среда, 5 июня 2013 г.

ДВЕ ИСТОРИИ от читателя блога






 НЕОБХОДИМОЕ ЛЕКАРСТВО 
 К первой истории необходимо краткое вступление. Немолодые репатрианты живут в Израиле, ностальгически вздыхая по прошлому. Большая часть жизненного пути пройдена в ином мире, там прошло детство и молодость. Там остались дорогие нашему сердцу могилы, наша работа, привычные, а потому, как нам теперь кажется, надежные приметы быта и даже гастрономические изыски.
 Такая тоска по прошлому понятна. Но есть и другая  разновидность ностальгии. Я бы назвал ее скрытой, подсознательной. Что, к примеру, заставило моего соседа, уроженца г. Омска, снести вполне исправный пластиковый забор и поставить дорогой, деревянный. Жил он за пластиком лет десять, но вдруг приспичило. И вижу, как он своим забором доволен, как им любуется. Любит сосед страну своего выбора, вполне доволен репатриацией, а вот без деревянного забора вокруг участка было ему как-то беззащитно и даже неуютно.
 Расскажу еще об одном потрясении, связанном с подсознательной ностальгией. Часто встречал на подходе к местной синагоги пожилого, седобородого человека, облаченного, как правило, в кипу и таллит. Всегда шел он, уткнувшись в Тору, и губы этого господина шевелились в такт прочитанного текста.  В общем, зрелище вполне обычное и привычное.
 Но вот однажды пришлось некоторое время идти за этим религиозным человеком, и, когда приблизился к нему вплотную, вдруг услышал, как сей израильтянин мелодично напевает на чисто русском языке: «Смело мы в бой пойдем за власть советов и как один умрем в борьбе за это».
 Понимаю, вовсе не собирался этот господин идти куда-то в бой и, тем более, умирать за идеи Маркса - Ленина, но все же, все же, все же… Может быть, пел он эту песню с дурацкими словами в  школьном хоре много лет назад. И вдруг, по дороге в синагогу, вернулся на мгновение в свое детство.
 Теперь расскажу о случае с нашим читателем. Надо сказать, что человек он образованный, интеллигентный, институтский преподаватель с большим стажем, речью владеет чистой и говорит на русском языке без всякого акцента. Так, как правило, говорят люди, не терпящие жаргонных словечек, сленга и, тем более, мата.
 - К мату, - говорит наш читатель, - всегда испытывал брезгливое презрение, но это там, в России, а здесь, в Израиле, мат этот буквально воскресил меня к жизни.
 Дело в том, что сразу, после репатриации, он тяжело заболел, а случилось это в самом начале девяностых годов, когда русскую речь в больницах слышать приходилось не так часто, как ныне.
 Так вот, сделали нашему читателю тяжелую полостную операцию, чувствовал он себя первые дни отвратительно, даже к смерти, как он теперь признается, готовился. Лежит совершенно в чужом, иноязычном мире и даже пожаловаться на боль и недомогание никому толком не может.
 И вот однажды, ранним утром, вывел его из болезненного забытья голос родной, знакомый. Открыл больной глаза и увидел уборщицу, с каким-то даже остервенением занятую мытьем полов в палате.
 - Разлеглись тут! – ворчала грудастая дама с ведром и шваброй. – Филонят, - затем повернулась к нашему бедняге и сказала, оснащая речь крутым матюшком: - Ну, чего…. трам-тара-рам! Мать твою туда, помог бы. Лежит здоровый мужик и смотрит, как баба корячится. Хватит отдыхать, трам, тарарам!
 - И слушаю я ее речь похабную, как сладкую музыку, - рассказывал наш читатель. – Понял – шутит уборщица, видит она, что лежу я под двумя капельницами, а как вдруг мне стало хорошо от этих ненавистных прежде слов. Даже улыбнулся впервые после операции.
 Тут она эту мою улыбку заметила и подошла поближе.
 - Чего лыбишься? - говорит. – Хрен моржовый. Тебе бы бабу сейчас в койку, быстро бы оклемался…. Ну, будь здоров!
 - Скажи еще что-нибудь, - попросил я.
 Она и сказала, по новой программе, но с той же лихой подкруткой.
 С этого утра я и начал поправляться. Понимаю, что медицина в Израиле на высоком уровне, но мне почему-то до сих пор кажется, что поднял меня с койки тот отборный, русский мат.

НА БЕЗРЫБЬИ
Деньги, деньги, деньги! Чем больше разной ерунды нас окружает, тем выше их значение. Говорят, что вес того или иного ученого напрямую зависит о количества упоминаний его имени в специальных изданиях. «Частотой цитирования» это называется. Вполне возможно, что и качество нашей жизни тесно связано с обилием товаров, выставленных на продажу. Что только не покупается и не продается в нашем мире. Об одном таком любопытном случае купли-продажи я и хочу рассказать.
История эта связана с недавним митингом сексуальных меньшинств в Иерусалиме. Не знаю, насколько рассказанное  - чистая правда, но за что купил, за то и продаю.
 Один бедняга, назовем его Эдуардом, потерял работу. Искал ее месяц, другой, третий и совсем отчаялся. Случай, к сожалению, типичный. Домашние, жена и дети, смотрели на отца семейства с тайной грустью, за которой он мнительно улавливал оттенок снисходительного презрения. Жалкое пособие и случайные заработки никак не могли поправить настроение безработного. И он все чаще стал задумываться о досрочном прекращении своего жизненного пути, попросту говоря – о самоубийстве.
 Но тут в жизни  бедняги произошел крутой «оверштаг», напрямую связанный с упомянутым случайным заработком.
 Позвонил ему однажды давний знакомый по ульпану и предложил сто шекелей за участие в параде сексуальных меньшинств.
 - Ты что умом тронулся! – обиделся Эдуард, забыв о политкорректности, – Какое я тебе меньшинство?!
 - Им без разницы, с кем ты спишь, - сказал приятель. – Главное – присутствие. За пару часов получишь сто шкелей, мало тебе?
 Тут безработный крепко задумался и решил, что сто шекелей хоть и не такие уж большие деньги, но все ж-таки - деньги.   Приятель дал ему телефон организатора. Организатор, парень толковый и обстоятельный, попросил Эдуарда явиться на сбор в коротких шортах,  разноцветной майке и добавил, что остальное безработный получит при встрече.
 И вот в назначенный час наш отчаявшийся бедняга прибыл по адресу в пустую квартиру на первом этаже старого Иерусалимского дома и застал там толпу таких же, как он, решивших подзаработать бедолаг.
 Каждому деньги пообещали после проведения мероприятия, а пока выдали разного рода реквизит. Эдуарду достался рыжий парик и накладная грудь в бюстгальтере.
 И вот в таком забавном виде он и явился на стадион, где веселились разного рода сексуальные меньшинства, организовавшие этот «Митинг гордости» в святом городе трех религий.
 Впрочем, веселились немногие. Значительная часть собравшихся явно тяготилась невольным макияжем и не спешила гордиться своей ориентацией. Невольно люди эти сбились в одну большую группу, где наш безработный нашел не только своего знакомого, но и объект давней сексуальной связи, некую Софу Либер.  Софа (это он знал точно) была замужем и растила троих детей. Здесь же под носом почтенной дамы имелись гусарские усы,  волосы были убраны под ковбойскую шляпу, а объемный зад убран в тесные джинсы.
 - Софа, - протиснулся к ней наш безработный. – Привет! Что, плохо с работой?
 Женщина с усами обрадовалась давнему знакомому, хоть и не сразу его узнала, даже поцеловала Эдуарда в щеку.
 - Возраст, - сказала Софа. – Кому мы нужны в этом возрасте.
 За разговорами с Софой время прошло быстро. Впрочем, собравшиеся не долго гордились своим видом.
  По сдаче парика и искусственной груди Эдуард получил свои сто шекелей, проверил их на свет и, убедившись в подлинности, спрятал денежки в потертый кошелек, где кроме этой суммы имелась еще кое-какая, незначительная мелочь.
 Но на  факте честного расчета с участником «Митинга гордости» я никак не могу поставить точку. Дело в том, что там же, на стадионе, встретил Эдуард еще одного знакомого, наряженного почему-то в свадебное платье. Как ни странно, новобрачный  работу имел, а согласился на халтуру из одной жадности.  Вот этот жадина в свадебном платье и помог устроиться нашему герою сторожем на автостоянку, где Эдуард благополучно трудится по сей день. Не ахти какая работка, но на безрыбье…

РОССИЯ - ВОЗВРАТ К "ЖЕЛЕЗНОМУ ЗАНАВЕСУ"?




«Западная пресса анализирует случившееся с экономистом Сергеем Гуриевым. Сам Гуриев в письме сделал заявление, что в обозримом будущем не вернется в Россию. WSJ рассказывает о расследовании в отношении соавторов доклада о приговоре Ходорковскому. Среди них был и Гуриев. Редакционная статья в Financial Times озаглавлена просто - "Бегство Гуриева". По мнению издания, теперь "Путин больше не может утверждать, что сохраняет хотя бы видимость демократического правления, поскольку ведет кампанию запугивания инакомыслящих". Прежде либералов терпели, полагая, что видимость демократии - гарантия стабильности. Но ныне режим защищает свою власть. На взгляд издания, "кампания страха" эффективна. Однако за нее надо расплачиваться - популярность Путина среди образованных молодых горожан слабеет. Еще важнее бегство капиталов, замедление экономики и неуверенность инвесторов. "В конечном итоге легитимность Путина зависит от дальнейшего обеспечения экономического роста. Изгнание лучших умов России - почти непреодолимая помеха для этой задачи", - заключает газета».
  
 СССР хоть как-то развивался за счет «железного занавеса». «Золотой запас» ученых бы попросту не выездным. Бериевские «шарашки» слегка модернизировались при Хрущеве и прочих генсеках.  Интеллект страны надежно охраняли пограничники с собаками, ряды колючей проволоки и вспаханная полоса приграничной земли. Сам факт открытия границ обрекал Россию на свободное, демократическое развитие и участие в конкуренции умов. Здесь, увы, страна потерпела поражение, да иначе и быть не могло. Следовательно, спасти государство от полного одичания может только возврат к «железному занавесу». Если страна не способна удержать лучших своих граждан добром или, грубо говоря, купить, ей приходится делать это силой. Но закрыть границы – это поставить под удар развитые торговые отношения Р.Ф.. Главное, обречь страну на голод. Вот здесь и наступит то, что может окончательно погубить Россию – «бунт бессмысленный и беспощадный». Оппозиция полагает, что Кремлю сегодня и не нужно народонаселение, особенно лучшая его часть, а нужны дыры в земле, откуда качается нефть и газ и обслуга промыслов, то есть пророчит великой некогда державе судьбу арабских эмиратов. Однако, как без достаточного населения, мощной армии и развитой государственности сохранить эти самые дыры в земле – вот вопрос.
 В общем, России сегодня не позавидуешь, как и не позавидуешь не человеку, а президенту Путину. Как на этот раз страна выберется из вечного российского лабиринта, кто ей укажет путь к выходу? Пишут, что Борис Ельцин, в полном отчаянии, помышлял о самоубийстве. Не думаю, что Путин страдает суицидальными наклонностями. Другое дело – политика Кремля. Иногда она кажется самоубийственной.

КРАЙНЯЯ ПЛОТЬ






«Консервативные евреи пришли в ужас от ареста Онии 111 и опустошения казны, но больше всего их шокировала гимназия. Не только публичная нагота вызывала у них омерзение, но пожелавшие ходить в гимназию еврейские юноши, которые зачастую использовали искусственную крайнюю плоть, чтобы не афишировать тот факт, что они прошли обряд обрезания, отвергая, таким образом, знак принадлежности к иудаизму»
                                                                 Айзек Азимов «Земля Ханаанская».

 Прочел я этот отрывок из книги знаменитого фантаста и вспомнил две недавние истории. Одна «из жизни», другая «из книг», но обе они произошли со мной в Москве.
 Николай Васильевич З. – один из лучших и известнейший хирургов –косметологов России. Знаком с ним давно, со студенческих времен. Не виделись лет 30, но вот встретились.
 Точнее, это он меня встретил. Я шел по Тверской улице, а он  медленно двигался рядом со мной в пробке. Времени было достаточно, чтобы приглядеться к пешеходу. Узнал он меня, открыл окошко своего мощного внедорожника и заорал диким голосом:
 - Аркадил!!!
 И вот сидим мы рядом в просторном салоне, тискаем другу друга, произносим какие-то совершенно дурацкие слова. А протаскивает нас сквозь скопление автомобилей невозмутимый шофер.
 Как правило, чем-то одним запоминаются нам люди. И это «одно» носит характер фирменного знака. Для меня Николай Васильевич З. – это фраза, сказанная им во время очередной пирушки.
 - Без еврея человечество вымерло бы от тоски, - сказал он тогда. – Веселимся, други, пока есть евреи.
 Тогда он был молод, скелетно худ и вихраст до невозможности.
 Теперь рядом со мной сидел дородный дядя с залысиной до половины лба и в дорогом костюме.
 У меня, как обычно, лишнее время было, у Николая – не было, и он потащил меня за собой в свою же клинику.
 Владел мой старый приятель целым этажом большого здания на Волхонке. Превратил он этаж этот в современную клинику, отлично оборудованную, с палатами на одного или на двух пациентов.
 Операционные он мне показал охотно, но в палаты не пустил, сказав, что это будет против правил внутреннего распорядка.
 Но у двери в одну из палат Николай Васильевич вдруг остановился.
 - Вот здесь один чудик у меня лежит, - сказал он. – Тебе бы с ним познакомиться, но нельзя.
 - Какой чудик? – спросил я.

 И тут рассказал он мне совершенно удивительную историю, исключительную даже в богатой и многолетней практике его косметологический операций.
 - Сам знаешь, мой основной контингент стареющие дамы, но вот пришел ко мне однажды на прием молодой человек лет двадцати пяти. Стройный, симпатичный, даже, можно сказать, красивый какой-то южной красой. Одет превосходно, сразу видно парень из новых хозяев жизни.
 Вот он сел напротив меня и молчит.
 - Слушаю вас, - говорю я ему.
А он молчит минуту, молчит две, в пол смотрит.
 - Чем могу помочь? – спрашиваю.
 Тут он глаза на меня поднимает и произносит внятно:
 - Я, доктор, хочу изменить свое лицо?
 - Зачем? – опешил я.
 - Оно мне не нравится.
 - Вполне симпатичное лицо, - сказал я.
 И тут он стал нервничать, дрожащие пальцы поднялись к ушам, рот исказился в оскале.
 - Люди пол меняют: мужчина становится женщиной и наоборот, а я, всего лишь, хочу изменить свое лицо. Хочу, чтобы оно стало другим?
 - Каким? – наивно поинтересовался я.
 - Доктор, - он остановил на мне тяжелый взгляд. – Доктор – я еврей и у меня еврейское лицо, но я живу в России и хочу иметь лицо представителей коренной национальности. В паспортах нынче пятый пункт отсутствует и мне нужно обычное ЛИЦО , а не помеха в карьере и бизнесе. Вас рекомендуют.  Вы настоящий художник, с таким искусством лепите человеческое обличье. Так сделайте меня лицом славянской национальности.
 Я был так поражен просьбой, что отреагировал совсем нелепо.
 - Это больно, - сказал я. – Очень больно.
 - Потерпим, - отозвался он.
 - Это дорого, - предупредил я.
 - Сколько?
Я написал ему на бумажке ряд цифр. Он только усмехнулся, увидев сумму, с которой ему пришлось бы расстаться.
 - Я готов, - сказал он, поднимаясь.
 - Он там? – спросил я, прервав старого приятеля и ткнув пальцем в двери палаты.
 - Там, - ответил Николай Васильевич. – Целый месяц в бинтах.
 - И как, - спросил я, запнувшись, - получилось?
 - Это мой шедевр, - сказал хирург-косметолог. – Хочешь, пришлю тебе в Израиль фотографию, когда снимем повязки.
 - Нет, - отказался я, - не хочу.
 Вот «живая» история об искусственной крайней   плоти, теперь перейдем к «книжной». Есть в моей библиотеке толстые, черные тома переписки Карла Маркса с Фридрихом Энгельсом, родными и соратниками. Никогда не хватало времени прочесть эти книги полностью. Наконец, смог это сделать  внимательно, без существенных пропусков.
 Приведу отрывки из двух писем бородатого пророка коммунизма.
Маркс – Энгельсу, 9 мая 1861 года. (Отметим, что Маркс к моменту написания этой эпистолы муж зрелый, а не юнец, накатавший свой первый юдофобский опус).
 Итак: «Лепсиус доказал в своем большом труде о Египте, что исход евреев из Египта есть ничто иное, как история,  которую рассказывает Монетон об изгнании из Египта «народа прокаженных», во главе которых стал египетский жрец Моисей».
 Сколько раз затем эта ахинея повторялась нацистами и прочими атеистами всех мастей.
 А вот как трактовал  исход Авраама Карл Маркс: «Один голландский ориенталист, профессор Дози из Лейдена, выпустил книгу, в которой доказывает, что «Авраам. Исаак и Иаков» являются фантастическими образами; что евреи были идолопоклонниками; что они таскали с собой «камень» в «кивоте»… Во всяком случае, за пределами Германии (Ренан, Коленсо, Дози и т.д.) происходит замечательное движение против религии». Письмо Энгельсу от 16 июня 1864 года.
 Что это, обычное для классика марксизма интеллектуальное невежество или же заурядная, обычная юдофобия? Не думаю. Скорее всего - прямая попытка «изменить лицо» без вмешательства косметолога и, что неизбежно, - наращивание искусственной крайней плоти.
   Удивительный этот процесс пошел, как отметил Айзек Азимов, давно, еще в дохристианскую, языческую эру, продолжается он, как отмечалось, и сегодня, чаще всего, конечно. не в таких диких «косметических» формах.
 Лет пять назад приезжали в Иерусалим уважаемые, талантливые писатели, почему-то подобранные по национальному признаку: Людмила Улицкая, Александр Кабаков и Дмитрий Быков. Так вот, организаторы этой поездки поступили явно опрометчиво. Указанные лица евреями быть совсем не хотели, открыто заявляя, что Израиль им не нравится и к потомкам Иакова они  никого отношения не имеют.
 В общем, как там у Корнея Чуковского? «Замяукали котята: "Надоело нам мяукать! Мы хотим, как поросята,  хрюкать!"
 Вот слушал я этих достойнейших литераторов и думал: «Да ради Бога! Да будьте вы хоть птичками небесными, но зачем поносить своих предков и ругать государство, у которого во врагах, как правило, одна черносотенная нечисть?» Но потом  спохватился, вспомнив, что отказ от своих корней требует серьезной, кардинальной  операции по хирургической перекройке физиономии и души, причем обязательно под наркозом, а после наркоза человек часто заговаривается. Это факт медицинский.

ВИДЕО ДНЯ

В нашем печальном мире так мало радости, доброты и красоты, но все это есть, потому и живы. Смотрите!

https://www.facebook.com/photo.php?v=464372510267787

РОЛЬ ЖЕРТВЫ





  

  «Евросоюз отложил обсуждения внесения "Хизбаллы" в список террористов.  Министры иностранных дел государств Европейского союза не пришли к единому мнению относительно включения ливанской шиитской террористической организации "Хизбалла" в "черный список".  Агентство Reuters сообщило 4 июня, что в ходе саммита в Брюсселе предложение Великобритании включить "Хизбаллу" в список террористических группировок натолкнулось на сопротивление некоторых стран ЕС, утверждающих, что причастность ливанских боевиков к теракту в болгарском курортном городе Бургас в 2012 году не доказана полностью».
 Удивительно! Причем здесь теракт в Бургасе? Бандит Хасан Насралла и его братва неоднократно обстреливали Израиль. Они же, подлейшим образом, развязали Вторую ливанскую войну. Что еще нужно «некоторым странам ЕС»? Какие нужны доказательство? Все, как всегда, просто. Израиль не в счет. Евреев можно убивать любым способом и в любом количестве. Мировое сообщество  выбрало для потомков Иакова роль жертвы. Палачей же принято осуждать только тогда, когда они начинают казнить другие народы. Подумал, а что, если бы фюрер замучил в концлагерях одних евреев Германии, не развязывая мировую бойню, признал бы Запад его государство террористическим? Нет, конечно.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..