понедельник, 9 мая 2016 г.

АМЕРИКА ВВЕРХ ДНОМ

Jewish.ru

Америка вверх дном


09.05.2016

Еврей Сандерс поносит Израиль, сторонники Трампа забрасывают антисемитскими оскорблениями журналистку еврейского происхождения, осмелившуюся критиковать бизнесмена. Но это не единственный парадокс. Все идет к тому, что за пост президента США будут сражаться два абсолютно не популярных внутри своих партий кандидата: республиканцам, не принимающим Трампа, придется голосовать за заклятого врага, Хиллари Клинтон, а демократам, её не признающим, – за ультраправого Трампа.
Шестнадцатые годы выдаются довольно странными. В декабре 1916 года, за два месяца до первой либеральной революции, Ленин, живший в то время в Швейцарии, писал: «Наше поколение революции не увидит». Казалось бы, уж кто-кто, а он не мог ошибаться настолько фатально.
1816 год, больше известный как «год без лета», ознаменовался экстремально холодной погодой в северном полушарии. Летними ночами случались заморозки, а некоторые восточные штаты США вообще провели без солнца пять дней в конце июня. Погода вверх дном. Урожаю того года был нанесен непоправимый урон, но социальные последствия оказались куда значительнее. Мэри Шелли, отдыхавшая в Швейцарии, не могла покинуть дом из-за погодных условий и села писать что-то страшное, подобающее ситуации за окном. Результат – «Франкенштейн, или Современный Прометей». Ищите на полках книжных магазинов вашего города.
На другом конце земли американцы покидали штаты Новой Англии, заселяя климатически более благоприятный Средний Запад. Благодаря им и их неприятию рабства 40 с лишним лет спустя эти штаты воевали на стороне Союза против Конфедерации. В штате же Вермонт, что в Новой Англии, жила семья Джозефа Смита. Они тоже уехали, но не на Средний Запад, а в городок Пальмира на севере штата Нью-Йорк. Годом позже этот регион стал очагом второго Великого Пробуждения – религиозного движения, благодаря которому миллионы приобщились к религии. В их числе была и семья Смита, до того не особо религиозная. Спустя несколько лет Смит нашел знаменитые золотые таблички и вскоре основал мормонизм. На другом конце земли два немецких ученых изобретали велосипед и минеральные удобрения, а все потому, что нечем стало кормить лошадей.
Подобные исторические события американский экономист Нассим Николас Талеб окрестил «черными лебедями». Их невозможно спрогнозировать, их последствия масштабны и они легко объясняются – задним умом. Череда неординарных событий, сопровождающих предвыборную гонку в США, позволяет предположить, что и 2016 год имеет все шансы войти в историю как предвестник еще одного «черного лебедя».
***
Третьего мая Трамп уверенно выиграл праймериз в штате Индиана. На следующий день Круз и Кейсик, объявившие о намерении вместе остановить Трампа неделей ранее, приостановили свои избирательные кампании. Кандидатура претендента на пост президента США от Республиканской партии фактически определена.
В этой совершенно потрясающей истории важнее всего не то, что отстающие кандидаты объединились против лидера (хотя в Америке, где люди голосуют за того, кого они хотят видеть президентом, а не против того, кого не хотят, это уникально само по себе). И даже не то, что республиканцам, судя по всему, придется номинировать шоумена и бизнесмена с весьма сомнительной репутацией. Важнее всего то, что большая часть – 6 из 10 – демократов в Индиане, решивших голосовать за республиканского кандидата на выборах, выбрали Трампа.
Важно это вот по какой причине. Переход из стана в стан на президентских выборах не является в США экстраординарной ситуацией: достаточно вспомнить рейгановских демократов. Проблема заключается в том, что без них Трамп, имеющий негативный рейтинг в районе 60 процентов, доходящий до 70 среди женщин, не имеет шансов на победу в ноябре. Результат праймериз в Индиане продолжает тренд предыдущих праймериз: большинство демократов, голосующих за республиканца в президентских выборах, выбирают Трампа. Таких перебежчиков пока что не так много, но, согласно опросам, к финальному голосованию их число может вырасти до 20 процентов, если Демократическая партия выставит своим номинантом Хиллари Клинтон.
И раз уж речь зашла о Клинтон: обратный процесс может оказаться гораздо более разрушительным – в прямом смысле – для республиканцев. Джордж Уилл, один из самых влиятельных консервативных колумнистов, пишет, что в случае выдвижения Трампа люди с консервативными взглядами должны сделать все от них зависящее, чтобы не допустить его победы на выборах. Это, видимо, означает и голосование за кандидата от конкурирующей партии, но не по идеологическим причинам, а исключительно от противного. Этого же взгляда придерживаются и ряд функционеров Республиканской партии, и редакторы нескольких консервативных публикаций, и, как минимум, два республиканских сенатора. Еще раз: сенаторы от одной политической партии открыто поддерживают кандидата в президенты от другой партии. Резюмируя, Меган Маккейн, дочь Джона Маккейна, написала следующее: «Когда четыре года назад я сказала, что моя партия либо изменится, либо погибнет, я не предполагала, что ей проще будет выбрать смерть». Назвать происходящее иначе, чем откровенной паникой, язык не поворачивается.
***
На противоположном фланге, впрочем, странностей отнюдь не меньше. Клинтон по-прежнему находится под федеральным расследованием, и Сандерс, социалист еврейского происхождения, окрыленный победой на праймериз в Индиане, отступать не собирается. Не собирается он отступать и от антиизраильской риторики, что наполняла его кампанию в прошлом месяце и привела и к его сокрушительному поражению на праймериз в Нью-Йорке, и к отказу от его поддержки крупных либеральных еврейских организаций.
Началось все с заявления Сандерса, что 10 тысяч невинных жителей Газы погибло во время операции «Нерушимая скала» 2014 года. Несмотря на то, что Сандерс уточнил, что не помнит точной цифры, довольно занятно, что его предположение отличалось от реальности больше чем в пять раз. Естественно, не в меньшую сторону. Продолжил он сравнением условий жизни в секторе Газа с условиями жизни в афроамериканских районах Балтимора. Это, во-первых, передавало его желание притянуть Израиль к любой проблеме, даже той, которая никакого отношения к еврейскому государству не имеет. Во-вторых, повторяло пропаганду радикальных исламистских организаций, рутинно призывающих афроамериканцев «бороться с оккупантами», сравнивая их положение с положением палестинских арабов. Вишенкой на торте стал отказ Сандерса присоединиться к резолюции Сената, призывающей Обаму увеличить военную помощь Израилю (резолюцию поддержали 80% сенаторов). Учитывая, что внешнеполитические дела волнуют американского избирателя в последнюю очередь, мотивы поведения Сандерса в этом вопросе остаются загадкой.
Между тем американский миллиардер Шелдон Адельсон делает все возможное для позитивного освещения Трампа в Израиле. «Исраэль Аайом», крупнейшая ежедневная израильская газета, освещает кампанию Трампа в таком раболепном стиле, что аж дух захватывает. Газета пишет об «экстравагантном Трампе», восхищается «золотыми люстрами и огромными канделябрами» в его частном особняке, сообщает о том, что «с Трампом никто не сравнится». Владеет газетой, очевидно, Адельсон, не стесняющийся вмешиваться в редакционную политику СМИ и у себя на родине.
Совсем другая история разворачивается с одним американским СМИ, точнее журналистом, посмевшим написать довольно жесткий, но честный репортаж про жену Трампа, Меланию. Мелания, бывшая модель родом из Словении, вышла замуж за Трампа, который старше ее на 23 года, в 2005 году. В статье содержится несколько нелицеприятных подробностей, например, таких, что Мелания бросила на произвол судьбы своего сводного брата, который влачит жалкое существование в крохотной квартире в небольшом словенском городке. Автор репортажа, американская журналистка российско-еврейского происхождения Юлия Йоффе, вполне могла ожидать закономерной реакции от Трампа и его жены, обвинившей ее в искажении действительности и бесчестной журналистике. Чего она не ожидала, так это обрушившегося на нее шквала антисемитских атак нижайшего сорта от сторонников Трампа, включая телефонные звонки, проигрывающие гитлеровские речи. Конечно, тот факт, что семья Йоффе покинула Россию из-за антисемитизма, довольно ироничен, но важнее другое. Сама Йоффе дает точный диагноз: «Если сторонники Трампа так реагируют [на мой репортаж], что будет, когда пресса начнет писать о его коррупционных сделках или критиковать его политику?» Трамп неоднократно обещал, что, придя к власти, ужесточит законы о клевете. Еще один тревожный звоночек.
***
Две крупнейшие политические партии США стоят на пороге номинирования на соискание президентского кресла двух кандидатов, непопулярных у большей части страны, кандидатов, чьи послужные списки заставляют задать вопрос, набивший оскомину на другом конце земли: «Неужели в стране с населением в столько миллионов человек не нашлось кого-нибудь…?» Наивно полагать, что текущие выборы уникальны – все выборы уникальны, – и ничто не улетучивается из памяти так быстро, как несбывшиеся прогнозы и предсказания. И тем не менее, как бы мы к этому ни относились, нет в мире важнее политического поста, чем пост президента США, и от того, кто его займет, зависит в том числе и то, как враги свободного мира будут оценивать свои шансы на успех.
Талеб пишет, что пытаться предсказать, где и когда случится очередной «черный лебедь», бессмысленно. Важнее смириться с тем, что он будет, и быть готовым эффективно разобраться с последствиями.

Даниил Готштейн
А.К. Сама эта Юлия Йоффе никакой симпатии не вызывает. Копаясь в грязном белье семейства Трампа, она откровенно работает на настоящих антисемитов: Клинтон и Сандерса. Грязные приёмы этой дамы не исключают и подлог с юдофобскими высказываниями сторонников Трампа. В любом случае понятно, что либеральные фашисты США не остановятся ни перед чем, чтобы вновь завладеть властью.

ПРИГЛАШЕНИЕ!







КАК ФБР СПАСЛО ГИТЛЕРА

history

Jewish.ru

Как ФБР спасло Гитлера


09.05.2016

Американскому историку Роберту Рокавэю удалось установить сенсационный факт: в 1933 году еврейские гангстеры готовили покушение на Гитлера. Исполнитель готов был взять за это всего 2500 долларов, но изменить ход мировой истории ему помешало ФБР.
В конце 80-х годов Рокавэй работал над книгой об истории еврейской организованной преступности в Америке. В процессе сбора информации он взял интервью у пожилого «гангстера в отставке», известного под кличкой Голландец (Dutch) и доживавшего свой век в Израиле. Именно он поведал историку о планах по убийству Гитлера, зародившихся в среде американских мафиози. В качестве потенциального киллера предполагалось найти человека, свободно говорящего на идише (чтобы у него не было языковых проблем в Германии). Ему планировалось заплатить 2500 долларов, плюс покрыть накладные расходы.
Встреча Рокавэя с Голландцем состоялась 15 августа 1988 года в кафе «Пикассо», расположенном в престижной Герцлии-Питуах. Историк обещал не раскрывать подлинное имя Голландца при его жизни, но спустя пять лет после той беседы он умер. Рокавэй пишет, что его настоящая фамилия была Гольдберг.
Голландец был ростом около 170 см, коренастого сложения. Очевидно, в молодости он был атлетом, но к моменту встречи с Рокавэем, когда ему было за 80, Голландец был уже довольно дряхл, его руки тряслись. Он рассказал, что вырос на Нижнем Ист-Сайде в Нью-Йорке, в 13 лет бросил школу и промышлял в юности мелкими кражами и вымогательством. В годы сухого закона Голландец занялся бутлегерством и штрейкбрехерством (помогал владельцам предприятий подавлять забастовки). В начале 30-х он был членом мафиозной группировки, которую возглавляли Багси Сигел и Меир Лански.
«Все мы ненавидели нацистов и были готовы убить Гитлера, чтобы отомстить ему за то, как он обходится с евреями, – признался Голландец. – Многие из нас были готовы отправиться в Германию и сделать эту работу. Но еще до того, как наши планы перешли в практическую стадию, об этом разнюхало ФБР. Шпионы, подосланные этим ублюдком Эдгаром Гувером [главой ФБР], начали крутиться вокруг нас и все разнюхивать. В итоге наши ребята решили от этой идеи отказаться. И очень жаль. Если бы это дело удалось, нас бы наверно сейчас чествовали как героев, наградили бы медалями...»
Однако подкрепить свои слова какими-либо письменными документами Голландец не смог. «Наши ребята летописей не вели, – сказал он. – Однако в архивах ФБР какие-то бумаги на эту тему могли сохраниться». Рокавэю в тот момент показалось, что старый гангстер все это выдумал, чтобы представить себя в выгодном свете. Ведь другие «ветераны мафии», с которыми он беседовал, тоже наперебой рассказывали о своей помощи евреям и борьбе с появившимися в 30-х годах в Америке пронацистскими организациями. Хотя в действительности основными жертвами их преступной деятельности были как раз еврейские предприниматели.
Однако, начав работать в архиве ФБР в Вашингтоне, Роберт Рокавэй неожиданно обнаружил там досье под названием «Адольф Гитлер». Открыв его, он понял, что Голландец, скорее всего, рассказал правду. В файле за номером 65-53615 подробно описан заговор с участием одного человека. План, вероятно, только начал воплощаться в жизнь, но был сорван Департаментом юстиции США. Чтобы предотвратить опасный международный инцидент – убийство американским гражданином германского лидера, – правоохранительные органы, возможно, спасли жизнь фюреру.
Информация о заговоре с целью убийства Гитлера была доведена до сведения американских властей в письме от 23 марта 1933 года, адресованном «послу Германии, Вашингтон, округ Колумбия». Посол передал письмо госсекретарю Корделлу Халлу, а тот переадресовал его генеральному прокурору США Гомеру Каммингсу. В письме говорилось следующее:
«Уважаемый господин посол!
Я обратился к президенту Рузвельту с просьбой выразить официальный протест против возмутительных действий вашего правительства, выражающихся в преследовании евреев Германии, а также немедленно положить конец этому преследованию.
В том случае, если президент Рузвельт не выразит протест, я лично приеду в Германию, чтобы убить Гитлера.
Искренне Ваш Дэниел Стерн».
Германские дипломаты потребовали немедленного и тщательного расследования. При этом сам посол Фридрих Вильгельм фон Приттвиц в апреле 1933-го подал в отставку в знак прихода нацистов к власти. Президент Рузвельт к тому моменту находился у власти всего несколько недель. Америка в ту пору переживала Великую депрессию, и события в Германии явно не находились в центре внимания федерального правительства. Тем не менее высказанную в письме угрозу нельзя было просто проигнорировать или признать не заслуживающим внимания курьезом. Многие американские евреи в знак протеста против политики Гитлера вышли на улицы. Сотни людей пикетировали германские диппредставительства и филиалы немецких фирм. Многотысячные антинацистские митинги и шествия состоялись в Нью-Йорке, Чикаго, Кливленде, Детройте и других крупных городах. В этой обстановке письмо Стерна было воспринято довольно серьезно. Генеральный прокурор обратился к Эдгару Гуверу, директору отдела расследований Департамента юстиции, с указанием разыскать Дэниела Стерна и остановить его. Гувер занимал этот пост с 1924 года. В 1935-м на базе его подразделения было создано ФБР. Агенты Гувера искали Стерна на протяжении весны, лета и начала осени 1933 годы. С этой целью сыщики установили контакты с лидерами еврейских банд Нью-Йорка: Меиром Лански, Багси Сигелом, Луисом Бухальтером.
Было установлено, что Дэниел Стерн входил в чикагскую гангстерскую группировку и что несколько лет назад он переехал в Филадельфию (а письмо в посольство, согласно почтовому штемпелю, было отправлено как раз оттуда). Наконец филадельфийский адрес Стерна был обнаружен. Но когда шпики пришли туда, привратник сказал, что этот жилец съехал в неизвестном направлении.
Со следствием согласился сотрудничать один из главных еврейских мафиози Филадельфии Макс (Бу-Бу) Хофф. Однако ни он, ни кто-либо из его «соратников» не был знаком с Дэниелом Стерном. О планах убить Гитлера никто из них тоже не слышал. При этом все заявляли, что ликвидация вождя Третьего рейха – это просто отличная идея. Розыски загадочного Стерна продолжались до сентября 1933-го, но никаких результатов не дали. По распоряжению Гувера дело было закрыто.
Познакомившись с ходом расследования в архиве ФБР, Рокавэй возвратился в Израиль и снова встретился с Голландцем. Рассказав о своих изысканиях, он спросил его, не слышал ли он что-нибудь о Стерне. «Действительно, ходили слухи о некоем человеке по фамилии Стерн, – рассказал старый гангстер. – Он, судя по всему, был полон решимости совершить подвиг, но ему не хватало рассудительности. Попросту говоря, этот самый Стерн был глуповат или вообще не отличался здравым рассудком. Хотя еще в начале 30-х были попытки ликвидировать Гитлера, ни одна из них ни к чему не привела. Похоже, что сам дьявол был его телохранителем. В конце концов оказалось, что единственным человеком, способным уничтожить Гитлера, был сам Гитлер».

Роберт Берг

ВЕЛИКИЙ СОЛДАТ САМОЙ СТРАШНОЙ ВОЙНЫ

Его стихов не найдёшь в школьных учебниках. Кто он? Человек, творивший историю.

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.


Эти стихи написал 19-летний лейтенант-танкист Иона Деген в декабре 1944 года. Их никогда не включат в школьные хрестоматии произведений о той великой войне. По очень простой причине – они правдивы, но это правда — другая, страшная и невероятно неудобная для тех, кто пишет на своих машинах: «1941-1945. Если надо – повторим».

Иона после 9 класса поехал вожатым в пионерлагерь на Украине в последние мирные июньские дни 41 года. Там его и застала война. В военкомате отказались призвать из-за малолетства. Тогда ему казалось, что через несколько недель война окончится в Берлине, а он так и не успеет на фронт. Вместе с группой таких же юношей (некоторые из них были его одноклассниками), сбежав из эвакуационного эшелона, они смогли добраться до фронта и оказались в расположении 130 стрелковой дивизии. Ребята добились, чтобы их зачислили в один взвод.

Так в июле 41 года Иона оказался на войне.

Девятый класс окончен лишь вчера.
Окончу ли когда-нибудь десятый?
Каникулы — счастливая пора.
И вдруг — траншея, карабин, гранаты,
И над рекой до тла сгоревший дом,
Сосед по парте навсегда потерян.
Я путаюсь беспомощно во всем,
Что невозможно школьной меркой мерить.

Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки... Нам еще наступать предстоит...


Июль 1941

Через месяц от их взвода (31 человек) останется всего двое. А дальше – окружение, скитание по лесам, ранение, госпиталь. Вышел из госпиталя лишь в январе 42 года. И снова требует отправить его на фронт, но ему еще полтора года до 18 – призывного возраста.
Иону отправили в тыл на юг, на Кавказ, где он выучился работать на тракторе в совхозе. Но война сама пришла туда летом 42 года, и Дегена взяли добровольцем в 17 лет, он снова на фронте, на этот раз в разведвзводе. В октябре – ранение и опять тяжелое. Пуля вошла в плечо, прошла через грудь, живот и вышла через бедро. Разведчики вытаскивали его в бессознательном состоянии из-за линии фронта.
31 декабря 1942 года его выписали из госпиталя и как бывшего тракториста отправили на учебу в танковое училище. В начале 44 года он с отличием заканчивает училище и весной младший лейтенант Иона Деген на новеньком Т-34 снова оказался на фронте.
Так начались его 8 месяцев танковой эпопеи. И это не просто слова. Восемь месяцев на фронте, десятки боев, танковые дуэли — все это во много раз превышает то, что отмерила судьба многим тысячам других танкистов, погибшим на той войне. Для лейтенанта Дегена, командира танковой роты все закончится в январе 1945 года в восточной Пруссии.
Как он воевал? На совесть. Хотя Т-34 был одним из лучших танков второй мировой войны, но к 44 году все же устарел. И горели эти танки часто, но Ионе до поры до времени везло, его даже прозвали счастливчиком.

Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки... Нам еще наступать предстоит...


На фронте не сойдешь с ума едва ли,
Не научившись сразу забывать.
Мы из подбитых танков выгребали
Всё, что в могилу можно закопать.
Комбриг уперся подбородком в китель.
Я прятал слезы. Хватит. Перестань.
А вечером учил меня водитель
Как правильно танцуют падэспань.

Лето 1944

Случайный рейд по вражеским тылам.
Всего лишь взвод решил судьбу сраженья.
Но ордена достанутся не нам.
Спасибо, хоть не меньше, чем забвенье.
За наш случайный сумасшедший бой
Признают гениальным полководца.
Но главное — мы выжили с тобой.
А правда — что? Ведь так оно ведется.

Сентябрь 1944

Когда гибнут один за другим твои товарищи, появляется другое отношение к жизни и к смерти. И в декабре 1944 года он напишет то самое знаменитое стихотворение в своей жизни, которое назовут одним из лучших стихотворений о войне:

..ты не плачь, не стони, ты не маленький,
ты не ранен, ты просто убит.
дай на память сниму с тебя валенки.
нам еще наступать предстоит.

Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки... Нам еще наступать предстоит...


Он не знал, что судьба отмерила совсем немного. Всего лишь месяц. А через много лет на гранитном памятнике на братской могиле высекут его имя. В списке лучших советских танкистов-асов под номером пятьдесят вы прочтете – Иона Лазаревич Деген. гвардии лейтенант, 16 побед (в том числе 1 «Тигр», 8 «Пантер»), дважды представлен к званию Героя Советского Союза, награжден орденом Красного Знамени.

21 января 1945 года его Т-34 был подбит, а экипаж, успевший выскочить из горящего танка, немцы расстреляли и закидали гранатами.
Он был еще жив, когда его доставили в госпиталь. Семь пулевых, четыре осколочных ранения, перебитые ноги, открытый перелом челюсти. Начался сепсис и в то время это был смертный приговор. Спас его главврач, потребовавший поставить ему страшно дефицитный пенициллин внутривенно. Казалось, это была бесполезная трата драгоценного лекарства, но у Бога были на него другие планы — Иона выжил!
Потом была реабилитация, пожизненная инвалидность – и это все в 19 то лет…
А затем долгая и очень непростая жизнь в которой наш герой-танкист смог достичь новых невероятных высот. Еще в госпитале он решил стать врачом. В 1951 году закончил с отличием мединститут. Стал оперирующим врачом-ортопедом. В 1959 первым в мире он проведет реплантацию верхней конечности (пришил оторванную руку трактористу).
Будет у него и кандидатская, и докторская, длинный путь к признанию. Уж очень неудобным был этот маленький бесстрашный хромой еврей, никогда не стесняющийся говорить правду, всегда готовый дать в морду зарвавшемуся хаму, невзирая на чины и должности.
В 1977 Иона Лазаревич уедет в Израиль. И там он будет востребован как врач, получит почет и уважение, но никогда не отречется от своей Родины.

Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки... Нам еще наступать предстоит...


Жив он и по сей день. В 2015 году ему исполнилось 90 лет, но характер его ничуть не изменился.
В 2012 году в ему как и остальным ветераном в российском посольстве военный атташе под звуки торжественной музыки вручил очередные юбилейные награды. После окончания церемонии наш ершистый герой прочитал вот эти свои стихи.

Привычно патокой пролиты речи.
Во рту оскомина от слов елейных.
По-царски нам на сгорбленные плечи
Добавлен груз медалей юбилейных.
Торжественно, так приторно-слащаво,
Аж по щекам из глаз струится влага.
И думаешь, зачем им наша слава?
На кой… им наша бывшая отвага?
Безмолвно время мудро и устало
С трудом рубцует раны, но не беды.
На пиджаке в коллекции металла
Ещё одна медаль ко Дню Победы.
А было время, радовался грузу
И боль потерь превозмогая горько,
Кричал «Служу Советскому Союзу!»,
Когда винтили орден к гимнастёрке.
Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.
Равны в пределах нынешней морали
И те, кто блядовали в дальнем штабе,
И те, кто в танках заживо сгорали.
Время героев или время подлецов – мы сами всегда выбираем как жить.

Есть люди, которые творят историю. И это вовсе не политики, а вот такие вот люди как Иона Лазаревич Деген.
А много ли мы знаем о них?


Источник: http://novorus.info/news/...

ИЗРАИЛЬ ТОРГУЕТ МУХАМИ

 
Как вы думаете, что может продать еврей?


Еду вчера домой, слушаю радио. Идёт научная передача и диктор выдаёт:
«Израиль продал Хорватии 320 миллионов… МУХ»!

??? Мух??? Ну теперь ващe...

Поначалу хотел определить эту новость в раздел юмора, но как оказалось, эта сделка имеет очень серьёзную научную и экономическую основу.
Oдной из самых больших проблем фруктового сельскохозяйственного производства являются, так называемые фруктовые мухи, которые откладывают личинки в плодах фруктов и тем самым портят их.

Основным методом борьбы с этим, до сих пор было опрыскивание деревьев химикатами.
Так вот, некая израильская фирма под названием BioBee разработала способ разводить фруктовых мух мужского пола и стерилизовать их путём облучения. Потом эти мухи благополучно выпускаются на волю, трахают местных мух женского пола, все удовлетворены, a потомства -нет.

Как говорится «И фрукты целы, и мухи сыты»!
Технология эта работает не так давно, но уже экономит ежегодно до 10 миллиардов долларов хозяйствам по всему миру.


Так что же может продать человечеству еврей?..

ЮРИЙ СОЛОДКИН. СЫНОВЬЯ

ЮРИЙ СОЛОДКИН. СЫНОВЬЯ


Сыновья

У нас два сына, не близнецы, а двойняшки, абсолютно не похожие друг на друга ни внешне, ни по характеру. Однажды, когда я объяснял разницу между близнецами и двойняшками одному нашему приятелю и произнёс слово "разнояйцовые", то он моментально отреагировал: "Брось голову морочить. Разноотцовые".
До трёх лет мальчишки росли дома. В ясли отдавать было себе дороже. Хотелось, чтобы дети с малолетства не хватали всякую заразу. Поэтому жена, врач, пошла работать на Скорую помощь и брала дежурства по субботам и воскресеньям, а я сидел с детьми. В будние дни мы менялись ролями.
В три года мальчишек можно было уже отдавать в детский сад. Тоже не сахар, но всё-таки не ясли. Жена перешла на работу в больницу, к чему очень стремилась, и без детского сада было не обойтись. Запомнился первый день, когда я отвёл ребятишек в садик. С первого дня они начали активно осваивать великий и могучий. В домашних условиях их язык был не таким великим и не таким могучим. После первого дня в садике, подчёркиваю, после первого, веду мальчишек, держа за руки, домой, и Миша вдруг меня спрашивает: "Папа, я ещё долго буду носить эти блядские сапоги?" От неожиданности я проглотил язык, но что-то надо было отвечать, и пришлось вернуть язык на место. "Сынок, сапоги, конечно, не очень. Они тебе достались от Ани (это их старшая сестра). Мы обязательно купим тебе новые сапоги". Миша успокоился, а я нет.
И на следующий день, приведя мальчишек в садик, рассказал воспитательнице эту историю, повторив много раз, что у меня нет никаких претензий и жалоб, а просто интересно, откуда появился этот новояз в ещё непорочном детском лексиконе. Воспитательница Ася Григорьевна, хоть и старая дева, но очень добрая и умная, посмеялась и догадалась, откуда. Нянечка, которая раздевала детей после прогулки, долго не могла стянуть с Миши сапоги. Они были без молнии и с узким голенищем. Вот она и определила их коротко и самым исчерпывающим образом.
Ещё пара слов об Асе Григорьевне. Однажды Аня, которая на два с половиной года старше своих братьев и воспитывалась той же Асей Григорьевной, вдруг обращается к маме: "Мама, можно, мы своего папу одолжим Асе Григорьевне?" Оказывается, в садике дети (шестилетние!) поинтересовались, почему у Аси Григорьевны нет своих детей. И та очень просто объяснила. Она стала спрашивать. "У тебя, Аня, хороший папа?" "Хороший". "А у тебя, Таня?" "Хороший". Спросив ещё нескольких детей и получив те же ответы, Ася Григорьевна сказала: "Вот видите, вы всех хороших пап разобрали, и мне не досталось".
Очень рано, уже с садика мальчишки начали созревать политически. В конце апреля, когда в обязательном порядке проводились первомайские утренники, веду обоих в садик. Сеня весёлый и жизнерадостный, а Миша не просто грустный, а тоска на лице безысходная.
- Миша, - спрашиваю его, - а ты почему не радуешься? У вас праздник сегодня, стихи будете читать, песни петь.
- А чему радоваться? - отвечает Миша. - Опять этого деревянного Ленина приволокут.
Я не сразу понял, о чём речь. Та же Ася Григорьевна показала мне большой бюст Ленина, покрытый сплошной серебристой краской, который переносили из комнаты в комнату для каждой группы на время проведения утренника.
Достаточно про садик, перейдём к школьному возрасту. Мальчишки росли крепкие, спортивные. Лет в 11-12 их заприметил тренер по волейболу из детской спортивной школы и пригласил на тренировку. Владимир Дорофеевич оказался не только умелым тренером, но и хорошим педагогом. Ребята увлеклись и впоследствии стали неплохими волейболистами. Вряд ли я стал бы об этом писать, если бы не один случай. Встречает меня однажды Владимир Дорофеевич и с хитрой такой улыбкой говорит:
- Юрий Наумыч, надо бы обратить внимание на воспитание сыновей.
- А что такое случилось, Владимир Дорофеич?
- В конце каждой тренировки мы обычно делимся для игры на две команды, и я попросил Мишу, как капитана, поделить ребят. И вдруг Миша говорит: "Давайте, сыграем... евреи против неевреев!" Я слегка оторопел, но согласился. Ребят было семь, и я восьмой. По одну сторону встали Миша с братом Сеней, Илюша и Рома, а по другую сторону три русских богатыря и я вместе с ними, чтобы было четверо на четверо. Про себя подумал - сейчас мы этим евреям покажем! Началась игра. Я смотрел на Мишу и видел, что для него ничего не существует, кроме этой игры. Он умело руководил своей командой. Он успевал во все уголки площадки, куда я отправлял мячи. Одолеть их не удалось.
- И как всё закончилось?
- Я остановил игру при ничейном счёте, чтобы не пострадала дружба народов.
- Это вы хорошо придумали, Владимир Дорофеич.
Во время соревнований я очень часто находился рядом с командой и слышал, как Дорофеич даёт наставления перед игрой. Мише он всегда говорил: "Миша, от тебя больше ничего не требуется, только сыграй, как евреи против неевреев!"
Мальчишки были ещё пионерами, но уже не были комсомольцами. Их старшие классы пришлись на конец восьмидесятых. Перестройка. Первые, даже самые малые глотки свободы при полном её отсутствии до, казались божественным напитком. Миша возглавил забастовку десятиклассников, отказавшихся учить положенные по программе сны Веры Павловны из "Что делать". Чернышевский был для них уже не указ. Я призывал Мишу пожалеть учительницу литературы. Не пожалели. Неделю длилась забастовка, и ученики победили!
Ещё одна школьная история связана со взаимными поездками в гости советских и американских школьников. Наша школа была английской, и у неё была школа-побратим в американской Миннесоте. Каждый год на один месяц десять школьников из Америки приезжали к нам в Академгородок, а наши десять отправлялись в Миннесоту. При отборе десятки учитывались успеваемость, общественная работа, спортивные заслуги, уровень английского. По каждой позиции начислялись баллы, и по сумме определялось, кто заслуживает поездку в Америку. Оба, и Миша, и Сеня, попали по баллам в заветную десятку. И тут началось. Как это так, из одной семьи двое! Меня просят отнестись с пониманием и выбрать одного из двух. Я, естественно, сделать это не могу и предлагаю, если двоих из одной семьи нехорошо, отправить второго за свой счёт. Не виноват же я в том, что оба парня достойны и заслуживают. Мне объясняют, что по договору американцы принимают только десять, и одиннадцать принять никак не могут. Мальчишки пишут американским школьникам, которые уже побывали у нас и подружились с ними, что приехать сможет только один из них, второго могут взять только одиннадцатым. Из Америки приходит официальная бумага, что они в этот раз согласны принять одиннадцать. Ура! Казалось бы, дело сделано. Ан, нет. Радость оказалась преждевременной. Из Министерства просвещения СССР сообщили, что коллективная виза на десять человек уже оформлена, и поздно что-либо менять. С Министерством просвещения, да ещё СССР, выяснять отношения было бесполезно. Сеня просил нас сильно не переживать, Америка от него никуда не убежит. А Миша пожил месяц в Америке, поучился в американской школе и даже поиграл в американский футбол в школьной команде.
Как только сыновьям исполнилось по восемнадцать, и они получили право самостоятельно принимать решения, оба эмигрировали в Израиль. Мы с женой проводили их с двумя рюкзачками и сотней долларов на двоих. Приняли их в киббуце под Беэр-Шевой. Днём они работали, а вечером в ульпане учили иврит. Втроём, вместе с киббуцником Ури, они выращивали семьдесят тысяч бройлеров одновременно. В три специально оборудованные ангара с автоматической подачей корма и воды завозились однодневные инкубаторские цыплята, и через сорок дней они достигали нужных размеров. Их отправляли по назначению (рука не поднялась написать "убивали"), куриный помёт вывозили на поля в качестве удобрения и запускали в ангары новые семьдесят тысяч.
Из киббуца мальчишки ушли в армию. Первым ушёл Семён, а Мишу завернули. Оказалось, что по израильским законам двойняшек одновременно в армию взять не могут. Сеня попал в престижную дивизию Гивати. Офицер выбирал восемнадцать человек из двухсот. Когда его выбор пал на Семёна, ему сказали, что Шимон, так теперь его звали, не рождён в Израиле и не может поэтому служить в его подразделении. Но парень настолько понравился, что офицер взял его под свою ответственность. Когда Шимон после курса молодого бойца принимал присягу, на этом событии присутствовала жена, прилетевшая повидаться с сыночками. Офицер узнал об этом, подошёл к ней и поблагодарил за сына. Миша ушёл в армию через полгода. Уже по протекции брата его взяли в ту же Гивати, только в другое подразделение.
На долю мальчишек выпала война в Ливане. Но ни разу они оба вместе не оказались в зоне боевых действий. Начальство чётко отслеживало: когда один входил в Ливан, другого обязательно выводили. В киббуце за ними сохранили их небольшие квартирки-студии, куда они могли в шабат приехать из армии, как к себе домой.
Нет смысла писать о наших волнениях, переживаниях, страхах. Тут без слов всё понятно. Иногда мы получали звонок из Израиля: - Папа, вы ещё ничего не слышали?
- Нет. А что?
- Значит, ещё услышите. Вам в известиях передадут о нашем ЧП. Так имейте в виду, что с нами всё в порядке.
А ЧП случались нередко. На войне как на войне.
В мишином цевете (отделении) погиб парень. Офицеру положено в этом случае приехать к родителям и сообщить им об этом. У парня были только мама и сестрёнка. Они эмигрировали из России, и мама ещё плохо говорила на иврите. Поэтому офицер, не говоривший по-русски, попросил Мишу поехать с ним. И Миша впервые не просто столкнулся с неимоверным человеческим горем, а увидел, как оно выглядит в первый момент, в самом начале. Он признался, что плакал вместе с матерью. " Мальчики не плачут никогда, а мужчины редко, но бывает" - написал однажды поэт. Да, Миша был уже не мальчиком, а мужчиной.
Уже давно отслужили ребята, но каждый год в день рождения погибшего товарища весь цевет с разных концов Израиля приезжает к матери, потерявшей сына. Она накрывает стол, она называет всех ребят своими сыночками, и они вместе поминают погибшего друга добрым словом.
В сенином цевете за время службы, к счастью, не было погибших, но один из парней подорвался на мине, и у него оторвало ногу. Моментально его доставили в госпиталь в Хайфе. Когда Сеня рассказал мне об этом, я пришёл в ужас. Ведь это могло случиться и с моим сыном. А Шимон сказал: "Папа, это война", и, помолчав минуту, добавил: "Можешь быть уверен, за счёт армии он будет иметь самый лучший протез, который существует в мире".
Отношения в Цахале, так именуется израильская армия, и отношение народа к своей армии удивляли меня не раз. Мне очень нравилось, что друг друга солдаты называют "ахи", что в переводе с иврита означает "брат мой".
Несколько раз я был в Израиле во время службы сыновей в армии. В один из приездов я входил в состав группы учёных, которых Сохнут пригласил из бывшего Советского Союза для двухнедельного знакомства с Израилем, его научными и техническими достижениями. Всего нас было сорок человек, и программа нам заранее не была известна. Я сообщил сыновьям, что прилетаю, но куда нас повезут из аэропорта, представления не имею. Поэтому позвоню из гостиницы. На том и договорились.
Прилетаем. Нас встречает шикарный автобус с представителем Сохнута и везёт в гостиницу в Иерусалим. Оформляемся в гостинице. Поднимаюсь в свой номер. Едва успеваю переодеться, стук в дверь. Открываю, и... немая сцена. На пороге Мишка в форме и с автоматом на плече. Откуда узнал? Как отпустили? Что за чудеса на земле обетованной?
Миша долго не стал меня томить и объяснил чудо. Он поделился со своим командиром, что прилетает отец по приглашению Сохнута, но где их поселят, неизвестно. У командира родной дядька оказался каким-то чином в Эль-Але (израильская авиационная компания). Он ему позвонил и выяснил, каким рейсом прилетает наша группа, а в Сохнуте назвали гостиницу в Иерусалиме, забронированную для группы.
- Ну, ладно. Понимаю, что хочешь встретиться с отцом. Сегодня я тебя отпускаю, но завтра мы входим в Ливан. К десяти утра ты должен вернуться. Если опоздаешь, ты меня крепко подведёшь.
- Спасибо, не подведу.
Мишка переночевал со мной в гостинице, а наутро мы прощались с ним перед нашим автобусом, и водитель спросил, что за парень. Я с гордостью ответил, что это мой сын, и он должен успеть на "тахану мерказит" (центральный автовокзал), чтобы вовремя вернуться в часть. Тогда водитель обращается к нашему гиду и говорит, что это немного в сторону от нашего маршрута, но он думает, что не будет возражений, если мы довезём солдата до вокзала. Возражений не последовало, и Мишка был рад, поскольку уже начал волноваться, как бы не опоздать.
С прощанием у автобуса связана ещё одна история во время другого нашего визита. Мы до последней минуты стоим у автобуса, на котором должны уехать наши мальчишки. Вот уже водитель гудит, что пора садиться. Прощальные объятия, и оба в форме и с автоматами входят в автобус. А автобус уже заполнен пассажирами, и не осталось двух мест рядом. Тогда к нашему полному изумлению весь автобус встал, и только после того, как два солдата сели рядом, остальные заняли свободные места.
Прошли три года срочной службы. Оба сына поступили в университет, успешно его закончили, стали "чип дизайнерами" и занимаются очень интересными делами на переднем крае высоких технологий. Раз в год армия их призывает на "милуим", чтобы они не утратили свои военные навыки и были в курсе изменений, происходящих в армии в соответствии с прогрессом.
Однажды Семёну пришла повестка, когда он был у нас в гостях в Америке, где мы к этому времени поселились. Его ребят призвали для осады христианской церкви, которую захватили террористы. Сеня вернулся в Израиль неделю спустя, мог бы на этот раз и пропустить "милуим" по уважительной причине, но на следующий день он отправился к своим "ахим" (братьям) и держал с ними осаду, пока её не сняли.
Когда мальчишкам стукнуло по двадцать девять лет, они женились. 29 какое-то мистическое число в нашем семействе. Мой дед женился в 29 лет и через два года родил моего отца. Отец женился в 29 лет и через два года родил меня. Я женился в 29 лет и через два года родил, правда, не сыновей, а дочь. И мальчишки оба женились в 29 и через два года родили по дочери. В числовых совпадениях что-то завораживает. Я приехал в Америку в 5757 году по еврейскому календарю, и мне было 57 лет. Может, поэтому моя эмиграция сложилась счастливо? Но про меня другая история, а эта - про сыновей.
Итак, в один год мы справили две свадьбы, мишину - летом, а сенину - зимой. Мишу с будущей женой познакомил брат.
За много лет до этого, когда они ещё был старшеклассниками, за семейным обедом возник разговор о девочках, которые активно добивались внимания обоих братьев. И Миша вдруг заявил, что он женится на темнокожей девочке. В ближайших окрестностях таковой не имелось, а об эмиграции ещё не было и речи. Мы посмеялись и не придали этому заявлению серьёзного значения. А Сеня через много лет вспомнил. Он, будучи студентом, подрабатывал репетиторством по математике и поделился с Мишей:
- У меня в группе есть студентка, очень красивая эфиопская девушка по имени Ирушалаим. Ты же собирался жениться на темнокожей девушке. Хочешь, познакомлю?
И познакомил. Ирушалаим родилась в дороге. Эфиопские евреи пешком четыре года, гонимые и преследуемые, перемещались в сторону Израиля. Наконец, они добрались до места, куда Израиль смог отправить за ними самолёты и привезти на обетованную землю. Дочь назвали по имени священного города, про который они никогда не забывали. Про необычную пару Михаэль-Ирушалаим узнал один журналист, и в газете появилась фотография, на которой Миша обнимает свою подругу за талию, а под ней подпись: Ирушалаим в его руках! На свадьбе её отец Абрахам (а мать зовут Эстер. Как вам нравятся эти эфиопские имена?!), так вот Абрахам сказал:
- Если Миха приехал сюда из Сибири, а Ирушалаим пришла из Эфиопии, и здесь они встретились, значит, их встреча от Бога.
Под хупой мы все стояли вместе. Рабай говорил положенные речи, а когда Миша в память о разрушенном храме разбил стакан и произнёс традиционное "Пусть отсохнет моя правая рука, если я забуду Ирушалаим", гости, а их было около четырёхсот человек, дружно засмеялись двойному смыслу этих слов.
Не могу не отметить, что наши эфиопские родственники строго соблюдают шабат, кашрут и другие еврейские традиции, чего не могу, к сожалению, сказать о нас.
Осталось добавить, что Ирушалаим преподаёт математику в старших классах школы, и у них растут две потрясающие молочные шоколадки нам на радость.
Сеню женили в тот же год зимой. Его невеста Ирит родилась в Израиле. Она тоже из двойняшек. Её бабушки и дедушки бежали от фашизма из Австрии в Аргентину, а родители уже из Аргентины эмигрировали в Израиль. Ирит девушка строгих правил, очень организованная и ответственная. После университета она закончила аспирантуру, защитила докторскую диссертацию и сейчас ищет средство для борьбы с "Альцхаймером". Мы надеемся, что её работа закончится успешно до того времени, когда мы в этот "Альцхаймер" впадём. У Сени и Ирит подрастают дочь и сын, не менее любимые, чем мишины шоколадки.
А свадьба была шумной и многочисленной. На ней, как и на мишиной, присутствовали все ребята, с которыми они служили в армии. Я любовался ими. В России мы привыкли к тому, что еврейские мальчики, как правило, худосочные очкарики с потаённым страхом, укоренившемся в глазах за столетия унижений и преследований. А здесь я видел могучих красавцев с открытыми лицами, с добрыми улыбками, гордых и свободных. Можно быть спокойным за страну, в которой есть такие ребята.

За что убили Ицхака Рабина?


За что убили Ицхака Рабина?

Версия


Avrutin (2)Марк Аврутин

В предыдущей статье «Околдованные? Нет, оболваненные» было высказано сомнение относительно того, что убийство Рабина было осуществлено террористом-одиночкой Игалем Амиром. Я получил ряд писем с просьбой подробнее изложить версию убийства премьера. На мой взгляд, вероятную.

 Подоплека

Без рассмотрения вопроса о возможных заказчиках убийства остаётся ощущение нелогичности произошедшего. После подписания Ословских соглашений, казалось бы, активность США на Ближнем Востоке хоть на время должна была бы ослабнуть. Однако этого не произошло.
Вот, на сайте МИД Израиля,  находим информацию начала 1994 г. о том, что в Вашингтоне по инициативе США начались переговоры между Израилем и Сирией.
Клинтон оказывал чрезмерное давление, настаивая на отступлении Израиля с Голан, вызвав гнев Рабина.  Последний заявил, что вопрос об отступлении с Голанских высот будет вынесен на референдум. Премьер  поручил заместителю министра обороны Моти Гуру подготовить и представить Кнессету закон о референдуме. В результате сирийцы отказались иметь дело с Рабиным.
Видимо, тогда началось планирование  стратегии устранения Рабина. Сначала предпринимались попытки сломить его организацией терактов в израильском посольстве в Буэнос-Айресе, во время которого погибали более 100 израильтян, ивзрыва автобуса в Тель-Авиве, унёсшего жизни 23 человек. Но это лишь ожесточило позицию Рабина по отношению к Сирии, и Клинтон согласился заменить Рабина на более покладистого Эхуда Барака.
Э. Барак — нач. генштаба
В начале 1995 года Барак уходит с поста начальника Генерального штаба.  В феврале 1995 года он встречается в Иерусалиме с Кристофером Уореном. В марте Барак летит в Вашингтон на переговоры с сирийской делегацией, где обещает полное отступление с Голанских высот в случае, если он станет премьер-министром. На встрече с руководством Совета по внешним сношениям – СВО (Генри Киссенджером, Лоуренсом Тишем и Эдгаром Бронфманом)  Барак получил согласие с их стороны профинансировать его предвыборную кампанию.  При этом обращает на себя внимание полное отсутствие на израильском сайте информации о столь активной внешнеполитической деятельности Эхуда Барака.
Параллельно Франция планирует насильственное устранение Рабина и замену его Пересом, о чем становится известно руководству СВО в конце октября 1995 г.
На церемонии 50-летия ООН Кристофер и Деннис Росснапоминают Рабину о его обещании отступить к берегам озера Кинерет, и предлагают ему встретиться с Фаруком аль-Шарой, чтобы  подтвердить обещание.   Рабин выходит из себя и устраивает настоящий скандал, утверждая, что замечание о Кинерете носило саркастический характер, о чём они знали. Рабин угрожает полностью остановить «мирный процесс».
AFPНа следующий день Рабин с трибуны ООН заявляет, что он прибыл из Иерусалима – неделимой столицы Израиля, и настоящая проблема в его регионе – не израильское упрямство, а арабский терроризм.  Американцы решают держать Рабина в неведении о французском заговоре против него, полагая, что в любом случае, Перес должен быть следующим за ним премьером перед тем, как Барак сможет заменить его.
Идут последние минуты. «Песня мира»
Митинг, на котором было совершено покушение на Рабина, был организован Жаном Фридманом — французским телевизионным магнатом и другом Шимона Переса. Он настоял на проведении митинга именно 4 ноября, хотя у Рабина на этот день было запланировано другое мероприятие. И Жан Фридман сумел скорректировать распорядок дня премьер-министра, что вызывает удивление. Но уж совсем необъяснимым является то, что Фридман сам организовал и систему безопасности на время проведения митинга. Созданная им группа действовала совершенно автономно, стоя над полицией, пограничной службой и ШАБАКом.

Дело техники

Многие видели, что Рабин услышал звук выстрела, обернулся назад, посмотрел и не упал. Значит, Игаль Амир либо промахнулся, либо сделал холостой выстрел. А сотрудник отдела криминальной полиции сообщил следователям 14 ноября 1995 года:
«В образце, взятом общепринятым методом с рук подозреваемого, я не нашел частиц, которые можно было бы идентифицировать как следы стрельбы».
Более того, супруга Рабина, которая видела мужа в машине, утверждала, что он выглядел нормально. И повезли потом Лею Рабин не в больницу, а в штаб-квартиру ШАБАКа, уверяя её все время по дороге, что речь идёт о ненастоящей попытке покушения. Согласно показаниям водителя премьер-министра, зафиксированным в протоколах комиссии Шамгара,
«в салоне Рабину внезапно стало плохо, и голова премьера безжизненно склонилась вниз».
Водитель это видел в зеркале заднего обзора. Премьеру могло стать «плохо» в результате выстрела, который был сделан в салоне машины.
Те выстрелы Игаля Амира не могли стать причиной смерти.
Вскоре после окончания работы Комиссии Шамгара, расследовавшей действия ШАБАКа и решительно отвергнувшей все улики, говорящие о заговоре, на пресс-конференции в иерусалимской гостинице «Уиндмилл» профессор Элиав Шохетман, преподаватель юридического факультета Еврейского университета в Иерусалиме, сделал следующее заявление.
«Я требую настоящего расследования, такого, которое раскроет всю правду, но наши власти в этом не заинтересованы. Они стараются все скрыть. В патологоанатомических отчетах есть явные противоречия.
Главный врач больницы, проводивший вскрытие, заявил, что покойный получил сильное ранение в область позвоночника. В то же время профессор Иегуда Хисс из института судебной медицины в Абу-Кабире заявил, что никакого ранения в позвоночник не было. Кто-то из этих двоих врет.
На фотографиях, сделанных во время убийства, видно, что Рабин обернулся назад, чтобы посмотреть, кто в него стреляет. Если бы стреляли боевыми патронами, его должно было бы бросить вперед. Но его не бросило.
Следственный эксперимент

Сразу же после задержания Игаль Амир говорил, что убийство было инсценировано. Я не знаю, как это все на самом деле происходило. Возможно, они лишь подтолкнули Игаля Амира к убийству, уговорили его, а сами снабдили холостыми патронами для того, чтобы он сам свято верил в то, что стрелял.
Таким образом, они бросят тень на весь правый лагерь. Даже дочь покойного премьера Далия Рабин-Философ, депутат Кнессета заявила, что не верит официальной версии —  Игаль Амир не убивал ее отца.
Став заместителем министра обороны, она получила доступ к архивным документам министерства. Мы не знаем, почему она не хочет или боится раскрывать их содержание. Красиво, конечно, звучит предположение: «Она молчит, боясь потревожить память отца».
А если вскроется, что сам премьер-министр Израиля и его приближенные использовали ШАБАК в качестве орудия для достижения собственных политических целей, то померкнет не только образ покойного, но и пострадает её собственная карьера».
А вот версия Яакова Веркера, президента Института по изучению общественно-экономических проблем, который руководил на протяжении пяти лет независимой общественной комиссией по расследованию обстоятельств убийства Ицхака Рабина.
«В покойного премьера стрелял «охранник», сидевший на переднем сидении и повернувшийся в сторону своей жертвы. Пуля прошла выше правого легкого Рабина и раздробила позвонок. Эта пуля сохранилась, и членам комиссии удалось увидеть ее собственными глазами. Далее события, по всей вероятности, развивались так. Йорам Рубин (телохранитель Рабина – М.А.) выполнил возложенное на него поручение и ликвидировал киллера».
На любительской пленке зафиксировалось, как кто-то изнутри захлопнул заднюю дверь. Этот «кто-то» и был тем «охранником», сидевшим на переднем кресле, о котором говорит Яаков Веркер. Он действительно мог быть охранником или сотрудником спецслужб с другими полномочиями, поэтому его присутствие в машине ни у кого не вызвало опасений.
Киллер знал, что Рабин и его телохранитель готовились к «спектаклю», и на Рабине нет защитного жилета. Скорее всего, выбрав момент на повороте вправо, он повернулся к Рабину и в упор выстрелил ему в грудь. Второй выстрел, был предназначен Рубину, но тот успел выхватить свой револьвер и выстрелил.
Водитель остановил машину. На переднем сидении истекал кровью мертвый убийца, на заднем — Рабин. Йорам Рубин был ранен в руку. После доклада руководству приехала «скорая помощь», куда  переложили Рабина и повезли его в госпиталь «Ихилов». Водитель с Рубиным поехали в указанное им по телефону место, чтобы избавиться от трупа, а оттуда – в госпиталь.
Такой неожиданный вариант развития событий вызвал полную растерянность в ШАБАКе.
Амира в тюрьме лишили адвоката и связей с внешним миром, из чего он понял, что на него «вешают» настоящее убийство. Созданная комиссия по расследованию пыталась запутать следствие, исказить выстраиваемую им картину.
Адвокаты Габи Шахар, Джонатан Гольдберг и Шмуэль Флейшман, которые на первом этапе  расследования охотно информировали прессу, и были убеждены, что Амир стал жертвой заговора,  спустя годы стали утверждать, что Амир получил по заслугам. А Гольдберг, который писал книгу об убийстве Рабина, после полученных угроз прекратил этот проект.
Возможно, идея инсценировки покушения на Рабина для поднятия его рейтинга пришла в голову Пересу. И он сумел добиться согласия Рабина на ее проведение. Дальше Рабина  можно было бы дискредитировать и убрать его с пути, допустив утечку информации в прессе, что вызвало бы уход Рабина в отставку, как было в своё время в деле с банковским счетом его жены.
Но убивать Рабина Пересу не было нужно. Согласно сценарию, Игаль Амир стреляет в спину Рабина холостыми. Телохранители Амира не убивают, хотя обучены именно на это, а задерживают. Рабин невредимый садится в свою машину, и его увозят с площади… в штаб ШАБАКа. Лею Рабин сотрудники ШАБАКа тоже везут в штаб. Там они должны  встретиться. Первая часть спектакля завершена. Следующая часть — суд и гонения на «правых», организация общественного мнения и т.д.  Но кто-то «подправил» этот сценарий.
По оценке врачей больницы, Рабин был убит, по крайней мере, через 15 минут после ареста Амира полицией. Из первоначальных документов приёмного покоя следует, что Рабин поступил в госпиталь с ранением в грудь спереди справа и без ран от стрельбы в спину. Рабину было перелито восемь порций крови. Значит, у него было обильное кровотечение. Однако на мостовой, где в него стреляли, не было обнаружено ни капли крови. Уже после смерти в тело Рабина было произведено два огнестрельных ранения, которые впоследствии приписали Игалю Амиру.
Судья Леви даже не счел нужным заниматься опровержением утверждений адвоката о том, что Рабин не погиб из-за выстрелов Игаля Амира, — он просто отринул их, как надуманные и странные, опираясь на признание обвиняемого. Поэтому так и не было до конца выяснено, холостыми, или боевыми патронами стрелял Амир.
Вполне резонно может возникнуть вопрос о мотивах убийцы. Но в отличие от Игаля Амира, киллер был профессиональным сотрудником спецслужб и руководствовался не собственными интересами, а приказом либо своего начальника, либо спецслужбы иностранного государства, которая его завербовала. Кстати, руководитель ШАБАКа, который говорил о возможности покушения на Рабина во время проведения митинга, сам незадолго до митинга уехал из Израиля, что выглядит весьма странно.
Теперь, когда каждую годовщину убийства Рабина левые пытаются в качестве его заслуги вновь и вновь представить полностью дискредитировавший себя мирный процесс, следовало бы считать настоящим положительным наследием Рабина его отчаянное сопротивление, которое он оказывал давлению в вопросе отступления с Голанских высот, за что он и был убран.  Именно это достойно подражанию.
Март 2016
По материалам http://cdialog.org/?p=1831&lan
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..