суббота, 20 ноября 2021 г.

КОРОНАВИРУС В ИЗРАИЛЕ. НОЛЬ УМЕРШИХ ЗА СУТКИ

 

Коронавирус в Израиле: более 5270 зараженных, более 130 из них в тяжелом состоянии

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Коронавирус в Израиле: более 5270 зараженных, более 130 из них в тяжелом состоянии

Вечером в субботу, 20 ноября, министерство здравоохранения Израиля опубликовало новые данные по эпидемии коронавируса.

В общей сложности с начала пандемии в стране было выявлено 1340078 зараженных (+497 за сутки).

При этом в настоящий момент заражены 5277 человек.

8154 (0 за сутки) заболевших COVID-19 умерли.

1326468 человек выздоровели.За последние сутки проведены 77042 тестов. В 0,65% случаев выявлялся коронавирус.

176 заболевших в больницах, прочие выздоравливают в домашних условиях.

Состояние 133 пациентов оценивается врачами как тяжелое, 92 из них в критическом состоянии, 82 подключены к аппаратам ИВЛ или ЭКМО.

Индекс заражаемости (индекс репродукции вируса, показывающий, скольким людям в среднем один зараженный его передает) – 1 (растет в последние недели).

Согласно отчету министерства здравоохранения Израиля, 61% зараженных коронавирусом в стране – в возрастной категории 0-19 лет. И только 5% – старше 60 лет. При этом 59% тяжелобольных старше 60 лет.

Большинство людей старше 60 лет уже ревакцинированы, и процент тяжелобольных среди них гораздо ниже, чем среди невакцинированных. Среди граждан в возрастной категории 60+ тяжелобольных и непривитых – 35/100 тысяч, тяжелобольных и привитых давно (более полугода) – 2/100 тысяч, тяжелобольных и полностью привитых – 1/100 тысяч. При этом на данный момент среди тяжелобольных в категории 60+ непривитых – 42, привитых давно (более полугода) – 2, полностью привитых – 13. В возрастных категориях младше 60 лет среди тяжелобольных непривитых абсолютное большинство. Минздрав сообщает, что около 90% тяжелобольных не были вакцинированы или были вакцинированы более чем полгода назад.


Засекреченная катастрофа на Курилах. Страшная ночь 1952 года

 

Засекреченная катастрофа на Курилах. Страшная ночь 1952 года

https://www.youtube.com/watch?v=H0D6c_jLW4M



Вороны, кажется, умнее всех: на что способен их интеллект

 

Вороны, кажется, умнее всех: на что способен их интеллект





Эдгар По гордился бы нами: мы тоже увековечили ворона! А заодно и других врановых. Из этой статьи ты узнаешь все про самых умных и красивых созданий после людей и дельфинов!

Когда-то давным-давно люди даже не догадывались о том, какие животные тупые, потому что звери охотились, летали, плавали и бегали лучше человека. То есть обходили его по всем пунктам. Правда, они не умели (или не хотели) с нами разговаривать, но молчаливость зверей наши предки, наоборот, объясняли их исключительным умом.

К тому же некоторые звери вроде как обретали человеческую речь, если уж действительно нужно было, — в легендах про такие штуки часто рассказывают. Поэтому наши предки были уверены, что животные так же совершенны, как люди, и даже совершеннее, поскольку у них есть хвосты, крылья, копыта и божественная мудрость.

Узнать больше

Пернатые дельфины наших дворов

С течением времени люди все-таки стали догадываться, что нечеловеческий разум животных очень уступает человеческому. Уже в Библии встречаются пассажи о тварях неразумных, которые изначально были созданы для полного подчинения человеку, чтобы стать его слугами, помощниками, друзьями, обедами и новыми кожаными ботинками.

И за две с лишним тысячи лет эта идея так прочно укрепилась в нашем сознании, что, когда в конце XIX — начале XX века появились первые осторожные сведения о том, что животные… кхм… как бы, в общем, тоже не совсем законченные идиоты, эти новости были восприняты общественностью, даже вполне научной, в штыки.

Простите, ну как можно сравнивать? Человек — венец творения, мера всех вещей, единственный и неповторимый носитель разума, а у животных — никакого разума, сплошные инстинкты, это просто машины в своем роде. Иначе как бы мы их ели и на них ездили — на разумных-то, чувствующих и мыслящих существах?! То есть раздались все те же песни, которые за несколько десятков лет до того слышались из рабовладельческих регионов, где господствовало мнение о том, что черные люди намного, намного глупее белых людей. И, если разобраться, даже и не совсем люди, а как бы почти животные.

И до сих пор, несмотря на фонды защиты природы, вегетарианство и прочую любовь к братьям нашим меньшим, мы отказываемся признавать, что некоторые животные обладают практически таким же сложным устройством сознания, что и мы (пусть это сознание и работает иначе). Ведь это признание повлекло бы за собой такой этический хаос, такой пучок проблем — социальных, моральных, экономических и вообще любых, что проще по-прежнему считать любого дельфина скудоумной рыбой, а при виде шимпанзе, осваивающего алфавит глухонемых, пожимать плечами и бормотать что-то о чудесах дрессуры.

Но иногда в не самых серьезных изданиях (типа нашего) можно же втихаря, шепотом, сказать правду? Врановые — очень умные птицы, которые в интеллекте и эмоциональности не уступают ребенку 3–4 лет, а по некоторым другим параметрам заметно превосходят даже взрослых гомо сапиенс?

Самые известные врановые птицы

Ворон

Ворон

Крупное создание: размах крыльев до полутора метров, а вес под два килограмма. Самая умная в мире птица и, возможно, животное, если не считать приматов. Может жить как неподалеку от человека, так и сам по себе. Воспет писателем Эдгаром По в стихотворении «Ворон».

Вороны серая и черная

Вороны серая и черная

Одни из самых распространенных птиц в мире. Абсолютные синантропы: живут только рядом с человеком и всюду, где есть человек (не считая совсем уж непригодных для нее условий типа пустынь — как жарких, так и холодных). Воспета поэтом Иваном Крыловым в басне «Ворона и Лисица».

Сорока

Сорока

Все врановые любят таскать вещи у людей, но именно сорока стала самой прославленной клептоманкой: в ее гнездах находили абсолютно невероятные вещи — от драгоценных украшений до листов из похищенных кандидатских диссертаций. Воспета народом, например, в считалочке «Сорока-белобока».

Грач

Грач

Серьезный носатый персонаж, солидный, деловитый и не склонный к глупым выходкам. Живет чаще в деревнях, где помогает крестьянам, выковыривая из пашен личинки вредных насекомых (впрочем, полезных тоже). Зимовать любит на юге. Воспет художником Алексеем Саврасовым в картине «Грачи прилетели».

Галка

Галка

Мелкая по сравнению с другими врановыми птица с небольшим клювом и серой шеей. Постоянно бегает за грачами, прячась среди их массивных тушек от хищников и подъедая остатки растерзанных грачами орехов и желудей (у самой нос не дорос твердые орехи раскалывать). Галчонок воспет Успенским в «Простоквашино» («Кто там? Кто там?»).

Сойка

Сойка

Самая малосообразительная из врановых. Живет чаще всего в лесах, иногда далеко от человеческого жилья. Предпочитает растительную пищу: орехи и семена. Хотя от колбасы, предложенной тобой, тоже не откажется. Умеет и любит подражать голосам птиц, а также человеческой речи. Если с неба на тебя кричат уже два часа: «Сеня, иди домой, твою мать!» — вероятно, это сойка над тобой издевается. Воспета режиссером Евгением Гинзбургом в фильме «Свадьба соек».

Вороны против слонов

Несколько лет назад под эгидой канала Animal Planet составлялся рейтинг самых интеллектуальных животных мира. В составлении рейтинга участвовали десяток университетов, антропологические и зоологические общества, лаборатории эволюционных психологов и этологов — в общем, жюри весьма почтенное. На первом месте ожидаемо оказались приматы, на втором — более или менее заслуженно дельфины. А вот на третье после долгих и жарких диспутов, тяжело отдуваясь, вскарабкались слоны, потеснив с призового места претендентов, за которых отдавали голоса ученые. Но уж очень болели за слонов телевизионщики.

Потому что слон — это же вещь! Люди любят слонов. Слоны — это круто! Слонов надо защищать, делать о них замечательные передачи.

А про тех, кто был незаконно и скандально вытеснен с пьедестала, много не наснимаешь. Уж слишком хорошо они знакомы людям, никакой экзотики: на любой помойке этих интеллектуалов кучи.

Поэтому врановые в рейтинге оказались на четвертом месте, да еще и в компании с попугаями почему-то, хотя между вороном обыкновенным и каким-нибудь волнистым попугайчиком интеллектуальная разница будет поболее, чем у членов жюри со свинохвостыми макаками.

Свинохвостая макака

Как вороны с человеком дружат

Уникальная особенность врановых заключается в том, что большинство их видов — абсолютные синантропы. Особенно отличились тут серая и черная вороны: они вообще практически не встречаются дальше нескольких километров от человеческого жилья. Известны, правда, случаи, когда люди видели ворон в глухой тайге, но исключительно по той причине, что молодые вороны иногда увязываются за геологическими и прочими экспедициями и могут сопровождать идущий пешком либо едущий на лошадях или лодках отряд неделями и даже месяцами.

Да, конечно, ворон здорово интересуют наши помойки и свалки. И человеческие дома тоже можно использовать для строительства гнезд, хотя даже совсем городские вороны все-таки предпочитают вить гнезда на деревьях. К тому же хищных птиц рядом с человеком обычно нет (хотя кошки, если разобраться, почти такие же зловредные, а их-то вокруг людей всегда было предостаточно).

Как вороны с человеком дружат

Но все это не является, вероятнее всего, основной причиной. Дело в том, что, еще по наблюдениям Конрада Лоренца, знаменитого этолога, немалую часть своего дня вороны тратят следя за нами. Зрение у ворон, напомним, великолепное: сотня метров для них — близкая и хорошо просматриваемая дистанция. Любопытство этих птиц огромно, и наша жизнь для них — это бесконечно разнообразное шоу, еще и с призами в виде сыплющихся в помойку колбасных огрызков.

Вороны прекрасно различают и запоминают людей, различают даже их голоса, они довольно злопамятны, но при этом хорошо умеют считывать настроение и намерения человека. Так что эти птицы не мыслят жизни без нас. Да, мы можем быть опасны, но одновременно мы их кормильцы, защитники и клоуны. Неудивительно, что врановые — одни из самых легко приручаемых животных, причем часто первыми делают шаг навстречу человеку: ослабленные, больные или очень молодые птицы нередко приходят в человеческое жилье за помощью.

Как человек дружит с воронами

Как человек дружит с воронами

Время, когда воронам поклонялись как «инфернальным медиаторам потустороннего мира» (цитата из одной очень научной статьи про ворон), давно прошли. У греков и римлян ворон был священной птицей Аполлона, в Скандинавии, как уже писалось, спутником Одина, славяне его считали вещей птицей и делали предсказания по «воронову граю».

С приходом христианства все это почитание, конечно, птичке аукнулось: она стала считаться прислужником дьявола (а кем еще были все эти Одины и Аполлоны с точки зрения христиан?). Привычка больших воронов кормиться на полях сражений телами павших, а на виселицах трупами казненных тоже была сочтена омерзительной, хотя, к чести воронов, заметим, что вообще-то не они битвы устраивали и виселицы сколачивали, они лишь убирали как могли, предотвращая, между прочим, распространение эпидемий.

Впрочем, иногда воронов почитали даже в христианских странах. В лондонском Тауэре, например, до сих пор в обязательном порядке проживают во´роны, считающиеся символами британской короны, на их пропитание даже отведен особый бюджет. Но с появлением огнестрельного оружия воронам пришлось массово переселяться из сел и деревень в города, так как селяне полюбили развешивать вокруг полей и садов трупы подстреленных птиц, их сородичей.

Такое зрелище ворон — животных социальных, разумных и эмоциональных — пугает и шокирует. Хотя особого ущерба полям и огородам вороны не наносили — ну, бегали по грядкам, играли, вытаскивали за хвостики свеклу с брюквой… Могли яйцо из курятника выкрасть или цыпленка, был такой грех. Но настоящими вредителями посевов ворон назвать было нельзя, а обилие их трупиков на крестах в полях было вызвано в основном тем обстоятельством, что в привыкшую к человеку крупную ворону стрелять было весело и просто.

В XVIII–XIX веках началось активное заселение воронами городов. Здесь в них никто особо не стрелял, помойки громоздились горами, жизнь была интереснее и насыщеннее. И до сих пор большинство ворон мира — горожанки, обитательницы крупных мегаполисов. В Москве, например, еще несколько лет назад популяция серых ворон составляла 300–350 тысяч.

С тех пор как городские власти и невероятно активизировавшиеся за последние годы кроухантеры взяли бороться с воронами, их количество упало минимум в 3–4 раза. В некоторых округах Москвы, например в Центральном, ворона теперь превратилась в редкого зверя.

Сам посмотри, что умеют вороны, и реши, честно ли было затоптать их слонами?

Ворон

Вороны узнают себя в зеркале

То есть не просто видят свое отражение и реагируют на него криками или в упор не замечают — на это способны, скажем, и собаки. Вороны понимают, что это такое, оглядывают себя (причем не без удовольствия), снимают с себя всякие пушинки, пользуясь отражением.

Слоны ничего подобного не умеют. А вот приматы — шимпанзе, гориллы и орангутанги — тоже любят покрасоваться перед зеркалом, прекрасно осознавая, кто там такой гримасничает им в ответ.

У ворон есть свой язык

Не просто сигналы тревоги или что-то подобное, а настоящий язык, включающий в себя несколько сотен слов как минимум. Австрийский центр изучения ворон имени Кон­рада Лоренца рапортует о 250–300 отдельных устоявшихся сигналах, признавая, что данные неполные, так как часть звуков, произносимых воронами, наше ухо не фиксирует, а регистрация звуков на различных устройствах очень затруднительна для расшифровки. Более того, у ворон есть диалекты, меняющиеся от местности к местности, и ворона, скажем, китайская не поймет ни слова из того, что ей говорит ворона, например, испанская.

Этологи абсолютно уверены, что вороны общаются вполне развернутыми предложениями: «За большими деревьями идет человек в синих перьях и держит громкую палку — спасайся кто может!» А то, что биологи пока совсем не умеют понимать язык ворон (как и язык обезьян и дельфинов, кстати), говорит не в пользу интеллекта уже гомо сапиенс. Ведь вороны и обезьяны прекрасно обучаются разбирать слова человеческой речи и понимать часть из них.

Вороны считают до десяти

Это подтверждено опытами Биоцентра при МГУ. Воронам предлагали выбрать корм из разных коробочек, и вороны безошибочно выбирали коробку, на крышке которой было больше отметок, чем на остальных: не пять или семь, например, а девять; не две и не три, а пять. Ибо именно в коробках с большим числом отметок им всегда подавали корм.

Вороны моделируют поведение других людей и животных

Скажем, сойки (тоже врановые, как мы помним) любят прятать желуди и орехи в тайники. Зрение у врановых великолепное, гораздо лучше человеческого, поэтому сойка, прячущая желудь, всегда тревожно озирается — не следит ли откуда-нибудь за ней другая сойка? И если тайная слежка замечена, то сойка оставляет желудь в тайнике и отпархивает в сторону. Выжидает, когда наблюдавшая сойка улетит, а потом кидается обратно к тайнику, хватает желудь и летит перепрятывать уже в другое, незасвеченное место.

То есть строит сложную модель вероятных действий оппонента (может прилететь, когда хозяина не будет, и стыбзить заначку) и выдает ему ложную информацию о своих намерениях.

Вороны моделируют поведение других людей животных

Вороны используют инструменты

Хуже того, они изготавливают инструменты. Еще хуже, они изготавливают инструменты для получения других инструментов, что по многим антропологическим характеристикам свидетельствует о наличии уже полноценного разума! Опыт, при котором ворон соединяет две палочки, чтобы вытолкнуть из щели длинный крючок, при помощи которого он выудит из кувшина угощение, был проведен в Кембриджском университете, повторен и зафиксирован новозеландцами и австрийцами. 

Причем, если австрийцы и британцы работали с во´ронами, то новозеландцы успешно повторили задание с каледонскими черными воро´нами.

Вороны используют инструменты

Вороны определяют физические свойства предметов и понимают действие некоторых физических законов

В том же Кембриджском университете вороны быстро догадывались, как достать из узкого и глубокого сосуда с водой нужный им ключ для открытия коробки с кормушкой. Они бросали в смежный сосуд камни, пока привязанный к резиновой бирке ключ не всплывал наверх, поднимаясь вместе с уровнем жидкости в обоих сосудах.

Более того, когда ученые подбросили на участок с камнями несколько похожих на камни кусков пробки и резины, вороны, ткнув подделку клювом, теряли к ней интерес, так как сразу понимали, что этот груз им не поможет: слишком легкий, будет плавать сверху.

Половину свободного времени вороны играют

Даже взрослые. Даже совсем старые. Список игр, любимых этими птицами, огромен: они катаются с горок и куполов церквей (иногда даже используя для этого картонки или, например, крышки от банок); дразнят собак и кошек, притворяясь хромыми или ранеными, в то время как напарник подкрадывается сзади и клюет жертву в хвост; перетягивают друг у друга совершенно ненужные им веточки и бумажки, шуршат упаковками, катают по асфальту крышки от бутылок, брызгаются водой, танцуют, раскачиваются на ветках и совершают прочие акробатические упражнения, таскают из окон всякие мелкие вещи, передразнивают голоса людей, кидают в нас сверху маленькие камушки (попал — не попал)…

Известен случай с депутатами Заксобрания Свердловской области в 2012 году: после того как на крыше парламентского здания устроили сад камней, местные вороны собрались большой стаей и обстреляли этими камнями припаркованные машины депутатов, разбив несколько стекол и попортив капоты. Воронам было явно весело смотреть на шоферов и чиновников, носившихся вокруг машин и бессильно грозивших небу кулаками.

Словом, вороны совершают массу ненужных для выживания, но чрезвычайно увлекательных действий. При этом в отличие, например, от домашних собак, вороны вынуждены заботиться о себе сами; жизнь к ним довольно жестока и, казалось бы, не оставляет времени для глупостей.

Половину времени вороны играют

Вороны разбираются в работе механизмов, транспорта, городских служб

Например, в Москве на Рижском вокзале еще полвека назад биологи заметили, что вороны отлично выучили расписание загородных поездов и научились подлетать к перрону как раз тогда, когда электричка подавалась к платформе.

Птицы быстро залетали во все тамбуры по очереди, отыскивая объедки, брошенные пассажирами прошлого рейса. Более того, вороньим повадкам обучились живущие там же воробьи и голуби, и до сегодняшнего дня птичьи патрули исправно делают облеты электричек.

У ворон существует высочайший уровень социализации

Каждое утро примерно в одно и то же время города планеты оглашаются карканьем. Это проснувшиеся и успевшие уже подкрепиться вороны начинают громко обсуждать свои планы на день со всеми товарками в округе. Гам длится примерно полчаса-час, после чего утренняя перекличка прекращается, птицы разлетаются по своим делам: молодежь — стайками, семейные — парами, изгои и независимые — в гордом одиночестве.

Вечером, примерно за час до заката, мероприятие повторяется. Ни одна группа исследователей так и не смогла пока расшифровать вороний язык, мы можем лишь предполагать, какую информацию птицы дают друг другу. Известно лишь, что о появлении новых свалок, крупной падали или бригад по уничтожению птиц становится немедленно известно всем группам ворон в районе.

Зачем кроухантеры и власти борются с воронами

Зачем бороться с воронами?

Первые — по злобности, вторые — по глупости. Но объясняется все это, конечно, исключительно благими целями. Например, такими.

Вороны — разносчики заразы

Вранье. Ворона — профессиональный падальщик, имеющий концентрированную кислоту в желудке, высокую температуру тела и резистентность к огромному числу инфекций. Именно от нее человек практически не имеет шанса подцепить заразу. Более того, истребляя мертвых птиц других видов, а также тушки мышей и крыс, вороны препятствуют распространению многих инфекций.

Вороны уничтожают кладки других птиц, в том числе редких: малиновок, синичек, зарянок, овсянок и т.д.

Отчасти вранье. Да, все врановые любят есть яйца и иногда крадут из гнезд птенцов. Но именно малиновки, овсянки и прочая редкая мелочь попадаются им нечасто. В меню врановых в основном входят голубиные и воробьиные кладки, так как их много и они располагаются в удобных для ворон местах: водостоках, печных трубах и т. д. А вот лесные птицы предпочитают вить гнезда в колючих густых кустарниках и прочих труднодоступных для ворон уголках. И как раз уничтожение таких зарослей и вообще сокращение пустырей, деревьев и кустов — основная причина исчезновения многих видов птиц из городов.

Вороны загаживают здания — муниципалитеты разоряются на покраску и побелку. А во что они превращают машины!

Вранье. Вороны большую часть помета оставляют под своими гнездами, которые они вьют на деревьях (вот там машину точно парковать не стоит). Ворону, единственную из птиц, можно приучить пользоваться туалетом — именно потому, что птица умеет контролировать этот процесс, старается не пачкать у себя в гнезде и обычно опорожняет свой кишечник при вылете и залете в него. Но человек любит себя оправдывать. Ни на одном ресурсе кроухантеров, где собираются отважные истребители «серых сволочей», не найдется честного признания, что я, мол, садист-ублюдок, которому приятно смотреть, как трепыхается, мучится и умирает почти разумное существо, которое ничего плохого мне не сделало и которое никак не могло от меня защититься. Нет, кроухантеры очень хотят верить, что они молодцы и герои, спасающие человечество от каркающего зла.

А все потому, что разум может быть очень, очень разным. И иногда проявляться так, что о его наличии бывает трудно догадаться.

Фото: Getty Images; Everett / East News; Reuters / Pixstream; Corbis / East News; Rex / Fotodom.ru

Данила Маслов



Татьяна Самойлова. Женщина-жизнь

 

Татьяна Самойлова. Женщина-жизнь


Автор: Ирина Кравченко

Она была как её Вероника из «Летят журавли». Вечно любящая и вечно живая, совсем по названию пьесы Виктора Розова, положенной в основу фильма. Эта роль словно навсегда внушила Самойловой, что всё возможно, если, конечно, верить. И, презрев обстоятельства взрослой жизни, она верила.

Однажды на вопрос, как вспоминает войну, которую встретила девочкой, Татьяна Самойлова ответила, что они с мамой в эвакуации обе тяжело заболели. И подытожила: война – это болезнь

То, что противно природе человеческой, для Самойловой было болезнью. Об этом, собственно, и картина «Летят журавли»: в судьбу героини Вероники вторгаются хаос и мрак, надвигающиеся на всё вокруг.

Но потому «Журавли» и стали легендарными, что в них впервые после войны так проникновенно было показано, как волей-неволей противостоит ей обычный человек. Как он, несмотря на то что беда всеобщая, оказывается один в поле воин, потому что сам, своими силами, какие у него есть, должен всё преодолеть. Даже если этот «воин» − юное создание, совершенно вроде не пригодное ни для какой борьбы. Но именно просто человек и побеждает  нечеловеческое, и слабость, нежность, слёзы оборачиваются самой большой стойкостью. Конечно, надо было найти исполнительницу главной роли, чтобы в ней вся слабая-сильная жизнь сконцентрировалась. Самойлова подходила на эту роль волшебно. 

…Она ушла в день своего рождения. Сошлись начало и конец, замкнулся круг, нарисовалось волшебное кольцо. Что всё-таки не случайно, поскольку гармония, стремящаяся к идеальной со скоростью света, – то, с чем ассоциируется Самойлова. Только гармония не в привычном её понимании ровности и гладкости, это называется скукой. У нашей же героини отношение к жизни оказалось ровно противоположным, и ей явно не было скучно. Нет, всякие завихрения, которые почему-то считаются необходимыми для вдохновения, её не привлекали. 

 

Татьяна Самойлова

 

Её тяга к гармонии заключалась вот в чём: в жажде проживать жизнь без остатка. И жизнь, ценящая подобные намерения, довольно рано принялась девушку одаривать. В стране только-только стало возможным дышать, народ ещё отвыкал от состояния невесомости, когда у Татьяны появились «Журавли». Поначалу просто фильм, ничего вроде особенного. После показа картины Хрущёву раздалось его недовольство, что вполне могло означать: закрывайте лавочку. Но картину отправили в Канны, и всемирная слава вдруг явилась к Самойловой, ничего такого не ожидавшей. Татьяна, видимо, совсем не была готова к тому, что она, юная, слабая здоровьем (болела туберкулёзом), хоть и весёлая, задорная, но застенчивая девочка, потрясёт воображение европейцев, много «звёзд» повидавших, и заинтересует голливудских деятелей. Американцы потом искали Самойлову, но свои «не выдали» и никуда девушку не отпустили. Впоследствии у нашей героини из значительных ролей оказалось всего две: в «Неотправленном письме» и в «Анне Карениной».

Но самое главное она сыграла: жизнь посильнее всего будет, недаром Татьяна так доверяла ей. Вот и её Вероника и Анна – сама жизнь. И обе любят до самозабвения. Просто взять и сыграть такое нельзя, если внутри нет, а у Самойловой – было. Любовь для неё оказалась тем, без чего прожить невозможно. И – ничего сопутствующего, вроде отношения к себе по принципу «ах, какая женщина!» или желания «дорогой оправы» такому же бриллианту: кабацкая пошлость была Самойловой чужда напрочь. Только любовь, страсть, чтобы до жара в груди, шума морского прибоя в ушах и головы в облаках. Романтиком она была, чистым, беспримесным романтиком.

Первое сильное чувство накрыло Татьяну ещё в театральном училище: Вася Лановой, лирический красавец, ей в пару. Ничего им, видимо, друг от друга не нужно было, кроме любви, хорошо, что быт обеспечили родители молодой жены. Но, как во всякой паре, где повседневное не слишком важно, дети так и не родились. Самойлова страдала от этого, потом выздоравливала от наваждения: лечилась самой жизнью и кино, которое для неё тоже была жизнь. Ребёнка она родила только годы спустя. Единственный сын Митя рос без отца, точнее, Татьянин папа стал ему отцом. А родной, Эдуард Машкович, симпатичный мужик, по сию пору, когда рассказывает о бывшей жене, выглядит как человек растерянный: налетел ветер, лёгкий, южный, закружил – что это было?.. Старалась Самойлова и ещё раза два создать семью, но тоже навсегда не вышло.

 

Татьяна Самойлова

На съёмках фильма "Неотправленное письмо". 1959 год

Может, потому, что вечной любви не бывает? Но попробовал бы кто-то объяснить это Самойловой. Она неосознанно, но верила во всепобеждающую жизненную силу, потому и не боялась ничего… Однако у жизни свои законы, в ней как-то не получается всё время лететь вперёд, на крыльях весеннего ветра. Человек ведь не журавлик. И Татьяна устала, даже заболела на нервной почве, так это характеризуется на земле.

Кино же с некоторого времени в ней больше почти не нуждалось: в наших краях редко бывает оттепель, когда все, и женщины, и даже мужчины, узнают себя в Веронике. И Каренина у нас одна, второй раз не сыграешь. А любовь… Ну что любовь? Она как птица − летает где хочет.

С тех пор, очень давних, лет тридцать тому, если не больше, она отстранилась, что ли. Если так – значит, будет так, свыше это лучше знают. Жила, не жаловалась, ездила по стране с выступлениями – любимым делом занималась, с людьми встречалась, деньги зарабатывала, потом тосковала по уехавшему в Америку сыну, волшебно красивому, умному. Но и о разлуке с Митькой, если бы не принялись спрашивать журналисты, никому из посторонних, скорее всего, не рассказала бы. В последние годы телевидение и впрямь вспомнило о ней, делало передачи – и получало на редкость достойные ответы на любые вопросы. В духе «у меня всё хорошо, о чём вы?». 

И у неё действительно всё было хорошо.

Младший брат Татьяны Самойловой
Алексей

– Тане повезло с самого начала. Она родилась в 34-м, уже шли репрессии, в доме, где жила наша семья, постоянно кого-нибудь забирали, но папу (известного актёра Евгения Самойлова. - Прим. авт.) не взяли. Наверное, потому, что он был сталинским лауреатом, много снимался в кино, был всенародно любимым артистом – сложно было его тронуть. 

Отец советовал вам учиться на актёра?

− Папа, наоборот, говорил и Тане, и мне, что нам не надо идти в эту профессию. «Для того чтобы работать в театре, надо двадцать четыре часа в сутки сохранять физическое и психическое здоровье, надо быть готовым к любым перегрузкам». Он это умел, поэтому много работал.

А чем занималась мама?

− Семьёй. Дом был на ней. Мама получила хорошее образование. По профессии она инженер, но прекрасно знала литературу, изобразительное искусство, музыку. У неё оказались по-другому устроены мозги, нежели у меня, Тани или папы. Более рациональная была, более приспособленная к жизни. С одной стороны, жалко, что она не занималась своей карьерой, почти не работала, с другой – папа без мамы пропал бы. Примеров актёрских много.

Стал бы выпивать?

− Он и выпивал. Но если утром предстояла репетиция, накануне не прикасался к спиртному. Вставал в 4−5 часов утра и готовился репетировать. Поэтому дело не в том, что мама папу от чего-то удерживала, − она обеспечивала ему прочный семейный тыл. Занималась бытом, домработниц у нас не было. Отказалась от собственной карьеры и о нас троих заботилась с утра до вечера. 

Евгений Валерианович ценил её усилия?

− Папа был признателен маме, но по-своему: вслух на эти темы особенно не распространялся. Они с Таней были, по сути, одиночками. И каждый из них старался никого на свою «территорию» не пускать, даже маму. Да и она не лезла в папину жизнь. Папа был преданным семье человеком. Любил маму. Они встретились совсем молодыми. Мама была на отдыхе под Ленинградом, пришла на концерт, где папа читал «Медного всадника», и захотела познакомиться с исполнителем. Папа в неё влюбился, и было за что: обаятельная брюнетка с раскосыми глазами – такие же были у Тани – и подтянутой фигурой. Спустя год, когда маме ещё не исполнилось двадцати лет, родилась Таня.

К кому из родителей она была ближе?

− К матери, просто потому, что отец почти всё время проводил в театре или на съёмках.

Писали, что Зинаида Ильинична руководила жизнью дочери…

− Нет-нет-нет, Таней руководить было невозможно. Она была свободным человеком. Делала что хотела. Конечно, не в кадре, но в жизни – да.

Какой ваша мама была по характеру?

− Мягкой, но строгой: проступков не прощала. Наказания были простыми, но действенными. Вот она всё приготовила к моему дню рождения, позвали гостей, а я провинился в школе. Мама вечер отменила, позвонила приглашённым и сказала, что праздновать ничего не будем.

Дочь она наказывала?

− Нет, Таня была прилежной девочкой. Много читала, ходила в театры, в музеи. Профессионально занималась балетом. Не могу сказать, что училась на пятёрки: лучше всего успевала по тем предметам, которые ей нравились. По литературе, например.

Старшая сестра занималась вами?

− У нас одиннадцать лет разницы. Когда я подрос, Таня уже барышней была, со своей компанией, училась в театральном институте, в кино снималась. Ей не до меня было. Я больше времени проводил с мамой, но и, когда мог, рядом с Таней.

Мама ей сильно помогала?

− Да. Они вместе проводили много времени. Мама сопровождала Таню во всех поездках на съёмки «Анны Карениной».

Её быт там организовывала?

− Быт и так был организован. Мама просто поддерживала Таню. И подсказывала ей что-то по роли: я же сказал, что у неё хорошая голова была, образование. У нас в семье никто ни над кем не трясся, у всех была свобода действий, но чётко знали, что можно, а чего нельзя. Мама не вмешивалась в жизнь Тани, но опекала её до своего последнего дня.

Опекала, может, ещё и потому, что подтверждались слова вашего отца о тяжести актёрской профессии?

− Проработав несколько лет в театре, я ушёл из него, потому что понял: актёрство не для моей натуры. Но у меня и работ таких не было, как у Тани, и такой славы. Она за короткий промежуток времени сыграла четыре главные роли в кино и после перегрузки заболела: случилась тяжелейшая депрессия. Нервное истощение было. Пришлось лечиться. Да, папа оказался прав: ни я, ни Таня ни психологически, ни физически не были готовы к актёрской профессии. Он уже всё в ней испытал и знал, о чём говорил. Постоянной работы в театре Таня точно не вынесла бы − она сыграла всего две роли, – поскольку театр требует большого напряжения сил. Но и в кино Тане было нелегко, даже не на съёмках. Таня исполнительная была, к тому же терпела все трудности, которые случались в экспедициях: то снимали в горящей тайге, то на сильном холоде, когда она отморозила пальцы. Однако самое сложное начиналось после выхода картины: встречи и поездки, раздача автографов, расспросы про личную жизнь. А она закрытым человеком была. И папа тоже стеснялся повышенного к себе внимания. Когда выходил из дома в магазин или ещё в какое общественное место, то одевался так, что его невозможно было узнать. А Таня ездила на такси, метро вообще не любила. Хотя пользоваться транспортом ей в свободное время не нужно было: всё находилось поблизости от её дома, те же рестораны, в которых она обедала. Таня жила отдельно от нас, бытом не занималась, почти не готовила, убирала у неё приходящая женщина. Когда она снималась, у неё времени не было на домашние дела. Мы с ней в те годы почти не виделись.

В результате из-за бесконечной круговерти вокруг фильма «Летят журавли» Таня признавалась, что этот фильм у неё уже в печёнках сидит!.. Притом что, конечно, какие-то поездки ей, безусловно, нравились, прежде всего по Франции после выхода на экраны «Журавлей». Таня возвратилась в прекрасном настроении.

А к приглашению поработать в Голливуде как отнеслась?

− Просто пришла в Союз кинематографистов и сказала: зовут сниматься в Америку − за пять лет в пяти главных ролях. А наши ответили американцам, что актриса Самойлова невероятно занята. Хотя Таня в те годы была в простое.

 Переживала, что в Америку не пустили, что ролей не давали? Её легко было обидеть?

− Нелегко. Ни папу, ни Таню. Она просто посылала обидчика на три буквы, и всё. Выбить из колеи её было трудно, настолько в ней преобладало внутреннее спокойствие. Впрочем, у неё был, конечно, темперамент, был даже авантюризм. Она могла быть весёлой, заводной. Но по большей части оставалась невозмутимой, чем пошла в отца. Мало говорила и больше слушала. Самодостаточной была. Так что испортить ей настроение отсутствием ролей было сложно, тем более что она, когда не снималась, много ездила с выступлениями по стране. 

А когда занималась воспитанием сына Мити?

− Поначалу он рос в нашей семье, потом его отдали в интернат: Эдик Машкович, Митин отец, создал другую семью, Таня много работала, папа тоже, мама болела гипертонией, давление за двести поднималось. Интернат был хорошим: мы платили в месяц 65 рублей, а я, например, получал 69. Мы навещали Митю, он к нам приезжал.

Как он воспринимал свою жизнь вне дома?

− Переживал, когда его отдали в детский сад, а уже в интернате – нет. Но в какой-то момент мы всё равно решили, что мальчику нужна семья, и забрали его. Ему уже было лет четырнадцать. Наш папа Митю официально усыновил, и он жил у нас до армии.

И кто же больше всех повлиял на него?

− Наша мама. В выборе профессии – Митька стал врачом – стопроцентно. Он поступал в медицинский институт, в первый год недобрал одного балла и отправился в армию. После возвращения познакомился со своей будущей женой. Уже наступали новые времена. Митя и его девушка поженились и уехали в Америку.

Почему Татьяна Евгеньевна не уехала к сыну?

− Не знала языка. И не умела водить машину: в Америке без этого жить невозможно. 

Но в гости-то…

− У Мити была скромная квартира, он одно время не работал, работала только его жена. И жить там, повторю, без знания языка и вождения машины нельзя. Что бы Таня стала делать? Сидеть дома?

Побыла, хотя бы немного, рядом с сыном.

− Но сын работал двадцать четыре часа в сутки! Ей вообще не надо было туда ехать. Зачем? И Митя ведь приезжал сюда два раза.

Одна из таких встреч состоялась на телевидении, в известной программе. Татьяна Евгеньевна ради встречи с сыном и пошла туда?

− Да, чтобы увидеть Митю, потому что телевизионщики всё устроили сами, оплатили ему приезд. Таня ждала этой встречи.

А она понимала, что её позвали ради любопытства публики? Вашу сестру не донимали разговоры, вдруг возникшие вокруг её имени в последние годы?

− У Тани была своя жизнь, своё восприятие жизни, для неё эти передачи и их ведущие не существовали. Ей пообещали, что прилетит Митя. Пообещали хорошо заплатить, что в Таниной денежной ситуации, очень непростой, было далеко не лишним. Мы на телевизионные деньги ремонт в её квартире сделали. Но больше я на телевидение не пойду: мои слова смонтировали так, что эффект получился прямо противоположным.

Татьяна Евгеньевна не говорила вам, что о чём-то жалеет?

− Нет, внутренне Таня, по-моему, была спокойна. Она, думаю, понимала: всё, что могла сделать, − сделала. Если бы даже снялась в одной-единственной картине «Летят журавли» − этого было бы достаточно. На Западе − ещё и в смысле денег. А здесь… Хотя после картины Тане присвоили высшую категорию и положили ставку − 450 рублей, большие деньги по тем временам. Но это когда было… И всё равно Таня на жизнь не жаловалась, говорила только, что наступило бездарное время.

С кем она была в последние годы? С кем общалась кроме вас и Мити? 

− Мама умерла в середине 90-х, отец жил со мной. Работал до 93 лет. Бодрый был, с ясной головой. Они с Таней созванивались, она к нам приезжала. С подругами встречалась. Каждый день ходила в Гильдию киноактёров, там всё время видела кого-то из своих коллег, было с кем поговорить. Таня умела просто получать удовольствие от жизни: гуляла, общалась с людьми, смотрела ночные телепрограммы, только умные. Она почти всё время была в собственных мыслях. Привыкла жить своей жизнью, размеренно, без напряжения.

И не отчитывалась вам в том, что делает? 

− Нет, да я и не каждый день бывал у неё. Только в последние два года стал ей помогать. Приезжал и уезжал, некогда было сидеть у неё. К тому же у Тани был сложный характер. Но я абстрагировался и делал для неё то, что должен был делать. 

Однажды отдельность её существования привела к тому, что Самойлову искали всем миром…

− Она просто уехала в больницу, никого не предупредив. Я искал её повсюду. Нашёл. Возмущался, что врач не сообщил мне. Сказал Тане, что беспокоить её не буду, а когда она захочет мне позвонить, пусть звонит. Она так и делала. 

То, что она в свой день рождения опять оказалась в больнице, не было связано с той шумихой в прессе, которая предшествовала её юбилею?

− Наверное, Таня нервничала. К тому же она перед тем долго болела. Хотя мы с ней поехали в дом отдыха, хорошо провели там время, поэтому настрой у неё был хороший. Потом её вновь положили в больницу. 4 мая − день Таниного рождения, 6-го собирались отмечать её 80-летие. 3-го я договорился, что Таню отпустят домой на три дня. На следующий день я приехал и узнал, что её перевели в другую больницу, на аппарат искусственной вентиляции лёгких. Вскоре Таня умерла.

В свой день рождения. Что-то есть в этом, подсказывающее, что жизнь, несмотря ни на что, прожита гармонично.

Митя не думает вернуться в Россию?

− Он кардиохирург и, если ему предложат здесь хорошо оплачиваемую работу, приедет. У него в Москве много друзей. И Танина квартира полностью готова, он может в ней жить.

Как сейчас Мите, после ухода мамы?

− Он говорит: «Пока я не осознал, что её нет». Я, по правде сказать, тоже.

 

Валерия Гущина, директор Гильдии актёров кино России

На маленькой сцене перед экраном – зал был обыкновенный, небольшой – сидел отец Татьяны, известный актёр Евгений Самойлов, а дочь стояла рядом с ним. Шёл 89-й год, и наша только что созданная Гильдия актёров устроила в Доме Ханжонкова вечер, посвящённый творчеству Татьяны Самойловой. Я вела этот вечер и во вступлении сказала, что перед нами − великие актёры. Смотрю, Татьяна Евгеньевна не садится. И вот она обратилась ко мне: «Позвольте я скажу несколько слов». Подошла к микрофону: «Добрый вечер. Сейчас на этой сцене находится только один великий артист – мой папа. А я посижу в зале, поскольку ещё не достойна того, чтобы меня называли великой». И ушла со сцены.

 

Татьяна Самойлова

 

Потом я поняла: Таня чётко осознавала, какое место занимает в профессии. Поскольку ни в чём, наверное, так не понимала, как в ней. Она была прежде всего актрисой, абсолютной. Всё в ней было устремлено к актёрскому существованию. И ремесло отвечало ей взаимностью: она сыграла роли, лучше которых и желать не надо, к ней рано пришла слава, всемирная, не снившаяся её коллегам. Но тут вмешалась советская чиновничья машина, и киносудьба Самойловой была сломана. 

Как Таня к этому отнеслась? Она никогда не жаловалась. По-моему, даже не заметила изменившихся обстоятельств: при всей своей скромности она, совершенно справедливо, ощущала себя актрисой мирового уровня. Так и жила. Например, захотев пойти на какой-нибудь спектакль – она любила театр, его атмосферу, – не просила нас, в гильдии, достать ей билет, а звонила непосредственно в театральную дирекцию: «Вас беспокоит Татьяна Самойлова. Я хотела бы сегодня посмотреть «Три сестры». Там, конечно, отвечали: «Да-да, Танечка, мы вас ждём». Для неё было важно именно так посетить театр.

Спустя много лет после того вечера, о котором я рассказывала вначале, Таню пригласили на фестиваль «Дух огня». Понимая её отдалённость от всего, устроители попросили, чтобы кто-нибудь из гильдии полетел вместе с нею. Полетела я. Во время одного из мероприятий Танечке вынесли жёлтую лисью шубу. Но то ли сопроводили подарок торопливыми словами, то ли накинули ей эту шубу на плечи слишком быстро, но Таня сказала: «Я не ношу таких шуб», − и сбросила её. Это был не каприз: она хотела почитания, которого заслуживала. Хотела, наверное, если дарят шубу, то чтобы её не просто набросили на плечи − преподнесли.

Таня часто лежала в больницах, и по состоянию здоровья, и когда ей становилось нестерпимо одиноко. Она звонила врачу, лечившему её лет тридцать, говорила, что дурно себя чувствует, и привычно ехала в больницу. А оттуда, с медицинского поста, могла позвонить нам в гильдию: «Лерочка? Пришлите мне кого-нибудь, я хотела бы соку, несколько яблок и, пожалуй, свежего творожку. Да, пришлите мне». Кого прислать, куда? На следующий день я перезванивала в отделение: «Танечка, значит, привезти вам сок, творожок…» Но для неё та просьба уже не имела значения, потому что не в яблоках и не в соке было дело: думаю, Тане нравилось на глазах у медперсонала позвонить кому-то с какой-либо просьбой, чувствуя себя достойной особого обхождения.

Помогавших ей Таня никогда не благодарила. Никогда и никого. Считала, что большой актрисе обязаны оказывать знаки внимания, что она не должна ни в чём нуждаться. «Лера, я принесла вам больничный», − говорила, приходя к нам в гильдию. «Зачем? Танечка, мы же общественная организация, мы больничные не оплачиваем…» – «Нет, я была в больнице, оплатите». Полагала, что мы должны это сделать, поэтому я брала у неё больничный, всё равно ведь мы оказывали ей материальную помощь. 

 

Татьяна Самойлова

Самойлову рисовал Пабло Пикассо, и не только...

У Тани были свои представления о том, как должна жить известная актриса, что ей приличествует. На своё 75-летие, которое мы праздновали, она пришла в тёмных очках. На мой удивлённый вопрос, зачем она в таких очках, ответила: «Сегодня мой юбилей, я хочу выглядеть как актриса». Только потом мне пришло в голову: может, в её выборе таились отголоски Каннского кинофестиваля, когда молодая Татьяна Самойлова шла по красной дорожке под восхищённые возгласы гостей и вспышки фотоаппаратов? Тогда ведь солнцезащитные очки были атрибутом западных звёзд: женщины-актрисы выходили в них на публику. Известная актриса, в понимании Тани, должна была вести особенный образ жизни. Она не стала бы жарить дома яичницу, а пошла бы в ресторан и там заказала её. Если у известной актрисы хорошее настроение, она, несмотря на маленькую пенсию, выпьет в ресторане рюмочку дорогого коньяку. Потому что это красиво. Приходя к нам в гильдию, Таня не снимала той подаренной ей лисьей шубы, которую она всё-таки взяла, так и сидела в ней часами. Потому что известные актрисы ходят в мехах. Танечка любила красивую атмосферу, хотела красоты. Она уже попробовала её в молодости и отречься от неё не могла. Но на эту красоту денег у неё не было. Хотя Таня, вопреки тому, что нередко писали о ней, не бедствовала: ей всегда помогали. Всегда те или иные люди были готовы создавать ей комфортные условия жизни. Но деньги оставались для Тани незнакомым понятием. Вот она пришла к нам в обновке с Тишинского рынка: «Нравится?» − и называла цену в три раза большую, чем вещь стоила. Видимо, торговки думали, что Самойлова богата. Но были те, кто относился к ней с почитанием. Например, Таня ходила в кафе возле её дома, и хозяин заведения никогда не брал с неё денег.  

Так что единственное, в чём она нуждалась, − это человеческое участие, но, по большому счёту, Танечка была одинока. Помню, как она шла по нашей Васильевской улице, где жила, в мокрой шубе, погружённая в свои думы… Судьба предопределила ей быть актрисой и соответственно себя ощущать – отстранённо от повседневного существования. Сын на одном из юбилеев матери сказал мне, что его воспитала бабушка. Почему Таня его не растила? Жизни бытовой, повседневной она не понимала, не умела с ней управляться. Потому что жила в своём мире. Мир был фантастическим, но мало кто оказался готов постоянно поддерживать в Танечке ощущение, что вокруг неё – атмосфера, достойная прославленной актрисы. Таня чаще оставалась в своём придуманном мире одна. Она подолгу сидела в гильдии, куда постоянно приходят люди, и, когда кто-то из гостей говорил ей, как ему приятно её видеть, словно становилась моложе на несколько лет. Выпить у нас чаю и съесть пирожного она не соглашалась: «Нет-нет, я сыта». Ей необходимо было только общение. Мы не всегда могли уделить ей достаточно внимания,  потому что дел много. Вырвешься из их потока, скажешь: «Танечка, ну снимите шубу, жарко!» − и ей, наверное, было достаточно. Но обычно она просто сидела в стороне, молча: посидит-посидит, посмотрит на людей, послушает их и уйдёт. Нам сейчас так её не хватает! Её молчаливого присутствия. Её чувства собственного достоинства, которое не позволяет показать своих переживаний. Вспоминаю, как она смотрела в Доме кино американский фильм «Анна Каренина». Голова у неё всё наклонялась, наклонялась… Вдруг Таня встала и тяжёлой походкой пожилой женщины ушла из зала. Мне показалось, что на неё нахлынули воспоминания о времени, когда она сама снималась в роли Анны. Но о том мы от Тани не услышали ни слова.

Только раз я почувствовала её волнение. В последние годы она была лишена больших праздников, точнее, приходила на них как зритель. Когда её пригласили на Московский кинофестиваль, сначала растерялась, но потом согласилась. Ей привезли дорогой наряд, от модного дизайнера одежду. Одно платье Таня отвергла, второе, наконец, выбрала. Перед открытием я пришла к ней, чтобы сопровождать её, и застала в будничной одежде. «Танечка, мы должны идти, мы пойдём по дорожке!» − «По какой дорожке?» Но оделась, поехали. И перед самым выходом на красную дорожку сказала: «Не пойду!» Она испугалась, потому что долгое время не появлялась при большом скоплении народа. Мы попросили выйти вместе с ней актрису Галину Абрамову. Таня нашла её взглядом и пошла…  

Во время прощания с Танечкой на глазах её бывших мужей были слёзы. Василий Лановой на мой вопрос, выйдет ли он на сцену, прислал мне записку: «Нет». Он сидел в зале. Но потом вдруг стремительно поднялся на сцену, за ним вышел Эдуард Машкович. Красивые мужчины, любившие её! 

 

Так что, несмотря ни на что, главное в её жизни сбылось: и любовь, и кино. И для нас она осталась необыкновенной, легендарной и живой. 

фото: ФГУП "Киноконцерн "Мосфильм"/FOTODOM; GETTY IMAGES/FOTOBANK;  личный архив А.Е. Самойлова



«Но спасенье для нас - это только любовь…»

 

«Но спасенье для нас - это только любовь…»



   Имя Дракулы, ставшее нарицательным, благодаря книгам и фильмам о нем, привлекает и сейчас внимание уже наших современников в 21 веке. Почему? Есть ли в истории жизни этого персонажа, о чём поговорить со зрителем? Ведь каждый спектакль, постановка или театральное действо – это прежде всего разговор со зрителем, разным по восприятию, по образованию, по человеческим качествам, разговор откровенный и индивидуальный.

   Я уже несколько раз писала о деятельности Игоря Хентова, замечательного поэта и драматурга. Но вот ещё одна из его работ – «Дракула», удивившая меня больше других. Однако сегодня я начинаю разговор с общения с Людмилой Нечаевой, продюсером из Одессы (благо, связь с миром можно осуществить за несколько минут).

 

А.Т. Скажите, пожалуйста, Людмила, почему именно «Дракула»? Откуда у вас такое желание написать и рассказать об этом?

Л.Н. Изначально, возникла идея поставить полноценный мюзикл, созданный по оригинальной версии, буквально с нуля. Нужна была история, которая могла бы стать, одновременно, интересной и новой для украинского зрителя. Я рассматривала три произведения, которые мне казались наиболее подходящими. Среди лидеров было – «Собачье сердце» М.А. Булгакова, но сложность получения авторских прав на постановку тормозила процесс. Также рассматривался вариант постановки по роману Грегори Магвайера «Злая: Жизнь и приключения Злой Западной Ведьмы». Одноименный мюзикл «WICKED» по мотивам событий, происходящих в Изумрудном городе, я смотрела в Лондоне. А тема Страны Оз - Лаймена Френка Баума, мне всегда была очень близка.

И, наконец, история про валашского князя – Влада Цепеша, который более известен миру как Дракула, увековеченный в романе Брэма Стокера. Я решила написать все три синопсиса и выбрать из них самый удачный.

Не могу объяснить, почему я начала именно с Влада. Видимо, это какие-то случайные неслучайности. К работе я приступила в январе, когда было достаточно свободного времени, и первая странность, которая привлекла мое внимание, это насыщенность всех каналов темой Дракулы. Телевизор я не смотрю, обычно он просто работает фоном, но буквально после того, как я написала первую строчку, в программе передач мелькнуло знакомое имя. Потом, это уже был какой-то азарт, я стала переключать каналы, и на 5 из них показывали фильмы о Дракуле. Тогда я решила, что это – точно знак. Позже я стала изучать всю доступную информацию, прочитала и посмотрела все, что было опубликовано или снято на эту тему. И чем больше я погружалась в материал, тем дальше удалялась от героя, придуманного Брэмом Стокером. Для меня Влад постепенно обретал черты реального человека, который жил, любил, чувствовал, испытывал гнев… и постепенно он прочно вошел в мою жизнь на 15 долгих месяцев, ровно столько времени прошло от первых набросков – до Премьеры. Как-то само собой получилось, что Влад вытеснил мысли про остальное.

 

А.Т. И на чем вы все-таки остановились? Почему выбор пал на этого, отнюдь неоднозначного персонажа?

Л.Н. История о Владе давала больше возможностей для творчества. Никто и никогда не пытался взглянуть на это под иным ракурсом. Дракула всегда воспринимался, как готическая страшилка, сдобренная Брэмом Стокером кровавыми подробностями. Когда я уже приступила к работе, на одном из телевизионных каналов я увидела документальный фильм, снятый украинскими режиссерами про реального исторического персонажа, который и стал прототипом Дракулы. Речь шла о событиях в средневековой Валахии (это всего лишь малюсенькая часть Румынии). Отец Влада управлял этим небольшим православным княжеством, которое, по сути, стало форпостом, отделяющим Европу от турецкой экспансии, агрессивной по отношению к Европе. Ватиканом выделялись огромные деньги, чтобы закрыть подступы и путь чужеродной для Ватикана религии. Эти деньги, как и сегодня, не всегда шли по назначению. И так получилось, что Валахия стала теми воротами, которые были закрыты перед турецким султаном, не дав ему попасть в Европу. Был подписан мирный договор. А в качестве залога, что не будет никаких военных действий, Влад и его младший брат Раду отправились к султану, пополнив войско янычар. Там они получили прекрасное, по тем временам, образование и отличную военную подготовку. Старший брат Мирча остался с отцом. Восемь лет Влад провел в турецком плену.

Обратно в Валахию он смог вернуться только после гибели своего отца и старшего брата, которые были зверски убиты после переворота, устроенного местными боярами. Именно турецкий султан помог ему завладеть троном, и, конечно, Влад разительно отличался от местных князей своей блестящей подготовкой в военном деле. Ему удалось быстро расправиться с мятежниками и прочно укрепиться в роли Господаря. Одним из его близких друзей был Штефан Великий, которого тоже очень почитают в Молдове и который, до сих пор является идеалом правителя.

Чем Влад Цепеш был славен? Почему к нему было такое отношение? Начну с того, что Цепеш – это не фамилия, это прозвище, которое он получил благодаря своей жестокости, происходит от румынского «кол» и означает буквально «колосажатель». Пройдя суровую подготовку у турок, он научился действовать, как они: он был жесток с врагами, но при этом слыл справедливым Правителем. Если человек совершал преступление, его ждала суровая кара, и никакие регалии или социальный статус не могли защитить. Особенно жестоко расправлялись с ворами и предателями. Любой человек, который путешествовал по Валахии в то время, мог напиться у колодца из золотой чаши. Потому что все знали, какая участь ожидает вора, посягнувшего на нее.

Чем больше я погружалась в жизнь своего персонажа, тем более отстраненным становился для меня кровавый вампир Брэма Стокера. И несмотря на то, что второй акт, все же, создан по мотивам известного романа, мы изменили все, оставив только действующих лиц, событийно существующих в предлагаемых обстоятельствах, которые мы тоже существенно изменили.

 

А.Т. И все-таки, несмотря на это, он стал символом зла во многих поколениях.

Л.Н. Скорее, его сделали символом зла, и это - «заслуга» Брэма Стокера. Его роман был долго запрещен в Румынии и получил массовое распространение в конце 60-70-х годов. Соотечественники Влада были глубоко возмущены тем, в кого превратили их любимого Правителя, потому что в Румынии Дракула - национальный герой. Видимо, автор когда-то путешествовал по этой стране, слышал старые байки, легенды и придумал эту леденящую душу историю про кровавого монстра. А может быть, он вообще никогда не бывал в Румынии, и его роман – это плод его воображения. Как бы там ни было, с реальным Дракулой роман Стокера не имеет ничего общего.

И, кстати, Влад III хорошо известен как исторический персонаж, разгромивший войско турок, которое имело большое численное преимущество. Король Венгрии, получилогромные деньги от Ватикана на снаряжение армии, целью которой было оказать помощь живой силой -войскамВлада на границе, принявшим на себя первый удар, и не дать продвинуться дальше в Центральную Европу. Но деньги были растрачены, а признаваться в этом король Венгрии не собирался, моментально превратившись из друга в злейшего врага. А еще позже Дракула проведет много лет за решеткой в венгерской тюрьме. Кстати, «Дракула» - это тоже не фамилия, в румынском варианте звучит, как «Dracul» (пер. «Дракон»), это прозвище было унаследовано Владом от отца, который был рыцарем Ордена Дракона. Во время своего правления Влад поместил изображение Дракона на монеты, которые чеканил от своего имени, вытесняя старые деньги. В общем, это был по-настоящему великий человек, заслуживающий внимания и изучения. Я не понимаю, почему именно он явился прототипом готической страшилки. Возможно, запрос общества на подобную литературу в то время, когда творил Брэм Стокер, заставил извлечь из недр истории реального персонажа, которого принеслив жертву, в угоду массовому спросу. А может быть, жестокость Влада, о которой ходили легенды, сыграла с ним злую шутку, увековечив на страницах романа.

Неподалеку от местечка Брашов, в Румынии, есть замок, в котором всегда полно туристов. Его представляют как место, где обитал всемирно-известный вампир. Я тоже была в нем, правда, еще задолго до того, как собралась взяться за эту тему. Этот замок ничего общего не имеет с Дракулой и историей его семьи. Замок Хуст, в котором он реально жил, находится высоко в Карпатах, он практически полностью разрушен, остались только фрагменты стен. Но сохранился дом в местечке Сигишоара, в нынешней Румынии, где родился Влад III. Сейчас там музей, и продаются всевозможные сувениры. Я сомневаюсь, что дом мог сохраниться до наших времен, но место указано точно. В фильме, о котором я уже упоминала, нашли единственного наследника семьи (по линии старшего брата – Мирчи), которому, по его словам, удалось составить подробное генеалогическое древо рода.

 

А.Т. Вы все-таки думаете, что его история чему-то может научить людей?

Л.Н. Если не научить, то – задуматься. Задуматься о том, что происходит с человеком, которого предлагаемые обстоятельства, не зависящие от его воли, толкают совершить шаг к грехопадению. После выхода премьеры,тексты из нашего мюзикла зрители растаскивают на цитаты: «Монстрами не рождаются, ими становятся». Ни один человек не рождается монстром. Он им становится в результате определенных обстоятельств, в которые его помещает судьба, или злой рок, или эти обстоятельства создают для него враги. Каждый человек может сделать свой выбор. И мы хотели показать, что происходит, когда этот выбор неправильный. Наш Влад не монстр, он человек, который любит и страдает.

Первый акт начинается украинской старинной народной песней «Під облачком», со сцены свадьбы. Влад женится на молодой княжне – Эльмине, роль которой исполняет Анна Ходоровская (победительница Талант-шоу «Голос Країни»). Учитывая, что Румыния – наш ближайший сосед, мне очень хотелось как-то связать эту историю с Украиной. Для художника нет границ, поэтому я придумала, что жену себе Влад нашел «по ту сторону Карпат». На свадьбе Влад получает известие, что войска султана напали на маленькую Валахию, напали вероломно, без предупреждения, без объявления войны. Мне вообще показалось, что это очень актуально и для сегодняшней Украины. Мы не говорим о политике, но зрители, которые умеют слушать, все понимают. Денис Любимов, который исполняет роль Влада Дракулы, в своей сольной арии поет «и тот, кого давно считал я братом, в моей стране ведет себя, как вор…».

Поэтому, наш Влад не выглядит отрицательным персонажем. До самой последней минуты спектакля, до финальной арии Влада, я думаю, что каждый, сидящий в зале, по-своему ему симпатизирует.

 

А.Т. Вы хотите сказать, что человек, который много лет знал о Дракуле совсем другое, приходит на ваш спектакль, и вам удается его переубедить?

Л.Н. Я в этом убеждена. Когда впервые появились анонсы премьеры, мне писали в соцсетях, высказывая негативное мнение о теме, которую мы выбрали. Я спрашивала, как вы можете судить, если вы не были на спектакле? Не видели и не слышали. Я уверена, что любой творец, режиссер или продюсер, актер, выходя на сцену, выходит для того, чтобы со зрителем поговорить о чем-то очень важном. Задумывая любую постановку, ты изначально должен определиться в главном, решить для себя - о чем ты хочешь поговорить со зрителем? Что ты хочешь до него донести? Это – важно! Картинка, форма – это вторично. Любую форму, даже самую смелую, можно оправдать, если она будет наполнена содержанием.

Среди противников постановки была зрительница, яростно настроенная, котораяне хотела слушать никаких аргументов, и, в какой-то момент, я перестала ее убеждать, сказала, что не стоит тратить ваше и мое время, просто не ходите на спектакль, не смотрите, видимо, это не ваша тема. В итоге – она пришла, потом написала мне в личном сообщении такой восторженный отзыв, оказывается, она даже предположить не могла, что эту историю можно преподнести под таким углом.

Еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание, это сам образ Влада Дракулы, роль которого играет Денис Любимов. Это, в какой-то степени, разрушение стереотипов. Если говорить о внешнем сходстве, то Денис совсем не похож ни на одного из всех известных исполнителейроли Дракулы. Все с недоумением смотрели на афишу и задавались вопросом - как? почему такой выбор. Голубоглазый, почти светловолосый, явно ничего общего не имеющий с укоренившимся образом Дракулы.И только на спектакле с каждой минутой, с каждой арией приходит уверенность, что только таким и может быть Влад в нашем мюзикле.

 

А.Т. Людмила, расскажите, пожалуйста, о себе немножко. Почему занялись продюсированием? Какое у вас образование?

Л.Н. Все в жизни происходит по воле случая. Первые шаги начинались в 1996 году в творческом объединении «Маски шоу». Вообще, начинал это мой муж - Игорь Снятовский. Я сначала помогала, по мере возможности, не сразу стала полноценным членом команды. Это была работа в сфере проката – организация концертов и спектаклей различной степени сложности. Но меня всегда больше привлекало театральное направление. Стоя за кулисами чужих спектаклей, захотелось сделать что-то свое.

Первый мой спектакль, в котором я выступила как продюсер, вышел в 2004 году. Это комедия известного английского драматурга Рея Куни «Особо женатый таксист», который стал, в свое время визитной карточкой Одессы. Кто приезжает в гости в Одессу, тот должен обязательно посетить море, оперный театр, привоз и посмотреть «таксиста». Это стало доброй традицией.

Второй очень удачной работой стала пьеса «Ледиснайт», которая шла с неизменным успехом во многих странах. В 2005 году я получила на нее эксклюзивные права. Этот спектакль идет у нас до сих пор с аншлагами. Уже и состав поменялся, ведь прошло 16 лет.

Образование у меня, можно сказать, профильное. Я окончила продюсерский факультет РАТИ(ГИТИС) в 2009 году, заочное отделение.

 

А.Т. Как получилось, что вы вышли на Игоря Хентова и как с ним познакомились? Где Одесса и где Ашдод?

Л.Н. Ой, это очень интересная история, потому что я как раз находилась в поисках автора для написания либретто и, одновременно, композитора. Все, что мне присылали – мне не нравилось совершенно. А потом я попала на премьеру рок-оперы «Моисей» в нашем театре Музыкальной комедии, услышала тексты и поняла, что именно этот человек мне нужен.

Игорь – человек-фонтан, который не пишет стихи, а ими разговаривает. До этого он в Одессе не был ни разу, но, когда он сюда приехал, у меня сложилось четкое ощущение, что он очень органично вписался в наш город, в ментальность нашего города, в ментальность наших людей и, насколько я знаю, ему Одесса тоже пришлась по душе. И примерно в это же времяя познакомилась с замечательным молодым композитором – Полем Солонаром! Вот так звезды сошлись! И мы начали работать!

 

А.Т. Судя по вашим словам, вы очень любите Одессу. Вы сами живете в Одессе?

Л.Н. Да, живу с 1994 года. Я всегда любила этот город. У меня папа военный, поэтому школу я заканчивала в Кишиневе, откуда до Одессы недалеко. Я бывала в Одессе несколько раз и всякий раз думала: было бы здорово здесь жить!

И вот, однажды, моя мечта осуществилась. Многие считают, что я коренная одесситка. Это очень приятно, значит, город мой, город принял. Я даже не представляю себе другого города, в котором я могла бы жить. Хотя есть города, которые я люблю, но вот Одесса – номер один.

 

А.Т. Но давайте вернемся к Игорю Хентову. Все ли вам понравилось в его либретто? Все ли вы приняли?

Л.Н. Конечно же, нет. Учитывая, что скорость, с которой работает Игорь, это неимоверная скорость, и конечно же, он всегда писал наперед. Была такая курьезная ситуация: я уехала на неделю в Европу, чтобы немного отвлечься от темы, проветриться. Просила его не писать, пока я не вернусь. Но он все равно писал и говорил мне, чтобы я не читала. Но как же я могла не читать новые сцены? Да, сцены переписывались много раз. И тут надо отдать должное Игорю. Он человек абсолютно не обидчивый, не конфликтный, он очень гибкий. Он понимает, что у каждого из нас свое видение, и это все надо совместить в работе. Абсолютно нормально относился к моим правкам. Точно также у меня складывалось и с композитором, который вообще до этогопроекта в театре не работал. Но так сложилось, что три совершенно разных человека, дополняя друг друга, создали прекрасный спектакль.

 

А.Т. Как вы подбирали актерский и вокальный состав?

Л.Н. Мы объявляли кастинг по всей Украине, а до этого я просмотрела все талант-шоу, все концерты, все конкурсы. Это была достаточно непростая работа. К нам приходило огромное количество анкет. Но из них можно было выбрать только единичные варианты. Исполнители приезжали к нам из разных городов, но все равно, из Одессы было большинство, потому что в Одессе наше агентство хорошо известно и актерам, и зрителям по предыдущим театральным проектам. 

И несмотря на то, что у нас поменялось три режиссера, и была масса других трудностей, у нас в итоге получилась прекрасная команда. Режиссером и хореографом-постановщиком мюзикла стал Павел Ивлюшкин, я ему очень благодарна за его творческий вклад, за надёжность, за умение создавать прекрасное и вносить луч света в любую работу!

 

А.Т. Премьера мюзикла состоялась в Одессе?

Л.Н. Премьера состоялась в Одессе, затем мы уехали покорять столицу. Когда мы начали спектакль в Киеве, первые минуты в зале стояла какая-то звенящая тишина. Эти моменты показа были самыми волнительными, когда ты еще не можешь понять дыхание зала.И киевская публика очень сильно отличается от одесской. Но спектакль получился, люди поняли и приняли несмотря на то, что это не совсем коммерческая история. Эта постановка заставляет задуматься, кто-то даже всплакнет, кто-то тайком вытрет слезы.

 

А.Т. Я сама пишу пьесыи хочу заметить, что режиссеры не всегда понимают, о чем ты хотел сказать. А вот вы выступаете и в роли режиссера, и в роли поэта, и сами отбирали вокалистов и артистов для постановки, и вникаете во все детали. Как к этому относится ваш творческий коллектив, ведь у каждого свои амбиции и свое видение данной истории?

Л.Н. Мне кажется это нормальная практика. Это называется творческий поиск. Но любой из участников креативной команды должен понимать, что он должен искать и что он хочет найти. Для этого и существует автор идеи.

Мы многое переделывали, искали и находили, меняли и дописывали. Это нормальный творческий процесс. Если даже актеры, чувствуя своего персонажа, предлагают внести какие-то коррективы, то мы пробуем, смотрим, проверяем, как лучше. У нас были ночные репетиции, так как многие одесситы работают в театрах. И после целого рабочего дня в театре они приходили на репетицию, а расходились в час или два ночи каждый день. И при этом никто не ныл, не говорил, что устал, что что-то болит, эта история всех объединила в работе.

 

А.Т. Любой спектакль – союз многих людей, тогда получаются шедевры. Но, наверное, у меня старые стереотипы. Всегда была уверена, что продюсер вкладывает деньги, решает технические и материальные проблемы. Но что он так вникает во все это, для меня удивительно.

Л.Н. Согласна, продюсеры тоже разные бывают. Я, например, написала очень много инсценировок. Работала с профессиональными и начинающими режиссерами, объясняла им, что я хочу получить в результате, но, чтобы объяснить, прежде всего, нужно самой вникнуть и понять. Я всегда была частью процесса, знаю, как создавались декорации и костюмы, из чего и какими технологиями. И знаю все про каждый свой спектакль. Я занимаюсь продюсерским театром, считайте – коммерческим, поэтому у меня нет права на ошибку.

 

А.Т. Теперь несколько вопросов к Игорю Хентову, моему сегодняшнему земляку и автору либретто. Когда к вам обратилась Людмила с предложением написать о Дракуле, как вы это восприняли?

И.Х. Я согласился на эту работу, мне было интересно. Образ Дракулы был у меня нечетким, поскольку я до этого не смотрел о нем фильмы, передачи и не читал ничего. Понимал, что с этим именем связано множество легенд, а что было на самом деле, я понятия не имел. Но поскольку я получил такое предложение, а от предложений по работе я не отказываюсь никогда, я объяснил Людмиле, что в этом деле не компетентен, и она прислала мне материалы, вернее, множество ссылок на фильмы, публикации. Чуть не сошел с ума, так их было много, и многие из них вызывали противоречивые чувства. Сразу возник вопрос: а какой же Влад настоящий? И тут я выяснил удивительную вещь – подлинность фигуры Влада Цепеша, который действительно был всю историю турецких войн с этим народом, который преградил им возможность покорить всю Европу. Все, что узнал, сложил у себя в голове и начал писать. У Людмилы были определенные идеи, она мне их наговаривала, благо, сейчас связь с Одессой мгновенная, а я их воплощал, расцвечивая своими текстами, своими стихами. Ее идеи я выражал в прозе, которой там очень мало, все остальное я писал в стихах. Эти прозаические кусочки я увязывал с музыкальными номерами, которых было очень немало. Отправлял это Людмиле, а композитор Пол Солонар уже на эту тему писал музыкальные номера.

 

А.Т. Как вы отнеслись к тому, что Людмила выступает в роли сорежиссера, соавтора стихов, продюсера, делающая всю постановку от нуля и до конца?

И.Х. Я в этом плане очень гибкий человек и найду точки соприкосновения с любым режиссером, а в данном случае, безмерно уважая Людмилу, как профессионала и человека, я полностью шел в русле ее замысла.

 

А.Т. Изменился ли ваш взгляд на образ Дракулы, потому что сейчас в разговоре Людмила меня убедила, что образ Дракулы – это стереотип, который в данной постановке она пытается сломать.

И.Х. Я с этим сталкивался и когда писал «Моисея». Одно дело религиозные постулаты, другое дело сцена. Я как человек, исповедующий иудаизм, безусловно, не вижу в Дракуле своего героя. Но одновременно я попытался посмотреть на эту вещь с точки зрения Люды, скажем, с разных сторон. Я пошел в этом русле, стал исполнителем воли заказчика. Мне заказывают, я пишу. С кем я не буду писать ни за какие деньги: с нацистами, фашистами, с кем угодно, проповедующими ненависть к другим и миру.

 

А.Т. Да, но прежде, чем писать стихи, вы должны разобраться с этой темой, понять ее, принять.

И.Х. Я разобрался с тем, что хочет заказчик. Выслушав Людмилу, согласился с ее точкой зрения рассказать в постановке о Дракуле как о человеке, любившем, пережившем множество предательств, покушений, плен. Я рассказал эту историю собственными художественными приемами, подключив воображение.

 

А.Т. Ну вот какой у вас он получился?

И.Х. Прежде всего Мятущийся. Это фигура совсем не однозначная, которая пожертвовала собой ради чаяний народа. Влад Цепеш спасал от порабощения свой народ. А кто его подвел? Его подвели люди же! Они подвели и Влада Цепеша реального, и нашего героя. Вечная тема литературы: спасение и предательство. В заключительной арии Влад говорит, что вы обвиняете меня, но на свете происходят вещи во много раз страшнее, он упоминает Холокост, но это упоминание сделано моими устами уже в современном Лондоне в наше время, куда переносится наш герой.

 

А.Т. Вы смотрели постановку полностью?

И.Х. Людмила меня пригласила на премьеру. Но у меня по целому ряду причин поездка не состоялась. Люда прислала мне полностью видео этой истории, потом из ютуба его убрали, но я его посмотрел. Это была грандиозная постановка. АлонаБренер, ведущая радиостанции РЭКа, была в то время по своим делам в Одессе. Увидев на афише мое имя, она очень удивилась и попала на премьеру «Дракулы». Когда она вернулась, то позвонила мне, сказав, что только что вернулась из Одессы, получила незабываемые впечатления, побывав на спектакле. Потрясающая вещь, по ее словам. Саша Ситняковский, продюсер и мой друг, тоже был в восторге.

 

А.Т. Вот вы просмотрели видеозапись. Есть ли какие-то ощущения, что все буквально получилось так, как задумали?

И.Х. Да. Сделано было великолепно во всех смыслах. Удивительные вещи на сцене, все летает, очень зрелищно, просто изумительно. Голоса исполнителей, отобранные по конкурсу. Людмила выбрала просто звезд, другого слова нет. Композитор очень талантливый, музыка потрясающая. Мы с ним познакомились в Одессе. Молодой парень, закончил десятилетку при консерватории по классу контрабаса, а по всему миру гастролирует как джазовый пианист. Очень стильный, очень модный и в жизни, и в музыке. Так вот в постановке, в которой все звезды сошлись, получился шедевр, очень дорогостоящий. Безусловно, бОльшая заслуга во всем этом Людмилы, она это все подняла. Вообще Люда – это реактивный двигатель. У нее за спиной семья великолепная, муж замечательный, но она просто двигатель. Она не просто продюсирует, а в курсе каждого шага, каждого действия и принимает во всем самое активное и горячее участие. Я счастлив, что соприкоснулся с этой работой, с этими людьми. 

 

А.Т. Спасибо за интервью. Пожелаем же и Людмиле Нечаевой, и Игорю Хентову новых спектаклей, новых постановок, новых успехов!

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..