понедельник, 6 февраля 2017 г.

ТАЙНЫ ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ ЛЕНИНА

Тайны последних дней. Как и от чего умер Владимир Ленин
Тайны последних дней. Как и от чего умер Владимир Ленин
После кончины Ленина 21 января 1924 года на траурном заседании Второго съезда Советов было принято решение соорудить Мавзолей у Кремлёвской стены. К 27 января, дню похорон вождя, временный деревянный мавзолей по проекту Щусева был возведен.

«Аргументы и факты» продолжают рассказ о по­следнем годе жизни, болезни и «приключениях» тела вождя мирового пролетариата (начало - в № 3 «АиФ»).

Первый звоночек о недуге, который в 23-м превратил Ильича в немощного и слабоумного человека, а вскоре свёл в могилу, прозвенел в 1921 году. Страна преодолевала по­следствия гражданской войны, руководство металось от военного коммунизма к новой экономической политике (НЭП). А руководитель советского правительства Ленин, каждое слово которого жадно ловила страна, начал жаловаться на головные боли и быструю утомляемость. Позже к этому добавляются онемение конечностей, вплоть до полного паралича, необъяснимые приступы нервного возбуждения, во время которых Ильич машет руками и несёт какую-то чепуху...  Доходит до того, что с окружающими Ильич «общается» с помощью всего трёх слов: «вот-вот», «революция» и «конференция».

В 23-м году Политбюро уже обходилось без Ленина. Фото: Public Domain

«Издаёт какие-то неясные звуки»

Врачей Ленину выписывают аж из Германии. Но ни «гаст­арбайтеры» от медицины, ни отечественные светила науки никак не могут поставить ему диагноз. Илья Збарский, сын и ассистент биохимика Бориса Збарского, который бальзамировал тело Ленина и долгое время возглавлял лабораторию при Мавзолее, будучи знаком с историей болезни вождя, так описывал ситуацию в книге «Объект № 1»: «К концу года (1922-го. - Ред.) состояние его заметно ухудшается, он вместо членораздельной речи издаёт какие-то неясные звуки. После некоторого облегчения в феврале 1923 г. наступает полный паралич правой руки и ноги... Взгляд, прежде проницательный, становится невыразительным и отупевшим. Приглашённые за большие деньги немецкие врачи ФёрстерКлемперерНоннеМинковский и русские профессора ОсиповКожевниковКрамер снова в полной растерянности».

Весной 1923 года Ленина перевозят в Горки - фактически умирать. «На фотографии, сделанной сестрой Ленина (за полгода до смерти. - Ред.), мы видим похудевшего человека с диким лицом и безумными глазами, - продолжает И. Збар­ский. - Он не может говорить, ночью и днём его мучают кошмары, временами он кричит... На фоне некоторого облегчения 21 января 1924 года Ленин чувствует общее недомогание, вялость... Осмотревшие его после обеда профессора Фёрстер и Осипов не обнаруживают никаких тревожных симптомов. Однако около 6 часов вечера состояние больного резко ухудшается, появляются судороги... пульс 120-130. Около половины седьмого температура поднимается до 42,5°С. В 18 часов 50 минут... врачи констатируют смерть».
 

Широкие народные массы близко к сердцу приняли кончину вождя мирового пролетариата. Ещё утром 21 января Ильич сам оторвал страничку перекидного календаря. Причём видно, что сделал это именно левой рукой: правая у него была парализована. На снимке: Феликс Дзержинский и Климент Ворошилов у гроба Ленина. Источник: РИА Новости

Что же случилось с одной из самых неординарных фигур своего времени? В качестве возможных диагнозов врачи обсуждали эпилепсию, болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз и даже отравление свинцом от пули, выпущенной Фанни Каплан в 1918 г. Одна из двух пуль - её извлекли из тела лишь после смерти Ленина - отколола часть лопатки, задела лёгкое, прошла в непосредственной близости от жизненно важных артерий. Это якобы тоже могло вызвать преждевременный склероз сонной артерии, масштаб которого стал ясен лишь во время вскрытия. Выдержки из протоколов в своей книге приводил академик РАМН Юрий Лопухин: склеротиче­ские изменения в левой внутренней сонной артерии Ленина в её внутричерепной части были такими, что по ней просто не могла течь кровь - артерия превратилась в сплошной плотный белесоватый тяж.

Следы бурной молодости?

Однако симптомы болезни были мало похожи на обычный склероз сосудов. Более того, при жизни Ленина болезнь более всего напоминала прогрессивный паралич из-за поражения головного мозга вследствие поздних осложнений сифилиса. Илья Збарский обращает внимание, что этот диагноз тогда точно имели в виду: часть врачей, приглашённых к Ленину, специализировалась как раз на сифилисе, да и препараты, которые прописывали вождю, составляли курс лечения именно от этой болезни по методам того времени. В данную версию, впрочем, не укладываются некоторые факты. За две недели до смерти, 7 января 1924 г., по инициативе Ленина его жена и сестра устроили для детей из окрестных деревень ёлку. Сам Ильич вроде бы чувствовал себя настолько хорошо, что, сидя в кресле-каталке, некоторое время даже принимал участие в общем веселье в зимнем саду бывшей барской усадьбы. В последний день своей жизни он левой рукой оторвал листок перекидного календаря. По итогам вскрытия работавшие с Лениным профессора сделали даже специальное заявление насчёт отсутствия каких-либо признаков сифилиса. Юрий Лопухин, правда, по этому поводу ссылается на виденную им записку тогдашнего наркома здравоохранения Николая Семашко патологоанатому, будущему академику Алексею Абрикосову - с просьбой «обратить особое внимание на необходимость веских морфологических доказательств отсутствия у Ленина люэтических (сифилитических) поражений ради сохранения светлого образа вождя». Это чтобы обоснованно развеять ходившие слухи или, наоборот, что-то скрыть? «Светлый образ вождя» и сегодня остаётся чувствительной темой. Но, кстати, поставить точку в спорах насчёт диагноза - из научного интереса - никогда не поздно: ткани мозга Ленина хранятся в бывшем Институте мозга.
 
 
Наскоро, за 3 дня, сколоченный Мавзолей-1 был всего около трёх метров в высоту. Фото: РИА Новости

«Мощи под коммунистическим соусом»

Тем временем ещё при живом Ильиче его соратники начали подковёрную борьбу за власть. К слову, есть версия, зачем 18-19 октября 1923 года больной и частично обездвиженный Ленин единственный раз выбрался из Горок в Москву. Формально - на сельскохозяйственную выставку. Но зачем на целый день заезжал в кремлёвскую квартиру? Публицист Н. Валентинов-Вольский, эмигрировавший в США, писал: Ленин в своих личных бумагах искал компрометировавшие Сталина документы. Но бумаги, видимо, кто-то уже «проредил».

Ещё при живом вожде члены Политбюро осенью 23-го года начали живо обсуждать и его похороны. Понятно, что церемония должна быть величественной, но что делать с телом - кремировать по пролетарской антицерковной моде или по последнему слову науки забальзамировать? «Мы... вместо икон повесили вождей и постараемся для Пахома (простого деревен­ского мужика. - Ред.) и «низов» открыть мощи Ильича под коммунистическим соусом», - писал в одном из частных писем идеолог партии Николай Бухарин. Впрочем, поначалу речь шла лишь о процедуре прощания. Поэтому проводивший вскрытие тела Ленина Абрикосов 22 января провёл и бальзамирование - но обычное, временное. «...Вскрывая тело, ввёл в аорту раствор, состоявший из 30 частей формалина, 20 частей спирта, 20 частей глицерина, 10 - хлористого цинка и 100 - воды», - поясняет И. Збарский в книге.

23 января гроб с телом Ленина при большом стечении народа, собравшегося, несмотря на лютый мороз, грузят в траурный состав (локомотив и вагон сейчас в музее при Павелецком вокзале) и везут в Москву, в Колонный зал Дома союзов. В это время у Кремлёвской стены на Красной площади для обустройства усыпальницы и фундамента первого Мавзолея динамитом крошат глубоко промёрзшую землю. В газетах того времени сообщалось, что за полтора месяца Мавзолей посетили около 100 тыс. человек, но у дверей по-прежнему выстраивается огромная очередь. А в Кремле начинают судорожно думать, что делать с телом, которое в начале марта начинает стремительно терять презентабельный вид...

ЧЕГО ХОЧЕТ ЖЕНЩИНА


Однажды короля Артура поймал другой царь и посадил в тюрьму. Потом он его пожалел и сказал, что отпустит его, если тот ответит на один очень сложный вопрос. Королю Артуру давался год, чтобы найти ответ. Если он не сможет ответить, то будет казнен. Вопрос был: «Что на самом деле хотят женщины?»
Король Артур опрашивал всю женскую половину своего королевства в течении года, и никто не дал ему ответа. Наконец, ему сказали что одна старая ведьма может дать ему ответ, но ее цена будет очень высока. У короля не было выбора, он пошел к ней и спросил, что она хочет. Она хотела выйти замуж за его лучшего рыцаря Гаваина. Ведьма была жутко страшная, старая, противная и с одним зубом.
Артур сказал, что он не хочет заставлять своего друга это делать и лучше умрет. Тем не менее, Гаваин сказал, что жизнь Артура важна для всего королевства и он согласен жениться на старой противной ведьме. После этого ведьма ответила на вопрос Артура.
 
Она сказала, что женщины больше всего хотят распоряжаться своей собственной жизнью. После этого жизнь Артура была спасена, все радовались и наступило время свадьбы. Рыцарь Гаваин был настоящим джентльменом, в то время как ведьма отвратительно себя вела, ела руками во время свадьбы.
Когда наступила свадебная ночь, Гаваин, скрепя сердце, зашел в спальню. Перед его глазами лежала самая красивая женщина, которую он когда-либо видел. Он удивленно спросил, что случилось. Ведьма ответила, что в благодарность за хорошее отношение к ней, когда она была страшной и противной, она согласна половину времени быть молодой красавицей, а половину времени — старой ведьмой.
Затем она сказала, что он должен выбрать, какой он хочет чтобы она была днем, а какой ночью. Гаваин задумался. Хочет ли он, чтобы днем его видели с красавицей, а ночи проводить со старой каргой, или иметь днем страшную ведьму, а ночью быть с красавицей? Он решил дать ей решать самой. После того как она это услышала, она сказала, что всегда будет красавицей, потому что он ее уважает и дает ей возможность распоряжаться своей собственной жизнью.
Так какова мораль этой длинной истории? Мораль такова — не имеет значения, красивая ваша женщина или страшная, умная или глупая.
Под всем этим она все равно ведьма.

ПОСЛУШАЕМ СЕРГЕЯ ДОВЛАТОВА


  • Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И всё же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?
  •  
В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса.[1]
— «Заповедник», 1983
  • У Бога добавки не просят.
  • Трудно выбрать между дураком и подлецом, особенно если подлец — ещё и дурак.
  • Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.
  • Любить публично — это скотство.
  • Я столько читал о вреде алкоголя! Решил навсегда бросить… читать.
  • Не надо быть как все, потому что мы и есть как все…
  • Желание командовать в посторонней для себя области — есть тирания.
  • Гений — это бессмертный вариант простого человека.
  • Гений противостоит не толпе. Гений противостоит заурядным художникам. Причём как авторитарного, так и демократического направления.
  • У гениев, конечно, есть соседи, как и у всех прочих, но готовы ли вы признать, что ваш сосед — гений?
  • Всем понятно, что у гения должны быть знакомые. Но кто поверит, что его знакомый — гений?!
  • Талант — это как похоть. Трудно утаить. Ещё труднее симулировать.
  • Окружающие любят не честных, а добрых. Не смелых, а чутких. Не принципиальных, а снисходительных. Иначе говоря — беспринципных.
  • Благородство — это готовность действовать наперекор собственным интересам.

  • Неподкупность чаще волнует тех, кого не покупают.
  • Национальность писателя определяет язык. Язык, на котором он пишет.
  • Деньги — это свобода, пространство, капризы… Имея деньги, так легко переносить нищету…
  • Юмор — украшение нации… Пока мы способны шутить, мы остаемся великим народом!
  • Ирония — любимое, а главное, единственное оружие беззащитных.
  • Критика — часть литературы. Филология — косвенный продукт её. Критик смотрит на литературу изнутри. Филолог — с ближайшей колокольни.
  • Язык не может быть плохим или хорошим… Ведь язык — это только зеркало. То самое зеркало, на которое глупо пенять.
  • Снобизм — это единственное растение, которое цветёт даже в пустыне.
  • Скудность мысли порождает легионы единомышленников.
  • Мещане — это люди, которые уверены, что им должно быть хорошо.
  • Судят за черты характера. Осуждают за свойства натуры.
  • Кающийся грешник хотя бы на словах разделяет добро и зло.
  • Не думал я, что самым трудным будет преодоление жизни как таковой.
  • Когда храбрый молчит, трусливый помалкивает.
  • Любая подпись хочет, чтобы её считали автографом.
  • В чём разница между трупом и покойником? В одном случае — это мёртвое тело. В другом — мёртвая личность.
  • Истинное мужество состоит в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду.
  • Порядочный человек тот, кто делает гадости без удовольствия. («Компромисс»)
  • Бескорыстное враньё — это не ложь, это поэзия.
  • Легко не красть. Тем более — не убивать… Куда труднее — не судить… Подумаешь — не суди! А между тем «не суди» — это целая философия.
  • Джаз — это мы сами в лучшие наши часы.
  • Хамство — это грубость, наглость, нахальство, вместе взятые, но при этом — умноженные на безнаказанность.

  • Туризм — жизнедеятельность праздных.
  • «Твои враги — дешёвый портвейн и крашеные блондинки». — «Значит, — говорю, — я истинный христианин. Ибо Христос учил нас любить врагов…» («Наши»)
  • Всех связывало что-то общее, хотя здесь присутствовали не только евреи. («Заповедник»)
  • Наша память избирательна, как урна. («Наши»)
  • Выбей, мать твою ети, двадцать пять из тридцати! (Лозунг для стрельб)
  • Дадим суровый отпор врагам мирового империализма! («Компромисс»)
  • Нет большей трагедии для мужчины, чем полное отсутствие характера!
  • Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.
  • У хорошего человека отношения с женщинами всегда складываются трудно. А я человек хороший. Заявляю без тени смущения, потому что гордиться тут нечем. От хорошего человека ждут соответствующего поведения. К нему предъявляют высокие требования. Он тащит на себе ежедневный мучительный груз благородства, ума, прилежания, совести, юмора. А затем его бросают ради какого-нибудь отъявленного подонка. И этому подонку рассказывают, смеясь, о нудных добродетелях хорошего человека. Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано. У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности. Консервы девять лет в Мордовию посылала. Ждала… А хороший человек, кому он нужен, спрашивается?.. («Компромисс»)
  •  
Жил в Германии хрупкий болезненный юноша. Заикался от неуверенности. Избегал развлечений.
И только за роялем он преображался. Звали его Моцарт. Говорят, Сальери выглядел куда более полноценным...
  •  
Комплекс неполноценности – огромная сила. Вот только неясно – разрушительная или созидательная...
  •  
Мы поднялись в ресторан. Он заказал водки.
Выпили.
— Отчего ты грустный? — Секин коснулся моего рукава.
— У меня, — говорю, — комплекс неполноценности.
— Комплекс неполноценности у всех, — заверил Секин.
— И у тебя?
— И у меня в том числе. У меня комплекс твоей неполноценности.
— «Хочу быть сильным»
  •  
Есть что-то ущербное в нумизматах, филателистах, заядлых путешественниках, любителях кактусов и аквариумных рыб. Мне чуждо сонное долготерпение рыбака, безрезультатная немотивированная храбрость альпиниста, горделивая уверенность владельца королевского пуделя… Говорят, евреи равнодушны к природе. Так звучит один из упрёков в адрес еврейской нации.[2]
— «Заповедник», 1983

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС



> Эдуард Тополь 2016 год

> – Америка – это последний шанс, который история земли дала нам, homo
> sapiens, как виду, в нашем развитии, – вещал профессор, вышагивая по
> кромке тихого океанского прибоя.

> Триста лет назад она открыла этот материк для тысяч самых авантюрных,
> предприимчивых и сильных особей человеческого рода, чтобы они,
> вырвавшись из европейской феодальной цивилизации, создали здесь новую
> – цивилизацию демократии.
>  И они сделали это! Буквально на голом месте, среди джунглей, болот и
> прерий, с помощью индивидуального предпр инимательства и свободной
> конкуренции, они создали самую богатую, мощную, комфортную и сытую
> страну.

> Sky is the limit! – у нас нет ничего невозможного, вы можете добиться
> всего, чего захотите! – это был их девиз.

> Да, у нас есть нищие! Но у нас есть богатые, которые еще вчера были
> нищими, а сегодня у них из водопроводного крана течет минеральная
> вода! Принимая бедных и голодных со всего мира и работая в поте лица,
> мы доказали эффективность закона о выживании сильнейших, заслужили
> этим поддержку Высшего Разума, и в начале XX века этот Высший Разум
> допустил нас к открытию радио и телеграфа, двигателя внутреннего
> сгорания, а затем и ядерной энергии.

> Он просто осенил, осеменил человечество этими открытиями. Если до
> этого история homo sapiens развивалась медлительно-эволюционным путем
> и ползла, как на перекладных, то с начала XX века она понеслась
> скачками и галопом от одного великого открытия к другому, от простой
> морзянки к Интернету, от винтовых аэропланов к космическим кораблям и
> от пенициллина к генной инженерии.

> Никогда, обратите внимание, ни-ког-да процесс технического развития
> земной цивилизации не осуществлялся с такой скоростью! Только когда на
> земле возникла цивилизация, способная употребить эти открытия в
> цивилизованных целях, только когда мы достигли понимания, что мир
> выгодней и полезней войны и массовых убийств, нас подпустили к
> использованию ядерной энергии, генной инженерии и другим могучим силам
> природы.

> Сегодня Америка – это страна высочайших технологий и революционных
> открытий, способных спасти человечество от голода, тектонических
> катаклизмов, встречи с космическим астероидом и даже от ядерной зимы.

> Но ничего этого не случится! Человечество профукало этот последний
> шанс и обречено на гибель!

> Стоя буквально в двадцати – тридцати годах от перехода из животного
> существования к цивилизации высоких технологий и господству интеллекта
> над низменными инстинктами, человечество опять – в который раз! –
> поскользнулось на элементарном благодушии и трусости сытых – на том,
> от чего погибли все прежние цивилизации.

> И дело вовсе не в этих ничтожных арабских террористах! – усмехался
> профессор. – Как видите, у нас хватило оружия и решимости за двадцать
> дней разнести к гребаной матери все их Тора-Бора и прочие пещеры с
> дикарскими названиями.

> Если потребуется, мы можем снести с лица земли не только эти пещеры,
> но и сами горы, даже Гималаи. Разрушать не строить, и нет технических
> препятствий к разрушению даже целых материков! Арсенала нашего оружия
> хватит и на большее!

> Однако нет никакого оружия против собственной глупости, трусости и благодушия!

> Сначала бацилла велфера, этой британской разновидности социализма,
> надломила закон о естественном отборе сильнейших, и миллионы лентяев,
> неучей, дегенератов и наркоманов, обреченных на вымирание, вдруг
> получили идеальные условия массовой инкубации за счет общества.

> Еще миллионы стали слетаться сюда со всего света, чтобы тут же сесть
> нам на шею, в некоторых аэропортах мира даже висели плакаты: «Лучшие
> условия велфера в США – в таких-то и таких-то штатах»!

> И полвека продолжалась эта вакханалия пожирания трутнями здоровой
> плоти общества.

> Только четыре года назад либералы спохватились и согласились сбросить
> эту удавку с общества, но это уже не остановило процесс.

> Как акулы, которых молодые идиоты приучили к дармовому мясу, тут же
> перестали ловить себе рыбу на пропитание, а набрасываются теперь на
> людей с требованием кормить их, так и развращенные велфером поколения
> иждивенцев, войдя во вкус, требуют себе все новых привилегий.

> И общество продолжает откупаться от этого все более и более
> агрессивного балласта, бросая ему в качестве откупа уже не только
> продукты питания, бесплатное жилье и медицинское обслуживание, но и
> органы управления самим государством!

> Да, да, мой дорогой, – сердито говорил профессор, – вы тут приезжий,
> вы не сталкиваетесь с нашей бюрократией, но зайдите сегодня в любой
> государственный офис и у вас потемнеет в глазах – они выглядят и
> работают так, словно вы попали в Эфиопию или в какую-нибудь Гвинею!

> Такой чудовищно наглой, бесцеремонной и издевательски медлительной
> бюрократии нет, я уверен, даже в России!

> Попробуйте дозвониться хоть до одного правительственного офиса – вы не
> дозвонитесь никогда, они оградили себя автоответчиками, как стеной!

> А некоторые уже взяли на вооружение новейшие изобретения, и вы можете
> услышать феноменальное требование: если вы хотите, чтобы вам ответили
> человеческим голосом, сообщите номер своей кредитной карточки, мы
> взыщем с вас пять долларов, и после этого с вами будут разговаривать.
> И это – правительственная организация!

> Вы скажете, какое это имеет отношение к велферу?

> Самое прямое: сегодня все функции государственного организма
> осуществляют те, кто вчера сидел на велфере, или относятся к этой
> службе как разновидности велфера. Да, да, в государстве, которое
> основано и построено белыми людьми, осуществляют власть все, кроме
> белых!

> Посмотрите, в чьих руках департаменты образования наших детей – в испанских!

> Причем не испанских из Испании, страны Сервантеса и Колумба, а из
> бывших испанских колоний, из Пуэрто-Рико, Коста-Рики, Ямайки, Кубы и
> Мексики!

> Их здесь уже столько, что они отказываются учить английский язык и
> сделали испанский вторым государственным языком страны!

> А почта? Вы знаете, что еще двадцать пять лет назад почту у нас
> доставляли два раза в день – в восемь утра и в три часа дня?! Точно,
> как часы! И любое письмо с западного побережья на восточное шло
> максимум два дня! А в Нью-Йорке любое письмо приходило назавтра! Куда
> это делось?

> Стоимость почтовых отправлений возросла в пять раз, а письма теперь
> доставляют раз в день, и письмо из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк идет пять
> дней!

> И это при том, что основная масса корреспонденции уже давно идет по
> факсам и электронной почте! Так в чем же дело?

> А в том, дорогой мой, что почта – это тоже государственная служба! То
> есть все равно что велфер…

> Хотите еще пример? Пожалуйста!

> Возьмите нашу Службу эмиграции и натурализации, посмотрите, как они
> работают, и у вас отпадут все вопросы!

> Потому что эта служба уже вся африканская! И для них синекура
> американской государственной службы, с которой невозможно уволить, но
> за которую платят от 30 до 70 тысяч долларов в год плюс все
> медицинские страховки, стала вторым велфером – они не работают, а
> делают нам, белым, одолжение тем, что просиживают там свои задницы!

> Мы, оказывается, должны лизать им жопы и кормить их до скончания века
> только за то, что привезли их предков в Америку и заставили работать
> на плантациях. Да, привезли и заставили! Но именно поэтому их потомки
> сегодня кайфуют и процветают в Америке, а не гниют от СПИДа в своих
> африканских джунглях!

> Однако – нет! Оказывается, орут их демагоги, это их предки, будучи
> рабами наших предков, построили нам Америку!

> Чушь! Рабский труд – самый непроизводительный, именно потому
> человечество с ним распрощалось.

> К тому же если они такие прекрасные строители, то почему они не
> построили такую Америку в Африке?

> Однако фрейдистский комплекс мести и зависти к белым людям выгрызает
> им души, превращает каждое ваше посещение наших государственных
> учреждений в пытку и унижение, и этот черный расизм уже довел нас до
> того, что белому стало трудней поступить в университет, чем черному,
> белому трудней получить государственную службу, чем черному, и даже
> въехать в Америку белому эмигранту куда трудней, чем арабскому
> террористу!

> Да, представьте себе, на нашем главном КПП – в Службе эмиграции и
> натурализации белой Америки – уже практически нет белых людей!

> Поймите, я совсем не расист. Среди студентов нашего университета масса
> черных, испанцев и даже мексиканцев! И все они замечательные
> спортсмены, а многие и вообще толковые ребята,

> Но это не значит, что я не вижу, как страна, основанная, построенная и
> достигшая своего расцвета благодаря бешеной, воистину американской
> работе белых европейских колонизаторов, темнеет на глазах,
> африканизируется, мексиканизируется и психически велферизируется.

> Словно коммунизм, сдохнув в вашей стране, видоизменился и перетек к
> нам сюда, в США, чтобы, как птица Феникс или как Робокоп, возродиться
> здесь!

> Да, да, Америка строит коммунизм, как это ни парадоксально! Потому что
> велфер – это социализм!

> Государственная бюрократия – это социализм!

> Всеобщее принудительное страхование – это социализм!

> А наступающая власть плебеев над интеллектуалами – это коммунизм!

> Конечно, вы скажете: как же так? Посмотрите вокруг! Эти роскошные
> дачи, пляжи, отели, небоскребы – разве они не принадлежат белым? А
> Уолл-стрит? А банки? А Капитолий? А вся экономика?

> Друг мой, мы строили Всемирный торговый центр шесть лет и восемь
> месяцев, а он рухнул на наших глазах за час сорок восемь минут! Всего
> за полтора часа от усилий, талантов и денег самых лучших в мире
> архитекторов и строителей остались только миллион двести тысяч тонн
> руин и обломков. И сделали это каких-то девятнадцать зомбированных
> арабов!

> Нашу великую, могучую и прекрасную Америку мы строили двести с лишним
> лет, но нам достало одного президента Клинтона, чтобы все это
> замечательное строительство потеряло свою основу:
> европейско-американское отношение к труду.

> При нем страховые компании гигантской грудной жабой уселись нам на
> грудь и душат нас уже совершенно бесконтрольно; при нем экономика
> превратилась в гирлянду мыльных пузырей, а фондовые рынки стали «полем
> чудес» жулья и очковтирателей; он обрушил в грязь даже имидж самого
> президентства, а войну с Югославией употребил для прикрытия скандала с
> Моникой Левински.

> Ту Америку, которую великий Рональд Рейган поднял из пропасти
> картеровского правления и вознес на уровень сверхдержавы, Клинтон за
> восемь лет развратил и испоганил.

> Так мы – сами – помогаем тунеядцам гробить свою страну.

> Да, пока что и на Уолл-стрит, и на Капитолийском холме, и в Белом доме
> у нас еще держится белая интеллектуальная элита.

> Но в стране, где белое население стало меньшинством, в стране, где
> каждые десять лет население увеличивается на 30–40 миллионов
> мексиканцев, мусульман и пуэрториканцев, эта элита – ради своих мест
> на верхушке власти – уже вынуждена заискивать перед африкано-испанским
> электоратом.

> И не за горами то время, когда этот электорат сожрет ее.

> И то же самое происходит в Европе! Англию, Германию и Францию
> наводнили эмигранты, французы уже боятся арабов, немцы – турок, а
> русские – чеченцев.

> Со времен открытия огня все изобретения, движущие прогресс, сделаны в
> северном поясе и северными народами, но мы оказались не способны
> защитить эти открытия – наши корабли взрывают арабские фанатики, наши
> самолеты похищают палестинские варвары, и наши пентагоны и торговые
> центры атакуют саудовские самоубийцы.

> Цивилизация homo sapiens создавалась сорок тысяч лет, но она рушится,
> как рухнула цивилизация атлантов…

> Однако те, кто угробит Америку, слепцы, дикари и тупицы!

> Они не успеют насладиться своим идиотским реваншем

> . Потому что американская цивилизация – это воистину последний шанс,
> который Высший Разум дал нам, homo sapiens, как виду.

> И как только Он увидит, что человечество этот шанс загубило, Он в
> досаде и гневе просто утопит нас всех – вместе с нашими церквями,
> мечетями и синагогами, Интернетом и космодромами, Уолл-стрит и
> Голливудом, материками и островами, как утопил Он в свое время
> Атлантиду вот в этом Атлантическом океане, а до нее – цивилизацию
> лимурийцев…

> – Профессор вдруг повернулся ко мне. – Вы не думаете, что и эти акулы,
> и жуткие наводнения последних лет, и ураганы – это все предупреждение
> нам, homo sapiens? Кстати, вы знаете, что Стивен Спилберг начал съемки
> фильма о том, какой будет Америка через пятьдесят лет? Причем с Томом
> Крузом в роли главного героя – полицейского.

> Спилберг собрал целую команду социологов, футурологов и
> градостроителей, которые строят ему Вашингтон 2050 года! Понимаете,
> какой это бред? Я-то после «Списка Шиндлера» считал этого Спилберга
> трезвым реалистом, а он просто образец либерального благодушия!

> Белые полицейские в Вашингтоне через пятьдесят лет?! Да в Вашингтоне
> уже сейчас белые не живут! А через пятьдесят лет не только в
> Вашингтоне, но и во всей Америке не будет никакой полиции – ни белой,
> ни черной, ни желтой!

> Через пятьдесят лет по этому пляжу будут снова ползать крокодилы, а на
> пальмах скакать обезьяны. А все эти дома обвалятся еще раньше, как
> обвалились и утонули в песках те города, которые израильтяне
> построили, а потом отдали Египту…
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..