воскресенье, 13 апреля 2014 г.

КОМУ НЕ ХВАТАЕТ ДЕНЕГ?

Август 2014:   Это будет единственный раз, когда вы будете свидетелями этого явления в вашей жизни.  

ВоскресеньеПонедельникВторникСредаЧетвергПятницаСуббота
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

В этом году, в августе месяце будет 5 пятниц, 5 суббот и 5 воскресений.   Это явление имеет место только один раз в 823 лет.   Китайцы называют его: "Пригоршня денег!" 
Так что ... послать это всем своим друзьям и через 4 дня, вы будете иметь приятный денежный сюрприз ... 
На основе китайского фэн-шуй. Тот, кто не переслал это письмо ... мог найти себя без подсказки того, что происходит в его жизни ... и это не шутка. 
Последний раз так было в 1191 году и в следующий раз БУДЕТ в 2837!

РОССИЯ ОБОЙДЕТСЯ БЕЗ НЕФТИ И ГАЗА

Толбачик извергает алмазы

  Центр ФОБОС
Кликните, чтобы просмотреть в полный размер
Камчатские учёные из Института вулканологии и сейсмологии нашли алмазы в лаве вулкана Плоский Толбачик. Их заявку на первооткрывательство рассмотрели в Министерстве природных ресурсов России. В декабре прошлого года, исследуя извержение вулкана Плоский Толбачик, камчатские учёные взяли пробы лавы. Раздробив кусок застывшей магмы, они обнаружили целую россыпь алмазов.
«Поиски алмазов на Камчатке идут давно. Отдельные образцы находили и раньше – на Ичинском вулкане, в базальтах Восточного хребта. Но содержание алмазов в пробах было очень мало. Совсем другое дело с пробами с Толбачика. Когда взяли полукилограммовый кусок лавы и раздробили его, там оказалась целая россыпь алмазов», – рассказывает заместитель директора Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН Александр Овсянников. По его словам, размеры алмазов небольшие, отдельные образцы достигают 0,7 миллиметра в диаметре. Такие камни вряд ли подойдут для ювелиров, но в промышленности они имеют самое широкое применение.
Находка даёт специалистам основание предполагать, что на Камчатке могут быть месторождения, содержащие более крупные алмазы, представляющие и ювелирную ценность. Министерство природных ресурсов России приняло заявку учёных на первооткрывательство алмазов. В документе указаны трое сотрудников Института вулканологии и сейсмологии Дальневосточного отделения РАН: Леонид Аникин, Александр Сокоренко и Александр Овсянников.

УКРАИНА. НОБЕЛЕВСКИЕ ЛАУРЕАТЫ.


 Не время, конечно, шутить над бедной Украиной, но, как говорят, хорошая шутка еще никого не убила.

НОБЕЛЕВСКИЕ УКРАИНЦЫ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Дорогим украинцам, чтоб погордились.
Ще не вмерла!!!
Hа глаза попалась статейка: "Украина гордится своими нобелевсkими лауреатами"

Зачитываю фамилии украинских лауреатов:


>> 1952 - Зельман Ваксман
>> 1966 - Шмуэль Агнон
>> 1971 - Саймон Кузнец
>> 1981 - Роальд Гофман
>> 1992 - Георгий Шарпак

    Видал бы бедный Нобель
     Какой у хлопцев шнобель,
    Он премию  семитам
    Раздал бы динамитом.

ДУРНАЯ КРОВЬ рассказ




 Хочу предупредить читателя. Не следует искать прототипов этой истории. Их слишком много. Так много, что всякая попытка сведения биографического сальдо обречена на провал. 

 Дед Ахи Аппельбаума иногда начинал говорить вдруг, неожиданно, совсем не к месту и не к делу. Понимали, о чем это он лепечет только близкие люди, знающие историю семьи старика. 
-         Как можно любить идею больше своих детей? – спрашивал, например, дед, не ожидая отклика. Он ронял свое недоумение в пространство, задавал вопрос небу, без всякой надежды получить ответ. 
 Внук знал причину безумия деда. Жена, бабушка Ахи, бросила его когда-то. Оставила преуспевающего торговца бакалеей,  троих детей и ушла в русский террор. 
 - Зачем тебе это? – спросил молодой дед. 
-         Мне нравится думать о счастье всего человечества, - отвечала образованная красавица бабушка. – Я люблю тебя, люблю наших мальчиков, но вера в великое будущее мира сильнее этой любви. 
-         Не убивай намеренно, –  напомнил дед. – Так сказано в Торе. 
-         Твои священные книги написаны для трусов, – смело отвечала бабушка. – Настоящему герою плевать на свою жизнь и на жизнь своих врагов. 
 Дед Ахи знал кое-что об идее, забравшей у него жену, а у детей – мать. Он не знал о сопернике – Борщевском Леопольде – красавце, златоусте, покорителе дамских сердец. 
 Борщевский оказался провокатором. Бабушка Ахи погибла на царской каторге, в Сибири. 
 Внук не любил деда. Ахи души не чаял в бабушке, хотя  не видел ее ни разу в жизни. Только большая, кабинетная фотография была перед ним. Фотография стояла на большом письменном столе, красного дерева, в кабинете деда. /
-         Не убивай намеренно, - бормотал дед, глядя на портрет матери своих детей./
-         Перестань! – кричал Ахи. – Наша бабушка – герой. Она боролась против самодержавия. Против империи рабства. За идеи коммунизма! /
-         В тебе дурная кровь, - не поворачиваясь к внуку, бормотал дед. – Нет спасения от дурной крови. /
 Все верно, Ахи был похож на свою бабку. И на родителя своего был похож. Слова отца говорил он, глядя на портрет в кабинете деда./
 В тот год армия Тухачевского шла к Варшаве. Отец Ахи ждал эти войска, как знак победы пролетарской революции во всем мире. Отец отказался от денег деда, и нанялся простым рабочим на обувную фабрику Кислевского. Он стал профессиональным революционером, и должен был поднять рабочий класс Польши на борьбу за дело социалистической революции, и, тем самым, облегчить красным коникам захват Варшавы./
 Но рабочий класс Польши пошел за Пилсудским. Он не верил красной Москве точно также как не верил прежде белому Петербургу. /
 С революцией ничего не вышло. Отец Ахи попал в тюрьму, но скоро был освобожден, благодаря деньгам старшего Аппельбаума. /
-         Не убивай намеренно, – сказал освобожденному сыну старик  с отчаянием, при встрече. /
-         Когда косят траву, не замечают насекомых, – отвечал ему отец Ахи, гордясь тем, что пострадал за дело рабочего класса. /
-         Люди – не насекомые, – сказал старик. /
-         Они насекомые! – закричал отец Ахи. – Они еще станут людьми, когда сбросят со своей шеи ярмо эксплуатации. /
-         Люди – не насекомые! – с отчаянием закричал старик. /
Тогда отец Ахи пожалел его и снизошел до объяснений./
-         Послушай, - сказал он. – Жизнь – это борьба добра со злом. Коммунизм – это свет планеты. Но идея без власти – ничто. Власть нельзя добыть в лайковых и белых перчатках. Нельзя завоевать мир, не травмируя его. Мы проливаем кровь во имя светлого будущего. Во имя великой цели! Пойми ты это! /
 Дед Ахи был безумен. Он ничего не хотел понимать. /
-         Не убивай намеренно, – только и повторил старик  Аппельбаум. /
Тем временем, борьба за светлое будущее приобрела сионистский оттенок. /
-         Мы должны построить коммунистическое государство в Палестине, - сказал как-то отец Ахи. – Мы станем там полпредами революции. Мы посеем ее семена в арабском мире. В будущем еврейском государстве мы докажем всему человечеству, что идеалы добра и справедливости могут одержать победу. Мы построим в пустыне и на болотах образцовое общество, без эксплуатации человека человеком./
-         Это хорошо, - сказал старик  Аппельбаум. -  Только не убивай намеренно. /
-         Господи, опять ты! – возмутился отец Ахи. – Нас убивают вот уже 2 тысячи лет. Нас мучают, пытают, сжигают на кострах, а мы не можем поднять руку на мучителей! /
-         Стоит только начать убивать, и ты забудешь, зачем делаешь это, - сказал старик. /
 Отец Ахи не стал больше разговаривать с политически неграмотным, отсталым и упрямым в своей отсталости, человеком. /
-    Мы построим новый мир! – повторил он радостно своим близким./
-         Построим, - согласился сын, и мать семейства, согласилась и двое братьев Ахи, и одна сестра. /
 Не согласился перебираться в Палестину только старик. Он хоть и был безумен, но внимательно следил за событиями в стране Советов. /
-         Мне не нравятся большевики и Сталин, - сказал Аппельбаум - старший. – Это убийцы. Люди дурной крови. Я не поеду с вами в Палестину. Я не верю в ваш Коммунизм без Бога. /
-         Твой Бог! – кричал отец Ахи. – Это шкворень в спицах колеса истории. /
-         Ваше колесо мотается по кругу, - бормотал упрямец. – Какая разница движется оно или стоит на месте. /
 Старика оставили в покое. Ему повезло. Он умер в своей постели 10 августа 1939 года, за двадцать дней до начала Второй мировой войны. На старом, еврейском кладбище в Варшаве сохранилась каменная плита над его могилой. Буквами иврита там сказано на идише: /
 « Здесь лежит Иаков Аппельбаум – добрый человек». /
 Я видел эту надпись своими собственными глазами./
 Сохранилось несколько писем, направленных стариком своим детям в киббуц на берегу Кинерета. /
 В первом письме сказано: « Дорогие мои! Восхищаюсь вашим подвигом строителей будущего еврейского государства…. Сообщаю: в Германии власть захватил Гитлер. Это большая беда для всего мира, и для евреев в особенности. Он, Гитлер, - человек идеи. Он тоже, как и вы, уверен, что когда косят траву, не замечают насекомых. У этого косаря  будет острый серп. Слишком острый и страшный». 
 Письмо второе: « Дорогие мои! Я и не думал сравнивать вас с фашистами, но вы мечтаете о каком-то, особенном мире, и фюрер собирается строить свой, особенный мир. Разве не так? Он, и вместе с ним десятки миллионом немцев, итальянцев, австрийцев и прочих, уверены, что мир этот будет лучше, справедливей, чище прежнего. И во имя достижения этого мира все средства хороши…. Что я могу сказать на это? Только одно: « Не убивай намеренно»». 
  Письмо третье: « Дорогие мои! Понимаю, вы очень заняты. Вам некогда писать. И все-таки, мне так интересно знать, как ваши дела, как мои внуки, как вы врастаете в священную землю наших предков? Ответьте старику- отцу. Клянусь, больше не буду учить вас уму – разуму. Мне уже недолго осталось. И хочу верить, что уйду из жизни прощенным и, хоть немного, любимым./
 Вот и все. Больше писем не сохранилось./
 Были к тому и объективные причины. Дело в том, что весной 1937 года отец Ахи решил совершить вояж в СССР. Он сказал, что делает это в целях обмена опытом по строительству социализма. Отца Ахи приняли очень хорошо. Две его статьи были опубликованы  в газете «Правда». Текст одной из них сохранился. /
 « Пусть злобствуют враги мира и прогресса, - писал  Аппельбаум - журналист. – Советский Союз, ведомый Великим Кормчим Революции, идет вперед семимильными шагами, и остановить его победную поступь не может никто».
 Вот как красиво он писал для читателей газеты. В письме же, направленном жене в Палестину, где и находилась эта статься, содержался не менее патетический текст: /
 « Милая моя! Я дышу полной грудью в России. Вы себе не представляете, каков размах социалистического строительства в этой стране. Люди отказывают себе во многом, только бы видеть домны новых заводов, прокатные станы и плотины гигантских электрических станций….Должен сообщить, что благоговейной памятью окружено в СССР имя моей мамы - мужественной революционерки – Асии Гром. Это ее партийная кличка». /
 Три письма в Палестину прислал счастливый Аппельбаум, затем он перестал писать. Он исчез, будто никогда и не рождался на этот свет. Все попытки родных обнаружить следы исчезнувшего  ни к чему не привели. /
 Родным в СССР сообщали, что приговоренный к расстрелу получил «десять лет  без права переписки». Родным за границей не ставили в известность о таком приговоре. Видимо, по причине экономии средств на почтовые расходы./
 Отцу Ахи в тот год исполнилось 57 лет. Только в 1991 году его внуки узнали, что несчастный Аппельбаум долго не мучился, и умер от «сердечной недостаточности» в камере на Лубянке 7 августа 1937 года. /
 Сам же Ахи, в те далекие годы, был убежден, что его отец стал жертвой империалистов, врагов трудового народа и сионизма. Он продолжал борьбу с целью строительства Еврейского государства, и другие, лишние мысли могли помешать Ахи вести эту борьбу успешно. /
 В год начала войны Советского Союза с Гитлером он создал «Общество дружбы с народом СССР». И повел активную работу во имя этой дружбы. /
 Так, например, он, от лица своей партии, отправил сражающейся Красной Армии целый пароход с апельсинами. /
 Ахи успешно искал и находил контакты с Кремлем. Он уверял разного рода чиновников Сталина, что хоть сейчас, немедленно, еврейский народ Палестины готов начать борьбу с британским империализмом./
 Ахи просили подождать, потому что  Англия и СССР – союзники в войне с Гитлером. Ну, а потом будет видно. Старания младшего Аппельбаума были отмечены. В 1944 году ему предложили посетить СССР. /
 Предложение было принято, и в течение месяца гостя учили, какой должна быть партия еврейского пролетариата, и как ей предстоит бороться за создание будущего государства, построенного под руководством братской партии Ленина- Сталина. /
 Каждый день учебы Ахи вспоминал отца. Его так и подмывало спросить о  судьбе пропащего без вести, но что-то в самый последний момент останавливало Аппельбаума. /
 Он не стал задавать ненужные вопросы и вернулся в Палестину. С Гитлером покончили, и Аппельбаум, согласно полученным установкам, начал организовывать непримиримую борьбу с британским империализмом. К борьбе этой, как водится, примкнули люди мужественные, чистые душой. /
 Картина Холокоста к тому времени стала совершенно ясной. Ужасом наполнились сердца людей всего мира, и битва евреев Палестины за свое государство стала еще более осознанной и принципиальной./
 Борцы за свободу убивали, и сами становились жертвой. Аппельбаум организовывая акции,  никогда не принимал в них участия. Империалисты, тем не менее, дорого оценили его голову, но Ахи хорошо изучил правила конспирации, и остался  цел. / 
 Шок Катастрофы был так силен, что мир, на какое-то краткое мгновение, повернул к оставшимся в живых детям Авраама доброе лицо. Еврейское государство было создано, но борьба за его характер продолжалась. /
 В кабинете Ахи, за его спиной, висели два портрета Ленина и Сталина. А на простом, дощатом столе стоял в затейливой рамке портрет его бабушки. В год съемки эта молодая и красивая женщина еще не знала, что ей предстоит погибнуть на царской каторге.
 Аппельбаум и его партия делали все, чтобы идеи коммунизма победили в Израиле.  Они были сильны, как никогда. Репатрианты из Европы хорошо знали, кто свернул шею Гитлеру. Молодое еврейское государство создавалось в чудовищной бедности. И нищими были его строители. Идеи равенства грели души новоприбывших энтузиастов. Ненависть к оставленному галуту крови и бесправия делала невозможным возвращение к ценностям старого мира. /
 «Победителей не судят». Сталин победил, и за этим вождем должны были двинуться евреи Израиля, как  за новым идолом, отлитым из чистого золота марксистских идей.  /
 Но свобода есть свобода. У правых был голос в  демократическом государстве. Тихий, еле слышный, но голос. /
 Они говорили, что противостояние коммунизма и фашизма – дело случая, что обе эти идеологии близнецы-братья, что Сталин –  двойник Гитлера, и созданная им империи рабства также враждебна евреям, как и фашизм./
 Страной правил осторожный центр. Любой центр умеет считать, и никогда не позволяет иллюзиям овладеть своим сознанием и сознанием масс. /
 СССР вышел из войны мощной военной державой, но страной бедной, разоренной, не способной дать Израилю ничего, кроме очередной порции винтовок./
 Но война с арабами кончилась, и началась главная битва за выживаемость. Битва за свой кусок хлеба, за свой камень для дома, за прокладку своих дорог и строительство своих заводов. И здесь Центр невольно повернулся к Западу. Только Запад мог помочь выиграть это главное сражение за существование Израиля. /
 Ахи Аппельбаум не понял и не захотел понять политику Центра. Он не желал изменить себе, идеалам своей юности. Он и не думал предать память бабушки и отца. /
 Он по-прежнему искренне верил, что путь к богатству – порочный путь. И еврейское государство, созданное по старым, буржуазным образцам, станет обреченным государством. /
 Он мечтал об Израиле, построенном на манер большого киббуца, грезил о государстве всеобщего равенства и полной невозможности эксплуатации человека человеком. /
 Он не знал и знать не хотел, что все попытки создать общество на коммунистических началах заканчивались триумфом рабства и еще более чудовищного неравенства. /
 Ахи Аппельбаум говорил так: « Мы – евреи. Мы знаем, что такое чистота идеи. И коммунистическое общество, построенное нами, будет чистым и справедливым". /
 Он был красив – Ахи Аппельбаум и красноречив необыкновенно. Его любили слушать и аплодировали оратору так, что в минуты оваций победа казалась ему близкой и легкой. /
 Однако люди расходились, как после удачного спектакля на сцене. Они возвращались к своим делам и повседневным заботам. Они забывали о красавце Аппельбауме до следующего митинга или собрания. /
 Помнили о нем постоянно только агенты Сталина в Израиле. Ахи продолжал возглавлять «Общество дружбы с СССР». Он составлял подробные справки о ходе дел в своей стране. Он открыто встречался с агентами Сталина и докладывал людям, в облачении дипломатов, в каком направлении следует молодое Еврейское государство./
 Направление это не нравилось Аппельбауму, и агентам тоже не нравилось, но с каждым днем богаче становился Запад, а СССР никак не мог выбраться из нищеты, государственного террора и откровенной юдофобии. /
 В те годы Ахи все чаще вспоминал слова отца: « Когда косят траву, не думают о насекомых». В те времена очередными «врагами народа» стали космополиты. Становилось все более очевидным, что основными насекомыми при косьбе вот-вот снова станут евреи. /
 Ахи не верил в это. Он и не думал снимать портрет Сталина в своем кабинете. Аппельбаум продолжать работать на идею освобождения трудового народа и вести за собой все еще мощную партию рабочих Израиля. /
 На очередном собрании  в честь дня рождения Вождя Народов он выступил с одной из лучших своих речей. /
-         Товарищи!- сказал Ахи. -  Ярчайшим примером признательности народа Израиля по отношению к СССР и советскому правительству можно считать празднование в нашей стране 70-летия со дня рождения товарища Сталина, когда по всей нашей стране, во всех крупных городах и поселках прошли массовые митинги и торжественные заседания в честь вождя всего прогрессивного человечества И.В. Сталина. /
 И это произошло в то время, когда положение в странах народной демократии и СССР подается нашей пропагандой в извращенном виде, по англо-американским источникам. Антисоветская пропаганда с каждым днем растет и по своему характеру становится все более грязной и клеветнической». /
 Материалы для этого доклада были присланы Аппельбауму заблаговременно, но он вдохнул в чужие слова свою искреннюю  веру в идеалы коммунизма. /
 Израиль, тем временем, становился все богаче и сильней. Коммунизм, в русском разливе, выходил из моды. Сталин, перед смертью, все подготовил к окончательному решению «еврейского вопроса» в СССР, но не успел его решить в духе, и по рецепту, нацистов./
Пошли смутные времена  для борцов за счастье человечества. Стихли разговоры о всемирной победе пролетариата. Борьба трудящихся стала носить откровенно ревизионистский характер, в духе проклятого большевиками меньшевизма. /
 Центр, по-прежнему, был  силен. Все в стране смещалось к этому центру. Ахи не желал смещаться. Он возглавил новую партию, проклявшую «хрущевскую оттепель» и все попытки разоблачения зверств того, «кто косил траву, не обращая внимания на насекомых». /
 Аппельбаума не трогали. Все помнили, как он мужественно сражался за создание Еврейского государства, как мечтал построить социализм-сионизм в отдельно взятой стране, и с человеческим лицом. /
 Грянула Шестидневная война, и Ахи проклял ревизионистов в Кремле, вооруживших арабов. Он проклял отступников и еретиков, натравивших великий Советский народ на Еврейское государство./
 Ахи давно перестал встречаться с агентами Москвы в Израиле, но, однажды, перед самой  войной, его вынудили пойти на такую встречу. /
 Ему предложили составить письменный доклад об агрессивных намерениях государства Израиль в отношении своих соседей. Ему намекнули, что в случае отказа, израильской общественности могут стать известны некоторые характерные особенности их прежнего сотрудничества. /
  Аппельбаум всю свою жизнь говорил на иврите с заметным акцентом. Его собеседник владел языком Торы в совершенстве, но Ахи не захотел говорить с ним на языке Еврейского государства и с легкостью перешел на русский. /
-         Слушайте, – сказал он агенту. – Я работал на идеи коммунизма, я работал на Иосифа Виссарионовича Сталина. На вас, предателей и негодяев, я работать не буду. И мне плевать на ваши разоблачения. Я никогда и ни от кого не прятал свои прежние связи с вами. /
-         Сталин убил вашего отца, - сказал агент. – Ваш отец не выдержал пыток и умер в тюрьме, а сейчас вы отказываетесь разоблачить политику сионистской верхушки, направленной на сговор с империалистами Запада. /
-         Я вам не верю, - сказал Ахи./
-         Не верите, что есть сговор? – спросил агент./
-         Не верю, что моего отца убил Сталин. Вокруг этого великого человека хватало убийц и  предателей./
-         Вот именно, - рассеянно пробормотал умный агент, осознав, что взамен старым связям, давно пора опираться на новые. /
 Ахи Аппельбаум умер через год после Шестидневной войны. За две недели до смерти он узнал, что болен неизлечимым недугом: раком крови. Узнав это от врача в клинике, Ахи пробормотал еле слышно два слова на идише. Он думал, что давно забыл эти два слова, но они внезапно всплыли в памяти Аппельбаума. /
-         Дурная кровь, – невесело усмехнувшись, произнес Ахи и повторил совсем уж тихо. – Дурная кровь. /
 Что еще можно добавить к этому короткому роману. В семейной жизни Аппельбаум был счастлив. Он очень любил свою жену и единственного сына – Иосифа. Сын Ахи тоже занялся политикой, но не стал он человеком коммунистической идеи, сместился к Центру, и начал работать не на бедный люд, а на богачей, на тех, для кого идеи Интернационала стали необходимы по причине глобализации мировой экономики. /
 Иосиф стал активным борцом за мир с арабами, за светский, просвещенный и цивилизованный характер государства Израиль. /
 Однажды, подросток – внук Ахи Аппельбаума - обнаружил в развалах семейной библиотеки старинный фотопортрет гордой красавицы. /
-         Кто это? – спросил внук. /

-         Не помню, – ответил, подумав, Исаак Аппельбаум. – Какая-то наша родственница из Польши.

ВСЯ ВЛАСТЬ ШИИТАМ!





 Постоянно слышу, что иранские фанатики – шииты в погоне за властью над регионом подчинили себе террористов «Хамаса», раскололи территории, совершив еще один небольшой шажок к созданию нового Халифата. Это так, но за этим не таким уж приметным событием маячит, прежде всего, сама философия власти в исламе и та смертельная для окружающих народов опасность, которая стоит за этой не такой уж древней философией.
 Дело в том, что даже в Средние века церковь и власть в христианской Европе существовали отдельно. Иногда храм набирал силу и пробовал подчинить себе светскую власть, но, как правило, эти попытки заканчивались ничем. Люди отдавали «Богу-богово, а кесарю-кесарево». Сам характер христианства, веры, вышедшей из иудаизма, не склонен был смешивать грех власти над телами людскими со святостью власти над душами людей.
 Другое дело ислам. Здесь, уже с середины восьмого века, власть и мечеть слились воедино. Процесс слияния шел постепенно, у нас нет времени останавливаться на его деталях, но, в конце концов, сила арабского халифата, просуществовавшего 500 лет, основывалась на полном единстве светской и церковной власти.
 Мусульманское государство было теократическим. Только халиф слышал пророка, а через пророка выполнял волю самого Аллаха. Халиф судил и повелевал именем Бога. Он всегда находился на самой вершине, как теперь говорят: «вертикали власти». Властитель, кем бы он не был, считался хранителем духовных ценностей ислама, а потому и в светских делах был полным авторитетом.
 Иудаизм обращен только к Богу. Дети Адама не могут и не имеют права брать на себя функции Всевышнего, иудаизм возлагает духовную работу на самого человека. Человек свободен в выборе своего пути к Богу. Нет, и не может быть насилия в случае его ухода от веры. Все не так в исламе. Слуга Аллаха родится рабом божьим, им он и должен умереть. Иначе – казнь, а в лучшем случае – изгнание. Ислам жив единством рядов, потому он так нетерпим к неверным в своей среде, так агрессивен и считает заблудшим каждого, чей путь к Всевышнему лежит не через мечеть.
 Впрочем, сам ислам – всего лишь удобная подпорка абсолютной власти. Сама же подобная власть способна воспользоваться любой, подходящей идеологией. Деспотия Сталина держалась на классовом бреде, нацизм Гитлера – на расовом. В любом случае, главное не метод, с помощью которого человек достигает величия и забирается на трон, а сам культ власти. Издревле, от времен Мухаммеда, ислам способствовал созданию подобного культа.
 Имамы убеждены, что путь к вере лежит через смирение и подчинение Вождю – наместнику Бога на земле. И только  такая власть способна создать могучее государство и привнести в мир подлинную веру. В исламе монотеизм обрел свое абсолютное звучание, доведенное до полного абсурда. Иудаизм не просто отрывал Бога от человека. Он поместил его в Космос, сделал тайной, постижение которой бесконечно. Ислам притянул Аллаха к человеку – вождю и пророку. Слово смертного, греховного существа стало словом Бога.
 Победа аятолл в Иране была прямым возвращением к подлинному, почти утраченному, смыслу ислама. Шах олицетворял собой светскую, современную власть. Хомейни будто вернул народ персидский во времена средневекового могущества и процветания. По крайней мере, вернул ему веру, что такое возможно.
 Светлое будущее коммунизма, тысячелетний рейх, вот теперь еще и новый халифат. И все эти «высокие материи» ради одного – абсолютной власти человека над толпой, над массами. Человек же, любой человек, наделенный верховной     властью, неизбежно теряет почву под ногами, впадает в безумие, будто сам Всевышний проклял род людской за тягу к гордыне.
 Тоталитарная власть, а власть теократическая другой быть не может, способна существовать только, как власть агрессивная, как власть Молоха, постоянно требующего крови. Война Ирана с Ираком была войной теократии с социализмом, пусть и арабским. Битва эта стоила чудовищных жертв, но не принесла победу ни одной из воющих сторон.
 К стыду своему Запад не понял тогда суть процессов в далеком регионе, недооценил опасность режима в Тегеране, а принял шумные пассы воинственного Саддама за подлинную опасность миру.
 Боюсь, что США выполнили грязную работу  за Тегеран, повесив Хусейна и разрушив крепкое прежде государство. Шииты, при поддержке Ирана, неизбежно захватят в Багдаде власть и местные арабы без особого сопротивления станут слугами соседнего халифа. Расовые предубеждения в исламе - ничто перед единством веры. Слуги Аллаха в Индонезии, в Судане, Косово или Йемене – принадлежат к одному народу.
 Истоки, так называемого, «арабского возрождения» нужно искать в ведомстве на площади Дзержинского. Естественно, государство атеистов не было склонно способствовать росту теократии. Оружие и деньги шли тем, кто клялся в верности социалистическим идеям. Социализм же хорош на словах, но плох на деле. Исламские страны становились независимыми, но продолжали плодить нищету, а, значит, зависть, мстительность и пустые надежды на «светлое будущее». Истоки «исламского возрождения» имеют более глубокие корни, уходящие в психологию народных масс, в инстинкты толпы.
 Грянула революция в Иране, с полным отказом от политического космополитизма, с обещаниями одним лишь слугам Аллаха новых, упоительных горизонтов. Шариат стал законом. Вождь – наместником Бога на Земле. Средневековые, религиозные традиции сковали население Ирана. И это понятно. Без подобных цепей не может существовать власть на Востоке.
 Расклад нынешнего противостоянии цивилизаций прост, как никогда. С одной стороны нищета и аскетизм, почитаемые благом, культ жертвенности и смерти, с другой богатство «общества потребления» при всех его недостатках, подчас вопиющих, культивирующее гедонизм и жизнь.
 Везде, по всему миру, мы наблюдаем одну и ту же картину. Например, между Западом, Израилем и Россией много неразрешенных вопросов, но при этом Кадыров в Чечне – это тот же Абу Мазен на территориях, а боевики, сражающиеся за  «освобождение Кавказа от Русии» - местный «Хамас». Тот же расклад мы видим в Пакистане, в Индонезии, на Филиппинах…. Дело не в террористах Бин Ладена, а в общих, разрушительных процессах, захвативших мир.
 Опасность «исламского возрождения»  существенней эпидемии большевизма и нацизма. Население мира растет за счет беднейших, обездоленных масс. Ислам больше всего подходит  невежеству, нищете, несчастью, готовому принять ад на земле в ожидании райских кущ.
 Человек греха вновь идет к власти над более чем миллиардом покорных рабов-фанатиков. Человек греха плодит и культивирует бедность, но тратит бюджет государства  на оружие массового уничтожения. Человек греха ради упоения одной лишь властью над людьми готов уничтожить мировую цивилизацию, вернуть остатки человечества в пещеры….
 Он принял эстафету от подобных ему неудачников - вождей коммунизма и фашизма. Он надеется на реванш. Но сама, сатанинская природа тоталитарной власти рано или поздно уничтожает саму себя. Человека греха губят его собственные грехи. За безумием властолюбия и гордыни неизбежно следует смерть. Новый передел  мира, задуманный фанатиками веры в Аллаха, обречен на поражение. Нынешняя "арабская весна" и "турецкое лето" - прямое тому доказательство.
 Вопрос только в том, каких жертв это будет стоить  человечеству? Сколько крови прольет род людской, пока не рухнет эта новая пирамида зла, чтобы похоронить под собой очередные иллюзии и мифы несчастного «мыслящего тростника».

КАК ЛЮБИТЬ ПУТИНА


Все места заняты.  У  каждого  протоирея  есть   литературный двойник.

РАСТЛЕНИЕ БОЛЬШЕВИЗМОМ


БОРИС ПЕВЗНЕР (США)
РАСТЛЕНИЕ БОЛЬШЕВИЗМОМ
Массовая фальсификация последних думских и президентских выборов в России поражает.  Это сколько же надо было иметь в стране нечестных людей, готовых пойти на подлог и должностное преступление по указке начальства или из личной выгоды?!   Сотни тысяч!   А сколько надо было иметь подлых, нечестных судей и прокуроров, готовых пойти на вопиющую несправедливость и должностное преступление по указке начальства, чтобы народ потерял  всякое доверие к судебной системе? Всё это, как и массовая коррупция (взяточничество, вымогательство) говорит о колоссальном падении нравственности.   Каким образом Россия докатилась до такого состояния?    Почему всё время слышны жалобы о дефиците честных, демократических кадров?
Ответ у меня один – слишком долго, 70 лет, эта страна находилась под так называемой Советской властью, а на самом деле – под диктатурой коммунистической партии большевиков, слишком сильно эта диктатура воздействовала на ментальность народа.  Сразу после Октябрьского переворота его противники стали с болью и ужасом кричать, что «Россия погибла», но только в наши дни стало понятно, насколько они были правы.
Конечно, самые ужасные потери страны – это были прямые человеческие потери.  Убийство в Гражданской войне,  не только в боях, но и путем массовых расстрелов, миллионов людей, массовая смерть от голода и повальных эпидемий, бегство других миллионов за границу.  Причем убийство и бегство наиболее свободолюбивой, энергичной и образованной части населения! 
А в России и после победы большевиков в гражданской войне не наступило спокойной жизни, как, например, было в Испании.   Последовали многомиллионные жертвы голода конца 20-х – начала 30-х годов и раскулачивания.  Затем – жертвы массовых сталинских расстрелов и каторжных работ. Затем  Отечественная война, это неизбежное последствие Октябрьской революции с человеческими потерями еще в 27 миллионов.  Демографические потери от падения рождаемости в периоды бедствий и от смерти преимущественно молодых людей.    Всё это общеизвестно, об этом писали многократно и будут писать еще сотни лет.  Здесь я хочу остановиться на другом –  на растлевающем влиянии, которое оказало на народ России многолетнее большевистское господство. 
 1. Когда победила Октябрьская революция, она не только перевернула весь уклад России, но сделала новую Россию откровенно враждебной всему остальному миру, объявив ее форпостом борьбы за освобождение “угнетенных пролетариев” всех других стран и за освобождение всех колоний от господства колонизаторов.   К такому открыто заявленному противопоставлению своей страны окружающему миру дотоле не приводила ни одна революция в мире, сколь бы радикальной она ни была. Марксизм предполагал пролетарскую революцию всемирной, и поначалу, сами большевики рассматривали русскую революцию лишь как первый этап мировой.  Некоторые их лидеры прямо говорили, что если мировой революции не последовало, то «всё было зря» (известно такое высказывание Бухарина).
Но годы шли, других революций всё не было, и даже попытки насильно экспортировать их из России в Германию и Венгрию не удались. И тогда Сталин, в борьбе с Троцким стал развивать тезис Ленина о возможности построения и даже победы социализма «в одной, отдельно взятой стране».  Во внутрипартийной дискуссии  1925 – 1926 годов фракция Сталина, к великому несчастью для России, победила, и на многие годы установился статус Советского Союза как единственного социалистического государства «в капиталистическом окружении».  Как теперь видно в исторической ретроспективе,  это изолированное существование оказалось катастрофичным для российской ментальности. 
 СССР был превращен в закрытую страну, намертво окруженную строго охраняемой границей и широкой, местами в сотни километров, запретной пограничной зоной. Якобы для того, чтобы защититься от шпионов и диверсантов, а на самом деле, чтобы не дать разбежаться своему населению от сталинских тотальных репрессий.
 Пограничник с немецкой овчаркой стал одним из главных советских героев и любимых персонажей кино и скульптуры.  Долгие десятилетия вся пропаганда страны внушала народу, что заграница – наш враг,  что от нее всё надо держать в секрете,  что надо постоянно быть бдительным к проискам врагов, причем на эти “происки” списывали каждую собственную неудачу.  Тотальной многолетней пропагандой большинство советского народа было доведено буквально до маниакальной  враждебности ко всему заграничному, которая уже вошла в кровь и передается от поколения к поколению.  Поистине один параноик за 30 лет жесточайшей власти довел до паранойи целый народ!
  Понимание себя как части международного сообщества было изжито и заклеймено как космополитизм, который приравнивался к преступлению.  Представление о неком обособленном пути России и о враждебности окружающего мира стало важной частью российского менталитета.  
2Бедствия Отечественной войны и ужасы сталинского террора как-то заслонили Окаянные дни революции и Гражданской войны и ту кошмарную вивисекцию, которую произвели тогда России большевики. Полный слом государственного механизма и отмена всех законов, разгул бандитизма, в том числе бандитизма самой власти, развал хозяйства, голод и холод, милионнократная инфляция, массы беспризорных осиротевших детей.  Всё это ужасно повлияло на мораль, озлобило людей.  Люди перестали улыбаться и разучились думать об абстрактном. Все мысли были направлены на выживание. Но всё это общие слова, к ним уже привыкли...
Даю крупный план.  Что выбрать – расстрельный подвал Чека?  Продотряд, отбирающий последний хлеб в деревне? Нет, вот нечто не столь известное. Свидетельствует Нина Николаевна Берберова, жена поэта Ходасевича и друг Максима Горького.  Горький и Ходасевич встретились в эмиграции:
«Они вспоминали, как оба (но в разное время) в 1920 году побывали в одном детском доме, или, может быть, изоляторе для малолетних.  Это были исключительно девочки, сифилитички, беспризорные лет двенадцати – пятнадцати, девять из десяти были воровки, половина была беременна.  Ходасевич, несмотря на, казалось бы, нервность его природы, с какой-то жалостью, смешанной с отвращением, вспоминал, как эти девочки в лохмотьях и во вшах облепили его, собираясь раздеть его тут же на лестнице, и сами поднимали свои рваные юбки выше головы, крича ему непристойности.  Он с трудом вырвался от них.  Горький прошел через такую же сцену, когда он заговорил о ней, ужас был на его лице, он стиснул челюсти и вдруг замолк.  Видно было, что это посещение глубоко потрясло его, больше, может быть, чем многие прежние впечатления босяка от ужасов дна, из которых он делал свои ранние вещи.» [Берберова.  Курсив мой. Гл.3, стр 959-961 электронной книги.] 
Так может ли остаться на высоте мораль в  стране, которую доводили до такого состояния?  Может ли такое пройти безнаказанным для страны? 
3.  Великий перелом хребта российского  крестьянства, которое само являлось хребтом всей прежней России, не только разрушил навсегда сельское хозяйство страны. Он прервал потомственную традицию семейного труда на своей земле, тяжелого, но благодарного труда, кормившего и одевавшего семью и весь народ.  Наиболее успешные крестьяне были ограблены и высланы (как за 10 – 15 лет до того помещики), а оставшиеся, лишенные собственности и стимула к труду, стали деградировать. Бесправие и подневольный труд подорвали трудолюбие российского крестьянина, вернули крепостную психологию покорности и пассивности, а также широко открыли дорогу ”зеленому змию”.  Окончательно добила российскую деревню война 1941 – 45 годов. Теперь обезлюдевшая, вымирающая деревня со спившимся и отупевшим населением – тяжкий груз на плечах России. 
4.  Сталинские репрессии не только уничтожили миллионы лучших, но оказали разлагающее влияние на всех.  Потрясают не только масштабы репрессий и бесценные человеческие потери. Поражает количество тюремщиков и палачей, которые нашлись в СССР для осуществления всего этого террора, и еще большее количество тех, кто охотно соглашался, что у нас ”зря не сажают”,  раз арестован, значит – было за что, значит – враг народа.  В царской России представить такое было невозможно.
Это Октябрьская революция и вызванная ею гражданская война довели до такого накала вражду, жестокость одних к другим, нетерпимость, готовность на всё ради выживания в тех экстремальных условиях, в которые был ввергнут народ. Вот это и питало доверие к тому, что за каждым углом – действительно враги народа,  и породило миллионы стукачей, добровольных тюремщиков, конвоиров, оперативников, следователей, палачей.
 А сколько у них детей и внуков?  И мало кто из них признает, что их отцы или деды вершили неправое дело, были преступниками, убийцами, попросту сволочами. Возмущаясь официально осужденными преступлениями прошлого, мы недооцениваем, насколько сохраняется влияние тех, кто был по другую сторону колючей проволоки, их потомков, всего сочувствующего им лагеря. 
5. Тирания не может существовать без тотальной лжи всех внутренних средств информации  и перекрытия всей информации извне.
Первым же шагом большевистской диктатуры было закрытие всех неподвластных ей газет, и с тех пор тучи лжи всё плотнее закрывали страну, постепенно усиливаясь, по мере усиления насилия.  Любая тирания держится на трех опорах – насилии, лжи и страхе.  Чем сильнее сжимают общество, удушая его, петли насилия, тем  наглее должно быть вранье, это насилие отрицающее, и тем это вранье безнаказанней. 
Идеологически оправдываемая враждебность к “капиталистическому окружению” оправдывала и ложь – ведь сообщение о наших недостатках повредит делу пропаганды социализма во всем мире!  В “Cписок сведений, запрещенных к публикации в открытой печати”  (была такая секретная книга, хранившаяся в Первом отделе любой советской организации)  были включены, например, любые сообщения о крупных стихийных бедствиях, авариях, катастрофах.  Запрещалось сообщать о крушениях поездов или об отравлениях в детских садах, если число жертв превышало 30 человек.  В Советской стране всё должно было быть благополучно по определению! 
Это враньё стало привычным, естественным, вошло в кровь и плоть людей.  Ложь государственная, “правильная”, в высших интересах, оправдывала и ложь частную, в личных интересах, вообще любую ложь, когда она выгодна, что оказало чрезвычайно разлагающее влияние на мораль. 
6. Запрещение после отмены Сталиным НЭПа  любой частной  экономической деятельности превратило  экономически активных и талантливых людей, пытавшихся как-то продолжать эту  свою деятельность, чтобы кормить и одевать людей, в жуликов, в нравственно развращенную часть народа. И либо загнало их в подполье, либо в государственной системе вынудило работать нечестно. В итоге  в период перестройки, когда частная экономическая деятельность была вновь разрешена, к ней оказались наиболее подготовлены  именно нелегальные слои общества, нередко успевшие  срастись с преступными группировками.  Это стало одной из причин, сделавших распределение общенародного достояния в 90-е годы чрезвычайно несправедливым. 
7.  Дополнительное развращающее влияние на общество оказали десятилетия однопартийного правления. Уничтожение реальной политической жизни разучило людей думать на общественном уровне, бороться за свои права, приучило к “двоемыслию”, когда на людях человек позволял себе говорить лишь “правильные слова”, а правду, которая волновала и жгла, мог выговорить лишь в самом узком кругу. 
8. Но и это еще не всё, (чем дальше, тем я всё больше поражаюсь  многомерности разлагающего влияния этого строя!). Перед молодым человеком, вступающим в жизнь, рядом с нормальной трудовой дорогой возникала обходная дорога “по комсомольско-партийной линии”, которая быстрее и проще приводила к жизненным благам.  Решаясь ступить на такую дорогу, человек понимал, что он становится винтиком партийного механизма, и должен будет выполнять даже те решения, с которыми будет внутренне не согласен.  Такой путь, отталкивая более принципиальных и совестливых, приводил на руководящие должности, снизу доверху,  далеко не лучший человеческий материал. Несколько поколений такой “антиселекции кадров” губительно сказались на возможностях страны. 
В итоге тоталитарная власть, бедствия и террор развивали во многих людях худшие черты человеческой натуры.  Загоняя людей в экстремальные ситуации, они ставили их перед острым нравственным выбором, и это приводило к разделению общества.   Наряду с хвастливо рекламируемым уменьшением сословного и экономического расслоения общества, нарастало его нравственное и политическое расслоение, причем численное превосходство оказывалось, увы,  не на демократической стороне.  Выступая на 1-м Всесоюзном Съезде советов, этом коротком празднике российской демократии, профессор-историк Юрий Афанасьев заклеймил большую часть депутатов как "агрессивно-послушное большинство".  А ведь это был реальный срез населения.  Мы действительно имеем страну с "агрессивно-послушным большинством" – послушным любой власти и агрессивным к любому инакомыслию,  страну с сильнейшей коррупцией,   с разветвленной преступностью, с готовностью большинства средств массовой информации покорно служить власти, вплоть до прямого вранья, короче – с сильнейшим падением морали, которому не приходится удивляться в свете сказанного выше.    
Но жизнь продолжается, и соотношение сил меняется.  Надеждой России на возрождение остается славная когорта журналистов, политиков и общественников, которая в тяжелых условиях, наперекор столь многому, ведет самоотверженную героическую борьбу за демократию, честность  и справедливость.

РЕТУШЬ ИСТОРИИ



Нет на фотографии – нет проблемы: как Сталин убирал людей со снимков


03.04.2014
15:58

Рубрики:


Поделиться:


"Нераскрытые тайны": История таинственных фотоснимков
95 лет назад, в марте 1919 года, Лев Троцкий вошел в состав первого Политбюро ЦК РКП(б). Однако после смерти Ленина в ходе борьбы за власть его смещают, а после и вовсе объявляют "врагом народа", советская пропаганда тщательно убирает его с фотографий и картин. Впрочем, это коснулось не только Троцкого - во время правления Сталина "стирали" всех неугодных власти. 

Зачем художники по несколько раз переписывали полотна и сколько лет давали за фотокарточку "врага народа" в бумажнике, выяснило сетевое издание M24.ru.
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
В марте 1919 состоялся VIII съезд ВКП(б), после которого новоизбранные члены комитета позировали известному фоторепортеру Виктору Булла. Потом этот снимок окажется символом сталинской эпохи: через несколько десятилетий из двадцати людей, запечатленных на фото, останется только Иосиф Сталин. Даже в кухонных разговорах употреблять имена остальных, кроме Ленина и всесоюзного старосты Калинина, было равносильно самоубийству.

Еще одно известное фото – Сталин прогуливается по набережной с Ежовым, бывшим комиссаром госбезопасности. Сделано оно было в 1938 году, а опубликовано только в 1949, при этом ретушер убрал "врага народа" – Ежова (крайний справа), расстрелянного за попытку госпереворота.
Фото: ИТАР-ТАСС
После того как Сталин стал генеральным секретарем ЦК КПСС, он планомерно начал убирать своих врагов со снимков. Пропадали как противники Кобы (прозвище Сталина), расстрелянные по сфабрикованным делам, так и ушедшие из жизни из-за болезни.

Например, со многих снимков устранили главного врага Сталина – Льва Троцкого. Так, на фото, запечатлевшем празднование второй годовщины Октября, Троцкий стоит рядом с Владимиром Лениным. В 1967 году было опубликовано отретушированное фото конца 30-х, на котором Троцкого уже не было.

Еще одна популярная фотография – речь Ленина перед Большим театром, 1920 год. У постамента, рядом с Ильичем, стоят Троцкий и Каменев. На более поздних публикациях снимка "врагов народа" убрали, оставив вместо него ступеньки. Позже Исаак Бродский написал по фотографии картину, где Троцкого и Каменева заменили на двоих неизвестных журналистов.
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
Той же участи, кстати, подвергаются и репрессированные маршалы Егоров и Блюхер, нарком Енукидзе, и многие другие.

В те годы ретуши подвергали и фотографии с самим Лениным, но только для того, чтобы не бросить на него контрреволюционную тень. На известном фотоснимке 1919 года Ильич с Надеждой Крупской открывают электростанцию в деревне Кашино. Однако через пару десятков лет с фотографии исчезли почти все жители Кашино. Дело в том, что они были кулаками, и на отредактированной фотографии вождь революции с супругой стоят уже на фоне черной стены. 

В архиве сохранилось фото 1918 года, на котором Ленин, Яков Свердлов и Варлаам Аванесов наблюдают за открытием памятника Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу на площади Революции. В отретушированном варианте убрали Аванесова - он умер своей смертью в 1930 году. 

Тем временем культ личности Сталина набирал обороты: до 1930 года его называли "Великий Вождь", "Великий вождь и учитель", "Отец народов", "Великий полководец", "Лучший друг ученых, детей, физкультурников". Его имени удостаивалось все, что возможно: колхозы, транспортные средства, военные части, награды и изобретения. На съездах даже высказывались предложения переименовать Москву в Сталинодар.

Пропаганда старательно создавала вокруг него ореол непогрешимости. Сам он трепетно относится к своим изображениям: в альбоме Дэвида Кинга есть отретушированные изображения вождя, причем на парадных портретах никаких следов оспы (еще в юности болезнь обезобразила лицо будущего правителя). Например, на исходнике фотографии видны недостатки, а на обработанной художником лицо выглажено, скрыты неровности кожи и прически.

Как рассказывает историк Никита Петров, в те годы Иосиф Виссарионович – главное украшение общественных и государственных учреждений, транспорта и красных уголков всех организаций и предприятий. 

Причем для середины 30-х-начала 40-х годов характерно изображение Сталина в неком интерьере, в кругу соратников, среди народа, но позже народ уже на изображениях не нужен. "Есть одна фигура, огромная и емкая", - цитирует Петрова телеканал "Москва Доверие". 

Тогда появляется одна из наиболее ярких картин - "Утро нашей Родины" Шурупина, где Сталин стоит один на фоне зари, а на заднем плане очень мелко изображены промышленные мотивы. Это изображение называют апофеозом сталинского культа.

Одновременно с этим пропаганда работает над возвеличиванием Иосифа Виссарионовича, ставит его в один ряд с Лениным. Как пишет Дэвид Кинг в своей книге "Пропавшие комиссары", в 1947 году появилась картина "Ночью 24 октября Ленин приезжает в Смольный". На ней он стоит рядом со Сталиным, которого, заметим, в тот вечер вообще там не было.

Также мы знаем, что, когда Ленин скрывался от Временного правительства в Разливе, его правой рукой был Григорий Зиновьев. Но в центральном музее Ленина (сейчас - Исторический музей) показывали картину "Ленин и Сталин в Разливе".

Сталинская пропаганда работала в полную силу, чтобы убедить советских граждан в крепкой дружбе между Сталиным и Лениным. Например, по мотивам одной фотографии, где Коба приехал к уже больному Ильичу, создавались картины и скульптуры на тему "Сталин навещает Ильича".

Впрочем, фальсификации касались не только личности вождя: на снимке 1917 года "Солдаты, вышедшие на демонстрацию на Литейном", на заднем плане видна надпись "Часы. Золото и серебро". Позже вывеску заменили на "В борьбе обретешь ты право свое", а на флаге, на котором ничего нельзя было прочесть, появился девиз "Долой монархию".
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
Машина пропаганды не гнушалась и откровенными подделками: так, снимок якобы 1905 года "Расстрел мирных демонстрантов" на самом деле был кадром из фильма, снятого в 1925 году. Еще одна фотография – "Штурм Зимнего дворца" – тоже подделка, ведь сражение произошло ночью, а снимать в те годы в условиях плохой освещенности еще не умели. Тут использовали кадры кинохроники, запечатлевшей театрализованное представление под открытым небом.

Несмотря на тщательную работу ретушеров, некоторые снимки оставались в первозданном виде у фотографов и родственников тех, кто там был запечатлен. Однако это грозило тюрьмой – за хранение карточки с "врагом народа" полагалось несколько лет лагерей, суд выносил приговор по статье "антисоветская пропаганда".

Так, на фотографии членов комитета ВКП(б) в 1919 году изображен Леонид Серебряков, но через 18 лет его расстреляли как троцкиста-оппозиционера. Семья попала под каток репрессий: его жена получила 20 лет колонии, а дочери Зинаиде дали клеймо "дочь врага народа". Позже, в 1941 году, ее тоже отправили в лагерь за хранение фотографии отца размером 3х2 сантиметра. 

Освободили Зою Серебрякову в 1955 году, после реабилитации ей подарили ту самую фотографию, на которой ее отец изображен со старыми большевиками. 

Впрочем, фальсификация истории коснулась и самого Иосифа Виссарионовича: после его смерти и знаменитого XX съезда, на котором было объявлено о развенчании культа личности, с картин стали убирать самого Кобу.
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
Фото: книга Дэвида Кинга "Пропавшие комиссары"
Например, на картине Серова "Ленин провозглашает Советскую власть на II съезде Советов" 1947 года Сталин есть рядом с Ильичом, а на образце 1962 года его уже нет. Многочисленные памятники, макеты которых уже были готовы и стояли в мастерских, так и остались проектами - после смерти Сталина их не стали отливать.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..