четверг, 15 января 2015 г.

МОЛИТВА ПРЕЗИДЕНТА


ВСЕМ КАШАМ КАША!



  

Дефицит гречки не должен пугать россиян: она не так уж и полезна

«Классическая» крупа уступает светлой и зеленой

Взлетевшие на гречку цены в столице вновь взбудоражили горожан. Что бы ни случилось — нужно бежать в магазин и закупить домой несколько килограммов этой чудо-крупы. Благо, хранится греча долго, будет что кушать холодными зимними вечерами.
Между тем, в других странах гречку в пищу практически не употребляют, заменяя ее другими продуктами.
Так ли полезна на самом деле гречневая крупа? И есть ли у этого продукта аналоги по содержанию витаминов и микроэлементов? Это мы выяснили у диетологов.
Дефицит гречки не должен пугать россиян: она не так уж и полезна
фото: Александр Корнющенко
Нельзя сказать, что россияне очень любят гречку и кушают ее чуть ли не каждый день на завтрак, обед или ужин. Однако когда страну начинает «трясти» экономически, народ тут же почему-то начинает сметать с прилавков магазинов именно этот продукт. Так что гречку можно по праву назвать этаким индикатором стабильности в стране.
На самом же деле причина такого поведения, оказывается, уходит корнями в историю. Гречневая каша была самым любимым блюдом у славянских народов. Хотя греча сама родом из Византии, но сразу же прижилась и полюбилась на Руси. Первой кашей в нашей стране опять же была гречневая. Так что, не исключено, что необходимость в том, чтобы гречка просто была в наличии, передалась нам с генами.
Между тем, по словам диетологов, гречка - это действительно уникальный по своему составу продукт. Из всех круп она лидер по содержанию белков — в 100 граммах сырого продукта около 13 граммов белка. Много в этой крупе пищевых волокон (порядка 2,7 грамма на 100 граммов продукта), а главное — незаменимых аминокислот, которых нет ни в какой другой крупе.
Съедая в день 200 граммов гречки, мы получаем порядка 20% от необходимого суточного минимума аминокислот, - поясняет диетолог Наталья Павлюк. - Аминокислоты же в свою очередь очень полезны для организма. Они участвуют в построении мышц, а также способствуют ускоренному обмену нейромедиаторов в головном мозге, благодаря чему у человека улучшается настроение.
Кроме того, в гречке много витаминов группы В и РР, и микроэлементов - магний, марганец, кальций, медь и железо. Богата она и полиненасыщенными жирными кислотами, которые важны для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.
Правда, говоря о полезности этого продукта, все-таки стоит различать гречку сырую и гречку вареную. Так, число калорий в гречке, которую сварили, меньше, чем в сырой, в три раза и составляет около 90-100 килокалорий (на 100 граммов продукта). Белков получается всего 3,4 грамма, а железа в итоге всего 0,8 грамма.
Кроме того, состав крупы сильно зависит и от ее вида. Всю гречку, по словам диетологов, можно поделить на три вида: ядрица, продел и сечка. Самая полезная — ядрица, поскольку она по минимуму подвергается обработке. Ядрица — это цельные зерна. Продел же и сечка — это гречка, подвергавшаяся в большей или меньшей степени обработке — перемолотая и измельченная. В ней полезных веществ, разумеется, остается меньше. Ядрица в свою очередь делится на категории: первую, вторую и третью.
-- Лучше всего брать гречу первой категории, в ней меньше всего дополнительных веществ. То есть перебирать ее вручную, как раньше в советские времена приходилось делать, когда крупа продавалась на развес, не придется, - пояснила Павлюк. - А вот высшей категории для гречневой крупы нет.
По словам специалиста, если на упаковке в магазине будет стоять высший сорт, то такой продукт должен навести на определенные мысли. Лучше такую гречку не брать. Кроме того, если уж покупать крупу, то брать не обжаренную темно-коричневого цвета (хотя чаще всего в магазинах и супермаркетах продают именно такую), а покупать светло-желтую или зеленую. Последние опять же считаются более полезными, чем первая.
Интересно, что за границей, в европейских странах гречневую крупу люди практически не едят. Если ее и продают там, то как правило, в аптеках, в зоомагазинах в качестве корма для птиц и в магазинах в отделах для диетического питания. А все потому, что греча считается диетическим продуктом, который покупают люди с заболеванием сахарным диабетом и склонные к ожирению.
Альтернативой гречке спокойно могут служить другие крупы. Употреблять в пищу регулярно диетологи советуют и рис (желательно неочищенный — черный или коричневый), и пшено, и пшеницу, и геркулес. Гречку же рекомендуют кушать два-три раза в неделю — этого будет вполне достаточно, чтобы удовлетворить организм во всех полезных веществах, которые в этой крупе содержатся.
РЕЦЕПТЫ от шеф-повара Кирила Зебрина
Гречка в блинах
Ингредиенты: гречневая крупа, желтый лук, томаты, чеснок, грибы или копченая грудинка, грецкие орехи или фундук
Отвариваем гречку. В это время делаем заправку: обжариваем на сковороде на топленом масле мелко порезанный лук, томаты, грибы или грудинку. В получившуюся смесь добавляем немного чеснока, а затем засыпаем уже отваренную (но не переваренную) гречку. Добавляем туда же крупно нарубленные орехи, немного грибного или куриного бульона и несколько минут тушим на маленьком огне.
Далее нам понадобится тонкий блин, поэтому есть смысл его заранее выпечь. Кладем блинчик в миску и аккуратно выкладываем в него приготовленную гречку так, чтобы края остались на поверхности. Затем все края соединяем вместе, накрываем тарелкой и переворачиваем. На тарелке должен получиться шарик. Теперь делаем в шарике углубление и вываливаем в него грибы, тушеные в сметане.
Грибы также лучше потушить заранее, тем более что много времени это не займет. Положите грибы на сковородку, обжарьте их с луком и сливками (не менее 33% жирности). Не забудьте подсолить. Затем добавьте несколько капель лимонного сока и сметаны. Тушите грибы буквально несколько минут.
Вот и все. Блюдо готово. Украсьте сверху его пучком зелени, а по тарелке для красоты раскидайте мелкие консервированные овощи — например, помидоры черри, те же грибочки, сельдерей. Приятного аппетита!
Гречневый десерт
Отвариваем гречку. Добавляем в нее творог, ваниль, порезанные мелко чернослив, курагу и изюм, щепотку молотой корицы, сырой желток яйца, сахар и 1-2 ложки жирного кефира или сметаны. Точное количество кефира или сметаны сказать сложно, можно положить их и больше. Главное, чтобы в результате получилась довольно густая масса, из который вы сможете слепить шарики.
Далее получившиеся гречневые шарики обваливаем в муке, затем обмакиваем в лизон (кляр из яйца) и в панировочные сухари. Получившиеся биточки жарим на сковородке несколько минут с двух сторон и «добиваем» в духовке. Подавать на стол со сметаной и ягодами.

МАНДЕЛЬШТАМ И КАФКА

Наум Вайман  четверг, 15 января 2015 года, 15.00

Мандельштам и Кафка
Оба мучители и оба бездонны. Друг с другом вроде бы не связаны, а сколько странных совпадений…


Осип Эмильевич Мандельштам
   увеличить размер шрифта  уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Мир Кафки, подобно миру Босха, полон фантастических животных, и в рассказанных о них историях далеко не сразу понимаешь, что речь идет вовсе не о людях1, да и люди у него превращаются в животных, зачастую в самых мелких, мышей или насекомых, что прячутся по щелям.
    Неужели ему и в самом деле хотелось превратить свою теплую, уютно обставленную наследственной мебелью комнату в пещеру, где он, правда, мог бы беспрепятственно ползать во все стороны, но зато быстро и полностью забыл бы свое человеческое прошлое?2
Кафка, пишет Вальтер Беньямин,
    отбрасывает тысячелетия развития культуры, не говоря уж о современности, …проводит, так сказать, стратегическое отступление, отводя человечество назад, на линию первобытных болот.3
Как тут не вспомнить мандельштамова "Ламарка" (1932)?
    Если все живое лишь помарка
    За короткий выморочный день,
    На подвижной лестнице Ламарка
    Я займу последнюю ступень.
    К кольчецам спущусь и к усоногим,
    Прошуршав средь ящериц и змей,
    По упругим сходням, по излогам
    Сокращусь, исчезну, как протей.

    Роговую мантию надену,
    От горячей крови откажусь,
    Обрасту присосками и в пену
    Океана завитком вопьюсь.
Тема спуска в прошлое продолжается в "Рождении улыбки" (1936) и в "Кумире" (1936):
    Он мыслит костию и чувствует челом
    И вспомнить силится свой облик человечий.
Беньямин, кстати, отмечает и лестницу:
    Условные придаточные предложения у Кафки — это ступени лестницы, уводящей все глубже и глубже вниз, покуда мысль его не окунется наконец в тот слой, где живут его персонажи.
У Мандельштама даже Сталин похож на персонаж Кафки:
    Его толстые пальцы, как черви, жирны,
    И слова, как пудовые гири, верны,
    Тараканьи смеются усища…
Габриэль Маркес, путешествуя по СССР в 1957 году, записал в дневнике, что Кафка смог бы стать лучшим биографом Сталина4...
В "Ламарке" возникает и мотив покинутости:
    И от нас природа отступила
    Так, как будто мы ей не нужны…
У Кафки этот мотив – сквозной. Вот его запись 29 января 22 года:
    …не только здесь я так покинут, я покинут вообще… я сам покинул себя, оборвав связь с людьми, … я слишком далек от всех, я изгнан…
И тут же, как перекличка с "Ламарком, – я еще не на самой нижней ступени…
М. Лотман подметил у Мандельштама повторяющуюся тему ореха, как метафоры духовного ядра, крепости. Тема связана с идеей Чаадаева о внеисторичности России.
    Но мы хотим жить исторически, в нас заложена неодолимая потребность найти твердый орешек Кремля, Акрополя, все равно как бы ни называлось это ядро…<... > У нас нет Акрополя5.
Мандельштам – о собственной жажде жить исторически и потребности найти нерушимую основу бытия, его исток, Крепость. Мотив истока как "крепости" и "крепи" появляется в "Грифельной оде" (обратно в крепь родник журчит). В "Ламарке", спускаясь к началу начал природы, герои не могут проникнуть в ее крепь, они отвергнуты:
    И подъемный мост она забыла,
    Опоздала опустить…6
Здесь еще одна параллель: ключевой роман Кафки называется "Замок", где создан мистический образ недоступной, но определяющей Жизнь крепости. Морис Бланшо пишет в книге "От Кафки к Кафке":
    "Замок" состоит не из ряда событий или перипетий… но из постоянно растущих в числе вариантов толкования, касающихся в итоге самой возможности толковать…7
Французский мыслитель прямо относит это к еврейской традиции, ставящей Слово и Толкование превыше всего. Слово, как логос и крепь. Только Кафка ищет исток голоса, а Мандельштам ловит отголоски…
Подмечая общие черты (и почти текстовые совпадения!) у Кафки и Мандельштама, попадаешь в таинственный лабиринт сообщающихся сосудов... Кафка, например, считал страшным грехом нетерпение, из-за которого нет человеку спасения. В "Афоризмах" он пишет: Может быть, существует лишь один верховный грех, нетерпение. У Мандельштама в "Отрывках из уничтоженных стихов":
    Не волноваться. Нетерпенье – роскошь,
    Я постепенно скорость разовью…
О нетерпении и в "Канцоне", и окрашено оно в красный цвет:
    Две лишь краски в мире не поблекли:
    В желтой – зависть, в красной – нетерпенье.
В грех нетерпенья у Кафки, впадает, как подмечает Бланшо, именно главный герой "Замка" землемер К. А землемер, он же землеустроитель – это инженер, топограф, геометр, занимающийся "описанием и изображением земель". У Мандельштама Богу-геометру-землемеру посвящено философское стихотворение "Скажи мне, чертежник пустыни…".
Совпадает и тема "рядов", выхода из них. У Кафки в дневниковой записи от 27 января 1922 года:
    Странное, таинственное, может быть, опасное, может быть, спасительное утешение, которое дает сочинительство: оно позволяет вырваться из рядов убийц, постоянно наблюдать за действием. Это наблюдение за действием должно породить наблюдение более высокого свойства, более высокого, … чем выше оно, тем недоступней для «рядов»…
У Мандельштама в стихотворении "Я по лесенке приставной…" (1922):
    Из горящих вырвусь рядов
    И вернусь в родной звукоряд.
Даже год написания совпадает…
А как не отметить их дуэт о страхе? Кафка (в письме к Фелице Бауэр):
    Мой удел – страх; …я испытываю горячее желание изгнать из себя при помощи письма состояние страха … поскольку страх этот исходит из глубины меня самого.
Мандельштам (в "Египетской марке"):
    Страх берет меня за руку и ведет. … Я люблю, я уважаю страх. Чуть не сказал: «с ним мне не страшно!» Математики должны были построить для страха шатер, потому что он координата времени и пространства... Страх распрягает лошадей, когда нужно ехать, и посылает нам сны с беспричинно низкими потолками.
Низкие потолки и согбенность – вселенная Кафки. Как пишет Беньямин:
    У Кафки очень часто низкие потолки в помещениях буквально заставляют людей принимать согбенные позы. Словно они согнулись под неким бременем, и это бремя, несомненно, — их вина8.
Или – тема "выхода к людям". Кафка пишет в февральском дневнике 1922 года: Какое счастье быть вместе с людьми. Через день добавляет: Но кого еще может так, как меня, порадовать беседа с людьми!
На лестнице колючей – разговора б! умоляет Мандельштам. "Стансы" (1935) – гимн выхода к людям:
    Но, как в колхоз идет единоличник,
    Я в мир вхожу,— и люди хороши.
    ………… 
    Проклятый шов, нелепая затея
    Нас разлучили. А теперь – пойми:
    Я должен жить, дыша и большевея,
    И, перед смертью хорошея – 
    Еще побыть и поиграть с людьми!
Мир обоих поэтов (а Кафка – поэт!) разделен на "здесь" и там".
    Или свой путь и срок
    Я, исчерпав, вернусь:
    Там — я любить не мог,
    Здесь — я любить боюсь…9
Запись в дневнике Кафки:
    Мне кажется, что меня здесь нет и не было, что уже маленьким ребенком меня вытолкнули отсюда и потом цепями приковали там.
"Здесь" – это мир-пустыня, "там" – прародина, "Ханаан".
    теперь я уже гражданин другого мира, который так же относится к миру обычному, как пустыня к плодородному краю (вот уже сорок лет, как я покинул Ханаан), я смотрю назад, как иноземец.
Этот взгляд назад Мандельштама и Кафки в сторону прародины-истока-крепости, это видение мира в обратной перспективе объединяет их и с Вальтером Беньямином. Приведу красочный фрагмент из очерка Ханны Арендт об этом гениальном скитальце, включающий знаменитый пассаж о штормовом ветре из рая. Из рая или ада? А куда мы идем, товарищи?
    …“ангел истории”… не движется диалектически в направлении будущего, но “взор его обращен в прошлое”. “Там, где появляется цепь наших событий, там он видит сплошную катастрофу, которая громоздит друг на друга развалины и швыряет их к его ногам. (Не отсюда ли "Мы, оглядываясь, видим лишь руины" Бродского?) Он хотел бы задержаться, разбудить мертвых и вновь соединить разбитое”. …“Но из рая дует штормовой ветер” и … ангел,… не видящий ничего кроме ширящихся руин прошлого, несется в вихре прогресса спиной к будущему10.
У Мандельштама похожий образ: время мчится обратно с шумом и свистом11.
По словам Беньямина, герой романа "Замок", как и сам Кафка, – чужак, отщепенец, вытолкнутый из бытия.
Что ж, оба поэта родом из той же крепи, из гетто избранничеств, по выражению Цветаевой. Но если Кафка безоговорочно принимает свое полное от всего и всех отчуждение, то Мандельштам всю жизнь стремился встать на глыбу слова "мы". Только совсем ранние стихи говорят о меланхолическом одиночестве (Легкий крест одиноких прогулок). Собственное отчуждение кажется ему вынужденным, навязанным, и он надеется – временным. Но когда в начале 30-х навалились глухота, немота и беспамятство, поэт дал волю отчаянию:
    А стены проклятые тонки,
    И некуда больше бежать,
    И я как дурак на гребенке
    Обязан кому-то играть.
    …..
    Учить щебетать палачей.
Я – непризнанный брат, отщепенец в народной семье; мы живем под собою не чуя страны; и даже – о, ужас! – мне хочется уйти из нашей речи. И появляется ощущение-осознание святотатства и измены судьбе.
    Бог На́хтигаль! Дай мне твои рулады
    Иль вырви мне язык: [за святотатство!] [я так желаю!]
    он мне не нужен.12
    …………….
    И в наказанье за гордыню, неисправимый звуколюб,
    Получишь уксусную губку ты для изменнических губ.
Для Кафки измена судьбе немыслима. Изгнанием и пустыней он дорожит, как условием творчества, а значит и подлинного (для него) существования. Именно эта неизбывная чужеродность дарит его вдохновению пугающие своей беспощадностью сюжеты. Это не стоическое, а именно героическое принятие судьбы, как тяжбы с Богом. Бланшо называет его жизнь "мрачным сражением"13. И оно пострашнее борьбы Иакова с Богом: Иаков боролся с Богом живым, а Кафка – с его подавляющей жизнь тенью. Это борьба вслепую, борьба с Богом, в которого не веришь, но и не веришь в свою жизнь без него.
Мандельштам, меченный той же судьбой отчуждения, всю жизнь стремился приобщиться, "войти в мир" (как в колхоз идет единоличник). Он не принимает изгнанничества, бежит своей судьбы (Я не хочу моей судьбы!14). Но разве неизвестно поклоннику эллинизма, что ducunt Volentem Fata, Nolentem Trahunt, судьба ведет покорного и тащит строптивого, или трахает, как гласит латынь? А если пытаешься убежать от себя, становишься беглецом на всю жизнь. Вяч. Иванов писал Гершензону:
    не помнящие родства – беглые рабы или вольноотпущенники, а не свободно-рожденные. Культура – культ предков, и, конечно, – она смутно сознает это даже теперь, – воскрешение отцов15.
Мандельштам вместе с огромной страной отбрасывает прошлое и устремляется к будущему, время – вперед! Героика? Слепота? Упрямство? Бессмысленная надежда? Но если отбросил прошлое, где еще сможешь найти удел? Хотя поэт и видит, что "время мчится обратно"…
Кафка смотрит только назад. И не только потому, что все в прошлом. Но и потому, что в будущем нас ждет прошлое. И мы связаны с ним культурой – культом предков и чувством вины перед ними: комплекс вины – это лишь потребность вернуться назад16.
История подмигнула Кафке-пророку: ближайшее будущее оказалось кафкианской преисподней, и Мандельштам – ее жертвой.

СОЗДАТЬ! И СРОЧНО!



А.НЕВЗОРОВ: ЛОЖЬ КАК ЖАНР

Александр Невзоров: Ложь как жанр

«Солнечный удар» Михалкова и сериал «Распутин» на Первом: новый русский кинематограф на бересте


Иллюстрация: Corbis/All Over Press
Иллюстрация: Corbis/All Over Press
+T-
Поскольку оба творения по своему статусу явно не «Пираты Карибского моря», то нет смысла оценивать их кинематографические достоинства или недостатки. Сегодня «художественность» начинается с совершенно других цифр бюджета. Обсуждать «Удар» или «Распутина» в качестве «большого кино» бессмысленно и некорректно. «Киноязык» в них ровно такой, какой был позволен финансовыми возможностями этих двух поразительно похожих картин. Их делали опытные мастера, прекрасно понимающие, что гениальничать на медные (по меркам современного кино) деньги не имеет никакого смысла.
Все скромненько и стандартно. Актеры недорогие, но старательные, а набор постановочных приемов давно известный, но преимущественно весьма незатейливый. В этом смысле говорить в общем-то не о чем. Впрочем, оба режиссера ни на что и не претендовали, а честно слепили «расширенные агитки», у которых и нет никаких задач, кроме строго идеологических.
Следовательно, единственным предметом оценки может быть лишь предлагаемая идея, а также умение хорошенько ввинтить ее в сознание масс. Сама идея заключается в том, что России надо задним числом придумать и нарисовать красивое прошлое. Это сложная задача, так как облагораживание русской истории возможно только через подмену ее чистой ложью.
Слова «ложь» не надо пугаться. И не надо ханжески закатывать глаза; вся культура homo почти на 100% состоит именно из чистой лжи или ее основных компонентов. Конечно, это непростой жанр, но именно историческая ложь сегодня особенно востребованна и необходима. Дело в том, что она является основным строительным материалом для всякой идеологии, создавая сегодняшним реалиям сочное и авторитетное прошлое. Без нее может создаться ненужное впечатление, что «русский мiр» — это только биндюжники с пулеметами, перекошенный Дугин, тупость Думы и постановочные слюни Кургиняна. Идеология, несмотря на писк либералов, уверенно создается и внедряется. Ей-то в первую очередь и требуется сортовая ложь в товарных количествах. (Не следует забывать о том, что у лжи есть и еще одна, крайне важная государствообразующая роль: она является традиционной духовной скрепой России, не менее важной, чем, например, холуйство, злоба, мракобесие или воровство.)
Вернемся в тему. Сегодня у российского кинематографа есть первоочередная задача: вопреки всем фактам создать иллюзию существования совершенно отдельного «русского мiра», или «русской цивилизации». Это трудно, но в принципе возможно, когда «важнейшее из искусств» берется за дело ответственно и с огоньком.
Настоящее русское кино, конечно, надо делать на бересте. Тогда гордый вызов Европе и декларация наличия особой «русской цивилизации» будут выглядеть не так забавно. Но простим создателям картин грех использования европейских форм, приемов и технологий. Этот грех мало кому сегодня заметен. Публика уже настолько хорошо отрихтована молотками эфира, что связь с реальностью утратила и в существование «самодостаточного русского мiра» уже поверила.
Этот придуманный мир нужно заселить героями. На роли героев обсуждаемые кинополотна предложили православного придворного фавна (Г. Е. Распутина) и эрегированного офицера, который долго ловит косынку. С Распутиным, конечно, вышла неувязочка. Бедолагу оскопили, и образ его сразу погас. На корню убита главная и единственная интрига: удалось ли Григорию Ефимовичу задрать Главную Юбку Страны или он не успел? Дело в том, что единственная драматургия, заключенная в имени «Распутин», — это пикантный конфликт дикого деревенского пениса и надушенных придворных вагин. Это известный еще с Мольера вечный мотив использования «слова божьего» для проникновения под самые дорогие юбки. Использование Распутина в любом другом качестве так же противоестественно, как попытка сделать из хорька не воротник, а отбивную. Секвестировав Распутину тот орган, который, собственно, им и двигал, создатели фильма получили фигурку плосконького унылого мракобеса, для которого в кино «о Распутине» нет никакого места и занятия. До конца фильм можно не досматривать. Понятно, что в финале Григория Ефимовича примут в «Единую Россию» и предложат преподавать в МГУ. Другому герою самобытного русского мира пенис все-таки оставили, но ни выразительности, ни драматургической подвижности ему это не прибавило.
За основу патриотической иллюзии Михалкова взят Бунин. Это правильный выбор. Иван Алексеевич — образцовая водомерка (Gerris lacustris), скользящая туда-сюда по глади прудика и совершенно не озабоченная процессами, происходящими в его глубине. Когда загнивший прудик наконец откачивают, водомерка, соответственно, негодует. И гибнет. Данная первооснова необычайно удобна, ибо на законных основаниях позволяет не иметь ни малейшего понятия о том, чем же на самом деле была опрокинутая в семнадцатом году Россия.
А это была страна, где за чтение статьи в студенческом кружке приговаривали к расстрелу (дело Достоевского).
Где высший полицейский чин прямо посреди столицы империи мог запросто и с наслаждением публично избить политзаключенного (Трепов).
Где романтические потрахивания офицеров почему-то должны были материально обеспечивать миллионы завшивленных безграмотных людей, живущих на земляных полах и носящих на ногах обмотки из древесной коры (лапти).
Где реальным офицерам, посещавшим балы, в приказном порядке было предписано «не сморкаться на полы» и «для совершения большой нужды не вылезать на балконы особняка, а отправляться для этого в отхожие места» (Приказ №372 по Суздальскому полку).
Где власть без колебаний, по первому капризу убивала миллионы своих подданных. Как мы помним, православно-патриотический психоз Николая II (Кровавого), впутавшего страну в бессмысленную и ничем не угрожавшую самой России Первую мировую, обошелся (примерно) в 18 000 000 литров солдатской крови, выплеснутой на помойку истории, и в 240 000 тонн русского солдатского мяса, сгнившего там же. Цель всей этой религиозно-мясной эпопеи так и осталась никому не ведомой.
Что такое «великая Россия», уже понятно. Кажется, для этой бедной страны «великие потрясения» были все же меньшим бедствием.
Хотя на все это в «Ударе», разумеется, нет даже намека, а главным революционером оказывается Чарльз Дарвин, михалковская картинка все же недостаточно сусальна. Для эффективного идеологического материала в ней маловато настоящей, сортовой лжи. Как, впрочем, и в «Распутине». Разумеется, виной тому не крамольничанье режиссеров. Их вытянутость во фрунт и готовность обслужить идеологию наилучшим образом не вызывает ни малейших сомнений. Вероятно, их все же подвела необходимость пользоваться методиками, приемами и технологиями растленного европейского кинематографа. Эти чертовы приемчики, отработанные Дзеффирелли, Вербинским и Питером Джексоном, привносят совершенно ненужные нюансы, создают изобразительные и смысловые помехи. Впрочем, с переводом российского кинопроизводства на бересту и церковнославянский язык этот вопрос, несомненно, будет решен, и зритель получит идеологически полноценный продукт.

РОССИЯ. ГРЯДУТ ПЛОХИЕ ВРЕМЕНА.

У российского "медведя" плохой год. Пробуждаясь от новогодней спячки, россияне видят серьезно изменившийся экономический ландшафт. Кредитный рейтинг страны вот-вот станет "мусорным". Официальная инфляция составляет 11%, но она гораздо выше для продуктовой корзины. При этом Путину грозит не столько гнев народа, сколько гнев элит, пишут СМИ, подчеркивая, что Запад жаждет наказать Путина, а не россиян.
Цены на нефть продолжили снижаться, и рубль вновь оказался в центре внимания, сообщает The Wall Street Journal. "Что будет дальше? Инвесторы и аналитики готовятся к тому, что рейтинг России будет понижен до уровня ниже инвестиционного. На прошлой неделе Fitch снизило рейтинг страны практически до "мусорного" уровня, и другие агентства могут принять решение относительно страны в ближайшие недели", - говорится в блоге издания.
"В основном, риск исходит от Standard&Poor's и Moody's. На данный момент S&P присвоила России уровень BBB-, но две недели назад прогноз был изменен на негативный. Moody's может понизить ее рейтинг приблизительно в то же самое время", - полагает эксперт Société Générale по развивающимся рынкам Режи Шателье.
Как считает аналитик Rabobank Петр Матис, "снижение рейтинга закрепит базовую негативную тенденцию в оттоке капитала и заставит ЦБР намного дольше сохранять поддержку рубля посредством валютных интервенций". Еще важнее, что снижение рейтинга уменьшит и без того недостаточную ликвидность, при том, что российские банки и финансовые компании уже отрезаны от внешнего финансирования западными санкциями, введенным из-за кризиса на Украине".
В последние две недели Россия находилась фактически в состоянии зимней спячки, пишет корреспондент The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Затяжные официальные новогодние каникулы перевели почти всё в России в режим ожидания, включая реакцию на экономический кризис. "Теперь россияне начинают пробуждаться и видят перед собой серьезно изменившийся экономический ландшафт. В 2015 году финансовые трудности страны обрушатся на значительную часть населения", - говорится в статье.
"Все это серьезно меняет нашу экономическую реальность", - считает экономист из российского Института мировой экономики и международных отношений Евгений Гонтмахер. При этом он не ожидает в ближайшее время политических протестов.
"Впервые за всю путинскую эпоху реальные доходы падают, - продолжает Гонтмахер. - Инфляция сегодня официально составляет 11%, но она гораздо выше для среднестатистической продуктовой корзины. Это происходит одновременно со значительными сокращениями в сфере медицинских и образовательных услуг". У бюджетников зарплаты сократятся на 15 или более процентов.
Необходимы фундаментальные перемены, пишет корреспондент. Сам Путин признал, что у России может не остаться другого выбора, кроме как пустить в ход силы малого бизнеса, чтобы производить товары для импортозамещения и создавать источники внутреннего капитала, независимые от иностранных банков. "Однако подобные изменения подразумевают сокращение цикла прибыли олигархов и способствуют появлению независимого предпринимательского класса, который может начать оспаривать власть у Кремля", - рассуждает автор статьи.
По словам Гонтмахера, в Кремле все еще преобладает взгляд, что Россия способна выдержать кризис, не прибегая к фундаментальным переменам, и что в отсутствие новых и более глубоких потрясений серьезные реформы ни к чему. "Это настрой на то, чтобы окопаться и выждать", - сетует экономист.
Сегодня параллели между Россией 2015 года и Советским Союзом 1991-го "видны как на ладони", пишет Филипп Пятов в Die Welt. Если следовать логике Путина, ситуация в России не такая уж страшная. Его последняя трехчасовая пресс-конференция слушалась так, будто в России нет и в помине никакого кризиса. Путин подчеркнул, что госбюджет сбалансирован, пенсии выросли, к тому же страна собрала рекордный урожай. Что касается оттока капитала, низких цен на нефть и инфляции, то все это, по его словам, создает проблемы для российской экономики, но самое позднее через два года - а даст бог, и раньше - она возобновит свой рост.
Для него происходящее сейчас в России не более чем просто кризис, один из многих. Однако реальность выглядит иначе: так плохо, как сейчас, дела у Путина не шли никогда, поэтому нынешний год может стать для него последним. Причем произойти это может не только по экономическим причинам, полагает корреспондент Die Welt.
Путину сейчас грозит не столько гнев народа, сколько гнев элит. Российской элите не нужна демократия, но она заинтересована в империалистических планах расширения Путина, говорится в статье. При этом от политической и экономической стабильности зависит возможность и дальше присваивать огромные суммы госсредств и накапливать личное богатство.
Олигархи, бизнесмены и политики дружат с Путиным, но эта дружба может закончиться в тот момент, когда президент решит, что их миллиарды станут ресурсом, необходимым государству в условиях кризиса. К тому же у российских олигархов нет интересов на Украине, утверждает Пятов. Они не заинтересованы в новой холодной войне против Запада. В отличие от Путина.
"С первого момента, как Путин вступил в должность, мы наблюдаем конфликт интересов между президентом и политико-экономической элитой. Запад хочет рассчитаться с Путиным, а не с россиянами. Если найдутся сторонники в узком кругу Путина, Путину в 2015 не выжить", - так заканчивается статья.

РОССИЮ ГОТОВЯТ К СЕРЬЕЗНЫМ ИСПЫТАНИЯМ

                                            Медынский и Рогозин
В Кремле озаботились срочным воспитанием патриотизма. "Российское военно-историческое общество в лице министра культуры Владимира Мединского, вице-премьера Дмитрия Рогозина и ряда других ученых, политиков и деятелей культуры выступили за создание патриотического интернета. Они считают, что в условиях ведущейся «войны за умы» нельзя «проспать» молодежь". Из СМИ.

 В общем, Кремль решил, что молодежь уснула и необходимо, в срочном порядке, ее будить: гимнами, фанфарами и барабанами в Интернете. Это правильно. Дело в том, что нормально развивающаяся страна воспитывает патриотизм своих граждан обычным путем: ростом экономики и благосостояния населения, развитием социальных программ, авторитетом к власти, обеспечивающей прогресс государства. Глупо призывать к патриотизму, например,  граждан США, Британии, Швеции или Люксембурга. Как только с перечисленным выше начинается заметный кризис, само собой, возникает нужда в патриотизме искусственном, с помощью не реалий жизни народа, а обычной пропаганды. По опыту известно, что, если голому и босому день и ночь твердить, что он сыт и прилично одет, бедняга, рано или поздно, поверит в это. Как и в то, что, проснувшись, он оказывается в самой великой стране мира. За примерами далеко ходить не надо. Есть две Кореи. В южной нет никакой нужды в патриотизме, в северной - это главное в воспитании масс.
 России еще далеко до Северной Кореи, но, судя по бурной деятельности министра культуры и его команды, страну готовят к серьезным испытаниям  


НЕЛЕГАЛОВ ВОН ИЗ США!

                 Лекторат Обамы
 
 Барак Обама не полетел в Париж, чтобы не обидеть своих избирателей - сторонников уничтожения старой, белой Америки, как и белой, христианской Европы. Палата представителей незамедлительно ответила президенту. :
Featured post

Спустя неделю после терактов во Франции Палата представителей США проголосовала 236 голосами против 191 за выделение финансирования для системы национальной безопасности, блокировав при этом президентский указ Барака Обамы, защитивший от депортации миллионы нелегальных иммигрантов.

ВОЙНА - УБИЙЦА

С момента подписания Минского соглашения 5 сентября 2014 года, которое направлено на деэскалацию вооруженного конфликта на Донбассе, от рук незаконных вооруженных формирований погибло не меньше 118 мирных граждан. Еще одиннадцать человек погибли под населенным пунктом Волноваха в результате обстрела маршрутного пассажирского автобуса со стороны донбасских сепаратистов. Об этом 13 января отмечает в своем заявлении внешнеполитическое ведомство Украины.
Обстрел автобуса в Донбассе подрывает усилия по мирному урегулированию украинского кризиса. Об этом сегодня, как сообщает «RT», заявил Уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов.
«Вызывает возмущение обстрел пассажирского автобуса под Донецком. Это очередное преступление киевских силовиков», — цитирует ТАСС слова Долгова.
«Это подрыв усилий по мирному урегулированию», — подчеркнул дипломат.

Так кто же убил несчастных пассажиров автобуса? Их убила война. Всего лишь год назад Донбасс и Луганск жили спокойной, мирной жизнью. Тот, кто войну начал, тот и виноват во всех жертвах гражданской распри в Украине.  
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..