суббота, 7 ноября 2015 г.

ФИННЫ В ГОДЫ ХОЛОКОСТА

Как финны евреев сдавали


06.11.2015

6 ноября 1942 года финские власти передали немцам восемь советских евреев, семь из которых были убиты. В течение последующих 58 лет Финляндия старалась убедить весь мир, что они были отданы в гестапо как обычные военнопленные, а не как евреи, что никто и «не подозревал» об их дальнейшей участи и что Финляндия – единственная страна континентальной Европы, которая никак не запятнала себя в трагедии Холокоста.

На вершине одного из холмов вблизи Хельсинки установлен простой обелиск, на каменной плите которого выбиты имена восьми евреев, депортированных властями Финляндии 6 ноября 1942 года в занятый немцами Таллин и переданных в гестапо. Все они, кроме одного, погибли. Открывая памятник жертвам Холокоста в 2000 году, премьер-министр Финляндии Пааво Липпонен назвал их выдачу гестапо «позорной страницей в истории Финляндии». Именно тогда он впервые попросил прощения от имени правительства и всех финнов, отметив, что «новому поколению следует рассказывать о Холокосте так же, как им рассказывают и о славных страницах в истории Отечества».
До этого момента официальная оценка участия Финляндии во Второй мировой войне укладывалась в слова президента Финляндии Мартти Ахтисаари, который в 1995 году заявил: «Мы единственная страна континентальной Европы, щит которой был не запятнан, которой нечего скрывать, которой нечего стыдиться, и у которой есть многое, о чем с гордостью можно вспоминать». Вот только до 2000 года никто не хотел вспоминать эту дату – 6 ноября 1942 года – и факт передачи немцам восьми евреев. В 1949 году Верховный суд Финляндии закрыл следствие по «делу восьмерых». Арестованный сразу после войны начальник государственной полиции Финляндии Арно Антони, который и выдавал евреев, был оправдан. Ему даже выплатили материальную компенсацию за четыре года заключения, ведь его поступок, по мнению правосудия, был абсолютно в рамках закона: он выдавал советских военнопленных, не подозревая об их национальной принадлежности.
Разглядеть свою вину у Финляндии получилось лишь через 58 лет. Однако тоже с оговоркой, что «политика страны в годы войны полностью отвечала международным стандартам, и часть западных стран виновны куда более» – тем, что они повернулись спиной к евреям, которых преследовали. Это правда – Финляндия была единственной страной, сражавшейся на стороне Германии, в которой не было преследований и дискриминации евреев. По крайней мере, тех евреев, которые были гражданами страны. И долгое время позиция «наша совесть чиста» не подвергалась никакому сомнению, а сотрудничество с Германией заключалось исключительно в противостоянии с СССР, где участие во Второй мировой войне – это участие в «войне-продолжении» после советско-финской, «зимней войны» 1939 года. Возможно, это лишь совпадение, но официальное признание вины за гибель семи евреев последовало в тот момент, когда начались независимые расследования, свидетельствующие, что выдача в 1942 году восьми евреев была далеко не единичным случаем преследования евреев.
Накануне Второй мировой в Финляндии проживало менее двух тысяч евреев, их доля среди населения составляла 0,05%: в стране была одна из самых маленьких еврейских общин в Европе. С приходом нацистов к власти в Германии в Финляндию потянулись еврейские беженцы, правда, не так уж и много: к началу «зимней войны» 1939 года их насчитывалось менее 200, причем большинство из них были «транзитниками». В соседней Швеции, к примеру, их было более двух тысяч человек. Известен также случай, когда летом 1938 года страна не приняла пароход с австрийскими евреями-беженцами, отправив их обратно в Штеттин. К слову, там в это время размещался штаб 2-го военного округа вермахта. О постигшей беженцев судьбе можно лишь догадываться. Так что вопрос об особой симпатии Финляндии к евреям весьма спорен.

Правда, в те годы Финляндия могла еще действительно не знать о только набирающем обороты зверстве нацистов по отношению к евреям. Кроме того, некоторые из еврейских беженцев даже вступали в ряды армии во время советско-финской войны. Но вот во время «войны-продолжения» – войны против СССР, начавшейся 25 июня 1941 года, незнание Финляндией планов своих союзников вызывает сомнение. К тому же в это время ни один иностранный еврей не был призван в армию. А на евреев-беженцев была наложена трудовая повинность. Одна из трудовых бригад была отправлена на строительство железной дороги в Лапландии, правда, условия там были далеки от трудового законодательства: подъем и отбой по команде, ограничение передвижения, пронацистски настроенные военные-охранники. Из этой бригады и были переданы немецкому гестапо восемь евреев, пятеро из которых были членами бригады, трое – члены их семей, добровольно согласившиеся последовать за своими родными. Формально обвинив их в злоупотреблении правом на убежище в Финляндии, арестовав и присоединив к группе из 19 советских военнопленных – русских и эстонцев, – их передали немцам.
Действия финских властей по времени совпали с депортацией евреев из Норвегии, что дало право некоторым исследователям обвинить Финляндию в соучастии в Холокосте. Кроме того, дипломатические представительства других стран в Хельсинки зафиксировали слухи, ходившие по столице в те дни. По одному из них, финские власти собирались передать всех евреев страны немцам, и «пять кораблей уже подготовлены для этого». По второму, государственная полиция («Валпо») намеревалась сдать немцам «100 евреев-беженцев». Под натиском негодования мировой общественности и последовавших в знак протеста отставках внутри самого правительства Финляндии властями было заявлено, что «восемь евреев» – это чисто полицейская акция, не имевшая под собой расистских мотивов, а никакая не первая «пробная» депортация. Такова в принципе и нынешняя официальная версия, упор в которой делается и на то, что финские власти не знали, что отправляют евреев на верную смерть. Хотя уже летом 1942 года весь мир знал об убийстве немцами 700 тысяч польских евреев и об их планах уничтожения всего еврейства. Да и упомянутый начальник государственной полиции Арно Антони был известен антисемитскими взглядами и гордился своей дружбой с Гиммлером.
К тому же финская служба безопасности всегда передавала в гестапо только тех из военнопленных, которых считала «опасными коммунистами». Известно, что в финском плену во время войны оказалось около 70 тысяч советских военнопленных, однако только три тысячи из них финские власти передали немцам. Официально среди военнопленных были 478 евреев, но многие ведь скрывали национальную принадлежность. Так, установлен один из списков людей, переданных финской службой безопасности «Валпо» немецкой полиции безопасности. В списке из 500 человек – 47 «официальных» евреев, а если судить по фамилиям, то их было 78. И это лишь официальные данные из оставшихся архивов, ведь большая часть из них была уничтожена при ставшем очевидным крахе Третьего рейха. Данные же взяты из списков Красного Креста Финляндии, куда передавались копии карточек, составленных на пленных евреев. Но известны случаи, когда в найденных карточках имелась надпись «сведения в Красный Крест не направлять».

В 1994 году финские документалисты сняли фильм «Рай в аду» – о еврейском концлагере на территории Финляндии, повергший тогда многих в изумление, ведь оказалось, что на территории Финляндии были лагеря для евреев. Причем официальных данных об их наличии в связи с отсутствием архивов опять же не было. Хотя, если уж съемочной группе удалось установить этот факт, то вряд ли об этом не знали власти. В фильме, в том числе из интервью военнопленных, общий вывод сводился к тому, что благодаря пребыванию в еврейском концлагере этим евреям удалось остаться в живых и что отношение к ним, особенно в последние годы войны, было сносным. Это правда. В фильме еще раз подчеркнуто, что в отличие от других народов Европы, финны не отправляли евреев – граждан своей страны в гетто и не депортировали их в лагеря смерти.
Но вот кто и для чего создавал еврейские лагеря, все-таки не выяснено до сих пор. Проведенными на фоне этого расследованиями обнаружены отпечатанные на финском языке списки уже 1581 пленного, переданного Германии. А указанные выше официальные 500 человек – это лишь единовременный случай в январе 1943 года, когда уже точно финны не могли не знать, что евреев в немецких лагерях уничтожают. После войны же из общего числа военнопленных советской стороне было передано на 20тысяч человек меньше. По неподтвержденному заявлению финской стороны, эти 20 тысяч погибли в результате лютых зимних холодов того времени. Остается лишь предполагать, сколько было из них евреев.
Один из узников еврейского лагеря вспоминал, что охранники лагеря – финны – с нетерпением ожидали исход Сталинградской битвы, заявляя, что от этого будет зависеть вопрос их дальнейшей службы в лагере. Вот почему нельзя исключить и версии, что при победе немцев в войне финны бы передали военнопленных уже им. Но, к счастью, история сложилась по-другому. При Сталинграде войска вермахта потерпели поражение, а 19 сентября 1944 года Финляндия подписала перемирие со странами антигитлеровской коалиции. Война против СССР превратилась для Финляндии в войну против немецких войск, занимавших Лапландию. Окончание Второй мировой позволило выйти из «боевого содружества» с немцами с чистой совестью, оставаясь с незапятнанной репутацией.Но каждое последующее десятилетие открываются всё новые и новые факты. Конечно, они трактуются по-разному, и Финляндия даже выделяет миллионы евро на установление истины. Правда, в большинстве своем получают их те авторы исследований, которые придерживаются официальных версий. И даже фраза маршала, а затем и президента Финляндии Маннергейма, адресованная Гиммлеру, которая в таких исследованиях всегда приводится как пример защиты евреев от нацистов, звучит в разных источниках по-разному. Сравните: «Евреи служат в моей армии, и я не позволю их депортировать» – в одних источниках и «Пока евреи служат в моей армии, я не позволю их депортировать» – в других. Стоит сказать, Германия никогда серьезно и не настаивала на том, чтобы Финляндия депортировала евреев. Армия Финляндии обороняла для немцев слишком большой и важный участок фронта с СССР, чтобы на чем-то настаивать.

Да и приписанное Маннергейму «доброе дело» в виде посещения им хельсинской синагоги в годы войны говорит не столько о любви к евреям, сколько о его уме и дальновидности как политика. Тогда, 6 декабря 1944 года, он почтил память финских солдат-евреев, павших во Второй мировой войне, тем самым завоевав симпатию западных стран и показав миру непричастность Финляндии к преступлениям нацистов против евреев. Правда, произошло это, как видно из даты, в те дни, когда Третий рейх уже находился на пороге гибели.

Но, как и в любой стране, официальная позиция властей не всегда является гласом народа. И за 30 лет до официального признания своей вины финской властью, еще в 1971 году, группа финских добровольцев основала общинное поселение Яд ха Шмона – «В память о восьми», увековечив память о восьми финских евреях, выданных правительством Финляндии нацистскому режиму Германии. Тогда, 6 ноября 1942 года, в Таллин были отправлены:
1. Элиас Копеловский (род. 1882),
2. Ханс Роберт Мартин Корн (род. 1919),
3. Ханс Эдуард Шибильски (род. 1907),
4. Генрих Хупперт (род. 1896),
5. его сын Курт Хупперт (род. 1931),
6. Георг Коллманн (род. 1912),
7. его жена Янка Коллманн (род. 1910),
8. их сын Франс Олоф Коллманн (род. 1942).
Вечная память им и всем жертвам нацистских гонений.

Алексей Викторов
http://www.jewish.ru/

ОТ ЛУКАШЕНКО: СМЕШНО И ГРУСТНО

Юмор. Лукашенкизмы


Хорошо смешишь, Батька....
 
 
«Конечно, если взглянуть на карту мира, Америка — большая, а Беларусь — маленькая. Но, с другой стороны, если посмотреть на карту Беларуси, то Америки там вообще нет! 
                            
Мы эту проблему решили в узком кругу ограниченных людей.
Я — последний и единственный диктатор в Европе, и более того… где-либо ещё в мире. Вы пришли сюда и увидели живого диктатора.
Интернет — это такая мусорка, в которой всё есть и даже полезное.
Мне кажется, что нефть где-то есть. А если есть нефть, не может быть, чтобы где-то не прорвало газ... Мне кажется, что нам надо внимательнее посмотреть на недра. Найдем мы что-то. Не может быть, чтобы кто-то искал и не нашел.
                 
У нас в семье один, полтора, два ребенка максимум!
Должна быть хотя бы теплая вода вечером, чтобы молодая доярка могла прийти после работы домой, в постель к мужу помыться.
         
Беларусь стояла на краю пропасти, а я помог ей сделать шаг вперёд.
— Александр Григорьевич, Христос Воскрес!
— Спасибо!
      
Мы расширим это узкое место и повысим рождаемость.
Кто пьет, у того нормальных детей не будет. С этим злом мы будем сражаться, как с самым страшным злом. А то получается — напился, случайно родил, а ты, Лукашенко, расти этого ребенка. И таких детей у нас в стране 35 тысяч…
Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца.
Пора принять меры и наложить вето на табу!
Только я взялся за яйца, как сразу масло пропало.
В детстве я рос среди животных и растений.
Жить будете плохо, но недолго!
 


Переслал: Марина Мельцер

ИЗРАИЛЬ. ЛЕВЫЕ ДЕРЖАТ ФРОНТ

Клуб веселых и находчивых
 Аргументы противников нового законопроекта о НКО носят порой откровенно издевательский характер, но журналисты ведущих израильских СМИ упорно делают вид, будто находят их содержательными
 Дов Конторер
Выслушивая аргументы противников нового законопроекта о некоммерческих организациях (НКО, или амутот), финансируемых правительствами иностранных государств, поражаешься находчивости возражающих и их лихой, самоуверенной наглости. В отличие от прежних законодательных инициатив, обсуждавшихся в Кнессете XVIII и XIX созывов, новый законопроект, представленный на днях министром юстиции Айелет Шакед, не ограничивает регистрацию таких НКО и не предусматривает повышенной ставки налогообложения для иностранных правительственных дотаций. Он всего лишь требует корректного оповещения публики о том, на чьи средства ведут свою деятельность те или иные амутот, дабы публика имела возможность компетентно судить о том, в чьих интересах они работают.
"Грубое вмешательство иностранных правительств во внутренние дела Государства Израиль с помощью финансовых влияний, стимулирующих деятельность политических групп вполне определенной направленности, представляет собой беспрецедентное явление, нарушающее все принятые нормы в отношениях между демократическими странами, - утверждает Айелет Шакед. - Действия такого рода подрывают наш суверенитет и возможность эффективного отправления власти демократически избранным правительством Израиля. Общество имеет право в точности знать, кем спонсируются действующие в Израиле политические амутот, чьи интересы ими обслуживаются".
Новый законопроект включает два основных пункта. Во-первых, НКО, в бюджете которых более половины средств приходится на финансовую помощь иностранных правительств или государственных объединений (Евросоюз и т.п.), должны заметным образом указывать этот факт во всех своих публикациях. Во-вторых, представители таких НКО должны носить специальный опознавательный знак в ходе любых встреч с представителями официальных органов власти в Израиле. В качестве меры наказания за нарушение каждого из этих пунктов предлагается штраф в размере 30 тысяч шекелей.
Более жесткие формы законодательной регуляции сталкивались в прошлом с сильнейшием сопротивлением США и, главным образом, Евросоюза, который является главным спонсором многих израильских амутот, ведущих активную политическую деятельность леворадикальной направленности. Представители ведущих стран ЕС неоднократно давали понять, что введение ограничительного режима для финансируемых ими НКО явится в их глазах таким же политическимcasus belli, как и решение о начале массированного израильского строительства в Иудее и Самарии. В звучавших по этому поводу заявлениях постоянно указывалось, что "подобный закон подобает путинскому режиму в России, но не единственной демократии Ближнего Востока".
Вся эта демагогия имела очевидную и далеко не безобидную цель: сохранить положение вещей, при котором в Израиле беспрепятственно действуют организации, представляющие собой де-факто иностранную агентуру влияния, но воспринимаемые при этом израильским обществом (и международным сообществом) как аутентичные местные группы политических активистов. Когда Совет ООН по правам человека публикует доклад, обвиняющий Армию обороны Израиля в преднамеренном причинении ущерба гражданскому населению сектора Газы, основывая свои инвективы на "экспертных заключениях" таких амутот, как "Бецелем", "Шоврим штика", "Адала" и пр., в международных кругах полагают, что составителями доклада использовалась инсайдерская информация из независимых израильских источников. Тот, кому данный вопрос действительно важен, сумеет при желании докопаться до истины, но большинство останется с уверенностью в том, что о целенаправленных действиях ЦАХАЛа против гражданского населения свидетельствуют бескорыстные израильские энтузиасты. 
В идеальном случае Израиль закрыл бы глаза на лицемерные протесты Евросоюза, но по факту их результатом явилось то, что парламентская процедура по прежним вариантам законопроекта о НКО была свернута. Новый документ предусматривает минимальные меры контроля и справедливо характеризуется министром юстиции как "закон о гласности". Он не затрагивает амутот, для которых помощь иностранных правительств не является главным источником финансирования, и носит в целом более мягкий характер, чем правовые акты, регулирующие лоббистскую деятельность в США и в некоторых других демократических странах.
Так, уголовное наказание за нарушение американского Акта о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act) может составить до пяти лет лишения свободы. При этом, помимо указанного акта, в Соединенных Штатах действует целый ряд дополнительных законов, имеющих силу и в отношении лиц, ведущих политическую деятельность на средства иностранных правительств. В их числе - Акт о федеральном регулировании лоббизма (Federal Regulation of Lobbying Act), Акт о раскрытии лоббистской деятельности (Lobbying Disclosure Act) и принятый уже в 2007 году Акт о честном лидерстве и открытом правительстве (Honest Leadership and Open Government Act).
Против законопроекта, представленного на общественное обсуждение министром юстиции, предсказуемым образом выступили представители левых израильских амутот, существующих на средства иностранных правительств, и лидеры левых партий, которые охотно опираются на внепарламентскую поддержку радикальных политических групп, черпающих средства на свою деятельность в иностранных бюджетах. В чем состоят их аргументы?
В самом невинном случае утверждается, что новый закон не нужен, поскольку действующее израильское законодательство предписывает некоммерческим организациям информировать министерство юстиции о получении ими любых пожертвований на сумму свыше 20 тысяч шекелей, причем в случае с дотациями из-за рубежа отчетность должна представляться ежеквартально. Поэтому, заявляют противники законопроекта, всякое заинтересованное лицо может и сегодня зайти на сайт министерства юстиции, найти в числе его подразделений Ведомство регистрации корпораций (рашут ха-таагидим), затем найти среди подразделений данного ведомства интересующую его Службу регистрации НКО (рашшам ха-амутот), отыскать в разделе доступных услуг on line опцию "Просмотреть детальную информацию об амуте" и ввести в нужное поле название или регистрационный номер интересующей его организации. Все очень просто, доступно, удобно – к чему огород городить?  
Дело, однако, в том, что из тысячи человек, которые увидят в газете истекающее слезами солдатской совести объявление  "Шоврим штика", лишь один, да и то не всегда, проделает эту работу. Он, конечно, узнает, что заинтересовавшая его амута регулярно получает щедрые пожертвования от Евросоюза, от Испанского агентства международного развития (AECID), от Международной ассоциации консультантов в области связей с общественностью (ICCO), от бельгийской организацииBroederlijk Delen, от датских церковных организаций DanChurchAid и Misereor, от голландского Комитета поддержки израильских организаций за мир и права человека (SIVMO), от швейцарского министерства иностранных дел и от швейцарского же Агентства развития и кооперации (SDC), от канадского Гражданского центра за свободу и демократию (CCFD), от французского и норвежского посольств в Тель-Авиве, от британской церковной организации Christian Aid, от ирландского комитета Trocaire, от Детского фонда ООН (UNICEF), от Делегации Евросоюза в Израиле и даже от палестинского Центра развития неправительственных организаций (NDC).
Просмотрев суммы зарубежных дотаций – 404 тыс. шекелей в первом квартале текущего года, 724 тыс. шекелей во втором квартале, 640 тыс. шекелей в третьем квартале – и отметив для себя, что в иные годы "Шоврим штика" получала из этих источников и по 1,62 млн шекелей в квартал (так обстояло дело в первом квартале 2012 года), потребитель общедоступных услуг израильского минюста сможет откорректировать свое мнение о чистоте слез, которыми так обильно сочатся публикуемые в газетах объявления этой организации, и даже усомниться в качестве информации, которую "Шоврим штика" поставляет Совету ООН по правам человека.
Но таких обстоятельных граждан – ничтожное меньшинство. Большинству же гораздо удобнее сразу прочитать в объявлении, что опубликовавшая его организация получила в текущем и в прошлом году такие-то суммы от иностранных правительств, курируемых ими агентств и иных структур, действующих в их интересах. Чиновникам, парламентариям – им тоже удобнее знать, что к ним обращается человек, которого мы из вежливости не называем "иностранным агентом", подобно прямолинейным американцам, но который все же является представителем организации, деятельность которой возможна лишь потому, что ее находят полезной для себя правительства иностранных государств.
Один из выступавших на днях противников нового законопроекта сказал, что "эти амутот и так все знают наперечет". Увы, дело обстоит совершенно иначе. Средний человек заведомо не удержит в голове многие десятки названий политических НКО, окармливаемых в нашей стране Европейским Союзом, правительствами конкретных членов ЕС, американской USAid и другими почтенными структурами. Зато средний же человек достаточно ясно осознает, что интересы этих структур на Ближнем Востоке часто не совпадают с интересами Государства Израиль, а иногда и вовсе противоречат им самым решительным образом. Дать такому человеку в доступной форме всю необходимую информацию – что может быть естественнее? Разве могут возражать против этого те, кто искренне заинтересован в принятии израильским гражданином взвешенных, сознательных решений по жизненно важным для него (и для всех нас) вопросам?
Но приведенные возражения все же относятся к разряду относительно корректных, чего не скажешь о некоторых других аргументах противников законопроекта. Так, некая госпожа, представляющая амуту "Молад" (основные источники финансирования – левые институции, связанные с Демократической партией США, Фонд братьев Рокфеллеров, частично через т.н. Новый израильский фонд), заявила на днях в телестудии, что она, конечно, выступает за гласность, но "гласность должна быть для всех", и поэтому положения обсуждаемого законопроекта должны касаться и тех некоммерческих организаций, которые получают из-за границы поддержку от частных спонсоров. Кроме того, предложила она, "пусть все у нас ходят в Кнессете с такими опознавательными знаками, и на груди у начальника Генерального штаба пусть будет указано, что он представляет организацию, которая получает финансовую помощь от правительства США".
Это кривляние не заслуживало бы серьезного ответа, если бы ведущий новостного журнала 10-го телеканала Ярон Лондон не проявил очевидной симпатии к представительнице "Молад" и не принял ее аргументы всерьез. Но коль скоро уровень ведущейся дискуссии предполагает допустимость и даже убедительность таких аргументов, мы вынуждены реагировать на них так, будто они в самом деле заслуживают возражений.
Итак, между частными и правительственными пожертвованиями существует принципиальная разница. Если живущий за океаном еврейский филантроп жертвует средства Израильскому музею в Иерусалиме, на приобретение машин скорой помощи для регионального совета Гуш-Эцион, издание ежедневной газеты в Израиле или финансирование организации "Шалом ахшав", мы исходим из того, что его действия продиктованы искренним желанием помочь нашей стране, даже если ход его мысли кажется нам глубоко ошибочным (например, в случае с финансированием "Шалом ахшав" или той же амуты "Молад"). Но дело обстоит совершенно иначе, когда источником финансирования являются правительства иностранных государств или тесно связанные с ними структуры. В этом случае мы обязаны исходить из того, что причина щедрости связана с политическими интересами данной страны, а не с нашими местными интересами. Почему? Да просто потому, что по-другому в принципе не бывает.
По этой причине мы не стали бы требовать от представителей Израильского музея носить при посещении Кнессета опознавательный знак лоббиста даже в том случае, если бы дотации иностранных спонсоров составляли более половины средств в бюджете данного учреждения (что не так). И от амутот, ведущих политическую деятельность в нашей стране, мы не станем подобного требовать, если их финансируют частные зарубежные спонсоры. В случаях такого рода нам и в самом деле достаточно сведений, содержащихся на сайте министерства юстиции. А вот с иностранным правительственным финансированием уместна максимальная гласность.
Далее, по поводу начальника Генштаба, которому остроумная дама предложила являться в Кнессет с табличкой, на которой будет указан факт участия США в финансировании возглавляемой им организации. Возможно, для представительницы "Молад" это окажется новостью, но ключевой характеристикой всякого государства является его суверенитет. Как следствие, государством может быть принято суверенное решение о получении финансовой помощи от кого бы то ни было и на каких угодно условиях. Правильное это решение или неправильное, судить избирателю, но предупреждать самому себя о принятом им же решении государству не нужно. По этой причине мы не стали бы вешать израильским генералам лишних табличек на грудь даже в том случае, если бы на помощь правительства США в бюджете ЦАХАЛа приходилось более половины средств, а не менее одной пятой, как имеет место в действительности.

ЕВРЕЙСКИЙ ТАЛИСМАН ПУШКИНА

                     Василий Тропинин "Портрет Пушкина". Талисман на указательном пальце.

"Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя,
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя —
Милый друг! от преступленья,
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!» 

Пушкин "Талисман"
«Газета «Русское слово» от 23 марта 1917 года сообщила: «Сегодня в кабинете директора Пушкинского музея, помещавшегося в здании Александровского лицея, обнаружена пропажа ценных вещей, сохранившихся со времен Пушкина. Среди похищенных вещей находился золотой перстень, на камне которого была надпись на древнееврейском языке».
Две рукописи и перстень Пушкина, по некоторым указаниям, украл лицейский дядька, сбыв их одному петербургскому старьевщику.
Сейчас в витрине музея находится пустой сафьяновый футляр, копия записки И. С. Тургенева и оттиск на сургуче пропавшего перстня».
 Подарила  перстень Александру Сергеевичу графиня Воронцова в Одессе.  Пушкин носил его постоянно, считал  своим талисманом. Василий Жуковский снял этот перстень с руки убитого Дантесом друга, а перед смертью подарил его сыну. Сын – Павел – отдал реликвию Ивану Тургеневу. Автор «Отцов и детей» отмечал в дневниковой записи: ««Я очень горжусь обладанием пушкинского перстня и придаю ему так же как и Пушкин большое значение. После моей смерти я бы желал, чтобы этот перстень был передан графу Льву Николаевичу Толстому… Когда настанет и „его час“, гр. Толстой передал бы мой перстень по своему выбору достойнейшему последователю пушкинских традиций между новейшими писателями».
 Француженка Полина Виардо, видимо, не жаловала автора «Войны и мира», завещание Тургенева не выполнила, а просто передала кольцо Александровскому музею. Тем самым, прервалась «связь времен» и кража кольца в неразберихе Февральской революции стала полной закономерностью. Вскоре грянул Октябрь, и людям уже было не до пропавшей святыни. Где она хранится нынче – Бог ведает. Кража так и не была раскрыта.
 Но удивительна связь русской словесности с языком Торы. То, что было написано на кольце, известно точно по упомянутому отпечатку на сургуче: 

«Симха, сын почётного рабби Иосифа,

да будет благословенна его память».



שמחה בכ"ר



יוסף הזקן ז"ל

В развёрнутом виде надпись читается:



שמחה בן כבוד רבי
יוסף הזקן זכרונו לברכה

ОРЕХ СОВЕТУЕТ ВЕСТИ СЕБЯ ТИХО

Мы не летим в Египет

Когда британцы решили прекратить полеты в Египет и эвакуировать своих граждан из этой страны, опасаясь, что российский самолет мог погибнуть в результате теракта, реакция наших деятелей была почти гневной. Спекуляции, инсинуации, противостояние России и Запада – даже про элементы кощунства говорили.
Прошли сутки, и мы делаем фактически то же самое, что и британцы? Еще накануне мы говорили, что закроем полеты только при наличии действительно веских оснований и таких оснований не видели. А сегодня они что – появились? Основания появились, а спекуляции, инсинуации и кощунство исчезли? И даже противостояния России и Запада, получается, никакого нет. Русские и англичане окажутся в одной египетской ловушке и будут терпеливо ждать, пока родные государства вывезут их подальше от пирамид. У Британии с эвакуацией, кстати, получилось неважно. А если еще и наших повезут? А если и другие страны поступят также?
Вот ведь действительно: ноябрь не лучшее время для отпуска. Но если посмотреть на это решение с точки зрения как раз того самого отпускника – то решение верное. Если в каком-то регионе неспокойно – лучше перестраховаться. Жизнь людей важнее. Только что произошла самая страшная воздушная трагедия в истории России и причины ее до сих пор совершенно непонятны. Расследование не продвинулось ни в какую определенную сторону. А вдруг террористы? А что будет, если упадет еще один самолет? Конечно, расследование может затянуться и встанет вопрос: а как долго будет действовать запрет? Что же теперь – вообще перестать летать в Египет? Или ездить в него через Израиль на автобусе? А вот сколько нужно, столько и не летать. Ну, или пока не начнут летать снова англичане – раз уж мы повторяем их ходы.
Но в этой истории есть и еще один любопытный момент. Запрет на полеты в Египет фактически делает версию теракта если не главной, то уж точно не теоретической. А версия теракта для нашего государства очень невыгодна. Именно в разрезе противостояния России и Запада, спекуляций и инсинуаций. Теракт сразу свяжут с операцией в Сирии, а такая связь, мягко говоря, нам невыгодна. И тем не менее, мы фактически признаем, что дело может быть вовсе не в Когалымавиа и ее якобы старом битом самолете. Каковы бы ни были мотивы такого признания – это в любом случае правильно. А правильные решения у нас принимаются не так уж часто.
А.К. Не всё так просто с вмешательством Кремля в сирийскую бойню. Либералы в мире, в том числе и в России,  не хотят понять, что террор не зависит от поведения тех или иных государств и советуют вести себя тихо и мирно, а, по сути, быть пособниками террора и, расслабившись, ждать, пока армия Аллаха не придушит всех тех, кто поклоняется другим богам и верит в другие идеалы.

УДАР СЗАДИ


 Случайно обнаружил в Интернете один из старых  фильмов по моему сценарию. Картина 1971 г., в которой  больше всего поразило начало ленты: герой садится в самолет, как в трамвай или такси. Никакого досмотра вещей, рамок, снятой обуви, колбы, где тебя раздевают до нога. Всё просто: купил билет и поднялся по трапу в самолет с чемоданом. Будто вечность прошла с тех пор. Сегодня, когда исламские фанатики, убили две сотни мирных граждан, посмевших отдохнуть в Египте от холодной питерской осени, еще раз стало ясным, что террор слуг Аллаха одержал победу.
 Мир живет в страхе. Исламисты готовы нанести удар любой силы и где угодно. Угомонившись в Чечне,  убивают в Сирии, Йемене, Судане, Египте, Израиле или Франции... Им всё равно, где убивать - главное резать и проливать кровь.
 Можно сколько годно спорить о сущности ислама, призывать к уважению веры огромного количества людей, но от факта, что именно слуги Аллаха заразили мир чудовищным, смертельным вирусом страха нам не уйти никуда.  
 Поведение дикарей и людоедов другим быть не может. Страны ислама разбогатели на нефтяной холяве, население растет, устроить свою жизнь по мирным, человеческим законам они, как правило, не способны, а годная к действию идеология давно готова. С этой публикой всё понятно.
 Вызывает удивление только поведение жертвы. Приговоренные к смерти в Москве и в Нью-Йорке, Париже или Лондоне никак не хотят понять, что они на грани гибели, что страны и народы, живущие в страхе, обречены...
 Если не начнут решительно сопротивляться и отвечать на войну войной, а вместо этого цивилизованное человечество тонет в болоте либерализма, открывая объятия беженцам, а, по сути, новой армии террора, призывает Израиль жалеть и любить  убийц своих детей, ищет мир с теми, кто думает только о победе над "евреями и крестоносцами". Преступная, безумная сделка Обамы с Ираном открыла дверь к ядерному оружию на Ближнем Востоке. Фюрер в прошлом веке, не задумываясь, применил бы атомную бомбу, если бы она была в его руках. Даже американцы не остановились в августе 1945 г. перед полным уничтожением городов в Японии. Какой дьявол нашептал либеральным фашистам в США, что режим фанатиков в Тегеране стремится к миру и дружбе между народами?
 Идиотизм нынешних политиков ведущих стран мира, не знает предела. Они будто слепы и глухи. Они не хотят понять, что время прежних, открытых, понятных, явных войн миновало. Фанатики ислама ведут с Западом совсем другую: хитрую, подлую, коварную войну. Они, пока что, слишком слабы, чтобы вступить в бой лицом к лицу. Они нападают со спины, подкрадываются сзади, чтобы нанести удар, как это произошло с российским самолетом над Синаем или происходит в городах Израиля. Но подлая, коварная война не перестаёт быть обычной войной. И до тех пор, пока люди мира и прогресса не поймут это, человечество будет жить в страхе, а слуги Аллаха будут праздновать победу за победой.

АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ РАЗОБЛАЧАЕТ

Экс-ведущий программы «600 секунд», российский публицист Александр Невзоров рассказал в интервью «Радио Польши», как телевидение сформировало «путинское большинство» и нужно ли Евросоюзу отвечать на пропаганду.
 
— Теперь уже Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич недавно сказала в интервью «Радио Польша», что русские тележурналисты — преступники. Как вы оцениваете роль телевидения в создании пресловутых 86%, во всем поддерживающих Путина?
— На телевидении работают солдаты и наемники, которые очень плохо представляли себе, на что идут. Когда вся эта бодяга начиналась, всех старых волков информационных войн приглашали, со всеми беседовали. Предлагали достаточно интересные условия. Я сразу решил, что вписываться в эту историю не буду, смекнув, что подразумевается ответственность рано или поздно. И ответственность, скорее всего, не просто административная. А тот, кто поглупее или помоложе, согласился.

Какие вы к ним сможете предъявить претензии? Они будут вам объяснять, что действовали из любви к Родине. Это совершенно бессмысленная формулировка, но им закачали в вену тот идеологический наркотик, который позволил им вытворять все то, что они вытворяют. И я не верю в то, что действительно можно отзомбировать 86%. Люди верят только в то, во что они безумно хотят верить. Порнографический журнал может вызвать эрекцию, но он никому не в состоянии вырастить пенис. То есть они эрегировали тот пенис, который всегда был, есть и, я подозреваю, будет, пока не разделится на много-много маленьких и не таких страшных пенисов.

— Но сама тема была задана Кремлем?

— Конечно.

— Кем выполнялся этот заказ? Это люди из 90-х или поколение 2000-х?

— Это совершенно разные люди. Поймите, что шумной Гааги или Нюрнбергского процесса не получится. У нас нет скальпеля той тонкости, где мы точно сможем отделить корыстолюбие, подлость от так называемой любви к России. Представление о национальном благополучии от фашизма и черносотенных истерик. Все равно они будут говорить, что сражались за Родину.

— Ведущий канала «Россия» Эрнест Мяцкявичус так и заявил про себя и коллег: мы в окопе, нужно воевать. Когда российское телевидение в этот окоп попало: в середине двухтысячных или с приходом Путина?

— Они у меня выпали из поля зрения, я особо не интересовался. Есть гораздо более важные вопросы, чем вся эта пропаганда. Все это неизбежно: государство как такой питекантроп. Есть у него кость – он ее поднимет и шарахнет по лбу того, кто сидит рядом, если надо отобрать шкуру, женщину или лягуху, которую они вместе поймали и хотят сожрать. Ну воспользовались они этим инструментом… И причем, никому же не говорилось: «Давайте вы будете обеспечивать кошмарный кровавый фашизм, а мы за это вам будем платить». Повторюсь, это все шло в режиме «Они сражались за Родину». Поскольку, в основном, журналистская братия относится к, скажем так, недалекой и не очень развитой публике, наживку проглатывали и даже после нее рыгали.

— В результате россияне поверили, что на Украине фашисты…

-Не переоценивайте. Россияне хотели поверить, что на Украине фашисты. Хотят ли русские войны? Хотят! Им нужен враг, им нужно кого-то ненавидеть. Потому что ненависть – единственное, что в России при отсутствии науки, собственной культуры, других существенных факторов, позволяет объединиться и испытывать общенациональный оргазм, синхронный. Злоба хорошо объединяет академика и милиционера, полотера и генетика.

— Складывается ощущение, что россияне не понимают просто, как устроен современный мир, как он живет. Телевизор этого просто не дает…

— Мы говорим о 86%. Эти люди всерьез смотрят «Битву экстрасенсов» или стоят в очереди к какому-нибудь поясу какой-нибудь Богородицы, забавляются верой в Бога или другими неолитическими радостями. О чем мы можем говорить, о каком уровне? Бесконечные проявления архидремучести, невероятной потери ориентации в пространстве, в современности, в мире, — во всем. И попы захватили командные высоты не только потому что предлагали хорошие откаты и умеют наряжаться, но и потому что такая возможность представилась. Сбросьте народ со счетов, в России это фактор несущественный. В России всегда все устраивают 2-3% отщепенцев, которые обладают креативностью, дерзостью, умом, просвещенностью и силами, а «большинство» поменяет политические и религиозные взгляды в течение 12 часов на полностью противоположные.

— Сейчас Евросоюз пытается ответить на российскую пропаганду. Польша и Нидерланды хотели создать телеканал для этих целей. Эстония запустила свой канал для русскоязычных жителей в конце сентября. Эта затея имеет шансы на успех?

— Конечно. По той же причине, по которой имело смысл торговать джинсами даже когда обкомы партии определяли, что ношение джинсов есть практически государственная измена. Победили джинсы. Польша, Эстония, Чехия и все остальные страны ЕС представляют собой Европу, то есть некую корневую, главнейшую систему мира, больным филиалом которой является и Россия. Конечно, это даст возможность тем отщепенцам, которые существуют в России, чуть-чуть глубже дышать и знать, что они не одиноки, они не брошены.

— Но все-таки аудитория основная там русскоговорящее население, которого все больше и больше в европейских странах.

— Как ни странно, во всех европейских странах по углам действительно таятся удивительные люди, которые громче всех орали «Крым наш». Но вы очень много значения придаете их воплям. Поверьте, со сменой власти в России они будут орать диаметрально противоположное. Будут сидеть и сильно чесать себе репы, как Крым отдавать. Вот это действительно чрезвычайно любопытная ситуация, которая неизбежна, но пока непредставима.

— Вы считаете, будут отдавать?

— Безусловно, абсолютно.

— Вернусь к пропаганде. Я обратил внимание, что наши соотечественники за рубежом включают Первый канал не ради информации, а ради ярких эмоций. Вот эти новые европейские телеканалы должны делать контрпропаганду или заниматься именно информированием?

— Не бывает никакой информации. Объективность – это художественный прием, который можно употреблять или не употреблять. Думаю, мы сидим тут с вами, а те, кто будут реально осуществлять антиРФовскую деятельность, давно уже рассчитали, как маскировать красивую умную пропаганду под голые факты. И сколько нужно добавлять объективности как художественного приема. С учетом того, что Россия внушает определенный ужас, это сработает хорошим мотиватором для создания хорошего радио, хорошего телевидения.

— Люди из России побегут на Запад работать на тамошних теле— и радиоканалах?

— Я думаю, что и там найдутся специалисты. Потому что нашим будет трудно бежать: придется тащить огромные крысиные хвосты, отращенные за последние 2-3 года в эфирах патриотических каналов. И они не будут восприниматься всерьез. То есть им надо дать время пораскаиваться, объяснить, что их детей угрожали сбросить в тундру или их самих пытали по подвалам, поэтому они рассказывали про распятых мальчиков. Дайте ребятам время, они тоже придут в себя и станут нормальными…

— По вашим оценкам, остаются ли в России независимые источники информации и независимые журналисты?

— Есть. И их довольно много. Потому что практически все интеллектуалы по эту сторону баррикад: Латынина, Бабченко, Веллер. На той стороне какие-то мутные мальчики, объявившие себя писателями, лысые мракобесы, которые нужны будут ровно до того момента, пока не сменится вектор, а потом они будут обречены всю жизнь стоять в переходе метро. Государство повело себя довольно мудро: есть резервации, такие как Сноб или Эхо Москвы. Туда согнали всех инакомыслящих и отщепенцев и дали возможность заниматься тем, чем они хотят. Прекрасно понимая, что это не будет никак влиять на 86-процентное черносотенное патриотическое общество. И сейчас вызревают замечательные таланты, замечательные журналисты, которые еще громче заявят о себе. Выковываются удивительные по своим качествам люди, такие как Лев Шлосберг (автор расследования о гибели псковских десантников). Они же есть, более того, их существование обусловлено тем, что они поют свои арии на фоне очень мрачных, мракобесных и авторитарных декораций.

— Напоследок про народы России и Украины: насколько сильно они разделены войной? Может ли измениться нынешняя ситуация?

— Рана, которую нанесла Россия Украине, очень глубока и кровоточива. Вероятно, такое не прощается. Даже беззлобность украинцев в этом случае может не выдержать и эти отношения будут плохими всегда. По крайней мере, пока не подрастет 3-4 поколения, которым будет наплевать. Кроме того, все устаревает. И вполне возможно, что в недалеком будущем такие понятия как родина, граница тоже, наконец, устареют. И люди поймут, что это очень искусственные и очень опасные понятия. Тогда, возможно, произойдет какое-то единение… В общем, черт его знает, но, конечно, напакостничали мы страшно.
 
Опубликовал Дмитрий Сильнов ,
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..