четверг, 26 декабря 2013 г.

ШЕВЧЕНКО - ВРАГ ЛИБЕРАЛЬНОГО ФАШИЗМА

         
             
 Сначала даже огорчился, услышав, что ярый черносотенец Максим Шевченко – лютый враг либерального фашизма Запада. Россия, мол, продвинутая страна, полная высоких помыслов и стремлений, а проклятый Запад – сплошь либерал-фашист и враг рода человеческого. Шевченко в передаче по «Эху Москвы» даже рассказал, что его идеологический враг Сванидзе обратился к Максиму лично с просьбой объяснить, что такое упомянутый коричневатый социализм. Надо думать, книгу Ионы Голберга в России прочли многие. Ну, огорчилсяя я, а потом вспомнил, что фюрер тоже не жаловал, преследовал и убивал либералов – социалистов - либерал-фашистов ХХ века. И делал он это по двум причинам. Во-первых,  он считал себя единственным толкователем верного социализма – национал-социализма, а во-вторых, он был убежден, что еврейский вопрос следует решать немедленно и кровью, а социалисты были против насилия и жестокости и предпочитали  избавляться от потомков Иакова  постепенно, без насилия. Видимо, и по этой причине Шевченко, тяжело больной юдофобией, и занялся критикой неправильного Запада.

СОЦИАЛИЗМ И ЕВРЕИ



- Аркадий!  - пишет мне читатель Т. - Неужели вы не понимаете, что социализм, то есть, социально ответственный капитализм, – это будущее человечества. И мне не понятны ваши постоянные нападки на либералов и социалистов мира, как  непонятны ваши подозрения, что эти люди хотят вреда Израилю.


Уважаемый читатель Т.! Увы, хотят. При этом почему-то никто не настаивает на исчезновении датского, китайского или албанского народов... Вот евреи мешают социалистам и социализму давно. Почему? Это разговор долгий, но это так. Юдофоб Карл Маркс завещал своим последователям в обязательном порядке решить проблему «избранного народа». Именно в народе Торы он видел главную угрозу своей атеистической утопии. Владимир Ленин активно использовал бывших обитателей черты, а потому обижать их не хотел и выдвинул лозунг - “Антисемитизм есть социализм дураков”. Большевизм «доброго дедушки» был гораздо умнее. Он решительно и последовательно занялся  «безболезненной» ассимиляцией евреев. СССР и достиг в этом деле  огромных успехов. Социализм Адольфа Гитлера был более жесток и нетерпелив. Фюрер решал «еврейскую проблему» кардинально, революционным путем. Сталин, большой поклонник приемов нацизма, понял всю тщетность ассимиляции евреев и решил процесс ускорить прямым геноцидом. Арабский социализм в Египте и Сирии тоже, как и фюрер, не желал медлить и попытался с помощью войн покончить с «сионистским образованием». Нынешние социалисты на Западе и Израиле верны заветам Карла Маркса и Ленина, а потому всеми силами стараются превратить потомков Иакова в некую, безликую общность – израильтян. Они, по опыту, знают, что процесс ассимиляции все-таки проходит быстрее в галуте. Отсюда и их постоянные попытки разрушить Израиль всевозможными приемами от помощи арабскому террору, до пресловутого «мирного процесса». Старания эти ни к чему не приведут. Можно даже перефразировать Ленина подозрением, что социализм – это, вообще, мировоззрение дураков. Иначе бы они поняли, что для  иудеев важнейшим фактором была не среда обитания, они ее меняли неоднократно. Для сохранения «избранного народа»  важно было наличие общего для всех Абсолютного ЗАКОНА, Закона Торы, который потомков Иакова объединил в Нацию Всевышнего, где бы они ни находились. У этой нации был один Царь (Всевышний) и данный этим Царем Закон. Этого царя нельзя было уничтожить, сместить, заставить отречься. И до тех пор, пока на земле существует хоть одна иудейская семья (община) соблюдающая Закон Всевышнего, невозможно уничтожить ни этот народ, ни Государство Всевышнего. То есть этот народ действительно вечен, по земным меркам. Многие этого не понимают и ищут  “секрет” выживаемости иудеев, а секрет лежит на поверхности. Все остальное – необоснованные измышления. 

ПИСЬМО ХОДОРКОВСКОМУ


Письмо Ходорковскому
 
 
493
Михаил Ходорковский,  я пишу Вам из Финляндии. Меня зовут Полина Жеребцова. Я политбеженка из России. Из современной России, где уже много-много лет правит господин Путин. 
Всю жизнь я веду дневник. И так случилось, что родилась я на Кавказе, в городе Грозном. 

Когда мне было девять, мой город окружили кольцом российские танки - и дома стали превращаться в руины и тлен вместе со своими обитателями. 
По Вашему дому стреляли из танка, господин Ходорковский? 
По моему - стреляли. Горели верхние этажи, и дети кричали от нестерпимой боли: осколки терзали их тела.  

Мой дед, участник Отечественной войны, лежавший в больнице на Первомайской улице, погиб при обстреле. Он уже выздоравливал - я и мама собирались забрать его домой. 
Мы не могли похоронить его неделю. Шли бои. 
Я знаю, Вы много пережили, были в заточении. Но скажите, Вы можете себе представить, как кричат больные, когда из орудий стреляют по больнице или когда невидимый и неуязвимый для их проклятий бомбардировщик сбрасывает на них полуторатонную бомбу?  

Мы искали, где снег чище, набирали его и цедили через ткань, чтобы пить. Снег не белый, совсем не такой, какой сейчас я вижу в Финляндии. Он темно-серый и горький, потому что вокруг пожары. Горит нефтяной завод, горят целые кварталы домов. Прежде чем добраться до живой человеческой плоти, бомбы терзают камень и железобетон. 
А дома полны людей, и им некуда бежать.  
Мы падали от голода, тычась в углы квартиры, наполовину провалившейся в подвал. А крысы жались от холода к нашим ногам и пищали. 
Крысы спали со мной в коридоре на дощатом обледенелом полу, и я не гоняла их, понимая, что от «российской демократии» страдают даже они! 
Наши коты и кошки умерли, не выдержав диеты из соленых помидоров, которыми их кормили один раз в несколько дней. 
Чтобы добыть хоть какую-то еду, нужно было ходить по чужим подвалам, где завоеватели оставляли тонкие серебристые нити, наступив на одну из которых, можно было отправиться в рай.  

А хотите послушать, как я стояла у бетонных плит, под которыми трое суток в центре Грозного, задыхаясь в обломках и цементной пыли, умирали русские старики?
Никто не смог поднять плиты и разгрести завалы! Люди плакали и молились, но ничего не могли сделать. Погибшим под развалинами собственного дома не досталась даже могила в «завоеванной нами земле». 
Этот ад повторялся множество раз за десять лет: столько длилась война на Кавказе, в Чеченской Республике.  

В августе 1996 года в подъезд нашего дома залетели снаряды с российского поста: соседей разорвало на куски. 
Мне было уже одиннадцать. 
Я вышла в свой родной подъезд, и мои ноги по щиколотку утонули в крови. Кровь стекала со стен и с потолка, а рядом кричали в жутких мучениях выжившие соседи. 
С тех пор, господин Ходорковский, я не верю правителям России. Я не считаю, что это цена за завоевание и целостность страны. Это делали как раз «слабаки» - ведь сильный человек не будет самоутверждаться за счет убитых детей и женщин. 
По сути дела они предатели собственного народа.  

В 1999 году, когда по «гуманитарным коридорам» с беженцами стреляли, сжигая людей заживо в автобусах, мы не смогли выехать из города. А 21 октября 1999 года на рынок Грозного «прилетела» ракета. 
Днем, когда там толпились тысячи людей. 
Как потом было объявлено, «это был рынок террористов», с которыми боролись захватчики. 
«Террористами» назвали детей, стариков и женщин, которые торговали зеленью, конфетами, хлебом, сигаретами, газетами и т.д. А сам рынок назвали «рынком оружия», но я никогда не видела там оружия, хотя иногда за день обходила все ряды с коробкой товара. 
Я не могла отдыхать на каникулах или после школы: чтобы выжить я работала. 
Я торговала на этом рынке. Не было пенсий, зарплат. Люди выживали. Моя мать не получала зарплату год. Ее украли. И мы торговали, чтобы выжить и купить хлеба. 
Не нужно было начинать нас «завоевывать», превращая нашу жизнь в одну сплошную полосу ада. 
Нам и так было трудно - без бомб и установок «Град». 
Когда на грозненский рынок прилетела ракета, я находилась в трех кварталах от места ее падения. Я увидела огонь от земли до неба, а потом услышала оглушительный взрыв. 
В моих ногах оказалось 16 осколков. 
А что стало с людьми, которые были ближе к ракете? Оторванные руки, ноги, головы, тела, превращенные в пыль. 
Свою маму дети находили по заколке для волос или пуговицам на кофте... 
Хоть кто-то получил извинения? Или компенсацию за этот ад? Кто? 
Я не получила ничего кроме угроз и приказа «закрыть рот», так как являюсь подлинным свидетелем этих кровавых событий. Вот лицо современной российской власти. 
Убить, оболгать и захватить. И это называется «завоевание»?  

В 2000 году, 19 января, оставшихся в живых соседей и меня с матерью пугали расстрелом. 
Нас поставили у обрыва и стреляли у нас над головой. 
Старая бабушка-соседка, упав на колени, кричала: 
- Что вы делаете? Мы свои! Мы русские! Не стреляйте!  

Кавказ - это особый край. Там сплелись культуры и национальности, быт и кухни. 
В нашем доме из 48 квартир 10 было чеченских, остальные - русские, армянские, цыганские, азербайджанские, ингушские, еврейские, польские... 
Мы жили дружно, пока не началась война. Война смела все: жизни, дружбу, любовь. Она уничтожила все. 

Выжив в нечеловеческих условиях, люди из Чеченской Республики в других регионах России сталкивались и сталкиваются со страшнейшей дискриминацией, гонениями и угрозами. 
Власти не терпят их рассказов о массовых расстрелах и бессудных казнях. Все они независимо от этнической принадлежности причисляются к «чеченцам». 
Я столкнулась и с этим.  

Мне не давали загранпаспорт около года. А Вам сделали за один день, да еще и любезно принесли к трапу частного самолета. Двойные стандарты – это ведь как раз то, что отличает деспотию от демократии..  

Я очень сочувствовала Вам, когда Вы были в заточении. Я считала вынесенные Вам приговоры несправедливыми, политическими. И сейчас считаю, что на Вас, возможно, оказали давление. 
Но Вы в интервью сказали: "Путин не слабак. Я готов воевать за сохранение Северного Кавказа в составе страны. Это наша земля, мы ее завоевали!" Подумайте, Вам ведь придется разделить ответственность за те военные преступления, которые на Кавказе не издержки «завоевания», а его суть. 

Почитайте мой дневник
Почитайте, как нас завоевывали. 
Как мы хоронили соседей, убитых под обстрелом, предварительно закрыв могилы ветками, чтобы голодные собаки не растерзали покойных. 
Как были убиты тысячи детей и женщин в Чеченской Республике. 
Вы все еще хотите целостности с такой Россией? 
Я не хочу. 
И мне не нужно ее гражданство. Я стесняюсь его, как позорного рабского клейма.

 Любопытное, прекрасно написанное письмо. Оппозиция Кремлю разочарована. Ходорковский не хочет, по крайней мере на словах, быть врагом Путина, не хочет отдавать Кавказ. Он просидел 10 лет, устал и больше всего не хочет глотать полоний или повиснуть в ванной на шарфике. Он хочет жить. А что Путин? За грехи, описанные в письме, во искуплении грехов этих, он, по сути. подарил Чечне независимость, за русские деньги отстроил Грозный и посадил Кавказ на шею России... И потом Россия воюет с исламским Кавказом вот уже 200 лет. Кто в этой войне более  жесток и бесчеловечен? Думаю, тот, кто сильнее. Но мне страшно себе представить, что станет с Москвой или Тель-Авивом, если эти города захватят слуги Аллаха.

КТО ВИНОВАТ?


Юдофобы давно убеждены, что евреи. Жертва всегда виновата в ненависти палача и в своей гибели. Недавно убедился, что эту точку зрения разделяют не одни мракобесы, а такие просвещенные историки, как, к примеру, Михаил Рувимович Хейфец. С огромным вниманием и интересом прочел его труд: «Идеология и политическое насилие в Израиле».
Привлекло «политическое насилие», решил, что Хейфец наконец-то осмелился разоблачить левых интеллектуалов Еврейского государства, но вскоре понял, что речь пойдет совсем не о том, а о вине народа Торы за все несчастья рода людского. Читаю: «Тщеславие светских евреев, достаточно просвещенных, чтоб не верить в Бога, но достаточно суеверных, чтобы верить в себя, в свои исключительные дарования, сыграло роковую роль в тогдашней изоляции Израиля от народов Земли». Оказывается, атеизм – следствие просвещение, а вера в Бога – результат невежества! Но оставим это марксистское клише. Вспомним, что большое количество атеистов не удивило даже Воланда в романе «Мастер и Маргарита». Дело в другом. Получается, что данный евреям монотеизм привел к резкому росту интеллекта нации. Сам же этот интеллект стал причиной появления высоких талантов разной степени веры в Бога и неверия. Талант без гордыни и тщеславия как-то немыслим. Сам Лев Толстой пишет в «Исповеди», что «стал писать из тщеславия, корыстолюбия и гордости». Исключения здесь только подтверждают правило. Получается, что не евреи: Свифт, Сервантес, Пастер или Менделеев были гениями скромности, а потомки Иакова: Спиноза, Бешт, Кафка, Фрейд или Эйнштейн - заносчивыми хвастунами. Мне скажут, что не о гениях речь, а о народных массах. Мол, еврейская спесь значительно превышает гордыню англичан, немцев или русских. Стоп! Все это смахивает на привычную отрыжку юдофобии, а не на поиски причин антисемитизма, чем, как будто, решил заняться г-н. Хейфец, смело предположивший, что  причины юдофобии кроются в древней и вечно юной вере народа Книги. Вот где прячутся подлинные истоки гордыни «избранного народа»: «Ненависть расистов к евреям проистекала из их суеверного страха-подозрения: а вдруг на самом деле способные и живучие евреи - тот самый народ, который избран Богом, кому успех гарантирован Провидением. В этом проявилась слабодушная обида и возмущение против тех, кто (как втайне боялись) получил гарантию: мол, вопреки историческим превратностям, в итоге они станут конечными победителями в мировой истории».
Удивительный пассаж! Получается, что юдофобия  – форма «благодарности» человечества евреям за дарования бесспорного прогресса в отходе от язычества, но вместе с тем и причина зависти к «избранному народу», народу Божьему, который, несмотря ни что, грозит первым прийти к раздаче призов. Но пафос исканий Хейфеца состоит не в жалобе на несправедливость мира к народу Торы, а в поисках вины этого народа перед остальным человечеством, а потому Михаил Рувимович быстро переворачивает пластинку:  «Расовый национализм стал поэтому извращенным подобием древней религии, объявившей, что Бог избрал лишь один народ - свой собственный. И поскольку древний миф вместе с древним народом, выжившим с античных времен, пустил глубокие корни в западной цивилизации, вожди толп XX века, набравшись бесстыдства, начали постоянно вмешивать Бога в схватки между народами, особенно за территории, приписывать Его благословение тому выбору, который вождь удачно подсовывал своим массам». Выходит, против своей воли (и на том спасибо) научили евреи неразумный мир всем мерзостям ХХ века. Только спрашивается, почему одни евреи и почему только ХХ века? Вот в древнем Египте фараон был по чину чуть ниже богов. Толпы, надо думать, шли за вождями со времен первобытнообщинного строя. Впрочем, язычники, что с них взять, но почему Хейфец не напоминает о личностном характере иудаизма, о культе свободы, об основах демократии в нем, о Законах Божьих, которые появились задолго до кодексов и конституций цивилизованного мира. Может быть, хотя бы за это можно снять обвинение с потомков Иакова за растление  «слабодушных» народов? Отойдем от скользкого пути, попахивающего откровенным расизмом. Нет ничего глупее обвинений любого народа в людоедстве, язычестве, вере в Будду или мудрость Конфуция. Так уж приказала судьба, и расположились звезды на небе. Если уж поклонникам духа Шамана не пристала каяться и считать себя низшей расой, то почему народ Книги должен признать опасной ошибкой свой выбор пути?
Отметим и невольно вырвавшийся оборот о «схватке народов за территории». М. Хейфец давний сторонник «мирного процесса», особой форме удушения Еврейского государства с помощью не защитимых границ. Вот она проблема-проблем: нечего Израилю зарится на Иудею и Самарию, «вмешивая Бога». Это не Он привел евреев к Святой Земле, но они продолжают цепляться за чужую территорию, вновь, как и прежде, подавая пример силам зла: «Руководимые суевериями, вожаки идеологических движений нашли на поверхности еврейской набожности ту зацепку, которая, однако, сделала возможным искажение и извращение. Избранность перестала быть мифом о конечном осуществлении идеала всечеловечества и превратилась в миф о конечном разрушении человечества - якобы цели мирового еврейства! В конкретной политике вожди толп уверяли, будто их народ (страна) окружен "враждебным миром", "один против всех", и существует непреодолимая граница между народом и всеми другими. Это - черты новой идеологии, ставшей и богословием нового времени. Вот цитата из Гитлера: "Всемогущий Бог создал нашу нацию. Защищая ее существование, мы защищаем Его дело". В СССР отреагировали на это адекватно: "Немецкие изверги не только наши враги, но и враги Божьи" (Лука, архиепископ Тамбовский, 1944 г.). Это была не пропаганда и не злоупотребление церковной терминологией - нет, возникло на самом деле особое богословие, влиявшее на идеологию!»
Вот это круто! Отметем кокетливые расшаркивания и оговорки, обнажим суть. Получается - все эти людоеды: Сталины, Гитлеры, Пол Поты, Мао – все они были вызваны из бездны монотеизмом, некогда данным одному семитскому племени. Это вам не юдофобский, топорный бред какого-нибудь Шломо Занда. Перед нами не откровенный враг. Здесь все изобретательней, хитрей, все спрятано под наукообразной маской. В результате писаниям Хейфеца не стать, конечно, мировым бестселлером, но профессионалы юдофобии легко используют его изыски, как это сделал неоднократно в своем черносотенном труде Александр Солженицын, цитируя другие труды Хейфеца. Впрочем, наукообразие наукообразием, а без «контрольного выстрела» в голову автор «Идеологии и политического насилия в Израиле» обойтись не смог. Читаем: ««Вопреки иудеохристианской вере в Божественное происхождение человека, вожди-идеологи проповедовали Божественное происхождение собственного народа. Их ближайшая выгода состояла в том, что при абсолютном противопоставлении своего народа всем другим, небожественным, игнорировались любые различия (общественные, хозяйственные, психологические) между членами своей нации! Божественное происхождение превращало народ в высокомерную расу избранных роботов, противостоящую всем остальным людям мира».
Вопреки  - то, вопреки, но Зигмунд Фрейд начеку и формула отлита в бронзе. Я теперь знаю, к какому народу принадлежу: к «высокомерной расе избранных роботов, противостоящих всему миру».  А что? Русские при большевиках, вроде бы, не противостояли, даже мечтали о победе коммунизма во всем мире. Немцы рейха фюрера за арийцев считали даже осетин и индусов. Только один народ осмелился «противопоставить» себя человечеству. Передергивание – любимый трюк подобных историков. Некогда решили евреи быть «отдельным народом», так как вокруг был океан племен языческих. В те времена это было настоящей революцией, подвигом, благодаря которому мы и живем сегодня в том мире, в котором живем. Да и «вожди-идеологи проповедовали Божественное происхождение народа», чтобы напомнить об особой мере ответственности перед Всевышним, о Союзе с ним, накладывающем на потомков Иакова особые, тяжкие обязательства. Не проблема евреев, что недоумки понимают и понимали «избранность» народа Торы, как право на особые привилегии и первенство среди других народов. Так вооружаясь, можно обвинить евреев, что заповедь «Не укради!» - призывает к воровству и грабежам, а Закон: «Не возжелай!» - к лютой зависти.
Читал  я Хейфеца – и пытался вспомнить, когда, при каких обстоятельствах, давным-давно слышал нечто подобное? И вспомнил. Во ВГИКе преподавала нам «научный атеизм» одна неглупая дама. И вот однажды ей надоело рассказывать о бесценном даре философии Маркса – Энгельса – Ленина. Она сделала паузу, уставившись на мой, откровенно семитский  облик, и быстро проговорила, четко артикулируя слова: « «Народ избранный», народ Божий сам вызвал своей порочной идеологией веры в Бога из мрака своих врагов и стал их жертвой».  За точность слов не ручаюсь, но смысл был именно таков. Затем, словно очнувшись, она криво улыбнулась и добавила: «Это мы записывать не будем». И вот теперь я вынужден признать, что у меня и у Михаила Хейфеца были одни «учителя жизни». Как все-таки отвратительна, въедлива грязь совкового болота.
И как же все-таки универсально оправдание зла, с каким искусством умеет человек успокоить взбаламученную совесть хитрой причинно - следственной связью. Как мы беспомощны перед ужасом катастроф разного рода, идущих от человеческой зависти, ненависти и жестокости. Евреям некогда было дано лекарство от этого безумия толп, но оказывается, именно они виноваты в том, что большевики или нацисты превратили противоядие в яд, а заповедь: «Не убивай намеренно» в вакханалию убийств. Старая это забава – оправдывать зло за счет его же жертв. Нет, уважаемый, очередной преподаватель «научного атеизма» - Михаил Рувимович Хейфец - все не так, как рисуется и мыслится вам. Почему бы не предположить, что только упомянутый иудеохристианский мир, возросший на идеалах монотеизма, смог вбить осиновый  кол в вампира красной или коричневой, языческой идеологии. И только чудовищным жертвоприношением своим спасли евреи мир от глобальной катастрофы. Народ Торы и сегодня мешает зеленой чуме уничтожить современную цивилизацию. Он и сегодня враг  номер 1 мракобесам от ислама. Мне нравится думать, что палач – это палач, а жертва, при любом раскладе, остается жертвой. Я знаю, что нет света без тени, как нет добра без зла, но мне не нужна диалектика, построенная на диспуте этих начал. Мне всегда нравилось мыслить так и никакие преподаватели «научного атеизма» не заставят меня думать иначе.

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ РОССИЮ


Первая леди США и президент Барак Обама спят в разных спальнях и всерьез обсуждают развод, пишет The Nation.
Издание отмечает, что Барак Обама остается вместе с супругой в основном из-за дочерей и политической карьеры, однако Мишель Обама не выдерживает ситуации и уже встречалась с адвокатами, чтобы обсудить развод.
Мишель Обама дала понять, что живет с мужем раздельно и остается в Белом доме «для галочки», сообщает издание.
Ситуация усугубилась после того, как в прессу попала фотография, запечатлевшая американского лидера флиртующим с соблазнительной женщиной, премьер-министром Дании Хелле Торнинг-Шмидт, во время похорон Нельсона Манделы.
 Это прежде СССР стремился догнать и перегнать Америку. Сегодня США озабочены первенством России. Судя по всему, Обаме не дают покоя успехи В.В. Путина на семейном фронте.

ИЗРАИЛЬ ЧИСТЫМИ ГЛАЗАМИ


 Прочел я текст, помещенный ниже, и подумал, что быт проклятый работает как пыль и грязь на линзах очков и видим мы, старожилы Израиля, мир вокруг с поправками от этой мути. Но вот приехал гость из России совсем, без очков и с прекрасным зрением и увидел все, как есть, без невольных искажений.


Эта зарисовка прибыла ко мне по электронной почте. Я живу в Израиле уже 17 год. Под каждым словом подписываюсь, несмотря на то, что все было - и ностальгия по прошлому, и неурядицы, и много много таких жизненных моментов, которые никак не согласовывались с прошлой, казалось-бы размеренной жизнью.
Данное эссе способно представить Израиль совсем под неожиданным ракурсом всем скептикам, которые называют Израиль "агрессором" и "узурпатором", не совсем представляя вообще кто мы на самом деле.
Это эссе очень личного свойства, посему имя гостьи изменено по ее просьбе - мир невелик, и гостья не желает быть легко узнаваемой своими московскими знакомыми, а я как раз надеюсь, что данное эссе докатится и до них..
Спасибо,
Ира Левингер.
Здравствуйте,
Меня зовут Марина Романенко, и я хочу поведать вам о своем тур-вояже в Израиль, Землю Обетованную. И не только о нем.
Вообще-то, я не думала, что возьмусь писать такое... эссе, но, если прочтете до конца, вы поймете, почему я не могла не написать.
В Израиль я поехала экспромтом - после трагедии в личной жизни (слава Богу, все живы, меня всего лишь бросил муж ради большой и светлой 22-ух летней любви).
Позвонила моя подруга детства - Наташка, с которой мы выросли на одном московском дворе, и, узнав про мой резко изменившийся статус, немедля заявила, что свой 33 день рождения я встречаю не одна с мамой в нашей двушке в суровом московском январе, а как раз у них, на берегу Средиземного моря, где в том же январе плюс 20, где любимые друзья, и вообще... смена обстановки. Так я обнаружила себя на борту Эль-Алевского Боинга по рейсу Москва-Тель-Авив.
Сказать, что меня встретили хорошо, ничего не сказать. Этих людей (Наташку и ее мужа Эдика) я знаю много-много лет, мы родные - как семья, и я чувствовала их природную и столь привычную доброту, как бы окрашенную легким налетом местного менталитета. Трудно объяснить, но здесь люди ходят с душой нараспашку, не боясь: дарят свое расположение - и не только знакомому, а даже чужаку - просто так, "бесплатно".
Мне было странно поначалу, все таки мы, москвичи, жуткие снобы, и для меня неприемлемо явиться в гости к друзьям друзей вместе, просто "за компанию". Я упиралась, Наташка настаивала, утверждая, что "Ира и Таль классные ребята", и "Оля и Габи всегда рады новым знакомствам".
Я поняла ее только после того, как почувствовала кожей, как тут принимают гостей. После шумных приветствий и объятий открывается бутылка терпкого красного вина (по ходу дела выясняется, что родом оно с Голанских высот или с Иерусалимского нагорья), из недр холодильника выуживается все его содержимое, ставится чайник (для тех, кто не хочет вина или не может, по причине предстоящего вождения машины, и не только по этой причине, как выяснилось чуть позже), все располагаются, где угодно (только не в креслах гостиной, а на поверхностях, вроде кухонной столешницы, ковра и т.д.), и ведется разговор обо всем на свете; и все очень тепло интересуются, как мне тут, нахожу ли я Израиль интересным и красивым, как мне было в Иерусалиме на экскурсии, и пробрало ли меня у Гроба Господня, и снизошла ли на меня Иерусалимская благодать, подобно которой нет нигде в мире, и что я думаю по поводу местной политики своим, непревзятым мнением, и как я нахожу жутких и наглых израильтян - водителей (ха! Вы не ездили по МКАДу в пятницу вечером!) , и все, все, все...
И иврит, и английский, и русский вперемешку; и меня учат обязательным словам, которые прилипают ко мне насмерть, вроде: мазган (кондиционер), беседер (все в порядке, хорошо), "ма питом?!" (с какой радости?! почему вдруг?!); и хозяйка Ирина, смеясь переводит мне своего мужа Таля, "аборигена", как она его называет, который не смог донести (или я не смогла дополнить?) до меня свою мысль по-английски...
И вдруг все начинают петь мне "Happy Birthday" и на английском, и на иврите, и Таль даже исполняет в мою честь "День Рождение только раз в году" из "Чебурашки" (знания почерпнуты после просмотра оного мультика с четырехлетней дочуркой, как объясняют мне, хохоча от его акцента, еще параллельно исполнению).
И все поднимают бокалы с красным душистым вином, и в мою честь произносятся тосты, которые завершаются емким тостом "Лехаим!" - "За жизнь!", и я краснею и бледнею, понимая, что лучшего тоста в мою честь не произносили никогда и никто, как эта странная и разношерстная, но в тоже время какая-то своя, родная всего за два часа, - компания.
И я влюбляюсь в этот тост.
И этот смешной и живой Вавилон вдруг замолкает и становится очень серьезным, когда муж Ольги, кинув взгляд на свой пейджер, срывается с места и бежит, как есть, без куртки и зонта (а шел дождь) , к своему автомобилю, успев крикнуть Эдику, чтоб довез Олю домой. И я с изумлением узнаю, что этот смешной балагур, который травил анекдоты на почти трех языках, виртуозно не растеряв их смысла в переводах, - боевой летчик Израильского ВВС в звании майора, находящийся на "коненут" - боевой готовности, в случае вызова на базу при необходимости.
А что может быть за необходимо - в этой маленькой отважной стране, окруженной недругами (да что там - врагами) - можно только догадываться. База находится совсем рядом с тем населенным пунктом, где меня принимают друзья и друзья друзей, и, когда через 20 минут я слышу рев реактивных двигателей над головой, Таль говорит что-то на иврите, я понимаю только одно слово - "Аза" (Газа), и Эдик не успевает перехватить нечто непечатное, вылетевшее у него из-за плотно сжатых, побледневших губ.
У каждого в этой стране есть кто-то знакомый, который погиб, ее охраняя. Это трудно понять, в это трудно поверить, но представьте себе: у каждого (!) человека в возрасте около 30 лет здесь есть хотя бы один "кто-то" (друг, сослуживец, знакомый, брат...), кто положил свою жизнь при обороне этого государства, вынужденного ежедневно, ежечасно бороться за безопасность своих граждан и за свое право существовать; или - пал жертвой теракта. Но не подумайте, что все так мрачно, жизнь идет своей колеёй, и назавтра все уже как будто забыли о том, как мы подвозили Олю одну домой, как она ждала своего мужа до 2 часов ночи, когда тот вернулся с задания. И о том, как она уже научилась не спрашивать (все равно не ответит): "как?" и "что?". Потому что это - их быт.
Это их жизнь, и израильтяне умеют шутить о своем быте с известной долей цинизма. Вы знаете, что у евреев есть даже шутки о Холокосте? Может, в этом - секрет ума и живучести этой удивительной нации: в умении смеяться над собой и своими самыми великими несчастьями?
А на следующий день мы едем в Хайфу и в старый город Акко, и успеваем заехать в волшебное местечко на горе, с которого видно синее Средиземное море: Зихрон-Яаков. А еще через день мы едем на Мертвое море через Иерусалим и заезжаем в этот Город, потому что не заехать - невозможно. И на этот раз мы идем не по святым местам, а просто по кривым улочкам Города и по знаменитому базару Махане-Ехуда, и смотрим на город со смотровой площадки. И на меня нисходит пресловутая "Иерусалимская благодать", о которой меня спрашивали простодушные израильтяне, для которых спросить о самом сокровенном - все равно как пожелать доброго утра, но почему-то это не воспринимается как бестактность, и почему-то им легко отвечать.
И, уезжая из Золотого Иерусалима уже ближе к заходу солнца (а ехали мы на Мертвое Море с ночевкой, с палатками), я понимаю суть этого названия: весь город вымощен и облицован светлым камнем, выкорчеванным из самих же Иерусалимских гор, который светится золотом в лучах заходящего солнца.
И я вспоминаю вопрос одного из моих соплеменников (заданный гиду во время Иерусалимской экскурсии) , разочарованно заметившего, что он воображал Иерусалим на более знатной высоте гор; на что гид , усмехнувшись, ответил, что не тот город возвышен, который высок, а тот, который ближе к Господу.
...А по дороге мелькают библейские пейзажи, прямо как с иллюстраций к Старому Завету: нагорья, кустистая зелень, пещерки и лесочки, "что-то крымское немного, и кавказское слегка", и я осознаю, что каждый квадратный метр этой страны насыщен историей - мировой, великой, порою - страшной историей, а так же - пропитан кровью, совсем недавней для этой исторической земли, кровью, которой всего несколько десятков лет, - кровью людей, боровшихся за право иметь свою Родину и право жить.
Мы разбиваем палатки на горе Мецада; полная луна светит почти неестественным светом, показывая мне самое низкое место на земном шаре, - Мертвое Море, а за ним горы Иордании, и чуть ближе - призраки библейских Содома и Гоморы и соляные столбы Лота и его жены.. И горит костер, и я курю сигарету, и каждый думает о своем; и я знаю, что думаем мы об одном и том же: что такие минуты редки, а помнят их всю жизнь, что скоро мы расстанемся, так как мои друзья живут на одной из своих Родин, и наличие другой, нашей общей, порой разрывает им сердце; и этот вечный диссонанс, вечная мука русской души кровного еврея, уехавшего сюда "с концами", но "не до конца" уехавшего оттуда.
И скоро будут "снова между нами города, взлетные огни аэродрома", но мне жаль только чуточку, потому что вдруг я понимаю, как я горда за моих друзей, которые являются частью этого народа, сумевшего за каких-то 60 лет построить страну в пустыне; народа, не растерявшего себя через тысячелетия и все беды и катастрофы; у которого внутри есть животворная сила, как будто он и в самом деле был избран Господом в пустыне, совсем недалеко от того места, где сейчас догорает наш костер.
А восход солнца открывает мне совершено непередаваемый пейзаж: бирюзовое Мертвое Море в окружении розовых гор и белой-пребелой соли, обрамляющей бирюзовые берега. Мы спускаемся к берегу, и я захожу в эти воды, которые всё норовят вытолкнуть меня, как будто в них нет места для инородного тела. Но в конце концов Море позволяет мне опустится в его маслянистую теплую воду, где вместо дна - глыбы соли. Ощущение непередаваемое, его можно только почувствовать, словами его не передать. И это в январе месяце! А тут 25 градусов, тепло, как в Эдеме.
А в последующие дни Эдик сокрушается, что не сможем поехать в Эйлат - никак не успеваем: ехать далеко, но на один день - нет смысла, а отгул Эдику не дают.. Зато мы гуляем по старому Яффо и Тель-Авиву, и я удивляюсь, как такой небольшой по нашим меркам (400 тыс.) город создает впечатление такого большого из-за своей разношерстности и противоположностей, которыми он кишит: молодой и вместе с этим солидный, современный и исторический, бурлящий и степенный.. Сидящие в "кафешках" израильтяне что-то горячо обсуждают, и я интересуюсь у Наташки, о чем сыр-бор. Послушав их гортанную речь, Наташка хмурится и переводит мне, что в связи грядущим (28 января) всемирным днем памяти Холокоста по всему миру прошла волна антисемитских выступлений разных общественных лиц: дескать, Холокоста вообще не было, и все это - промысел хитрых евреев, маскирующих таким образом собственные грехи перед палестинским народом. И вот, дескать, мужики в кафешке спорят как можно "натереть пятак" мерзким антисемитам по всему миру, да и вообще всему ООН, который дает им право голоса...
А на следуйщий день случилось землетресение в Гаити, и Израиль первым направил на другой конец света бригаду спасателей со всем оборудованием и медикаментами, которые за 2 часа после прилета разбили там самый лучший и самый современный полевой госпиталь и начали спасать жизни гаитянам, которые и понятия, что такое Израиль и с чем его едят, - не имели, да и не факт, что будут иметь и потом.
Вот так "натерли пятак" израильтяне всем мировым мудрецам, которые призывали отменить день памяти тем 6 миллионам, стертым с лица земли нацистами 60 всего лишь лет назад.
И я не могла понять: откуда у них столько великодушия? Как они не посылают всю эту мировую общественность, лениво отчитывающую антисемитов, в тартарары, как у них есть еще желание делать что-то для какой-то другой страны, в которой о них духом не слышали, когда их хаят все, кому не лень? Какого черта они шлют сотни своих солдат и все это оборудование через 3 океана, неужто они думают, что страны поближе не смогут помочь? Зачем им этот чужой, незнакомый народ, который оказался в беде, когда и них своих бед - выше крыши? И ответ приходит сам собой - за Жизнь.
Они летят туда подарить Жизнь, потому что народ, которому столько стран отказывали в помощи, когда его обезумевшие беженцы искали и не находили спасения у врат чужих государств от смерти в концлагерях нацизма, не имеет право равнодушно созерцать чужую беду. Этот народ подарит помощь *своими* руками, которые раскопают руины и спасут тех, кого можно спасти, и похоронят тех, кого спасти не удалось, сделают сложнейшие операции в невозможных условиях, примут роды, - и все потому, что (для них) ничего, более святого, чем Жизнь, - нет. Любой жизни - своего народа или чужого: израильского солдатика, или островитянина с другого конца земного шара, который не понимает языка своих спасителей, но успокаивается, глядя в их глаза. Они приехали подарить Жизнь. Так они ответили на надругательство над памятью их народа и его истории. Так они почтили погибшие 6 миллионов - подарив жизнь людям другого народа, попавшего в беду.
А я, созерцая все это немного со стороны, почти уже как своя в этой стране, давалась диву и робела перед тем, что только начинала понимать. Как можно пронести себя через тысячелетия гонений и погромов? В чем секрет этого народа? Уж не в том ли, что так ёмко и верно превозносит их "фирменный" тост "лехаим" - "За Жизнь"? Не это ли проносило и сохраняло их народ в течение 5 тысяч лет, и не просто сохраняло, а еще произвело величайших людей своего поколения, где бы этот народ не был вынужден начинать все с нуля? Не это ли является простой формулой их избранности и вечности - свято чтить Жизнь, свою и чужую просто потому, что ничего, более святого, попросту нет.
Делегация с Гаити возвращалась со своей миссии как раз 28 января - в международный день памяти Холокоста, а так же - в день моего вылета назад, в Москву. Я видела их в аэропорту: уставшие люди в несвежей военной форме с черными тенями под глазами, которые светились каким-то особым внутренним светом, - они возвращались домой. Конечно же, их встречали. Все СМИ теснились вокруг, армейские и политические шишки были тут же. Хлопнуло шампанское, и зашуршали пластиковые стаканчики (героев встречали скромно, как, впрочем, и везде), и я услышала столь знакомое и столь уместное именно в этой ситуации "Лехаим!" - "За Жизнь!".
Наше расставание с ребятами было нелегким. Я скучала по ним, еще обнимая их, понимая, что пройдет еще немало месяцев до нашей следующей встречи.
Самолет набирал высоту, и я смотрела в иллюминатор. Милая Эль-Алевская стюардесса предложила мне вина, и, получив мой пластиковый стаканчик с красным и терпким вином Голанских высот, я салютовала удаляющемуся берегу Тель-Авива, понимая, что эта страна течет у меня в крови, что я ей благодарна за подаренную мне возможность посмотреть на свою жизнь под совсем другим углом, что я безнадежно влюблена в ее непосредственных и добрых людей, в ее историю и в ее простое величие; и я подняла свой стаканчик с простым, емким и древнем тостом - "за жизнь".

КОМУ ЕВРЕИ МЕШАЮТ ЖИТЬ?


Этому материалу из Интернета 8 лет, но читается он так, будто написан сегодня. Увы, юдофобия в России - величина постоянная и привычная, как хроническое психическое заболевание. Иногда происходят обострения, иногда наблюдается ремиссия. Итак:


А вам евреи жить мешают? 

       Генпрокуратура отказалась привлекать к ответственности за разжигание национальной розни авторов обращения о запрете еврейских религиозных организаций. Хотя документ подписали 20 депутатов Госдумы, генпрокурор сравнил этот скандал с разговорами на кухне и призвал не обращать на него внимания.

       Анатолий Приставкин, советник президента России, писатель. Помогали даже — так же, как и русские. У нас в детдоме не различали, русский ты, еврей или еще кто. Я радуюсь за талантливого человека. Я не думаю о его национальности и хочу быть таким же талантливым. Да и дурак всегда дурак, независимо от национальности.
        
       Юрий Росляк, первый заместитель мэра Москвы. Я людей по "пятому пункту" не делю. Про национальность мы вспоминаем только в ходе дружеских споров, когда, например, шутим, что еврею нечего делать там, где прошел хохол. И наоборот... Все понимают эти шутки, и обид не возникает. 
        
       Александр Чуев, депутат Госдумы (фракция "Родина"). Мне мешают не евреи, а безнравственная власть, в которой есть министр с фамилией на букву "З". Он, кажется, к еврейской национальности не принадлежит. А вообще, я никакого отношения к этому письму не имею. Это вообще провокация для переключения общества с монетизации льгот на еврейский вопрос. 
        
       Вячеслав Клыков, народный художник России, один из авторов обращения в Генпрокуратуру. Мешают, потому что они действуют по своему Талмуду. Они говорят, что Талмуд — это фольклор, но я считаю, что это прямое руководство к действию. Эту проблему нужно решать, а не кричать истерично, что мы антисемиты и фашисты, даже не цитируя письма. 
        
       Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики. Мне не мешают — я же сам еврей. А России всегда жить мешали две проблемы — дороги и дураки, а евреи здесь ни при чем. 
        
       Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по законодательству (фракция "Единая Россия"), бывший министр юстиции. Неудобства создают отдельные представители разных национальностей. Думаю, что подписанты обращения в Генпрокуратуру слишком близко к сердцу приняли изданную в 2001 году в Москве книгу "Кицур Шульхан Арух". Это же исторический манускрипт. В наше время уже никто не будет действовать по этим принципам. 
        
       Нафигулла Аширов, сопредседатель Совета муфтиев России, верховный муфтий азиатской части России. Мне мешают люди, зараженные ксенофобией и национализмом. К сожалению, в российской политике складывается опасная тенденция, пропагандирующая шовинизм, национализм и антисемитизм. Депутаты Госдумы — не простые граждане, чтобы позволять себе выпады в адрес одной из конфессий. 
        
       Эдуард Лимонов, писатель. Я двадцать лет прожил за границей, и в этом плане я абсолютно незашоренный. Подобного рода письма недопустимы, желание запретить кому-то отправлять свои религии — это и есть разжигание межнациональной розни. 
        
       Альберт Макашов, депутат Госдумы (фракция КПРФ), генерал-полковник. Они мешают не мне, а моей стране. Пусть мне кто-нибудь объяснит, почему все природные богатства сосредоточены в руках одной диаспоры. Почему существуют детские сады, школы, оздоровительные лагеря с углубленным изучением иностранных языков, в которых дети подобраны по национальному составу, и финансируются они из госбюджета и из кармана моих избирателей. Я подписал это письмо, и тот, к кому обращались, должен был отреагировать. 
        
       Александр Невзоров, независимый депутат Госдумы, журналист. Как и породы лошадей, для меня человеческие национальности значения не имеют.Обращение к генпрокурору предельно неразумно. Подобные заявления остались во временах Столыпина. Когда в Киеве был еврейский погром, то он отреагировал замечательно: "Хорошо, что евреев, но плохо, что убивают". У евреев национализм дико силен, и обычаи их народа всегда оскорбительны по отношению к другим национальностям. 
        
       Шамиль Агеев, председатель правления Торгово-промышленной палаты Республики Татарстан. Это умный народ, с ними можно договариваться и работать при определенной подготовке. Нельзя мерить одним аршином лилипута и великана. Очень неумно придумано с запретом по национальным признакам, надо запрещать по содержанию деятельности, например, если пропагандируется экстремизм. 
        
       Виктор Анпилов, лидер движения "Трудовая Россия". Мне никто не мешает, но я вижу как сионизм распространяется в России. В будущем это может помешать и мне, и моему сыну, и всем. Недаром ООН рассматривает сионизм как неофашизм. Сионизм теперь другой — банковский. После перестройки власть потворствовала сионизму — посмотрите, весь ТЭК в руках одной национальности. 
        
       Сергей Харючи, председатель Госдумы Ямало-Ненецкого автономного округа. Как они могут мешать? Они такие же люди. У нас в думе из 21 депутата трое — евреи. Нормально работаем. 
        
       Владимир Егоров, губернатор Калининградской области. Для здравомыслящего человека этот вопрос вообще не должен возникать! Обвинить целый народ в своих бедах или, наоборот, полюбить какой-то народ в целом очень легко. Но нет такой нации, которая не оставила бы в памяти человечества своих героев или подлецов. 
        
       Игорь Писарский, председатель совета директоров агентства "Р.И.М. Портер Новелли". Иногда мешает один еврей — я сам. 
        
       Евгений Сатановский, президент Института изучения Израиля и Ближнего Востока. Евреи мешают многим, но их отсутствие мешает еще больше. В России есть люди, для которых евреи — хуже черта запечного, и они, как и Сталин, полагают, что, если их искоренить, все станет лучше. Им просто плохо без госантисемитизма. 
        
       Елена Драпеко, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре и туризму (независимый депутат). Конечно, нет. А если кому мешают, то у них полное отсутствие культуры. В нашей стране попытки посеять черносотенные настроения являются чистой воды провокацией и должны пресекаться законом. 
        
       Павел Фельдблюм, вице-президент еврейской общины Москвы. Мне нет. Но, к сожалению, стало больше людей, в том числе и евреев, которые ответят утвердительно. Хочется думать, что письмо депутатов объясняется их непониманием традиций и устоев еврейского народа. 
        
       Берл Лазар, главный раввин России. Другой еврей, и вообще другой человек, мешает мне только тогда, когда он мне мешает. То есть когда он совершает против меня преступные действия. Воспринимать же другого человека как помеху только из-за того, что он другого цвета кожи или вероисповедания, означает для меня даровать посмертную победу Гитлеру. 
        
       Людмила Нарусова, член Совета федерации. Эту важнейшую тему надо не в ернических тонах рассматривать, а жестко пресекать и бороться с проявлениями антисемитизма. Когда генпрокурор заявляет, что антисемитизм у нас на кухонном уровне и не надо обращать на это внимание, то вспоминается, что на Гитлера в пивнушках тоже не обращали внимания, а закончились его речи Освенцимом. 
        
       Алена Свиридова, певица. Моя жизнь связана с музыкой, а это на 80% еврейская среда. И я всегда себя в ней чувствовала комфортно. Подобные письма — это очередное проявление глупости и невежества. Хочется верить, что в Думе люди все-таки неглупые и заняты делом. 
        
       Любовь Слиска, первый заместитель председателя Госдумы (фракция "Единая Россия"). Не знаю, за что не любят евреев. Меня тоже почему-то иногда причисляют к еврейской национальности, видимо из-за фамилии. Как юрист я считаю, что в этом письме есть уголовный состав — призыв к национальной розни. 
        
       Александр Проханов, главный редактор газеты "Завтра". Мне все мешают — и евреи, и русские. А еврейского экстремизма нет. Просто они захватили все ресурсы и финансы, в то время как русские люди вымирают. Сейчас в России происходит социальная революция, и поднимают вечные вопросы антисемитизма и семитизма, чтобы отвлечь от более глобальных проблем. Но если уж замахнулись на вечное, то должны были бить, а не отрекаться от своих слов. Я огорчен и разочарован действиями товарищей. 
        
       Сергей Решульский, координатор фракции КПРФ в Госдуме. Для меня все национальности равны. Но почему никто не хочет внимательно прочесть это заявление и уяснить, о чем же там говорится. Экстремисты есть у любого народа. Я бы просто предложил умерить пыл, иначе столкнут такие пласты, что последствия будут печальными. 

ГОЛОС НАРГИЗ ЗАКИРОВОЙ


 Не люблю татуированных женщин. С детства был ими напуган. Дело в том, что подъзд дома в Питере, где я жил, находился рядом с Домом офицеров, где каждую неделю устраивались танцы для голодных до любви военнослужащих. Так вот, именно в нашем подъезде не менее голодные женщины без всякого стеснения поправляли свой туалет и красили физиономии. Выражались они при этом смачно и татуировки на их телах были обычным делом. В общем, не лучшим образом приходил я половое воспитания.
 А тут вдруг жуткая, немолодая бабища – вся в тату, бритая, с хвостом лошадиным наподобие воина татаро-монгольской рати. И где?! В моей любимой передаче «Голос». Говорит  о себе, что из Ташкента, узбечка, потом бежала в США, живет в Нью-Йорке. Там, значит, и разрисована. Хотел сразу дебилятор вырубить, но глаза у певицы! Было что-то в этих глазах… А потом она запела. Да так, что сразу взяла за душу. И   сразу же перестал видеть разрисованное ее тело и бритую башку. Все это стало неважным, случайным, пустым, нелепым. Я слышал только голос. И в голосе этом была страсть и тоска подлинные. И боль, и радость… Она пела, а я никак не мог понять, откуда возникло такое родство с этой, по все признакам, чужой женщиной, совсем из другого мира. Но откуда эта еврейская мольба и боль, и радость? Откуда такая власть таланта? Честное слово, я не расист. Нации, цвет кожи – ерунда все это, но чувство родного, своего, выстраданного – никуда от этого не деться. Она пела на английском языке, а я слышал идиш. Нет, какой Ташкент, какая Америка.... Не может быть. Ничего не понимаю. Она идет к финалу. И должна , иначе быть не может, стать победителем. Но конкурс - то российский, да еще на 1 канале. Не дадут – не та анкета. Сегодня полуфинал марафона. Дай-ка, думаю, загляну в Интернет. Может есть что о ней. Читаю: «Наргиз Закирова родилась в 1970 году Ташкенте в известной в Узбекистане музыкальной семье. Мать — Луиза Каримовна Закирова, популярная в 60-70-е годы эстрадная певица, выступавшая, в частности, в дуэте со своим братом Батыром Закировым. Отец Наргиз — Пулат Сионович Мордухаев, бухарский еврей, был ударником в ансамбле, руководимом Батыром Закировым. Тяжёлая болезнь отца помешала Наргиз принять участие в кастинге телепрограммы «Голос» в 2012 году. Умер отец в апреле 2013 года».

 Вот тебе и душа,и родство, и Сион, и идиш.

 Как в воду тогда смотрел: дали Наргиз только второе место, но и это, считаю, подвиг для кремлевского канала. Здесь, вроде бы, чистая демократия - голоса зрителей-слушателей. Не знаю. Тем хуже для тех, кто голоса считал, да и самим зрителям. 

ПОХОЖЕ ОБАМА НАДОЕЛ ВСЕМ








 
В США обсуждается сексуальная ориентация и кокаиновая зависимость президента Обамы


В США разгорается грандиозный скандал, который вполне может обернуться отставкой президента Барака Обамы. Школьная подруга нынешнего хозяина американского белого дома на минувшей неделе заявила о его пристрастии к тяжелым наркотикам. Сенсационное признание прозвучало в эфире популярного телевизионного шоу черного баптистского пастора Дэвида Мэннинга.

По словам Миа-Марии Поуп, учившейся вместе с Обамой в старшей школе Pinahoe High School на Гавайях, уже тогда будущий президент регулярно употреблял наркотики. Причем, не просто «травку», но кое-что посильней. По заверению госпожи Поуп, в старших классах Обама серьезно подсел на кокаин.

Стоит отметить, что Барак Обама и сам неоднократно признавался в употреблении наркотиков – правда, легких. В частности, о своих шалостях с марихуаной он писал в автобиографии от 1995 года, которая называлась «Мечты моего отца». Кроме того, подтверждающие это сведения были приведены в опубликованной в прошлом году биографической книги «Барак Обама: История» американского журналиста, лауреата Пулитцеровской премии Дэвида Маранисса.

Если верить автору, в старших классах будущий президент США пользовался большим успехом у одноклассников, поскольку являлся главарем «банды» любителей марихуаны.

«Как член «банды курителей косячков» (так они себя называли) Барри Обама был одним из зачинателей трендов в курении марихуаны», – пишет Маранисса.

«Первым таким трендом была «TA», сокращение от «Total Absorption» (полная абсорбция – курение с полным вдыханием дыма), – рассказывается в книге. – Когда вы были с Барри и его друзьями, если вы неглубоко выдыхали драгоценный pakalolo (марихуана на Гавайском сленге), не наполняли им полностью легкие, то на вас налагался штраф, а в следующий раз, когда раскуривалась «травка», вас не звали».

Впрочем, одно дело «травка», а совсем другое – кокаин, о котором заявила на минувшей неделе Поуп. Отметим, что прежде употребление Обамой тяжелых наркотиков в Белом доме отрицали. Умалчивал об этом и Обама. Впрочем, по словам Миа-Марии Поуп, уже в школьные годы будущий президент слыл патологическим лжецом. «Одна из его главных черт, которая заметна и сейчас – это то, что он был патологическим лжецом. Я не шучу. Как только это парень открывал рот, можно было услышать самую несусветную историю», – заявила она.

Примечательно, что не менее скандальными оказались и обстоятельства, при которых, по словам той же Поуп, Обама добывал наркотики. Будучи выходцем из небогатой семьи он никак не мог купить кокаин на свои деньги. Поэтому, по словам Поуп, Обаме приходилось ради каждой дозы встречаться с неким богатым белым геем, который был сильно старше его. Этот гей, как настаивает Поуп, и снабжал будущего президента кокаином, в обмен на оказываемые сексуальные услуги.

Напомним, слухи о нетрадиционной ориентации Обамы ходят уже давно. И Поуп далеко не первая, кто сообщает об этом. То и дело появляются свидетели, которые подтверждают, что будучи в свое время сенатором штата Иллинойс Обама был активным членом гей-сообщества Чикаго и неоднократно был замечен в гей-местах. Об этом, к примеру, говорит Кевин ДуДжан – известный член гей-сообщества Чикаго.

По его словам, Обама был заметен в этой специфических кругах. Кроме того, сообщалось, что бывший баскетболист и телохранитель Обамы Реджи Лав тоже был его любовником. Но если с мыслью, что их президент может быть геем американцы как-то смирились (в конце концов, для Америки, где уже много лет законодательно разрешены гомосексуальные браки, в этом нет ничего страшного), то новость о том, что Обама кокаинист повергла всю нацию в шок.

Вдобавок, в Интернете появилось несколько старых фотографий, относящихся к допрезидентскому периоду Обамы. Как отмечают специалисты, на этих фотографиях отчетливо видны особенности ногтей Обамы, характерные для подсевших на кокаин наркоманов. Таким образом, эти фотографии могут доказывать, что в своей автобиографии Обама врал, когда говорило том, что завязал с наркотиками.

Блогосфера уже отреагировала на этот скандал. Как считает известный блогер Игорь Мальцев, «проблема в том, что многие считают, что бывших кокаинистов не бывает».

«Можно, конечно, пройти детокс там всякий, но все зависит от глубины погружения. Судя по фотке, которая были опубликована там же – из его дополитической жизни – у него тогда уже были руки человека сильно нюхающего», – считает он.

О том, что «бывших наркоманов не бывает» уже много лет твердят наркологи. Врачи уверены: человек, который хоть раз попробовал тяжелый наркотик человек автоматически попадает в группу риска.

«Если человек болен наркоманией, то если от того что он самостоятельно прекратил употреблять ничего не меняется в его био-химии. Суть наркомании в резком изменении обменных процессов – то есть человек просто физически не может жить без наркотика, – объясняет зависимость заместитель директора по науке Московского научно-практического центра наркологии Михаил Михайлов. – Да, человек может долгое время не принимать ничего, но наступит день и наркоман вернется к наркотикам. Больной кокаиновой наркоманией от того, что он прекратил на время употреблять, болеть не перестал. И он обязательно вернется к употреблению. Особенно если раньше он систематически употреблял, так называемые «легкие» наркотики».

Врачи подчеркивают тот факт, что разницы между «легкими» и «тяжелыми» наркотиками не существуют, потому что и то и другое одинаково негативно влияет на здоровье и психику. Михайлов отмечает, что «более 90% наркоманов приходят к «тяжелым» наркотикам как раз через употребление «травы»».

Не удивительно, что Белый дом пока никак не комментирует вновь открывшиеся факты из юности Обамы. Ситуация с наркотиками всегда довольна однозначна, и тут не важно – президент, сенатор или простой рабочий. Это противозаконно для всех, а в случае с президентом портит имидж всего государства, обладающего громадным ядерным потенциалом.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..