воскресенье, 8 декабря 2013 г.

НАВСТРЕЧУ СУДЬБЕ Рассказ



  Однажды Григория Канторовича спросили, почему он решил перебраться в Израиль из Москвы? Старик ответил так: 
-          Не имеет значения, где умирать. Главное, где жить. 
Вот такое настроение было у человека. Он панически боялся смерти и философствовал на эту тему, чтобы как-то скрыть этот страх. 
 Не был Канторович так уж стар. Родился в 1932 году, и в свои 68 лет не выказывал особых признаков дряхления. Ну, шею поворачивал не так быстро, как в молодости, слегка прихрамывал, припадая на левую ногу, и не  каждую красавицу провожал жадным взглядом . Но это нормально. В любом возрасте, как известно, свои радости. Беда Канторовича была в том, что радостей этих он не находил и не желал искать. 
 Прихрамывать стал Григорий в результате автомобильной аварии. Сломанное бедро срослось с некоторым укорочением ноги. Впрочем, не было у Канторовича необходимости опираться на палку. Одна знакомая дама даже сказала ему, что некоторая хромота  идет Григорию, при его снежной седине и высоком росте. 
 Теперь остановимся на одной особенности характера Канторовича.
 Старик (я все-таки, обозначу так этого человека) и до аварии терпеть не мог скоростной транспорт: ракеты, самолеты, автомобили и даже поезда железной дороги. Его раздражала быстрота перемещения. Он считал, что спешка виновата в быстротечности человеческого существования.  Раньше, по его убеждению, когда люди передвигались пешком и на лошадях, они  за сорок лет проживали больший срок, чем ныне за восемьдесят. Он был убежден, что дело не в сроках жизни, отпущенных человеку, а в качественном наполнении бытия.
 Канторович, как думал, так и жил. В гости к единственному другу Эфраиму старик ходил пешком. А квартировал этот Эфраим в семи километрах от дома Григория. 
-          Эфка, - говорил Канторович, без особого труда поднявшись на четвертый этаж дома без лифта, – Ты только подумай, куда летят эти куски железа?
-          Да, да, - улыбался друг, зная, что у Канторовича ответ готов.
-          Они летят на кладбище автомобилей, - старик поднимал к потолку указательный палец правой руки. - И сами они, все эти роскошные «форды», «мерседесы» и «хонды» - гроб для тех, кто сидит внутри.
   Друг – добрый человек – не любил и не понимал склонность к образному мышлению и философским обобщениям, но к Григорию относился хорошо, а потому всегда улыбался в ответ, чуть заметно покачивая головой. 
 Из всех слов, придуманных человечеством, он чаще всего произносил слово «да». И не жалел повторять это простое выражение в любых обстоятельствах. Этим пользовались многочисленные друзья и знакомые Эфраима. Самые сомнительные схемы и умозаключения находили у этого человека обязательную поддержку.
-          Да, да, - говорил Эфраим с улыбкой. – Да – да -да…/
 Дело в том, что долгие годы он служил под началом крайне властного человека с тяжелым, нетерпимым характером. А работу свою Эфраим любил. Вот он и изобрел метод, при котором можно устоять перед начальством, но кое-что сделать по - своему. Эфраим был убежден в глубине души, что слова ничего не значат. Главное – поступки. Он как-то прочел в популярном журнале статью о знаменитом философе Скиннере, проповеднике тех же принципов, улыбнулся, покачал головой и сказал сам себе: «Да, да, да», что он делал в свой адрес довольно редко. 
 Григорий Канторович, напротив, полагал, что сила слова абсолютна. И вообще в этом мире не существует ничего, кроме идей. Тем не менее, разный подход к действительности не мешал Григорию и Эфраиму дружить и проводить вместе долгие часы.
 У друзей были семьи: жены, дети, внуки, но так получилось, что родня стариков существовала  в каком-то ином измерении. Григория все считали легкомысленным болтуном, а Эфраим, хоть и пользовался некоторым авторитетом, но был он человеком дела только на словах: никогда не умел добывать деньги в достаточном количестве, а его семья была озабочена только этой, насущной проблемой. /
 Пора приступить к завязке этой истории. Все вы знаете, что в Европу пришла мода на самокаты. Израиль отставать не любит. И наши детки мгновенно вцепились в руль  странного, допотопного приспособления. Катаются они на доске нагло, полагая, что сей легкомысленный предмет – ровня автомобилю, и подрастающее поколение имеет полное право носится по дорогам. Забава эта смертельно опасна. Есть случаи тяжелейших травм.  Не раз наблюдал, как нахальные юнцы выпархивали из-под колес легких автомобилей, грузовиков и автобусов. Наши водители привыкли ко всему. Но мне говорил знакомый шофер, что детки на самокатах самая отвратительная напасть на улицах наших городов./
 Григорий Канторович сразу возненавидел новый вид транспорта на доске. Он говорил своему другу Эфраиму так: /
-          Прежде, чем завозить в Израиль эту пакость, или начинать их производство, нужно было принять во внимание несносный характер наших детишек. Их своеволие, крайнюю невоспитанность и ненависть к порядку. Одно дело Германия или там Англия. Родители в этих странах могут быть спокойны. Их дети станут ездить там, где разрешено, по специальным, безопасным трассам. Но ты посмотри, что творится у нас. Прямо бедствие какое-то! Безобразие, честное слово! И куда смотрит полиция? /
-          Да, да, - кивал Эфраим. – Да, да…./
  Однажды прогуливались старики в парке. Григорий любил этот парк за величину. На некоторые аллеи не долетали даже звуки автомобильного движения. Густая зелень хранила гуляющих с одной стороны, а с другой парк выходил к гигантскому пустырю – пустыне. И пустыня эта тянулась километра на два до самой трассы под номером четыре, соединяющей центр с югом страны. 
 Парк украсили каналом, водопадом, фонтанами и просторной сценой у травного амфитеатра. Вот у этой сцены, за столиками кафе, и любили посиживать старики, заказав по чашке кофе или бутылку минеральной воды./
 В тот день накрапывал дождик. Народу в парке было немного. Они сидели под тентом и разговаривали . Канторович затеял беседу на грустную тему кладбищ в Израиле. Он считал, что всех людей, независимо от их происхождения, нужно хоронить на одной территории. /
 Эфраим кивал, соглашаясь, хотя в глубине души проблемы в этом не видел. И считал, что если люди живут врозь и хоронить их нужно отдельно. В этом не будет лжи. Вот когда наступит всеобщий мир, и лев обнимет ягненка – вот тогда…. Но он молчал, не желая спорить. И даже переставал, временами, слышать Григория, хотя при этом не уставал улыбаться и повторять: да, да, да…/
 Но тут на плитах сценической площадки появились подростки на самокатах. Их было двое: оба, как ростки, внезапно поучившие силу роста. Тонкие, гибкие, полные скрытой энергии . /
 Эти двое, мальчик и девочка, были настоящими мастерами езды на самокате. Казалось бы, что проще. Стой на одной ноге, другой толкайся – и вперед. Но любовь к движению заставляет совершенствовать любое мастерство, и в совершенстве этом нет границ. /
 Эта парочка устроила настоящий танец на сцене под открытым небом, на фоне зеленого, травного амфитеатра. На самокате они умели делать все: кататься на одной колесе, подпрыгивать, вертеться на месте, внезапно менять направление движения… /
 Наверняка, они нашли другу друга не случайно. Оба были талантливы в одном деле и находили радость от соединения своих талантов в одно целое. /
 Хмурясь, следил за подростками Григорий Канторович, но постепенно черты его лица смягчались, будто за минуту душа его продела путь от злости к печали. /
 Он вспомнил себя, сразу после войны. В тот год  его единственная пара ботинок в конец порвалась. Мать кое - как приладила подошву проволокой. В те времена подобная обувь не была чем-то исключительным, но Канторович счел «развал» ботинок достаточным поводом, чтобы не ходить в школу. /
 Он честно увязывал отцовским ремешком учебники, но шел к старому порту и там слонялся часами в компании таких же, как он, лоботрясов ./
 Он помнил, что в тот день тоже накрапывал дождь. В порту не было никого. Только безногий инвалид Генис, так его все звали, сидел у складов на своей тележке под драным навесом из парашютной ткани,  и, не отрываясь, смотрел на затихшее под дождем осеннее море.  /
 Все считали, что Генис с придурью. Мальчишки дразнили его, но без особый злости, потому что инвалид не отвечал на шутки и только улыбался в ответ ./
 Тяжелые капли падали на редкие, всклокоченные волосы Гениса и стекали по небритым щекам. /
 Канторович знал, что все родные инвалида утонули вместе с пароходом «Калинин», неподалеку от Керчи. Одни говорили, что пароход этот подорвался на мине, но другие утверждали, что разбит он был в ходе самолетной атаки. /
 Ноги Генис потерял  в сорок четвертом году. Он горел в танке. Чудом выбрался на броню, но тут попал под очередь из пулемета, а стрелял немец разрывными патронами. /
-          Вот здесь сухо, - сказал Григорий инвалиду, устроившись у стены на своих собственных учебниках. – Давай сюда, здесь не капает. /
 Опираясь на «толкалки», Генис подкатил к нему, остановился рядом. /
-     Опять школу прогуливаешь? – спросил он. 
-    А тебе-то чего? – грубо отозвался Канторович. 
-     Ничего … Моему Карлу было бы восемь лет, - сказал инвалид. – Он бы пошел во второй класс. Он бы не стал прогуливаться школу. Это точно. 
-   Имя фашистское, - сказал Канторович. – Карл. 
-    Немецкое, - спокойно поправил его инвалид. – Так звали Маркса. Я не вступил в партии, но мама моего Карла была коммунисткой. Ей очень нравился этот Маркс…. Твой отец, когда погиб? 
-          Зимой, сорок первого, - сказал Григорий. – Под городом Вязьма, смертью храбрых. 
-          Там были тяжелые бои, - вздохнул Генис. – Много народу положили.
-          Они сражались за народ, Советскую власть и Сталина, - сказал Григорий.
-          Это конечно, - отозвался Генис. – Слушай, хочешь, я тебе самокат сделаю. Есть у мен пара подшипников. Сохранились, когда тележку эту мастерил. А пару досок ты мне сам найдешь, ладно.
-          Идет, - согласился Канторович./
Он нашел дерево для самоката. Хорошая, просмоленная доска пошла на подставку, крепкая, дубовая палка на стояк для руля. Задний подшипник укрепили толстой, стальной проволокой, а передний, разворотный, приспособил Генис на  литой основе от какого-то механизма. 
 Канторович получил самокат из рук инвалида там же, в порту, он и теперь помнил восторг быстрого движения при первом толчке ногой. 
 Генис тогда сказал с улыбкой: « Вот теперь мы оба на доске покатим!» /
 Он даже попробовал угнаться за Григорием, но сразу же перестал толкаться своими деревяшками и махнул рукой. /
-          Ну, кати! Кати! – крикнул он вслед Канторовичу. /
-          Куда катить? – в восторге заорал Григорий./
-          Навстречу судьбе! – крикнул инвалид. – Навстречу, мать их ...! /
Канторович никогда не слышал, чтобы инвалид ругался. От удивления он даже остановился. /
 По лицу инвалида текли слезы. /
-          Навстречу судьбе, – хрипло повторил Генис. – Навстречу, мать их…/

 Вот о чем вспомнил старик-Канторович, наблюдая за танцующими на самокатах подростками. Далеко, за морями, был старый порт города Херсона, и давно успокоился на еврейском кладбище этого города инвалид Генис. Далеко и давно, но воспоминания о своем самокате были настолько живыми и ясными, что старик будто треск услышал  подшипников, под просмоленной, черной доской. /
-          Навстречу судьбе, -  сказал он другу Эфраиму./
Слова эти были настолько необычны для Канторовича, что Эфраим отреагировал на реплику Григория не в обычном стиле. /
-          Чего? – нахмурился он. - Ты чего сказал?/
-          Дети мчатся навстречу судьбе, - повторил Канторович. – Им любопытно. Они жить торопятся. Что там впереди? Это так здорово мчаться навстречу судьбе.  Навстречу судьбе, это точно. /
-          Да, да, да, - радостно заторопился с согласием Эфраим, наблюдая за танцем подростков на плитах сцены. – Это точно. /
 Весь обратный путь домой старики проделали молча. И молча расстались, пожав друг другу руку. /
 На следующий день Канторович поступил самым неожиданным образом. Он отправился в магазин и купил себе сверкающий никелем самокат. /
-          Внуку подарок? – добродушно поинтересовался хозяин магазина. /
-          Обойдутся, - невежливо отозвался старик. /
Ему было плевать на прохожих. Он не желал замечать их удивленные взгляды. Весь путь до дома друга он проделал на самокате. Он стоял на доске увечной ногой, а толкался здоровой. Канторович не ездил на этом виде транспорта больше пятидесяти лет, но он вспомнил эту технику передвижения легко, будто только вчера слез с доски на подшипниках. /
 За пару километров от дома Эфраима, он переместился с тротуара на мостовую. И дальше катил вместе с машинами. Водителям, как ни странно, очень понравился старик на самокате. Над ним смеялись добродушно. Ему кричали на ходу слова одобрения и уступали дорогу…. Канторович легко поднял свой транспорт на последний этаж. /
-          Знаешь, - сказал он другу, отдышавшись. – Я понял! Я все понял! Мы все мчимся на встречу  судьбе вместе с земным шаром: и люди, и муравьи, и деревья, и дома, и автомобили…. В этом суть движения и скорости! Ты понимаешь, в этом! И безразлично, какая нас всех ждет судьба. Главное, что н а  в с т р е ч у, и остановиться мы уже не можем и не хотим. И даже смерть, слышь Эфка, не остановка, не конец, потому что мы все остаемся в земном шарике и помчимся дальше со всеми./

-          Да, да, - соглашался, сияя, Эфраим, вцепившись в руль самоката. –  Конечно! Да-да-да-да!!! /

МИФЫ О ЦЫГАНАХ


Прочел эти заметки и подумал, что первое место по количеству мифов о них занимают все-таки евреи.
Мифы и факты о цыганах


Исторические сведения о цыганах, переплелись с мифами и кочуют вместе с ними, из века в век, и из страны в страну. Сейчас уже точно установлено, что цыгане происходят из Северной Индии. Однако неизвестно, что толкнуло их на исход из этого региона и когда он начался. 
Предположительно они были вытеснены вторжениями греков, персов, скифов, кушитов, гуннов и арабов. По тем или иным причинам приблизительно в IX—X веках большие группы людей оставили свою родину и двинулись на запад…

Цыгане — самый крупный из народов, у которых до сих пор нет своего государства и они живут в прямом смысле на всей планете. Про цыган слышали все, их видели все, но они не похожи на простого обывателя, поэтому на бытовом уровне об этом народе гуляют многочисленные мифы и стереотипы. В основном, отрицательные. И возникли они, как часто бывает, от незнания и той же необычности.
Ниже - 10 самых главных мифов и стереотипов о цыганах. Что любопытно — мифы эти существуют во всех странах мира, а не только в России.
 
Цыгане живут в основном в Центральной и Восточной Европе.
 
Миф этот часто гуляет в Западной Европе, мол, все цыгане живут на Балканах и восточнее. А жителей государств бывшей Югославии некоторые считают отнюдь не сербами, черногорцами или боснийцами, а цыганами и применяют этот термин, скорее как оскорбление (так же как в России часто обыватели называют «хачиками» представителей кавказских народов, не разбирая кто они есть на самом деле). Такая же участь у венгров и румын.

Но на самом деле больше всего цыган живут в США — примерно миллион человек, затем идет Бразилия (более 600 тысяч). А вот дальше действительно Румыния и Болгария. Но цыган там далеко не большинство местного населения (500 и 300 тысяч соответственно). В России же по переписи 2010 года цыганами назвались 220 тысяч человек.
 
Цыгане — кочевой народ
Миф этот очень древний и прочно осел в головах европейцев. Если задать вопрос даже детям во всем мире: «Кто у нас кочевой народ?», они хором ответят: «Цыгане». Но уже несколько веков никаких массовых естественных (если нет войны, например) переселений цыган не наблюдается. Миф родился из средних веков, когда цыгане действительно кочевали и передается из поколения в поколение.
 

У каждой цыганской семьи много детей
Этот миф из той же серии, что и «кочевой народ». Еще век назад действительно цыгане отличались тем, что они были плодовиты. Но позвольте! Вспомните своих прабабушек и прадедушек. Сколько у них было братьев и сестер? Зачастую, много. Сейчас же цыгане во всем мире рожают как все. Норма — один, два ребенка в семье. Естественно, встречаются и многодетные, как и у любого другого народа.

Цыгане крадут детей
Признайтесь, что вас самих, ну или ваших знакомых в детстве родители пугали: «Будешь плохо себя вести — придут цыгане и заберут тебя». Этот миф чуть ли не самый дремучий. И пошел он от того, что среди цыганских детей встречались и встречаются не совсем классические цыгане — не темненькие, не кучерявые, а светленькие и ничем от нас (от русского, француза, немца, англичанина — нужное подчеркнуть) не отличающиеся.
Вот тут то и начинаются сплетни и пересуды. Нередки случаи, когда по разным причинам дальние цыганские родственники усыновляют детей, и если эти дети непохожи на «родителей», то это тоже повод пошептаться.

 
В центральной Греции, неподалеку от города Фарсалы у цыганской семьи была обнаружена светловолосая девочка, совсем не похожая на «родителей», теперь греческая полиция пытается установить личность девочки. После того, как тест ДНК показал, что четырехлетняя Мария не является родственницей семейной пары, у которой она жила, ее изъяли у цыган.

Цыганами управляют бароны
Ну раз у цыган нет государства или что-то его напоминающее, значит ими управляют бароны, этакие авторитетные мужчины, власть которых можно назвать «царской». Миф этот тоже древний и связан он с тем, что когда нужно было решить какие-то важные вопросы (например, полиция подозревает в преступлениях какого-то цыгана или местным властям нужно решить какие-то юридические вопросы с табором), то цыган представлял барон — как правило самый авторитетный человек.

Но в любой другой ситуации такой предводитель не требуется и все главные вопросы цыгане решают общими собраниями. Сейчас баронов в классическом понимании нет. Но у нас и европейцев сложился стереотип, что этот некий барон до сих пор «держит» своих под контролем.

Вообще, подобные вещи почти неактуальны. Многие цыгане социализированы в общество того государства, где живут и подчиняются властям также как и любые другие люди и народы. Но как и среди всех, есть маргинальные группы. Вот по ним зачастую и судят обо всех цыганах.
 
У цыган во всем мире единая культура
Поговорка: «Цыган — он и в Африке цыган» не совсем точно отражает реальность. Да, есть цыганский язык, который относится к группе индоевропейских языков, но цыгане в разных странах разные. Во-первых, у их языка есть куча диалектов и ответвлений, в зависимости от географического расположения. Во-вторых, их культуру нельзя назвать единой. На это во многом влияет религия того государства, где они живут.

Например, русские цыгане в основном православные, а крымские — мусульмане. Хорватские — католики, а палестинские — тоже мусульмане. Многие из нас считают, что цыгане где бы не находились, ищут связи друг с другом, со своим народом. Но в реальности их нельзя назвать единым народом. Скорее, цыгане в определенном государстве имеют общее друг с другом, но не поддерживают связи с цыганами из других стран.
 
Цыгане не служат в армии

Корни мифа просты: раз у цыган нет своего государства, то какой смысл им воевать за чуждое неродное государство? Вроде бы рациональное зерно у мифа есть, да и действительно не так то просто отыскать в армии цыган, кроме того они сами себя называют миролюбивым народом.

Но... Начнем с того, что цыган вообще не так уж и много (в мире насчитывается примерно 10 миллионов человек, а в России, как указано выше немногим больше 200 тысяч), а мужчин призывного возраста и того меньше. И история все же доказывает, что цыгане служат. Типичный пример — цыгане были в действующих частях наполеоновской армии. Но тогда же возник миф о пацифизме цыган: цыгане французской армии публично братались с цыганами испанской.

Тем не менее, цыгане воевали и в составе армии Османской империи, есть доказательства службы во французской армии Людовика XIV и т. д. Но действительно какого-то массового стремления воевать у них не наблюдалось.
 
Цыгане только и делают, что воруют, гадают и продают наркотики

Миф взят не с пустого места. Никто не будет спорить, что цыгане раньше часто воровали. Но просто потому что есть было нечего. В связи с нелюбовью к цыганам, они не могли просто так взять и войти в элиту местного населения и жить припиваючи. Можно сказать, что воровать заставила жизнь. Та же история и с наркотиками. Как говориться, в семье не без урода.

Что касается гаданий, то это тоже пошло с древних времен: надо было как-то зарабатывать деньги. А так как цыгане гадали охотно, то и сложился миф о том, что они все умеют это делать. В этом во многом виноваты сами европейцы — раз цыгане отличаются, то им приписывались какие-то сверхъестественные способности. Наиболее предприимчивые цыгане используют этот стереотип сполна.

Все цыгане умеют играть на гитарах

Ну какая же свадьба без цыган, судя по произведениям XIX века. Медведи, красные рубахи и гитары. Прихоть помещиков переросла в до сих пор актуальный миф. Все это из разряда — все темнокожие американцы умеют читать рэп и играть в баскетбол, все бразильцы играют в футбол раньше, чем начинают ходить и т. д. На самом деле цыгане играют на гитарах не больше, чем русские. А, скажем, венгерские цыгане вообще предпочитают играть на скрипке.
 
Цыгане всегда живут общинами

Очень древний, очень устойчивый и интернациональный миф. Мол, все цыгане друг за другой, живут тесно друг с другом и где один, там и второй. Да, и еще все друг друга знают. Факт в том, что так раньше и было. Но уже не одно десятилетие такого, в основном, нет. Хотя не редкость, когда несколько семей живут рядом, но это объясняется лишь общими интересами и менталитетом. Общинного строя у цыган давно нет, а в развитых странах об этом давно забыли.

Некоторые любопытные факты:

«Цыгане» — собирательный термин, такой же, как «славяне», «кавказцы», «скандинавы» или «латиноамериканцы». К цыганам относятся несколько десятков народностей.
Цыгане делятся на несколько этнических групп. Кальдераш — одна из таких групп. Другие основные группы — гитаны и мануш. Кальдераш — специалисты по металлу: лудильщики, жестянщики и т. п. Гитаны расселились в основном на юге Франции, в Испании, Португалии и Северной Африке. Мануш специализируются на дрессировке животных, странствуют и дают представления.

Есть и более мелкие этнические группы цыган: блидари, рудари и лингурари занимаются различного рода работами по дереву (блидари специализируются на изготовлении вещей для дома); чобатори — сапожники; косторари — лудильщики; гилабари — музыканты; лаутари — изготовители музыкальных инструментов; месте-ри лакатуши — слесари по замкам; салахори — каменщики и строители; ватраши — садовники; златари — золотых дел мастера. В различных регионах произношение может быть разным, но в целом эти названия легко узнаваемы...браки между представителями разных групп редки.
У цыган есть национальные гимн, флаг и художественная культура, в т. ч. литература.
Цыгане условно делятся на восточных и западных.

«Восточных» цыган стали называть цыганами лишь в 19–20 веках, когда европейцы, посещавшие Азию, обратили внимание на их внешнее сходство с цыганами, а также некоторые общие ремёсла и традиции. «Восточные» цыгане имеют культуру, резко отличающуюся от «общецыганской» (т. е. культуры заметно более многочисленных и культурно развитых «западных» цыган), хотя у тех и тех есть общее культурное наследие индийских предков. «Восточные» и «западные» цыгане практически не общаются.

Цыганские языки в подавляющем большинстве являются потомками санскрита. Этнически, цыгане являются потомками ариев, с дравидийской примесью (дравиды — коренное население Индии, завоёванное ариями, одна из древнейших владевших письменностью культур, на момент завоевания была более развита, чем культура кочевников-ариев).

В Индии цыган не было вообще, были индусы. По последним генетическим и лингвистическим исследованиям, предки цыган, группа индусов касты «дом» в 1000 примерно человек, покинула Индию где-то в VI веке. Предполагается, что эту группу музыкантов и ювелиров индийский правитель подарил персидскому, как было в обычае того времени.
Уже в Персии численность группы сильно разрослась, появилось социальное деление внутри её (в основном, по профессиям); часть працыган в IX–X веках начала постепенно передвигаться на запад и наконец, дошла до Византии и Палестины (две разные ветви). Часть осталась в Персии и оттуда расползалась на восток. Часть из этих цыган, в конце концов, дошли до родины своих далёких предков — Индии.

Византию цыгане покинули в период завоевания её мусульманами, в надежде получить помощь от единоверцев-христиан (наивные были люди и времена). Исход из Римской Империи длился десятилетиями. Часть цыган, всё же, по различным причинам осталась на родине. Их потомки со временем приняли ислам.

Есть гипотеза, что прозвище «египтяне» цыгане получили ещё в Византии, за свою смуглость и за то, что наиболее заметная часть цыган занималась, как и приезжие египтяне, цирковым искусством. С цирковым же искусством и с гаданием связано было и другое прозвище, от которого произошло и слово «цыгане»: «атсингане». Изначально, так называли неких сектантов, ищущих тайных знаний. Но со временем, видимо, слово стало нарицательным, ироническим для любого, кто занимается эзотерикой, фокусами, гаданиями и прорицаниями. Сами себя цыгане уже тогда называли «рома» и сами себе дали прозвище «кале», т. е. чернявые, смуглы

Считается, что именно цыгане широко распространили в мусульманских странах танец живота. Однако, тому нет ни доказательств, ни опровержений.

Традиционными для цыган областями деятельности являются искусства, торговля, коневодство и ремёсла (от прозаических изготовления кирпичей и плетения корзин до романтических ювелирного искусства и вышивки).

Вскоре после прихода в Европу цыгане стали одними из жертв больших социально-экономических кризисов и подверглись жесточайшим гонениям. Это привело к сильной маргинализации и криминализации цыган. От полного уничтожения цыган спасло в общем и целом нейтральное или дружелюбное отношение большей части простого народа, не желавшего исполнять в отношении цыган кровавых законов.

Говорят, что знаменитый Папюс учился гадать у цыган.
Инквизиция никогда не интересовалась цыганами.
Медицине неизвестны случаи заболевания проказой в среде цыган. Самые распространённые группы крови у цыган — III и I. Процент III и IV крови очень высок по сравнению с другими европейскими народами.

В Средние Века цыган, как и евреев, обвиняли в каннибализме.
В 18–19 веках, с повышением терпимости к ним в европейском обществе, криминальность цыган резко и сильно снизилась. В 19 веке в Европе пошёл очень быстрый процесс интеграции цыган в общество.

В Россию цыгане пришли более 300 лет назад. Как и другие укоренившиеся ныне народы (например, калмыки) они получили императорское разрешение проживать в России и заниматься традиционными ремёслами (торговля, коневодство, гадание, пения и танцы). Через некоторое время эти цыгане стали называть себя русска рома, до сих пор это самая многочисленная из цыганских национальностей в России. К 1917 году русска рома были самыми интегрированными и образованными цыганами России.
В разное время в Россию иммигрировали также кэлдэрары (котляры), ловари, сэрвы, урсари, влахи и другие цыгане.

Почти все названия цыганских национальностей либо являются названиями ключевых профессий, либо отображают название страны, считающейся ими родной. Это многое говорит о цыганских приоритетах.

Знаменитый цыганский национальный костюм был придуман в 19 веке. Первыми его стали носить кэлдэрары. Национальный костюм русска рома был придуман артистами для создания более экзотического сценического образа. Исторически цыгане всегда были склонны носить одежду, характерную для страны проживания.

Короткие волосы у цыган — это символ бесчестия. Волосы остригали изгнанным и изолированным. До сих пор цыгане избегают совсем коротких стрижек.
В 1812 году русска рома добровольно передавали на содержание российской армии большие суммы. Молодые цыганские парни воевали в составе российских войск. При этом, что забавно, в войске Наполеона сражалось немало французских цыган. Есть даже описание встречи во время битвы между испанцами и французами двух цыган с разных сторон.

Во время Второй Мировой Войны цыгане участвовали в военных действиях в составе как регулярных армий (СССР, Франция; рядовые, танкисты, военные инженеры, лётчики, санитары, артиллеристы и т. п.), так и партизанских групп, смешанных и чисто цыганских (СССР, Франция, Восточная Европа). Партизанские действия цыган против фашистов иногда называют «Арии против арийцев».

В результате систематического направленного истребления цыган фашистами в Европе умерло около 150,000 (для сравнения, в СССР проживало от 60 000, по переписи, до 120 000, по предположениям) цыган. «Цыганский Холокост» называется Кали Траш (есть также варианты Самударипэн и Параимос).

Среди выдающихся цыган есть учёные, писатели, поэты, композиторы, музыканты, певцы, танцоры, актёры, режиссёры, боксёры (в т. ч. чемпионы), футболисты, историки, политики, священники, миссионеры, художники и скульпторы. Одни известны более, например, как Маришка Вереш, Ион Войку, Янош Бихари, Джем Мэйс, Матео Максимов, Юл Бриннер, Тони Гатлиф, Боб Хоскинс, Николай Сличенко, Джанго Рейнхардт, Бирели Лагрен, другие менее, но тоже могут похвастаться значительными вкладами в цыганскую культуру.

Увидев в статье о российских цыганах фразу «кочевой народ» без кавычек, можете её не читать. Автор не напишет ничего на самом деле достоверного, если не знает даже такого факта, что лишь 1% российских цыган кочует.

По данными МВД, при том, что в СМИ по упоминанию в криминальных статьях цыганские мошенничества на первом месте, в статистике они на последнем. Этнографы считают, что аналогична ситуация с цыганскими мошенничествами и наркоторговлей и в России.

Во времена Сталина цыгане подверглись целенаправленным репрессиям.
Термин «цыганский барон» используется цыганами лишь последние пару десятков лет, и далеко не всеми. Это заимствование из СМИ и романтической литературы. Термин используется специально для общения с не цыганами.

В мире существует несколько заметных цыганских театров: в России, на Украине, в Словакии, в Германии, а также театры и студии помельче в этих и других странах.

Одно из самых интересных цыганских понятий — это понятие «скверны». Оно связано с нижней частью тела замужней или просто взрослой женщины. Достаточно ей над чем-нибудь пройтись, как это место становится «оскверненным». Одежда, которая носится женщиной ниже пояса, и обувь автоматически считаются «осквернёнными». Поэтому в женский национальный костюм у многих цыган мира входит большой фартук. И по той же причине, чтобы не быть оскверненными, цыгане предпочитают жить в небольших, одноэтажных домах.

Цыгане понимают многие простые фразы, произнесённые на хинди. Поэтому цыгане так любят некоторые индийские фильмы.

У цыган есть «нежелательные» профессии, которые обычно скрываются, чтобы не «выпасть» из цыганского общества. Это, например, фабричная работа, уборка улиц и журналистика.
Как и каждый народ, цыгане имеют свои национальные блюда. С древних времён цыгане жили в лесу или около него, поэтому питались пойманными на охоте зверями — зайцами, кабанами и прочими. Особенное национальное блюдо цыган — ёж, жареный или тушёный.

Носители цыганских генов называются романо рат. За романо рат признаётся право, если они захотят, стать цыганами. Романо рат являются гитарист группы «Rolling Stones» Ронни Вуд, Сергей Курехин, Юрий Любимов, Чарли Чаплин и Анна Нетребко.

Слово «лавэ» в русском жаргоне заимствовано из цыганского языка, где имеет форму «ловэ» (цыгане не «акают») и значение «деньги».
Серьга в одном ухе у цыгана означает, что он единственный сын в семье.

Цыгане живут во многих странах Европы, а также в Северной Африке, Северной и Южной Америке и Австралии. Родственные европейским цыганам группы проживают также в странах Передней Азии. Численность европейских цыган по разным оценкам определяется от 8 млн и до 10-12 млн человек. В СССР официально насчитывалось 175,3 тысячи человек (перепись 1970). В России, по переписи 2010 года, проживает около 220 тысяч цыган.

ВПЕРВЫЕ В ИЗРАИЛЕ


 

 Обещают, что лет через 50 средний возраст землян, будет доходить до 120 лет. А там, глядишь, и до 1 тысячи. Надежда только на то, что люди начнут умирать со скуки.
Впервые в Израиле: живое сердце заменили искусственным
Около двух месяцев назад в Израиле была впервые успешно проведена фантастическая операция по замене двух желудочков сердца двухкамерным искусственным сердцем. В мире сделано всего пять таких операций, сообщает на страницах «Гаарец» профессор Яаков Либаи, директор отделения кардио-трансплантации медицинского центра «Шеба».
До сих пор, когда говорили об имплантациях «искусственных сердец», речь шла о вживлении миниатюрных титановых насосов, помогающих качать кровь из левого желудочка. Такие насосы имплантировались рядом с левым желудочком, а не вместо него, и помогали больным с тяжелой формой сердечной недостаточности дожить до пересадки донорского сердца. Недавно в Израиле умер мужчина, проживший с таким насосом рекордный срок — более трех лет.
Однако для больных, у которых отказали оба желудочка сердца — и левый, и правый, — до недавнего времени выхода не было. Если донор для них не находился немедленно, люди погибали. Только в последние годы были созданы двухкамерные искусственные сердца, позволяющие фактически полностью заменить отказавшее человеческое сердце.

В больнице «Шеба» имплантировали такой аппарат 48-летней женщине, находившейся на грани гибели. В ходе операции хирурги удалили правый и левый желудочки, оставив только предсердия, и вместо удаленных сердечных камер поместили в перикард (сердечную сумку) два титановых мотора весом по 160 граммов. Один из них качает кровь из левого предсердия в аорту, второй — из правого предсердия в легочную артерию. Моторы потребляют много электроэнергии, которая подается от переносных аккумуляторов весом в полтора килограмма. Эти аккумуляторы пациентка носит на плечах, а ток с них подается по проводу, проходящему сквозь отверстие в коже пациентки.

Профессор Либаи сообщает, что в скором времени искусственные сердца станут совсем миниатюрными и будут весить всего по несколько граммов. Разрабатываются и новые методы их питания электричеством, которые позволят обойтись без проводов и открытых отверстий в коже.

ВИКТОР ТОПАЛЛЕР "ПОДОЙДИТЕ К КРОКОДИЛУ"

ГОРЛО, ЗАБИТОЕ НЕФТЬЮ Справка историческая



 В который раз вынужден констатировать, что все новое – это хорошо забытое старое. В своей статье «Призраки 1938 года» Томас Манн писал: « Маленькое еврейское государство в Палестине будет демократией людей, которые полны желания работать и строить свою культуру. Конечно же, это государство должно  пользоваться симпатией страны с американскими традициями. Почему же мы осуждены поддерживать везде отвратительную грязную реакцию, ненавистную народам, в данном случае – арабских шейхов, - и разрушать демократию, изображая дело так, будто мы ее защищаем».
 Томас Манн не был «левым» или «правым». Он никогда не занимался политикой. Он был всего лишь талантливейшим писателем и порядочным человеком.
 Судьбы мира, увы, решают не такие люди, как Томас Манн. Занимаются этим  чиновники партийные. Вроде бы люди определенной идеи, мировоззрения. Но любая партийность ничто перед идолом денег.
  6 октября 1973 года началась война Ссудного дня. Судьба Израиля висела на волоске. Спасли территории, занятые Еврейским государством в 1967 году. Глубина тыла оказалось достаточной, чтобы мобилизовать резервы и нанести по войскам Египта и Сирии сокрушительные удар.
 Неоценимый вклад в победу Израиля внесли США, создав воздушный мост, снабдивший необходимым вооружением ЦАХАЛ. В те годы президентом Соединенных Штатов был Ричард Никсон - республиканец и консерватор. Он, казалось, не имел ничего общего с правящими социалистами Израиля. Тем не менее, именно Никсон сделал то, что продиктовал ему здравый смысл и человеческая порядочность. ( Через год демократам удалось раньше срока убрать Никсона с поста президента. Кто знает, может быть и помощь Израилю не смогли ему простить тамошние либералы). Виктор Вольский писал: Никсон поставил на карту свое президентство, решительно выступив в поддержку Израиля. На следующий день после того, как глава администрации обратился к Конгрессу, испрашивая чрезвычайные ассигнования в сумме 2,2 миллиарда долларов для оказания помощи Израилю, взбешенный саудовский король Фейсал ввел эмбарго на поставки нефти Америке." Итак, самолеты США готовы доставить в сражающийся Израиль необходимое оружие. Однако,  НИ ОДНА страна Западной Европы не предоставили ни миллиметра своей территории для необходимой, промежуточной посадки и дозаправки американских самолетов. Мало того, было наложено строгое эмбарго на поставку вооружения жертве агрессии арабов.
 Европа равнодушно, в ленивом оцепенении, ждала, нового Холокоста еврейского народа. В том числе и Европа социалистическая, под управлением лейбористов. Надо отметить, что именно она  в первую очередь.
  Вспомним, что и в Израиле  власть в те времена находилась в руках Рабочей партии, премьер – министром страны была Голда Меир – видный деятель Социнтерна.
 Предательство социалистической Европы глубоко потрясло Голду. Первым делом она позвонила Вилли Брандту, канцлеру ФРГ.
-         Ради себя самой, - сказала премьер-министр Израиля. – Я хочу понять, что же означает социализм, если ни одна социалистическая страна во всей Европе не захотела прийти на помощь единственной демократии на Ближнем Востоке?
 Неизвестно, что ответил бывшей жительнице Пинска и Киева, Вилли Брандт. Известно, что он согласился собрать, по требованию Голды, срочный конгресс Социнтерна.
 В Лондоне, в колыбели лейборизма, он и состоялся. Явились все. Дисциплина у социалистов всегда была образцовой. Голда, по сути, властную публику собрала, ей и дали  первое слово.
-         Вы знаете нас, знаете, кто мы, - сказала премьер-министр Израиля. - Мы старые товарищи, старые друзья. Что вы себе думали? На каком основании вы приняли решение не позволять нашим самолетам заправляться горючим? Поверьте, я ничего не преуменьшаю: мы всего лишь крошечное еврейское государство, а существует более двадцати арабских государств с обширной территорией, неисчерпаемой нефтью и миллиардами долларов. Но я хочу узнать от вас сегодня, определяется ли всеми этими факторами современное социалистическое мышление?
  Голду Меир выслушали внимательно. Затем председательствующий предложил собравшимся ответить на вопрос пожилой женщины. Н и к т о, ни один лидер правительств Западной Европы, не решился взять микрофон.
 Тягостная пауза тянулась долго, слишком долго. И вдруг кто-то с задних рядов выговорил громко, четко и ясно: « Конечно, они не могут говорить. У них горло забито нефтью».
 Всю эту трогательную историю рассказал сама Голда Меир в своей книге «Моя жизнь». Книгу эту я нашел на полу, в книжном магазине, в груде уцененной литературы, и приобрел за 10 шекелей. Думаю, через год-два она будет стоить не больше доллара.
 Наш премьер тех лет не вышла из организации, предавшей Израиль. Ее вера в идеалы социалистического переустройство мира была незыблема. Веру она отделила от «церкви». Обычная форма самообмана в те времена, когда люди верили словам, мало внимания обращали на поступки и думали, что миром правят идеи, а не деньги.
 Книга Голды Меир, ее откровения, - поступок. Но, выходит, и он не нужен, если книгу эту я нашел на полу в жалком магазинчике на Центральной автобусной станции?
  И в самом деле, зачем Израилю  история, когда все остается на своих местах? Юдофобы, у которых вдобавок горло, как и прежде, забито нефтью, решают судьбу Еврейского государства в Вашингтоне, Лиссабоне, Париже, Лондоне, Москве….

 Не знаю, какими факторами определяется современное, социалистическое мышления, но просто вынужден привести здесь еще одну цитату из письма Томаса Манна, отправленного в апреле 1948: « Я убежден, что этот раздел, создание еврейского государства в крайне скромных границах могло бы быть осуществлено без особых конфликтов, если бы эта маленькая территория не стала бы очагом борьбы великих держав за нефть и базы».

 Базы нынче, при военной, космической технике уничтожения, как будто, не так важны, да и холодная война вышла из моды, и потому только  об одном молю Бога. Нам бы продержаться еще лет 50 ( всего лишь пол века), пока у арабов не кончится нефть или человечество изобретет альтернативные виды энергии и горло Европы очиститься от нефти.

СНОВА ОБ ИЗРАИЛЬСКОМ СНЕГЕ ДЛЯ РОССИИ

                          Евгений Плоткин
"Получил  от  доктора  технических  наук  Евгения  Плоткина  (84),  крупнейшего  турбиниста  Израиля,  бывшего чемпиона  Москвы  по гимнастике. До сих пор  каждое утро  делает стойку на руках". Хаим Соколин.

Хаим! 
Открой линк  внизу..  Будешь приятно  удивлен.
Я уже много лет консультирую компанию IDE ,
которая производит это оборудование для снежных трасс.
И в этих устройствах есть несколько моих идей и решений.
Например создание ротора, к которому огромные вращающиеся
лопатки из специального материала присоединяются не прикреплением,
а вклеиванием во внутренние пазы. Очень тонкая прочностная задача,
требующая изменить растягивающие напряжения, от центробежных сил,
которые клей не может держать, на напряжения сжатия . Нам это удалось. 
Ну, и многое другое. 
Мне нравится сама идея:  Израиль производит снег для России. 
Не смешно ли!
Женя

СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ 8 декабря


ДЕКЛАРАЦИЯ РАСКАЯНИЯ

СМЕРТЬ ФАРАОНА рассказ




Это случилось на юбилей - пятилетие малыша. Все собрались весело, не зная, что разойдутся в печали.
 Нет сведений, что было на столе, малыш сидел под столом. И с этой, излюбленной позиции, наблюдал за особым миром без помех. Под столом он был в одиночестве, никто не мешал ему корчить рожи, и бормотать все, что вздумается.
 Пройдут годы. Повзрослевший малыш увидит фильм Федерико Феллини «8,5» и придет в восторг от сцены, в которой герой великого Мастрояни – Гвидо Ансельми - лезет под стол, чтобы уйти от бессмысленной суеты, крика и безумия нормы.
 Как смешно общаться с нижней половиной человечества: юбками, брюками, ботинками. Юмор спасал малыша даже в те давние годы.
 Он тогда был здоров и крепок. Не философствовал, готовясь к смерти. И вообще считал жизнь восхитительной и бесконечной прогулкой.
 Но тут пришли сапоги. Они воняли. Сапоги принадлежали чужим, и стих звук над столешницей, перестала звенеть посуда, стучать ножи и вилки, журчать смех. Мертвую тишину разрушил гром трамвая за окном.
 Неподалеку от сапог стояли поношенные тапочки отца. Он всегда ходил дома в тапочках. Те тапочки были бессильны перед сапогами.
 Потом было сказано что-то, что малыш не понял. Сапоги развернулись и исчезли. Тапочки продолжали стоять на месте.
-         Что, Левушка?
-         В 24 часа.
-         Куда?
-         Забайкалье. Читинская область.
-         О, господи!
Кто-то из гостей поднялся. Мама всех успокаивала. Она говорила, что время раннее, что впереди сладкое…. Но гости торопливо расходились. Наконец, малыш понял, что место под столом необходимо покинуть. Гости ушли, но подарки остались.
 Он оседлал деревянного коня. Он повесил за спину ружье.
-         Мало им, - сказал папа. – Всю финскую от звонка до звонка, всю отечественную. Был ранен, чудом жить остался. Мало ему. Продолжает измываться. Мы евреи – рабы. А он – фараон.
-         Тихо, Левушка, - говорила мама. – Ты военный. Военный живет по приказу. Мы приедем к тебе, обязательно приедем.

 Они собирались два года: мама и малыш, а потом стало совсем тревожно. Маму выгнали с работы. Все родственники и знакомые шуршали без конца газетами, вздыхали тяжело и даже плакали.
 Малыш в тот день сидел у раскрытой печки и смотрел в огонь. Нет более увлекательного занятия, чем смотреть в огонь. Даже сидение под столом – ничто, по сравнению с этим неповторимым зрелищем: пламенем в печи.
 Пришла мама и села, не раздеваясь, на стул.
-         Все, - сказала она. – Мы едем к папе. В такое время нужно быть вместе.
-         Какое время? – спросил малыш.
Но мама ничего ему не ответила. Мама как-то сразу, суетливо и бестолково, стала собираться в дорогу. Малыш  закрыл дверцу печи, и приялся разыскивать свои игрушки. Он хотел взять с собой лошадь на колесиках, но мама сказала, что лошадь слишком велика, а вещей  с собой будет много.
 Восемь узлов и чемоданов получилось. Это он помнит точно. Мама все время пересчитывала узлы и чемоданы, и заодно малыша.
-         Шесть, семь, восемь, Аркашенька – девять.
Она даже в купе вагона все время пересчитывала вещи. Все семь дней, пока двигались они через всю страну. Малыш смотрел, не отрываясь, в окно, не понимая, зачем они двигаются сквозь тоскливую, однообразную пустоту мира.
 За окном была поздняя осень. Леса становились все прозрачней, а поля пустынней. Редкие остановки не запомнились малышу. Лишь ночные станции будили его грохотом тормозов и внезапным, громким голосом проводника или вокзального, гнусавого радиоголоса.
 Потом были горы. Ехать стало интересней. В горах иногда шел снег. Снег – это было уже весело. Малыш всегда любил белое покрывало зимы, как знак чистоты и тайны. Что там, под снегом? Может быть, что-то хорошее, доброе.
 Начались туннели. Они развлекали еще больше. Свет – мрак, свет – мрак, как здорово! Однажды, когда поезд вылетел из очередной, краткой ночи, малыш увидел огромный портрет Сталина,  высеченный в скалах.
 Он тогда не знал, что изобразили вождя народов зеки. Рабы изваяли фараона к юбилею, к  семидесятилетию. Малыш потом узнал, что получили за это наскальные живописцы двойную порцию баланды, а главному художнику выдали новый ватник в знак признания его выдающихся заслуг в искусстве наглядной агитации и пропаганды.
 Ничего этого в тот день поздней осени 1952 года малыш не знал. Он только успел заметить, что на носу барельефа сидит черная, нахохлившаяся птица. Малыша рассмешила эта птица. Он стал показывать на нее пальцем и звать маму.
-         Замолчи! – с непривычной злостью одернула его мама и даже оттащила прочь от окна.
 Малыш обиделся, и залез на третью полку. Полка эта заменяла ему  сидение под столом. На этой, багажной полке, под самым потолком купе, можно было остаться в одиночестве, и видеть мир внизу в особом ракурсе.
 Как раз с верхней точки малыш впервые услышал анекдот о курице. Он его потом слышал неоднократно, и каждый раз вспоминал тот поезд, туннели и портрет вождя народов на скале.
  Мама разрезала на газете очередную холодную курицу. Старик: брови кустистые и нос – крючком – невесело следил за ее действиями.
-         Хотите анекдот? – спросил старик.
-         Ой, не надо, Абрам Аронович, - мама в испуге огляделась. – Не время сейчас для анекдотов.
-         Но мы тут пока одни, - буркнул старик. – Бояться своей тени – последнее дело. Так вот: один еврей всю войну провоевал, а жена – Катя ждала его верно и преданно. Любила, значит, мужа. И вот он шлет телеграмму, чтобы назавтра встречали. Бежит жена на базар и покупает на последние деньги курицу. Готовит ее для мужа. После радости великой и объятий ставит перед ним царское кушанье. Муж ест, косточки обгладывает, а жена на него ласково смотрит, а потом вдруг и говорит:
-         Ох, и любите вы, жиды, курей.
 Старик хохочет, а мама, обнаружив щель в дверях, вскакивает и дергает ручку на себя.
 Малышу соль анекдота недоступна, но больно уж заразительно смеется старик, и он тоже начинает хохотать, да так, что чуть не падает с последней полки.
 Тут старик тяжко вздыхает, и смеяться, как по команде, перестает.
-         Что же будет? – спрашивает его мама.
-         Все рабы, - говорит старик. – Мы из рабов последние. И нет Моше, и нет чумы на их голову.
-         А война, - тихо спрашивает мама.
-         Что вы говорите? – вздыхает старик. – Я потерял всех на Украине. Фашист убил и местные.
-         Гитлера победили, - радостно сообщает сверху малыш.
-         Победили, да, - сокрушенно покачивает головой старик.
-         Ну, все, хватит, - говорит мама и, ступив на первую полку, подает малышу кусок курицы и соленый огурец. Малыш ест и думает, почему так жидам куры нравятся, такая противная и надоевшая еда.
 Он хорошо запомнил этот анекдот, на всю жизнь запомнил, а еще озеро Байкал – удивительно прозрачную глубину до гальки и вялого шевеления рыбины на дне. Он тогда думал, что все увиденное и услышанное становится собственностью человека на веки вечные. Он так обрадовался Байкалу. Малышу очень понравилось это озеро, и он решил, что это море отныне подарок, его полная собственность, как деревянная лошадь, оставленная на антресолях в Ленинграде.
 Память дискретна, пунктирна, выборочна. Трудно понять, почему что-то очень важное забывается, а мелочи, полная ерунда, остаются с нами на всю жизнь.
 Взрослый малыш помнит ту минуту, единственную минуту, на выгрузку из вагона. Старик швырял им вещи сверху. Все восемь узлов и чемоданов. Была ночь, впереди, у здания станции, светил тускло фонарь. Задние огни уходящего поезда были ярче этого фонаря.
 Мела поземка. Колючий снег кружился на деревянном настиле платформы. Пусто вокруг. Мама крепко держала малыша за руку. И совсем непонятно, что дальше делать, как дальше жить.
 Человек в развевающейся шинели бежал к ним навстречу. Он кричал, вслед за криком, поскользнулся и упал. Он упал так неловко, как мог упасть только папа….
 В детстве, а, может быть, и не только в детстве малыш позволял себе единственную мечту о неизбежной гармонии бытия.
 Все тогда рвало душу на части: проклятая минута на то, чтобы выбросить из вагона вещи, ночь, холод, одиночество на деревянном настиле платформы, но вот появился отец, упал, поднялся, побежал дальше, зачем-то отряхивая шинель, – и мир вновь приобрел привычные очертания, стал ясен и прост.
  Что было дальше? Бараки посреди степи. Школа из одного классного помещения. Первый ряд парт – первый класс, второй ряд – второй, третий – третий, четвертый – четвертый. В первом классе малыш научился читать по старому, растрепанному букварю: « Мама мыла раму. Мы не рабы. Рабы не мы».
 Гордый он прочел родителям эти фразы.
-         Рабы не мы, - повторил отец с усмешкой. – Мы не рабы…. Знаешь, сынок, кто не раб?
-         Перестань! – сказала мама.
Отец ее  не послушал. Он завершил начатую лекцию: /
-         Не раб, сынок, тот, кто может жить там, где хочет и делать то, что пожелает. Ты где хочешь жить?
-         Здесь, - сказал малыш. – Мне нравится школа. Учительница сказала, что я молодец и буду отличником.
-         А что хочешь делать? – спросил отец.
-         Рисовать, - сказал малыш. – Водовоза буду рисовать и его лошадь.
-         Поздравляю, - сказал, тяжко вздохнув, отец. – Значит ты – человек свободный.
 Как мало в детстве нам нужно для счастья и свободы. Только одну неприятность помнит малыш. Он, даже в пургу, ходил в близкий барак школы один. В то утро ветер дул с особенной силой. Малышу надоело идти против ветра. Снег больно колол лицо, холод пробирал до костей. Хотелось спрятаться куда угодно. Впереди было что-то, вроде поселкового парка: дощатый помост, единственная береза, ряд разбитых скамеек, бюст Сталина, на низком постамента.
 Малыш через дыру забрался под настил помоста. Здесь, как под столом, ему стало спокойней, интересней и, конечно, теплей. У дыры намело снежный холмик, но он отполз подальше: туда, где снега совсем не было….
 Малыш пригрелся и неожиданно для самого себя крепко заснул. Он бы заснул под настилом навсегда. В школе считали, что малыш остался дома из-за пурги. Дома были убеждены, что дисциплинированный сынок в школе.
 Бездомная собака спасла малыша, горячим и ласковым языком. С тех пор он любит собак, как родных существ. Он никогда не боялся даже самых жутких, свирепых псов. И псы, в награду за бесстрашие, отвечали малышу  равнодушием или любовью, но никогда злобой и агрессией.
  Больше в ту зиму ничего не случилось, если не считать короткой голодовки. Воду привозили на 79 разъезд, так назывался поселок, в железных, ржавых бочках. Как попадала еда на стол жителей бараков, малыш не догадывался. Но тогда он впервые узнал, что такое голод и что такое слезы матери, когда она не знает, чем накормить ребенка.
 Он не знал, что рабство и голод – понятия близкие. Все просто: раб далеко не всегда голоден, но голодный раб – явление обычное.
 В том поселке почти половина обитателей были евреи, причем не простые евреи, а военные врачи. Теперь повзрослевший малыш понимает, что образовалось на 79 разъезде что-то, вроде отстойника для «убийц в белых халатах». Готовилось окончательное решение еврейского вопроса в СССР, и предварительные мероприятия проводились, надо думать, по плану.  
 А потом наступил март месяц. И к Пуриму – Песаху Бог сделал евреям Страны Советов великий подарок. Понял, видимо, что для одного века два Холокоста -это  слишком.
 Малыш помнит утреннее оживление. И то, как всех собрали в тесный и вонючий клуб, убранный венками и портретами «отца народов». Как толстый человек в штатском, всхлипывая, и теряя бумажки, что-то говорил о почившем вожде. И все в зале сидели, окаменев, и кто-то всхлипывал, и кто-то невидимый играл на скрипке печальную мелодию. Отца малыша рядом не было. Может быть, это он водил смычком по струнам.
 Толстяк в штатском совсем неожиданно пустил петуха, заговорил тоненьким голосочком. Он сам испугался своего голоса, и потешно замахал на самого себя руками, уронив папку и рассыпав оставшиеся бумажки.
 И тут малыш не выдержал. Он стал смеяться, да так громко, что ужас сковал всех присутствующих. Столько испуганных глаз, обращенных в его сторону, малыш не видел никогда в жизни.
 Мама схватила ненормального сына в охапку.
-         У ребенка истерика! – крикнула мама. – От горя!
Но малыш продолжал звонко и по-детски хохотать, показывая пальцем на толстяка в штатском. Его выволокли из вонючего помещения на свежий воздух.
-         О, господи! – сказала мама. – Что будет?  
Ничего не было. Все обошлось. Вечером  население поселка выпило все наличное спиртное. Главным образом, чистый спирт для надобностей медицинской части. Евреи – врачи забыли о том, что они потомки Иакова и русские интеллигенты.
  Евреи напились до полного непотребства. И отца малыш никогда, ни прежде, ни потом, не видел таким пьяным.
 Отца принесли домой те, кто мог еще передвигаться. Отец ходить и даже стоять не мог. Его уложили на продавленный топчан. Он лежал, отвесив тяжелую челюсть и, раскрыв мутные глаза.
-         Как же так, Левушка? Что же ты? – суетилась мама.
-         Умер вождь и мучитель, - внятно произнес доставленный.
-         Тихо, Левушка. Вождь и учитель.
-         Фараон издох, - сказал в стельку пьяный отец малыша, повернулся на бок и тут же  захрапел.
 Кажется, чуть ли не на другой день, был получен настоящий офицерский паек. Тот фанерный ящик и по сей день перед глазами взрослого малыша. Толстые  макароны там были, здоровый шмат корейки и целый мешок перловой крупы. 
 Голод кончился, но путь к свободе только начался. Впереди было сорок положенных  лет блужданий по пустыне.       
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..