суббота, 15 марта 2014 г.

ПУТИН - ГАРАНТ БЕЗОПАСНОСТИ ИЗРАИЛЯ


> 



Путин  гарант безопасности Израиля?
А что, в этом утверждении есть кое-что...

 
 Лидер, больше всех сделавший за последний год для безопасности Израиля; человек достойный Нобелевской премии мира (после лишения оной Обамы) или, по крайней мере, Премии Израиля.


Лев Солодкин, сын покойной защитницы алии и активист правого студенческого движения, предлагает взглянуть на нынешнюю ситуацию в Украине рационально и без эмоций. Как надо расценивать действия российского президента? Не стал ли Путин благом для Израиля?


Да, вы скажете, что я сошел с ума. И нет, я отнюдь не всегда считаю Путина "своей чашкой чаю" (с рюмкой водки) – потому что он неоднократно помогал нашим врагам (думаю, по расчету, а не из антиизраильских сантиментов) и потому что права человека в России соблюдаются отнюдь не безукоризненно. Но подумайте вот о чем:

1. Если бы Путин отчаянно не защищал Сирию, пока Обама пытался свалить режим Асада, то сейчас у границы Израиля засели бы тысячи боевиков всемирного джихада, которые мечтают отправиться в рай к своим уродливым гуриям. Асаду же есть что терять, и он следит за тишиной на границе, соблюдая правила игры. По мне, такой враг предпочтительнее.

2. Пока Обама бойкотирует египетского фельдмаршала Ас-Сиси (ведь "Братья-мусульмане" были избраны демократическим путем!), Путин подписывает с Ас-Сиси оружейные контракты и обеспечивает его столь нужной международной легитимностью. Ас-Сиси с наименьшей натяжкой можно назвать "другом Израиля" – он ведет беспрецедентную войну с террористическими группировками на Синае, нанес мощный удар по системе контрабандной доставки оружия в сектор Газа, и, пожалуй, благодаря ему, ХАМАСу приходится худо как никогда.
Лев Солодкин
3. Если речь идет об отношении к евреям, то хуже украинцев нет никого. За погромы, которым они подвергали наш народ, за деятельную помощь нацистам в период Холокоста и за безудержную ненависть к евреям лишь за то, что они евреи, я желаю этой стране никогда не знать покоя и процветания. Вот почему я не вижу никаких проблем в действиях Путина. Я предпочитаю, чтобы тамошние евреи жили под властью Путина, а еще лучше – чтобы сбежали, пока возможно. В конце концов, у евреев есть своя страна.

4. Путин мог бы преподать нам пару уроков на тему отношения к террористам. Намек: в России нет ни "Бецелема", ни "Женщин против оккупации".

5. Сочетание полного незнания местных реалий, нерешительности, непоследовательности и системы ценностей, основанной на сомнительных либеральных иллюзиях, достойных скорее колумниста New York Times, чем лидера державы номер один, – все это обуславливает нынешнюю внешнюю политику США, способную разжечь третью мировую войну. Хорошо, что наихудшему лидеру в современной американской истории противостоит сильный лидер (пусть даже жестокий, чьи интересы не всегда совпадают с израильскими), который сдерживает и ограничивает могущество США.

Ведь нет ничего опаснее неограниченной силы идиотов.

"ИЗБРАННЫЙ НАРОД". НО ЗАЧЕМ?

                                                      Генрих Гейне

"Еврейство - аристократия: единый Бог сотворил мир и правит им: все люди - его дети, но евреи - его любимцы, и их страна - его избранный удел. Он монарх, евреи - его дворяне, и Палестина - экзархат Божий" Генрих Гейне "Личное".

 Выкрест Гейне невольно путает иудаизм с христианством. Это Христос проповедовал любовь. Еврейский Бог далек от страстей человеческих. Он поместил евреев в свою лаборатория, избрав их  для опытов над  человеческим родом. Любимцев не подвергают таким чудовищным испытаниям. Любимцев холят и берегут от напастей, а не делают их ответственными за все грехи рода людского. Атеисты ХХ века обрадовались: "Холокост доказал, что Бога нет". Да многие по сей день думают, что Аушвиц или Бабий Яр - личная трагедия потомков Иакова. Они ошибаются. Холокост - трагедия всего человечества в гораздо большей степени, чем народа Торы.  Это трагедия немцев, поляков, украинцев, латышей, литовцев, англичан, французов... Всех, всех народов, на совести которых хоть один невинно убитый еврей. Род людской не выдержал испытание на человечность. Сатане удалось в очередной раз доказать Творцу, что он совершенно зря заселил Землю потомками Адама и Евы. НО "избранный народ" не мог исчезнуть. Он все еще нужен Всевышнему, чтобы дать роду людскому еще один шанс остаться на  этой прекрасной планете. Он собирает евреев вместе и дает им руки оружие для защиты от происков дьявола. Он движется вперед по пути проб и ошибок. Дай Бог, чтобы очередной эксперимент Создателя не стал очередной ошибкой. Не исключено, что Он отойдет в сторону и скажет Сатане: "Все! Хватит! Делай с этой "человеческой цивилизацией" все, что захочешь".
Гейне-христианин пишет дальше: "Христианство - демократия: единый Бог, который все сотворил и всем управляет, но который всех людей любит равно и все страны равно охраняет. Это уже не национальный, а всемирный Бог".
 Вновь сладкая, красивая, в определенной степени, языческая сказка о добром, любви обильном боженьке. Он, возможно, и был добр в райских кущах к Адаму и Еве. Но о любви к сброшенным на Землю, лишенным бессмертия, приговоренным к тяжкому труду и продолжению рода в муках - говорить не приходится. Это не любовь, это - наказание, но с шансом доказать право на заполнение Земли себе подобными. Зачем? Не знаю и знать не могу. Зачем-то и динозавры были нужны Творцу. 
 Гейне, как и многие интеллектуалы всех времен и народов,  страдал двумя болезнями: иллюзиями социализма и верой в спасительную силу прогресса. Он писал в итоге своих рассуждений о "жестоковыйном народе": "Окончена ли миссия евреев? Я полагаю, она будет окончена, когда придет земной спаситель - индустрия, труд, радость. Земной спаситель прибудет по железной дороге, Михель проложит ему путь, который будет усыпан розами".
 По железной дороге прибыл к людям не спаситель, а составы к душегубкам Аушвица. 

ПУТИНУ ОТ ИРТЕНЬЕВА

Иртеньев:"Товарищ Путин"


 Если верить рейтингу В.В.Путина, 71% населения России с поэтом Иртеньевым не согласны.


Из форума на Эхо Москвы
 

День отошел, 
              как предчувствие смутен,
Солнца луч 
              догорел в окне. Двое в комнате –
              я и Путин.
И кто из нас кто –
              непонятно мне.
За эти годы
              он стал по сути
Моим альтер эго,
              меня не спросясь,
Мое подсознанье
              опутал Путин,
Вступивши с ним
              в преступную связь.
Облик его
              величавый и строгий,
Взгляд внимательный,
              как у врача,
Напомнил мне с детства
               любимые строки
Другого
               Владимир Владимирыча.
И я на стул,
               подстелив газету,
Чтобы обивку
               его сберечь,
Встал,
                и позу приняв поэта,
Начал такими
                словами речь:
"Товарищ Путин,
                 я вам докладываю,
Не по службе,
                 а по душе,
Душе населения,
                 что когда-то вы радовали,
Но если честно,
                 не радуете уже.
Владимир Владимирыч,
                 обращаюсь к вам редко,
Ваше время
                 безмерно ценя,
Но есть такой овощ –
                 горькая редька,
Надеюсь,
                 поняли вы меня.
Товарищ Путин,
                 по фабрикам дымным,
По фермам бесчисленным
                 всех мастей,
Вашим, 
                 когда-то любимым,  именем
Мамаши сегодня 
                 пугают детей.
Товарищ Путин,
                 прошу вас слезно –
Пока работают
                 тормоза…
Товарищ Путин,
                 пока не поздно…"
Я прорыдал
                 и открыл глаза.
…Ночь за окном,
                 черный воздух мутен,
Милая Русь
                 по горло в говне.
Из телевизора
                 пялится Путин…
Бл..дь,
                 лучше помер бы я во сне!

МИРОН АМУСЬЯ ЗА ЕДИНУЮ УКРАИНУ

Miron Amusia

23:36 (6 ч. назад)
Уважаемый Друг!
Я получил письмо из Киева от международной конференции по суперкомпьютерам. Оно требовало прямого ответа, который следует за письмом. Ситуация мне напомнила случай из собственной практики. Я читал лекцию по физике потоку студентов Кораблестроительного института в Ленинграде. В зале было человек 150. В конце я, как обычно, оставил несколько минут на общие вопросы. И вот один из студентов спрашивает: «А правда ли, что академик Сахаров в физике давно ничего не делает?»
В стране шла бесстыдная травля и шельмование А. Д. Сахарова, сосланного в Горький. Не могу сказать, что был этому вопросу рад, поскольку буквально за день-два до того читал в основном физическом журнале Советского Союза ЖЭТФ очередную весьма интересную статью Сахарова. Он писал не очень часто, но интересно. Я решил – врать – постыдно. В Сибирь не сошлют. И ответил: «У академика Сахарова есть с правительством СССР разный подход к ряду политических вопросов. Это к физике отношения не имеет. По своей же специальности он выпускает примерно две статьи в год, что заметно больше, чем в среднем у других членов Академии наук. И статьи эти очень интересные». Никакими неприятностями этот ответ для меня не кончился. Я это к тому, что «не надо люди, бояться», или ориентироваться на стадо осудителй – всяких там деятелей, профессионалов от культуры (а в случае Сахарова – и науки), а в остальном людей, увы, мелочных и несамостоятельных.

Вот письмо, о котором толкую:

From: HPC-UA Conferences [mailto:info@hpc-ua.org
Sent: FridayMarch 14, 2014 9:23 PM
Subject: Обращение коллектива Международной суперкомпьютерной конференции HPC-UA
Importance: High


Уважаемый Мирон Янкелевич!
28 февраля Россия де-факто ввела оккупационные войска на территорию Украины и пытается развязать войну путем провокаций. Совет Федерации РФ поддержал предложение президента Путина о вводе войск в Украину.
Вы, как гражданин России, несете за это ответственность.
Начинается война против 47-миллионного народа Украины. В Украине объявлена всеобщая мобилизация. В военкоматы уже выстроились очереди. Мы, как ученые, применим все свои знания для защиты своей Родины от оккупантов.
В Чечне с населением 1 млн. человек не было регулярной армии, при этом в двух чеченских войнах погибло более 30 тысяч солдат РФ и 100 тысяч мирных жителей. А теперь сравните масштабы своих потерь при войне с Украиной. Вы действительно готовы получить часть нашей территории такой ценой?
С уважением,
Оргкомитет конференции HPC-UA 

Если вы желаете отписаться от данной рассылки, пожалуйста, нажмите на ссылку (http://hpc-ua.org/unsubscribe/?c=tj15cxeczt).
А вот мой ответ:   

Уважаемые господа – участники Международной суперкомпьютерной конференции НРС- UA!
Отвечаю честно и прямо на поставленный вами вопрос «готов ли я получить часть вашей территории, оплатив за это человеческими жизнями?». Нет, не готов. Никакие материальные, а тем более, людские жертвы не оправдают в моих глазах приобретение части территории Украины, к которой, в соответствие с решениями правительств – сначала СССР, а много позднее Украины и России, скреплёнными и международными гарантиями, относится и Крым. Я безоговорочно осуждаю вмешательство российских войск в дела Украины, тем более под абсолютно надуманным предлогом защиты права русских говорить в Крыму и во всей Украине на русском языке. Вообще, величие народа и нации определяется не размером территории, не численности армии, а достижениями в науке, культуре, промышленности, сельском хозяйстве.
Как член Петербургского союза учёных, я, в связи с подготовкой его заявления на тему об Украине, написал на странице этого союза в Фейсбуке: «Считаю, что у сегодняшнего Союза учёных должно хватить мужества занять такую же твёрдую позицию безоговорочного осуждения верховной власти России, которую мы заняли в своё время, осудив действия центральных властей СССР в Вильнюсе и Риге, где они лгали и под сурдинку пытались сохранить своё разваливающееся влияние в Литве и Латвии. Союз учёных занимал активную позицию по Карабаху, Сумгаиту, Баку. Было бы непростительно перед гражданами страны, перед историей нашего союза спасовать перед массовой истерией псевдопатриотов и не осудить ввод российских войск в Крым, да ещё прикрываемый фиговым листком мифической местной самообороны, по сути лишь ставящее под угрозу саму судьбу российских солдат в Крыму, который признан миром и Россией частью Украины».
Какое-то время назад я сформулировал позицию по событиям в Украине и ситуации в России в своей статье «Крутой маршрут» (Куда ведёт траектория Венгрия-1956, Чехословакия-1968, Афганистан-1979, Грузия-2008, Украина-2014) (см. http://club.berkovich-zametki.com/?p=10274&cpage=1) . Были и другие мои комментарии на Фейсбуке.
Как еврей, я отвечал, на основе своей информации, и на обвинения в адрес новых киевских властей в антисемитизме и фашизме. Например, 11.03.14 писал «В статье г-на Кизилова не нашёл никаких доказательств, подтверждающих вину новой власти Украины и Киева в насаждении антисемитизма. Не следует это и из списка членов руководства новой Украины. Уместно предположить, что антисемитские лозунги и выступления, особенно в Симферополе 28 февраля, непосредственно перед появлением "зелёных неопознанных человечков", связаны с подготовкой к перевороту и последовавшему вскоре вводу войск России в Крым. То, что в Украине есть антисемиты - очевидно, как есть они в Москве и Петербурге. Если поминать марши, то ведь русский марш в России тоже не проникнут любовью к евреям. А надпись "Бей жидов" - дело рук, как показало следствие и суд, местных русских хулиганов, видел сам в Бат-Яме (Израиль). С сожалением констатирую, что написанное Кизиловым не удовлетворяет требованиям научной объективности, и не имеет всесторонности, которую уместно ждать от эксперта-профессионала. Автор предстаёт человеком, в лучшем случае, напуганным, в худшем - злоупотребляющим профессиональными регалиями».
Нередко в России говорят, что Украина – несостоявшееся государство, что её ждёт полная дезинтеграция и хаос. Говорят, о невероятной слабости украинской армии. Про армию – не знаю. Вообще, большая сила армии не свидетельство успехов государства, но скорее есть проявление или амбиций или страха перед соседями. Во всём остальном Украину несостоявшимся государством, на базе собственного, пусть и небольшого опыта, не считаю. Уверен, напротив, в хорошем и достойном будущем вашей страны.

С искренним уважением, Мирон Янкелевич Амусья.

ПС. Уместно, мои читатели, если и вы ответите конференции то, что считаете правильным и нужным.

В ЕДИНОМ ПОРЫВЕ ЗА ПУТИНА

ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ В ГУЛАГе

СЕСТРЫ И ПЛЕННИЦЫ



Сестры и пленницы
Как в женский день в ГУЛАГе делили рожениц 
Ярослав ТИМЧЕНКО 
Утро в Соловках. 
Только за годы сталинского безвременья через исправительно-трудовые лагеря прошло более миллиона женщин, причем отнюдь не уголовниц. Жены, сестры и дочери "врагов народа", "пособницы", "шпионки", а в годы войны — "нарушительницы трудовой дисциплины" попадали в молох ГУЛАГа. У них тоже было 8 Марта… Свое и очень страшное. Как-то мне попался тоненький журнал "Воля" за март 1953 года — издание бывших советских политзаключенных, волной войны вынесенных на Запад. Посвящен этот журнал именно 8 Марта, и в нем — коротенькие воспоминания чудом вырвавшихся из лагерей узниц. Одно из них, написанное женой "врага народа" В.Кардэ, мы и предлагаем вашему вниманию.
ЭЛЬГЕНОВСКИЙ ДЕТКОМБИНАТ
Не помню, случилось ли это как раз 8 марта или в другой день. Во всяком случае это было весной 1944 года. Вспомнилось это особенно ярко нынче, когда по всему Советскому Союзу шли приготовления к Международному женскому дню, когда много говорилось о правах женщины вообще и правах матери в особенности. Когда слова об "освобожденной женщине" не сходили со столбцов советских газет.
Мы находились вдали от мест сражений. До нас не доходил ни гром орудий, бьющих по немцам, ни грохот салютов, от которых в те дни дрожала столица и "города-герои". Мы были заключенными в таежном штрафном лагере далекой Колымы. Многие из нас сидели еще до войны, многие приехали в последнем году.
В штрафном лагере мы находились потому, что, несмотря на все запреты и изоляции, остались, вопреки ожиданию, живыми, молодыми, страстно любящими жизнь женщинами, и поэтому, к неудовольствию лагерного начальства, ставшими матерями.
"Я не могу понять, — крикнула одна из нас, когда в штрафной лагерь однажды приехало начальство из центра, — я не могу понять, почему рожать детей — это преступление в советском государстве? Когда тысячи гибнут на фронте!"
Однако убедить чекистов было трудно, и никто нас за наших детей не благодарил. Нас даже не считали матерями. Называли просто "мамками". Мы и были просто мамками, кормилицами наших детей, которых отнимали у нас сразу после родов и отдавали в специально для этого построенный "деткомбинат", тут же, в глухой тайге, в местности Эльген.
Дика, нечеловечна была наша жизнь. Пять раз в день нас под конвоем гнали кормить. В "кормилку" нам выносили наших малышек, и когда ребенок насыщался, отнимали опять. Жадно мы старались разглядеть свое дитя, и боялись распеленать, чтобы оно не замерзло. Мы набрасывались на нянь и бранились между собой, стараясь получить своего ребенка раньше других, чтобы подольше подержать его на руках.
Молоко у нас быстро пропадало, и мы дрожали, чтобы врач не заметил этого, потому что, когда оставалось только две кормежки в день, нас могли уже угнать в другой лагерь, и тогда мы теряли ребенка совсем.
Предстоящая победа над Германией, успешное продвижение наших войск или громадные потери — не знаю, что было непосредственной причиной, но весной 1944 года по Советскому Союзу была объявлена амнистия для заключенных матерей. Весь Эльген взволновался — заря свободы блеснула над этим проклятым местом. Надежда, потерянная всеми загнанными сюда, пробудилась снова.
"Невозможно делить и здесь на 58-ю и на "бытовую" стать". Ведь ребята-то у нас одинаковые! Такие же невинные крошки и те, и другие".
Но нет равенства в коммунистическом государстве, и нет равенства перед тем, что в СССР именуется законом. Амнистии тут никогда еще не касались так называемых 58-х — политических. Из примерно 250 детей Эльгеновского деткомбината "домой", к освобожденным матерям, было отпущено только около 40, исключительно детей "бытовичек". Вот об этих детях и об их матерях мне и хотелось бы рассказать сегодня — в день "освобожденной советской матери".

"МАМКИ-УКАЗНИЦЫ"
Большинство освобожденных нынче "мамок" приехало на Колыму уже во время войны. Это был молодняк "военного набора" заключенных, как у нас говорилось, так называемые "указницы", попавшие в лагерь за нарушение рабочей дисциплины. Иными словами, это были осужденные на пять и больше лет девушки и женщины, провинившиеся иногда только тем, что опоздали на работу, что задержались в деревне.
"Я поехала маму навестить, нас по мобилизации отправили Сталинград отстраивать, — рассказывала Аня. — А мама как меня увидела, так и заплакала: "Деточка ты моя родная, да на кого ты похожа стала, останься денек!" Не было силы уйти, так хорошо у мамы — а там, в Сталинграде, бараки, грязно, холодно. Я и осталась — не на один день, а на целых три. В колхозе кто-то заметил и донес, конечно. Вот меня и посадили".
Легко было засудить 17-летнюю Аню. Легко было послать эшелоном во Владивосток и дальше, на Колыму. Повезли среди урок и блатных, опозоренную и изгнанную из общества своих подруг. Кто виноват в том, что она научилась ругаться, что у нее не оказалось достаточно внутреннего сопротивления тому, что ожидало голодных и несчастных девушек на Колыме? Кто виноват, что Аня пошла по рукам преступников, что сломленную девушку научили воровать и продаваться? Кто вернет ей украденную коммунизмом жизнь? Кто ответит за это преступление?
Но не всех "указниц" постигла судьба маленькой Ани. Многие нашли и в лагере (еще не в тайге, а в городе, на сравнительно легких работах) хороших людей. Они с жадностью цеплялись за возможность хоть какого-нибудь счастья. Шли на риск, на глазах вахтеров бежали через проволоку к возлюбленному и, в конце концов, становились окончательно "преступницами", попав в штрафной лагерь, как только обнаруживалось, что они беременны.
Всеобщая радость предстоящего освобождения отравлялась другим вопросом. Что случится с матерями и младенцами? Куда пойдут беременные, которых так внезапно выкинет лагерь?
В Эльгене — крохотном поселке на берегу реки Тоскан — не было ни одной постройки, где могли бы приютиться женщины, оказавшиеся вдруг на улице, ни одного места, где бы они могли работать. Все делалось заключенными, и никому не было выгодно брать на работу освобожденную, да еще беременную или с детьми. "Великодушный" жест правительства фактически оставил этих молодых женщин и их детей на произвол судьбы. Начальники, однако, не беспокоились. Может быть, они догадывались или знали, что произойдет на следующий день? А произошло вот что…

НА НИХ "ЖЕНИЛИСЬ", ПОЧТИ НЕ ГЛЯДЯ
Утром этого весеннего дня у лагерной вахты при воротах собрались "мамки" с узелочками и деревянными чемоданами. Многим из них трудно было стоять из-за беременности. Другие с нетерпением спрашивали, когда их, наконец, пустят хоть посмотреть на детей — они ведь теперь вольные!
- Посмотреть мало! — возражали лагерные "придурки". — Взять надо будет сейчас же. — А барахло есть? Во что заворачивать-то будете?
- Сейчас же? — в ужасе переспрашивали женщины. — Куда же?
- Как куда? — следовал грубый ответ. — Известно куда! К мужьям! Вот они уже ждут не дождутся!
И действительно, "они" уже ждали. Неизвестно, каким путем узнали на дальних и близких золотых приисках в окружности Эльгена, что сегодня будут освобождать женщин. В суровом и свирепом крае, где женщин почти нет, этого известия было достаточно. К воротам нашего лагеря прибыли грузовиками "женихи".
Их не отталкивало то обстоятельство, что освобождавшиеся женщины являлись матерями грудных детей, что у них где-то были мужья или возлюбленные. Истосковавшихся по семейной жизни таежников не смутило то обстоятельство, что женщина, которую они приведут в свой барак, беременна от другого и скоро должна родить. Их до того замучило угрюмое, неприкаянное существование в тайге, что они шли на все…
Не минуло и получаса с того момента, как для "мамок" открылись ворота, а все они уже были на пути к ЗАГСу. На них женились, почти не глядя.
Когда я слышу восхваления достоинства и свободы женщины в Советском Союзе, когда мне говорят о том, какой она стала хозяйкой своей жизни в коммунистической стране, мне вспоминается этот большой торг под воротами Эльгеновского женского лагеря.
Вспоминается еще и Полина. Она работала у нас в прачечной деткомбината. Хорошая, чистая женщина. Ее арестовали ровно год назад, сразу после того, как ее жених ушел на фронт. Они не успели обвенчаться, но фактически уже были мужем и женой. Когда ее взяли, Полина не знала, что была беременна. Но когда это выяснилось, она с гордостью приняла беременность, а вместе с ней — и приговор "за нарушение трудовой дисциплины".
Узнав об амнистии, Полина на коленях умоляла устроить так, чтобы ее пока оставили работать вольнонаемной в прачечной. Хоть на пару недель, она устроится потом, лишь бы не пришлось выходить насильно замуж за первого встречного. "Я Мишу люблю, — говорила она. — Он — отец моего ребенка. Вернется с войны, вместе жить будем!" Хорошие слова. К тому же, она была и работница хорошая. Нам удалось уговорить заведующего. Оставили Полину в прачечной.
Проработала она ровно 10 дней, пока о ней не дозналось начальство повыше. Полину выгнали. "Вольняшек нам держать невыгодно, дорого и вообще ни к чему. Да и не все ли равно, с кем она жить будет?"…
Ушла Полина с мальчиком на руках. Ушла ровной прямой походкой. Не далеко ей было идти. Колька, бывший рецидивист, пекарь, давно просил ее женой стать. Вот и стала она его женой — "указница", невеста героя, может быть.
Советская власть "наказывала и прощала"! Но кто ей простит?
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..