воскресенье, 30 июля 2017 г.

ИЗРАИЛЬ. ГЕНЕРАЛЫ В ПОЛИТИКЕ

 

Марк Аврутин

 
 

Окончание.  Начало

Настало время перейти к следующему этапу – изгнать из страны за пределы Израиля шейха Раеда Салаха и его пособников, арабских депутатов Кнессета, начиная с Ханин Зуаби, которые занимаются подстрекательством против Израиля.
Но нет, никаких превентивных мер! Израильских лидеров отличает переизбыток сдержанности.
Стратегия сдержанности имеет давнюю традицию и пустила глубокие корни в среде высшего комсостава АОИ.  Вспомните, какую реакцию вызвала вполне беззубая, весьма далекая от требующейся, зачистка бандитских анклавов, которые служат источником непрекращающихся террористических атак. Image result for ‫כנס הרצליה ברק‬‎Бывший ПМ, сам себя назвавший солдатом №1, Эхуд Барак разглядел в ней «ростки фашизма», о чем заявил на Герцлийском форуме.
Израильское руководство предпочитает интеграцию израильских арабов, в качестве основного пути решения конфликта. Семь израильских компаний в прошлом году приняли на работу более 500 арабов, на двух из этих компаний в штате уже по 14% арабов. С апреля 2016 по июнь 2017 года принято на работу 722 араба, из них 200 – на административные и хозяйственные должности.
Но ещё раньше и более успешно интегрировались в арабский бизнес сами израильтяне. Например, бывший заместитель министра иностранных дел Израиля Йоси Бейлин был одним из руководителей  проарабской организации — Фонд совместной арабско-израильской экономической деятельности (Economic Cooperation Foundation).
А Шимон Перес был партнером по бизнесу Ахмеда Курейи (Абу Алла), директора промышленно-финансового концерна и казначея ООП, ставшего позже премьер-министром ПНА.
К сожалению, на их положительном опыте нельзя сделать вывод о том, что палестинские арабы хорошие, и нужно расширять сотрудничество с ними.
Related imageВо-первых,  израильские и палестинские арабы, причем, по обе стороны Иордана, — «единый народ». Это потомки того сброда, который съехался со всех задворок бывшей Оттоманской империи по призыву тогдашнего Иерусалимского муфтия эль-Хусейни, ставшего позднее лучшим другом и наставником Адольфа Гитлера.
Однако израильское руководство придерживается другого взгляда: арабская община, в основном, состоит из прекрасных, хороших людей, поэтому главное — не очернить всю арабскую общину. Но в эти в «розовые сказки» сегодня, кажется, кроме левых израильских журналистов и политиков, не верит уже никто.
Только ли постоянным страхом политического и военного руководства Израиля перед западным общественным мнением объясняется такое отношение к арабам? Стремясь добиться любви тех, кто их ненавидит, называя врагов братьями, убивают своих настоящих братьев. Евреи, встречавшиеся с Арафатом, а теперь встречающиеся с Аббасом, совершали и совершают зло. А терпимость к злу рождает  ненависть к себе.
Антисемитизм и ненависть к Израилю растет, когда Израиль обороняется, оправдывается, когда руководство не уверено в себе. Терроризм против Израиля не закончится, пока его не перестанут терпеть. Трамп не перенесет посольство в Иерусалим, пока сами евреи стопроцентно  не признают его столицей Израиля.
Почему ненавистников Израиля не лишают гражданства и выплат от государства, и продолжают кормить врагов? Не является ли мера — трансфер арабов в Аравию – спасительной для евреев, но самоубийственной для израильского истеблишмента? В «рамках западной морали» нет ответа на такой вопрос: «Как же сбросить арабское иго»? Но Израиль-то расположен на Востоке, а не на Западе.  Методы построения геометрических фигур или принципов «кнута и пряника» на Востоке не работают.
В отличие от европейского леволиберального истеблишмента, для которого полчища мигрантов после обретения ими гражданства составят их надёжный электорат, арабский сектор в Израиле никогда не станет поддерживать на выборах израильских левых, несмотря на все их усилия. Тем не менее, в Израиле, по-видимому, кому-то выгодно содержать миллионы арабов, пользующихся всеми правами, притом, что все обязательства возложены на евреев, от которых требуют их содержать.
Возможно, граница проходит не между «левыми» и «правыми», как нам внушают, а между двумя народами: «народом»  верхов и «народом» низов, чьи устремления и чаяния совершенно не совпадают ни в чем. Арабопротекционистская антисемитская политика еврейского правительства проводилась как левыми, так и правыми.
ФАТХ смог развернуться только благодаря институционализации его левым правительством Рабина/Переса. ХАМАС поднял голову после одностороннего размежевания, осуществленного правым правительством Шарона.
Image result for шарон гуш катифПосле реализации плана Шарона был фактически денонсирован договор с Египтом, подписанный тоже при правом правительстве Бегина, и на Синайском полуострове появилась египетская армия, хорошо вооруженная и значительно превосходящая ЦАХАЛ по численности. Сегодня при правом (?) правительстве Нетаниягу заморожены планы еврейского строительства в Иудее и Самарии, и готовится передача арабам новых территорий Эрец Исраэль.
Правительство не может прекратить «интифаду одиночек», не желая ущемлять права арабов.  Боятся сказать, что все террористы – это арабы-мусульмане, а все арабы-мусульмане Израиля – потенциальные террористы. Вообще ничего не делается на языке, понятном арабам, чтобы ограничить насилие в их среде. Вместо этого действуют по принципу: «Бей своих, чтобы чужие боялись».
Корни малодушного молчания израильского официоза уходят в то время, когда руководство еврейского Ишува в Палестине призывало к участию в ПМВ на стороне Турции. А позднее социалисты-сионисты, стоявшие у руководства Ишува во главе с Бен-Гурионом, вообще были против создания государства Израиля, утверждая, что
«мы не можем согласиться с тем, что будет власть одной нации над другой. Это равносильно созданию в Эрец-Исраэль колониального режима, при котором арабы будут лишены элементарных прав».
И до сих пор официальный Израиль воздерживается заявить:
Земля Израиля принадлежит исключительно народу Израиля, а государство Израиля — государство еврейского народа, и только его, —  не абстрактное «государство для всех граждан» и не «два государства для двух народов», а одно государство для одного народа в единой стране.
Воздерживается заявить и не заявит, а, скорее всего, прогнется под давлением восставшего мирового антисемитского сообщества. В связи с этим вспоминаются события 1990 года, когда в столкновениях с полицией на Храмовой горе были убиты не трое, а 17 арабов, и еще сотня покалечена.
Тогда арабский мир был сплочен, и отношение США к Израилю было совсем не таким, как сегодня, поэтому казалось, что тотальной войны с мусульманским миром Израилю не избежать. Но ничего не случилось, а еврейское движение на Храмовую гору, напротив, только увеличилось. Так что, если магнитометры будут убраны, то причиной будет не столько давление извне, как изнутри. Ну и конечно, податливость Нетаньяху сегодня в сравнении с жесткостью Шамира тогда.
Давление уже началось. И если давление извне – не более чем сотрясение воздуха, ведь совершенно ясно, что ни одна из мусульманских стран не начнет войну с Израилем, то давление изнутри заслуживает того, чтобы о нём сказать несколько слов.
Новый лидер СионЛага Ави Габай заявил, что они выдвигают вотум недоверия Нетаниягу, потому что он не управляет государством как следует. Следует же  управлять государством  в соответствии с рекомендациями ШАБАКа и других силовых структур.
Вот это мне показалось серьёзней заявлений лидеров Египта, Иордании и Турции вместе с ООН.
Related image
Плакат левых, 1995-96 гг — подстрекательский навет на Нетаниягу — обвинение в смерти Рабина. Рабин — «не забудем». Нетаниягу — «не простим».
Нетаниягу, став ПМ в 1996 году и познакомившись с деталями убийства Рабина, узнал о возможностях ШАБАКа больше, чем кто-нибудь другой. ШАБАК же держится, в основном, на конфликте арабов с евреями. А если исходить из их несовместимости, то большая часть сотрудников этой организации останется без работы.
Поэтому аннексия Иудеи и Самарии по-прежнему считается неприемлемой, а все состоявшиеся политические деятели обсуждают мирный процесс по созданию еще одного арабского государства, хотя и понимают, что это самоубийственный для Израиля путь. С подачи самих израильтян понимание невозможности совместного существования «двух государств» остаётся за пределами политического сознания даже вполне благожелательно относящихся к Израилю западных политических деятелей.
P.S. Когда статья уже была подготовлена, поступило сообщение: военно-политический кабинет Израиля в ночь на 25 июля принял решение демонтировать металлодетекторы у входа на Храмовую гору. Это решение принято после экстренного телефонного разговора премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу с королем Иордании Абдаллой, который настаивал на демонтаже металлодетекторов. Конечно, металлоискатели уберут не потому что Король Иордании, который зависит от Израиля, «топнул ножкой», — на этом ещё раньше настаивали генералы.
 

Источник

Июль 2017

КОБЗОНА ЛИШИЛИ

Иосифа Кобзона лишили звания почетного гражданина Славянска


Российского певца и депутата Госдумы РФ Иосифа Кобзона лишили звания почетного гражданина Славянска Донецкой области Украины, сообщает издание «Новости Донбасса». Решение было принято на сессии городского совета, депутаты проголосовали за него практически единогласно. 

Кобзон носил звание с 1999 года. Когда Славянск находился под контролем ополчения самопровозглашенной Донецкой народной республики, артист неоднократно выступал в Донецке и Луганске, где также получил знаки «За заслуги перед «ДНР/ЛНР». Отменить присвоение почетного звания Кобзону предложили после того, как город вновь перешел под контроль Украины летом 2014 года. В 2015 году депутаты отказались рассматривать этот вопрос. 
В проекте решения гордумы от 2017 года не говорится о причинах отзыва звания, лишь указано, что инициатива поступила от местных общественных организаций. Ранее артист также был внесен в список лиц, которым запрещен въезд на Украину. 
Источник: www.znak.com

РУГАЮТ ЛИБЕРМАНА

Либерман на посту министра обороны проявил себя безграмотным, слабохарактерным и бездарным руководителем! 
Привык выкрикивать красивые слова и ничего не делать, подчиняясь своему боссу и покровителю, а на этом посту такое не прокатит!!! 

Сейчас в своих бездарных и предательских решениях они обвиняют Аббаса, завтра будут обвинять жаркую погоду...
Это же надо додуматься, обвинять врага в том, что последний пакостит...

Вот так эти умники, трусы, привыкшие обманывать и передавать свой народ, просирают страну!!!
 
 
Командование Армии обороны Израиля полагало, что после того, как уберут рамки металлодетекторов со входов на Храмовую гору и камеры наружного наблюдения вокруг неё, ситуация постепенно нормализуется, но в четверг все оказалось с точностью наоборот. Беспорядки в Иерусалиме только усилились, десятки арабов получили ранения, количество предупреждений о возможных террористических атаках увеличилось в разы, признаки готовящихся тяжелых беспорядков в десятках мест налицо.
Высокопоставленные сотрудники служб безопасности винят в происходящем главу ПА — Абу-Мазена. По словам одного из них, «он (Махмуд Аббас) использует ситуацию, сложившуюся вокруг Храмовой горы для того, чтобы показать, что он меняет правила игры с Израилем. Как, к примеру, действия, которые он совершает сейчас по отношению к ХАМАС в Газе. Люди Абу-Мазена уверены в себе. ФАТХ несомненно сопровождает раздувающееся пламя и подстегивает насилие».
Представители сил безопасности говорят, что политическое руководство на данном этапе предпочитают не заставлять Аббаса платить по счетам с целью остановить волну подстрекательства со стороны палестинского руководства и потушить раздувающийся пожар. Есть также и другое мнение в среде силовых структур, которые считают, что Абу-Мазен не совсем владеет ситуацией в «палестинской» среде, как в Восточном Иерусалиме, так и на территории Иудеи с Самарией, посему и предпочитает делать громкие заявления по поводу Храмовой горы. Именно поэтому он подстрекает толпу и направляет её в сторону Израиля. Военные считают, что будет очень сложно навести порядок и прийти к стабильному состоянию в сфере безопасности. Командование Центральным округом ЦАХАЛа говорят, что пройдут недели, прежде чем волна насилия сойдет на нет.
То, о чем раз за разом говорит Генеральный инспектор Полиции Израиля, Рони Эльшейх, пытаясь докричаться и до политической верхушки, и до глав Общей службы безопасности, и до командования ЦАХАЛа, осуществляется с точностью. К примеру, буквально в четверг, ближе к ночи, несколько десятков «протестантов», сразу после того, как молящиеся разошлись после вечернего намаза, забаррикадировались внутри мечети Аль-Акца. Узнав об этом, стражи порядка сначала обратились к ним с требованием освободить помещение по-хорошему и когда этого не случилось даже после того, как к ним обратились представители ВАКФ, оперативна группа полиции, дабы хуже не было, проникла в мечеть и разогнала буянов, арестовав нескольких из них.
Не нужно быть представителем гидрометцентра, чтобы понять, что завтра нас всех ожидает очень жаркая пятница.
Фото: Пресс-служба полиции Израиля.
 

АЛЕКСАНДР ГРИНБЕРГ «У каждой страны – свой Гондурас»

АЛЕКСАНДР ГРИНБЕРГ «У каждой страны – свой Гондурас»


Бывший сотрудник израильской разведки, востоковед и полиглот Александр Гринберг в эксклюзивном интервью Jewish.ru раскрыл тайные связи между Израилем и арабскими странами, объяснил, чем катарский кризис полезен для евреев, и рассказал, почему арабы не станут воевать с ними до последнего палестинца.

Александр, сколько же языков вы знаете?
– Я считаю, что знаю язык, если умею на нем говорить без серьёзных ошибок и понимать 90% книг, прессы и телевидения без словаря. На таком уровне я владею фарси, арабским, английским, французским, испанским. Естественно, иврит и русский не в счёт. Языки, которые я знаю слабее – это немецкий, итальянский, польский и урду.


Как вы стали полиглотом?
– Я всегда любил языки. В Москве я учился во французской спецшколе. Когда мне исполнилось 14, стал заниматься ивритом по самоучителю «Мори» 1964 года издания. Так что в 1992-м, на момент репатриации, я уже знал грамматическую базу и у меня был элементарный запас слов. Арабский я стал учить уже в Израиле – просто из интереса к языкам. Меня всегда раздражало, что русские, жившие в союзных республиках, никогда не удосуживались выучить язык места, в котором они жили. В итоге с арабским языком связана вся моя жизнь: я закончил факультет востоковедения и арабской литературы и постоянно использую арабский в работе.

Чем именно вы занимаетесь?
– Сейчас я работаю аналитиком в фирме, которая занимается оценкой рисков для нефтяных компаний. Моя задача – анализ геополитической ситуации в арабских странах. Нефтяным компаниям очень важно понимать обстановку в стране, потому что она оказывает влияние на добычу. Я поставляю им данные о том, что происходит в нефтяных государствах с точки зрения различных экономических, политических и военных параметров – пишу отчеты, прогнозы, сводки. Примерно то же самое я делал, когда работал в военной разведке.




Вы так свободно говорите о своей работе в военной разведке. Это не секретная информация?
– Во-первых, прошло уже довольно много лет с тех пор, как перестал там работать.

Говорят, бывших разведчиков не бывает.
– Исследовательский отдел разведки менее засекречен, чем другие разведведомства. Аналитический отдел военной разведки – официальная организация, которая находится в Тель-Авиве, в Генштабе. Это всем известно. Абсолютно секретна оперативная разведка, связанная с конкретными действиями. А я работал в стратегической разведке, задача которой – создание разведкартины, которая поможет правительству принимать оптимальные решения. Эта работа требует глубокого знания и понимания рассматриваемой страны или региона, включая антропологию, религию, экономику и даже умение разбираться в их социальных сетях. В абсолютном большинстве случаев для создания разведкартины используется информация из открытых источников. Для того чтобы объяснить, каковы отношения между политическим руководством ХАМАСа и его военным крылом, не нужны секретные сведения. Достаточно просто внимательно читать газеты. Мы знаем, какие издания чьи интересы отражают, и стараемся анализировать информацию в меру наших способностей, эрудиции и навыков понимания логики другой страны.




Хотя вы уже не в разведке, ваша работа тесно связана с арабским миром. Как вы оцениваете нынешние отношения между Израилем и арабскими странами?
– Лет десять назад во Франции я шел по улице, и ко мне подошел мужик арабского вида с мобильным телефоном в руках и спросил меня на ломаном французском, что у него написано на экране. Я прочел и объяснил ему по-арабски. Потом он мне говорит: «Вы, ливанцы…» Сам он был из Кувейта. Когда я ему ответил, что я не ливанец, а еврей из Израиля – он на меня посмотрел так, как будто увидел черта во плоти.
Сейчас уже другие времена. Мы, например, открыто встречаемся с саудовцами. На днях я читал статью о том, что вовсю ведутся переговоры с Саудовской Аравией о легализации израильского бизнеса в Персидском заливе, а также о разрешении самолётам «Эль-Аля» летать над Саудовской территорией. Это первый шаг к легализации отношений. Отношения же в сфере безопасности между Израилем и Саудовской Аравией существуют уже несколько десятков лет. Просто сейчас в связи с обострением вокруг Ирана эти контакты стали более открытыми.
Мы привыкли думать, что маленький Израиль противостоит всему арабскому миру – это удобная картина мира для нашей пропаганды, и ничего плохого в этом нет. При этом нужно понимать, что арабские страны всегда использовали палестинскую проблему сугубо для извлечения политической выгоды. Никто и никогда не собирался, как говорится, воевать с Израилем до последнего палестинца. Сейчас же умеренным арабским странам стало ясно, что палестинская проблема никакой пользы им не приносит. Саудовцы понимают, что им угрожают и Иран, и ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. – Прим. ред.). Получается, что Израиль, конечно, «евреи и сионисты», но все страны вокруг ещё хуже.




Раздор между арабами сильнее их ненависти к Израилю?
– У меня была возможность самому наблюдать обоюдную ненависть арабов из разных стран в 2003 году в университете во Франции. Суданцы страшно ненавидели всех арабов Персидского залива. Арабы Персидского залива, в свою очередь, недолюбливали марокканцев и брезговали суданцами – потому что те арабоговорящие, но африканцы. В университете тогда возникла сюрреалистичная ситуация. Все арабские группы знали, что я еврей из Израиля, и со всеми я нормально разговаривал. Мне говорили: «Ты знаешь, мы хорошие, а вот они – арабы…» Когда я интересовался, а они сами разве не арабы, мне отвечали: «Нет, мы – марокканцы» или «Мы – алжирцы». Нам, может быть, трудно понять, но это действительно разные народы. У них есть общий литературный язык и схожи некоторые черты общественного строя, но это народы с разной историей, культурой, географией и едой. Сравнивать жителей этих стран, все равно что сказать, что узбеки и казахи – это одно и то же. У арабов к тому же разные политические интересы – у каждой арабской страны, так сказать, свой Гондурас, который вызывает беспокойство именно у нее.

В арабском мире сильны именно антисионистские настроения или антисемитские?
– Начнём с того, что в арабском мире, как, впрочем, и в Европе, антисемитизм и антисионизм давным-давно переплелись, и различить их можно только в теории. Но саудовцы понимают, что дело зашло слишком далеко и они сами от этого страдают. Есть это понимание и у других стран Персидского залива. Они стараются поменять ситуацию. Например, в последних учебниках в Саудовской Аравии налицо изменение отношения к Израилю. Они не стали сионистами, но дикого антисемитизма у них нет. В тунисских учебниках вообще нет упоминания евреев в отрицательном контексте, хотя Тунис считался резко антиизраильским государством. К слову, на территории Туниса находятся еврейские святые места, и власти этой страны понимают, что нужно дать возможность приезжать еврейским туристам даже из Израиля. Они борются с антисемитизмом как могут.
При этом нужно понимать, хотя арабские страны в большинстве своем авторитарные, их правители все равно вынуждены принимать во внимание мнение народа. Арабские правительства действительно боятся, что полная легализация отношений с Израилем ударит по ним – потому что, выражаясь языком Леонида Ильича Брежнева, народ не поймёт. И они вынуждены каким-то образом лавировать между политической необходимостью и сохранением своих интересов.




Как повлияет нынешний катарский кризис на расстановку сил?
– Несколько лет назад в Катаре уже была схожая ситуация. Тогда ссора Катара с соседями закончилась через два месяца примирением. Этот кризис несколько серьёзней. Катар – карликовое государство, его политика – поддерживать хорошие отношения со всеми: и с Ираном, и с Саудовской Аравией, и с остальными. Нынешний же эмир возомнил, что он может вершить судьбы арабского мира. Если бы он просто поддерживал контакты с Ираном, ХАМАСом и «Братьями-мусульманами» – дело бы замяли. Но эмир вёл себя слишком вызывающе.
Эмираты и Саудовская Аравия боятся «Братьев-мусульман», которых поддерживает Катар. Прежде всего, потому, что они представляют угрозу монополии Саудовской Аравии на религию. Это и есть истинная причина катарского кризиса, а вовсе не террор и безнравственность Катара. Саудовская Аравия – исламское королевство, в котором есть религиозный истеблишмент. Принцы Саудовской Аравии ведут не самый набожный образ жизни, и им жизненно необходима поддержка религиозной элиты. Саудовский религиозный истеблишмент позволяет делать принцам, что они хотят, при условии, что принцы закрепляют за религиозным истеблишментом монопольное право на толкование ислама. «Братья-мусульмане» нарушают монополию, поэтому они опасны.

Если же задать любимый вопрос еврейского народа: катарский кризис – это хорошо для евреев или плохо?
– Знаете, наша разведка как раз этим и занимается – оценивает, имеет ли какое-то событие в мире отношение к Израилю или нет. Сейчас я говорю как исследователь Ближнего Востока, а не как представитель разведки: на наше счастье, взбучка Катару действительно играет на руку Израилю. Конечно, при условии, что мы будем вести себя умно, останемся в стороне и будем ждать итогов. Цели Саудовской Аравии и в ещё большей степени Арабских Эмиратов совпадают с израильскими интересами – это обуздание Ирана и «Братьев-мусульман», особенно в Европе. Тем не менее не следует перегибать палку и превращать Катар во врага Израиля. Это не так. Катар был первой страной Персидского залива, которая установила отношения с Израилем. Потом они были прерваны, но сейчас остаются неформальные связи. Да, Катар дает деньги ХАМАСу, но опять же, есть европейские страны, выделяющие деньги на проекты, которые финансируют террористов. Не больше и не меньше, чем Катар, финансирующий политическое крыло ХАМАСа.




В последние годы самой «громкой» террористической организацией в мире стало «Исламское государство». Насколько оно представляет угрозу для Израиля и евреев?
– ИГИЛ как структура не угрожает Израилю. Оно смогло распространиться в Ираке и Сирии, потому что иракская армия была полностью коррумпирована и у неё не было никакой мотивации воевать – она просто разбежалась. Если же ИГИЛ замахнётся на профессиональную, сильную армию с мотивацией, никакого шанса победить у них не будет. Но чем больше они будут терять реальную территорию в Ираке и Сирии, тем активнее станут заниматься организацией терактов в Европе с целью доказать, что они все ещё существуют.
ИГИЛ – плод идеологии, пустившей сильные корни в современном исламе. В ее основе – стремление осуществить мечту о древнем, праведном исламском обществе, которого никогда не существовало в реальности. Создать халифат, в котором всё будет по законам шариата – если надо, прибегая к насилию. Я уверен, что как только ИГИЛ исчезнет, возникнет другая организация с абсолютно идентичными целями. Идеологию бомбами, к сожалению, не устранишь.


Гюльнара Мурадова
Гюльнара Мурадова


Источник: jewish.ru

Примите мои оскорбления

Примите мои оскорбления
28.07.2017 09:38
Не хотим вас расстраивать, но у нас все хорошо!
(Из обращения Израиля к народам мира) 
У всякого безумного времени своя степень безумия. И современный мир в этом плане ничуть не лучше. Просто он настолько примитивен, что в это даже трудно поверить. Вольтер с его определением невежества как величайшего недуга человечества отдыхает. Какое, к ушам собачьим, невежество, если с ума нынче сходят и те, у кого никогда его и в помине не было?! Вот и получается, что вроде ищешь братьев по разуму, а находишь - исключительно по глупости. Впрочем, как говаривал Гете, каждый слышит лишь то, что понимает. Но чем тогда, скажите на милость, французы отличаются от немцев? Неужели только напитками? Одни ищут мудрость. В вине. Другие - силу. В пиве. А находят... микробы. В воде. 
Новоиспеченный французский президент Эмманюэль Макрон, похоже, не знает своей же поговорки: "Avec le renard on renarde" (с воронами летать - по вороньи каркать). Выступая в Гамбурге на саммите "Большой двадцадки", он увязал резкий всплеск международного терроризма с заметно ускорившимся, по его мнению, глобальным потеплением. Это чем-то напоминает блоху, которая сидит на собаке и размышляет: "И зачем мне покойная бабушка все уши о собаках прожужжала? Ведь я их сроду не видела". Из Елисейского дворца тоже ничего кроме климатических изменений не видно. А исламский террор и арабская миграционная экспансия - чистое недоразумение, некий климактерический синдром, через который рано или поздно проходят практически все.
С чего начинается политическая азбука? С осознания того, что ничто не обходится президенту так дорого, как болезнь и глупость. Глобальное потепление рикошетом ударило по Франции, вызвав шквал издевательских реплик. Но Макрон предпочел не отвечать на заранее неподготовленные вопросы. Похоронив тем самым старые прецеденты. И тут же создав новые. Разобравшись с "перегревшимися" арабами, он взялся за многодетную Африку. Предложив немедленно наладить широкомасштабное производство контрацептивов. Вместо того, чтобы мечтать о втором "плане Маршалла". 
Люк Ферри - бывший министр образования в кабинете премьер-министра Раффарена - схватился за голову и воскликнул: "Mur du çon!", что в переводе звучит как "предел тупости". А поскольку тупость беспредельна, то наиболее продвинутые французы порекомендовали своему президенту надеть "резиновое изделие номер два" и носить его вместо кепки. Чтобы издали было видно, кто есть who? 
Им, французам, конечно, видней. Хотя и не исключено, что, говоря об Африке, Эмманюэль Макрон имел в виду родную Францию, где, по статистике, на каждую мусульманку приходится семь-восемь детей, содержание которых обходится госказне в десятки, если не сотни миллиардов евро. В любом случае спасибо ему за прямоту. Кто бы еще напомнил, что образцово-показательная западная демократия продолжает незыблемо стоять на все тех же французских "трех китах" - свободе, равенстве и братстве? С братством, правда, постоянные неувязки. Араб французу больше не друг, товарищ и брат. Как и британец аргентинцу. Да и с равенством откровенные нестыковки. Несмотря на часто цитируемые слова из Декларации независимости США о том, что "все люди созданы равными". Может ли, к примеру, стать американским президентом Моника Левински? Нет. Потому что у Билла Клинтона своя жена. Евреи с этим давным-давно смирились. Ибо знают, что царь может быть только из колена Иегуды, а первосвященник - из потомков Аарона. Все остальные рождаются "равными". И до самой смерти против этого борются. 
Что остается? Свобода. От обязательств и обязанностей. О ней, родимой, и говорил Макрон и на встрече с Биньямином Нетаниягу, призывая по-братски разделить Иерусалим. О чем думал в этот момент израильский премьер? Нам не дано этого знать. Однако предположить, тем не менее, мы все-таки можем. Ничто так не подавляет чувства свободы, как инстинкт стадности. Не случайно политиков иногда сравнивают с артистами, но чаще - с проститутками. Ибо если что их всех и объединяет, то скорее всего самодеятельность. А всякая инициатива, как известно, наказуема. Макрону, естественно, Нетаниягу об этом не сказал: иная пассивность гораздо полезней многих показных действий. От них хотя бы вреда меньше. Зато на закрытой встрече с лидерами "Вышеградской четверки" в Будапеште был более чем откровенен: «Европа должна решить для себя, чего она хочет - процветания или краха». 
Впрочем, Европа уже сделала свой окончательный выбор. Шагать в ногу со временем ей не хватает ни времени, ни ног. Она в плотной осаде, кольцо которой с каждым мгновением сжимается все туже. Гамбург, ставший на два дня мировой политической столицей, походил скорее на прифронтовой город, который сотрясался от гула барражировавших в небе вертолетов и пронзительного воя сирен. Толпы погромщиков забрасывали полицейских бутылками с зажигательной смесью, крушили машины и грабили магазины. Тихий туристический Пфердемаркт утонул в клубах густого черного дыма. 
Заблокированная в отеле Меланья Трамп не без юмора написала на своей странице в Twitter: «Печалюсь обо всех, кто пострадал в ходе беспорядков. Надеюсь, обошлось без жертв». Пока человек чувствует боль - он жив. А если еще чувствует и чужую боль, то он настоящий Человек. 
В отличие от нее приглашенный на саммит "G-20" в качестве почетного гостя гвинейский президент Альфа Конде, возглавляющий, между прочим, Африканский союз, куда входит 55 государств, записей в "Твиттере" не оставил. Но Гамбург запомнит надолго. Из-за беснующихся демонстрантов ему пришлось отменить свое выступление в Шэнценфиртеле. Сдержать натиск распоясавшейся толпы не смогли даже 20 тысяч полицейских, срочно переброшенных из других мест. А это почти половина гвинейской армии. Нормальным людям не понять, как можно позволять какому-то сброду вытирать о себя ноги. Но европейцы называют это "свободой", хотя и сами от нее плачут горькими слезами. И всеми силами навязывают другим. Хотя совсем неплохо поучиться бы им у африканцев, которые почти избавились от этого сопутствующего прогнившей демократии заболевания. Ибо когда слово берет толпа, не имеет никакого значения, что она хотела сказать. Это мы сегодня наблюдаем и в Иерусалиме. 
Вообще-то у политиков не принято спрашивать "как дела?". Поскольку ответ может сильно расстроить. Встреча-знакомство Биньямина Нетаниягу с Эмманюэлем Макроном состоялась в канун траурной даты - 75-летия с начала депортации французских евреев в Аушвиц. Сколько всего их сгинуло, неизвестно до сих пор: французы, если и выносят сор, то закапывают его прямо у порога и как можно глубже. У них это преступление называется нелепым недоразумением. Видимо, поэтому скользкую для Парижа тему просто политкорректно обошли стороной. А зря. Впрочем, делать ставку на Францию так же бессмысленно, как требовать в бессрочную аренду египетский Шарм-эль-Шейх. Антиизраильские настроения в стране прближаются к довоенным. Как, впрочем, и отношение к собственным евреям. Это во-первых. Во-вторых, геостратегические позиции Парижа не настолько прочны, чтобы с ними хоть как-то считаться. Об этом можно судить по его бывшим колониальным владениям - Сирии и Ливану, где французское влияние сведено почти к нулю. Да и в Евросоюзе, где бразды правления уверенно держит Германия, Франция как была, так и осталась на вторых ролях. И, наконец, в-третьих, вот уже на протяжении полувека "Галльский петух" мало того, что не поддерживает Израиль на международной арене, но и, как правило, выступает его жестким оппонентом. А это уже позиция. Пусть кондовая, зато идейно выдержанная и строго выверенная. И, к слову, не только сугубо французская. 
У международных дипломатических ассенизаторов дел всегда "по горло". Они редко проигрывают в борьбе со здравым смыслом. Поскольку мыслят одинаково. Просто одни думают, что всячески портят евреям жизнь, а другие, наоборот, считают, что удобряют ее. И этого "верблюда" никому не переплюнуть. Да и надо ли? Сколько антиизраильских резолюций приняла ООН? И как это отразилось на качестве жизни египтян и иорданцев? Может, хлеб подешевел или молока стало больше? А как повлияли решения ЮНЕСКО на уровень грамотности в Йемене либо Судане? Какой след оставили в культурной жизни Бангладеш и Зимбабве? Или хоть чем-то помогли измордованным войной сирийцам? Если б путем голосования решались и вопросы, скажем, того же экономического процветания, то Ирак давно бы стал Швейцарией, а Венесуэла - Канадой. Но страны, голосовавшие за передачу Пещеры Праотцев в "палестинское культурноое наследие", так увлеклись ходьбой, что забыли, куда и зачем шли. 
Из всех фундаментальных прав человека самое, пожалуй, важное - не плевать в колодец. Хотя оно официально почему-то и не декларируется. Отсюда, собственно, и все проблемы. Ибо неблагодарность - опасный вирус, способный вызвать смертоносную эпидемию. Сколько, к примеру, прочувственных слов сказано в адрес азербайджано-израильской дружбы?! Сколько совместно выпито вина?! И сколько было надежд после избрания Азербайджана в комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО?! Но вот дошло дело до голосования, и Баку показал свое истинное лицо. Это не стало откровением. Точно так же легко предал он израильские интересы и после задержания террористов "флотилии свободы" Free Gaza. В одночасье забыв и военной помощи, и об открытой в Хадере аллее имени Гейдара Алиева. Местный люд оказался прозорливей недальновидных политиков, приспособив мемориальную доску "великого азербайджанского президента" под столик, где можно не только забить козла, но и пропустить стаканчик-другой добротного израильского вина. 
Говорят, чем чаще получаешь, тем больше хочется и меньше ценится. Если у Израиля нет права на Иерусалим и Хеврон, то тогда не вышедший из щенячьего возраста Азербайджан тем более не может претендовать на заселенный армянами Карабах. Поэтому, как говорят в Нью-Йрке, примите, пожалуйста, господин Алиев, мои искренние оскорбления. И вы, президент аль-Сиси, с чьей подачи постоянно будируется в различных международных инстанциях высосанный из пальца "палестинский вопрос". И вы, король Абдалла бин Хусейн, имеющий такое же отношение к Храмовой горе, как ваш дедушка к древним египтянам. С теми, кто не помнит добра, пикироваться бесполезно. Надо просто постараться как можно быстрей распрощаться. Если и не навсегда, то хотя бы на время. 
Каждый сам вправе устанавливать кто враг, а кто друг. И если государство не в состоянии определиться с выбором, оно перестает быть нормальным государством. У Израиля нет проблем с настоящими друзьями. Что подтвердил и недавний визит индийского премьер-министра Нарендра Моди, который, в отличие от европейских лицемеров, уютно чувствовал себя в "Безарабии", демонстративно проигнорировал Рамаллу. Показав тем самым всему миру: арабская Палестина для него - пустое место, что оно, по сути, собой и представляет. Как себя поведешь, так к тебе будут и относиться. Вспомним прошлогоднее декабрьское заседание Совета безопасности ООН, когда Америка воздержалась, не наложив вето на резолюцию, утверждавшую, что еврейское присутствие в Еврейском квартале Иерусалима "не имеет юридической силы и является вопиющим нарушением международного права". Среди проголосовавших за эту галиматью были и Ангола с Украиной. Реакция Израиля оказалась не только на удивление быстрой, но и действенной. Луанда осталась без израильских инвестиций и технологий, а киевскому премьеру Владимиру Гройсману пришлось срочно отменять свой заранее запланированный визит. До следующего голосования. С тех пор они голосуют правильно. Что в который раз подтверждает: придурь, включая политическую, не освобождает от необходимости думать. 
Мало кто верит в существование души, пока в нее не наплюют. Неистовая борьба за общество специальной справедливости привела мир к острой мозговой недостаточности. Можно, конечно, изнасиловать историю, что повсеместно и делается. И даже довраться до искаженной полуправды. Если вдуматься, то было бы просто нелогично и нелепо, чтобы тот же "Крымнаш" или "Ўодетибет" вдруг выступили против Эль-Кудса. А к голосу какого-то там Алжира или Малайзии и вовсе нечего прислушиваться, ибо они такие же знатоки Корана, как иранские аятоллы - наследники копий царя Соломона. Откройте суру 17:104, где черным по белому написано: "И вслед за этим Мы сынам Исраиля сказали: "Живите в этой земле". У кого остались сомнения, загляните в суру 10:93 - "Сынов Израиля Мы наделили прекрасным местом проживания и даровали им все блага". Вот и весь сказ. А остальное - от лукавого. В том числе и "палестинцы". 
Тогда за что же так неистово борется ООН и ее передовой отряд - ЮНЕСКО? За приватизированное христианство. Когда арабский писатель Сами Ганадре назвал Иегошуа из Назарета "первым палестинским мучеником", это восприняли, как неудачную шутку. Но саму идею быстро взяли на вооружение. И вскоре уже рамалльский офизиоз "Аль-Хайят аль-Джарида" сообщает, что "Иисус был палестинским хананеем, и его воскрешение из мертвых после того, как он был распят евреями, символизирует нынешнюю борьбу палестинцев с сионистскими колонизаторами, прислуживающими международному капиталу, претендующему на роль правопреемника подлинного христианства". После чего точку ставит уже сам Махмуд Аббас. В своем Рождественском обращении к христианам он поведал на весь мир: «Две тысячи лет назад в Вифлееме родился Иисус - палестинец, который стал ориентиром для миллионов обездоленных людей. И сейчас, 2000 лет спустя, мы идем по его стопам, борясь за свою свободу». Комментариев не последовало. Ватикан молчал, как тибрский сом. Так что, не удивляйтесь, если вдруг услышите о Храме Ясера Спасителя, где профессиональные нищие будут слезно молить: "Подайте на пропивание, Маашаля ради". Или о Соборе святой Сухи Арафатской. На худой конец, о Базилике Санта Абу-Мазен. И не впадайте в ступор, если вам предложат познакомиться с апостолами Ахмедом Яссином, Исмаилом Ханийей, Марваном Баргути. Пути Аллаха неисповедимы. А подлость человечья - бесконечна. 
Похоже, самый верный способ не разочаровываться - начать жить своим умом и не ждать ни от кого никаких поблажек. Для Израиля, который постоянно предают и продают, дружно подвергая при этом еще и анафеме, это особенно актуально. Может быть, именно поэтому Биньямин Нетаниягу и не полез в бутылку, а решил использовать французскую трибуну для того, чтобы открыто выразить свое несогласие с американо-российскими договоренностями по Сирии. Поскольку они заметно усиливают иранские позиции и негативно сказываются на израильской безопасности. Но это лишь вершина айсберга. Действительность намного хуже. Иран активно строит в Ливане заводы по производству различных видов оружия, включая ракетное. Не встречая никакого противодействия. Теперь пришел черед и Сирии. Полученные из космоса снимки показали, что в районе Вади Джаханнам ударными темпами возводится новый научно-исследовательский центр, который, судя по всему, станет совместным ирано-северокорейским проектом. Здесь будут не только собирать баллистические ракеты, но и наполнять их ядерной и бактериологической начинкой. Под надежной защитой Москвы, потому что объект, фигурирующий как SSRC, расположен рядом с Тартусом, где развернута российская военно-морская база. 
А что Вашингтон? Почему не придал этому серьезного значения? И как мог закрыть глаза и на подземную базу в Дейр-Шамиле, которой заправляет Махер Асад - младший брат сирийского президента? Ведь ни для кого не секрет, что тут тайно хранится сирийское химическое оружие и налажено производство иранских ракет "Фатех-110" с радиусом действия до 300 километров. Но еще больше настораживает американское заигрывание с Турцией. Не говоря уже о данном в угоду ей обещании разоружить курдов, которые, собственно, практически в одиночку остановили боевиков ISIS. И последовавшим вслед за этим сообщением о свертывании программы помощи "умеренной" сирийской оппозиции. Что происходит? А происходит немыслимое. Госдепартамент объявил войну... Белому дому. Вернее, войну объявили оставшиеся на ключевых постах ставленники Барака Обамы, саботирующие любые решения администрации Дональда Трампа. И это сводит на нет все его усилия. Последней каплей, переполнившей израильское терпение, стало секретное ирано-сирийское соглашение о создании морской средиземноморской базы, о которой Тегеран еще недавно и мечтать не мог. Это и заставило Нетаниягу предупредить, прежде всего, горячие головы из Foggy Bottom, что Израиль "не потерпит строительства иранских баз и портов ни в Сирии, ни в Ливане". И, следовательно, не остановится ни перед чем, чтобы их уничтожить. 
Иногда кажется, что колесо придумала белка. Такое ощущение, что все вокруг - сплошь верующие. Одни верят в Б-га, другие - в Обаму, а третьи - в деньги. И только знающих можно по пальцам пересчитать. Израилю пора отказаться от психологии "осажденной крепости". Он неплохо научился отбивать нападения извне, но, как правило, бессилен перед атаками изнутри. Независимо от того, кто наносит удар - свои или чужие. Пока Иран по-хозяйски обживается в Сирии, в Израиле всерьез взялись за подводный флот. Но не ради его усиления, а в рамках беспощадной борьбы с коррупцией. И чем бы она в итоге ни завершилась, пострадавший заранее известен - военная мощь страны. Именно ей нанесен невосполнимый ущерб. Потому что в лучшем случае сроки строительства трех заказанных в Германии новейших субмарин общей стоимостью в полтора миллиарда евро сдвигаются на неопределенное время. А в худшем - контракт вообще спустят в унитаз, как туалетную бумагу. На потеху тем же иранцам. Берлин уже отреагировал, отказавшись от всех заключенных ранее соглашений. До окончания судебного разбирательства и полного снятия подозрений о незаконных действиях на предварительных этапах сделки. Невзирая на заверения концерна ThyssenKrupp, проведшего внутреннее расследование, о том, что "не обнаружено никаких признаков коррупции". Ни в отношении, как подводных лодок, так и корветов для защиты газовых месторождений. Но кто ж поверит этим глупым немцам, согласившимся оплатить треть стоимости израильского "оружия Судного дня"? Из всех видов искусств наиболее простое - терять не принадлежащие тебе деньги. А в Израиле - это вообще особенности национальной бюрократической машины. Самые справедливые в стране судьи тоже дали народу шанс убедиться, что не в шекелях счастье, отправив в нокаут так и не ставшую на ноги газовую отрасль. 
От любви до ненависти один шаг. Зато обратная дорога гораздо длинней. Может, потому и главное достоинство граблей в том, что они не столько излечивают от иллюзий, сколько напоминают о себе. У Израиля две извечные проблемы - дураки и арабы. Дураки непобедимы. Следовательно, и бороться с ними все равно, что строить пирамиды на границе с Газой. Для защиты от ракетных обстрелов. С арабами проще. Надо, наконец, признать их полноправными членами общества. С одинаковыми обязанностями. Права у них и так есть. Кроме обязательного права на труд. Его-то и надо поставить во главу угла. Вместе с неукоснительным исполнением обязанностей. Например, платить налоги. В том числе и за землю, если на ней что-то построено. И на оборону, если косишь от армии или не достоин служить Родине. С жесткими, естественно, санкциями и штрафами за любые нарушения закона. Отдельной строкой должна быть выделена кара за терроризм и призывы к террору. Независимо от кого они исходят. И независимо от причин, которыми они прикрываются - будь то "аль-акса", "накба", "оккупация", религиозный фанатизм или обычное хулиганство. Закон Торы: если тебя пришли убить, убей первым, обсуждению вообще не подлежит. А что делать с родственниками убийц? Автоматически лишать гражданства, оставив им в лучшем случае разве что летальный вид на жительство. И то при условии, если оплатят нанесенный государству ущерб. Содержание тюремных "страдальцев" тоже переложить на плечи ближайших родственников, а средства за причитавшиеся им пособия передать семьям пострадавших. Но начинать необходимо с чистки разжиревшей "пятой колонны", заполонившей все коридоры власти. После чего провести поголовную присягу на лояльность. И немедленно депортировать тех, кто откажется. 
Пора уже, наконец, осознать: хватит быть для арабов вечно заботливой, внимательной и сердобольной нянькой. Тем более, что они сейчас вообще не представляют для страны никакой ценности. Но Израиль всегда слишком чувствительно относился к этой теме. Настолько чувствительно, что превратил ее в своеобразную "священную корову". Забыв, очевидно, что в стране, где живут арабы, тишина - серьезный повод для паники. И в результате пожинает горькие плоды. Потому что собственными руками вскормил непримиримых врагов. Кто каждый день отправляет, как на работу, детей с мешками камней? Те, которые чуть ли не даром получают все блага от государства, стараясь при этом как можно больше ему нагадить. А кто устроил бойню на Храмовой горе, обернувшуюся для страны не только многомиллионным ущербом, но и не поддающимися подсчету моральными издержками? Остановить эти "художества" можно лишь одним способом - безжалостно выдавливая из страны всех, кто пытается ей навредить. Меньше всего прислушиваясь к неизбежным воплям международных "плакальщиков". Поскольку, с одной стороны, это сугубо внутреннее дело, и с другой - прямая обязанность любого уважающего себя государства. А желающих, воспользовавшись взрывоопасной ситуацией, поднести горящую спичку всегда было и будет сколько угодно - от ничтожного Аббаса до безмозглого Эрдогана. 
Восторг - дело тонкое. Особенно арабский. Еще кровь подло убитых на Храмовой горе друзов горестно взывала к Б-гу, когда спикер иорданского парламента Атефа Тараун кричал, не скрывая оргазма блаженства: «Да снизойдет милость Аллаха на шахидов, которые оросили своей кровью священную землю!». У страны, в которой наделенные властью клинические идиоты называют убийц и ублюдков национальными героями, нет будущего. Как и у народа. И это не благие пожелания. Это приговор. Неотвратимый, как суд Творца: "благословляющих тебя благословлю, а проклинающих - прокляну" (Берешит,12:3). Только слепой не видит, как Хашимитское королевство вместе с остальными граничащими с Израилем искусственными образованиями стремительно превращаются в безжизненную пустыню. По оценке американских исследователей, Ближний Восток ожидает затяжная десятилетняя засуха, которая может и вовсе перейти в хроническую. Угрожая заодно и южной Европе. И никто к ней не готов, кроме Израиля. Еще более удручающая судьба ждет сектор Газа, который, согласно докладу, подготовленному экспертами ООН, станет "местом, не пригодным для жизни" уже через каких-то три года. Или даже раньше, поскольку деградирует гораздо быстрей, чем предполагалось. Все в этом мире взаимосвязано. Поэтому чем беспощадней и кровавей арабский террор, тем страшней картина климатических изменений. Тут в общем-то и никаким экспертом быть не надо.
 
Источник: mnenia.zahav.ru

ЛИБЕРМАН-РЕГЕВ. КОМУ ИЗВИНЯТЬСЯ?

Либерман призвал политиков извиниться перед ШАБАКом

 
 
Авигдор Либерман
Вечером в субботу, 29 июля, министр обороны Авигдор Либерман призвал политиков, критиковавших общую службу безопасности (ШАБАК) , взять свои слова назад и извиниться.
Лидер НДИ имел в виду критику, которую высказали министр по делам культуры и спорта Мири Регев, а также глава правительственной коалиции депутат Давид Битан (оба представляют в Кнессете партию "Ликуд") по поводу рекомендаций ШАБАКа во время кризиса вокруг Храмовой горы.
"ШАБАК ежедневно предотвращает теракты. Жаль, что политики делают такие заявления. Те, кто решают вопросы безопасности, знают, что нельзя одновременно заниматься праймериз и тем, как ты выглядишь в глазах членов партии", – сказал министр обороны в интервью Второму каналу ИТВ.
В ответ министр культуры Мири Регев заявила, что она не отказывается от своих слов. "Решение демонтировать металлодетекторы на Храмовой горе было ошибочным и непостижимым. Оно стало результатом запугивания ШАБАКом политического руководства страны", – заявила Регев.

Регев: извиниться перед ШАБАКом? Сначала пусть Либерман извинится перед гражданами

Раздел: В Израиле
Регев: извиниться перед ШАБАКом? Сначала пусть Либерман извинится перед гражданами
Фото: ISRAland Фотограф: пресс-служба Кнессета
Министр культуры и спорта и одна из лидеров «Ликуда» Мири Регев по-прежнему считает, что «решение убрать металлодетекторы и камеры видеонаблюдения от входов на Храмовую гору в Иерусалиме было ошибочным и даже абсурдным».

Об этом Регев написала 29 июля в ее аккаунте в Facebook. «Рекомендация ШАБАКа (Службы общей безопасности – ред.), фактически запугавшая политических руководителей страны, привела к тому, что эффект устрашения и сдерживания подвергся серьезной девальвации. Кроме того, нанесен удар по нашему суверенитету в Иерусалиме», - отметил Регев.

«Я знаю, что в активе ШАБАКа масса достижений, я ценю профессионализм сотрудников службы. Но и они не имеют иммунитета от критики. Более того, политическое руководство не обязано всегда следовать рекомендация спецслужб», - добавила министр.

Регев также отреагировала на интервью министра обороны Авигдора Либерману Второму каналу. Министр резко критиковал коллегу и даже потребовал, чтобы она извинилась перед ШАБАКом.

«Сначала пусть Либерман извинится перед гражданами Израиля за то, что главарь ХАМАСа Исмаил Хания до сих пор жив, произносит речи в Газе и подстрекает к террору против нас», - подчеркнула Регев.

Ю. ЛАТЫНИНА 29 ИЮЛЯ

 Я напоминаю, что наше вмешательство в выборы в США и вскрытые сервера Демпартии – они долгое время никак поэтому не играли в американской политической сцене, потому что… Ну, во-первых, ничего там такого страшного не было. Самое страшное, на мой взгляд, что там нашлось, это что Билл Клинтон съездил в Москву, прочитал там лекцию за 500 тысяч долларов, а после этого его жена, будучи Госсекретарем, стала большим противником Закона Магнитского, она сделала всё, чтобы он не прошел через Конгресс и Сенат, и она, и, соответственно, Барак Обама (это всё принимали мимо них).
Так вот. Естественно, что американцам и тому же самому Бараку Обаме долго казалось, что если уж русские и влезли в сервера Демпартии, то это работает исключительно на Клинтон (что так оно и было). Другое дело, что даже с этим она не смогла выиграть выборы (так оно получилось). Только после того, как Клинтон выборы проиграла, в попытках найти козла отпущения американские демократические СМИ объявили войну Трампу и объявили причиной проигрыша демократами выборов вот это самое злосчастное российское вмешательство.
Но факт-то заключается в том, что ни при каком раскладе выиграть мы не могли. Либо мы получили то, что получили, совершенно неожиданно сейчас, вот эту странную конфигурацию, при которой Кремль назначен главным виновником проигрыша демократами выборов, что, конечно, как я уже сказала, не так, потому что демократы выборы проиграли, несмотря на то, что Кремль влез в сервера Демпартии, а не потому, что. Но если б выиграла Клинтон, то понятно, что наша ситуация была бы не лучше.
То есть зачем было ввязываться в ситуацию, в которой принципиально можно только проиграть и принципиально можно только огрести? Потому что, все-таки, для американцев выборы – это очень святое дело. Вмешательство в них иностранной державы – это фактически акт объявления войны. И более того, только такой президент как Барак Обама, который имел обыкновение извиняться перед любым врагом Америки за то, что тот не любит Америку… Он извинялся перед Кубой, он извинялся перед исламским миром, он сразу после российско-грузинской войны торжественно объявил, что запускает Перезагрузку вместо того, чтобы ввести санкции. Если бы вместо Перезагрузки тогда были введены санкции, может быть, и Крыма бы не было. Ну, не важно. Да?
Вот, только такой президент как Барак Обама, когда ему уже перед концом его президентства настаивали на том, чтобы он позвонил Путину и сказал, что это акт войны, только такой президент как Барак Обама мог не произнести эти слова «Это акт войны».
Хорошо. Сейчас Конгресс это произнес. Более того, Конгресс обязал разведку, министра финансов предоставлять комитетам Конгресса открытый доклад ежегодно об олигархах и полугосударственных организациях Российской Федерации, в котором должны быть представлены главные данные о ключевых политических фигурах в России, должен быть идентифицирован уровень их близости к Путину и к другим членам российской правящей элиты, установлены масштабы их состояния, источники дохода, перечень родственников, супругов, детей, родителей, активов. Привет Владимиру Литвиненко с его «ФосАгро» и другим массажистам.
Да, вот ребята… Повадился кувшин по воду ходить.
По этому поводу, по поводу санкций, введенных американцами, у нас как всегда посыпались самые удивительные объяснения. Мне вообще наши политики, знаете, чего напоминают? Вот, представьте себе, сидит человек. Один раз он бросил к соседу через забор дохлую кошку, другой написал чего-то на его воротах. В третий раз поджег курятник. В четвертый раз отравил собаку его. А потом сосед против него принимает какие-то санкции. Тут наш человек встает и говорит: «Это потому, что меня не любят». Ну, дохлых кошек бросать не надо. Собак травить не надо. Тогда, может быть, к тебе будут по-другому относиться, потому что дело не в том, что это меня не любят, дело в том, что это ты кого-то не любишь. А ненависть – это то чувство, которое редко остается без взаимности.
 ИЗ "КОДА ДОСТУПА

Израильская компания показала

Израильская компания показала


Сезонных сборщиков плодов в крупнейших садах США могут заменить самообучающиеся роботы для уборки урожая фруктов. Израильская компания FFRobotics продемонстрировала в штате Вашингтон свою революционную разработку — "вековую мечту всех садоводов". 

Фото:Youtube
На самообучающегося робота-сборщика можно установить от четырех до двенадцати рук-манипуляторов, и, как утверждает основатель компании Ави Кахани, чудо-машина способна собирать до 10 000 яблок в час.
Пока робот умеет собирать только яблоки, но в его программе заложена способность самообучаться в процессе работы и адаптироваться к разным типам плодов, говорит Кахани.
"Мечта садоводов" появится в продаже к сезону урожая 2019 года.
На показе в Вашингтоне машина вызвала большой интерес, как отмечает "Дейли Мейл", для уборки яблок в американских садах привлекается десятки тысяч сезонных рабочих, в основном нелегалов, и в условиях США робот окупится за два года.

В Израиле, где собирают урожай филиппинские гастарбайтеры, которых правительство массово завозит в страну по требованию фермеров, FFRobot имеет не столь блестящие перспективы, как в США.




Источник: 9tv.co.il

НАТАЛЬЯ БЕЛОХВОСТИКОВА ЛУЧЕЗАРНАЯ...

Она — современная русская женщина: коня на скаку остановит, и самолет на лету развернет
( Не даром много лет замужем за евреем)
Наталия Белохвостикова из женщин, абсолютно соответствующих своей внешности. Эта утонченная, лучезарная блондинка на вид оказалась такой же благородной и светлой внутри. Меня очень интересовал вопрос: как она может оставаться такой всегда?

— Наталия Николаевна, вы, наверное, самая парадоксальная актриса нашего кино. Во всех интервью говорите, что закрытый человек. А я написала вам в соцсетях — и вы согласились со мной встретиться!
— Это редкая ситуация. Так я девушка, которая всегда говорит “нет”.
— Но вы же актриса. Потребности в публике, медийности нет?
— Никогда не ощущала. Наоборот, знаете, мне всегда казалось, что если человек актер, то он говорит со сцены, с экрана. Все. А зачем? Это жизнь, право на свою закрытость, хотя от всех не убежишь, да и не надо, наверное.


— А вы и не пробовали убегать, мне кажется. Я читала ваши воспоминания об английском детстве (отец Николай Дмитриевич Белохвостиков был дипломатом — прим. авт.). Вы там рассказываете, как ваша мама Антонина Романовна собиралась на прием и была похожа на фею в своей шляпке и высоких перчатках. Это все было написано очень любовно, вкусно и тепло.
— Это была коронация Елизаветы. Вообще, детство было хорошее. Мама обожала кино и с двух лет водила меня в советский клуб смотреть картины. Все, что смотрела мама, смотрела я. И я тоже любила кино, все, что с этим связано. А потом я жила с бабушкой и дружила с книжками. Тогда же модно было, чтобы стены от пола до потолка во всех комнатах были в книжках. Родители привозили из Лондона все собрания сочинений, какие можно было, и я все время читала.
— Жили в своем мире, можно сказать.
— Я лет пять дружила с этим миром и была такая тихушная! Я так тихо разговаривала! Вот мне пальчик покажи, становилась пунцовая. В школе я была отличницей, меня вызывали к доске, и я волновалась ужасно. А если учительница говорила: “Наташа, ты можешь погромче?” — все, что Наташа знала, тут же вылетало у нее из головы. Ну то есть анти-артистка!


— Каким же это было барьером для вас тогда?
— Барьер и сейчас. Нет, я не боюсь идти на съемки, разговаривать (смеется). Но я никого ни о чем не прошу. Никогда никому не звоню, чтобы что-то сделали.
— Наверное, тогда работать с мужем легче? Все-таки для вас Владимир Наумов не только великий режиссер, но и родной человек, который вас знает и понимает.
— Тяжелее намного. У других сниматься легче. С мужем ответственность растет как раз потому, что он знает тебя, знает, что ты можешь, и этого от тебя ждет. И если я подведу, это будет… нехорошо (улыбается). Эта мысль в подкорке живет. Так что тяжело, хотя потрясающе здорово.
— Вас часто спрашивают о ролях сыгранных, ведь эти фильмы — классика: “У озера”, “Тегеран-43”, “Принцесса цирка”. А мне интересно: чем вы заняты сейчас?
— Мы с мужем так и надеемся доснять “Сказку о царе Салтане”. Еще у меня был фестиваль “Я и семья” до прошлого года, и это было здорово: люди смотрели фильмы всей семьей в кинотеатре “Художественный”. У нас были психологи, социологи, мастер-классы анимационного кино, мы разрисовывали лавки мира, ездили в детские дома. Фестиваль просуществовал 12 лет. Я благодарна этому времени за то, что оно погрузило меня в другой мир, который я бы иначе никогда не узнала. Это было хорошее дело, которое меня очень радовало. Но 12 лет — хорошая цифра, и надо заняться чем-то другим. Вот появился Армен Джигарханян и позвал меня в труппу своего театра.
Вообще, если бы не Армен, я бы ни за что не согласилась. Потому что я из театра всегда убегала. Всю жизнь убегала. Я киношная девушка, нам Герасимов говорил: “Ребята, артист театр и кино — это две разные профессии”. Чем дальше я влезала в театр, тем больше понимала: мое — это все-таки кино. Ни разу не поддалась. А тут Армен Борисович говорит: “Я понимаю, тебе не нравится то, что тебе предлагают играть. Но есть же драматургия хорошая. В этом можно купаться!” — и сподвиг меня. Мне вдруг сейчас стало это интересно.
— Мне так нравятся люди, которым, несмотря на опыт и успехи, многое интересно. А не это вот: “Я же взрослый человек, куда мне, я же всего достиг”.
— Ну, это ужас! Должно быть интересно жить! Я вот раньше не читала стихи. А теперь мне это интересно. У меня ребенок маленький. С ним общаться интересно.
— Не такой уж маленький. У вас недавно в Facebook пост был с грустинкой — взрослеет.
— Вообще, Кирилл совершенно взрослый. Он был взрослым с трех лет. Скоро ему 14, и он настолько потрясающий, что вот на него можно оставить дом. Сказать: “Папа придет с работы, ты его накормишь?” — “Да!” — “Зажаришь мясо?” — “Да!” — “Сделаешь?” — “Да!” И я прихожу. Все накормлены. Он зажарил отбивную. Тут папа захотел блины. Он пожарил папе блины! Я говорю: “Кирилл, что это?” А он обожает! “Мама, давай я тебе сделаю креветки в кляре!” — говорит он мне вечером. Давай, если тебе не лень.


— И получается с первого раза?
— Да! Он готовит! Готовит потрясающе!
— И тут мне стало стыдно, что я вчера сожгла сковороду.
— Ой, а что я делаю! Кирилл утром каждый божий день ест гречневую кашу. Мама ее варит с вечера и обязательно сожжет. Кирилл из года в год ест эту кашу — это ритуал. И вот это тоже ритуал, не может пройти день без сожженой гречневой каши (смеется). А Кирюша — молодец. Ему было 10 лет, он мне со сцены читал “Пророка” Пушкина. Ну кто его этому учил? Вот такой он. И еще очень добрый, это меня в нем потрясает.
— Разве это не культивируется семьей?
— Но он меня на обе лопатки, понимаете? Я могу на кого-то сердиться, а сын мне говорит: “Мама, ну ладно, может, у человека какие-то проблемы”.
— Я плохо верю, что вы можете сердиться, после истории на съемках фильма вашей дочери Наталии Наумовой “Год Лошади — созвездие Скорпиона”. Известно, что вас лошадь сильно травмировала, схватила зубами за плечо, бросила себе под копыта. И вы без единой жалобы еще 10 часов играли счастливый финал.
— Ой, лошадь мне тогда устроила. Я потом долго очень отходила, подкосила она меня сильно. Этому коню сейчас 19 лет. Живет он на бегах, этот поросенок. Когда мне стало лучше, я его нашла и купила.
— Он вас чуть не покалечил.
— Но он прожил со мной полгода и вел себя идеально! В трамвае со мной для съемок катался. На третий этаж поднимался. Пошли на третий этаж? Пошли. Куда хотите пошли. Как же я могла его оставить? Партнеров не предают. Я не предатель. Я считаю, что ты во что-то веришь, тебе верят, и ты должен в этой вере жить. Ненавижу, когда мне врут. Не-на-ви-жу. Предательство не прощу никогда. Себе в первую очередь.


— Как в вас это сочетается? И эмоциональность, и стойкость, когда нужно?
— Меня, наверное, так родители воспитали. Мне отец говорил: “Наташ, спинку надо держать и улыбаться. Ты обязана улыбаться!”
— Вы первую награду получили за фильм “У озера” в 20 лет. Для вас это было важно?
— (после паузы, задумчиво) Нет. Это были странные годы. Я собиралась вообще в МГИМО, хотела переводить книжки. И встретила Герасимова в коридоре, пришла во ВГИК, мне было 16, совмещала учебу со школой. “У озера” — два года работы, у меня практически не было выходных. После премьеры в Доме Кино я видела, что люди выходили с воспаленным глазами, но ничего не понимала. Только: это была каторга. Адов труд! Но я обожаю это каторгу! Награды мне были параллельны (смеется).
— А кто-то меж тем смотрел на вас и завидовал: как ей повезло!
— Ну мне и правда везло (улыбается). Я счастливый артист. Счастье, что я была во всех этих картинах, что великие люди были на моем пути. С ними была постоянная радость творчества. Они заставили меня о многом подумать и на многое посмотреть по-другому, на то, что я делаю, надо мне это или не надо.
— И это компенсирует зависть со стороны?
— А меня это не задевает. Первый раз я это поняла, когда пришла куда-то, вся улыбаюсь, душа нараспашку, а со мной как-то так… Кивают. Я думала: может, с внешним видом что-то не так? А оказалось, эти люди смотрели фильм “У озера”. И я подумала: наверное, так надо. Некоторые люди бывают недобры. Зачем переживать? Жизнь большая, мир велик, рискуешь упустить его, если обращать на это все внимания.
— Как красивая женщина, вы не боялись возраста?
— Ну что вы, я никогда не воспринимала себя красивой, я ненормальная была! Грим накладывала по пять часов, такое истязание творила со своим лицом каждое утро! Нет, возраста не боялась. Знаете, почему? Мне всегда казалось, что каждый возраст дает свои плюсы. Скучно застрять только в одном времени, жизнь должна двигаться. Я понимаю: сейчас повальная мода на вечную молодость, с ног на голову перевернутые платья... Но сделаю я из себя Барби — и ничего не будет! Мне казалось, что главное внутри. Все самое важное происходит внутри тебя, и если есть это озарение, свет, наполнение, это будет откликаться и на твоей внешности. Видите, я от обратного шла.
— В вашей жизни было мистическое совпадение. Вас, младенца, забирали из роддома, и в это же время мимо этого роддома проходил ваш будущий муж. Вы фаталист?
— Я борец. Жизнь — это не только радости, но и горести, и рождение, и потери, и ни один человек этого, я думаю, не миновал. Нельзя удары просто принимать, бороться надо. Я ради Володи самолет останавливала. Я творила беспредел.


— Как хрупкая блондинка могла остановить самолет?
— Однажды, когда мы сели в самолет, ему стало плохо. Самолет собирался в Париж, и я смотрю: еще поворот — и он взлетит! А мужу плохо. Я встаю. Иду. И начинаю колотить. Выскакивают стюардессы, я говорю: “Немедленно остановите самолет, человеку плохо, разворачивайтесь к терминалу”. И пилот остановился. Это был кошмар. Я их за 15 минут морально изнасиловала: “Быстрее, это же самолет, а не телега”. Я потом сама себе удивлялась.
— Двойственный вы тип! Значит, вас лошадь ударила — можно потерпеть, а ради близких самолет остановите.
— Когда дело касается моих близких, я не принимаю всех этих: “Наташ, смирись”. Я борюсь.
— Вот ваш секрет! Вы больше тепло и энергию отдаете. А черпаете их откуда?
— Не знаю… Я не понимаю. Я просто однажды поняла, что по-другому нельзя, и все. Бывает выгорание, конечно. Но я отсиживаюсь в тишине, читаю, и тогда мне хорошо. Мы с дочерью совершенные друзья, я всегда хотела, чтобы Наташе со мной тепло было очень. Она меня поддерживает невероятно, реанимирует. Ну и не могу я быть другой, у меня маленький ребенок, ну вы что (смеется).


Источник: www.chaskor.ru
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..