пятница, 19 апреля 2013 г.

КРАСАВЕЦ, БОКСЕР, СТУДЕНТ, УБИЙЦА


                                   Тамерлан Царнаев

Фотограф Джоханнес Хирн написал: «Если его родная Чечня не станет независимой», говорит Тамерлан, то лучше он будет выступать за США, чем за Россию». Он очень религиозный, Не пьет и не курит. Он говорит: «У людей больше не осталось ценностей, люди себя не контролируют. У меня нет ни одного американского друга», хотя он жил в США с 5 лет «Я их не понимаю». В то время, когда были сделаны фото, дела Тамерлана шли неплохо. Хирн пишет, что он выступал на соревнованиях по боксу, записался в колледж Bunker Hill Community College и хотел стать инженером. У него была подруга, полупортугалка, полуитальянка, обратившаяся в Ислам ради него.
В какой-то момент всё пошло не так. В 2009 году Тамерлан был арестован за нападение и побои в домашних условиях — он напал на свою подругу. Вскоре без сомнения станут известны причины его перехода к терроризму», пишет американский портал Foreign Policy».. КАВКАЗЦЕНТР


«Они выросли в США, их взгляды и убеждения формировались там. Нужно корни зла искать в Америке. С терроризмом нужно всем миром бороться. Это мы знаем лучше, чем кто-либо»,- сказал президент Чечни Кадыров. В общем, опять Америка во всем виновата.

 Но почему нужно жить с людьми, которых не понимаешь, а потом их убивать за то, что не осталось у них «ценностей? Конечно, «очень религиозному» Тамерлану были отвратительны полуголые люди, бегущие куда-то и зачем-то по улицам Бостона, Мучился, в общем, молодой человек, за что попало его девушке «полуитальянке», хотя она и «обратилась в ислам ради него». Вот он, бедный, и решил перейти к терроризму. Бред? Или массовый психоз, которым, как эпидемией, охвачены слуги Аллаха по всему миру.  

МАРАФОН ДЖИХАДА



«По данным правоохранительных органов США, в ходе перестрелки в Уотертауне (пригород Бостона) был убит один из подозреваемых в совершении теракта во время 117-го Бостонского марафона. Согласно предварительным полицейским отчетам, убитый был опознан как "подозреваемый номер 1" по классификации ФБР (молодой человек в черной бейсболке и темных очках). Опубликовано его имя: Тамерлан Царнаев. Второму подозреваемому, 19-летнему Джохару Царнаеву, удалось скрыться». Из СМИ
 Снова кровавый исламский след. Проще говоря, очередная атака слуг Аллаха во имя джихада. По степени бессмысленности, абсурдности, пожалуй, рекордная атака. Убит ребенок, убит китаец… «Партизаны» нанесли очередной удар, но по кому, с какой целью? Пишут, что они хотят запугать мировую общественность, но мировую общественность не запугал даже Холокост, не говоря уж о крушении Башен близнецов. Мировая общественность, как обычно, готова к очередным жертвам в припадке политкорректности,  мультикультурализма и прочего либерального бреда. Она готова строить мечети в центре Берлина, Парижа, Лондона и Нью-Йорка, и вводить там же суды шариата. Готова обманывать себя до прямой войны с фанатиками ислама. Но ее не будет, а будут бесконечные «скороварки», «катюши», пояса шахидов и прочие «подарки» наследникам Чемберлена, убежденным в прошлом веке, что договор с фюрером – это и есть мирный процесс.

УСТУПКИ АРАБАМ ТЕРРИТОРИЙ - ПРОВОКАЦИЯ АГРЕССИИ



«Утром в пятницу, 19 апреля, на сайте палестинского агентства Maan был опубликован план служб безопасности Израиля по уступкам палестинским арабам с целью недопущения третьей интифады и улучшения имиджа руководства ПНА. В сообщении отмечается, что пока правительство Израиля под руководством Биньямина Нетаниягу не утвердило этот план. Но силовики настаивают на том, что план должен быть принят до конца апреля. Основные пункты этого плана таковы:
- освобождение из тюрем от 30 до 40 палестинских заключенных, получивших длительные тюремные сроки еще до "соглашений Осло", в основном речь идет о пожилых и/или больных людях, не представляющих угрозы для безопасности Израиля,
- временное замораживание строительства в еврейских поселениях (в Иудее и Самарии),
- строительство новых промышленных зон в окрестностях Иерихона и Туль-Карема для того, чтобы помочь ПНА решить проблему занятости населения,
- разрешение закупки боеприпасов для палестинских служб безопасности, создание в ПА спецподразделений для разгона массовых акций протеста, при условии, что все это не отразится негативно на безопасности Израиля,
- строительство новой дороги вокруг Рамаллы,
- выдача разрешений на строительство вместо снова незаконных построек в 12 арабских деревнях, расположенных в "зоне С", к югу от Хеврона и в районе Вифании». Из СМИ

 Ничего нового в этой "новости" нет. Сколько раз евреи протягивали руку арабам территорий, а в ответ получали камни, пули, террор самоубийц. Уступки для них – свидетельство слабости, а слабого на востоке привыкли не благодарить, а добивать. Не может быть, чтобы  силовые ведомства Израиля не были знакомы с этой истиной.   
Более верного, надежного пути к новой интифаде нет и быть не может. Все уступки правительства Израиля заканчивались именно такой формой благодарности «палестинского народа». Пора, наконец, понять, что единственная форма уступки нашим соседям, которая может привести к полному прекращению конфликта, - это самоликвидация Еврейского государства.
 Мне скажут: «Нужно помочь Абу Мазену удержать в рамках допустимого свой народ и одержать победу над «Хамасом». Но тому же очередному раису легче всего достигнуть этого прямыми путями: перестать воспитывать свой народ в прежнем духе злобы и ненависти к Израилю, отменить нацистское требование ликвидации поселений и направить все средства на развитие экономики территорий, снизив до нормального предела безработицу. Сделать это он не желает, как не желают наши скрытые «ястребы» перестать провоцировать своими уступками арабов на новые акты агрессии.

ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ АЛЬБЕРТА ЭЙНШТЕЙНА



                                   Эйнштейн и Коненкова.
                                  Кадр из российского игрового фильма, который должен выйти в этом году.

 Сколько их было написано, этих заявок, за годы моей сценарной работы – множество. Большая их часть начисто забыта, но эту помню. Так хотелось увидеть фильм на ее основе, но не срослось. Спустя год вышел документальный фильм под тем же названием, скоро появится на экранах и игровой.

 «Попросили написать заявку на сценарий о страстной любви Альберта Эйнштейна и Маргариты Коненковой – женой знаменитого скульптора, а по совместительству агента Кремля.
Сам Сергей Тимофеевич Коненков пишет о великом физике так: « А как умел гениальный ученый извлекать из каждого отпущенного ему судьбой дня максимум радости! Вся его жизнь озарена духом творчества, восторгом перед чудом, имя которому  - жизнь человеческая. Это патетическое жизнелюбивое начало и было камертоном в работе над портретом Эйнштейна».
Скульптор вдохновенно ваяет бюст любовника своей жены и поет ему гимны, пусть и вполне заслуженные. Причудлива жизнь семейная». Из Дневника 2009 года.

 Случилось это в первой половине прошлого века. Героев и свидетелей этой истории давно нет на свете, большая часть архивом, видимо в виду их крайней важности и скандального характера, все еще засекречена. В нашем расположении крохи сравнительно документальной информации, которой можно верить: дюжина писем, свидетельства заинтересованных лиц, несколько фотографий. 
 Все это дает нам право, с известной долей творческой фантазии, рассказать средствами кино удивительную историю любви Альберта Эйнштейна и Маргариты Коненковой – жены гениального скульптора Сергея Тимофеевича Коненкова.
 Почти десять лет автор «теории относительности» и Маргарита были рядом. Их близость физическая и духовная не подлежит сомнению, их разлука трагична и память друг о друге они хранили до конца своих дней. Казалось бы, за исключением значимости героев, история эта обычна, если бы не поправка на безумное, кровавое время, в котором она происходила. Если бы не работа Маргариты Коненковой на НКВД (агент Лукас), сели бы не фатальная зависимость этой блестящей, красивой и умной женщины от приказов сверху, если бы не тот дьявольский клубок шпионских страстей вокруг ядерного оружия... Проще говоря, если бы не полная подчиненность героев  фатальным силам, борьба с которыми была просто немыслима.
 Эта пара немолодых людей, но счастливых любовников, накрепко вписана в чудовищный пейзаж ХХ века, как на картинах Босха или Сальвадора Дали, на которых люди распяты и исковерканы силами самой природы и недобрыми, греховными законами человеческого бытия.
Сам материал так богат (полон загадок, интриг, цельных, сильных, интересных характеров), что его превращение в сценарий не должно вызвать затруднений, но писать сценарий без видения самого фильма: его характера, жанра, изобразительных средств - недопустимо.
Самая большая опасность замысла – вынужденность портретного сходства актеров с Эйнштейном, Берией, Шаляпиным, Рахманиновым и пр. Именно  по этой причине мы бы хотели соединить в будущем фильме три вида материала: хроника - мистификация, якобы снятая в те давние годы, с целью шантажа действующих лиц нашей истории, подлинные документальные кадры, как образ времени: Нью-Йорк, Москва, Рейх, работа над ядерным проектам, испытания и взрывы ядерного оружия, а так же необходимые игровые куски, в которых, по нашему замыслу, будет занята Маргарита Коненкова в разные годы ее жизни, после возвращение в СССР, в 1946 году, до конца ее дней.
 Этот прием даст нам возможность оперировать только контурами, тенями, «призраками» действующих лиц: Эйнштейном, Коненковой, Коненкова, Чаплиным, Шаляпиным, Рахманиновым, Фуксом, Оппенгеймером и т.д.
 Эти «тени» любят, страдают, носят ангельские крылышки и подписывают договор с чертом. Мы будто  вызываем души умерших на «спиритическом сеансе», тем самым не рискуем выдать ложь за правду. Мы даем свою трактовку событий.
 «Тени» – похожи на героев, они угадываемы, но все-таки они только «тени». «Тени», к примеру, Коненковой, можно поверить, если она скажет «тени» давно ушедшего Эйнштейна: «Знаешь, я просто устала жить, стало невыразимо скучно, и я перестала подбрасывать уголь в топку, попросту отказалась принимать пищу – вот и все».
 Этот прием  даст нам предельную степень свободы в обращении с материалом. Мы не будем скованы временными рамками. Снятая нами «хроника» тех давних событий не должна носит иллюстративный характер, но в то же время отобразит «образ времени». Вот на этом совмещении ушедшего мира и вполне современных, вечных страстей рода человеческого и возможен уход от скуки «давно ушедших лет».
 Собственно в основе нашей истории может стоять рассказ самой Коненковой о своей связи с Эйнштейном. Рассказ, подкрепленный агентурными съемками их романа, часто снятыми тайно, издали, из-за угла и так далее.
 Маргарита идет на преступления, похитив этот «подсмотренный», интимный  материал во время океанского путешествия из Сиэтла в Россию. Хроника эта – следы ее удивительной жизни, следы ее настоящей любви. Время от времени мы видим стареющую Маргариту у экрана, на даче, в одиночестве, тайно просматривающую эти кадры. Вокруг пошлый, тяжкий, послевоенной быт СССР: на экране праздники, пикники, путешествия, встречи один на один с великим ученым. Все, что осталось за спиной и никогда уже не вернется. На экране полнокровная жизнь Маргариты Коненковой в США (собравшей, кстати, 500 млн. долларов для Советской армии)  перед нищим, медленным  умиранием в России.
Старухой Маргарита Коненкова была вынуждена терпеть издевательства своей домработницы, будто эта страшная баба (невежественная, наглая воровка) имела над ней неограниченную власть. Вполне возможно, и в самом деле, фурия эта знала о Маргарите что-то такое, что позволяло ей шантажировать Коненкову, оставаясь безнаказанной. Почему бы не сделать этой тайной именно эти сотни метров 8-ми миллиметровой пленки.
 Внешний блеск Коненковой в США был лишь прикрытием рабского ее положения. Свободен был Эйнштейн, но целью длительной операции НКВД была вербовка гениального ученого и даже отъезд его в сталинскую Россию.
 Тот же Сталин не захотел видеть Эйнштейна в Москве в конце тридцатых годов, сказав: «Пусть этот сионист играет на своей скрипочке в Америке», но после войны, с началом ядерной эры, ситуация в корне изменилось. Фигура Эйнштейна стала знаковой. Вот здесь и появился шанс использовать последнюю любовь Эйнштейна и предложить ему иммигрировать следом за Маргаритой в Москву.
 По нашему замыслу только Коненкова знает о ее двойной роли в этом деле. На словах она выполнила приказ Москвы: обеспечила встречу Эйнштейна с резидентом советской разведки в США, на словах она звала за собой возлюбленного. На деле, тайно, Маргарита сделал все, чтобы стареющий ученый не познал прелестей сталинского государства. Это было ее вторым преступление «по службе», тайной, о которой мы узнаем только в конце фильма, перед тем, как Маргарита начнет сжигать в дачном камине письма, документы и пленку со своим прошлым. Она обрекла себя на одиночество, она пожертвовала своей любовью. Это было последним, что Маргарита Коненкова смогла сделать для Альберта Эйнштейна, просто потому, что только она, Маргарита, знала подлинную ценность, искренность ее связи с великим ученым, и только она считала всю свою жизнь в СССР – долгим и мучительным искуплением за грех сделки с дьяволом тайных служб.
 Вернемся к изобразительному ряду. «Тени»  героев могут и должны «оживать», но в деталях: трубка и скрипка Эйнштейна, гармонь Коненкова, его скульптуры, пенсне Берии, те же бумаги и пленка, сгорающие в камине, зонты под дождем и т.п.
 Мало того, «тени» на фоне хроники – отличная возможность разыграть детективную, шпионскую линию сценария.  Это и возможность для юмора и в хронике, и в нашем «театре теней», что очень ценно.
 Тем не менее, и юмор и детективная линия останутся всего лишь красками в извечной трагедии борьбы настоящей любви с жестокостью людей и времен, трагедией «блеска и нищеты», когда близость к солнцу желаний делала неизбежным фатальное падение с высоты.

ТАБУ КРОВИ заметки националиста




 Я - националист. Народ, к которому принадлежу. мне нравится больше других народов. При этом я признаю право на национализм за всеми народами, расами и племенами мира. И отказываю им в этом праве только тогда, когда они начинают считать, что именно их народ должен властвовать над другими народами, подчинять их или истреблять. Проще говоря, между национализмом и расизмом есть огромная разница.

 Никогда не понимал споров мировоззренческого характера, вроде есть Бог, нет Бога. Мне удобней и спокойней сидеть в моем кресле  укрываться моим одеялом, для пеших прогулок я выбираю определенный маршрут и так далее. Почему мне должно быть удобней и спокойней в том, что нравится моему соседу. Абсурд. Но на этом абсурде и построено большинство наших споров о Небе и Земле. Прошу у читателей этих размышлений прощения. Меня не интересуют мнения социалистов и анархистов, кубистов и постмодернистов, исламистов и гомосексуалистов, атеистов, либералов, сторонников идеи чучхе и так далее. Мне достаточно добрых слов тех, кому я верю и кого люблю.
 Вместилище души… Язычники не знали, где она живет, но знали, куда, при случае, может душа спрятаться. Гомер в «Илиаде», рассказывая, как троянский герой Гектор своим внезапным появлением перед противниками привел их в ужас, говорит: «Дрогнули все, и у каждого в ноги отвага ушла…» «Душа ушла в пятки».  Наверно, и по этой причине и сила жизни Ахиллеса была в пятке. Парис поразил его пяту и убил душу героя.
 Потомки Иакова и здесь были обречены на оригинальное решение проблемы. Душу всего живого они поместили в кровь. А душа всего живого принадлежит Богу. Он ее вдохнул, ему она и принадлежит. Душа ягненка и быка коровы и курицы и, конечно же, человека. «Не укради». Нельзя брать чужое, грех это. Кошрут не приемлет крови ни в каком виде. Пожиратели крови уничтожают не тело, а душу живую, выступая на стороне сил смерти.
 Так во всем, что связано с еврейским самосознанием. История потомков Иакова, с первых ее моментов, мне кажется полем борьбы Бога с Сатаной. Мы, люди, не способны сопротивляться самому дьяволу, но в наших силах отбить атаку его наемников: Интернационала юдофобов. В этом и состоит высшее призвание Еврейского государства. Тора – наш древний защитник и современное оружие – вот то, что хранит нас сегодня от слуг Сатаны.
 У самого Создателя странные отношения с силами тьмы. Бог не способен уничтожить Сатану, а Сатана бессилен перед Богом. Всевышний не может обойтись без дьявола, как дьявол не способен существовать без Бога. Сатана, со времен Адама и Евы, выступает в роли провокатора, словно без его козней Творец не в силах понять, кого сам же он и создал. Сатана лишил Иова богатства, семьи и здоровья, но Бог позволил ему сделать это.
 - Господи, почему ты забыл нас? – спрашивали евреи в годы Холокоста и мало кто вспомнил о том, что миллионы евреев, жертвы Хаскалы и ассимиляции, забыли Бога, забыли и о том, что Всевышний  беспощаден в гневе. Почему Он должен помнить о тех, кто Его забыл? Как было сказано: «Тора хранит евреев, пока евреи хранят Тору».  Грех перекладывать вину палача на жертву, но нет прощения без покаяния, без ясного сознания своей вины. Сатана, по своей воле, руками своих слуг, уничтожил 6 миллионов евреев, но  известен и Тот, кто не помешал ему сделать это.
 Помню, как какая-то чиновная  мразь из Иерусалима, на молитве в Аушвице, была вынуждена надеть подданную ей холуем кипу, но как только молитва завершилась, министр с откровенной брезгливостью сбросил ее с головы. Тогда впервые подумал о том, что жест этот незримо связан с трагедией гитлеровского геноцида.
Потомки Иакова обречены жить с Богом и быть верными ему по той простой причине, что не они сами, не вследствие тщеславия и гордыни, стали «народом избранным», а потому, что сам Творец властно показал на евреев пальцем. Это Он выбрал нас, и сделал своей армией, а не мы выбрали Его.
 «Армия Бога». Она мала. Она похожа на горстку спартанцев перед полчищами персов, но она неистребима, как неистребима память людская о тех отважных в  ущелье Фермопилы. И удивительным образом, будто сама память  возрождает новых героев на пути зла. И память учит нас, что за множеством нет правды, а есть только сила. Правда – меч Творца, сила – дубина Сатаны. Нас и сегодня пугают множеством врагов, но за множеством этим нет правды, а потому, рано или поздно, множество это обречено на поражение. Мыслящая материя занимает ничтожно малый объем в мертвой пустоте космосе. Но само ее появление – знак возможной победы над смертью. Творец создал эту жизнь, но он всего лишь отделил свет от тьмы. Тьма осталась вечным агрессивным началом – мертвой пустотой космоса, но в то же время средой, способной, по неведомыми нам законам, рождать свет и жизнь.  Здесь правы Гете и повторивший слова Мефистофеля -  Булгаков: « Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».
 Но мы-то живем не в вечности и не в космосе. Нам трудно утешиться обреченностью зла. Нам не до разборок между ангелами и чертями. Люди вынуждены жить по своим законам, ограниченным временем и пространством. И они просты – наши законы. И поединок добра и зла нагляден и прост. Мы должны защитить своих детей и себя сегодня и сейчас, а не утешаться непременной победой добра в будущем.
 Как в любом сражении не избежать нам предательства в своих же рядах. Всегда найдутся те, кто готов стрелять в спину своим братьям и открыть ворота крепости. Так было всегда и так будет. Недавняя трагедия Осло – прямое тому доказательство.  Не уверен, хватит ли у нас сил одолеть очередного врага – фанатиков ислама, но я знаю, что даже поражение не станет точкой в  истории «жестоковыйного племени», так как не может быть, до пришествия машиаха, финального аккорда в битве Творца с Сатаной. В битве, которая постоянно идет и внутри нас самих, независимо от почвы и крови, и продолжается между народами и странами. В битве между любовью и ненавистью, алчностью и добротой, завистью и благодарностью, местью и Законом.
 Евреям завещано Торой, вопреки всему, а часто, вопреки им самим, быть на стороне любви, доброты, благодарности и Закона. Повторю: на чей стороне быть не зависит он нашего личного выбора. Мы обречены сражаться в том ущелье, куда направил нас Всевышний. Так было и так будет. Слуги дьявола всегда знали об этом, но у них тоже нет выбора, нет своей воли. Они вынуждены в безумии и слепоте вновь и вновь атаковать тех, чье предначертание хранить разум и зрение.
  Возможно, и Вселенная живет по тем же законам. Галактики, туманности, черные дыры, новорожденные и гибнущие звезды – все это игрушки в руках Бога и Сатаны, белые и черные фигуры на шахматной доске мироздания, в битве жизни со смертью. Наверно, я утешаю, успокаиваю себя этой фантастической картиной, но нет разницы в том, какое лекарство лежит в нашей аптечке, лишь бы оно помогало нам жить.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..