вторник, 29 апреля 2014 г.

РАДИ НЕСКОЛЬКИХ СТРОЧЕК фильм


 С этим фильмом по моему сценарию связана любопытная история. В те давние годы в каждом объединении на Ленфильме пылилась проза заурядных авторов, которую никак не удавалось экранизировать. Знакомый редактор привел меня в объединение под началом хорошего режиссера, но антисемита лютого - Виктора Трегубовича. Увидел он меня, поморщился, но делать было нечего. За книгу деньги  плачены. В те времена с этим было строго, да и год юбилейный - 40 лет со Дня победы. Позарез нужна была картина про войну. Были попытки и прежде экранизировать повесть М. Алексеева, но ничего из этих попыток не вышло. Надо  сказать, что сам Алексеев тоже евреев не жаловал и состоял в компании российских писателей-патриотов, вроде Шолохова, Бондарева, Маркова и пр. Саму повесть читать было трудно. На десятой странице бросил, но что-то придумалось и сценарий  написал. Он был  принят и стал первым фильмом ныне знаменитого режиссера Александра Рогожкина. Рогожкин с дебютом справился и мы удостоились премьеры в Доме кино. Алексеев пригласил на просмотр своих друзей-патриотов. Им, судя по всему, фильм понравился. Стоят патриоты после просмотра "могучей кучкой" весело переговариваются о чем-то. Наш редактор - великий шутник - решил меня к ним подвести, познакомить с этой компанией.
 - Вот. - говорит. - Сценарист нашего фильма - Аркадий Красильщиков.
Увидели меня патриоты - и сникли, с лиц их мгновенно исчезла улыбка. Кто-то сразу покинул компанию, кто-то сдержанно кивнул - и тягостная пауза.
 - Замечательно! - не унимается редактор. - Нас, Аркадий Львович, приглашают в ресторацию, отметить успех.
 Тут приглашающие и вовсе стали "рассасываться" по сторонам. Надо ли говорить, что ни в какой ресторан я не пошел. Фильм этот до сих пор жив, телеканалы его крутят. Есть в нем и еврей, один из героев, что по тем временам было известным достижением. Лента была на студии принята неплохо. И получила приз на каком-то фестивале. По этой причине тот же Трегубович смотрел на меня уже с откровенной ненавистью, подписывая очередной договор. Опять же, по необходимости экранизации очередной, залежалой муры о рабочем классе. Мне тоже деваться было некуда: семью кормить надо. На этот раз смог дочитать источник всего до пятой страницы. Опять пришлось что-то придумывать. Михаил Ершов снял и этот фильм, под дурацким названием: "Ищу друга жизни". И ждала меня участь вечного халтурщика-спасателя литературного хлама. Но тут, слава Богу, случилась перестройка и сама собой отпала надобность экранизировать патриотов и романы о рабочем классе. За очередные картины на ЛЕНФИЛЬМе стыдится не приходится. Я уже гордился ими в блоге: "Псы" и "Мы едем в Америку".

http://kinomusorka.ru/new-film-for-the-sake-of-a-few-lines.html

КАК ОБУСТРАИВАЮТ КРЫМ

Как они обустраивают Крым 
Валентина Самар 25 апреля, 20:55




Порой кажется, что отношение Москвы и Киева к Крыму сегодня почти одинаковое. Первая, аннексировав полуостров, похоже, только начинает считать, сколько же это приобретение будет стоить, из каких резервов покрывать, и шарахается из стороны в сторону в поисках какого-то спасения от давно известных рисков — обеспечения водой, электроэнергией и прокорма территории, где на одного работающего — как минимум пять неработающих. 

Киев, десятилетиями живший мифом о том, что эти самые риски непреодолимы, а потому Крым никогда не отделится, никак не определится, — что же теперь со своей "трубой" и "краником" делать: перекрыть или торговать, а если торговать, то не по формуле ли "газа"? Поступать адекватно действиям России Украине невозможно: на территории Крыма живут граждане Украины. Особо думать, вроде и некогда — надо спасать Юго-Восток. И Крым как бы уходит на второй план. И в Женевском соглашении о нем — ни слова…
В это время население Крыма начинает приходить в себя после двух ковровых пропагандистских бомбардировок: сначала  "антимайданной" — от технологов ПР, затем  "антибэндеровской" — от умельцев Кремля, бивших по головам крымчан более полугода! Многие, особенно в Севастополе, по-прежнему пребывают в состоянии эйфории — Россия о них вспомнила и забрала к себе. Многие, преодолевая тошноту от крутого виража в своей судьбе, оглядываются по сторонам в поиске спасительной для психики картинки. Дающей одним надежду на то, что их сейчас разбудят, и боль от того, что их нагло оккупировали или "сдали", окажется дурным сном. Другие надеются, что однажды утром "временные трудности переходного периода" чудесным образом закончатся, потому как кошмар "утраченные иллюзии" смотреть может не каждый. Особенно, если по трое суток стоять в очереди в единственный принимающий их банк, чтобы заплатить "этим бандитам" налоги. В общем, как писал классик, смеркалось. Шел второй месяц второй аннексии Крыма Россией. Чемодан без ручки становится все тяжелее…
В крымских, теперь почти закрытых, кулуарах власти рассказывают байку: якобы когда Владимиру Путину назвали общую сумму, необходимую сегодня для закрытия всех вопросов по Крыму, — 100 млрд долл., он удивился и запросил "постатейно". Особое изумление вызвало количество пенсионеров — почти 700 тыс. На что кто-то рискнул спросить: "А разве вы не знали?!".
Байка байкой, но главное здесь и сейчас — цена вопроса и способность экономики России переварить крымскую авантюру. Вслух Владимир Владимирович на этой неделе тоже назвал 100 миллиардов, но не долларов, а рублей. 
Обнародовать сумму, необходимой на сегодня "помощи Крыму", пришлось в связи с приостановлением реализации ряда госпрограмм: лидер нации заверил народ, что это никак не связано с издержками от присоединения Крыма. 
В частности, правительство РФ решило перебросить 31,5 млрд руб. (около 870 млн долл.) с проекта Мурманского транспортного узла (он предусматривал строительство железнодорожной ветки от Мурманского порта, угольного и нефтяного терминалов, а также моста через через р. Тулому) на развитие портов Азово-Черноморского бассейна, в том числе — Феодосии, Севастополя и Керчи. 
Путин заверил, что возможное сокращение госпрограмм абсолютно не связано с Крымом, ибо все, что делается и будет делаться в отношении Крыма — только из резервов правительства. "Их у нас на этот год, дополнительных даже резервов, 

240 млрд руб. А весь объем помощи Крыму по разным направлениям — не более 100 млрд руб.", — заявил президент России. 

Похоже, в Москве начинают сбиваться с "крымского счета". Напомним, что в марте В.Путин уже разрешил перебросить на Крым пенсионные взносы российских граждан в сумме 243 млрд. руб. (около 7 млрд долл.), замороженных в специальном антикризисном резерве бюджета России. 
На этой же неделе была озвучена еще одна солидная сумма расходов — на решение проблемы энергозависимости Крыма от Украины. Инвестиции оцениваются ориентировочно в 71 млрд руб., говорится в сообщении Министерства энергетики России. В эту сумму посчитали строительство тепловых электростанций суммарной мощностью до 800 МВт и две высоковольтные линии электропередачи от Анапы до Феодосии. Ранее, правда, предлагалось для поставок энергии в Крым построить ТЭС в Новороссийске. Думаю, варианты еще будут. 
Как и в случае с водоснабжением. Как уместно напоминает председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, академик РАН Владимир Кашин, цветущим садом Крым стал благодаря Северо-Крымскому каналу и идущей по нему днепровской воде. Киев после аннексии Крыма воду пустил по графику в начале весны. Но она не идет, а тихо струится — Крым, по версии Киева, не платит за воду, и даже соответствующий договор не заключен. "Накапало" уже на 4,5 млн грн. Сергей Аксенов жалуется Путину на политические козни Украины, которые превратят полуостров в пустыню и лишат урожая, но проект договора в Киев таки повезли, правда, только на прошлой неделе. И наконец-то честно признались крымчанам, что решить проблему водоснабжения можно будет только через два-три года.
Правда, еще не определились — как. Продолжают озвучивать идеи о быстрой переброске воды с Кубани через Керченский канал (в том числе по мосту, который еще надо построить). Однако тот же академик Кашин предостерегает: "Перебросить воду из Дона или Кубани нереалистично. Кавказ и Краснодарский край сами испытывают дефицит воды. Тут можно разве что изловчиться, чтобы снабдить водой Керчь, но не более".
Академик предлагает два варианта. Первый — завоз бутилированной воды. "Мы запросто снабжаем бутилированной водой 12-миллионную Москву. И ничего, никаких проблем не возникает, — говорит академик в интервью ИТАР-ТАСС. — Более того, доставка бутилированной воды — хороший бизнес. Литр воды стоит дороже литра бензина, литра молока".
Но основным направлением он называет все-таки опреснение морской воды. По примеру полуострова Мангышлак и Израиля. "Это, правда, потребует больших затрат энергии, но энергетическая проблема для Крыма носит временный характер", — считает глава думского комитета, не знакомый, наверное, с ценой вопроса "энергетической независимости" Крыма. 
При этом правительство Республики как-то случайно опровергло наши познания в том, что Крым зарабатывает себе на жизнь половину от потребности. Со слов министра финансов Крыма Владимира Левандовского следует, что только четверть: "В месяц у нас расходная часть около 8 млрд руб. Сам Крым около 2 млрд руб. собирает налогов, около 6 млрд руб. мы получаем финансовой помощи". 
В общем, Борису Немцову, похоже, можно пересчитывать стоимость Крыма для России, которую он вывел еще до референдума в особой для России единице измерения: "Крым будет стоить 3 млрд долл. Чечня обходится в 1,5 млрд долл. К России, с точки зрения финансов, присоединяют две Чечни".
"Да, после крымской "Весны" у нас, похоже, будет суровая зима", — сказал на днях коллега из России после разговора с бизнесменами, сетовавшим на то, что экономика замерла, не дожидаясь третьего уровня санкций. 
Самая отличительная деталь сегодняшнего Симферополя — очереди, от которых украинцы уже успели отвыкнуть. Огромные толпы нервных людей к пунктам приема заявлений на получение российских паспортов (и в течение месяца — отказа от них), клокочущие очереди к отделениям банков. Украинские банки из Крыма почти все ушли, вслед за ними уходят и крупные российские — не хотят попадать под санкции и терять "дочек" в Украине. Второразрядные из регионов России только выдвигаются. На прием налоговых платежей в Крыму работает только один Черноморский банк развития и реконструкции, сменивший недавно владельцев. Люди приезжают со всего Крыма и сутками стоят в очереди. К "Приватбанку", владельцы которого обвиняют Центробанк России в рейдерском захвате, тысячные очереди желающих получить компенсации вкладов. 
"Просто шок!", — говорят крымские банкиры с именем и стажем. — Мы-то думали, россияне в этом плане будут действовать грамотно, показывая нам передовой пример. А здесь просто махновщина". 
Нервотрепки добавляет неразбериха с хождением гривни: заявленные законом сроки до 2016 года крымские чиновники уже раза три "отменяли", что приводило к настоящей панике. Реестры не работают, нотариусы не работают, суды как-то работают. Крымские милиционеры, переприсягнувшие России, не работают — выполняют поручения российских полицейских. Перешедшие в ФСБ бывшие сотрудники украинской Службы проходят антикоррупционную (и, наверное, не только) проверку на детекторе лжи. 
"Будете служить, где Родина прикажет". Эти слова уже слышали командиры и офицеры, нарушившие присягу народу Украины, контрактники, проходящие сегодня сборы и сдачу норм физподготовки (отличникам доплачивают 40 процентов зарплаты). 
Впрочем, учеба и переаттестация ждет всех. Некоторым уже сказали "мы в вас не нуждаемся". Из всех прокуроров городов свое право на должность подтвердили только трое крымских. Говорят, после выборов в руководстве прокуратуры Крыма не останется ни одного местного кадра.
С крымскими депутатами, на долю которых выпала историческая роль по "легализации" всей цепочки аннексии Крыма Россией, Москва тоже решила не церемониться. Несмотря на то, что федеральный закон о вхождении в состав РФ даровал депутатам Госсовета Крыма сохранение полномочий до сентября 2015 года, как и предполагало ZN.UA, выборы пройдут уже этой осенью, в день единого голосования в субъектах федерации — 14 сентября. При этом количество депутатов снижено со 100 до 75 (в соответствии с принятыми в РФ стандартами численности избранников на душу населения). Во-вторых, по некоторой информации, Константинову и Аксенову позволили провести в парламент только очень ограниченные команды своих людей. Кандидатуры остальных им предоставят. 
Партийное строительство проходит, можно сказать, непублично. Крымскую ячейку партии власти "Единая Россия" ожидаемо возглавил спикер Владимир Константинов, а вот Сергей Аксенов на учредительном собрании даже не присутствовал. И до сих пор — беспартийный (если не считать никем не ликвидированную партию "Русское единство").
Вторую партию власти, "оппозиционную" "Справедливую Россию" в Крыму пока не доверили никому из местных. Назначенные из Москвы лидерами партячеек в новых "субъектах федерации" депутаты Госдумы Александр Терентьев и Михаил Брячак, как оказалось, уже руководят отделениями партии в Алтайском крае и Псковской области. 
Учреждение крымской парторганизации ЛДПР и вовсе прошло почти подпольно. С местным лидером Владимир Вольфович, похоже, также не определился. Возможно, ее возглавит депутат от "Русского единства" Сергей Шувайников, отметившийся критикой новой конституции, однако эту информацию пока не подтверждают. В общем, такое впечатление, что все они проходят строгую проверку — то ли в службах безопасности партий, то ли в ФСБ…Леонид Иванович Грач, похоже, проверку не прошел — крымскую организацию КПРФ возглавил теперь уже бывший лидер КПУ в автономии Олег Соломахин. 
Грядущие выборы в аннексированном Россией Крыму вызывают неподдельный интерес: крымчане смогут на собственном опыте понять, как Это у них происходит. Второй важный момент — пойдут ли люди на участки? Можно сказать, своего рода второй референдум. Особый вопрос — пойдут ли голосовать крымские татары, бойкотировавшие "референдум", не признающие своей новую конституцию Крыма и заявляющие о праве народа на самоопределение на родной земле? 
Большой вопрос, как к тому времени в отношении Крыма поведет себя Киев, который на сегодня еще даже не сподобился на полноценный закон об оккупированной территории — своего рода "конституции автономии" на время аннексии, и создание специального центрального органа власти "по Крыму".
Сначала заявлялось, что будет создано министерство. И оно было создано, но в Москве. Затем пошли разговоры о том, что вместо министерства создадут специальный департамент. Затем СНБОУ принял решение о введении должности вице-премьера, который будет координировать работу различных министерств и ведомств по крымской проблематике. Еще раз об этом было заявлено 15 апреля, в день принятия закона о временно оккупированных территориях. На утро пятницы, 25 апреля, закон еще не был подписан — было много правок с голоса. При этом вице-премьера и/или министерства/департамента по Крыму тоже нет. При этом хоть какого-то вразумительного объяснения отсутствию этих органов (особенно на фоне того, что в России уже создана целая Госкомиссия во главе с вице-премьером Козаком) услышать не довелось. 
По некоторой информации, свое последнее слово в этом важном для граждан Украины в Крыму вопросе никак не скажет премьер Арсений Яценюк. Это при том, что соответствующее решение СНБО было принято еще месяц назад! В связи с этим хотелось бы напомнить Арсению Петровичу историю назначения в Крым сначала постоянного представителя президента, а затем нового начальника ГУ МВД. Как раз в тот момент, когда ВСЕ еще можно было остановить профессиональными и решительными действиями опытных, знающих Крым, авторитетных и что-то в нем значащих людей, не имеющих шлейфа коррупционных скандалов и бизнес-связей с видными россиянами. Но на должность постпреда был назначен Сергей Куницын — по квоте УДАРа и, как говорят, под большим натиском его лидера. Опускаем все, чем памятен Сергей Владимирович Крыму и Севастополю за годы дважды премьерства, постпредства и губернаторства. Важно, что ему удалось сделать в этот раз.
По нашей информации, предложенные на должности прокурора и начальника главка СБУ кандидатуры один из руководителей страны не одобрил ("работали при режиме Януковича"), а вот с кандидатом на главного милиционера автономии согласился, но хотел поговорить с ним лично. День хотел, два хотел, наконец связался по телефону, но вот незадача — к тому времени новый начальник главка уже был назначен. С.Куницын рекомендовал на эту должность вице-мэра Феодосии Игоря Авруцкого, бывшего начальника УБОП времен другого руководителя крымской милиции, а ныне нардепа от УДАРа Николая Паламарчука. На следующий день Авруцкий подал в отставку, и главк милиции заняла самооборона Аксенова. (Все, чьи имена здесь упомянуты, конечно же, имеют право на ответ. Готова задавать вопросы).
Тем временем, и.о. замглавы АП Андрей Сенченко озвучил ZN.UA новое решение, обсуждаемое сегодня в администрации — о "передислокации" постпредства президента Украины в АРК в Херсон. 
Решение, глядя из Крыма, здравое, но требующее поправок в законодательство. Хотя, с учетом важности срочного разворачивания на административной границе с Крымом массы служб и представительств различных ведомств, необходимых для решения проблем проживающих в Крыму граждан Украины, процессы можно совместить. Главное, какой функционал будет теперь возложен на постпредство, каким ресурсом оно будет обладать и, что немаловажно, кто его возглавит. 
Как сообщил ZN.UA Андрей Сенченко, оргвопросы уже решаются: есть помещения, подыскиваются кадры. Кандидатура на место постпреда, вакантное после увольнения "не справившегося" Сергея Куницына, пока не озвучивается. 
"Главная задача — оперативно решать проблемы граждан Украины, проживающих на временно оккупированной территории. Помимо координирующего центра в составе правительства Украины сегодня нужен территориально близкий к Крыму орган власти, в котором будут комплексно решаться все возникающие у людей проблемы. На это будут перенацелены полномочия постпредства президента", — говорит Сенченко. 
По его словам, в первую очередь, в Херсоне и непосредственно на сопредельной с Крымом территории должны быть развернуты службы для решения проблем с оформлением правоустанавливающих документов, всевозможной регистрацией, оформлением документов, справок, выписок — всего, что касается компетенции Минюста, Госслужбы миграции, Министерства социальной политики. 
"Люди должны получить полный цикл помощи — от информирования, консультации до оформления документа. В то же время, будет изучаться проблематика обращений и типичные вопросы, требующие принятия решения на уровне центральной власти. Они будут анализироваться и направляться в Киев для оперативного реагирования", — поясняет и.о. замглавы АП.
В то же время, постпредство президента должно иметь возможность оперативного вмешательства в ситуации, возникающие на административной границе с Крымом, которая сегодня Россией уже обустраивается как государственная. В перечне задач также мониторинг ситуации, информирование граждан и содействие работе международных наблюдателей миссий ОБСЕ и ООН.

РОССИЯ. ТОСКА ПО НЕСЧАСТЬЮ.




С  Олегом Борисовым только сталкивался в коридорах Ленфильма, знакомы не были. Запомнил фразу, сказанную им при мне, жене Алле: «Талантливый актер, пусть он даже дурак-дураком, а мудреца сыграет, даже в глазах умишко изобразит». Помню, усмехнулся тогда, но вскоре близко познакомился с одним таким талантом. В быту оказался и пень-пнем, и невеждой, а играл умников, интеллектуалов великолепно.
 Вспомнил  об этом эпизоде и решил перечитать дневники Олега Ивановича Борисова. Начал – и уже не смог оторваться. Каждая глава – великолепная новелла, написанная прекрасным русским языком, просто, глубоко, образцовой прозой. Одно место в дневнике перечитал несколько раз. Вот оно: «Гоголь искал потрясений. Завидовал даже своим друзьям, когда у них случалось несчастье. У критика Погодина умерла жена, он написал ему: «Друг, несчастия суть великие знаки Божьей любви. Не огорчайся! Они ниспосылаются для перелома жизни в человеке...» Погодин был в бешенстве и разорвал письмо».
 Зря критик так рассердился. Гоголь – гений русский – попытался умом понять Россию. Последуем за ним. А вдруг – все несчастья родины: от татаро-монгольского ига до сталинского ГУЛАГа - и есть «знаки Божьей любви». Вдруг русский человек эту любовь и по сей день ищет. Не потому он, в нынешней сытости и относительном покое, так недоволен своей жизнью, ворчит, проклинает Кремль, мечтает свалить нынешнюю власть «воров и жуликов». Может быть, без настоящих несчастий непривычно ему, неуютно, плохо. Вдруг без «перелома» жизни он и жить не может. Бедный народ. Одна надежда, что не хватит у него на этот раз сил добиться «потрясений». Глядишь, и привыкнет существовать без боли, потерь и мук. Вдруг ошибся Гоголь: травмы чудовищные в истории России – не знак любви, а полного равнодушия Божьего.

ПИСЬМО ИЗ США

ПИСЬМО ИЗ США



Маленькая зарисовка из жизни американцев...

Недавно, работая на цветочной клумбе в своем дворе, я увидел своих соседей, выгуливающих свою собаку и уже возвращающихся домой. Они остановились пообщаться со мной.
Во время нашей дружеской беседы я спросил их маленькую дочку, кем она хочет быть, когда вырастет. Она сказала, что когда-нибудь хотела бы стать президентом Америки.
Ее родители, оба либеральные демократы, стояли рядом, поэтому я спросил ее: "Если бы ты стала президентом, что бы ты сделала в первую очередь?" Она ответила: " Я бы обеспечила едой и жильем всех бездомных."
Ее родители светились от гордости.

"Здорово, это достойная цель!" - сказал я. - " Но чтобы сделать это, ты не должна ждать, пока  станешь президентом!"
"Что вы имеете в виду?" - она спросила.
И я сказал ей: "Ты можешь прийти ко мне домой и подрезать траву, выдернуть сорняки, подмести дорожки, и я заплачу тебе $50. Потом я отведу тебя к продуктовому магазину, где часто можно встретить бездомного мужчину, и ты дашь ему эти 50 долларов на покупку еды и нового жилья. Как насчет того, чтобы сделать такую замечательную вещь?"
Она обдумывала это несколько секунд, потом посмотрела мне прямо в глаза и спросила:
" А почему этот бездомный не может прийти к вам и проделать всю эту работу, и вы тогда заплатите ему эти 50 долларов?"
Я сказал ей: " Добро пожаловать в партию Республиканцев!"
Ее родители больше со мной не разговаривают...

СТАРАЯ ГОРЬКАЯ ШУТКА

СТАРАЯ, ГОРЬКАЯ ШУТКА


Помогите мне продвинуть эту идею.​


2013/8/20 
ИДЕЯ РОДИЛАСЬ В ИЗРАИЛЕ
 Предлагается перевести пожилых людей в  тюрьмы, а сидящих там террористов - в государственные дома для престарелых.

 Таким образом, пожилые люди получат: каждый день горячий душ, кружки для развлечения, экскурсии и др. Они получат лекарства, зубные протезы, медицинское обслуживание - бесплатно и без ограничений. Также получат карманные деньги. Они будут под непрерывным надзором видеокамер, таким образом тюремщики сразу увидят недомогание или падение. Дважды в неделю получат глаженные бельё и постельные принадлежности. Тюремщик будет проверять их состояние каждые 30 мин. У них будет тихий уголок, где они смогут уединиться с членами семьи, пришедшими их проведать. У них будет библиотека, спортзал и духовные консультации. Разумеется, у них  будет возможность расширить своё образование до докторской степени, получая соответствующие материалы.

 Они бесплатно получат одежду, обувь, домашние тапочки, пижаму, юридические консультации. У них будут отдельные защищённые комнаты, дворик с газоном, куда можно будет выйти погреться на солнышке.

 Каждому из них будут доступны компьютер, телевизор, радио, бесплатные телефонные разговоры. Специальная комиссия будет обсуждать их претензии, а тюремщики обязуются в вежливом обращении. Будет удовлетворена любая просьба из опасений перед общественным мнением, в Израиле или за границей.

 По сравнению с этим, террористы получат в доме для престарелых: холодную пищу, останутся одинокими и без присмотра, умоляя о помощи или стакане чая. Никто внимательно не выслушает и некому будет пожаловаться. Не будет ежедневных прогулок на ласковом солнышке. Весь день будут сидеть в лобби, смотря друг на друга. Ну ладно, раз в месяц им организуют какой-нибудь кружок и хоровое пение. Отбой в 18:30, горячий душ - раз в неделю. Они будут проживать в малюсенькой комнатке с сeнильным и храпящим соседом.

 А главное! Проживание в доме для престарелых будет стоить 10,000 шекелей в месяц, которые будут оплачиваться или им самим, или  семьёй.А если нет - то будет заложено личное имущество. И всё это - без малейшей надежды на освобождение.

 Предлагается израильской партией "Праведник гоняется за правдой".


​​
Помогите нам
 продвинуть эту идею.

ЧУДЕСА ШАНХАЯ

ОЙ и АЙ - КАКОЙ ШАНХАЙ


Китай - государство бедное. На душу населения эта страна производит в три раза меньше, чем Израиль. Но душ этих столько, что весь мир завален китайскими товарами. Разница между городом и деревней огромна, но в тот момент, когда эта разница сотрется, если такое возможно, Россия поймет, кто расположился рядом с ней.

//fototelegraf.ru/?p=203631

СТАРУХА ПРОЧЬ

СТАРУХА ПРОЧЬ рассказ




Ася Романовна говорит так:
.— Меня, как чурку, перенесли с одного места на другое, не спрашивая согласия.
Думает Ася Романовна еще печальней:
— Старость — это рабство. Ты зависишь от всех, а от тебя никто не зависит. Это обидно. Еще обидней, что пустяки властны над пожилым человеком: лекарства командуют тобой, прогноз погоды — фельдмаршал, а качество тротуарного покрытия существенней любой международной проблемы.
Асе Романовне восемьдесят четыре года. Все ее семейство было за переезд. Она — против.
Ася Романовна говорила:
— Я согласна в доме для престарелых дни кончить, только оставьте меня дома. Ей отвечали:
— Это жестоко. Ты думаешь, мы сможем быть спокойны и счастливы там, думая о том, что ты здесь одна: без ухода, заботы и любви.
Наконец Ася Романовна пожалела родных и согласилась ехать.
Израиль ей не понравился с первых шагов.
— Разве это еврейское государство, — ворчала она. — Это финская баня. -  --  Они тут все слепые, — ворчала она, — не видят, что рядом урна для мусора.
— У всех плохо со слухом, — ворчала она. — Все кричат, как полоумные.
— Это люди без обоняния, — ворчала она. — Они поливают себя какой-то гадостью.
 Но больше всего пугали Асю Романовну дети. Израильские дети, как ей казалось, были самые плоховидящие, слабослышащие и дурнообоняющие. Она была уверена, что рано или поздно эти дети обязательно ее толкнут, уронят на землю, и она разобьется, как хрустальная ваза, на тысячу осколков.
— Прочь! — кричала она детям, поднимая палку. — Прочь!
Дети недоуменно смотрели на Асю Романовну и уступали ей дорогу. Между собой они так и называли ее этим непонятным словом «прочь».
— Вот идет старуха Прочь, — говорили дети на иврите. — Какая она старая и смешная. Ей, наверно, сто лет, не меньше.
Им было жалко Асю Романовну. Дети думали об этой ворчливой старухе, что она не имеет никакого отношения к их судьбе и жизни. Они не знали, не могли знать и знать не хотели, что когда-нибудь тоже состарятся и начнут бояться падения, узнав, что старческие кости хрупки, как стекло.
Все родные Аси Романовны трудно привыкали к новой жизни, а потому стали нервничать, ругаться, спорить по пустякам. Внук старухи — Борис даже позволил себе то, что никогда бы не позволил на родине. Он закричал на Асю Романовну:
— Перестань ныть! Что тебе нужно?! Комнату тебе отдали лучшую. Ты здесь ни дня не работала, а пособие в десять раз больше, чем пенсия в России. В магазинах полки ломятся! «Скорая» через десять минут на пороге!
— Ты на кого кричишь? — спросила Ася Романовна, потянувшись за палкой.
— Ладно, — отступил внук. — Извини.
— Никаких извинений. Вон из моей лучшей комнаты! — сказала Ася Романовна. Но на самом деле она вовсе не хотела, чтобы Борис ушел. Ей нужно было поговорить с любимым внуком о многом. И, прежде всего, о «голоде» общения. Они поселились в богатом районе. Здесь почти что не квартировали эмигранты из России. Иногда Ася Романовна слышала русскую речь, но торопливые, «убегающие» слова. У этих людей не было времени на болтовню со старухой. Но, кроме досужих разговоров, переезд лишил ее главного - бесед с покойным мужем на старом кладбище города Серпухова. Мужу, Михаилу, Ася Романовна говорила все. Только у скромного памятника она изливала душу точно так, как делала это на протяжении всей своей долгой совместной жизни с мужем. Здесь же, в Израиле, она боялась, что станет «слабоговорящей», а то и вовсе — немой.
А еще Ася Романовна боялась лифта. То есть не самого лифта, а его поломки. Вот она спустится на прогулку, а подняться уже не сможет. В городе Серпухове старуха жила на первом этаже. У нее там были большие неприятности с алкашами и бродягами, но она научилась ладить с этим народом, имела специальный граненый стакан и запас сухарей для голодных. За это алкаши и бродяги уважали старуху и старались не гадить у двери в квартиру Аси Романовны.
Однажды лифт и в самом деле сломался. Лишние два часа старуха просидела внизу, у подъезда, на своей скамейке, в тени старого дерева. Первые минуты вынужденного отдыха она нервничала, злилась, но потом вдруг заснула — и спала до прихода внуков из школы. Очень пожилые люди сидя спят некрасиво. Ася Романовна знала это, старалась бодрствовать на улице и не пугать своим видом жильцов дома. В тот раз она даже правнуков своих испугала.
— Бабушка, — сказал правнук Илья. — Мы уже думали, что ты умерла.
Лифт к тому времени починили, но Ася Романовна потом долго отказывалась выходить на улицу, ссылаясь на дурную погоду и скверное самочувствие.
Но погода исправилась — и старуху вновь стало тянуть на прогулки. Все-таки это было единственным развлечением, если не считать телевизора и «русских» газет. Но в газетах было много мелкого шрифта. Ася Романовна читала только то, что публиковалось «крупно». Она даже хотела направить в редакцию письмо с просьбой о специальном приложении для стариков, напечатанном особым шрифтом. И от телевизора она быстро уставала, не успевая понять и разобраться в показанном.
«Этот мир нас, стариков, невольно выталкивает, — думала Ася Романовна. — Он создан только для молодых и активных. Ему не нужны люди, отжившие свое. Он без конца напоминает им, что пора честь знать, и освободить место для других, потому что народонаселение планеты растет очень быстро, запасы полезных ископаемых ограниченны и недалек тот день, когда самым большим богатством станет глоток чистого воздуха и стакан воды».
Ей было обидно понимать это и без конца думать об этом. Постепенно одна лишь ОБИДА стала заполнять все существо Аси Романовны. Ей даже сны стали сниться обидные. В этих снах крикливые и злые люди совсем не замечали бедную старуху и только в последний момент, каким-то чудом, обходили ее, не столкнув беспомощное существо в придорожную канаву.
Однажды утром старое дерево спилили, попросив Асю Романовну перебраться на другую скамейку. Рабочие сделали свою работу ловко, «разделав» за час ствол электропилами, как профессиональные мясники разделывают тушу быка. Дерево было живым. Ася Романовна не замечала прежде следов гнили, а потому это происшествие стало личной ее обидой. У подъезда совсем не осталось тени, если не считать незначительной полосы от высокого пня.
— Иди в сквер, — посоветовал внук.
— Это далеко, — сказала Ася Романовна. — У меня нет сил... И ты объясни мне, зачем нужно было уничтожать ТАКОЕ дерево. Это они специально!
— О чем ты? — нахмурился внук.
— Им не нравилось, что я сидела у подъезда. Им не нравился мой старческий, уродливый вид. Они боялись, что я испугаю детей, если засну.
— Ты сошла с ума, — сказал внук, — многолетние деревья здесь спиливают, чтобы они укоренились и дали свежую поросль. В Израиле климат совсем другой. Как ты не понимаешь?!
— Пусть бы лучше срубили прямо меня, — пробурчала Ася Романовна.
Тогда внук махнул рукой и оставил старуху в покое.
Асе Романовне и в самом деле казалось, что катастрофа с деревом - это прямой намек на бессмысленность ее существования, даже ультиматум, требование убраться быстрей и не переводить больше драгоценные предметы потребления и продукты. Она стала просыпаться с мыслью о смерти и засыпать с ней же... Подобные мысли — дурное снотворное. Бессонница мучила старуху. Лекарства помогали плохо.
Только прогулки по-прежнему давали ей необходимую для сна усталость.
В сквере было всегда шумно, чадили автобусы, и Ася Романовна с тоской и привычной обидой думала о «своем» дереве у подъезда, как о единственном некогда живом существе, способном на реальную помощь и поддержку.
Каждое утро, ковыляя мимо высокого пня, она невольно поворачивалась к бывшему дереву и однажды вдруг увидела, что пень «выбросил» тонкую «руку» побега, а на побеге этом появилась нежно-зеленая листва.
Ася Романовна как-то вдруг ослабела от увиденного, и ей пришлось опуститься на прежнюю своя скамейку.
- Господи, — подумала старуха о дереве. — Оно снова живет. Не может этого быть!
Она даже решила, что кто-то вздумал подшутить над чужой «русской» старухой и воткнул в пень живую ветку с другого дерева.
Ася Романовна с усилием обернулась, чтобы убедиться в подлинности чуда. Мало того, она совершила невероятное: перебралась через низкую ограду, чтобы коснуться пальцами листьев побега.
Ася Романовна стояла на беспощадном солнце, но ей вдруг показалось, что глубокие морщины открытого лба защищает легкая тень от этих листьев... Затем будто запах клейкой листвы уловила она — запах жизни.
Местные дети удивились, что старуха Прочь стоит на солнцепеке у спиленного дерева и не уходит в сквер. Они не сразу, как обычно, испуганно и брезгливо, отвели глаза от лица старухи, потому что Ася Романовна впервые в Израиле улыбалась сама себе, вдруг на мгновение примирившись с этой новой жизнью, чуждой и мучительной, но способной вернуть силу и молодость даже старому пню.

ТРАГЕДИЯ В ВЕНЕЦИИ



Турист из Германии погиб в Венеции в результате столкновения речного трамвая с гондолой. Инцидент произошел возле популярного моста Риальто. В результате столкновения немец, его жена, трое детей и гондольер упали за борт, передает УНН со ссылкой на "Франс Пресс". Виновник трагедии оказался наркоманом.
 Странное впечатление произвела на меня Венеция. Положено было восторгаться. Я послушно восторгался - было чем, но  чудовищно мешал неистребимый привкус навязанной рекламы, пошлость затасканных красот и сувениров. Вот и стихи тогда получились странные, но, как показывают последние события, в какой-то степени и пророческие.

 Венеция – и запах нечистот,
 Венеция – и пошлый дух наживы.
 Венеция как лужа грязной жижи,
 Как после хмеля задубевший рот.
 Венеция. Размокшие дворцы
 Плывут в тумане тихо и печально.
 Венеция так призрачно случайна
 Как бал, где веселятся мертвецы.
 Венеция – неуловимый шум,
 Смолистых волн неслышные качели.
 Венеция, как призрак в колыбели:
 Былой Европы маска и костюм.
 Венеция – и дряблая щека,
 И красота без удержу, без меры….
 В закатный час на пристань гондольеры
 Выносят труп живого старика.

       ……….     1989 г. 

ИВАН БУНИН В ХЕВРОНЕ




 Август 1929 года. Погром в Хевроне. Убиты 67 евреев. 435 человек, в основном  сефарды, были спасены своими арабскими соседями.
 Уверен, случись такой погром сегодня, цифра спасенных была бы гораздо меньшей. Дело в том, что евреи - сефарды 80 лет назад не занимались активной сионисткой деятельностью.
 У меня – сиониста и репатрианта из Европы есть свой опыт общения с арабами Хеврона.    Тогда отошел метров на пятьсот от Еврейского квартала этого древнего города, присел отдохнуть и тут пошел на меня ребенок-араб, лет пяти-шести. В руке камень зажат, в глазах ненависть лютая. Стыдно было уйти, бежать. Только поднялся. Глаз не мог отвести от этого «террориста». Но тут, откуда не возьмись, солдат ЦАХАЛа. Он сразу все понял, только шагнул навстречу малышу и тот спокойно вернулся к группе улыбчивых взрослых, выпустив булыжник из детской ручонки.
 Потом солдат стал кричать на меня, чтобы я вернулся назад, к своим. Я вернулся…. Подумал тогда, что мальчишка ненавидит меня, как израильтянина, агрессора, захватчика, оккупанта, но вот прочел у Ивана Бунина в рассказах о Палестине: «А Хеврон – это дикое мусульманское гнездо, серый каменный поселок в узкой Долине Возлюбленного. Базарная улочка его стара и грязна несказанно. Пройдя ее, поднимаешься на взгорье. Там одиноко стоит нечто вроде маленькой крепости, где почиют Авраам и Сарра – прах равно священный христианам, мусульманам и иудеям. Но мальчишки все-таки швыряют камнями в подходящих к нему поклонников не мусульман, травят их собаками».
 Выходит, за сто лет ничего не изменилось. Не было в 1909 году Израиля, не было «оккупантов», не было сравнительной роскоши Еврейского квартала в Хевроне, но были мальчишки-арабы с ненавистью в глазах, швыряющие камни в неверных,  в гостей святого города.

         В рассказах Бунина о Палестине прочел еще одну замечательную мысль: « Есть ли в мире другая земля, где бы сочеталось столько дорогих для человеческого сердца воспоминаний». Но это для «культурного» человеческого сердца дорогие воспоминания. Для невежды Израиль пуст. «Национальная память» евреев вытравливалась в СССР Увы, не очень о ней заботятся и в Израиле. Вот зато у арабских детишек с этой памятью все в порядке, если верить Ивану Бунину и самому себе. Тот мальчонка вырос и готов не только поднять камень поувесистей, но и взяться за автомат. Самая надежная национальная память – память ненависти, но и самая роковая. Просто по той причине, что любой народ, живущий ненавистью, рано или поздно обречен на исчезновение. Утешимся этим. Я  помню, что тогда лишь пожалел того малыша с камнем в руке и себя самого пожалел за полную неспособность догнать  малолетнюю тварь и дать ему изо всех сил пинка под зад.

АНГЕЛ МЩЕНИЯ сюжет для сценария



 - Мне не нравится твое лицо, - скажет рав Лури, учитель Алекса. – Время для скорби прошло, а ты все еще живешь в печали. Нельзя так. В печали зло, как сказано в Талмуде. Зло зависти, ненависти, мести…. За всем этим смерть.
 - Я завидую отцу и Эмили, их нет на свете,- скажет Алекс. – Я ненавижу тех, кто их убил. И я стану жить ради мести.
- Ты молод. Ты полюбишь женщину, - возразит рав. - У тебя будут дети. Ты должен жить ради жизни.
- Я не думаю об этом, - скажет Алекс. – Я не могу об этом думать.

 Потом, в пустом доме, он снимет черный костюм и поместит шляпу на верхнюю полку шкафа. Он сбреет бороду и станет моложе своих двадцати лет. Он станет добровольцем «Отряда сто» - специального подразделения, в обязанность которого входит арест особо опасных террористов.

 Произойдет, как минимум, еще одна встреча между Алексом и раввином Лури, между человеком в черной форме ортодокса и солдатом в хаки.
 - Знаешь, в чем самый большой грех арабов? – спросит Лури.
 - Это ты меня спрашиваешь? – не без раздражения отзовется Алекс.
 - Нет, не в том, о чем ты подумал, - скажет Лури. – Не в том, что они убивают нас, а в том, что заставляют евреев убивать их.
 Пожалуй, в этой строке вся сложность существования нынешнего Израиля. Сложность, понять которую сможем понять мы, авторы этого сюжета, но не  главный герой этой истории.

 Воинскому начальству понравится лицо Алекса. Он пройдет особо сложный курс молодого бойца и станет чистильщиком.
 Его командир перед первой операцией скажет так.
 - Ты не входишь в дом, но ты должен знать все входы и выходы из дома. Обычно они сдаются без сопротивления, но, иной раз, пробуют сопротивляться или бежать. Эти на твоей совести. Живыми они уйти не должны.
 Оружием Алекса на годы службы стала снайперская винтовка. Девять террористов убил он, прежде чем увидел саму цель своей мести – рыжебородого Ваида Акиля – организатора взрыва в кафе «ЗОРРО». Страшного теракта в Иерусалиме, унесшего жизнь Эмили, отца Алекса и еще двадцати подростков из ближайшей школы.

 Девушка Алекса. Алекс не родился в Израиле, а потому не умел внутренним инстинктом отличить араба от еврея. Тем более, что Эмили – христианка из Иерусалима – не хотела арабкой быть, и она все делала, чтобы казаться «дочерью» праматери Сары.
  Алекс и Эмили познакомились случайно, в переполненном автобусе и этот миг, когда случайно соприкоснулись их тела и глаза Алекса утонули в глазах Эмили, стал роковым мигом.
 Тогда и Алекс и Эмили жили радостью, ожиданием счастья и мир им казался полным света и добрых предзнаменований. Алекс был уверен, что девушка, которую он полюбил,- еврейка. Эмили и не думала переубеждать студента иешивы. Она вообще поначалу не относилась к «автобусному роману» серьёзно. Ей льстило, что еврейский парень, да еще и религиозный обратил на нее внимание. Эмили любила посиделки в  кафе, кинотеатры, дискотеки, но, тем не менее, согласилась на «скромные» встречи с Алексом. Со временем этот «русский» парень стал нравиться ей все больше и больше. Игра в любовь перестала быть игрой. Это часто бывает в столь юном возрасте.

 Алекс не знал, что между ним и Эмили – пропасть недоверия, ненависти, крови. Он узнал об этом случайно, увидев любимую в компании ее родителей сестер и братьев, и сделал попытку забыть Эмили, но не смог жить без нее.

 Алекс приехал в Израиль с отцом. В год репатриации ему исполнилось семь лет. Отец Алекса – отказник. Он даже был арестован за создание курсов иврита и провел в тюрьме год. Этого года хватило, чтобы мать двухлетнего Алекса нашла себе нового, «нормального» мужа. Сына она оставила бабушке, и умчалась с новой любовью на крайний север СССР.
 Случилось это в 1984 году. Через год освободили отца Алекса. Через три года умерла бабушка, а в 1989 году, с  первой волной репатриантов из совка, Алекс и отец оказались в Израиле.

 Эта краткая биографическая справка нужна, чтобы понять, как еврей, выстрадавший Израиль и свое еврейство в буквальном смысле этого слова, должен был отнестись к выбору своего единственного сына, а к этому времени Алекс и Эмили решили навсегда связать свои судьбы.

 В общем, потому и гений Вильям Шекспир, что история Ромео и Джульетты была придумана им для всех времен и всех народов.

 В семье Алисы к ее выбору отнеслись просто: девушку отлучили от дома и семьи, выгнали на улицу. Тем временем, отец Алекса, человек добрейшей души, узнав, что Эмили готова пройти гиюр, даже согласился на встречу с девушкой сына, на ту роковую встречу  в кафе «ЗОРРО». За минуту до взрыва они были вместе, все трое, но в кафе не оказалось любимого мороженого Эмили. Алекс выскочил на улицу, чтобы купить фисташковое в соседней лавке - и взрыв прогремел за его спиной.

 Так кончилась для Алекса дорога любви, и он ступил на тропу мести. Даже внезапный прилет в Израиль его матери, ее покаяние, уговоры улететь в Россию вместе с ней, ничего не смогли изменить. Он предпочел остаться сиротой и мстителем, слишком велика оказалась пропасть между ними: той, что осталась в России и сыном, выросшим в Израиле. Впрочем, мы и здесь найдем родство душ. Мать и сын – люди страсти. В свое время эта женщина ради вспыхнувшей страсти смогла забыть мужа и сына. Всепоглощающей страстью Алекса станет жажда мести.

 Алекс  сразу, после теракта, узнает, что за взрывом в кафе стоит некий Валид Акиль. Он даже фотографию рыжебородого сможет получить в полиции. С этого мгновения он и станет жить ради смерти этого террориста.

Валид был организатором многих терактов и главарем «культурного центра» в Хевроне. Он умел заметать следы, редко проводил две ночи на одном месте, так как был в списке самых опасных  врагов Израиля.

 Мы увидим Алекса за его воинской работой, увидим его цели сквозь прицел снайперской винтовки. Он убьет одного из главарей террора, но все так переплетено на территории бывшей Палестины, что ему же придется сидеть в армейском джипе напротив вздумавшей не вовремя рожать, родной сестры убитого им же террориста. 

 Ему придется из напряженной, хронической атмосферы военного противостояния возвращаться в мирный, спокойный, несмотря ни на что, мир Израиля внутри зеленой черты. Частые отпуска обязательны в ЦАХАЛе.
 В какой-то момент Алексу покажется, что всяческие границы между двумя мирами полностью стерлись. В центре Тель-Авива он увидит человека, похожего на Валида, станет преследовать его и чуть не убьёт.

Друзья сделают попытку «вылечить» Алекса от его маниакальной идеи. Друзья даже «подбросят» ему симпатичную девицу, готовую на все с бравым парнем. Алекс сделает честную попытку забыть Эмили, но не сможет. Любовь к растерзанной взрывом невесте окажется сильней возможной любви к живой девушке.

 Он попытается. Он сделает честную попытку уйти от самого себя. На Западе «потерянным поколением» считалось поколение исковерканное мировыми войнами. В Израиле, после бесчисленных войн и кровавого террора, только чудом можно объяснить пчсихическое здоровье нации. Впрочем, не бывает правил без исключений. Такое исключение - Алекс.
 Вот девушка приводит его в дискотеку, и даже здесь, в ритмах бешеного танца, он не похож на всех остальных. Он танцует иступлено, отчаянно, с какой-то нездоровой яростью. Он будто готов умереть в танце и даже партнерше своей невольно причиняет боль.
 Он настолько не похож на завсегдатаев дискотеки, что постепенно вокруг Алекса образуется мертвое пространство, но он даже не замечает, что музыка продолжает греметь только для одного танцора.  

 Рав Лури скажет Алексу у могилы его отца: «Он достиг многого – тот террорист. Он убил и тебя, живого. Своим безумием, своей ненавистью. Ты должен понять это.
 - Наверно должен, но никогда не пойму, - скажет Алекс. – Нужен порядок. В мире, где жив Валид Акиль, нет и быть не может порядка.
 - Этот Акиль один из многих, - скажет Лури. – Зло не уничтожишь одним выстрелом.
 - Ты опять прав, - согласится Алекс. – Но у каждого в этом мире свой поединок, свои счеты, свой путь. Мой путь другим уже не будет.

 Алекс продолжит свою работу снайпера. Он не сможет найти общий язык с бойцами из команды. Собственно, он и не станет пытаться это сделать. Нами задуман герой молчаливый, забывший о радости улыбки. Главные свои слова он скажет в контактах с равом Лури и этих слов должно быть немного.
 Один веселый парень из бригады все время будет стараться «достать» или понять Алекса. Между ними начнется своеобразный поединок. Однажды, в ситуации кризисной, сложной, нервной, он даже назовет Алекса палачом. Вспыхнет драка и драка жестокая. Командование будет вынуждено отчислить одного из двоих из команды. Алекса оставят. Его работу способен был делать далеко не каждый.
 Веселого парня встретит Алекс во время очередного отдыха. Парень этот скажет ему все, что нынче говорят израильтяне, уставшие от бесконечной конфронтации с арабами, готовые капитулировать, отдать свое государство и отправиться в очередное изгнание. Без откровений этого человека мы не сможем понять особенности «климата» в современном Израиле, расклада сил в Еврейском государстве.

 В этом смысле будут важны встречи Алекса с родителями погибшей Эмили. Он не сможет похоронить девушку на одном кладбище с отцом. Он придет на христианское кладбище и там встретиться с ними. Отец Эмили обвинит Алекса в смерти дочери. Они, эти двое влюбленных, переступили черту, бросили вызов вере и обычаям предков. Вот и наказанье Божье. Иного и не могло быть.  Алекс не станет спорить с отцом Эмили, да и веселый парень, отчисленный из бригады, не дождется его возражений. Алекс просто продолжит свой путь.

 Он увидит Валида Акиля случайно, из салона движущегося джипа. Он потребует остановить машину, он бросится в погоню. Рыжебородый террорист уйдёт от Алекса по узкому, многолюдному, базарному переулку, где невозможно движение машин. Алекс в одиночестве продолжит погоню в чужом, враждебном мире. В толпе он потеряет Валида, затем вновь найдет его. Здесь, в этом человеческом хаосе, выстрел не сможет помочь Алексу. Только однажды он попытается взять на прицел террориста, но сразу же заслонят его рыжую бороду чужие лица и спины.
 Но вот преследователь и террорист выбираются из базарной толпы, но здесь Акиль исчезает за обшарпанной дверью дома. Дом велик, в его коридорах и пустых комнатах Алекс теряет рыжебородого. Он мечется по дому, выскакивает во внутренний дворик. Здесь тупик, у глухой стены Алекс видит Валида, но снова не может выстрелить. Террорист прижимает к себе двоих, совершенно голых, вопящих от ужаса детишек.
 - Ты арестован, - говорит по-арабски Алекс. – Иди за мной
 Но его винтовка все еще повернута в сторону террориста и голых ребятишек. Он не увидит, как распахнется одна их дверей во дворик. Он повернется на отчаянный крик женщины с пистолетом в вытянутой, дрожащей руке. В последний миг своей жизни он увидит мать, защищающую своих детей, детей, остановивших выстрел Алекса в террориста.
 Они остановятся над ним, арабы из этого дома, чтобы убедиться, что их враг умер. Дети замрут, женщина выронит из рук пистолет, рыжебородый молча и быстро покинет дворик.
 Мать, убившая Алекса, долго не сможет отвести взгляд от лица еврейского солдата. Может быть потому, что увидит на этом лице с раскрытыми в смерть глазами - улыбку.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..