пятница, 2 июня 2017 г.

АРОМАТНАЯ СМЕСЬ УСПЕХА


02.06.2017 09:55 Автор: Гай Бехор Фото:предоставлено автором 

Ароматная смесь успеха: о десяти грандиозных переменах

Бальзам, гвоздика, лаванда, галбан, ладан, мирра, шафран, мускатный орех и ароматный тростник.… Что за тайная смесь ароматов закрутила в Израиле все эти грандиозные перемены, развертывающиеся прямо на наших глазах? Праздничное эссе с корицей, гордостью и маленьким сюрпризом на донышке…
Весеннее цветение. В эти дни весны цветы и пряные травы наполняют мир опьяняющим благоуханием. С давних времен люди учились использовать чарующие запахи природы. Сегодня мировая парфюмерная промышленность, бюджет которой ежегодно достигает почти 10 миллиардов долларов, собирает букеты ароматов из природных и искусственных ингредиентов, масел и разнообразных добавок. Но в древности люди извлекали и составляли благовония только из природных материалов, которые умели добывать из растений, а иногда из животных.


Самые древние свидетельства применения благовоний обнаружены в долине рек Инд. Там жители использовали жидкие благовония в емкостях из обожженной глины уже в третьем тысячелетии до нашей эры. Более продвинутые парфюмерные технологии тысячу лет спустя применяли месопотамские культуры. А уже в седьмом веке до нашей эры древние греки активно использовали благовония в самых разных целях: наслаждение, исцеление, привлечение противоположного пола и даже избавление от дурных мыслей.
В первом веке нашей эры в один только Рим, чтобы удовлетворить запросы жителей этого города, ежегодно свозили 2800 тонн ладана и 550 тонн мирры. Высоко ценились они и у нас, и, соответственно, у христиан (как важные ингредиенты фимиама).
Благовония стали неотъемлемой частью повседневной жизни. В еврейской традиции им придавался религиозный и даже мистический смысл. Так в Книге Исхода (Шмот), в 30-й главе упоминается елей для помазания великих коэнов, царей и новой храмовой утвари. Там же рассказывается о приготовлении фимиама, который дважды в день коэны воскуряли на золотом храмовом жертвеннике в благодарность Творцу за прошлое и настоящее, а также, разумеется, как просьбу о будущем. Благоуханный аромат связывал людей и Создателя, становясь своего рода мостом между землей и небом.
…возьми себе благовоний лучших: чистой мирры пятьсот, и благовонной корицы, половина ее – двести пятьдесят, и ароматного тростника двести пятьдесят. И кассии пятьсот по священному шекелю, и масла оливкового ин. И сделай его елеем священного помазания, состава смешанного, работы мирровара
...возьми себе пряностей: бальзама, и ониха, и галбана, пряностей и чистого ладана, поровну будет. И сделай это фимиамом... 
(Шмот, 30:23-25, 34-35)
Из каких же составов готовили сокровенный, священный елей и не менее таинственный фимиам? Что это были за растения, чьи терпкие смолы возвещали народу Израиля о наступлении счастливых и добрых времен под покровительством небес? Вот он, список благовоний, которых мы, как встарь, вновь желаем вернувшемуся в свою страну народу Израиля, на 70-м году возвращенной независимости, в год 3069 нашего суверенитета:
1. Бальзам (צרי) – самое престижное из благовоний в библейские времена, бальзам или апарсемон, которое получали из плодов одноименного дерева, и было оно очень дорогим.
Не мы были зачинщиками крушения арабского мира вокруг нас. Не мы поддерживали этот процесс. Мы вообще не вмешивались в него. Но именно мы стали бенефициарами колоссальных стратегических дивидендов, которых никогда еще не было в нашей политической истории. Тот, кто считался сильным, обнаружил слабость, а тот, кто казался слабым, то есть мы, оказался силен. Громадные армии вокруг нас рухнули подобно карточным домикам, перестав существовать. А те, что остались, намертво увязли во внутренних войнах, вечных религиозно-этнических раздорах, конца которым нет, как нет и силы, способной их остановить, в тотальных войнах, ведущихся по законам средневековой жестокости, в которых нет и не может быть победителей. И пока одни наши вчерашние заклятые враги, сцепившись в бешеной схватке, рвут друг друга на части, другие с ужасом ожидают своей очереди провалиться вслед за ними в безумное жерло огненной воронки.
Раньше, когда говорили о Ближнем Востоке, имели в виду "конфликт между Израилем и арабами", затем "конфликт между Израилем и палестинскими арабами", теперь же подразумевают исключительно "мусульмано-мусульманский конфликт". Вот уже несколько лет мы начисто пропали с экранов международных новостей. Те же, кто продолжает твердить, будто мы – корень всех проблем, окончательно превратили себя во всеобщее посмешище.
И чем безвозвратнее крушение других, тем прочнее становится наше положение.Положение тех, кто не только остается устойчивым, но и начинает формировать происходящую ситуацию. "Арабский мир" же оказался проходящим историческим недоразумением, провалившимся в бесконечную бездну.
Бальзам в мистическом фимиаме указывает нам теперь использовать сложившееся стратегическое преимущество. Оно дорого стоит в мире современной парфюмерии – это стабильность, сила, влияние и деньги.
2. Гвоздика (ציפורן) – это пряность из высушенных цветов тропического дерева, и ее сущность – потенциал.
Невероятное, революционное изменение произошло в Белом доме. И это в дополнение к огромной, почти духовно-религиозной поддержке Израиля в обеих палатах Конгресса, в Верховном суде США, его обновленном теперь составе. И это не случайное, одноразовое событие. Стомиллионная сила американских евангелистов продолжает набирать мощь, обеспечивая будущую поддержку Израилю в Вашингтоне. На тамошних евреев стало теперь трудно положиться, к тому же они постепенно исчезают, и демографически, и культурно, да и с точки зрения религии тоже. Но нам это уже не помеха.
Пришло время подумать об осуществлении самых смелых и революционных проектов, продвинуть их, заручившись помощью новой американской администрации. Что бы там ни несли наши противники, в том числе и в самом Израиле, все теперь возможно, если взяться за дело с умом. И ничего еще не поздно и не потеряно. Не надо бояться, вот оно наступило, наше время для упорной работы, строительства и развития. И не стоит терять ни минуты, ни капли этого чудесного аромата нового времени. После восьми черных и злых лет.
Это время для строительства в Иерусалиме - такого, какого не было с 70-х годов. Это время для необратимых перемен в нашу пользу. Президент Трамп – колоссальное достояние для народа Израиля. Но достояние нужно уметь использовать. Иначе оно так и останется лишь потенциалом…
3. Лаванда (שיבולת נרד) – хорошо всем известное растение. Его и сегодня используют в парфюмерии, оно намекает на независимость.
Мы – двойные бенефициары тех революционных изменений, которые происходят сейчас в мировой энергетической сфере. С одной стороны, цены на нефтепродукты снижаются (стоимость нефти опустилась до 50 долларов за баррель). С другой, все эти нефтедолларовые бонзы со свистом и ужасом лишаются своей силы, а ведь она и была единственным двигателем арабского регионального развития.
И наша собственная газовая революция наконец освободилась от бюрократических пут, от цепей, накинутых на нее левым лагерем и Верховным судом, опасавшимися и не желавшими, чтобы Израиль становился сильнее и независимее. И вот арабы лишаются независимости, а мы обретаем ее.
Для Израиля это означает энергетическую независимость примерно через три года и на десятилетия вперед. Прибыли от газового экспорта начнут поступать в государственную казну с 2020 года. Речь идет о полутриллионе шекелей в течение тридцати лет. Это огромные суммы, и мы уже начинаем их ощущать. Они поднимут страну на новый уровень, позволят принять еще сотни тысяч репатриантов, помогут обеспечить расширение территории страны за счет Средиземного моря. Удивительно, что мы были до сих пор единственной в мире страной, которая сама себе мешала использовать свой энергетический потенциал, позволяющий превратиться в одну из ведущих в этой сфере стран мира.
А это, по ходу дела, еще и связи с европейскими странами – Грецией, Кипром, Италией, через которые мы параллельно с Турцией направим свой газ дальше в Европу. Эти связи радикально изменят всю политическую карту. Они превратят нас из тех, кого Евросоюз поддерживает, в тех, кто поддерживает его (если он, конечно, еще будет существовать). Из тех, кому угрожают, в того, кто сам может пригрозить. 

4. Галбан (חלבנה) – это благовоние получали из дерева, растущего на Кипре. При этом, как отмечали комментаторы, его запах был резким и неприятным. Однако и у этого благовония нашлось свое место в совокупном букете ароматов фимиама, точно так же, как есть свое место в народе Израиля и у грешников. Оно возвещает нам об исправлении.
Речь о революционных изменениях в нашей промышленной сфере, самой главной грешнице в нашей истории, которой теперь предоставляется возможность встать на путь исправления.
С момента своего создания еще ни разу не испытывал Израиль такого всеобъемлющего революционного развития в транспортной сфере: морские порты, новый международный аэропорт, широк??е трассы, железные дороги, метро, городской пассажирский транспорт. С 2011 года не менее 100 миллиардов шекелей вложено в эти инфраструктуры. И это еще не считая морских портов, строительство которых стремительно продвигается и превратит Израиль в региональный и международный транспортно-торговый узел. И у правительства есть планы инвестировать такую же сумму и в течение следующих пяти лет.
Нет в Израиле водителя, который бы не заметил колоссального развития дорог в стране. Хотя по-прежнему есть еще много того, что нужно было бы сделать после десятилетий пренебрежения к этой сфере.
Строительство - в одном только Иерусалиме следует построить десятки тысяч единиц жилья. Прежде всего, в восточной части города. И в Америке нас поддержат. Темпы строительства возросли, но все еще недостаточно по сравнению с могучим естественным приростом населения – почти 2% в год. И, что самое важное, этот рост, достигнут в первую очередь за счет еврейской демографии.
Надо надеяться, что в страну прибудут тысячи строительных рабочих из Китая и помогут решить проблему. Впрочем, важно заметить, что строительство ведется и сейчас. Только в одном Харише государство вложило в строительство около миллиарда шекелей, чтобы довести число жителей там до 100 тысяч. Буквально в каждом городе строятся тысячи единиц жилья. Это происходят прямо у нас на глазах, причем с учетом экологических и эстетических аспектов. Больше страны, больше Израиля.
Революционные перемены происходят и в арабском секторе – арабские города, которые до сих пор были городами лишь на бумаге, на деле же оставались разбухшими деревнями, начинают действительно превращаться в города. Все больше арабских населенных пунктов начинает строиться вверх, в высоту. И это колоссальная трансформация арабского общества – социальная и экономическая.
Громадная перемена произошла и в водной сфере – Израиль перестал зависеть от погоды и климатических перемен. Другие страны региона разваливаются из-за проблем с нехваткой воды (именно с этого, по сути, и началась сирийская передряга). У нас же воды вдоволь. Мы ее экспортируем. Впервые Израиль стал закачивать воду в Кинерет, а не брать ее оттуда. Теперь уровень воды в нашем озере больше не определяет настроение в обществе, наоборот.
5. Ладан (לבונה) – получают из смол душистого Ладанного дерева. Это благовоние отражает расцвет.
В результате всех вышеперечисленных процессов (а они, следует учесть, продолжаются и усиливаются) наш ВВП взлетел. А за ним стал подниматься и уровень жизни, достигнув невиданного прежде. Строятся тысячи гостиничных номеров и апартаментов. Израиль становится все более привлекательной целью для миллионов туристов. И доходы в этой сфере растут. Каждый месяц оказывается пиковым в сравнении с предыдущими месяцами в плане количества въезжающих в страну туристов.
Мы наконец, научились работать в этой области. В отличие от того, как это было прежде, мы стали рекламировать себя именно в периоды кризиса в области безопасности. Государству необходимо субсидировать авиалинии, поскольку в итоге это окупается. В ближайшие месяцы начнет работать второй израильский международный аэропорт в Тимне, к северу от Эйлата, принося всему региону совершенно новую жизнь.
И вот уже наш рейтинг стабильно остается на уровне А+, поднявшись от ВВВ-, с которого мы начинали, когда в 1988 году компания S&P стала оценивать Израиль. Наша экономика бурлит, темпы производства оцениваются на этот год в 4-5%, налоговые сборы впервые в истории достигли 300 миллиардов шекелей. Высокие налоги, да, но они ясно отражают степень экономической активности.
И, что особенно важно, в последние годы социальное неравенство в израильском обществе снижается, а вовсе не растет, как лгут некоторые завистники.

И подарила она царю сто двадцать талантов золота, и очень много благовоний, и драгоценные камни; никогда еще не прибывало (в страну) такое множество благовоний, какое подарила царица Шевы царю Шломо. (Первая книга царей, 10:10)[/b]
На 70-й год своего существования страна преуспевает и процветает, подобно благоуханному цветку. Так как же получаются елей и фимиам? Гармоничным сочетанием всех составляющих – точно так, как в этом концерте Бетховена согласуются, переплетаясь между собой, звуки фортепиано и оркестра.
Человеческое обоняние – могучая сила. Она способна возрождать воспоминания, возбуждать ощущения, менять настроение, влиять на наши душевные порывы и действия. Благовония стали активным инструментом влияния на наши чувства. Недаром считали наши мудрецы, что благовония услаждают именно душу, а не тело. И потому благовония символизируют перемену, трансформацию.
Перед вами торжественный музыкальный отрывок из концерта для фортепиано с оркестром № 5 Бетховена. Можно ли передать запахи через музыку? Да еще и по интернету? Попробуйте ощутить их в музыке гениального композитора. Вот пряный запах корицы, от которого перехватывает дыхание. А вслед за ним вздымается, клубится вверх аромат ладана, щекочет нос ароматный тростник.… Почувствуйте, как все внутри вас меняется. Таинственные ароматы благовоний ведут к переменам. Или, может быть, наоборот, перемены создают аромат? Об этом – в самом конце эссе.
6. Мирра (מור) – ее получают из смолы миррового дерева, наши предки особенно любили это благовоние, оно символизирует расширение.
Демографическая революция. После десятилетий запугивания и сеяния ужасов, в 2015 году было достигнуто равенство между рождаемостью в еврейском и арабском обществе: 3,15 ребенка на мать. При этом еврейские показатели продолжают расти, а мусульманские снижаться. Более того, речь идет о росте рождаемости в сионисткой части израильского общества. И это еще вместе с продолжающейся репатриацией – 25-30 тысяч человек в год. А то, что в Израиле есть так много молодежи, ведет, в свою очередь, к экономическому росту. И безработица у нас опустилась на рекордно низкий уровень.
Мощные изменения коснулись и ультраортодоксальной части населения. В начале нулевых количество работающих мужчин в этом секторе не превышало 30%, но в 2015 году оно уже достигло 56%. Другими словами, более половины мужчин-ультраортодоксов уже работает, и страна это уже чувствует.
Аналогичный процесс происходит и с женщинами в арабском секторе. От 12% работающих в 1990 году к 32% в 2015-м. И показатель п??одолжает расти. И это явление тоже явно ощущается в растущей экономике страны.
Количество евреев в Израиле (включая репатриантов из СССР и постсоветского пространства, не считающихся евреями по Галахе, но, безусловно, являющихся частью нации и постепенно ассимилирующихся внутри еврейского народа) достигло почти 7 миллионов, количество же жителей Израиле приближается к 9 миллионам. Каждые шесть с половиной лет в Израиле прибавляется по миллиону новых жителей.
И, по отношению к своим размерам, мы первые в мире по количеству принимаемых новых граждан. За более чем шесть десятилетий существования репатриация в Израиль составила 350% от всего населения страны.
Нам тесно? Лишь 17% площади страны заселено. У нас много ДТП? И это тоже очередной миф. Мы на шестом месте в мире по количеству погибающих на дорогах в отношении к размерам населения… с конца, с конца на шестом.
7. Шафран (כרכום) – хорошо известная и очень дорогостоящая пряность, получаемая из высушенных рылец цветков растения шафран, она отражает уверенность в себе.
Революция в сфере безопасности. С тех пор как страна декларировала свою независимость, мы создали армию и систему безопасности столь организованную, разветвленную и технологически продвинутую, что когда Ближний Восток рухнул, а угрозы обрушились практически на все страны мира, мы оказались самыми подготовленными. С армией, занимающей 11-е место в рейтинге мировых вооруженных сил (несмотря на все придирки), с ВВС, считающимся лучшим среди всех стран, включая и США.
Выходит, наш конфликт с арабами был бонусом. Именно он подготовил нас к моменту, когда регион рухнул в бездну. Наш народ создал армию, а армия сформировала народ. Плавильный котел работает в Армии обороны Израиля по-прежнему эффективно, обеспечивая путь к продвижению для боле слабых социальных слоев – жителей периферии и репатриантов.
Как ни парадоксально это звучит, но арабская угроза, как выяснилось, была едва ли не самым важным подарком нашему народу. Так мы сформировали народ, объединились вместе и даже разбогатели. Ведь наши военные технологии продаются теперь по всему миру. В 2016-м году оборонный экспорт составил шесть с половиной миллиардов долларов с ростом продаж на всех континентах. И это еще притом, что арабский рынок для нас закрыт. И, что бы там ни говорили враги, наш военный экспорт в Европу непрерывно растет, достигнув 1,8 миллиардов долларов в 2016 году. В Африку же он увеличился на 70%, достигнув 275 миллионов долларов и неограниченного потенциала.
Одним словом, бесконечные арабские атаки обогатили нас, попутно обеспечив жителей страны такой защитой, какой нет больше ни в одной стране мира. Со всеми этими "Железными куполами", "Пращами Давида" и "Стрелами" - всеми этими невероятными системами, которые уже работают. Наши враги знают, что Израиль способен уничтожить их, а они его - нет. Это ли не фимиам над нашими головами, укрывающий нас от зла.
8. Мускатный орех (קושט) – символ инноваций.
И революция в информационных технологиях достигла в Израиле пика. В 2016 году в сферу высоких технологий в стране было инвестировано через мировые биржи (в том числе Нью-Йорка и Лондона) 4.8 миллиарда долларов – больше, чем когда либо. А суммарный венчурный капитал достиг 1,6 миллиарда долларов – тоже максимум за последнее десятилетие.
И как забыть тут о сделке этого года – компании Mobileye, разработчике средств компьютерного зрения для самоуправляемых автомобилей, проданной корпорации Intel за невероятную сумму – 15 миллиардов долларов, с налогами, отправившимися в государственную казну.
Согласно агентству Блумберга, в 2017 году по соотношению количества исследователей и ученых ко всему населению Израиль оказался на первом месте в мире, на втором по инвестициям в исследования и разработки, на третьем по концентрации высокотехнологических предприятий.
Ни дня не проходит в стране без очередной сделки в этой сфере. Количество стартапов исчисляется тысячами. И они невероятно эффективны. Нигде в мире не удается повторить подобный успех, нет больше нигде такого драйва. Профессор Амнон Шаашуа не успел еще завершить сделку по продаже Mobileye, как уже занялся своим новым стартапом – OrCam, разрабатывающим зрительный аппарат для людей с ослабленным зрением. По апрельским оценкам агентства Блумберга, Израиль в 2016 году занял первое место в мире в списке "устойчивых и уверенных" экономик.
Ни дня не проходит без того, чтобы в Израиль не прибывали очередные инвесторы. Они ищут для себя выгоду и находят ее у нас в изобилии. В результате, равно как и вследствие краха нефтедолларов, за Израилем теперь ухаживают и Китай, и Япония, и Индия, и Корея, а также еще десятки африканских и других стран, раньше не смевших, да и не желавших особо приближаться к нам. Так мы обнаружили себя и на вершине своих дипломатических и международных связей.
Теперь в мире нас воспринимают в качестве столь необходимого и недостающего им фактора инноваций. И все хотят этой нашей мускатной пряности.


Благовонный мирт, аромат прогресса. Тель-Авив превращается в настоящую метрополию. И даже живущие там люди, перестают его узнавать – каждый день новый небоскреб, новая развязка, новое усовершенствование. Но и этого недостаточно! Нам еще так много предстоит наверстать после двух тысяч лет отсутствия дома. 

9. Благовонный тростник (קנה בושם) – не исключено, что это та самая конопля (она же марихуана), о которой мы так часто теперь слышим в новостях. Его использовали для изготовления храмового елея и это – символ духовности.
Невероятно развитие духовной жизни в стране. Никогда у нас еще не было такого количества музеев, вообще стольких событий в культуре и в искусстве как теперь. А в этом году должны открыться еще несколько интереснейших музеев, например: Национальный археологический кампус в Иерусалиме, который представит около миллиона исторических экспонатов, найденных в стране, Центр человеческого достоинства с одним из самых захватывающих видов, какие только открываются в Иерусалиме, Музей природы Тель-авивского университета, похожий на Ноев ковчег. А сколько людей, одновременно изучает сегодня и еврейскую традицию.
Культурная жизнь в Тель-Авиве, а в последнее время и в Иерусалиме, начинает приближаться к той, что характеризует любые другие большие города мира. В Тель-Авиве процветает тв??рчество, развивается необыкновенная кулинария, строятся новые красивые гостиницы. Тот, кто не был в Израиле несколько последних лет, будет потрясен всеми изменениями к лучшему, что произошли за это время. И все это на фоне одного из высочайших уровней демократии в Западном мире. Мы научились сочетать высокий уровень безопасности с обеспечением личных свобод.
Но еврейскому, сионистскому, израильскому искусству еще предстоит развиваться. И мир ждет этого. Хватит представлять нас исключительно как часть набившего всем оскомину "конфликта". Сочетание библейского неба и трех тысяч лет истории способно на гораздо, гораздо большее.
10. Корица (קינמון) – пряность, которую получают из коры коричного дерева. В нашем народе она популярна и сегодня. Сладость ее символизирует счастье и отличный десерт.
И вот впервые мы ощутили, что по-настоящему стали страной. Мы больше не идея, не утопия, не бурные речи на конференции, не попытка, не доказательство концепции. Мы страна, крепко и устойчиво стоящая в своем регионе, сильная, хорошо известная, с количеством населения, приближающимся к двузначному числу – иными словами, с хорошей покупательской способностью, с отличной экономикой, с мощным стремлением к успеху, вовсе не слабеющим с годами, с бесконечным оптимизмом. Продолжительность жизни в Израиле продолжает расти и в среднем уже превысила 82 года, став выше, чем в США, Британии и Германии. И даже у арабских жителей Израиля продолжительность жизни больше, чем в США.
В рейтинге счастья мы заняли одиннадцатое место из двухсот, опередив все тех же США, Британию и Германию.
Мы стали страной с бесконечным количеством возможностей для успеха. Страной, где нет преград для фантазии и желания преуспеть. Мы заняли место того самого "золотого края", каким раньше были США. С трехтысячелетним прошлым за спиной, с настоящим, вызывающим изумление каждый день заново, и с сияющим будущим.
А что же там с елеем и фимиамом?
Вот отрывок из книги Михаэля Иш-Шалома "Паломничества христиан в Эрец-Исраэль":
"На протяжении сотен лет у иерусалимских евреев сохранялась традиция, о которой насмешливо отзывался британский консул Джеймс Фин в 50-х годах XIX столетия: когда в Стамбуле умирал султан, иерусалимские евреи получали большие ключи от городских ворот. По словам Фина, они смазывали их "таинственной" смесью из масла и благовоний, молились, а затем возвращали обратно. Туркам это не мешало, наоборот, евреи даже платили им немалую сумму за то, чтобы получить ключи. Так что это было устойчивой традицией".
(Михаэль Иш-Шалом, "Паломничества христиан в Эрец-Исраэль", с. 634)
Как же смешила Фина эта нелепая традиция. Неужто эти раввины действительно думали, что они со своей смесью масла и благовоний когда-нибудь сумеют получить власть над Иерусалимом и его воротами? Неужто и впрямь считали, что их пророчества когда-нибудь сбудутся?
Но именно так в конце концов все и вышло.

СУПРУГИ ЛИБЕРМАНЫ И ИОСИФ БРОДСКИЙ


 
http://i.li.ru/ReActive/i/service/subs/body-tr.png
 
 
 
Впервые о знакомстве и дружбе Либерманов с Бродским я узнала из книги Льва Лосева, вышедшей в серии ЖЗЛ. На обложке размещено фото Бродского за два года до смерти, сделанное в Венеции и виды двух любимых «водных» городов поэта – Петербурга и Венеции.

1 (300x428, 105Kb)

Автор - Лев Владимирович Лосев (наст. фамилия Лифшиц; 15 июня 1937, Ленинград — 6 мая 2009, Гановер, Нью-Гэмпшир, США) — известный русский поэт, литературовед, эссеист, сын писателя Владимира Александровича Лифшица. И, пожалуй, что важно для данного повествования – один из лучших друзей Бродского. К сожалению, уже покинувший наш мир.

2 Бродский и Лев Лосев в Стокгольме. 1987 г. Из архива автора. (700x584, 157Kb)

Бродский и Лев Лосев в Стокгольме. 1987 год. Из архива Л. Лосева
 
[more= Далее...]
Невольно обратила внимание на одну из фраз автора: «С самого начала большое участие в судьбе Бродского приняла чета Либерманов». Отголоски об этой супружеской паре доходили до моего слуха и ранее, но представление оказалось размытым.

3 Alexander-and-his-wife-Tatiana-1943 (500x457, 179Kb)

Александр и Татьяна Либерман. 1943 год

Предоставляю слово Льву Лосеву, знавшему истинные отношения между этими людьми вернее личностями.

Алекс Либерман (1912–1999) был увезен из России в детстве вскоре после революции. В этом человеке дарования сочетались необычно. Оказавшись после Второй мировой войны в Нью-Йорке, он, начав с нуля, стал главным редактором и менеджером издательского концерна «Конде-Наст», издающего популярный глянцевый журнал «Вог» (отсюда и неожиданное участие Бродского в этом журнале). В то же время он был талантливым художником, скульптором и фотографом, одним из ведущих представителей так называемой «нью-йоркской школы». Его работы приобретались крупнейшими музеями – Метрополитен и Гуггенхеймовским в Нью-Йорке, галереей Тейт в Лондоне.

Татьяна Либерман (урожденная Яковлева; 1906–1991) известна в истории русской литературы как «последняя любовь Маяковского». Первая русская красавица Парижа двадцатых годов, она знала по собственному опыту, что такое эмигрантская бедность и труд. В своем нью-йоркском доме и коннектикутском имении Либерманы привечали новых эмигрантов. Бродского они искренне полюбили, восхищались его дарованием. Как рассказывал мне Виктор Ерофеев, Татьяна Либерман, когда он ее интервьюировал, обронила: «Я знала за свою жизнь только двух настоящих гениев». Знала она, в Париже и в Нью-Йорке, едва ли не всех выдающихся писателей и художников. Но она сказала: «Пикассо... – и, когда интервьюер ждал услышать имя Маяковского, закончила: – ...и Бродский». Эта иерархия, конечно, личное дело Татьяны Либерман, но она объясняет отношение к Бродскому не только в этом доме, но и в литературно-художественном Нью-Йорке, средоточием которого был салон Либерманов». (1)

Об этой чете интересно и более подробно рассказала Людмила Штерн в книге «Бродский: Ося, Иосиф, Joseph», которая благодаря дружбе с Бродским стала частым гостем четы Либерманов.

Lyudmila_Shtern__Brodskij_Osya_Iosif_Joseph (404x594, 157Kb)

Она – непосредственный очевидец их жизни, их отношений между собой. На мой взгляд, эта пара заслуживает более пристального внимания и памяти, поэтому привожу главу из ее книги в незначительном сокращении. Однако допускаю при этом некую вольность путем вставки в текст ряда фотографий. Часть информации совпадает с данными, приведенными Львом Лосевым, но при этом отличается личным видением и мнением Людмилы Штерн. Можно сказать, что повторения предстают в развернутом виде.

4 Алекс Либерман, Людмила Штерн, Геннадий Шмаков и Татьяна Либерман-Яковл... (700x515, 182Kb)

Алекс Либерман, Людмила Штерн, Геннадий Шмаков и Татьяна Либерман-Яковлева

Оба русские по происхождению, Александр и Татьяна Либерман принадлежали к безвозвратно уходящему в прошлое классу старой русской интеллигенции, «последних из могикан».

Благодаря революции, Гражданской войне и установлению в России советской власти судьба, проделав фантастические виражи, вознесла их на «Монблан» артистического Нью-Йорка, в жизни которого они играли весьма существенную роль.

Алекс в течение почти полувека возглавлял крупнейшую журнальную империю «Conde Nast Publications», которая включает такие популярные журналы, как «Вог», «Вэнити Фэр», «Аллюр», «Травелер», «Хаус и Гарден», «Мадемуазель» и другие издания, выходящие в Америке миллионными тиражами. Кроме того, Либерман был выдающимся скульптором, одним из мировых лидеров абстрактного экспрессионизма.

Его жена, урожденная Татьяна Алексеевна Яковлева, племянница известного художника Александра Яковлева, прославилась в русском литературном мире как парижская любовь Маяковского. «Приди на перекресток моих больших и неуклюжих рук», – написал ей поэт. Он упорно добивался ее любви, несколько раз делал предложение и получил отказ.

5 татьяна-яковлева (700x393, 97Kb)

Татьяна Яковлева

Здесь прерву воспоминания автора и добавлю, что Татьяна Яковлева – адресат не одного, а двух стихотворений Владимира Маяковского - “Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви” и “Письмо Татьяне Яковлевой”. Оба они написаны в 1928 году. Познакомились они в Париже благодаря Эльзе Триоле, сестре знаменитой Лили Брик.

Бродский встретился с Либерманами в Нью-Йорке в 1974 году, и они перезнакомили его с «evеrybody who was anybody» (со всеми, кто что-то из себя представлял) в мире искусства и ввели его в нью-йоркский «литературный свет». Алекс первый начал публиковать в «Воге» прозу Иосифа по-английски. Услышав в 1974 году его стихи, Татьяна безапеляционно сказала: «Помяните мое слово, этот мальчик получит Нобелевскую премию». <…>

Алекс был очень хорош собой – седой, стройный, зеленоглазый, с коротко подстриженными усами. Безукоризненные манеры и блестящее произношение на русском, английском и французском языках делали его совершенно неотразимым. Знакомясь с нами, он задал несколько обязательных в таких случаях вопросов и выслушал нас с таким вниманием, будто в эти несколько минут мы были в музее одни и вокруг не толпились восторженные почитатели – поздравить и пожать ему руку. Эта черта – способность абсолютно сосредоточить свое внимание на собеседнике, – встречается среди людей его ранга очень редко.

6 Aleksandr_Liberman_portret (550x626, 209Kb)

Александр Семенович Либерман

Татьяна – высокая, коротко стриженная блондинка в красном шелковом брючном костюме – показалась нам строгой и неулыбчивой. На ней не было никаких драгоценностей, кроме огромного гранатового перстня в форме шара на левой руке. Она не казалась моложе своих семидесяти лет, но было очевидно, что в молодости она была красавицей. Нас тогда поразило ее сходство с Марлен Дитрих. Впоследствии мы узнали, что Татьяна и Марлен были близкими подругами и действительно так похожи, что их принимали за сестер. <…>

7 Yakovleva-3 (500x601, 258Kb)

Татьяна Либерман

Судьба оказалась благосклонной к Александру Либерману. Как и Бродскому, ему выпало редкое для художника счастье – получить мировое признание при жизни. Его живописные работы находятся в лучших музеях мира, о нем написаны сотни статей, множество диссертаций и монографий, на площадях мировых столиц, от Токио и Сеула до Иерусалима, и в крупнейших городах Америки, от Атлантики до Тихого океана, высятся его монументальные огненно-красные скульптуры. Врываясь в однообразие урбанистического пейзажа, они подчеркивают ритм и пульс современного города.

8 alexander-liberman-erg-series (402x249, 122Kb)
 

9 alexander-liberman-twister (200x289, 47Kb)

Творчество Алекса Либермана

Но Либерман был легендарной фигурой и в мире, диктующем моду и элегантность. В возглавляемой им журнальной империи «Conde Nast Publications» служащие его иначе, чем «царь» или «бог», не называли.

На вершину «модного» журнализма Алекса вознесло сочетание многих талантов. Он был прекрасным администратором и замечательным редактором, обладавшим, к тому же, превосходным вкусом. Любопытно, однако, что и к журналистской, и к административной своей деятельности Алекс относился достаточно иронично. Посмеиваясь в серебряные усы, он шокировал сотрудников заявлениями, что вообще не считает модный журнализм серьезным занятием, а сам служит только для того, чтобы зарабатывать деньги (кстати, огромные). Он говорил: «Испокон века во Франции художники, чтобы общаться друг с другом, часами просиживали в кафе. Вот “Conde Nast” и есть мое кафе». Он любил повторять, что «настоящее искусство требует уединения и одиночества» и что «мастерская художника – это место творческих мук».
И была у Либермана еще одна ипостась – он был талантливым фотографом.
С 1947 по 1959 год он каждое лето отправлялся в Европу «в паломничество» – в студии европейских художников. Видеокамер тогда не существовало. Либерман был вооружен только 35-миллиметровой «лейкой» и блокнотами. Проводя долгие часы в студиях и ателье, он делал тысячи фотографий и заметок.

Художники за работой, их портреты, их полотна и скульптуры, инструменты, которыми они пользовались, их жилье и вещи, предметы, которые являлись для них источником вдохновения. Все фиксировалось тщательно и скрупулезно. Алекс пытался продемонстрировать, из каких зрительных впечатлений рождаются художественные образы того или иного мастера.

Либерман подружился со многими художниками Парижской школы живописи, в том числе и с «отцами» европейского модернизма, которые все еще активно работали: Матиссу было семьдесят восемь лет, Руо – семьдесят шесть, Бранкузи – семьдесят два, Франтишеку Купке – семьдесят восемь лет. Брак, Леже и Пикассо были представителями среднего поколения, им было по шестьдесят пять лет. Все еще молодежью считались Джакометти, Сальвадор Дали, Бальтус. <…>

...Александр Либерман родился в Киеве 4 сентября 1912 года. Его отец, Симон Либерман, управлял крупнейшими лесными угодьями России, включая земли герцога Ольденбургского, дяди Николая Второго, а также был советником правительства по экспорту русского леса.

Его мать, актриса и режиссер Генриетта Паскар, была основателем и директором первого в Москве Государственного детского театра.

После революции Симона Либермана призвали в Кремль. Ленин считал его крупнейшим специалистом в области международной экономики и финансов. В одной из бесед вождь мирового пролетариата настоятельно советовал Либерману вступить в партию. Симон Либерман отказался: «Большевиками, Владимир Ильич, как певцами, не становятся, а рождаются».

До Октябрьского переворота Либерманы жили в Петербурге, а в 1918 году переехали в Москву. В 1919 году по распоряжению наркома Луначарского Генриетта Паскар открыла Детский театр. В нем ставились пьесы Киплинга, «Остров сокровищ» Стивенсона, «Том Сойер» Марка Твена, «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо. Актеры, драматурги, художники и декораторы собирались не только в театре, но и в коммунальной квартире Либерманов. Генриетта Паскар поощряла сына делать эскизы и рисунки к декорациям. Семилетний Алекс, не больше 1 метра 20 сантиметров ростом, постоянно находился среди десятиметровых декораций русских конструктивистов, и именно они, а также Царь-пушка в Кремле и собор Василия Блаженного были, по его словам, самыми сильными зрительными ощущениями раннего детства.

Алекс рассказывал, что в детстве он был нервным и необузданным ребенком, учился отвратительно и в возрасте восьми лет был выгнан из всех приличных московских школ.

В 1921 году Симон Либерман отправился по распоряжению Ленина в Лондон для заключения торговых контрактов и увез сына с собой. Вернулся он с подписанными контрактами, но без Алекса. Словно предчувствуя трагические, неуправляемые события в России, он оставил сына в Англии у своего приятеля, наркома внешней торговли Красина. В его семье Алекс прожил три года.

В 1924 году закрыли Детский театр Генриетты Паскар за то, что она не ставила революционных спектаклей, угодных большевикам. Друзья предупредили, что над их головой сгущаются тучи. Каждый день Симона Либермана вызывали на допросы в ЧК. Каждую ночь с бритвенным лезвием под подушкой он ждал ареста. Спасла его международная известность. В 1926 году он и Генриетта Паскар получили разрешение покинуть Советский Союз. На этот раз – навсегда.

Либерманы переехали в Париж, и Алекс поступил в Академию художеств, где изучал историю искусств, живопись, философию, архитектуру, фотографию и редакторское дело.

Генриетта Паскар стала выступать на парижской сцене в качестве танцовщицы. Ее хореографом была Бронислава Нижинская, эскизы костюмов делал Ланвен, декорации – Марк Шагал. Алекс рисовал афиши.

10 (600x331, 143Kb)

Генриетта Паскар

Окончив Академию художеств, Алекс поступил работать в иллюстрированный журнал «VU» и вскоре был назначен его директором. В 1937 году двадцатипятилетний Либерман получил золотую медаль на международной выставке в Париже за лучший проект иллюстрированного журнала...

В Париже он познакомился с Татьяной Яковлевой и влюбился в нее. Но роман между ними начался далеко не сразу. В это время в Париже находился Маяковский, сходивший по ней с ума. Он засыпал ее розами, посвящал ей стихи и на коленях умолял вернуться с ним в Россию. Татьяна отвергла поэта и вышла замуж за французского дипломата маркиза дю Плесси, назначенного послом Франции в Польше. У них родилась дочь Франсин, ставшая теперь известной американской писательницей Франсин дю Плесси-Грей. В семье ее простодушно и ласково называли «Фроськой».

11 (480x218, 59Kb)

Франсин и Либерманы

В 1940 году Германия оккупировала Францию. Маркиз дю Плесси погиб в авиационной катастрофе, летя в Англию к де Голлю, чтобы примкнуть к сопротивлению.

Алекс Либерман взял на себя заботу о Татьяне и ее десятилетней дочери Франсин.
Спасаясь от немцев, они бежали на юг Франции, оттуда перебрались в Испанию, затем – в Португалию, и после года скитаний оказались в Нью-Йорке. Алекс стал работать в журнале «Вог». Татьяна, обладавшая изысканным вкусом, организовала ателье шляп при знаменитом нью-йоркском магазине «Saks Fifth Avenue». Taк началась их американская биография.

В 1960 году состоялась первая персональная выставка абстрактных работ Либермана, а уже десять лет спустя он вошел в плеяду самых признанных американских абстрактных экспрессионистов.

В Нью-Йорке Либерманы занимали трехэтажный особняк (brownstone) на 70-й улице между Лексингтон и Третьей авеню. Жили широко, с дворецким, горничной и кухаркой. До 1978 года у них устраивались грандиозные рауты и приемы, о которых на следующий день извещала «Нью-Йорк Таймс» в разделе «Светская хроника». Нам довелось присутствовать на одном из последних – в честь выхода книги Гены Шмакова о Барышникове.

Алекс и Татьяна были по настоящему любящей парой и, несмотря на (а может, благодаря) абсолютно противоположным характерам, жили в мире и удивительной гармонии. Алекс – сдержанный, учтивый, невозмутимый, ироничный. Американцы одобрительно называют такой характер «cool». Никогда мы не слышали ни резкого слова, ни повышенного голоса, ни раздраженной интонации. У Татьяны все чувства были написаны на лице. Если человек ей не нравился, был чем-то неприятен, он узнавал об этом в тот же миг. И мнения своего она никогда не меняла, то есть вердикт обжалованию не подлежал.

Познакомившись с Бродским, они сразу почувствовали его неординарность и оценили его уникальный поэтический дар. Относились к нему с невероятным пиететом, или, как выражался грубиян Гена Шмаков, «носились с ним как с писаной торбой». Будучи людьми тонкими, они прекрасно понимали, чего он лишился в чужой стране, и делали все, чтобы в их доме он чувствовал себя непринужденно. <…>

В 1981 году Татьяна серьезно заболела, перенесла операцию, и врачи запретили длительные поездки в Европу. Да и с многолюдными «городскими» приемами тоже было покончено.

Каждую пятницу Либерманы уезжали в свое поместье, которое мы прозвали «Либерманией». Находилось оно в штате Коннектикут, в двух часах езды от Нью-Йорка. И мы часто получали приглашения провести у них уикенд.

Двухэтажный белый деревянный дом выглядел снаружи вполне скромно. Единственным архитектурным «излишеством» являлась уже упомянутая студия, пристроенная к дому. Алекс занимался живописью в первой половине дня. И всегда под музыку. Это могли быть «Бранденбургские концерты» Баха или Гайдн, но чаще – рок-н-ролл. Он уверял, что абстрактный экспрессионизм лучше всего сочетается с Мадонной, Майклом Джексоном и Тиной Тернер. <…>

Сердцем дома была просторная гостиная с камином. В углу у окна размещался круглый стол со стеклянной столешницей, за которым могли усесться не более восьми человек. Так что большие приемы устраивались а la fourсhette.

Дом был обставлен просто. Внутри все белое: белые стены, белые полы, белая мебель, белые ковры, белые рамы зеркал. Даже телевизор белый. Единственные цветовые пятна в гостиной – розы в напольных вазах и живопись: картины Алекса, оригиналы Брака и Пикассо. Две стены дома – стеклянные, и кажется, что гостиная и природа за окном представляют собой единое целое. С одной стороны – вид на их английский парк со скульптурами Либермана, с другой – на сад, в котором высажены двести пятьдесят кустов роз. Рядом с домом – бассейн с подогретой соленой водой, который Татьяна на итальянский манер именовала «писиной». А вдали куда хватает глаз – голубые холмы и гуляющие олени. По вечерам особо любопытные из них подходили к дому и заглядывали в окна. Кроме них, самих Либерманов и их гостей, в поле зрения не было ни одной живой души.

Впрочем, гости не переводились. <…>

Часто появлялась светская львица, дизайнерша баронесса Дайана фон Ферстенберг, которая так любила Либерманов, что даже детей своих назвала Татьяна и Алекс. Познакомившись в Либермании с Бродским, баронесса совершенно потеряла голову. Восторгалась его пиджаками и туфлями, говорила с ним «об умном», флиртовала и зашла так далеко, что прочла несколько его стихотворений (разумеется, по-английски). Иосиф излучал ледяное высокомерие – он терпеть не мог суетливых брюнеток и откровенно это демонстрировал.

Бродский (как и Татьяна Либерман) не снисходил до того, чтобы скрывать свои чувства. В первые же минуты знакомства с новым человеком было ясно, есть у него шансы и в будущем «быть с Иосифом знакомым» или он «обречен». <…>

Алекс был к поэзии равнодушен, но Татьяна любила и прекрасно знала Серебряный век. Знаток русской поэзии Шмаков обладал феноменальной памятью. Так что эти двое нашли друг друга. Вместе они являли собой примечательную картину: в шезлонгах, среди розовых кустов, с видом на необъятные американские дали, – они часами читали наизусть Блока, Анненского, Гумилева, Мандельштама, Ахматову и Цветаеву. Не был забыт и Маяковский. А когда к ним присоединялся Иосиф, Татьяниному счастью не было предела.

С появлением Бродского, Барышникова, Шмакова, Лены Чернышевой и Штернов в Либермании образовался устойчивый «русский круг». Татьяна никогда не любила английский язык, дома с Алексом они говорили либо по-русски, либо по-французски. С нашим появлением русский все больше и больше входил в обиход. Друзья Алекса и Татьяны не без ревности шутили, что Либермания стремительно «обрусевает» и становится похожей на русскую дачу из чеховской пьесы – с долгими застольями, водкой из морозилки, пельменями, чаями с вареньем, спорами о литературе и разговорами «за жизнь». < … >

Роскошный образ жизни и обслуживающий персонал – садовник, горничная, шофер, живущая медсестра, два инженера для расчетов устойчивости либермановских гигантских скульптур – стоили астрономических денег.

«Страшно себе представить, – говорил Бродский, – что будет с Татьяной, Генкой и самой Либерманией, если с Алексом что-нибудь случится». (Как-то само собой подразумевалось, что Алекс, уже перенесший инфаркт, с вырезанной опухолью в желудке и диабетом, уйдет раньше всех.)

Впрочем, судьба распорядилась иначе. Первым, 21 августа 1988 года, в возрасте 48 лет умер Гена Шмаков. Три года спустя, 28 апреля 1991 года, умерла Татьяна Алексеевна Либерман.

Кончина Татьяны, с которой Алекса связывали пятьдесят лет счастливого брака, была для него страшным ударом, повлекшим второй, тяжелейший инфаркт. Единственным шансом спасти его была операция на сердце, но врачи сомневались, что он сможет ее перенести. Алекс настоял, и операция прошла успешно. Выходила его медсестра Мелинда, которая до этого в течение нескольких лет ухаживала за Татьяной и на руках у которой Татьяна скончалась.

Полуиспанка-полукитаянка, Мелинда родилась и выросла на Филиппинах. Она была преданная и деликатная, обладала живым и быстрым умом и прекрасным чувством юмора. Ее уход и забота не только спасли Алексу жизнь, – он вернулся к полноценной творческой деятельности.

Впрочем, один он жить уже не мог и попросил Мелинду к нему переехать. Но в Либермании Алекс оставаться не захотел. Там все было создано руками Татьяны. Без нее и дом, и розовый сад были безжизненны и пусты. Алекс продал свое поместье, чтобы никогда туда больше не возвращаться.

Два года спустя он женился на Мелинде Печангко и прожил с ней восемь счастливых лет. <…>

Александр Либерман скончался на руках у Мелинды в Майами 17 ноября 1999 года на восемьдесят восьмом году жизни. В завещании он распорядился, чтобы тело его было кремировано и прах увезен на Филиппины, на родину Мелинды.

27d2d567-cdd4-4ec0-b1ad-1ffe3509eea6 (331x295, 104Kb)

Людмила Штерн

Вновь обратимся к книге Людмилы Штерн "Бродский: Ося, Иосиф, Joseph" и последуем за ее рассказом.

А накануне, в разгар праздника, стоя у «шампанского» фонтана, Алекс рассказывал Бродскому об идее своей новой книги.

Каждый год, в течение двадцати лет, он бывал в Риме и проводил много времени на Капитолийском холме. Трапецеидальная площадь, окруженная тремя дворцами, с конной статуей Марка Аврелия в центре – этот эпицентр Римской Империи, – поражала и очаровывала Либермана своим эстетическим совершенством. Скульптуру Марка Аврелия работы Микеланджело он фотографировал в разное время года, в разное время дня, в самых разнообразных ракурсах, при самом различном освещении. Собралась настоящая коллекция уникальных фотографий, и Либерман считал, что настало время эти фотографии издать.

800px-Marcus.aurelius.horse.statue.rome.arp (700x509, 402Kb)
 
 
Хочется уточнить, что бронзовая древнеримская статуя была изваяна в 160 - 180-х годах н.э. и стоит она в Новом дворце Капитолийского музея. На площади же расположилась ее копия-двойник. Микеланджело принадлежит лишь постамент. 

Зная, как Иосиф знает и любит древний Рим, Алекс спросил Бродского, не согласится ли он написать для этой книги эссе о Римской Империи и Марке Аврелии. (Я в очередной раз поразилась его деликатности – просьба сопровождалась словами «мне неловко вас беспокоить, я понимаю, как вы заняты, но если вы найдете время... и т. д.)
Иосиф охотно согласился, и Алекс через несколько дней прислал ему коробку с фотографиями.

Два года спустя, в 1994 году, вышла книга «Campidoglio» – художественный альбом фотографий Александра Либермана, предваряемый блистательным эссе Иосифа Бродского.

Если Либерман был очарован скульптурой Микеланджело и архитектурным шедевром, созданным вокруг статуи, то Бродский был поклонником и почитателем Марка Аврелия.

Смешная деталь: Алекс и Иосиф подарили «Campidoglio» Барышникову с такой надписью:
Man and his horse
couldn’t do worse
then putting in use
two Russian Jews.

По смыслу это посвящение можно перевести так: «Человек и его конь не могли придумать ничего худшего, чем использовать для своего прославления двух русских евреев». (2).

Памятником их дружбе осталась великолепная книга Либермана и Бродского «Campidoglio» («Капитолийский холм»), в которой фотографии, снятые Либерманом в Риме на Капитолийском холме, сопровождаются лирической прозой Бродского. Причем Либерман написал прекрасные строки-посвящение: «Моя восхищенная благодарность великому Иосифу Бродскому за благородство мысли в его магистерском эссе о Марке Аврелии».

УЖАСЫ ОТДЫХА В ЭЙН-ГЕДИ

Ужасы отдыха в Эйн-Геди: "Голова ребенка была в пасти волка"
Семья потребовала от организаций по охране парков и окружающей среды предупредить всех об опасностях и заняться решением проблемы
Фото: Авишай Элон
Фото: Авишай Элон
 
Семья из Гиватаима, отправившаяся отдыхать в Эйн-Геди, не думала, что отпуск обернется опасным приключением, во время которого родителям 6-летнего ребенка придется пережить несколько страшных мгновений. "Волк укусил его за голову и попу, голова ребенка была в пасти волка, - рассказали они. – Если волки там охотятся на кошек и нападают на детей, почему никто не предупреждает об этом гостей?"

Мать мальчика рассказала порталу Ynet, что дело было вечером, когда они прогуливались по тропинке возле школы, где остановились с друзьями 
на ночевку. "Нас было человек 30, - говорит она. – Мы шли по освещенной территории, мой сын находился метрах в пяти от меня. В какой-то момент я заметила, что на моего ребенка наскакивает волк и хватает его голову в пасть. Волк был стремителен и проворен, защититься от него было невозможно. Нас спасло только то, что от увиденного я заорала так, что волк испугался и сбежал. Не хочу даже думать, что могло произойти, если бы меня парализовало от ужаса или если бы волк не испугался моего крика. Владельцы места должны предупреждать о том, что здесь происходит!"

 
Ребенок был госпитализирован. В больнице ему сделали 5 прививок от бешенства и начали давать антибиотики.

В организации по защите природы ответили, что никакой это не волк, а "лис размером с кошку. Там заявили, что делают все возможное для того, чтобы отдалять диких животных от мест обитания людей.

В управлении садами и парками также преуменьшили значимость истории. "Из ряда вон выходящие случаи происходят крайне редко", - сказали там.

Семья пострадавшего ребенка говорит, что никто из вышеперечисленных организаций пока не вышел с ними на связь и не попросил рассказать подробности для проведения внутреннего расследования.

"Руководитель общежития извинился за произошедшее, но и это после того, как мы целое утро его искали. В управлении садами и парками нас попросили написать им электронное письмо с рассказом об инциденте", - сказала мать мальчика.

Она потребовала от организаций по охране парков и окружающей среды предупредить всех об опасностях и заняться решением проблемы.


"Тут разгуливают волки, представляющие угрозы для безопасности людей. Мне непонятно, почему власти ничего не делают. Следует предостеречь общественность. Если волки начали охотиться на кошек, нападают на детей, то почему об этом никто не предупреждает? Мой ребенок был повален волком на землю и укушен в голову. Если такие нападения происходят регулярно, следует менять правила игры. Люди должны знать об опасностях".

В последнее время в кибуце Эйн-Геди произошло несколько случаев, когда волки забирались на территорию населенного пункта и искали пищу в мусорных баках. Помимо этого имели место случаи нападения волков на кошек.

В районе автобусного парка возле Масады несколько дней нахад произошел еще один случай нападения волка на человека. Когда туда приехала группа туристов, неизвестно откуда выскочил волк и напал на ребенка. Люди успели вовремя отогнать животное, так что ребенок отделался легким ранением.

Стоит отметить, что в районе Мертвого моря, где происходили подобные инциденты, расположены охраняемые лесопарки, где обитают различные дикие животные. В связи с этим управление лесопарками просит граждан проявлять там повышенную осторожность, соблюдать чистоту и не оставлять еду, привлекающую животных по запаху.

В случае приближения к человеку дикого животного следует отпугнуть его шумовыми эффектами – криками или какими либо другими непривычными для животных шумами. А затем немедленно сообщить о происшествии в управление лесопарками.

А.К. Конечно, никакие это не волки, а в конец обнаглевшие шакалы или песчаные лисы. Лет 20 назад этих животных хватало и в центре страны. Никого не боялись они и кормились с помойных баков вместе с кошками. Загадка, почему один из шакалов бросился на ребёнка.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..