воскресенье, 19 мая 2013 г.

НАШЕ МОРЕ ЗИМОЙ



Сезон уже начался, но моя любовь - море зимой.  Об этом и давняя заметка.

 Зима, но песок к полудню прогрет солнцем. Иду босой по этому прибрежной полосе, оставляя следы. Шепчущие о чем-то волны смывает мой след. Потребуются секунды, чтобы влажный песок за моей спиной принял прежний свой вид. Секунды, года, тысячелетия…. Какая, собственно говоря, разница, что там было позади и что нам всем предстоит. Нет прошлого, нет будущего. Один лишь этот миг у тихого, чистого, зимнего, волшебной красоты моря.
 Иди по песку и наслаждайся этим мигом, когда ты свободен от страстей и забот. Пляж пуст, но вот голый человек на песке, обратив лицо к западу, занимается йогой. Медитирует, поди, с известной целью. Мне  нет нужды мучить тело неправдоподобными позами. У моря все «в строку»: и движение и покой.
 Вот двое пожилых людей рас положились на раскладных стульях, закутавшись в пледы. Старики эти сидят с закрытыми глазами. Спят, наверно, и сон их на свежем воздухе спокоен и крепок. Спят старики у моря под ровный шелест волн, а ветер постепенно относит в сторону шуршащую газету от складного кресла старика. Только ли газету уносит  этот свежий бриз? Нет, конечно. Мне хочется думать, что вместе с ней и все тяготы, беды, горести, которыми полна жизнь наша.
 Море, именно зимой, когда пляжи безлюдны, становится храмом, где так легко, на пороге подлинной красоты, вернуться к себе самому, отрешиться от нездоровой суеты и увидеть мир природы, не заслоненный разного рода чепухой.
 История прогнала евреев с высот Иудейских, с земель исконных, и заставила найти приют у моря, где прежде потомки Иакова селились неохотно по причинам разным, касаться которых нет сейчас ни времени, ни охоты.
 Мало ли что происходило прежде на этих берегах. В этот миг тихого отлива я здесь хозяин. Я свободен и дышу полной грудью…. Не так, конечно, дышу, как этот бронзовый от загара бегун-спортсмен в одних плавках.  Красиво бежит! Одно загляденье! Что может быть прекраснее человека, бегущего краем моря. Куда он бежит? Да какая разница куда. Задумываться об этом просто вредно. Бежит он в сторону труб, так называемого, «стратегического объекта» на южной окраине Ашкелона, куда исправно, как по часам, летят некие взрывные устройства, именуемые Касамами. Какие-то безумцы, задавшись непостижимыми целями, тревожат и небо, и песок пляжа, разрушая красоту и тишину приморского благолепия.
 Счастлив бегущий: ему не видно отсюда взрывов и не слышно воя сирен. Нет, и мне бы неплохо пробежаться в ту же сторону, но без дурных мыслей. Хорошо бежать по своей территории, на которую, как будто, несмотря на эхо далеких взрывов, никто не претендует. Прибрежную полоску пляжа даже добрые дяди их ООН склонны оставить за Израилем, но и наши соседи прав на влажный, бесплодный песок, похоже, не предъявляют. Средиземное море у берегов Израиля –  наше море. Правда, упомянутые соседи  мечтают переселить потомков Иакова именно туда, в его волны, но это, пока что, только мечты.
 Эх, если бы потомки эти были наделены жабрами, как герой знаменитого голливудского фильма «Водный мир», тогда бы и проблем не было, но до такого физического совершенства даже евреям еще далеко, а потому они и цепляются за узкую полоску пляжа, предпочитая твердь, пусть и бедную, горькой соли волн.  Ученые разного рода утверждают: Средиземное море это - остатки древнего, реликтового океана под названием Тетрис: водного бассейна, занимающего некогда добрую половину современной Азии.
 В те далекие годы по берегам Тетриса гризли друг друга всяческие, давно вымершие существа, сражаясь за территории, пресную воду и продукты питания. Даже следов  не осталось  от этого  агрессивного, дикого мира. Да, времена меняются. Не так, конечно, быстро, как нам хочется, но меняются.
 Впрочем, я думаю об этом сейчас, за клавиатурой компьютера. У моря же, каким – то странным образом, избавляюсь от сторонних размышлений, а веду себя, как акын а степи: что вижу, о том и пою.
 Вот человек в высоких, красивых сапогах и ковбойской шляпе выгуливает на пляже пса гончей породы. Мужчина шагает гордо, сразу видно доволен и собой, и своей собакой, а пес наслаждается свободой. Время от времени бросается он грудью вперед на волны, пробует их разинутой пастью и возвращается к берегу, разочарованный «несъедобным» вкусом такой чистой и заманчивой воды. Вид мокрой и счастливой собаки и меня самого наполняет счастьем. Так и хочется обнять пса и поцеловать его в нос, но попробуй - догони. Я и не пробую.
 Увы, не только земля под нашими ногами  беднее бедного, но по какой-то иронии судьбы – море тоже. Вот и на пляже одни лишь галки-вороны, да редкие крохоборы-голуби и собаки. Даже чаек не видно. Да и что им здесь делать, чем пропитаться. Пишут, что в Средиземном море крайне мало фито и зоопланктона. Нет пищи – нет рыб и животных. Пишут, что где-то там, на солидных глубинах, кое-что имеется, где-то дельфины резвятся, тюлени жируют и даже акулы зубами щелкают.   Но все это там, далеко от Средиземного моря евреев, в другом Средиземном море, принадлежащем иным народам. Там же, пишут, и разная рыбная вкуснятина квартирует, даже съедобные моллюски, мидии и какой-то морской финик. Нашим же рыбакам не позавидуешь.
 Вот стоит на берегу один такой усатый дядя - спиннингист. Вид его деятельности больше похож на привычные, физические упражнения: размахнулся, забросил блесну, накрутил на катушку леску, снова забросил…. Но, похоже, и рыбак всем доволен, может быть даже счастлив, несмотря на отсутствие улова. Как тут не вспомнить удивительное стихотворения Райнера Марии Рильке:
«Дом бедного - как детская ладонь.
Вбирая всё, что взрослому не надо,
она жуку диковинному рада,
сыта дождём, горошинками града,
речной ракушки звоном и прохладой,
и, как весы, становится крылатой
от каждой лепты, с каждою утратой,
и вся дрожит, едва её затронь...
дом бедного - как детская ладонь».
Здесь, на берегу моря, впервые подумал, что весь Израиль похож на детскую ладонь, способную с радостью и благодарностью принимать все, что стране дарует Бог и природа.
 С радостью и благодарностью. Может быть, именно поэтому на земле нашей бесплодное становится богатым, безжизненное – живым….  
  Правда, знакомо мне местечко, где рыба  водится во множестве: у Марины оно расположено, у прибрежных ресторанов Яффо. Там ее и ловят на радость многочисленных туристов. Нет в этом никакого чуда. Вместо упомянутого фито и зоопланктона летят в воду подкормкой остатки богатых трапез. Вот и сплывается рыба к ресторанной кормушке отовсюду, а тут как тут и шустрые арабчата с сетью и удочками. Как там на самом деле – не знаю, но создается впечатление, что кормят туристов именно этой, только что пойманной, свежатиной.
 И все-таки  участок моря у рыбных ресторанов Яффо – исключение, а не правило. Бедно рыбой наше море. Зато богато торговыми судами. Особенно в шабат выстраиваются они  в настоящую очередь перед портами.
 Иду вдоль берега и вижу такую очередь  к причалам и портовым кранам кораблей огромных, больших и малых, а яхты! Сколько их в море! И нет вопроса, что они «ищут в тумане море голубом». Радость ищут, так ведь все просто. Нет места лучше для поисков радости, чем море.
 Ах да, медузы! Чуть не забыл эту «ложку дегтя», летнюю, горючую напасть, когда  странные, дымчатые существа плодятся и размножаются в полной уверенности, что море принадлежит им, а не многочисленным купальщикам. Какие отчаянные сражения за водную территорию тогда происходят. Медузы, нежнейшее на вид существа, защищаются отчаянно, как и все живое на нашей планете. Как огнем жгут медузы неосторожного пловца, гонят его вопящего или скулящего на берег. И правильно: не мешай коренным жителям наслаждаться морскими просторами.
 Странное все-таки равновесие наблюдается в природе: жарким летом в теплейшую воду так и тянет окунуться, а там – огонь медуз; зимой градуса в водичке немного – зато никто тебя не потревожит. Но не только поэтому люблю зимнее купание. Холодная вода? Но летом в Финском заливе или Неве она была еще холоднее, а лезли в воду, не, боясь простуды.
 А каким тихим и чистым бывает море зимой. Летом такого чуда не дождешься. Искренен и прям характер зимнего моря: буря так буря, штиль так штиль. Летом вокруг ничего путного не разглядишь: слишком много разного рода тел, иногда очень даже привлекательных. Какие уж тут наблюдения за красотами природы, когда рядом с тобой раздевается девица, голову которой только по недоразумению не украшает корона королевы красоты.
 Пуст пляж зимой от всяческого рода соблазнов, пусть и самых замечательных. Один соблазн вокруг – святость и красота природы, вечной и бесконечной природы, как сами глубины мироздания.
 Люблю лес, настоящий лес, но в нем временность, тленность сущего, тебя не покидает ни на минуту: вот эту старую сосну скоро повалит время или сильный ветер, эта береза, сплошь черная уже по комлю, доживает свои короткие дни, эти густые травы скоро превратятся в безжизненный прах.
 Величие моря – это красота и величие вечной молодости. Только небо может поспорить с голубой гладью волн. Наверно, и по этой причине нет лучшей «батареи» для физической и духовной подзарядки, чем море. И поверьте, особенно зимой, когда эта гладь до самого горизонта полностью   в вашем распоряжении, только вам и принадлежит. И вы становитесь самым богатым человеком в мире – хозяином бесконечности и красоты.

КОГО СЛУШАЕТ БОГ? Из притч хасидов

                                                                                  Художник Вениамин Клецель



Одну cтарую хасидскую легенду о Зусе и Элимелехе из Лизенска  Эли Визель пересказал так: "Существует удивительное предание о том, как два брата наведались в маленькую деревушку около Кракова, чтобы в ней заночевать. Внезапно  они почувствовали беспокойство, ими овладело неудержимое желание покинуть это место. Хотя спускались сумерки, они пустились в путь и провели ночь в дороге. Название этой безвестной деревушки – Освенцим".
Клянусь, я написал это последнее слова и поднялся, потому что услышал голос сирены, призывающий весь Израиль к двум минутам молчания в память о погибших в огне Холокоста.
Чудо? Не знаю. За годы, проведенные на Земле Обетованной, такое случалось со мной не раз, а потому я верю в фантастическую историю, поведанную Эли Визелем.
 В книгах этого писателя и Мартина Бубера о хасидах много замечательных рассказов о Зусе и Элимелехе, но нет почему-то одной, как мне кажется, наиболее удивительной притчи в наследии первого цадика хасидизма – Элимелеха из Лизенска.
Прочел ее в другом, старом сборнике о хасидах. Мне всегда казалось, что короткие, необыкновенно скромные по тону, хасидские притчи "тянут" на целые многостраничные романа, поэмы, пьесы. Могу назвать в современной литературе много классических произведений, основанных, вольно или невольно, на мудрости этих притч.
Очевидна этика "объема" в наследии хасидов, но не могу удержаться, чтобы не сделать попытку пересказать эту, так поразившую меня историю о безымянном портном из Лизенска.
 Накануне Дня Искупления собрались ученики, чтобы выслушать наставления цадика, но он в тот день был предельно неразговорчив, проворчал только: "Хотите знать, что нужно делать в канун этого дня, идите под окна к портному и слушайте внимательно все то, что он скажет".
Дело нечего, и поплелись ученики на окраину местечка,  спотыкаясь в ухабах, недовольные тем, что послали их за наукой и знаниями к какому-то обыкновенному портняжке.
Вот остановились они у распахнутого окна в лачугу портного. Отсюда все было видно  и слышно ученикам.
Празднично накрытый стол. За столом молча сидела вся многочисленная семья портного. Никто не торопится приступать к трапезе. Все ждали, что скажет отец семейства. А портной достал из шкафа толстую тетрадь, похожую на конторскую книгу, раскрыл ее и начинал, не торопясь, читать, далеко отстранив по близорукости текст от глаз: " Владыка мира! Пришло время произвести между нами расчет за все прогрешения, которые мы совершили, ведь ныне время искупления для всего Израиля".
В наступившей паузе портной перевернул страницу…
Ученики за окном начали ворчать вполголоса: "Какой расчет, какие счеты со Всевышним. О каких таких прогрешениях Владыки мира намекал этой наглец?"
Портной будто ответил своим возмущенным критикам, продолжая читать текст из книги: " Сначала я хочу перечислить все наши прогрешения перед Тобой за последний год. Признаюсь, что вина наша перед Тобой может быть доказана в двенадцати  случаях. Во-первых, однажды я пропустил молитвы в шабат, сославшись на нездоровье. На самом деле не так уж сильно был я болен, а просто в смятении духа не счел возможным разговор с Тобой. Во-вторых, принял заказ от бедной вдовы, перешил костюм мужа для сироты, и взял за это деньги. Правда, небольшие, но все-таки взял, что и считаю грехом, хотя в то время и моя семья остро нуждалась в пропитании. В-третьих, во время славного праздника Пурим я положил глаз на нашу соседку Ривку и согрешил с ней, не помня себя, не понимая, что делаю. Ты должен простить мне этот грех, потому что сама моя дорогая жена Эстер мне его простила…"
Портной читал книгу еще долго, и ученики слушали подробные перечисления его грехов, нахмурившись, но молча и с великим вниманием, так как ничто не вызывает наш интерес так , как чужие ошибки, грехи и пороки.
Но вот портной захлопнул свою "конторскую книгу" и достал из шкафа другую – раза в два толще предыдущей.
-         А теперь, Владыка, - сказал он. – давай посчитаем Твои прогрешения перед моим семейством, коих ровно тридцать шесть. Во – первых, мой младший сын Давид поскользнулся и упал с лестницы, сломав себе руку. За что Ты так наказал этого ребенка с  характером ангела? Во-вторых, на меня самого в дороге к соседней деревне напали бандиты. Так били, что чуть не лишили жизни, а потом отобрали все, что было со мной: заказы, гроши выручки и лошадь с телегой. В – третьих, мой младший брат Моше умер в этот год от чахотки, не достигнув и тридцати лет. Ты осиротил жену и его четверых детей. Как они будут жить дальше?"
Долго и монотонно читал портной свой список претензий к Создателю. И чуть ли не каждый пункт его списка вызывал гневные реплики учеников Элимелеха из Лизенска.
Хозяин дома, тем временем, закончил чтение, захлопнул книгу, отнес ее на прежнее место, бережно поставил рядом с перечнем своих грехов, вернулся к столу и сказал так: "Владыка мира! Если посчитать, как следует, то Ты должен мне больше, чем я тебе. Но я не хочу быть мелочным, ведь нынче канун Дня Искупления и все должны быть снисходительны друг к другу. Поэтому мы прощаем Тебе все, что Ты сделал нам, а Ты прости нам все, что мы сделали тебе… Лехаим, Владыка!" – портной немедля налил себе в стакан водки и выпил ее со вкусом и не поморщившись, а затем, вместо закуски, продолжил свой "тост": - Простим в этот день друг другу все прогрешения – и наши, и Твои. Все забыто, будто ничего и не было".
 Сел портной, чуть покачнувшись, и это было знаком к началу пира. Домочадцы мастера незамедлительно приступили к выпивке и закуске. Меры они в тот день не знали, потому что хорошо помнили о предстоящем посте.
Учеников никто к столу не пригласил. Ушли они от дома портного, ругаясь и глотая слюнки. Весь обратный путь к хижине своего учителя проклинали ученики портного за богохульство, полагая, что речами своими безмерно оскорбил он Всевышнего.
 С этим возмущением и пришли ученики в Элимелеху из Лизенска.
-         Учитель! – сказали они. – Мы никогда не слышали более омерзительных речей, чем те, что позволил себе этот портной. Он разговаривал с Владыкой мира так, будто Тот ему ровня. Он унизил Всевышнего упреками и жалобами. Он дошел до того, что потребовал от Создателя прощения за свою наглость!
Молча выслушал цадик  учеников. Потом спросил негромким и спокойным голосом: " Стоя под окном портного, вы никого не заметили рядом с вами?"
-         Нет, - ответили ученики. – Крутилась какая-то шелудивая собачонка, да мужик мимо проезжал на телеге, груженной сеном  – и это все.
-         Вы ошибаетесь, -  улыбнулся цадик. – Знайте же, что сам Всевышний со своей свитой приходит послушать произносимые в простоте души слова портного. От слов этих мир наполняется  благословением и радостью… А теперь идите и подумайте о том, что я вам сказал".
 Мне кажется,  эта притча, как ни одна другая, раскрывает отношения евреев с Богом. Корни ее, конечно же, в Книге - Книг, в истории многострадального Иова. Жалобы несчастного тоже покорно выслушал Создатель, виновный в трагедии этого человека, и  дал ему, выслушав, свое благословение. Но рассказ о безгрешном Иове, ставшем жертвой провокации Сатаны, трагичен по своей сути и необыкновенно серьезен.
Притча о портном наполнена творческим наследием хасидизма. Она полна неподдельного юмора и изысканного артистизма. "Сценарий" сделки портного с Богом составлен талантливо, ярко и вдохновенно, с настоящим искусством. Отсюда и радость, о которой говорил своим ученикам цадик из Лизенска.
Ложь, ханжество, лицемерие, притворство – не приемлет Бог наш. Все остальное готов выслушать и понять. И делает Он это с великой радостью, как радуемся мы с вами от благородства людского, от чистоты человеческих помыслов, от мудрого творчества наших предков, сложивших некогда великие притчи о цадиках – хасидах 18 века. 
Хотел написать достаточно подробное описание той истории с мастером кройки и шитья из Лизенска, а не получилось, будто сама эта притча, ее дух противны многословию, корыстным попыткам превратить давнюю мудрость в личное достояние автора.

ИЗМЕРИТЕЛЬ БЕЗУМИЯ шедевр из Интернета.





Бедность еще можно как-то примерить с богатством. Вот гений с бездарностью существуют будто на разных планетах. И война между ними, основанная на зависти. ненависти и мести, никогда не прекратится. Социализм все поставил с ног на голову, все запутал и загнал болезнь неравенства в стадию хронического заболевания, чреватого летальным исходом.. Об этом и редкая по точности и глубине формулировок статья, выловленная мной в Интернете.

http://subscribe.ru/group/zhizn-prozhit-ne-pole-perejti/2159901/

Его называют болезнью трех веков. Много бед он принес человечеству.
Имя этой болезни - социализм.
Он словно вирус проник даже в капиталистические страны, приводя к постепенной интеллектуальной
деградации общества. И особенно это видно на примере печальной судьбы тестов по определению интеллекта - IQ. Эти тесты могли перевернуть мир. Но мир перевернул их.
 В то время как два бородатых немецких гнома - Маркс и Энгельс - писали свои сказки о том, что пролетарии, у которых хватает ума только на то, чтобы стоять у станка, есть самый передовой и прогрессивный  класс на планете, европейский ученый по имени Давид Векслер работал в совершенно ином направлении. Он решил не верить в сказки, а взять и измерить человеческий интеллект, оценив его не просто качественно (<гений>, <дурак>) а количественно, в цифрах. Чтобы определить, кто чего стоит и заслуживает в этом мире.
Для этого Векслер разработал систему микрозадачек на сообразительность и присвоил им баллы в зависимости от сложности. Чем больше баллов человек набрал, тем он умнее. Так родилась система тестов по определению коэффициента интеллекта - IQ. Карл Маркс и Фридрих Энгельс умерли раньше, поэтому так не узнали, что по их теории о том, будто все люди рождаются равными и все их способности - исключительно плод воспитания, нанесен первый страшный удар.  Второй удар нанесла генетика, которая заявила: особенности людей - цвет глаз, рост, основные черты характера, сообразительность – зависят от генов. То есть люди изначально не равны. И если ты глуп или уродлив, жаловаться на общество бессмысленно.
Так в мире столкнулись две непримиримые теории. И победил в этом столкновении отнюдь не интеллект, потому что на историческую сцену как раз выходили простые ребята, составляющие народные массы. Простым ребятам - простые теории. Отнять и поделить: Я нищий не потому что дурак, а потому что мир устроен несправедливо:
 Справедливость, однако, требует отметить, что поначалу противоречий между марксизмом и генетикой, социализмом и тестами на IQ никто не заметил. Только потом в социалистическом СССР генетику объявили продажной девкой империализма, а тесты на интеллект <буржуазными извращениями, направленными против рабочих>.

Сами же буржуи были настроены восторженно. Теперь при приеме на работу, требующей соображалки, можно было просто провести тест и определить пригодность работника. Да и в университет брать самых смышленых, потому что дурака учить - только зря деньги тратить. Одним из первых систему тестов применило правительство США. Идея была простой. В страну приезжает множество эмигрантов, но зачем нам дураки? Давайте еще на входе отсеивать интеллектуально недостаточную публику!.. Сказано - сделано. Прямо в фильтрационном лагере на Эллис Айленд были организованы тестовые испытания для вновь прибывающих эмигрантов. Результаты шокировали исследователей: 83% евреев, 79% итальянцев, 80% венгров и 87% русских по результатам тестирования были признаны <слабоумными>. Начали разбираться. И оказалось, большинство вновь прибывших очень плохо знают английский язык и просто не понимают заданий теста. Пришлось вносить в тесты поправки. Но пока это сообразили, процент отказов во въезде в страну возрос почти в шесть раз!..
 Психологам США удалось также убедить военных провести тестирование новобранцев. Военные любят тратить деньги налогоплательщиков, поэтому было протестировано два миллиона призывников, психологи получили новые данные, а Минобороны обескураживающий результат: средний американский новобранец имел Ай Кью 13-летнего ребенка. И что военным было делать с этими данными? Отказываться от войн?.. Результат, между тем, легко объяснялся: подавляющее большинство новобранцев были призваны из деревни. И это означало, что деревенские дети в информационно бедной среде деревни примерно на пять лет отстают в развитии от бедовых
городских детей, которых в армию калачом не заманишь. А психологи сделали следующий вывод: оказывается, интеллект зависит не только от генов, но и от среды, то есть воспитания! Его можно развить! За эту идею тут же крепко ухватилась либерально настроенная интеллигенция, впитавшая в себя марксистские идеи всеобщего равенства и поголовной справедливости. Теперь оставалось ответить только на один вопрос: на сколько все-таки интеллект тренируем, а насколько он заложен от природы?
Любопытно, что тесты по определению интеллекта поначалу подняли на пьедестал почета такие борцы за равенство, как суфражистки (первое поколение феминисток): их очень вдохновили опубликованные данные о том, что средняя бродвейская танцовщица имеет коэффициент интеллекта выше, чем средний американский военный. Но потом, когда тесты показали, что женщины в среднем глупее мужчин, мнение феминисток к тестам на IQ резко переменилось. Раздавались даже голоса об их запрете, как дискриминационных и унижающих достоинство женщин.
Тем временем тесты на IQ в США уже использовались вовсю и везде - с их помощью университеты тестировали абитуриентов, предприниматели набирали себе сотрудников поумнее. Пик успеха IQ пришелся на пятидесятые. А вот шестидесятые годы принесли с собой массовое движение за права негров, общий рост популярности социалистических идей и резкое полевение общества (позже выразившееся в молодежной революции 1968 года).
Защитники прав человека требовали отменить тесты на IQ, потому что из-за них негров не принимают в вузы! Это расизм!.. Наибольший гнев у защитников вызывали следующие задания тестов: назвать столицу Греции, объяснить, что означают слова <уединение> и <харакири>. <Почему негр должен знать столицу Греции?> - возмущались они. В результате в 1964 году в учебных заведениях Нью-Йорка резко упростили тесты на интеллект, выкинув оттуда все вербальные вопросы и оставив только картинки, чтобы неграм было легче отвечать.
Однако, ученые не собирались сдаваться. В конце шестидесятых известный психолог Артур Дженсен опубликовал огромное исследование, которое доказывало, что в среднем коэффициент интеллекта негров минимум на 10 пунктов отстает от IQ белых людей. Он же ответил на вопрос касательно развития интеллекта: на 80% соображалка определяется генами и только на 20% - тренировкой.
 Вообще, в его выводах не было ничего удивительного. Об отличиях людей разных рас известно всем. Одни расы черные, другие узкоглазые, одни высокие, другие низкие. У одних содержание тестостерона в крови выше, у других ниже. Негры лучше белых преуспевают, например, в боксе, потому что у них в среднем толще черепная коробка, соответственно, меньше вероятность пробить до нокаута: Организмы монголоидов почти не усваивают коровье молоко и алкоголь, в отличие от европеоидов: Число потовых желез, форма черепа, степень излучения альфа-волн в мозгу новорождённых, склонность к дальтонизму, гальваническое сопротивление кожи: Все это разнится от расы к расе, и все это определяется генетикой. Но ведь интеллект тоже определяется генетикой! И, значит, тоже может иметь расовые вариации.  Однако, с последним утверждением социалистам и прочим левакам соглашаться никак не хотелось. Вот если бы Дженсен написал, что негры умнее белых, с ним бы никто не спорил и расистом не называл. Но трогать черных - боже упаси, даже если это правда! В общем, Дженсена обвинили в расизме. Социалистический Советский Союз крыл Дженсена именем св. Маркса и св. Энгельса почем зря. Советская пресса вещала: <Большим завоеванием негров в борьбе против дженсенизма и расизма было принятие в сентябре 1975 г. Негритянской психологической ассоциацией рекомендации <разработать и передать в Организацию Объединенных Наций петицию с обвинением Соединенных Штатов
в геноциде (! - А.Н.) по отношению к чернокожим американцам>.
Кстати, председатель этой ассоциации черных психологов, объединившихся по цвету кожи, отплатил Советам доброй монетой, сказав: <Присмотритесь, везде вокруг нас происходят социальные изменения. В Африке, Азии, Южной Америке, в Карибском бассейне и даже Европе социализм дает свои ростки... Наступает эпоха социализма, и это совершенно очевидно. А у наших предков (негров - А.Н.) был социализм задолго до начала колониальной эксплуатации.> Социализм активно боролся с IQ!.. Сторонники оголтелого равноправия кричали, что негры проигрывают потому, что тесты написаны белыми и потому слишком связаны с <белой культурой>. А также потому, что негры в среднем беднее и потому малограмотные. На это им отвечали: негры живут в той же культуре, что и белые американцы и говорят на том же языке. А вот прибывающие в США азиаты и говорят плохо, и принадлежат к совсем иной культуре. И все равно решают тесты лучше негров!.. Что же касается бедности, то индейцы в США беднее негров. Но тесты, опять-таки, решают лучше последних!..Дженсена поддержали десятки специалистов, в том числе нобелевские лауреаты. Они приводили данные о том, что в Калифорнии 62% учащихся в классах для умственно отсталых детей являются неграми, в то время как негры составляют лишь 28% всех учащихся: Они говорили, что констатация научного факта еще не есть расизм. И если в среднем по интеллекту негры уступают белым, а женщины мужчинам, то ничего страшного в этом нет - все равно в капиталистической гонке все соревнуются индивидуально, а не командно. Тогда социалисты и прочие сторонники командных забегов придумали новую фишку, они начали утверждать, что интеллект - гораздо более широкое понятие, чем просто умение логически соображать. Да, неграм не удается что-то такое, что хорошо получается у белых (действительно, практически нет негров-математиков, философов, физиков, программистов), но зато негры прекрасно плетут макраме и изобрели джаз. Пока либерал-социалисты искали утешение в джазе, к делу подключились физиологи и антропологи.
Они заявили, что отставание негров по IQ может быть связано с их общеэволюционным отставанием - белые просто опередили черных в развитии на несколько тысяч лет. Поэтому у белых в среднем на 100 г мозга больше, чем у черных. Кроме того, развитие мозга у черного ребенка идет не так, как у белого - поначалу черные дети по двигательной и умственной активности развиваются быстрее белых, но начиная с пяти лет черные дети отстают: развитие лобных долей, отвечающих за логику и абстрактное мышление у них заканчивается в более раннем возрасте, чем у белых. При этом эти лобные доли черных менее развиты и имеют меньшее количество извилин, чем у белых. (У детенышей человекообразных обезьян развитие лобных долей и двигательной активности идет еще быстрее, чем у негров, но и завершается гораздо раньше.) Именно поэтому, говорили исследователи, негры так и не создали цивилизации, не было среди них Кантов и Бетховенов, Колумбов и Архимедов. Просто когда-то эволюционные ветки человечества разошлись, никто не виноват: Бейкер, Айзнек, Дженсен, Петерсон, Гаррет, Пинтер, Шуи, Тайлер и Йеркес единодушно согласились, что в логическом и абстрактном мышлении, в математике и умозрительной памяти чернокожие уступают белым. Наконец, профессор Генри Гаррет в одной из своих забитых статистическими выкладками книг привел данные о том, что на 1 черного одаренного ребенка приходятся 7-8 одаренных белых детей. При этом 80% одаренных черных имеют смешанную кровь (с белыми или азиатами). С точки зрения генетики так и должно быть. Но не с точки зрения политкорректности! Каковая, постепенно делаясь на Западе главенствующей идеологией и будучи активно продвигаемой леваками и марксистами, постепенно стала цензурным кляпом для научных исследований и тормозом на пути IQ-тестов.
Еще одним фактом, который активно не нравился прекраснодушным либерал-социалистам был следующий: по всем замерам IQ, проведенным в разных странах, бедные слои населения оказывались гораздо глупее богатых. Казалось бы, это естественно, что дураки живут хуже умных. Но социалисты все переворачивают с ног на голову: они, мол, не потому бедные, что глупые, а напротив - они глупые, потому что бедные! И стоит им отвалить денег из бюджета, как вся гопота разом поумнеет.
Либерал-социалисты с пеной у рта доказывали, что воспитанием можно из Чикатилы воспитать Христа, а кто говорит иначе, тот расист. И что люди рождаются как белые листы - что запишешь на них, то и получишь.  По этой теории нанес мощный удар великий английский ученый Сирил Берт. Он задумал и осуществил гениальный в своей простоте эксперимент. Если IQ определяется генетикой, то у близнецов, которые являются генетическими копиями, он должен быть одинаков, даже если они воспитываются в разных семьях!.. Грандиозное исследование, проделанное Бертом доказало со всей неопровержимостью: Ай Кью генетических копий действительно оказался одинаковым, несмотря на порой очень отличающееся воспитание.  Социалистам крыть было нечем. И тогда кому-то из них пришла в голову гениальная идея: если нельзя доказать, что Берт неправ, давайте докажем, что он подлец! На Берта обрушилась масса обвинений в фальсификации материалов, в том, что он в своих работах выражал признательность никогда не существовавшим ассистентам (зачем бы ему это понадобилось, интересно?)
Только через много лет, все эти обвинения рассыпались - нашлись и ассистенты, и источники. Но было уже поздно - западный мир охватила эпидемия политкорректности и аффирмации.
Аффирмация - это предоставление преимущественных прав отсталым группам населения (неграм, женщинам ...). Так, например, в современной Америке легче получить работу или поступить в вуз негру или женщине. В СССР тоже была такая практика при поступлении в вузы, только у нас роль негров играли отслужившие в армии и отупевшие там донельзя, разные рабфаковцы, ветераны афганской войны и пр. - для них проходной балл был ниже.
 К чему приводит подобная политика?.. Она разрушает мир, как алкоголь печень.  Вся прошлая тысячелетняя эволюция человечества была естественным отбором на лучших - преимущества получали люди с хорошей соображалкой. Они и строили цивилизацию. Именно в эту сторону хотели толкать человечество изобретатели тестов на интеллект. А получилось все наоборот: На IQ-тесты западные шариковы и швондеры прочно налепили ярлык расизма и шовинизма. В 1979 году суд Калифорнии запретил использовать тесты для направления учащихся в классы коррекции. Плохие результаты IQ-теста сегодня на Западе не могут служить основанием отказа в приеме на работу, даже если наниматься придет полный идиот. Во многих странах при приеме на работу тесты проводить вообще запрещено. Не учитываются они и при приеме в университеты и колледжи. Напротив, зачастую преимущество поступления дается глупым, а не умным. Это значит, что вместо естественного отбора на лучших, западные либерал-социалисты включили в обществе противоестественный отбор на худших. Отбор не на выживание, а на вымирание. И вот результат: В неполиткорректном 1973 году, всего через пять лет после убийства знаменитого борца за права негров Мартина Лютера Кинга, зарплата белых и черных выпускников колледжа практически не различалась - белые выпускники получали лишь на 3,7% больше. А вот в насквозь пропитанном политкорректностью 1989 году, когда за дискриминацию в полпинка можно угодить под суд, зарплата белых выпускников превысила зарплату черных аж на 15,5%! Отчего же это черным, несмотря на все преференции, так и не удается зарабатывать хотя бы вровень с белыми, отчего их доходы падают?.. А из-за преференций! Потому, что навыпускали дерьмовых специалистов, принятых в колледж только за цвет кожи. Клиенты знают цену таким специалистам и не хотят им платить:  Может быть, рынок расставит все по своим местам? Не было бы только поздно.

Александр КУКУШКИН

 Отличная статья! Все бы хорошо, но здесь вновь не дает успокоиться еврейский Бог и сами евреи. Семиты – одна раса? Физиологически, анатомически, географически – да, но попробуй применить к ним упомянутые в статье формулировки. Все-таки, должным воспитанием можно было добиться кое-какого результата. Правда, за очень уж длительный, по земным меркам, срок. Может быть, в этом и состоит главный урок человечеству, начатый исходом Авраама в Ханаан. Урок этот враждебен социализму, делающему ставку не на эволюцию, а революцию. Он и расизму враждебен, а потому был и остается "товаром штучным".
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..