вторник, 31 октября 2017 г.

АНТИСЕМИТИЗМ

Трещина в «Зелёном Коминтерне»?

Борис Гулько | Трещина в «Зелёном Коминтерне»?

Генрих Гейне писал, что предпочёл бы встретить конец света в Голландии. Там, он считал, всё наступает на четверть века позже. В наши дни Гейне, наверное, выбрал бы по этой причине США. Америка по части исламизации (чем не конец света?) заметно отстала от Европы, и с интересом всматривается в то, что происходит на той стороне Атлантики.
Проводники исламизации жизни на Западе выбрали механизмом её ловко сварганенную «борьбу с исламофобией». Организация Исламская конференция (ОИК) в октябре 2013 года в Стамбуле приняла резолюцию, обвиняющую Запад в негативном отношении к исламу и призывающую запретить критику Корана.
Это стало развитием решений Конференции ООН против расизма 2001 года в Дурбане и ежегодных конференций ООН, фактически требующих признать критику ислама международным преступлением. Специальный посланник ООН по борьбе с расизмом Doudou Diene (на снимке агентства Reuters) в рапорте Комитета по правам человека 2007 года провозгласил исламофобию одной из «наиболее серьёзных форм диффамации религии». В марте этого года Совет по правам человека ООН приравнял этот тип диффамации к расизму, и потребовал, чтобы все формы высмеивания ислама и его религиозных символов были запрещены.
Ситуация парадоксальная: поборники тоталитарных коммунизма и нацизма сперва захватывали власть, и лишь затем делали тотальной свою идеологию. Исламизаторы же пытаются нарушить этот естественный порядок, протаскивая идеологию вперёд власти.
Известный французский философ Паскаль Брукнер в статье для летнего этого года номера ежеквартального City Journal определил две формы исламофобии: «Преследование верующих, что есть преступление, и критику религии, что вполне нормально». Но именно вторую форму исламофобии – критику ислама, приняли решение запретить чиновники международных организаций, защищающих «права человека».
Амбивалентно отношение лидеров экспансии ислама к евреям. Десятилетия фальшивка начала ХХ века «Протколы сионских мудрецов» остаётся бестселлером в мусульманских странах. Предыдущий король Марокко Хассан II заметил: «Ненависть к Израилю является наиболее мощным афродизиаком для арабского мира». Еврейские объекты в Европе – самые привлекательные мишени для исламских террористов. В то же время мусульмане, обосновавшиеся в Западных странах, по ученически копируют свои организации с еврейских, и даже термин «исламофобия» – это приспособленная для их нужд «юдофобия». «Антисемитизм» для этой цели не подходит из-за путаницы: арабы – тоже семиты.
Однако подделка превращает принятый термин в бессмыслицу. Ислам – это не название народа. Естественно требование не преследовать людей за их этническую принадлежность, но как можно запретить критику идеологии и вытекающую из этой идеологии практику?
Идеи иудаизма подвергаются критике всё его долгое существование. Это зафиксировано в главном после ТАНАХа документе иудаизма – в Талмуде – собрании споров несогласных друг с другом мудрецов по всем аспектам их религии. В средние века РАМБАМ подвергался суровым нападкам за его идеи в иудаизме. В новое время революцию в иудаизме произвело возникновение хасидизма, сопровождавшееся ожесточёнными спорами. Аналогичным в ХХ веке стал процесс подъёма модерн ортодоксии.
Статус расы, которого добились в Западном мире адепты ислама, даёт плоды. Негативное суждение об исламе превратилось в расизм. Так, в марте этого года парламент Канады принял закон, однозначно запрещающий критику ислама, Брукнер в помянутой статье с таким подходом не согласен: «Оспаривание формы повиновения, отказ от догмы, которую человек считает абсурдной или ложной, является самой основой интеллектуальной жизни. Но вера в существование исламофобии делает такое оспаривание невозможным. Мы же не говорим: анти-капиталистический, анти-либеральный, или анти-марксистский расизм или фобия».
Защитив на Западе ислам от критики извне, кульбит с исламофобией защитил его и от попыток изменить его практики изнутри. Так, могут ходить без бороды президент Египта Ас-Сиси, прямой потомок Магомета король Иордании Абдалла II, король Марокко Мохаммед VI – «Командующий правоверными», запретивший, кстати, в своей стране производство, продажу и ношение бурок. Но для члена мусульманской общины в стране Запада любые вольности не принимаются. Обыденны в этих общинах женское обрезание, браки детей, многожёнство. Писали, что израильские врачи не удивляются, когда жена какого-нибудь условного «Ахмета» является рожать по их семейной страховке каждые три месяца.
Защищают «правозащитные организации» и более зловещие практики ислама. Генеральный секретарь нобелевского лауреата Amnesty International Клаудио Кордоне заявил, что «оборонительная роль джихада не противоречит правам человека». А в соответствии с доктриной, во всём находящей исламофобию, любой джихад можно счесть «оборонительным». Двое террористов после освобождения из тюрьмы в Гуантанамо были приняты в их странах Англии и Канаде как герои и получили от правительств своих стран многомиллионные компенсации. Эти двое «обороняли ислам», воюя с американцами в Афганистан.
Брукнер с французским блеском раскрыл суть принятия европейскими «левыми» радикальных традиций ислама: «Это можно объяснить нео-большевистским фанатизмом утративших веру в марксизм. Потеряв все – рабочий класс, страны третьего мира – левые прилепляются к новой иллюзии: к исламу. Перекрещенный в религию бедных, он становится последней утопией, заменяя для разочаровавшихся боевиков коммунизм и деколонизацию. Мусульмане занимают место пролетариев. Эстафета, кажется, была передана во время падения шаха Ирана в 1979 году, в результате которого к власти там пришли исламистские революционеры…
Возвращение Бога на сцену истории показало, что марксистская и антиколониалистская программы устарели. Вера вдохновила массы лучше, чем социалистические надежды. Теперь для «левых» верующий в Коран воплощает глобальные надежды на справедливость и на отказ соответствовать порядку вещей, выходящему за рамки создаваемого нового международного порядка под эгидой пророка: Зеленому Коминтерну». Брукнер приводит как пример английского троцкиста Криса Хартмана, лидера Социалистической рабочей партии, который в 1994 году предложил теорию для альянса воинствующих революционеров с радикальными мусульманскими ассоциациями, утверждая их единство в отношении общих врагов – капитализма и буржуазии. «Слишком плохо для феминизма, для равноправия женщин, для спасительных сомнений, критического духа; короче, слишком плохо для всего, традиционно ассоциировавшегося с прогрессивной позицией», заключает философ.
В Америке «Зелёный Коминтерн», о котором пишет Брукнер, сформировался в годы президентства Обамы под его благосклонным оком и пока выглядит весьма сплочённым. В Чикаго во время демонстрации лесбиянок из колонны изгнали девушек с магендовидом на их радужном флаге. Неожиданно ставшая лидером американских феминисток палестинка Линда Сарсур, выступавшая совместно с террористкой и убийцей Расмеа Одех, заявляла, что «поддержка Израиля несовместима с феминизмом».
Однако «Зелёный Коминтерн» Европы старше американского и уже начал давать трещины. Важные компоненты «левых» – феминистки и гомосексуалисты, кажется, почувствовали, что принятие обществом доминирования мусульманских норм жизни не сулит им добра. Большой интерес вызывает в связи с этим выступление в конце сентября на парламентских выборах в Германии обновлённой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ). Эта правая партия считалась убежищем для остатков исчезнувшей Национал-демократической партии, рассматривавшейся как неонацистская. Сейчас новым лицом АдГ и её лидером стала доктор экономики Алиса Вейдель, лесбиянка, состоящая в зарегистрированном браке с иммигранткой из Азии. Если левые партии, да и центристский Христианско-демократический союз во главе с Ангелой Меркель, согласились на исламизацию Германии, местом для феминисток и гомосексуалистов, ощутивших опасность для их прав и безопасности, идущую от ислама, стала правая партия. Новый лидер АдГ показала готовность вернуть в политику здравый смысл, пообещав: «Политкорректность отправляется на свалку истории».
Что же в итоге? На общегерманских выборах 25 сентября правая АдГ («Альтернатива для Германии») впервые проходит в немецкий парламент с 12,6 процента и сразу становится третьей силой в Бундестаге (94 места). Время покажет, насколько прочны в Германии позиции «Зелёного Коминтерна».
Борис Гулько, Нью-Джерси

КАФКА ОТДЫХАЕТ

Кафка отдыхает

CNN уволил своего сотрудника, якобы за использование фашистской символики. Почему в фашизме не обвиняют тех журналистов, кто участвует в демонстрациях против Трампа с плакатами со свастикой (мысль: «Трамп – фашист»)? Почему почти вся современная журналистика левая?
Американский медиаконцерн Си-Эн-Эн уволил своего сотрудника Джеффри Лорда; формулировка: Недопустимо использование фашистской символики.
В чем это выразилось?
Лорд (сторонник Трампа), опубликовал статью, в которой обвинил левацкую организацию Media Matters for America в продвижении фашистских идей под видом либеральных. В ответ президент этой организации Angelo Carusone не стал доказывать обратное, а написал, что Лорд переврал его фамилию и вывел на основании этого, что к его статье нельзя относиться серьезно. Лорд в свою очередь в твитере ответил коротко: «Зиг хайл».
Любому же ясно, что этот ответ не является желанием пропагандировать фашистскую символику. Лорд как бы говорит: «Да, ты фашист, ты понимаешь только вот это: «Зиг хайл».
Руководство Си-Эн-Эн ничего слушать не хочет. Уволили Лорда без слушаний. Пшел вон.
Представляю, что сделают эти блюстители либерализма, если увидят сериал «Семнадцать мгновений весны»!
Я не могу понять: Если фашизм это так плохо, что даже напоминание об их символики приводит к немедленному увольнению – может, стоило бы всерьез расследовать выдвинутые Лордом против Media Matters обвинения в фашистской деятельности?
Было немало случаев, когда левые журналисты и прочие звезды телеканалов в прямом эфире поднимали правую руку в фашистском приветствии, давая тем самым понять, что тот, о ком сейчас упомянули – фашист. Журналисты, видные левые политики участвуют в демонстрациях против Трампа и стоят рядом с плакатами со свастикой (мысль: «Трамп – фашист»). Почему-то не возникает такой реакции: уволить, заткнуть рот. Недавно одна телеведущая, услышав, что исполненная песня имеет какое-то отношение к евреям, вот так же инстинктивно отреагировала, подняв руку в фашистском приветствии. И ничего. Она известна как левая. Им можно.
В Израиле левые во главе с Зеавой Гальон, брызжа слюной, бросают направо и.. (хотел написать – налево, но на самом деле – только направо): «Фашист!» Телеканалы создают сатирические образы правых, облачая их в фашистскую форму. И ничего – никто не возмущается, не говорит, что упоминание слова «фашист», свастика на рукаве у актера в роли правого политика является как бы пропагандой фашизма или использованием фашистской символики.
А говорят: Почему так мало правых в журналистике? Их систематически выпалывают. И какой разумный журналист открыто заявит о своей правой ориентации, зная, что с ним вот так же разделаются, придравшись к любой мелочи, приписав то, с чем он пытается бороться?
Не, я все больше и больше становлюсь скептичным относительно будущего США. В следующий раз они точно выберут левака-фашиста похлеще Обамы – и это уже станет необратимым процессом. Трамп окажется случайной передышкой перед падением в пропасть этой великой страны.
#КафкаОтдыхает
Юрий Моор-Мурадов
CNN fires Jeffrey Lord after Nazi salute tweet
«Nazi salutes are indefensible,» a CNN spokesperson said in a statement.
POLITICO.COM

О законопроекте сенатора Сандерса и что в реальности представляет из себя «Medicare для всех»

Григорий Гуревич | О законопроекте сенатора Сандерса и что в реальности представляет из себя «Medicare для всех»

Сенатор Берни Сандерс представил законопроект о коренном реформировании существующей американской системы страхования медицинских расходов. Согласно ему, частные страховые компании ликвидируются. Все медицинские расходы американцев будет оплачивать только одна организация – агентство или специальный департамент федерального правительства. Медицинская помощь и предоставление медицинских услуг остаются в частных руках. Демократы называют такую систему оплаты медицинских расходов «здравоохранение с единым плательщиком». Сандерс преподносит свой законопроект под названием «Medicare для всех».
Если законопроект будет принят, то он должен быть реализован в течение четырёх лет. В первый год расширяется список медицинских услуг, оплачиваемых Medicare. Страхованием будут покрыты стоматологическое лечение, глазные болезни, лечение проблем слуха, бесплатное получение слуховых аппаратов и лечение психических заболеваний. На программу Medicare смогут быть записаны дети до 18 лет. Взрослые начнут получать Medicare после достижения 55 лет. Во втором году на Medicare перейдут те, кому исполнилось 45 лет, а в третьем году – те, кому исполнилось 35 лет. Затем Medicare будут получать все, и тогда американцы будут иметь единый для всех страховой план, контролируемый государством.
Сандерс обещает, что страхованием будут охвачены все медицинские услуги, оказываемые врачами и госпиталями. Американцы смогут обращаться к любому врачу и в любой госпиталь. Никто не будет платить deductibles и co-payments. Правительство будет вести переговоры с врачами и госпиталями о стоимости лечения, а с фармацевтическими компаниями – о стоимости лекарств, отпускаемых по рецепту врача.
Будет разработана методика оценки зарплаты врачей. Госпитали получат годовой бюджет, в котором будут зафиксированы расходы на проведение операций, медицинских тестов, обслуживания пациентов и административные расходы. Будут созданы региональные планы по модернизации медицинского оборудования.
В законопроекте Сандерса указывается, что любая медицинская помощь будет оказываться, если она «целесообразна с медицинской точки зрения». Эту «целесообразность» будут определять правительственные чиновники. Законопроект требует, чтобы был установлен лимит на годовые медицинские затраты на одного американца. Это неумолимо ведёт к контролю за числом медицинских процедур, которых может получить каждый американец.
Сандерс обещает, что его единая для всех система медицинского страхования будет более дешёвой и более доступной и не будет ориентирована на прибыль.
При проталкивании Obamacare демократы тоже обещали, что медицинские расходы американцев снизятся и медицинское обслуживание станет более доступным. В действительности всё получилось наоборот.
В приложении к законопроекту «Варианты финансирования Medicare для всех» говорится о том, что расходы на его реализацию составят $1,38 трлн. за 10 лет. Эту оценку привёл University of Massachusetts-Amherst. Однако по оценкам Urban Institute и Committee for a Responsible Federal Budgett, эти расходы составят $2.5 трлн. – $2.8 трлн. Чтобы покрыть расходы на реализацию законопроекта Сандерса потребуется значительное увеличение налогов на всех американцев.
Наша страна уже имеет отрицательный опыт попыток перехода к системе единого страхового плательщика. В 2014 г. Вермонт, родной штат Сандерса, принял закон о едином плательщике. Авторы этого закона обещали жителям штата существенное расширение списка медицинских услуг, облегчение доступности их получения и, конечно, снижение медицинских расходов. Очень скоро выяснилось, что реализация принятого закона потребует увеличения вдвое налогов на всех жителей штата. Естественно, что популярность закона и его поддержка резко упали. Губернатор сказал, что штат не может себе позволить реализацию закона, и он был положен в буквальном смысле слова в стол. Сегодня демократы Вермонта стараются не говорить об идее единого страхового плательщика.
Через три года Калифорния приняла такой же закон. Законодатели Калифорнии, как и их коллеги в Вермонте, решили вначале принять закон, а уж потом начать искать способы его финансирования. Вскоре выяснилось, что затраты на реализацию принятого закона превышают бюджет Калифорнии в два раза. Исполнение закона было отложено.
Во многих странах Европы, а также в Канаде и Австралии, уже давно действуют социализированные системы здравоохранения. В некоторых из этих стран наряду с государственным страхованием существуют частные страховые компании. В других странах единый плательщик не является государственным.
В Нидерландах, Германии и Швейцарии действует закон об обязательном страховании, которое осуществляют частные страховые компании.
В Финляндии, Швеции и Дании страхование проводят муниципалитеты. Местные власти определяют величину медицинского налога и оплачивают медицинские расходы. В этом случает единым плательщиком являются коммуны. Они небольшие – по 10-20 тыс. человек. Поэтому все знают, кто в администрации коммуны инициирует повышение налога. Контроль за медицинскими расходами в коммунах жёсткий и эти расходы прозрачные.
В Канаде каждый врач имеет список ожидающих, попасть в который занимает много времени. Те, кто находятся в этом списке, могут получить назначение на приём к врачу через несколько дней. Однако чтобы попасть к специалисту или пройти медицинский тест, приходится ждать недели. Медицинские учреждения, проводящие эти тесты, работают круглосуточно. Поэтому никого не удивляет, если тест будет назначен в ночное время.
Во всех странах, имеющих социализированную систему здравоохранения, неразрешимой проблемой является большое время ожидания получения медицинской помощи. Если вы сломали руку в Швеции, Нидерландах, Великобритании, Германии или в Италии, то вы сами добираетесь до госпиталя или пункта неотложной помощи и ждёте несколько часов, пока вам её окажут.
13 сентября на TV-Show, которые регулярно проводит Сандерс, он встретился с врачом из Торонто. Канадский врач рассказывала о том, как долго пациенту приходится ждать, чтобы попасть на приём к врачу. Нередко это занимает несколько недель.
В Великобритании, пациенты, имеющие направление к специалисту, ждут около 18 недель, чтобы попасть к нему на приём. Операцию по удалению катаракты приходится ждать 15 месяцев. Эта операция длится около 30 минут. Пациенты скорой помощи вынуждены дожидаться несколько часов, пока к ним подойдёт врач. Пациенты с высокой степенью риска рака толстой кишки ждут до 13 недель, чтобы пройти колоноскопию. В Великобритании и в Канаде около миллиона человек не могут найти врача терапевта. (Из отчёта Harvard Bussiness Review). И тем не менее Сандерс обещает, что американцам не придётся долго ждать, чтобы получить медицинскую помощь. Он не рассказывает о том, как это ему удастся сделать.
Государственное здравоохранение Великобритании переживает острый финансовый кризис. National Health Service (NHS) Великобритании запретил проведение некоторых видов лечения тем, кто страдает от ожирения и курит. Один из руководителей NHS написал в газете The Telegraph: «Я думаю, что мы увидим всё больше подобных решений. Это единственный способ сбалансировать расходы».
NHS заявил в августе 2017 г. о том, что в этом году «рекордное количество пациентов могут умереть, если время ожидания и нехватка кроватей останутся на сегодняшнем уровне». В одной из самых развитых и богатых стран Европы пациенты медицинских учреждений могут уйти из жизни из-за нехватки кроватей! Чтобы сократить медицинские расходы, правительство Великобритании сокращает доступ к специализированной помощи и многим дорогим лекарствам, а также сокращает зарплату врачам. В стране назревает их забастовка.
При едином страховом плательщике, если данный вид медицинской помощи входит в список застрахованных услуг, никто другой не может оплатить эти расходы. Пациент может отказаться от государственного страхования и сам оплачивать свои расходы. Но в этом случае он теряет страхование расходов на рутинные посещения врачей, проведение медицинских тестов и на лекарства, получаемые по рецепту врача. Очевидно, что это могут позволить себе только богатые люди.
Жестокость и бесчеловечность системы единого страхового плательщика хорошо иллюстрируется на примере трагической судьбы двухлетнего Чарли Гарда. У Чарли было обнаружено редкое практически неизлечимое генетическое заболевание. Он несколько недель находился в одной из детских больниц Лондона. Когда был поставлен диагноз заболевания, чиновники NHS решили не тратить деньги на лечение Чарли. Врачи больницы должны были подготовить Чарли к «комфортной смерти». Родителям было разрешено находиться вместе со своим умирающим ребёнком.
Команда врачей одного американского госпиталя, ознакомившись с историей болезни Чарли, нашла, что имеется небольшой шанс её успешного лечения. Для этого ребёнка следует привести в Америку. Его родители собрали деньги на это лечение. Президент Трамп сказал, что он предоставит свой самолёт для оперативной и безопасной перевозки Чарли в США. Но чиновники NHS не позволили врачам больницы отдать Чарли его родителям для лечения в Америке, так как это нарушает систему единого страхового плательщика. Родители оспаривали запрет NHS в судах. Лондонский суд, а затем и Суд Европейского Союза оставили решение NHS в силе, подчеркнув, что это решение очень гуманное и не ущемляет право Чарли на безболезненную смерть.
Государственная медицина Великобритании отняла у Чарли шанс победить свою тяжёлую болезнь. Ни Сандерс, ни его сторонники не комментировали эту трагедию – запрет родителям бороться за жизнь своего ребёнка.
Суровая реальность состоит в том, что государственные чиновники не в состоянии быстро и качественно реагировать на меняющуюся ситуацию. Чем крупнее государственная структура, тем вероятнее её провальная деятельность. Плохое состояние нашей инфраструктуры и в том числе аварийное состояние многих мостов – результаты работы государственных чиновников.
Сегодня уже никто не удивляется отвратительной работой департамента по делам ветеранов и Индейской службой здравоохранения департамента Health and Human Service. Бесконечные очереди на приём к врачам и на получение назначенных медицинских процедур, а также плохое качество медицинского обслуживания стали, к сожалению, обычным явлением. Бюджет этих двух правительственных структур около $300 млрд. Правительство не в состоянии обеспечить качественный медицинский уход за 9 млн. ветеранов и 5.2 млн. коренных американцев. И тем не менее Сандерс убеждает нас в том, что при переходе на систему единого плательщика для всех правительство сможет обеспечить своевременной и качественной медицинской помощью 320 млн. американцев.
Medicare и Medicaid – это детище демократов. Затраты на эти программы постоянно растут и программы балансируют на грани финансового кризиса. Если ничего не предпринять уже сегодня, то к 2029 г. Medicare обанкротится. Вместо того чтобы искать способы выхода из надвигающей финансовой катастрофы, Сандерс предлагает нагрузить сильно напряжённую медицинскую систему Medicare новыми десятками миллионов человек с одновременным расширением медицинских услуг, покрываемым государственным страхованием.
Законопроект Сандерса ликвидирует частное страхование. Без работы окажутся их сотрудники. А это около трёх миллионов человек. Социалиста Сандерса и его сторонников абсолютно не интересует судьба этих людей.
Сандерс считает, что цены на медицинские услуги должны быть установлены в результате переговоров правительства с частными медицинскими учреждениями. Очевидно, что во время таких переговоров государство будет диктовать свои условия. Если новые цены не будут покрывать расходы этих медицинских учреждений, они будут или сокращать число медицинских услуг или закрываться. Многие врачи будут выходить на пенсию. Возникнет угроза нехватки врачей. Некоторые из них будут переходить на медицинское обслуживание типа «concierge». При таком обслуживании медицинские офисы не принимают никакие медицинские страховки, и оплата медицинского обслуживания производится только за наличные. Это смогут себе позволить очень богатые люди. Но социалист Сандерс и его сторонники – борцы за «всеобщее равноправие», делают вид, что не знают об этом.
Опыт зарубежных стран показывает, что любые формы социализированной медицинской системы неминуемо ведут к увеличению времени ожидания получения медицинской помощи, к ограничению числа доступных медицинских процедур и к снижению качества медицинского обслуживания. Но зато все будут охвачены медицинским страхованием и никому не нужно будет заботиться о получении этого страхования. Этим будет заниматься правительство.
Абсолютное большинство наших политиков и конгрессменов никогда не владели бизнесом и нигде не работали кроме как на политических должностях. Всем членам Конгресса не нужно заботиться о приобретении медицинских страховок. Они имеют бесплатное медицинское обслуживание. Конгрессмены лишь понаслышке знают о реальных проблемах, с которыми приходится сталкиваться простым американцам при поиске страхования своих медицинских расходов и при получении медицинского обслуживания. И эти политики говорят нам, какую медицинскую помощь мы можем или не можем получать и сколько мы можем тратить на свои медицинские услуги.
По-моему, такая ситуация абсурдна.
Григорий Гуревич

Америка голосовала, голосует, и всегда будет голосовать деньгами

Америка голосовала, голосует, и всегда будет голосовать деньгами

Трудно делать прогнозы, особенно о будущем.
Датская пословица

Не верьте никому, кто утверждает, что американцы голосуют как-то по-другому. Даже если это респектабельный телеканал, журнал или газета. В последнее время уровень доверия к средствам массовой дезинформации не превышает 10%. И можно смело утверждать, что фактическое влияние четвертой власти в нашей стране на умы и настроения граждан ничтожно. А в некоторых случаях это влияние не просто равно нулю, но и зашкаливает в отрицательную область, то есть новостипропаганда имеет прямо противоположный эффект на аудиторию.
Хорошей иллюстрацией этому служат деньги. Деньги, которые американские граждане добровольнособирают для финансирования политических партий.
Самые последние новости факты за июнь 2017 года говорят сами за себя. ЦК республиканской партии собрал за месяц рекордное количество пожертвований – $13.5 миллионов долларов, а ЦК демократической партии – только $5.5 миллионов. Всего же с начала года республиканцы собрали более $75 миллионов долларов, а «демократы» – только $38 миллионов, то есть почти в 2 раза меньше.
Фактически это означает, что примерно 1/3 Америки – за «демократов», и 2/3 – за республиканцев.
Но и это еще не все. Если из собранных сумм вычесть долги, то в настоящее время у республиканцев на руках $44.7 миллионов наличными, а у демократов – только $7.5 миллионов, то есть почти в 6 раз меньше.
Любой вдумчивый читатель сразу заметит удивительную разницу между фактическими политическими предпочтениями американцев и той истерией, которая несется с экранов телевизоров. Эта разница наглядно иллюстрируется прилагаемым графиком, на котором изображено то, что фактически беспокоит американцев, и то, о чем предпочитает говорить левая пропаганда.
Больше всего американцев беспокоит система здравоохранения – 35%. Но масс-медиа уделяют этой теме только 4% времени. Пропагандистская машина предпочитает говорить о «русском следе» – они засоряют этим 75% эфирного времени, хотя только 6% американцев волнует этот вопрос.
Налицо полная неэффективность как левацкой пропаганды, так и четвертой власти в целом. Единственное, что пока неизвестно – когда именно американцы научились читать между строк и приобрели стойкий иммунитет к социалистическим идеологическим телеинъекциям.
Те, кто основывает свои политические прогнозы на анализе денежных потоков, всегда будут иметь преимущество над теми, кто черпает свое вдохновение из последних методичек ЦК Демократической партии.
В начале 2016 года известный теле- и радиоведущий Виктор Топаллер спросил меня в прямом эфире, каковы шансы Трампа на победу. Мой ответ был: «Трамп имеет 90% шансов стать президентом». Тогда, почти за год до выборов, Трамп еще даже не завоевал первенство в праймериз, а средства массовой пропаганды регулярно публиковали различные «опросы общественного мнения», доказывающие, что Хиллари Клинтон выиграет выборы против любого республиканца.
Мое мнение о шансах Трампа не было основано на каких-либо идеологических принципах или симпатиях (мои симпатии были тогда, в разгар праймериз, на стороне Теда Круза).
В основе моих рассуждений были деньги. Точнее, курс доллара по отношению к мексиканскому песо. Идея была основана на том, что Трамп сделал постройку стены на мексиканской границе одним из основных пунктов своей предвыборной программы, причем финансировать эту стройку должна мексиканская сторона.
Как известно, воротилы Уолл-стрита, обладающие серьезными финансовыми возможностями для влияния на курс валют, пользуются услугами лучших математиков, лучших программистов, лучших социологов и т.д. для построения математических моделей для торговли валют. Никому из нас, простых смертных, не под силу тягаться с аналитической мощью целых научно-исследовательских институтов. Но «подсмотреть», какие именно рекомендации эти институты дают инвесторам-тяжеловесам, можно.
Если эти рекомендации, основанные на немыслимо сложных математически моделях, показывают выигрыш Трампа, то мексиканская валюта должна упасть по отношению к валюте американской (потому что Мексике придется платить из своего кармана). Если же прогнозируется выигрыш Хиллари Клинтон, то песо падать не должен.
Получив эти прогнозы, Уолл-стрит начал играть на понижение курса мексиканского песо. И это падение видели все, кто хотел его увидеть. В том числе и ваш покорный слуга. Траектория падения мексиканского песо была заметна, как говорится, невооруженным глазом.
Именно поэтому в течение всей американской выборной эпопеи 2016 года я был настроен оптимистически – в отличие от тех, кто основывал свое мнение о шансах кандидатов в президенты США из выпусков CNN и других источников фальшивых новостей.
И именно поэтому я продолжаю считать деньги, и только деньги, и игнорирую все остальное.
И именно поэтому я считаю, что оснований для пессимизма у американцев нет. Ведь основная причина, по которой левые беснуются, заключается не в том, что президент Трамп неэффективен, а в том, что он эффективен.
Игорь Гиндлер

Независимость бесплатной не бывает

Давид Шарп | Независимость бесплатной не бывает

25 сентября в Иракском Курдистане и на так называемых «спорных территориях», контролируемых его силовиками, прошел референдум по поводу провозглашения независимости. Почти 92% участников (явка составляла примерно 75%), к огромному неудовольствию Багдада, Тегерана и Анкары, проголосовали «за»… Дальнейшие события приняли драматический и крайне негативный для курдского народа сценарий. И если очевидные трудности и угрозы курдам просматривались заранее, о чем я уже писал в преддверии плебисцита, то реалии превзошли самые худшие ожидания…
После победы американцев над режимом Саддама Хусейна в 2003 году курдская автономия на севере Ирана площадью свыше 40 600 кв. км, в которую входили три провинции, Эрбиль, Дохук и Сулеймания, получила официальное оформление. Был введен и термин «спорные территории» (провинция Киркук, а также часть провинций Дияла и Ниневия) с центром в городе-миллионнике Киркук. Именно возле него еще в 1927 году были обнаружены крупнейшие месторождения нефти. В годы правления Саддама по результатам военного противостояния центральных властей Ирака с курдскими повстанцами во главе с Мустафой Барзани (отцом нынешнего президента Иракского Курдистана) огромное количество курдов, жителей Киркука и окрестностей, были изгнаны или уничтожены. Вместо них сюда стали завозить арабов.
Согласно 140-й статье новой конституции Ирака, до 2007 года статус «спорных территорий» необходимо было решить. В рамках этого решения те, кто был депортирован, получали возможность вернуться, а переселенцы направленные Саддамом, получив компенсацию, должны были эти места покинуть. Затем, после проведения переписи населения, здесь должен был состояться референдум по вопросу о нахождении под управлением Багдада или же автономного Иракского Курдистана. Территории и непосредственно город Киркук в большинстве своем находились под контролем иракских властей, но со временем, в результате возвращения изгнанных курдов, здесь в целом восстановилось курдское большинство. На данный момент можно говорить о таковом и в самом Киркуке. Кроме того, не вызывает никого сомнения, что и он, и остальные «спорные территории» можно назвать исконно курдскими, несмотря на то, что здесь проживает и значительное число представителей различных религиозных и национальных меньшинств, в первую очередь, туркменов.
Любопытно, что когда пресловутая 140-я статья еще только была написана, большинство курдов проявили серьезное недовольство тем, что решение о статусе «спорных территорий» оказалось отложено на целых 4 года, «аж» до 2007… Однако не решился вопрос и значительно позже: под разными предлогами местный референдум так и не провели. Тот факт, что ситуация с Киркуком продолжала оставаться в подвешенном состоянии, оказался важнейшим рычагом давления Багдада на Эрбиль. В столице Иракского Курдистана понимали, что прежде чем объявлять независимость, необходимо юридически закрепить Киркук и остальные земли за собой. В противном случае у Багдада останется предлог всегда претендовать на них, в том числе и при помощи военной силой. Ну а из-за нефти Киркук и окрестности – очень лакомый кусок. Если большая часть исконного Курдистана горная, то о Киркуке этого не скажешь, в связи с чем город и его окрестности гораздо хуже приспособлены к обороне, и потому в ХХ веке курдские повстанцы не могли всерьез рассчитывать на долгое его удержание под своим контролем.
Однако в новые времена ситуация несколько изменилась. Теоретически. Дело в том, что количество курдских силовиков, хребет которых составляют пешмерга (переводится как «идущие на смерть» – фактически это местная армия), а также представителей других структур, превысило 200 (!) тыс. человек. Мало того, с 2014 года, когда началась активная борьба международной коалиции с «Исламским государством», курды, и так неплохо вооруженные, располагающие, в том числе, парой сотен танков, получили огромную военную помощь извне. Речь шла как о поставках вооружений, так и об обучении. С другой стороны, нынешняя иракская армия далека от «лучших времен» Саддама Хусейна. Собственно, события 2014 года, когда значительные ее силы подверглись форменному разгрому со стороны нескольких тысяч плохо вооруженных боевиков, были свидетельством того, чего она стоит.
Правда, справедливости ради, и пешмерга на первом этапе наступления исламистов на ее позиции выглядели не лучшим образом. Несмотря на очередное перевооружение, а также успешные (при помощи коалиции и Ирана) действия против ИГ, сомневаться не приходится: с военной точки зрения иракская армия и иные подконтрольные Багдаду силовые структуры, а также проиранская шиитская милиция под названием «Хашд аш-Шааби», в массе своей – откровенный сброд. Даже в случае их численного преимущества длительное и успешное противостояние подобным силам – дело возможное. Собственно, это прекрасно показали боевики ИГ уже на этапе обороны: несмотря на поддержку иракцев и шиитских милиций авиацией США и контингентами западных стран (в первую очередь, сил специального назначения), малочисленные исламисты держались очень долго, а кое-где держатся до сих пор.
То, что судьба Киркука, вопреки 140-й статье, так и не была решена, всегда являлось одним из серьезнейших сдерживающих факторов для руководства Иракского Курдистана во всем, что касалось объявления независимости и даже проведения всеобщего референдума как важного шага к ней. С 2014 года ситуация стала меняться. Дело в том, что во время наступления исламистов «спорные территории» оказались фактически брошены иракскими силовиками, и от захвата боевиками их с боями защитили силы пешмерга. Добавим к этому дополнительную уверенность в собственных силах, приобретенную в боях, а также поддержку их странами Запада, и получаем новые стимулы для закрепления за собой «спорных территорий» уже по своему смотрению. Тем более, было совершенно ясно, что проводить референдум, как это записано в конституции, Багдад не намерен.
Несмотря на видимое единство, Иракский Курдистан в его новейшей истории не был единым. Так, провинции Эрбиль и Дохук контролируются Демократической Партией Курдистана (ДПК), а Сулеймания – Патриотическим союзом Курдистана (ПСК). Между ними существуют и идеологические различия, но в первую очередь речь идет о различиях клановых и территориальных. В значительной степени отличаются и диалекты многих жителей этих мест. Между ДПК (условно клан Барзани) и ПСК (Талабани) всегда имелись противоречия, иногда переходившие в вооруженные столкновения, дело доходило даже до призыва на свою сторону иранцев и Саддама Хусейна. Несмотря на долгий мир и на тот факт, что президентом всего Иракского Курдистана избран Масуд Барзани, ПСК также получил свою долю – под его контроль попала провинция Киркук. До сих пор и ДПК, и ПСК сохраняли каждый собственные силы пешмерга, что в итоге стало важнейшей причиной очередной трагедии курдского народа.
Когда Масуд Барзани инициировал референдум о независимости, решено было провести его и на «спорных территориях». Поскольку идея собственного государства объединяет иракских курдов – сторонников обеих главных партий, ПСК не решились выступить против. Правда, намеки на то, что плебисцит неуместен, от членов руководства данной партии все же звучали. Однако, несмотря на давление Багдада и Тегерана (из-за территориальной близости в Сулеймании всегда прислушивались к иранцам), ПСК референдум одобрила. В наши дни, после того как основатель партии Джалал Талабани перенес инсульт, а затем скончался, власть в ПСК, согласно местным клановым традициям, захватили его вдова, сыновья и другие родственники.
Пока шла подготовка к референдуму, а затем и после него, один из сыновей по имени Павел (Бафел) проводил интенсивные консультации с Ираном, а конкретно – с человеком, обладающим особым даром «убеждения», командиром подразделения «Кодс» в иранском Корпусе стражей исламской революции генералом Касемом Сулеймани. И, как оказалось, совсем не зря. Когда 16 октября иракские военные, полиция и шиитские милиции начали продвижение к Киркуку, силы пешмерга (а здесь примерно 80% из них подчинялись ПСК) получили приказ отступать, прямо говоря, удирать. Началась паника, и мирное население стало уходить. В результате иракские силовики и пресловутый милиционный сброд при деятельном участии иранских советников молниеносно и практически без сопротивления захватил огромный город и все «спорные территории».
За какой именно набор угроз и «пряников» Павел Талабани совершил свое предательство, пока точно неизвестно. В общих чертах это, скорее всего, жалование его собственным пешмерга от Багдада, власть в провинции Сулеймания, а также доля от нефтяных доходов Киркука. Позорное предательство в духе феодальных правителей средних веков, бессилие и непредусмотрительность Барзани, а также то, что сторонники ПСК по местным традициям подчинились своему клановому вождю, внезапно поменявшему ориентацию, вместо того чтобы наказать его по всей строгости, – все это нанесло тяжелейший удар курдской мечте о независимости. Слабость и позор на Ближнем Востоке – непростительная «роскошь». Курды не только лишились своей исконной территории, богатой нефтью (правда, нефти у них все равно осталось немало). Теперь не осталось ни видимости единства, ни уважения со стороны врагов. Его, по всей видимости, придется добывать кровью.
Первый тест Иракский Курдистан, его политики и жители с треском провалили. Тот, кто после клятв стоять до конца фактически без боя (ряд отдельных столкновений не в счет) сдает свои исконные земли, видимо, должен пройти еще очень долгий путь до достижения независимости. Да, поведение Вашингтона, занявшего позицию наблюдателя, было далеко от идеала, однако большинство обвинений курдов и их сторонников в адрес США неуместны. Американцы референдум не одобряли изначально, и было ясно, что вмешиваться силой они не станут. Слабакам и предателям, сдающимся без боя, никто помогать не любит. Если бы в Киркуке шиитам было оказано серьезное сопротивление, то – я почти не сомневаюсь в этом, – США и Запад не дали бы разгореться полноценной войне. А так… Независимость надо заслужить, ну а те, кто перед лицом сброда сбегает без боя, вряд ли могут рассчитывать на чью-то помощь. Разве что на жалованье из Багдада.
События в Иракском Курдистане продолжаются, и последнее слово этим захватом шиитами «спорных территорий» еще не сказано. Пока же чуть ли не главным победителем оказался Иран и лично Касем Сулеймани, один из наиболее влиятельных людей в регионе. Не зря член высшего руководства ливанской «Хизбаллы» Набиль Каук назвал захват Киркука «победой над США и Израилем». Насчет Израиля он точно загнул, но вот насчет победы шиитской проиранской оси, безусловно, прав.
Тем временем, оказавшись в отчаянном положении, Масуд Барзан от имени руководство Иракского Курдистана обратился к Багдаду с пакетом предложений:
* Немедленное заключение соглашения о прекращении огня и остановка всех военных операций в Курдистане.
* Замораживание результатов референдума.
* Начало диалога между правительством Курдистана и Багдадом на основе конституции Ирака.
Давид ШАРП
«Новости недели»
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..