четверг, 5 октября 2017 г.

ИЗРАИЛЬ. КРУПНЕЙШАЯ ПРОДАЖА


 Американская фармацевтическая корпорация купила израильскую Kite Pharma — мировой лидер в разработке новейшей технологии борьбы с раком
 
(30.08-17) Американская фармацевтическая корпорация Gilead Sciences объявила о покупке основанной в 2009 г. израильской фармацевтической  стартап-компании Kite Pharmа 
Gilead Sciences заплатит за акции компании по 180 долларов. То есть — на 30% больше, чем они котировались на нью-йоркской бирже до объявления о сделке.

Общая сумма сделки, которая будет полностью завершена в четвертом квартале 2017 года,  составит почти 12 миллиардов долларов. При этом деньги будут выплачены наличными.

Это, как отмечают в СМИ — самая крупная сумма, из тех, что когда-либо выплачивались за компанию, которая еще не принесла прибыли.

Израильский фармацевтический старт-ап Kite Pharmа основан израильтянином, профессором Ари Беллдеграном, который стал председателем и главным исполнительным директором этой компании.

Kite Pharma — мировой лидер в разработке новейшей технологии борьбы с раком. Эта технология открывает иммунной системе возможность идентифицировать и “точечно” атаковать злокачественные клетки.


Данная сделка интересна не только ее рекордной стоимостью, но и самим форматом покупки израильской компании Покупатель, то есть американский фармацевтический гигант Gilead Sciences — явно торопится приобрести столь “лакомый кусок”. Отсюда и готовность заплатить гигантскую сумму наличными и достаточно высокий темп оформления сделки: ее планирует завершить до конца 2017 года.  

Чтобы понять столь высокий интерес покупателя к этому израильскому стартапу, следует знать, что в этом году разработанный Kite Pharm революционный препарат для лечения рака — на первом этапе речь идет об одном из самых распространенных видов рака лимфатической системы,  неходжкинской лимфомы (DLBCL) — должен получить разрешение на продажу в США.  

Если говорить только о финансовой стороне дела, речь, учитывая, что новый курс лечения будет стоить, по крайней мере, на первом этапе, достаточно дорого (где-то полмиллиона долларов), идет о миллиардных прибылях. 

Но и это еще далеко не все. 

Фактически новая и весьма эффективная технология борьбы с раком (подробнее об этом — чуть ниже), лечение лимфомы DLBCL — лишь начальный этап внедрения более широкой технологии лечения многих видов рака. А это уже — совершенно иной масштаб деятельности и совершенно иной масштаб прибылей. Даже при том, что расширение сфер применения разработанного израильтянами метода борьбы с раком — удешевит лечение и сделает его более доступным для больных. 

Пока еще трудно определенно сказать о потенциале найденного израильтянами средства — станет ли оно долгожданной “панацее от рака”. Однако уже сегодня очевидно, что методика, предлагаемая израильскими учеными, способна не только привести к победе над многими видами онкологических заболеваний, но и позволит достичь этой победы гораздо менее болезненным и безопасным для пациента путем, не делая эту победу “пирровой”. Что происходит сегодня, когда медики в отчаянной борьбе со злокачественными новообразованиями вынуждены использовать такие разрушительные методы, как радио- и химиотерапия, одинаково действующие как против раковых клеток, так и против здоровых тканей организма.          

И здесь мы подошли к сути разработанной (и продолжающей разрабатываться) революционной технологии, при которой иммунную систему организма “обучают” распознавать и уничтожать строго определенные, раковые клетки организма.  

В настоящее время для эффективного лечения с использованием новой технологии — врачам нужно точно знать, какой именно вид рака развивается у данного больного. После того, как это устанавливается, начинается процесс “обучения” иммунной системы, которая должна сама распознавать, а затем и уничтожать опухоль (в частности, новая технология позволяет осуществлять лечение рака лимфосистемы путем генной модификации Т-лимфоцитов самого пациента). 

Такое “точечное воздействие”, как понятно — лишено побочных разрушительных для здоровых тканей организма последствий традиционной химио- и радиотерапии.    

Надо ли говорить, какое значение для медицины и для миллионов страдающих от страшной болезни людей, имеет открытие новой технологии израильскими учеными? 

В данном контексте и сумма в 11 с лишним миллиардов — не представляется слишком большой. 


Image removed by sender.Любопытна и еще одна деталь. Несмотря на то, что компания Kite Pharm — израильская, владельцами капитала компании также являются и крупнейшие американские фонды: Capital Group (почти 20% акций), BlackRock (7%) и JPMorgan (около 4%).

Речь идет о так называемом “уровне инвестирования” в израильские компании (и прежде всего — в компании хай-тека). А он — достаточно высок. Инвестирование в израильскую экономику сегодня осуществляется флагманами американского и мирового инвестиционного бизнеса. Что в свою очередь (как мы уже не раз отмечали — см. на сайте материал “Забота об экономическом здоровье”, 24.11.16), свидетельствует о высокой степени доверия лидеров мировой экономики к израильской экономической модели и финансовой системе.

Можно констатировать, что Израиль становится все менее и менее зависим от поверхностных политико-экономических течений мирового экономического океана, от всех “мини-штормов”, которые пытаются устроить Израилю его ненавистники — от разного рода кампаний бойкота израильских товаров, призывов “прекратить инвестиции в экономику израильских оккупантов” и т.д. 

В данной связи жалким организатором “бойкота израильских товаров” — можно лишь посочувствовать.

В ситуации, когда израильский товар — это, кроме всего прочего, и новая технологии спасения людей, обещающая победу над одной из самых страшных болезней современного мира — бойкот израильской продукции представляется делом заведомо бесперспективным. Да еще и — аморальным.

ЛЕТОПИСЬ ЖЕЛЕЗНОЙ БОЧКИ


НАКОДИТЬ МИЛЛИОН

Накодить миллион. Программисты догоняют инвестбанкиров по уровню зарплат

Таких, кто объединяет в себе навыки программирования, бизнес-чутье и способность к управлению людьми, — единицы, и именно они сегодняшние рок-звезды в бизнес-мире.
Хотите зарабатывать «миллион долларов США»? Тогда срочно начинайте учить какой-нибудь язык программирования. Не верите, что программисты получают такие деньги? $983 000 — именно эта цифра, по данным сервиса Paysa.com, значится в графе максимальный годовой доход на позиции principal software development engineer в штаб-квартире Amazon в американском Сиэтле (средний размер — $470 000). Совсем недавно такие доходы получали, пожалуй, только лишь на Wall Street. Что ж, пора констатировать: времена изменились. Программисты — это новые инвестбанкиры. И так думаю не только я.
Технологии правят миром. А технологические компании и их CEO — новые рок-звезды, быть причастным к которым хотят все больше молодых профессионалов. По данным Стэнфордской бизнес-школы, в технологические компании отправилось работать 33% выпускников MBA 2015-2016 годов, хотя еще в 2010-2011 годах этим компаниям удалось привлечь лишь 13% выпускников. Доля финансовой отрасли за этот период снизилась — с 36% до 31% для класса 2015-2016 годов. В MIT Sloan School Amazon — второй по значимости наниматель выпускников MBA (23 человека из потока в 406 человек), он уступает только традиционной McKinsey & Company (26 человек). Кроме них, Bain&Company и Boston Consulting Group в пятерку лидеров входит также Google. В отрасль software/internet отправилось работать 23,9% выпускников MIT Sloan School против 4,7% в инвестбанкинге. Средняя базовая годовая зарплата первых — $120 000, что на $5000 меньше, чем у банкиров, но зато максимальная зарплата — $165 000 против $150 000. В этих цифрах не учитываются пакеты акций технологических компаний, которые они обычно предлагают сотрудникам в составе компенсационного пакета (на несколько десятков тысяч долларов или 50-100% базовой зарплаты), а ведь они могут еще и неплохо вырасти по прошествии нескольких лет, отмечает Михаил Наринский, старший технологический консультант нью-йоркского офиса Google (выпускник MBA MIT Sloan).
Вакансия software engineer, пожалуй, самая востребованная на данный момент в США. По данным портала Indeed.com, сейчас в стране открыто свыше 200 000 таких позиций. Колледжи в спешном порядке разворачивают бакалавриат по специальности computer science. А Microsoft, например, регулярно проводит четырехмесячные оплачиваемые (из расчета $100 000 в год) учебные лагеря (boot camp), успешных выпускников которых принимает на работу. Профессия software developer занимает 13-е место в топ-25 лучших работ в США 2017 года в рейтинге U.S. News. По его данным, в этой сфере всего 2% безработных, средняя зарплата составляет $98 260, а количество открытых вакансий — 135 300.
«Инвестбанковская отрасль становится все менее привлекательной, а технологическая — с каждым годом расширяется, открывается все больше возможностей для карьерного роста и решения новых глобальных задач», — рассуждает Альберт Маликов, который променял успешную карьеру в российском офисе инвестбанка UBS на работу в финтех-команде голландского офиса Uber (получив перед этим MBA в MIT Sloan). По его словам, все больше банкиров переходят на работу в технологии, где они видят потенциал роста, возможность принести пользу обществу и применить свои лидерские навыки, что сложнее сделать в устоявшейся финансовой индустрии.
Финансовая индустрия сейчас и сама проходит технологическую революцию, открытых позиций становится все меньше, поэтому навыки программирования точно помогут выделиться среди конкурентов, особенно в тех фондах, что практикуют quantitiative research, считает Денис Толкачев, инвестиционный аналитик американской инвестгруппы Capital Group. На Wall Street, ввиду нескольких факторов (ужесточение регулирования, технологические инновации, большой наплыв таланта в начале 2000-х), очень сильно изменилась динамика спроса и предложения на профессионалов. Спрос упал, а предложение только после 2009 года начало медленно, но верно понижаться. Это привело к снижению оплаты труда, рассуждает Толкачев.
У программистов же возможностей стало намного больше: спрос постоянно растет в связи с структурными изменениями практически во всех индустриях (ритейл, банки идут в online), везде автоматизация, которая требует программирования. Например, в сегодняшнем автомобиле Ford GT 10 миллионов строчек программного кода — в пять раз больше, чем в боевом самолете Lockheed Martin F-22 Raptor 2005 года выпуска. Но специалистов по-прежнему не хватает, приходится рассчитывать на иммигрантов, пример тому — полнейший интернационал в Сан-Франциско и Кремниевой долине, отмечает Толкачев.
При этом, в программировании существует (возможно, пока что) довольно-таки средний по сравнению с Wall Street «потолок» зарплат/бонусов. И upside у программистов — это работать на будущий Facebook, Instagram или создавать своего «единорога». Но таких, кто объединяет в себе навыки программирования, бизнес-чутье и способность к управлению людьми, — единицы, и именно они сегодняшние рок-звезды в бизнес-мире, считает Толкачев.
Зарплаты программистов пока, конечно, не сопоставимы с инвестбанковскими (разве что в Америке и на топовых должностях), но в целом движение идет в этом направлении, согласен Сергей Булатов, директор английской рекрутинговой компании Regency Advisers. Зарплаты даже в $1 млн еще сравнительно редки, но по мере роста важности технологий в той же банковской отрасли, будут расти и заработки топовых программистов. «В каком-то смысле мы наблюдаем разнонаправленное движение доходов «финтеховцев» и инвестбанкиров, этот процесс начался не вчера и завершится не сегодня, но он идет все более явно — важность человеческого фактора падает, технологий — растет, увеличивается и value ее создателей», — отмечает Булатов. Конечно, банкиру еще не надо уметь кодить, но многие финтеховцы — финансисты только на 30%, а на 70% — уже программисты, и эта тенденция будет нарастать. В то же время, в банковской отрасли доходы после кризиса 2008 года в мире снизились на 30-50%, а в России упали в два-три раза, резюмирует Булатов.
Продвинутые девушки уже давно обратили внимание на технологические кадры — чего стоит недавний брак топ-модели Миранды Керр и CEO Snapchat Эвана Шпигеля, или союз теннисистки Серены Уильямс с сооснователем Reddit Алексисом Оганяном. Как сообщали американские СМИ, последний преподнес прославленной спортсменке помолвочное кольцо с 10-ти каратным бриллиантом за $2 млн.
Думаю, немало «охотниц за капиталами» следят и за аккаунтами основателя «ВКонтакте» и Telegram Павла Дурова, где то и дело появляются атрибуты его красивой жизни — вояж на частном самолете из Санкт-Петербурга в Венецию или чекин в парижском Ritz. «Почему-то мне кажется, что программисты должны быть менее «транзакционны» в отношениях с девушками, чем инвестбанкиры, у последних — профессиональная деформация», — комментирует в Facebook топ-менеджер Тинькофф Банк Георгий Чесаков.
Но кодинг — это тоже не гарантия бутерброда с икрой, предупреждает известный хедхантер Алена Владимирская в своем Facebook. Учитесь кодить только в приличных местах, работайте в самых передовых или восстребованых «стеках», имейте в багаже два активных языка, учитесь работать с открытым кодом и понимайте экономику, маркетинг, учет и управление людьми, советует она: «Тогда в вашей кодерской жизни будет хорошо долго».
Гюзель Губейдуллина

Русская культура: 100 лет без родины

Русская культура: 100 лет без родины

Навстречу бесславному юбилею
Сто лет, как Россия захвачена толпами варваров и активными убежденными человеконенавистниками. Четыре поколения лучших совестливых, умных и тонких людей уничтожаются, выталкиваются из страны или живут под давлением тотальной жесткой оккупации. Всё меньше и меньше мыслящих и чувствующих людей остается среди 140 миллионов населения, по-прежнему, немалой страны. Очень скоро синонимом слова «русский» будет «тупой». Нестерпимо осознавать подобную реальность, родившись в Москве, застав и лично зная сотни умнейших тонких людей первого поколения пленников варваров. Садняще больно было видеть, как они гибнут, и как пропадает самый ценный слой народа, который определяет его смысл, глубинную суть и общую ценность. Теперь этот слой не то, что истончился, он исчез. Слой людей, задававших планку вкуса, стиля всей культуры народа. Сегодняшняя культура России – это пародия на культуру. Мещанская, наглая, вульгарная простолюдинская псевдотворческая активность выскочек из человеческих остатков бывшего околокультурного слоя некогда прекрасной культуры. Экспортируя «культурный товар» доверчивому «западу», привыкшему относиться к русской культуре, как к непреходящей ценности, особенно в музыкально-театральных искусствах, Россия серьезно разрушила культуру и фундаментальные ценности западной культуры. То, что было завоеванием русской культуры – высочайшая планка нравственной красоты – предано забвению и исчезло из мировой культуры. Хочется верить не насовсем, и не навсегда.
Андрей ГавриловFB

МУЧИТЬСЯ ОСТАЛОСЬ НЕДОЛГО

Президентская гонка начнется месяца через два. Но Владимир Владимирович интригует, и не поймешь, то ли он забавляется, то ли терзается в поисках такого, как Путин
ЗАБРАТЬ СЕБЕ
Собственно говоря, он уже давно темнит, отвечая на самый главный вопрос, волнующий человечество. Только раньше Владимир Владимирович довольно вяло уклонялся от ответа, высказываясь в том духе, что рано еще удовлетворять любопытство страждущих. А вчера внезапно переменил тон.   
Очередной модератор очередного форума блеснул остроумием, поинтересовавшись у Путина, решил ли он уже наконец, против кого будет баллотироваться. Однако гарант шутку проигнорировал. «Нет, я еще не только не решил, против кого я буду баллотироваться, — всерьез и даже с некоторым раздражением отозвался оратор. — Я не решил, буду ли я баллотироваться вообще».
Фразу эту можно оценивать двояко.
Президент РФ давно уже сделал свой выбор: он идет на четвертый срок. Президент РФ до сих пор не определился, он устал, он колеблется, а в редкие минуты досуга подумывает о преемнике. В пользу обеих версий можно подыскать немало убедительных аргументов.
Если тот, без которого нет России, идет на четвертый срок, то дальше сюжет будет развиваться примерно по той же схеме, что и осенью 2007 года. Тогда, если помните, все лучшие люди страны, от Никиты Михалкова до Рамзана Кадырова, прямо настаивали на том, что национальный лидер должен оставаться на своем посту, и ткачиха пятого разряда горько пеняла Путину за то, что он отказывается от этой чести из-за какого-то там, как она выразилась, закона. Но законопослушный президент не внял их мольбам и призывам, и безутешным сторонникам Владимира Владимировича пришлось наблюдать, бешено аплодируя, как он подсаживает на трон верного друга Медведева, а сам уходит в премьеры.
Путин в 2018 году обречен на победу, а что касается стопроцентных гарантий безмятежной жизни после отставки, то их все-таки нет — ни для Путина, ни для его близких
Теперь вроде ситуация куда проще. Закон позволяет Путину избираться и быть избранным. Вскользь брошенная фраза будет услышана и заставит многих региональных руководителей, мастеров культуры, спортсменов и ткачих снова обратиться к нему с требованьем веры и с просьбой о любви. Теперь он уже не отвертится и, как бы покорствуя всенародному категорическому императиву, объявит о своей готовности еще шесть лет вкалывать рабом на галерах. А после, одолев в жестокой схватке опасных противников типа Зюганова, Жириновского, Миронова, Явлинского, а то и Ксению Собчак, осчастливит россиян окончательно.
Если же он и вправду с понятной человеческой тоской оглядывает ту галеру, на которой отпахал уже 18 лет, под своим именем и под прикрытием, то внезапный его уход безусловно станет событием ошеломительным. К тому же он вряд ли опять уйдет в премьеры — зачем? Скорее уж Путин выберет самого надежного из надежнейших преемников, быть может, того губернатора, который некогда спас его от медведя. Или того Медведева, который однажды безропотно вернул ему шапку Мономаха, выказав абсолютную преданность. Или кого-нибудь еще, покуда мало кому известного, как Путин летом 1999 года. Президент воспользуется правом на отдых, сохраняя за собой все резиденции и тот безусловный авторитет, который принято называть моральным. Он уйдет, но самим фактом своего существования и присутствия в нашей жизни будет согревать сердца миллионов.
В пользу первой версии ее простота, ибо Владимир Владимирович в 2018 году обречен на победу, а что касается стопроцентных гарантий безмятежной жизни после отставки, то их все-таки нет — ни для Путина, ни для его близких. Это все-таки стремно — уходить насовсем в той обстановке беспощадной внутривидовой борьбы, которая свойственна выстроенной в России чекистской разновидности госкапитализма. Да и глупо уходить, когда тебе при жизни поклоняются как божеству, и речь тут не только о придворных холуях, но и о огромной реальной популярности, зафиксированной социологами. «Даже и не думай», — отечески предостерег его в начале года награжденный артист Ливанов, имея в виду мысли об отставке, и это прозвучало очень убедительно. Подобно заклинанию от страшной беды, и видно было, что на раздающего награды слова заслуженного лицедея произвели впечатление.
Отчего бы Путину на пике успеха, когда и внешние, и внутренние враги смирились с четвертым сроком, вдруг не уйти? Обманув всех, в том числе и самого себя
Но и в пользу второй версии можно подыскать немало по-своему веских доводов. Известно же, что жизнь в режиме спецоперации является характернейшей особенностью этого человека, оттого ни один его шаг, за редким исключением, не могли доныне предугадать многочисленные недруги. Потому можно допустить, что невероятная активность Путина в последние месяцы, все эти форумывстречи со школотой и неожиданные увлечения сверхсовременными технологиями, и прилюдные втыки министрам — все ложные финты.
Бывший дрезденский разведчик, он даже отчасти и приучил публику к тому, что из любых мыслимых политических поступков старается выбрать самый немыслимый. Похоже даже на то, что это стало для него самоцелью. Так отчего бы ему на пике успеха, когда уже и самые закоренелые враги, внешние и внутренние, смирились с четвертым сроком, вдруг не уйти? Обманув всех, в том числе и самого себя. В рамках хитроумнейшей из спецопераций.
Президентская гонка, вскользь заметил Владимир Владимирович, начнется месяца через два. «Думаю, что к этому времени основные претенденты... публично объявят, обнародуют свои предвыборные программы», — добавил он, но это тоже была фраза расплывчатая. Кого у нас интересуют программы, включая план Путина — победу России? Народу подавай конкретику, народ по ней изнывает, лучшие люди страны изготовились к аплодисментам, переходящим в овацию, но он по-прежнему уклоняется от ясного ответа, темнит, никак решить не может, стоит ему баллотироваться или не стоит. Интригует, короче, и не поймешь, то ли забавляется, то ли терзается в поисках такого, как Путин. Опять эта проклятая неизвестность, как десять лет назад, и единственное, что утешает: мучиться нам с ним осталось недолго.
Илья МИЛЬШТЕЙН

"СВАЛЬНЫЙ" БРАК

Брак для всех

«Мой мужчина, мой друг, то есть мой муж»
С 1 октября в Германии вступает в силу закон об однополых браках. В 1995 году Конрад Брайер впервые решительно выступил за брак для всех. И вот теперь он действительно выходит замуж за Стаса Мищенко с Украины. Этот брак — символичный политический акт. А для первой официальной лесбийской четы, Дорле и Клаудии Гёттлер, брак — это нечто большее, «равноправие не на 95, а на 100%».
В 1995 году Конрад Брайер (Conrad Breyer) в первый раз решительно выступил за брак для всех — так в то время назывался брак людей нетрадиционной половой ориентации. Это было в Пассау, он был студентом, собирал подписи, потому что хотел бороться за то, что считал важным, хотя не совсем верил в его осуществление. С тех пор прошло более 20 лет. И вот теперь, в октябре, он действительно выходит замуж за Стаса: так он называет мужчину, в которого влюбился в 2012 году. Рассказывая, Брайер выглядит напряженным, гладит свои темные волосы, на его правом безымянном пальце — широкое серебряное обручальное кольцо. Потом он улыбается: «Влюбился сразу — с первого взгляда, чтобы быть точным».
С 1 октября гомосексуалисты и лесбиянки в Германии могут вступать в брак и вместе воспитывать приемных детей. Бундестаг незадолго до летнего перерыва открыл дорогу «браку для всех».
Оба не могли представить себе, что теперь все пойдет так быстро. Оба — это 44-летний журналист из Мюнхена, который уже давно открыто заявлял о том, что он гомосексуалист, 20 лет жил вместе с другим мужчиной и наряду со своей работой был пресс-референтом в культурном и коммуникационном центре гомосексуалистов в Мюнхене. И Станислав Мищенко, 34 года, фотограф, дизайнер и композитор из Украины, который у себя на родине три года состоял в браке с женщиной, чтобы благодаря этому браку избавиться от своей гомосексуальной зависимости. Но потом ему стало ясно, что так он жить не сможет, и он присоединился к движению ЛГБТ в Киеве. Мищенко выглядит солиднее Брайера, и он охотно шутит над этим, о возрасте Брайера он вначале не знал. На Украине люди выглядят старше, потому что все слишком много курят.
С января они стали жить вместе. В результате этого возникло совершенно другое чувство — это была ответственность друг за друга, чувство большей, и не только пространственной, близости. «Мой мужчина, мой друг, то есть мой муж», — говорит Брайер, когда рассказывает о Стасе. Все стало совершенно новым. Имя они себе не поменяли. Но вряд ли кто-нибудь из их объединения поступает иначе, считает Брайер.

Бюро записей гражданского состояния в некоторых городах были открыты в это воскресение

Поскольку в январе торжество был очень кратким — фуршет с водкой и украинской закуской — они решили устроить «настоящий праздник» 14 октября. Вначале они пойдут в церковь, это важно для Брайера. Для Мищенко это не так важно, но он пожал плечами и согласился. После этого — кофе и пирожные в зале общины, а вечером — баварский буфет (шведский стол — прим. пер.). Приглашено 100 гостей. И чтобы ни у кого не оставалось сомнений в том, что это законный брак, они должны будут выполнить еще одну процедуру. 13 октября, за день до большого праздника, они вдвоем пойдут в местное бюро записей гражданского состояния, чтобы превратить свое совместное проживание в брак. «Этим мы хотим положить начало новой жизни», — говорит Брайер и серьезно кивает головой. Этот брак является символичным актом, политическим актом. И да, он, конечно же, является еще и романтичным.
И вот наступил момент, когда Дорле Гёттлер (Dorle Göttler) и Клаудиа Гёттлер (Claudia Göttler) должны подумать о себе. Обе женщины из Хеммингена под Ганновером давали много интервью, каждый раз терпеливо объясняя, как получилось, что 1 октября они как первая лесбийская пара смогут заключить нормальный брак. В результате они запустили планирование своей свадьбы. А ведь необходимо все подготовить. Кроме того, Дорле и Клаудиа Гёттлер нужно некоторое время и для самих себя, чтобы насладиться моментом.
В это воскресенье обе женщины в третий раз скажут друг другу слово «да», но лишь впервые это будет полноценно и равноправно, как полагается настоящим супругам в Германии. Еще в 1998 году Гёттлер и Гёттлер, которым сегодня исполнилось 53 и 51 год, получили церковное благословение. Когда «красно-зеленое» федеральное правительство в 2001 году ослабило жесткие нормы законодательства, они впервые официально зарегистрировали свое совместное проживание как первую лесбийскую пару. В это же время вместе с ними ту же процедуру прошла и гомосексуальная пара — Райнхард Люшов (Reinhard Lüschow) и Хайнц-Фридрих Харре (Heinz-Friedrich Harre), тоже жители Ганновера. Город проявил дух новаторства. Чтобы быть первым в гонке, городской загс 16 лет назад открылся ранее обычного. И в этот раз тоже после одобрения «Брака для всех» получено специальное разрешение: 1 октября приходится на воскресенье, поэтому венчание в Ганновере в виде исключения будет происходить в праздничный день.
И в Берлине, и в Гамбурге уже в это воскресенье будут заключаться первые однополые браки. Не стоит думать, что активность брачующихся будет бурной. Вместо того чтобы торжественно отмечать вступление в брак, однополые пары могут просто превратить в него свое совместное проживание. Этим летом в Берлине такие заявления подали примерно 40 пар. Для зарегистрированных партнеров совместного проживания с 2005 года действуют такие же права на материальную помощь и пенсионное обеспечение, как и для гетеросексуальных супругов. В 2013 году после решения Федерального конституционного суда они получили такие же права на уплату налогов и получение наследства.
И для Гёттлер их третья свадьба — нечто большее, чем символичный шаг. «Мы хотим равноправия на 100, а не на 95%», — говорит Клаудиа Гёттлер. Но есть одна мысль, к которой обе женщины должны привыкнуть: это будет, видимо, их последняя свадьба.
Фелицита Кок (Felicitas Kock), Карстен Шееле (Carsten Scheele) и Констанце фон Буйон (Constanze von Bullion)

ГРУЗИНЫ ПЛАКАЛИ, КОГДА ЕВРЕИ УЕЗЖАЛИ

Драматург Гурам Батиашвили: грузины плакали, когда евреи уезжали

Евреев этой страны никогда не обвиняли в распятии Христа. Ее цари вели родословную от царя Давида, а местные иудеи практически не сталкивались с дискриминацией. Советская республика, где власть закрывала глаза на соблюдение еврейских традиций в самые глухие застойные годы, а первый секретарь ЦК разрешал пьесу о репатриации в Израиль. О феномене грузинского еврейства мы говорим с известным писателем и драматургом, одним из лидеров еврейской общины страны Гурамом Батиашвили.
— Гурам Абрамович, первый вопрос обидит многих грузинских евреев. Известно, что все иудеи диаспоры сохранили некие общие генетически-антропологические характеристики, но …не в Закавказье.
— Это не совсем так. Несколько лет назад в моем доме в Тбилиси встретились Миша Швыдкой (театровед, бывший министр культуры России, — прим. ред.) из Москвы и глава Ваада Украины — одна из ключевых фигур современного еврейского мира — Иосиф Зисельс из Киева. И стали рассказывать друг другу, что раньше и подумать не могли, что я еврей — мол, так похож на грузина. Это очень характерно. Как и то, что я, например, не сразу отличаю ашкеназского еврея от этнического русского или украинца. Зато грузинского еврея за версту узнаю, собственно, как и сами грузины…
Вспоминаю один забавный случай. В 1980-е мы были на театральном фестивале Сабины Берман в Мехико — играли мою пьесу по произведениям Нодара Думбадзе. После премьеры едем в машине на банкет — я, постановщик Вашакидзе, Сабина Берман — молодая женщина, но уже известный драматург — и наш «руководитель» из Москвы якобы из Минкульта — Альберт Михайлович. Что за странная мексиканская фамилия — Берман — подумал я и решил выяснить, не еврейка ли Сабина. И запел: «Абину шалом алейхем, абину…» И вдруг она: «Нет, нет, Эвину шалом алейхем, эвину…» И вдруг Альберт Михайлович: «Не хрена вы не понимаете. И так чисто запел Авину шалом алейхем, что я растерялся… А режиссер Вашакидзе хихикает: «Батоно Гурам, оказывается тут кругом твои родственники»…
— Царская династия Багратиони гордилась тем, что вела свою родословную непосредственно от царя Давида…
— Да, и об этом свидетельствуют исторические документы, более того — на гербе Багратионов есть праща Давида, с которой он выходил на бой с Голиафом. А нынешний католикос всей Грузии патриарх Илья II не раз говорил, что считает себя потомком царя Давида.
Надо понимать, что Грузия — одна из немногих стран, где евреев не обвиняли в распятии Христа. Напротив, в свое время они принимали активное участие в распространении раннего, близкого к иудаизму, христианства, достаточно вспомнить грузинских христианских святых — Эвьятара из Урбниси, который был габаем в синагоге, его сестру Сидонию, Саломею — автора жизнеописания крестительницы Грузии Нины, которая долгое время жила среди грузинских евреев и говорила на иврите.
— Чем же объяснить, что в XIX веке в Грузии было зафиксировано шесть кровавых наветов — мировой рекорд! Откуда возникли обвинения в употреблении христианской крови в стране, где евреи стояли у истоков местной православной церкви?
— Факт остается фактом — до присоединения к Российской империи в 1801 году ни одного кровавого навета в Грузии зафиксировано не было. Тут нечего голову ломать — бред часто бывает заразным…
— Как произошло, что при формальном отсутствии антисемитизма грузинские евреи на протяжении почти 500 лет принадлежали к наиболее угнетаемой социальной группе — крепостным?
— Это наши грузинские реалии, но юдофобия здесь не при чем. Были ведь и богатые евреи, владевшие крепостными-христианами, правда, позднее. Сохранилось несколько грузинских фамилий, намекающих, что их обладатели были крепостными у иудеев, например, Уриадмкофели («бывающий евреем»), Торадзе, Эбралидзе и др.
— Для подавляющего большинства евреев Грузии грузинский всегда был родным языком, они носили и носят грузинские фамилии и внешне практически не отличаются от этнического большинства. Как при этом удалось сохранить особую идентичность?
— Начнем с того, что хотя иврит был языком молитвы, в Летописи Картли написано, что в столице Грузии Мцхете говорили на шести языках, среди которых был и иврит.
Мы живем в Грузии не 200 и не 500, а 2600 лет. Фамилии у нас вообще появились достаточно поздно (как, впрочем, и у ашкеназов). Я просто Гершон бен Авраам, отец мой — Авраам бен Аарон. Пару веков назад мы стали Батиашвили. Да, мы носили ту же одежду, что и грузины, и говорили на том же языке, но не ассимилировались — исключительно благодаря верности иудаизму и изолированности, которая была характерна для Грузии, окруженной враждебным мусульманским миром.
Страна была феодальная, абсолютное большинство местных евреев (в отличие от соплеменников в Европе) занимались сельским хозяйством, до революции 1917 года не более 5% были ремесленниками. Они жили жизнью большинства грузин, но центральным элементом их самосознания была синагога, а не какие-то социальные или политических идеалы.
В начале прошлого века один из блистательных лидеров грузинского еврейства раввин Давид Баазов (Базазашвили) начал борьбу за эмансипацию — всеобщее образование, обучение ремеслу и т.п. Баазов планировал созвать конференцию раввинов Грузии, где духовные пастыри, мнение которых было для евреев истиной в последней инстанции, призвали бы прихожан получать специальность, модернизироваться. Раввины отказались, ответив, что для еврея главное — изучение Торы. Нас сохранило духовное гетто, хотя формального гетто в Грузии никогда не существовало.
— Это правда, но разве еврейские кварталы не были обособлены?
— Разумеется, особенно в крупных городах — Тбилиси, Кутаиси, Они — евреи компактно селились вокруг синагоги. После Второй мировой войны, конечно, начались миграции, но множество местечек продолжали оставаться стопроцентно еврейскими. Я родился в селе Кулаши — там грузин не было вообще, такой маленький Иерусалим в западной Грузии, хотя с жившими за рекой грузинами отношения были очень дружественными, можно сказать, братскими. В Кулаши еврейская жизнь била ключом — в пятницу вечером все переодевались в самое лучшее и как на первомайскую демонстрацию шли в синагогу — это было и в 1950-е, и в 1960-е годы — до начала репатриации. После молитвы расходились по домам — село большое, в лучшие годы до пяти тысяч евреев.
Никогда не забуду, как в дни месяца элул один односельчанин — Меир — ходил по селу до самого рассвета, во весь голос призывая: «Слихот, слихот, вставайте, молитва начинается!». Вставали и шли молиться.
Несколько лет назад по моему сценарию мы снимали документальный фильм об истории 18 еврейских семей из Грузии, которые первыми в 1969 году потребовали выезда из СССР в Израиль, обратившись с посланием в Комитет по правам человека ООН. A в 1971-м на Центральном телеграфе в Москве другие грузинские евреи устроили голодную забастовку, требуя разрешения на репатриацию. Известный отказник Владимир Слепак рассказывал мне потом, как Сахаров собрал тогда всех диссидентов и заявил, мол, наше сопротивление советской власти — кухонное — собрались, чай попили, Брежнева поругали. А эти простые, небритые грузинские евреи — люди от сохи — показали, как надо бороться за свободу выезда — три ночи сидели на телеграфе, пока их под конвоем не доставили на вокзал и не отправили в Тбилиси. В фильме Эдуард Шеварднадзе вспоминает этот эпизод.
— Многих из них быстро выпустили в Израиль, кому-то отказали, но я не слышал историй о драматических последствиях отказа, когда человека тут же уволили с работы, постоянно таскали в органы и т.п. Это было негласным распоряжением местной власти — не прессовать уезжающих в Израиль и просто евреев, соблюдающих традиции?
— Хотите откровенно? Я понимаю, что в России и в Украине гайки закручивали жестче, но кто очень хотел, — и в синагогу ходил, и обрезание детям делал. Именно в европейской части СССР жили большие знатоки Торы, настоящие мудрецы — предмет нашего восхищения.
Быть евреем непросто. Большинство грузинских евреев, ни у кого не спрашивая, жили своей жизнью, не очень соприкасаясь с внешним миром, пока не вставал вопрос о репатриации. А главы тех 18 семей сами перед подачей заявления ушли с работы…
Как отмечает Михаил Членов, половину синагог в бывшем СССР и московскую иешиву содержали грузинские евреи. Никто не знает их имена, они их не афишировали. Года три назад в Нью-Йорке один мой дальний 93-летний родственник признался, что он один из этих людей. Я хотел записать его воспоминания — категорически отказался.
Что касается прессинга, то… советская власть всегда была советской. Я родился в Кулаши, но вырос в городке Миха Цхакая (сегодня — Сенаки). Однажды, в начале 1960-х, забрали у нас здание синагоги. Я знал секретаря райкома, холеный такой, хорошие тосты говорил. Евреи стали собираться в разных домах, молиться, параллельно требуя выделить землю под строительство синагоги. На каждой молитве хахам призывал сдавать, кто сколько может, — всем миром скинулись, год собирали — построили синагогу. В Рош а-Шана должна была открыться, но накануне случился пожар — сгорела. Дотла. По всей Грузии снова начали собирать деньги. Собрали. Построили. Снова сгорела. Такое совпадение… Восемь лет продолжалась дуэль между еврейской общиной и советской властью. В конце концов, первого секретаря арестовали за какие-то махинации и он, бедный, скончался в тюрьме. А евреи построили еще одну синагогу, и она стоит до сих пор, хотя в Сенаки осталось три еврея — недавно, кстати, она была отреставрирована на средства известного филантропа, тогда премьер-министра Бидзины Иванишвили. Так что одни сжигали, другие реставрируют.
— История поучительная, но представляю, как посмотрели бы на евреев, требующих у секретаря райкома в 1960-е годы выделить землю под строительство синагоги в любом украинском или белорусском городке… В лучшем случае, как на инопланетян.
— У каждого своя история, но в Грузии тоже далеко не все было гладко. Помню, однажды в 8 или 9 классе я в субботу утром пришел с другом в синагогу — стоят солдаты, не пускают, мы стали огрызаться — чуть не пристрелили. Как раз активно раскручивалось «дело врачей». В Тбилиси тогда тоже закрыли синагогу, раввина арестовали — целый месяц здание было опечатано, пока вождь не скончался.
Хотя, например, с поступлением в университеты у евреев, в отличие от европейской части СССР, проблем не было, — я приехал из провинции — Батиашвили Гершон Абрамович — поступил без проблем.
— Ашкеназские евреи появились в Грузии довольно поздно и отношения с местными соплеменниками долгое время не складывались… Что не поделили?
— Ашкеназы появились с присоединением Грузии к Российской империи в начале XIX века — ремесленники, сапожники, портные, плотники, обслуживавшие российский воинский контингент. Между нами не было противоречий, трения возникли с армянами, которые в Тбилиси считались монополистами в традиционных для России «еврейских» сферах. С появлением конкурентов армяне потребовали от власти выгнать всех пришлых евреев из Грузии. Выгнали. Правда, через год позвали назад.
Другое дело, что грузинские евреи вели настолько замкнутый образ жизни, что ашкеназы для них были не столько евреями, сколько русскими. Смешанные браки между грузинскими евреями и ашкеназами — это вообще явление второй половины прошлого века, до этого общины мало пересекались.
Характерный пример. Во всех энциклопедиях написано, что первым сионистом в Грузии был Давид Баазов, что, на мой взгляд, неверно. Сионизм в Грузию принесли ашкеназские евреи, и когда они пришли в синагогу и начали агитировать за сионизм — их просто не поняли и не приняли. Правда, в СССР репатриация началась с грузинских евреев, но это был не политический, а религиозный сионизм.
Кстати, грузинская интеллигенция изначально крайне благожелательно отнеслась к сионизму. Классик грузинской литературы Константин Гамсахурдиа (отец Звиада Гамсахурдиа — первого президента Грузии после распада СССР, — прим. ред.), в начале XX века учившийся в Германии, писал другу о том, как вся Европа живет идеями сионизма, и восхищался еврейскими друзьями-сионистами.
В отличие от грузинской интеллигенции местные евреи были тогда слишком изолированы для восприятия подобных идей, при этом, кстати, ничего не зная о существовании крупнейших центров иудаизма в Восточной Европе. С одной стороны, печально, с другой — именно эта замкнутость помогла им сохраниться. И через 26 веков вернуться в Израиль почти такими же евреями, какими они ушли из Святой земли.
— А насколько грузинские евреи были интегрированы в местные политические реалии? В России еврейская молодежь на рубеже XIX — XX веков ринулась в политическую жизнь — от БУНДа, эсеров и РСДРП до кадетов. А в Грузии?
— В европейской части евреям не давали забыть, что они чужие. Погромы воспитали потребность в сопротивлении. И они боролись, принимая активное участие в преобразовании империи и постепенно ассимилируясь.
В Грузии иные реалии. Во второй половине XVIII века царь Ираклий II получил письмо от еврейки из Сурами. Она пишет, что родители ее умерли, а братья поделили наследство, не оставив ей ни гроша, и просит царя о заступничестве. Царь наложил такую резолюцию: «Управляющему села Сурами: если по закону Моисея этой женщине полагается часть наследства, она должна его получить». Казалось бы, царь Грузии должен править в соответствии с действующим законодательством Вахтанга VI, которое распространяется на всю территорию страны. Но он оговаривает: если по закону Моисея… То есть, сознательно ограничивает свою власть в отношении еврейских подданных. Препятствует ли это интеграции? Возможно. Но еще в большей степени это препятствует ассимиляции и дает урок толерантности.
Что касается социализма, то среди грузинских евреев он был не очень популярен, из известных имен на ум приходит лишь член Социал-демократической партии Ицка Режинашвили, убитый в 1906 году жандармом в Кутаиси.
— После Октябрьского переворота в России Грузия в мае 1918 года провозгласила себя демократической республикой. Как на это отреагировали евреи?
— В составе первого парламента было три еврея — два грузинских и один ашкеназ. Об одном из них — Иосифе Элигулашвили — я написал роман «Элигула и Хава», который вскоре выйдет из печати. Одно время Элигулашвили занимал пост заместителя министра торговли, экономики и финансов, был членом Учредительного собрания Грузии. Перед приходом большевиков помог переправить за границу часть государственных ценностей страны и сам эмигрировал во Францию, где в годы Второй мировой спас от фашистов несколько сот пленных евреев, которым меньшевистское правительство Грузии в эмиграции выдавало документы о грузинском происхождении.
Интересно, что в краткий период грузинской независимости сионизм не так популярен, как раньше. Свою лепту в это внесли раввины, уверявшие, что сионисты, побуждающие евреев к репатриации в Эрец Исраэль, хотят рассорить их с грузинами.
Зато после установления советской власти в Еврейской трудовой школе №102 даже изучался иврит, правда, недолго.
— В это сложно поверить, но в 1978-м вы написали пьесу «Долг» о репатриации грузинских евреев в Израиль, а год спустя она была поставлена в Кутаисском драмтеатре. Как удавалось найти модус вивенди с режимом? И дело не только в цензуре, но и в том, что большинство грузинских евреев продолжало регулярно посещать синагоги по субботам и праздникам, делать детям обрезание, и власть смотрела на это сквозь пальцы…
— Все знали, что евреи народ упорный и от своей веры не отходит. Что касается сионизма, то пресса, разумеется, ругала эмигрантов — «предателей родины», но народ симпатизировал. Грузины видели в евреях пример стойкости и героизма, особенно после Шестидневной войны, к тому же они проецировали борьбу Израиля на собственное противостояние мусульманскому миру — Грузия ведь сотни лет была изолированным христианским анклавом в исламском море.
Скажу прямо, это не лучшая моя пьеса, но удивительная вещь — люди помнят в первую очередь именно ее. К тому времени меня уже ставили по всей республике, шла пьеса в Москве, но после этого спектакля я стал по-настоящему известен по всей Грузии.
На одну из последних репетиций попали гастролировавшие в Кутаиси Буба Кикабидзе и Нани Брегвадзе — вышли в слезах. Первый акт заканчивался сценой отъезда евреев, которых со слезами на глазах пришло провожать все село. Известный театровед — профессор Юрий Дмитриев — посмотрел спектакль, вернулся в Москву, рассказывал: удивительную вещь я видел… евреи уезжают — грузины плачут. Был у меня приятель в Москве, театральный критик — еврей — Анатолий Вольфсон. После первого акта выходит: «Ну, Гурам, ты даешь — как фальшиво. Евреи уезжают — грузины плачут. Кто в это поверит?!». Я, честно говоря, вспылил, но режиссер-постановщик, известный актер Гоги Кавтарадзе стал меня успокаивать — на что, мол, обижаешься. Он исходит из своего опыта — a ты из своего!
— Неужели никто не ставил палки в колеса, тема-то, прямо скажем, антисоветская…
— Цензура, разумеется, была. Никогда не забуду лицо главного цензора, оравшего: «Нам еврейские пьесы не нужны!» Пьесу отправили в КГБ и ЦК как крамольную, но я не успокаивался, а потом дело пошло наверх — к первому секретарю — Шеварднадзе. Помню, меня пригласили в отдел культуры ЦК, мол, пьесу разрешают, но надо кое-что изменить. Я молодой был, горячий — ничего менять не буду! Оказывается, в одной из сцен евреи, уже в Израиле, собирают деньги на памятник Руставели и бросаются неправдоподобно большими суммами. Я ведь доллары в те годы в глаза не видел и решил шикануть — они жертвуют у меня и $5 000, и $10 000. В окончательном варианте суммы были куда скромнее.
— Начиная с 1990-х годов среди грузинских политиков первого эшелона — немало евреев. Еврейскую карту на этом фоне кто-то разыгрывает?
— Практически нет, хотя оппоненты Саакашвили изредка его попрекали, мол, евреев пригрел. Речь шла о министре обороны Давиде Кезерашвили (который, будучи школьником, победил в викторине на знание ТАНАХа) и министре реинтеграции, а позднее после Грузии в США Темуре Якобашвили — интеллектуале, прекрасно знающем иврит.
— Грузия, как и Украина, многонациональная страна, часть территории которой оккупирована.
— Я не виню ни абхазов, ни осетин, поскольку очень силен внешний фактор — за этими процессами стоит Россия. Собственно, как и у вас в Крыму, на Донбассе, Молдове — тот же почерк. Очень обидно это сознавать, у меня много друзей в России, я люблю этот народ, но строить свое государство, грабя соседей, — аморально…
— Что представляет собой ныне немногочисленная еврейская община Грузии, грозит ли ей ассимиляция?
— Смешанных браков относительно немного, к тому же очень часто в таких семьях сохраняется еврейский образ жизни. Думаю, что самое опасное в этом смысле позади — для молодежи сегодня главным фактором еврейской идентичности служит государство Израиль.
Да и история у нас специфическая. В России и Украине еврейские мальчики хотели поскорее вырваться в большой мир и вырвались, зачастую потеряв себя и растворившись в этом новом мире. У нас было по-другому. Я оканчивал школу в райцентре и помню, как людей, кроме пропитания семьи и молитвы в синагоге, ничего не интересовало. Да, это позволило им остаться евреями, но все имеет свою цену… Сегодня другие времена и тенденции, но ассимиляции я не боюсь — в этом легко убедиться в шабат в синагоге, где преобладает именно молодежь.
С божьей помощью, все будет хорошо!
Беседовал Михаил Гольд
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..