пятница, 6 января 2017 г.

О попытках левых изменить результаты выборов


О попытках левых изменить результаты выборов

«Если сильный человек недоволен жизнью, то он предъявляет претензии себе, а если слабый, то другим».
Китайская поговорка

Уличные протесты

На следующий день после сокрушительного и неожиданного для демократов поражения Хиллари Клинтон на выборах 8 ноября улицы многих городов США заполнились хорошо организованными толпами протестующих. Участники этих шумных демонстраций и маршей были недовольны результатами голосования и требовали их пересмотра. Во многих городах протесты быстро приняли насильственный характер. Ну и конечно, протестующие жгли американские флаги. Это, по их мнению, является одной из убедительных форм защиты демократии.
Вскоре выяснилось, что практически все протестующие не участвовали в голосовании 8 ноября. Так чем же они не довольны? Тем, что ничего не сделали, чтобы выразить своё мнение на избирательных участках. Теперь же они обвиняют всех в том, что их мнение не учли. Это типичное поведение левых радикалов – обвинять в своих неудачах других, но себя. Кстати, так же ведут себя Хиллари и Билл Клинтоны и другие лидеры демократов.
Все протесты проходили вечером и ночью. Значит, их участникам не надо было идти на следующее утро на работу. Их реальной работой были ночные демонстрации и марши.
Протестующие были искренно возмущены тем, что американцы отвергли их кумира Хиллари Клинтон. Поэтому они вышли на улицы с лозунгом «Трамп не мой президент». Что же требовали участники протестов? Они не признавали результаты голосования и требовали их пересчёта. Они ссылались на то, что Хиллари Клинтон получила более чем на два миллиона голосов больше Трампа. Ну и что? Они должны были бы знать, что в США президента страны не избирают всеобщим голосованием. Это записано в Конституции. Значит, требование протестующих ей противоречит.
Если вычесть проголосовавших за Хиллари в штатах Калифорния и Нью-Йорк, то окажется, что Трамп получил на три миллиона голосов больше, чем его оппонент. За Дональда Трампа проголосовало самое большое число избирателей за всю историю Республиканской партии. Он победил в таких штатах, как Мичиган, Висконсин и Пенсильвания, десятилетиями голосовавших за демократов. Трамп получил 304 выборщика, а Клинтон 227. В послевоенной истории США ни один кандидат на пост президента страны от Демократической партии не получал так мало выборщиков, как Хиллари Клинтон.
При отсутствии системы Коллегии выборщиков штаты Калифорния и Нью-Йорк диктовали бы свою волю остальным штатам страны. Либералы считают, что для такой федеральной республики, как США, это является справедливым. Трамп сказал, что если бы действовала система всеобщего голосования, то он бы построил свою избирательную кампанию по-другому. Тогда бы он боролся не за штаты, а за каждого избирателя.
Левые журналисты оправдывали и поддерживали лозунги протестующих. Например, Гаррисон Кейллор (Garrison Keillor), ведущий радио шоу NRP, в своей статье в Washington Post от 10 ноября 2016 г. написал: «Он (Дональд Трамп – Г.Г.) никогда не будет моим президентом, потому что не читает книг, не может написать более двух предложений, не имеет сильных привязанностей и является более замкнутым, чем жители Нью-Йорка». В этом высказывании перемешаны высокомерие и бахвальство, замешанные на глупости. Сколько и каких книг прочитали Обама и Хиллари Клинтон? Сколько предложений они смогли написать самостоятельно?
За последние восемь лет телесуфлёр Обамы несколько раз выходил из строя. На президента было жалко смотреть. Обама начинал заикаться и бормотал что-то невнятное. Перед теледебатами Хиллари заранее получала вопросы их ведущего. Однажды произошла неувязка. Ей был задан незнакомый вопрос. Хиллари была в растерянности, а после окончания дебатов закатила истерику. Дональд Трамп часто выступает, не читая заранее написанный текст. На сегодняшней политической сцене Америки таких людей как он нет.
Какие привязанности привлекают Кейллера? Врать на каждом шагу, как Хиллари Клинтон? Как Обама постоянно играть в гольф, тратить на свои каникулы миллионы долларов налогоплательщиков и искренне считать в начале своей политической карьеры, что США состоит из 57 штатов, как и Лига арабских государств? Насиловать женщин, как Билл Клинтон?
Левые журналисты перекопали прошлое Трампа и ничего не нашли. Тогда в ход пошла ложь о сексуальных домогательствах, расизме по отношению к мусульманам, ненависти к геям. В добавлении к этому левые журналисты насмехались над внешностью Дональда Трампа и его манерой выступать.
В своей статье Келлер с презрением и высокомерием пишет о «необразованных белых мужчинах», проголосовавших за Трампа. Это классический расизм, направленный на этот раз против белых американцев. Кейллер выражает мнение левого истеблишмента Америки. Для таких рафинированных расистов, как Кейллер и его окружение, Трамп – не их президент. Кейллер и левые радикалы живут в небольшом замкнутом кругу элитных клубов и элитных тусовок Нью-Йорка и Голливуда. Другой Америки они не знают и знать не хотят. Поэтому для них было большим потрясением узнать о том, что эта другая Америка проявила волю и пошла против левой демагогии, левого снобизма и расизма.
Ночные протесты и марши показали неуважение их участников к мнению остальной Америки. Эти выступления были организованы и напоминали ночные шествия фашистов в Италии и нацистов в Германии. Участники антитрамповских протестов и маршей показали себя сторонниками фашистской и нацистской демократии.

Пересчёт результатов голосования

Ночные протесты левых ни к чему не привели и в конце концов выдохлись. Тогда на сцену выпустили лидера Зелёной партии Джилл Стайн (Jill Stein). На выборах 8 ноября её партия получила около 1% голосов. Стайн потребовала провести ручной пересчёт голосов в трёх штатах – Висконсин, Мичиган и Пенсильвания. Своё требование она мотивировала вмешательством русских хакеров в избирательную кампанию 2016 г. на стороне Трампа. По мнению Стайн, было необходимо «во имя справедливости» провести ручной пересчёт голосов, чтобы «доказать», что выборы выиграла Клинтон. При ручном пересчёте вмешательство хакеров нивелируется.
Гневные выступления Стайн в защиту справедливости заполнили все новостные разделы американских СМИ. Пересчёт в Висконсине выявил, что был потерян 131 голос. Но они были поданы не за Клинтон, а за Трампа. В Детройте, цитадели либералов, было обнаружено, что примерно на половине избирательных участках проголосовало больше избирателей, чем было зарегистрировано. Незарегистрированные избиратели, конечно, голосовали за Клинтон. Их голоса пришлось выкинуть из списка проголосовавших. Стайн опоздала с подачей заявки на пересчёт голосов в Пенсильвании. Но этот пересчёт не изменил бы результаты выборов по стране. И эта попытка левых что-либо изменить провалилась. Тогда они начали раскручивать возможное вмешательство русских хакеров в избирательную кампанию.

Вмешательство русских хакеров

Началось всё с заявления директора ЦРУ Джона Бреннана о том, что они обладают информацией о спонсированном правительством Путина вмешательстве хакеров в избирательную кампанию на стороне Трампа. Это заявление Бреннана было подхвачено Washington Post, CNN, NBC и New York Times. Некоторые выборщики попросили Бреннана встретиться с ними на брифинге и рассказать им об этом вмешательстве. Председатель Комитета по разведке Палаты представителей Питер Кинг назначил заседание Комитета и пригласил на него Бреннана.
Но Бреннен неожиданно отказался от брифинга с выборщиками и заявил также, что не может присутствовать на заседании Комитета, так как проверка информации о вмешательстве русских хакеров ещё не закончена. Однако это не помешало Бреннану передать незаконченную работу левым СМИ.
Отказ присутствовать на заседании Комитета Конгресса является в американской истории беспрецедентным. Питер Кинг был возмущён. Он, в частности, сказал: «У них было время, чтобы слить информацию в Washington Post и New York Times, но у них нет времени, чтобы прийти в Конгресс». По словам сенатора Рона Джонсона (Ron Johnson), «…разочаровывает то, что ЦРУ может предоставить информацию (о вмешательстве России – Г.Г.) Washington Post и NBC и не может предоставить её избранным членам Конгресса».
Своё сомнение о надёжности информации ЦРУ высказал также директор национальной разведки Джеймс Клэппер. Даже Генеральный прокурор США Лоррета Линч признала, выступая на телепрограмме Politico, что у неё нет надёжных доказательств о вмешательстве России в избирательную кампанию 2016 г. Судья Эндрю Наполитано (Andrew Napolitano), выступая на Fox News & Friends, сказал, что разведывательные источники сообщили ему о том, что утечка информации, касающейся выборов 2016 г., произошла из американских разведывательных служб, а не из России. Джулиан Ассанж, основатель WikiLeaks, тоже подтвердил, что не было «технического вмешательства» России в ход выборной кампании 2016 г. Та информация, которую Ассанж разместил в интернете, была получена не от русских хакеров.
Информация о взломе электронной почты Национального комитета Демократической партии была известна за несколько недель до 8 ноября. Джон Подеста, руководитель предвыборной кампании Хиллари Клинтон, обвинил ФБР в том, что не был проинформирован об этом. Подеста узнал о взломе, когда WikiLeaks начал размещать украденную информацию в интернете. Обама обмолвился тогда, что он не придал значения взлому почты демократов, поскольку украденная почта не содержала важных документов.
Секретарь департамента национальной безопасности Джей Джонсон (Jeh Johnson), выступая на MSNBS, сказал, что администрация Обамы была предупреждена об этой атаке хакеров ещё 7 октября. Левым СМИ это тоже было известно. Но они игнорировали эту информацию. Левые журналисты с наслаждением смаковали комментарии Трампа о женщинах, сделанные 11 лет назад, а также обвиняли его в расизме и нацизме. Поводом для этих обвинений послужило выступление Трампа против незаконной иммиграции. Трамп напомнил, что те, кто хотят попасть в США, должны следовать американским иммиграционным законам. По убеждению левых, следование американским законам означает проявление «нацизма» и «расизма». Для левых эти фальшивые обвинения Трампа были более важными, чем информация о вмешательстве иностранного государства в избирательную кампанию.
Лишь после 8 ноября левые вспомнили об этом вмешательстве и начали дружно обвинять Трампа в том, что он знал об этом. Его противники стали требовать пересмотра результатов голосования, поскольку, мол, русские хакеры помогли ему одержать победу 8 ноября.
Что русские, китайские, американские и возможные другие хакеры сделали, чтобы повлиять на ход избирательной кампании? Они угрожали силой американским избирателям, чтобы те голосовали за Трампа? Нет. Они взломали машины для голосования? Нет. Они манипулировали результатами голосования или способствовали мошенничеству во время голосования на избирательных участках? Нет. Они запустили кампанию дезинформации? Нет. Они призывали к нарушению правил проведения выборов? Нет. Хакеры разместили в интернете украденную информацию. Никто из левых не выразил ни малейшего сомнения в её правдивости. Если бы в этой информации не было ничего тревожного, как об этом первоначально говорил Обама, демократам не о чем было бы беспокоиться. Но левые начали беспокоиться об атаках хакеров лишь после 8 ноября.
На сегодняшний день нет доказательств вмешательства хакеров в ход избирательной кампании и в результаты голосования, а, следовательно, в легитимность победы Трампа. На пресс-конференции 16 ноября Обама сказал, что Трамп избран законно. Хиллари Клинтон и её ближайшие соратники сразу после 8 ноября говорили, что ставить под сомнение результаты выборов – это «угроза нашей демократии». Сегодня левые убеждают американцев в том, что признание легитимности результатов выборов и есть угроза нашей демократии.
8 ноября американские избиратели отвергли внутреннюю и внешнюю политику Обамы и Демократической партии. Уже на выборах 2012 г. демократы частично потеряли свои позиции, завоёванные в 2008 г. в Конгрессе и на местном уровне. Но левая пресса расхваливала работу демократов. Левые журналисты и политики были убеждены в своей правоте и искренне считали простых американцев идиотами, которые примут всё, о чём говорят левые.
Восемь лет назад демократы имели в Палате представителей 257 мест, сегодня 188. В Сенате у них было 57 мест, сегодня 44 плюс два независимых сенатора. В 2008 г. в США было 25 губернаторов демократов, сегодня 18. После выборов 8 ноября республиканцы полностью контролируют 25 штатов, т.е. имеют республиканского губернатора и большинство в законодательных органах штатов (легистратурах). Республиканцы обладают большинством в 68 из 98 легистратур штатов, в том числе и в тех, губернаторы которых являются демократами. Это позволяет республиканцам этих штатов отменить вето губернатора. Демократы полностью контролируют только пять штатов: Калифорния, Делавэр, Орегон, Гавайи и Род-Айленд. Они потеряли 1,030 мест в законодательных органах штатов. Это самые большие потери в истории США.
Такого страшного и вероятно катастрофического разгрома не знали раньше ни Демократическая, ни Республиканская партии. Левые СМИ не могут признать это. Удивительно, что они не обвиняют в этом разгроме русских хакеров.
29 декабря 2016 г. ФБР и департамент национальной безопасности опубликовали совместный доклад, в котором «содержится техническая информация относительно инструментов и инфраструктуры, используемых российскими гражданскими и военными разведками для проникновения в электронные сети и конечные точки, связанные с выборами в США, а также в правительство США, в политические и частные объекты». В переводе с бюрократического на нормальный разговорный язык эта длинное предложение означает, что в докладе обсуждается вторжение русской хакерной группы в правительственные и частные сайты, в том числе и на сайт Национального комитета Демократической партии.
В преамбуле доклада говорится: «Департамент национальной безопасности не даёт никаких любого рода гарантий в отношении любой информации, содержащейся в докладе. Департамент не подтверждает любой коммерческий продукт или сервис, упоминающийся в этом консультативном документе». Другими словами, департамент национальной безопасности не гарантирует достоверность предлагаемой в докладе информации, а сам доклад является консультативным. Кто же тогда должен гарантировать достоверность обвинений о вмешательстве русских хакеров в избирательную кампанию 2016 г.? Российское правительство? Левые американские СМИ?
Кстати, в докладе нет конкретных доказательств вмешательства российского правительства в ход избирательной кампании. И этот ненадёжный документ явился для Обамы основанием для резких дипломатических действий против России.
В последних семи из 13 страниц доклада перечисляются советы, как смягчить последствия кибернетической атаки. В частности, рекомендуется предварительно копировать интернетовские документы, оперативно менять пароли и, главное, не открывать почту неизвестного автора. Не правда ли, ценные и оригинальные советы? Многие американцы следуют им без подсказки авторов доклада. Члены Национального комитета Демократической партии забыли об этих предосторожностях, и их почта была взломана. Разве в этом тоже виноваты русские хакеры? Между прочим, атака хакеров на почту Национального комитета Республиканской партии оказалась неудачной, так как эта почта была хорошо защищена.

Давление на выборщиков

Сразу же после выборов 8 ноября началось беспрецедентное и грубое давление на республиканских членов Коллегии выборщиков. Левые журналисты и левые политики убеждали их проголосовать 19 декабря за кого угодно, но не за Дональда Трампа. Выборщиков завалили письмами и телефонными звонками, им угрожали физическим насилием. Противники Трампа предупреждали о проведении массовых протестов. Левые обращались к соседям выборщиков с требованием повлиять на них.
Многие теле- и кинознаменитости включились в эту программу давления. Так, например, Мартин Шин выпустил видео, в котором умолял со слезами на глазах не голосовать за Трампа. С таким же призывом выступила группа United for America. Некоторые конгрессмены демократы потребовали отложить голосование 19 декабря, пока не закончится расследование «российского влияния на ход избирательной кампании».
Как часто бывает, левые не смогли обойтись без лжи. Майкл Мур опубликовал письмо к республиканским выборщикам. В нём он писал, что «Трамп знал или принимал участие в этом нападении (русских хакеров) на наш избирательный процесс». Мур объявил Трампа психически неуравновешенным и требовал от выборщиков «остановить его от вступления в должность», не дожидаясь окончания расследования о вмешательстве русских. Между прочим, тот же Мур говорил во время избирательной кампании о том, что «будет опасно, если Трамп откажется уважать волю избирателей в случае победы Хиллари». Теперь же Мур призывает не уважать волю избирателей, выбравших Дональда Трампа.
Во время избирательной кампании Трамп несколько раз отказывался ответить на вопрос, примет ли он безоговорочно результаты голосования, если победит Клинтон. Предвкушая свою победу, Клинтон обвинила Трампа в том, что его отказ «разрушает нашу демократию». Washington Post поспешила написать, что такой отказ является «ужасающим отрицанием демократии в США». Теперь Мур и Washington Post вместе с другими левыми СМИ придумывают любые предлоги, чтобы не признать результаты голосования 8 ноября. Это убедительный пример абсолютной беспринципности левых.
Гарвардский профессор юридической школы Ларри Лэссинг (Larry Lessing) объявил о том, что к нему обратились 20 республиканских выборщиков с просьбой проконсультировать их о возможности не голосовать 19 декабря за Трампа. Но вскоре оказалось, что это было ложью.
Голосуя 8 ноября, избиратели поручили выборщикам выполнить волю штата при голосовании 19 декабря. Если выборщики решат проголосовать за другого кандидата, то они игнорируют волю избирателей своего штата. В этом случае выборщики передают голоса избирателей другому кандидату, за которого они не голосовали. Это фактически означает фальсификацию результатов выборов. Поэтому призывы к членам Коллегии выборщиков нарушить волю избирателей – это призывы к фальсификации результатов голосования, призывы к мошенничеству, призывы к разрушению надёжно работающей более 200 лет избирательной системы США.
В истории Америки были случаи, когда отдельные выборщики не выполняли волю избирателей штата. Но на них не оказывалось давления, подобного тому, которое организовали левые после 8 ноября.
Наконец, наступило 19 декабря. Только два республиканских выборщика не проголосовали за Трампа. В то же время 8 из 12-ти демократических выборщиков из штата Вашингтон не отдали свои голоса Хиллари Клинтон. Один выборщик из штата Мэн был заранее заменён, когда он заявил, что будет голосовать за Сандерса. В результате за Дональда Трампа проголосовало 304 выборщика, за Хиллари Клинтон – 227. Давление левых на республиканских выборщиков и ложь о том, что многие из них не будут голосовать за Трампа, не помогли демократам. И на этот раз, как и во время предвыборной кампании, левые поверили в свою ложь и снова проиграли.

Заключение

Хиллари Клинтон была уверена в том, что будет коронована на пост президента США. Но этого не произошло. И в этом не виноваты ни русские хакеры, ни WikiLeaks, ни директор ФБР и ни «гигантский заговор правых сил». Причина поражения Хиллари Клинтон и небывалый разгром Демократической партии на выборах 2016 г. – антиамериканская внутренняя и внешняя политика демократов во главе с Обамой, помноженная на постоянную ложь Хиллари везде и во всём.
В электронной почте, опубликованной WikiLeaks, было и письмо Джона Подесты, в котором он предупреждал своих соратников о том, что предвыборная кампания Клинтон «взяла на себя много воды, которую будет нелегко выкачать из лодки». Подеста дал нелестную характеристику Хиллари и поставил под сомнение её возможность успешно завершить кампанию 2016 г.
Демократы вместе с левыми давно оторвались от действительности и живут в придуманном ими мире. Разгром 8 ноября их ничему не научил. Они по-прежнему обвиняют в своём поражении кого угодно, но только не себя.
Григорий Гуревич

ТРАМП НЕ ВЕРИТ

Трамп счел охотой на ведьм заявления о российских кибератаках

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Избранный президент США Дональд Трамп назвал «охотой на ведьм» заявления о российских кибератаках на американские организации. Об этом он сказал в интервью The New York Times, опубликованном в пятницу, 6 января.
«Китай относительно недавно похитил имена 20 миллионов государственных служащих. Как получилось, что никто об этом даже не говорит? Это политическая охота на ведьм», — подчеркнул республиканец.
Трамп также считает, что администрации уходящего главы государства Барака Обамы неловко, что миллиардер «выиграл больше округов на выборах, чем [40-й президент США] Рональд Рейган» в свое время. «До некоторой степени это охота на ведьм. Они просто сосредоточили на этом внимание», — добавил он.
6 января должен состояться специальный брифинг представителей американской разведки, посвященный якобы имевшим место кибератакам со стороны России. 10 декабря 2016 года сообщалось, что ЦРУ пришло к выводу, что Россия в 2016 году вмешивалась в ход выборов президента США, чтобы помочь Трампу победить демократа Хиллари Клинтон.
В начале июля 2015 года стало известно, что хакеры похитили персональные данные 21,5 миллиона граждан США — номера полисов, полные имена их владельцев, даты рождения, домашние адреса, а также логины и пароли для рабочих компьютеров. В 1,1 миллиона случаев украденные досье также содержали отпечатки пальцев. Утечка затронула как минимум 19,7 миллиона госслужащих. Вашингтон возложил вину за атаку на китайских хакеров.

ПОЛЬСКИЙ КОРИДОР

                              Краков. Еврейский квартал Владимир БЕЙДЕР
Страна-убежище
У нас, у русских (специально пишу без кавычек), отношение к Польше зачастую высокомерно-снисходительное. Это — от перекорма классической русской литературой, где оно как раз такое, чтобы не сказать просто презрительное, и от рецидивов советского имперского сознания. Ну, что Польша — какая-то полу-Европа, пройденный этап?
Этот обычный для нас взгляд на Польшу — свысока — так же неуместен, как, ни про кого будь сказано, высокомерие по отношению к родителям. Грубо говоря, это наша родина, сынок.
Потому что почти все мы, русские евреи ашкеназского происхождения, на самом деле евреи польские. Евреи вообще появились в Российской империи в нагрузку к землям поделенной между великими державами Польши.
А Польша к тому времени, как ее стали между собой делить великие державы, была самой еврейской страной Европы. Страной-убежищем, не хочу вас смущать аналогией.
Дело в том, что Эрец-Ашкеназ, давшая название нашему племени намного раньше, чем сама стала называться Германией, пыталась извести нас под корень задолго до того, как сформулировала эту задачу в емкой формуле «окончательное решение еврейского вопроса», и не раз. А по крайней мере дважды.
Первая большая волна накатила практически на всю Западную Европу, вернее ее евреев, с началом Крестовых походов. Прежде чем воевать за «гроб господен» в Иерусалиме, крестоносцы расправлялись со своими евреями в Европе — по месту жительства и по дороге к Палестине, куда зачастую и не доходили.
А вторая была погуще и помощнее. Она действительно едва не превратила Западную Европу в «юден фрай» — Гитлер остался бы без работы.
В середине XIV века в Европе разразилась эпидемия чумы — «Черная смерть», которая, как считается, уполовинила население континента, — люди мерли как мухи.
Ну, просвещенные европейцы быстро разобрались, откуда на них такая беда. И вместо того, чтобы научиться, наконец, умываться (не мылись они вообще), обвинили в распространении страшной заразы евреев.
Евреев стали вдохновенно, повсеместно и нещадно уничтожать. Целыми общинами. Это приобрело характер эпидемии, сравнимой с чумной. Она охватила всю Западную Европу, в Германии смерч не миновал ни одного города с еврейским населением. Было уничтожено более 300 общин.
Как можно было спастись от такой судьбы? Бежать из этого жестокого края! Куда? Туда, где охота на них еще не велась. На восток. Крупнейшей страной на востоке была Польша, лишь относительно недавно ставшая королевством со столицей в Кракове.
Польские короли стремились возродить города, разоренные татаро-монголами, — в крестьянской стране не хватало горожан. Потому и были раскрыты границы перед пришлыми ремесленниками и торговцами. Приходили и немцы, а уж евреи повалили валом. И так спаслись. Так Польша стала первой страной-убежищем для гонимого племени.
Именно в Польше сформировалась крупнейшая в мире еврейская община. И оставалась таковой несколько веков, пока потомки чумных погромщиков из той же Германии не настигли уже здесь потомков бежавших из их земель евреев.
Подбор слов
А сегодня вы приедете в Краков — и вам обязательно повезет, то есть вас никак не минет приглашение на прогулку по «Кракову еврейскому». Стада экскурсионных электромобильчиков снуют по центру, конные экипажи, прогулочные суда на Висле, толпы зазывал… Так что все равно не отвертитесь — поедете, и юный женский голос с украинским акцентом усталым речитативом в манере дикторши провинциального радио начнет из репродуктора экскурсию по главным краковским достопримечательностям — местам, где евреев больше нет.
— Сначала евреи селились на этих улицах Кракова, а затем королевским указом им был отдан отдельный город — Казимеж, — скажет она, и вы, скорее всего, воспримете это всего лишь как исторические сведения. А вам уже скормили знаковую версию польской истории и евреев в Польше — так, как она трактуется поляками, потому что кто девушку-историю имеет, тот ее, милую, и трактует.
Но что ж евреям в Кракове-то не жилось? Какой вменяемый торговец поменяет большой город на маленький? Может, не сами они переселились за Вислу? Может, наоборот, выслали их туда? Может — тем самым королевским указом?
Вы не поверите — так оно и было.
Привилегия нетолерантности
В 1495 году сбылась вековая мечта простых краковян — евреев выгнали из города. Этому счастливому событию предшествовало несчастье. В июне 1494-го в Кракове случился большой пожар. Не все взволнованные горожане растерялись — многие, воспользовавшись суматохой, стали грабить еврейские лавки и дома, а заодно убивать и калечить их хозяев, насиловать женщин — погром есть погром.
И раньше краковские мещане боролись с «еврейским засильем» неустанно — полтора века. Особенно усердствовали немцы. Им евреи мешали больше всего, поскольку занимались тем же, чем они, — ссудами, торговлей и ремеслами. Их так же, как евреев, привечали польские короли для развития городов. Но конкуренты никому не нужны.
Из Германии хлынул поток духовной литературы с описанием козней евреев, наезжали проповедники, изобличающие этот мерзкий народ. Местные священники быстро распознали тренд и переняли его. В 1407 году один из них поведал миру, что евреи убили христианского младенца, чтобы, как водится, на крови безгрешного замесить мацу, — и в Кракове произошел первый в Польше погром. Потом их повторяли время от времени — по мере накопления еврейского добра и христианских долгов.
Так формировалась система отношения к евреям в благословенной стране-убежище — на основе интересов, никакой эзотерики.
Купцы подзуживали городскую голытьбу, голытьба с готовностью зажигалась. Магистраты, идя навстречу пожеланиям граждан, вводили евреям ограничения на торговлю, ремесла, владение недвижимостью. Католические иерархи требовали от королей введения дискриминационных мер в масштабах страны. Короли — разные по-разному — понимая, какая польза казне и двору от евреев, сопротивлялись, как могли, но в конце концов уступали, ища компромисс.
Так, уже в XIV веке началась практика введения в королевских городах (федерального значения, как сказали бы мы сейчас) юридического статуса, называемого на латыни Privilegium de non tolerandis Judaeis, то есть привилегия нетолерантного отношения к евреям. Это давало право магистратам выселять евреев и не пускать их в города за исключением ярмарочных дней…
Итак, после большого погрома королевским указом от 1495 года было предписано ввести в Кракове норму Privilegium de non tolerandis Judaeis — выселить евреев из города за Вислу, где в предместье Казимеж им определили на жительство квартал в четыре улицы, обнесли его стеной с тремя воротами. А христианам там селиться запретили.
То есть понятно, что это было? Гетто. Вот что такое Казимеж — первое еврейское гетто в Польше.
Но никто вам этого в сегодняшней Польше не скажет. Краковское гетто обязательно покажут. Однако совсем в другом месте.
Брошенные стулья
К началу Второй мировой во втором городе Польши почти четверть населения составляли евреи. Их было больше половины среди краковских врачей и юристов. Евреям принадлежали самые процветающие бизнесы и самые красивые дома.
Немцы взяли Краков в самом начале войны. Первым делом устроили показательный погром. Губернатор Ханс Франк, впоследствии повешенный в Нюрнберге, поставил амбициозную задачу — сделать этот на четверть еврейский город «самым чистым» в генерал-губернаторстве.
В марте 1941-го краковских евреев снова погнали через Вислу, уже из Казимежа, в район Подгуже. Здесь было устроено одно из крупнейших в Европе гетто. И одно из самых страшных.
В мае 1942 года начались депортации в лагеря смерти. Местом сбора, а также селекций, экзекуций и предварительных расстрелов служила площадь Згоды, что значит Согласия, сразу у моста, у входа в гетто. После отправки очередного транспорта на площади оставались брошенные вещи, трупы и стулья (их приносили для облегчения ожидания тем, кто не мог стоять, а забирать уже было некому).
Теперь на площади — один из лучших в мире памятников жертвам холокоста: 70 стальных стульев — по одному на каждую тысячу уничтоженных краковских евреев.
Спастись удалось немногим. Большинству — случайно, как 8-летнему Раймонду Либлингу, будущему кинорежиссеру, лауреату «Оскара» Роману Полански, которого отец вытолкнул за колючую проволоку в момент ликвидации гетто. Кому-то — благодаря праведным спасителям, как сотням фигурантов «списка Шиндлера»: фабрика эмалированной посуды, конфискованная у еврея Натана Вюрцеля и доставшаяся Оскару Шиндлеру, была здесь, в Подгуже.
Фантастический успех фильма Спилберга создал новую отрасль краковского туризма. Восстановленную для съемок «фабрику Шиндлера» сохранили, сделали музеем — она стала местом паломничества. Почти все, кто бывает в Кракове, посещают ее, а евреи со всего мира приезжают и специально. Площадь Согласия переименовали в Героев гетто. Мрачный район Подгуже стал посещаемым. А значит — и доходным.
«Это все война и немцы…»
Как органична наша связь с этой землей! Как она экономична… Евреи обеспечивали экономическое развитие Польши, когда они здесь были, и продолжают это делать, когда их здесь нет. И — тем, что их нет.
А почему нас там нет?
Вроде бы понятно — холокост. Из шести миллионов жертв «окончательного решения» половина — польские евреи. Почти все, что были. Выжили лишь те, кто оказались в Советском Союзе. И те, кого поляки спасли. Совсем немного. Спасение своих евреев в Польше не было явлением массовым. Массовым было соучастие. Об этом вам не расскажут при посещении гетто и лагерей — по крайней мере, поляки, по крайней мере, на экскурсиях. Это все война и немцы — так здесь вспоминают о холокосте.
Однако отнюдь не случайно именно в Польше были размещены все нацистские лагеря смерти. Чем руководствовались стратеги «окончательного решения», определяя места главных фабрик уничтожения, — близостью «основного материала», чтобы далеко не возить, или традиционным антисемитизмом основного населения, чтобы «материалу» некуда было бежать? Скорее всего, оба фактора брались в расчет, и расчет оправдался. В некоторых гетто немцы не видели нужды даже ставить забор и охрану: евреи сами боялись сунуться за территорию — их бы тут же убили вчерашние соседи. В некоторых местах некого было и в гетто собирать: местные жители сами расправились со своими евреями, едва приходили немцы.
Наиболее известный случай — погром в Едвабне — местечке под Белостоком. Но оно не было единственным местом в Польше, где приход оккупантов отмечали уничтожением евреев еще до того, как за дело брались немцы, а Польша — единственной страной, где это происходило. Так же вели себя во многих случаях и литовцы, и украинцы, проявляя такую же изощренную жестокость.
И все же у польского антисемитизма были (да и есть) некоторые специфические особенности.
Первое. Соучастие поляков в холокосте базировалось прежде всего на бытовых резонах. Корысти там было больше ненависти.
Многие укрывали у себя евреев за мзду. Когда деньги и драгоценности «квартирантов» кончались — их выгоняли, сдавали немцам или убивали сами. Зажиточные евреи старались спасти хотя бы детей. Отдавали их в приличные семьи друзей и знакомых — предпринимателей, врачей, адвокатов — со всеми своими сбережениями. В сотнях случаев эти благодетели, прикарманив состояние уже сгинувших родителей, отводили детей в гестапо.
Польские полицейские ревностно охотились за прятавшимися евреями — им ведь полагалась треть от конфискованных у беглецов ценностей. Сельские старосты легко собирали крестьян в рейды по розыску евреев. «Ополченцы» делили меж собой отнятое у пойманных, а от властей получали хлеб, водку, сахар, деньги за каждую голову — кто ж откажется.
Второе. Поляки — один из наиболее пострадавших от нацистов народов — и после их ухода продолжали очищать свою землю от своих евреев. Сами.
Едва немцев выгнали — евреи стали возвращаться домой. Из укрытий, лесов, концлагерей, из СССР, где всем счастливцам пришлось пережить ссылку в Сибири и Средней Азии, а то и сталинские лагеря. К лету 1945-го на всю Польшу их было всего 55 500. А в народе разгоралось возмущение еврейским засильем.
Еще бы! Сколько бы их ни было, но то, что они есть и здесь, таило в себе большое неудобство и потенциальную опасность. Имущество трех миллионов польских евреев — от утвари домашней до самих домов, магазинов, клиник, фабрик — досталось преимущественно полякам. И что теперь делать с еврейскими чашками в буфете и ботинками, которые еще не успели сносить? Раньше отнимали немцы, а теперь будут евреи? Вопиющая несправедливость!
По стране прокатилась волна погромов. В Жешуве. В Кракове. Самый страшный — в июле 1946 года в Кельце. Милиция и войска присоединились к погромщикам. Около полусотни погибших, включая беременных женщин и детей. Погромы шли и в поездах. Евреев ссаживали на станциях и убивали, а то и просто сбрасывали на полном ходу.
За два года погибло (не умерло — погибло) около тысячи человек. К лету 1946-го в Польше было 250 тысяч евреев — самое большое количество в ее послевоенной истории. Столкнувшись с таким горячим приемом на родине, они побежали прочь и навсегда. Через полгода осталось меньше половины.
В 1948 году разразившаяся в СССР антисемитская кампания против «безродных космополитов» перекинулась на подведомственную Польшу. Умер Сталин, в Союзе началась «оттепель» — и выпущенный из тюрьмы глава польских коммунистов Владислав Гомулка порадовал недовольных трудящихся шумной кампанией изгнания евреев с руководящих постов. Поднялась новая волна эмиграции — и к концу 50-х в стране осталось всего 30 000 евреев.
Следующая волна — после победы Израиля в Шестидневной войне 1967 года. Гомулка объявил евреев «пятой колонной», и по всей стране начались публичные разоблачения сионистов. Благо границы были открыты — евреи побежали. В Израиле эту волну репатриации называют «алией Гомулки». К началу 70-х в Польше осталось 6000 евреев, в основном пожилых. По переписи 2002 года — чуть больше тысячи. В процентном отношении к населению — около нуля.
Страна, некогда сохранившая евреев Европы от исчезновения, демонстрирует ныне другой феномен: сохранение антисемитизма при отсутствии евреев.
Наследники. Еврейский лубок
Сколько в Кракове евреев, точно не знает никто. Мало.
Религиозной паре в нашей группе израильских журналистов повезло: они пришли в синагогу — и попали на церемонию брит-милы (обрезания) новорожденного — первый брит за три года.
Евреев нет, а еврейское присутствие — на каждом шагу.
Вот Еврейская площадь, бывшая рыночная, с круглой ротондой посредине, где когда-то шойхеты забивали птицу, а теперь — скопище забегаловок местного фастфуда и пивняков, вечно забитых под завязку, гульба не утихает всю ночь.
Вот тщательно восстановленные еврейские надписи на фасадах. Вот вывески еврейских ремесленников, давно сгинувших в Треблинке, Освенциме или Подгуже.
Вот еврейские рестораны на любой вкус — кошерные и не очень, пафосные и попроще.
Вот еврейский книжный магазин — вся еврейская экзотика в стиле ностальжи: этажерки с дисками песен на идише, путеводители по еврейскому Кракову на всех языках, религиозная литература, Алеф-Бейс всех видов — от плакатов на стенку до магнитных плакеток на холодильник — и самый массовый вариант: тетрадки и блокнотики, где еврейского только цветные обложки.
Вот музеи. Вот синагоги, еще не ставшие музеями. Вход — платный. Недорого, но коробит.
Вот афиша концерта местных клейзмеров. Надо ли говорить, что в капеллах ни одного еврея, да и откуда им взяться? Но играют каждый вечер — шпилн фидл, шпилн.
Вот еврейский молодежный клуб. Когда я его снимал, весь двор был забит шумными американскими школьниками или студентами — приехали прикоснуться к корням.
В витринах каждой сувенирной лавки выставлены забавные фигурки евреев — как не войти? Внутри грудами навалены в лотках крошечные пластмассовые еврейчики — на любой вкус: черненькие, рыженькие, в шляпах, штраймлах, кипах, лапсердаках, смешных жилетках, талесах и талит-катанах, белых чулочках, с дудочками и скрипками, молитвенниками и счетами, с брелочным колечком на вороте и магнитиком на спине. И каждый этот еврейчик зажимает в ладошке, а то и крепко держит в двух, желтую монетку в один грошик. Я лишь потом узнал — такая польская примета: еврей с грошиком в доме — к деньгам.
Точно. Таков и есть настоящий образ еврея в сегодняшней Польше. Еврей — это не только прикольно, это — прибыльно.
А теперь — серьезно. Очень.
Еврейское наследие стало хорошим товаром. Он пользуется спросом. Раз есть товар и есть на него спрос, а евреев нет, совершенно естественно, что торговать им будут поляки.
Конечно, если знать и брать в голову то, как настойчиво и жестко избавлялись поляки от своих евреев, вам может показаться несправедливым, что именно они оказались их наследниками. Это как еврейские сервизы в домашнем буфете и ботинки, снятые с трупов.
Но тогда у меня вопрос к вам. Вернее, ко всем нам, евреям.
А что сделали мы, чтобы наследие великой ашкеназской культуры и ее уникальной истории стало для нас своим? Что знаем мы о своем прошлом и вечном? Как его храним, восстанавливаем, передаем детям? Кто из нас знает идиш, литературу на нем — хотя бы в переводах? Кто знает, какой она была? Хотя бы интересуется?
Отцы-основатели Израиля — государства, благодаря которому возродился еврейский народ после кошмара холокоста, — сами выходцы из польских местечек, намеренно пропускали галутный период нашей истории, чтобы в новой стране новый народ ощущал себя наследником царей и воинов библейских времен, а не униженных местечковых махеров рассеяния. Эта избирательная забывчивость была оправданна и правильна для них и тогда. Для нашего поколения ни этих резонов, ни оправданий нет.
И пока мы не сделали ничего или почти ничего, чтобы сделать это наследие своим, нечего сетовать, что его приватизировали другие. И пока мы не сделаем это всем миром и со всей одержимостью, на которую способны, нам будут скармливать наше национальное достояние из чужих рук — адаптированное ими, перекроенное под их представления, искаженное на свой лад — эрзац-продукт, еврейский лубок, карикатуру вместо портрета, фальшивку вместо подлинника.
В чудесном Кракове вам предложат только то, что у них есть, — именно это.
Так что — не ехать? Наоборот! «Поезжайте в Краков — и всё!» — скажу я, подражая польскому еврею Паниковскому. Только знайте нечто большее, чем вам покажут и расскажут. Собственно, ради этого я и писал этот текст.

Из Эрец-Ашкеназ в Эрец-Исраэль мы шли (а некоторые до сих пор в пути) по польскому коридору. Он всего лишь коридор, но протяженностью в семь веков. В нем мы спаслись, в нем нас убивали. Он во многом сформировал нас. Жить в коридоре нельзя, а заглянуть можно. Здесь еще стоят пылятся бабушкины сундуки. Ну и что, что в них рылись чужие руки? В этих сундуках наше прошлое, а сундуки — в коридоре. Польском. Вот мы и едем в Польшу.

САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ И НЕСЧАСТНЫЙ ФИЛЬМ

ГЕРОЙ ИЗ КОНЦЛАГЕРЯ

Герой из концлагеря


06.01.2017

Из концлагеря Маутхаузен умирающего подростка Теда Рубина спасли американские солдаты. После войны он решил их отблагодарить, добровольцем отправившись на Корейскую войну. В одиночку отстояв холм у 200 корейских солдат, Рубин попал в плен к китайцам – всего через пять лет после пережитого Холокоста. Его вызволили, но о подвиге надолго забыли – высшую военную награду США он получил только в 80 лет.
У него было обычное детство в маленьком венгерском городке Пасто. Как и положено, 13-летний Тибор прошёл бар-мицву – достигнув совершеннолетия и приняв на себя ответственность за свои поступки, он дал обещание служить семье, ближнему и, прежде всего, Б-гу. Никто не подозревал, как много сил понадобится ему, чтобы выполнить это обещание.
Был июнь 1943 года. Вокруг говорили о войне, Венгрия воевала на стороне Германии, радио и газеты сообщали о жестоких боях с русскими на Восточном фронте. Ходили слухи, что венгерских евреев с восточных границ похищают и отправляют в трудовые лагеря. Семья Рубинов думала, как уберечь детей-подростков. Старших – дочь Ирэн и сына Имре – отправили из Пасто первыми. В октябре 1944 года правительство Милоша Хорти было свергнуто, власть перешла к лидеру нацистской прогерманской партии «Скрещенные стрелы» Ференцу Салаши, и это было очень плохой новостью для евреев.
Однажды в дом Рубинов пришли польские евреи, которые уже несколько лет были в бегах. Они убедили родителей Тибора отправить мальчика с ними прочь из Венгрии. План был идти на юго-запад, в Италию, потом пересечь границу со Швейцарией и оказаться на нейтральной территории. Так Тибор впервые покинул дом, полный страха и странного ощущения, что назад дороги нет. Несколько недель они шли ночью и отдыхали днём. Когда они останавливались на привал, Тибор уходил в поисках еды – собирал и приносил товарищам дикие ягоды, кукурузу, картофель. А тем временем в Пасто его семью уже выгнали из города. Из Будапешта пришёл приказ о переселении всех евреев, этнических меньшинств и других лиц сомнительного происхождения, которые, как считалось, могут легко поддаться вражескому влиянию.
Приблизившись к границе, группа поляков дождалась темноты, мужчины и мальчик помолились и отправились вниз по холму. Но лучи прожектора нашли их очень быстро, их задержали, а вскоре подъехал грузовик с немецкими солдатами. Те приказали спустить штаны, чтобы наверняка определить национальность. Пленников затолкали в грузовик и повезли в Маутхаузен, немецкий концлагерь на территории Австрии.
В лагере Тибор никак не мог понять новые правила и приспособиться. Он не работал, сидел в бараке, мёрз и голодал. Нельзя было разговаривать с охранниками, ходить в другие бараки, подходить близко к колючей проволоке, заглядывать в ров за бараками. Внезапно ему повезло: его друзья поляки получили особое строительное задание за пределами лагеря и договорились, что смогут взять с собой Тибора, сказав, что он знает плотничье дело. Это дало ему некоторую передышку от лагеря: он жил с поляками в палатке, где был керосиновый калорифер, вокруг не было колючей проволоки и заборов, и казалось, что стало легче дышать.
Его друзья придумали, как подкормить мальчика. Недалеко от кухни, где готовили еду офицерам, стояли бочки из-под смазки. Туда каждый вечер приносили мусор из кухни. Тибора спрятали в груду дров неподалёку. Он должен был ночью, улучив момент, когда никого не будет рядом, поискать в отходах еду. Впервые за долгое время Тибор действительно наелся – он нашел огрызки яблока, куски мяса, корки хлеба. Он вернулся в своё «убежище» и заснул, опьянев от еды.
Мальчик хотел накормить своих товарищей и постепенно отработал технику добычи еды до совершенства: научился избегать охранников, складывать объедки в куртку и штаны, завязывать рукава рубашки узлами и набивать их съестным. Он гордился тем, что приносит друзьям еду, был осторожным, ловким и бесшумным. Но строительство закончилось, пришлось возвращаться в лагерь, который стал ещё ужаснее. Крематорий был забит трупами, тела умерших сваливали прямо за бараками. Увеличилось число суицидов, погибали друзья поляки. Последние дни апреля 1945 года прошли для Тибора как в забытьи, он почти не двигался, голод перестал его беспокоить, и он не вставал с койки.
Американские войска пришли в лагерь 5 мая, они обнаружили в Маутхаузене десять тысяч трупов в общей могиле возле тюремных стен и ещё примерно пять тысяч похороненных на метровой глубине под футбольным полем. Внутри бараков мёртвые и живые лежали рядом. Тибора отправили в армейский полевой госпиталь. Он не помнил, как его принесли на носилках в палату. У него была лихорадка от запущенной дизентерии, он был обезвожен, истощён и бредил. Но он выжил.
Красный Крест помог Тибору найти старшего брата Имре, американцы выдали им официальные бумаги, которые заменяли удостоверение личности, и братья поехали в родной город Пасто, где их ждала сестра Ирэн. Евреев в Пасто больше не было, их дом был занят. В Венгрии Тибора больше ничего не держало, наоборот, страна выталкивала его. Ходили слухи, что русские планируют закрыть границу. Тибор все чаще вспоминал американцев, освободивших и вылечивших его, все больше думал об Америке, тем более что в Нью-Йорке жили родственники. Услышав, что в Нижней Баварии есть лагерь для беженцев, который финансировала ООН, братья и сестра сели в поезд.
Путь в Америку оказался долгим. Вначале всех венгров классифицировали «врагами», ведь Венгрия была союзником Германии. И даже для венгерских евреев квот не было. Но в 1948 году правила потихоньку стали меняться, квоты повысили, и Тибор попал в страну своей мечты. Английский язык он почти не знал, шансы найти работу были невелики. Родственники и знакомые по случаю устраивали ему подработки, но Тибор стал думать о том, чтобы записаться в американскую армию. «С тех самых пор, как американские солдаты спасли меня от нацистов, я пообещал себе, что верну им долг», – говорил он удивлённым родственникам. Плохое знание английского и ужасный акцент не смогли помешать ему, и с третьей попытки весной 1950 года он был принят в вооружённые силы США. После «учебки» его направили на дополнительную подготовку на Окинаву. Он стал стрелком-пехотинцем Тедом Рубиным.
Ему нравилась армия, он легко сдавал нормативы, получил значок «снайпер», а армейская дисциплина была ерундой по сравнению с тем, через что он прошёл в концлагере. Он отличался от других солдат – баптистов и методистов из южных американских городков, но его это мало беспокоило. К сожалению, в его роте появился ветеран из Техаса, ненавидящий все меньшинства и особенно евреев. Старшина невзлюбил Тибора.
25 июня 1950 года Корейская народная армия вторглась в Южную Корею. Президент США Гарри Трумэн заявил, что отправляет в Корею американские войска под флагом ООН. Рубина вызвал к себе командир роты и сказал, что он может не ехать в Корею, если не хочет. Он не был рождён в Америке и не имел гражданства, это была не его война. Но Тибор попросил отправить его в Корею, и его полк в составе знаменитой 1-й кавалерийской дивизии покинул Окинаву. Как только они прибыли в Корею, старшина перестал сдерживаться и начал открыто издеваться над Рубиным, раздавая указания в духе «Привести сюда этого гребаного еврея!» и «Где, бл..., этот венгерский жид?»
И вот наступил день, который Тибор запомнил на всю жизнь. Его отряд с внушительным арсеналом и снаряжением занял холм, но из-за высокого риска нападения из долины было приказано отступать. Однако Рубину старшина велел остаться и караулить оружие, пока отряд отходит в безопасное место. Штаб-сержант Рэндалл Бриер хотел вступиться за венгра, но был младше по званию. Рота покинула холм после обеда, старшина обещал вернуться за Рубиным до заката. 
Последний взвод спустился с холма, и Тибор остался один. Он внимательно оглядел всё, что было в его распоряжении. Потом стал таскать ящики с гранатами в пустые окопы. Положил пулемётные обоймы к лучшей точке обстрела, захватил побольше мин и отправился с ними к миномёту, собрал карабиновые обоймы. Так он забил оружием передние окопы и стал ждать. Из-за облаков вышла луна и осветила две сотни солдат в долине. Они с криком рванули на холм.
Позже Тибор рассказывал, что превратился в автомат, который швырял и швырял гранаты одну за другой. Потом стрелял из пулемёта и снова бросал гранаты. Он не видел нападавших, но слышал их крики. Опять стрелял и швырял гранаты. С наступлением дня появился какой-то новый шум – это истребители «Корсары» ВВС США вступили в бой. И Рубин понял, что наконец может оставить холм. Чудом он нашёл дорогу к своему отряду и сразу же потребовал командира роты. Слишком много было вокруг свидетелей, и старшина не смог проигнорировать его слова. Командир заинтересовался рассказом и приказал вернуться на холм – проверить рассказ Тибора, а заодно забрать оружие и амуницию. Дальняя сторона холма была усыпана телами корейских солдат. Тибор впервые осознал, что это он убил всех этих людей, и заплакал. Командующий положил ему руку на плечо: «У тебя не было выбора, Рубин. Если бы ты не убил их, они бы убили тебя». Он повернулся к старшине и приказал подготовить бумаги для награждения Рубина Медалью Почёта и доставить ему для подписи.
Через три дня командующего роты убили в бою. Про медаль никто не вспоминал, старшина не заполнил бумаги и вёл себя так, будто подвига Тибора на холме никогда не было. Когда Рэндалл Бриер, слышавший слова командира, спросил про медаль Рубина, старшина ответил: «Не при мне». Осенью 1950 года в тысячи американских домов пришло горестное известие. В битве при Унсане погибло около 600 человек из трёх батальонов 8-й армии. Ещё несколько сотен умерли позже от ранений, другие пропали без вести, никто не знал – попали они в плен или погибли. Капрал Рубин официально числился «пропавшим без вести в бою».
На самом деле Тибор вместе с другими пленниками попал в лагерь к китайцам. Первые месяцы они провели в заброшенном шахтёрском посёлке. Когда их привели туда после изнуряющего перехода под пронизывающим ветром и снегом, пленные повалились в кучу на полу в крохотном бараке. Они были так слабы, что никто не жаловался на голод. Тибор не мог спать, он знал, что должен достать еду своим умирающим от голода товарищам. Ещё на пути до бараков он заметил ряд сараев. Он прокрался к ним, открыл один и нырнул внутрь. У стенки он нашёл мешки с мукой, в бочках были какие-то овощи, съедобные на вкус. Тибор затянул штанины и рукава куртки – точно так, как делал в Маутхаузене – и набил их неизвестными овощами. Так он снова стал добытчиком для своих товарищей. Но он помнил не только, как искать еду. Он умел ухаживать за ранеными, промывал им раны, кипятил воду на огне в каске. Он знал, как избавиться от вшей и как обязательно выжать кладки яиц из швов одежды.
Происхождение Рубина заинтересовало китайское начальство лагеря. Его стали вызывать на беседы и «промывать мозги». Ему говорили, что китайский и венгерский народы объединились с международной борьбе с империализмом и эксплуатацией трудящихся. Наконец ему предложили вернуться в Венгрию. Но Тибор притворялся дурачком, он говорил: «Невозможно промыть мозги тому, у кого их нет».
В конце марта состоялся так называемый «малый обмен» – добровольный обмен 6200 северокорейцев и китайцев на 608 больных и раненых американцев, британцев и других солдат ООН. Рубин был одним из 150 американских солдат, доставленных под защиту ООН. Когда носилки Тибора занесли в палатку в «Деревне свободы» в Пханмунджоме, раввин спросил, как он пережил эти два с половиной года. «Я знал, как нужно разговаривать с китайцами, – ответил Тибор. – У меня уже был похожий опыт с нацистами».
Эти слова цитировали все крупные газеты США. Тибор стал знаменитостью, его преследовали журналисты, фотографы, и даже продюсеры приглашали на голливудские вечеринки и премьеры. Известные авторы предлагали описать его историю в книге, снять фильм. Но Тибор говорил, что занят, отказывался встречаться с авторами, оставлял звонки без ответа, и постепенно про него забыли.
Он наконец стал гражданином США, женился, у него росли сын Фрэнк и дочь Рози. Он работал в винном магазине брата, жизнь была хороша, он не задумывался о прошлом и не вспоминал о войне до 1981 года, когда на национальной встрече ветеранов вдруг столкнулся Рэндаллом Бриером. Встреча взволновала обоих, а внимательный Бриер осмотрел Тибора и спросил, где его медали? Получил ли он их в итоге? Не поняв, о чем речь, Тибор рассказал про два «Пурпурных сердца».
Узнав, что никакой Медали Почёта Рубин так и не получил, Рэндалл пообещал сделать всё, чтобы восстановить справедливость. Так началась долгая кампания ветеранов Корейской войны в поддержку Тэда Рубина. Трудно перечислить всех, кто принял в ней участие, длилась она почти 25 лет, но однажды в доме Рубиных раздался звонок из Пентагона. Тибора поздравляли с награждением Медалью Почёта, высшей военной наградой страны. Он решил, что это розыгрыш, и повесил трубку, но ему перезвонили и строго проинструктировали, что и как сделать, чтобы оказаться на церемонии награждения в Белом доме.
23 сентября 2005 года в Восточном зале Белого дома президент Буш-младший признал, что США в долгу перед Тибором Рубиным, и назвал его героем страны, за которую он воевал и которая стала его второй родиной. Подвиги Тибора, совершенные за полвека до этого, были официально внесены в журналы боевых действий, чтобы никто не мог их отрицать.  Книга о нем все-таки была написана. По свидетельству автора Дэниэла М. Коуэна, Тибор Тед Рубин говорил: «Моя мать нас учила, что все мы братья и сестры и что если ты делаешь мицву – просто хорошее доброе дело и ничего кроме этого, – это лучше, чем идти в храм и биться головой и просить Г-спода о помощи. Я помогал людям, потому что я мог».

Дарья Рыжкова
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..