитирует еврейского мыслителя Эмиля Фалькенгейма, писавшего в своей 614­й “заповеди”, (после 613 традиционных): “Ты не должен позволить Гитлеру одержать посмертные победы”. Эта победа теперь “так близко”, утверждает наш прорицатель. Как метафору еврейской тоски, “Гитлера”, конечно, невозможно победить. Как скажет вам любой психиатр, слова “не бойтесь” дают результат, не больший, чем гомеопатия. Гораздо более обнадеживающие выводы можно сделать, учитывая экономические и стратегические тенденции, которые наиболее благоприятны для Израиля, чем когда-­либо за все время его существования. Они не подтверждают предсказание Розенбаума о том, что “дни Израиля сочтены”. Если вы не доверяете этому, берите пример с Шолом­ Алейхема, который как­то пошутил: “Как бы плохи ни были ваши дела, вы должны продолжать жить, даже если это убивает вас”. Именно так евреи выживали все эти 5776 лет.

Перевод: +Elena Lyubchenko
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..