воскресенье, 26 июля 2015 г.

ЮМОР БЕЗ ЕВРЕЕВ


 Редкое исключкние из подборок юмора. Остроумно и без евреев.
--------------------------------------------------------------------------------------

> - Вышка управления вызывает борт 522. Не можем связаться с вами. Если
> слышите, качните крылом.
> - Борт 522 вызывает вышку управления. Я приземлился два часа назад. Если
> слышите, качните вышкой.
> * * *

> Звонок по произвольно набранному номеру:
> - Алло, это голландское посольство?
> - Молодой человек, - (интеллигентный женский голос) - голландским бывает
> только сыр и хер, а посольство нидерландское!
> * * *

> Кто сказал, что у Кутузова не было одного глаза? У Кутузова был один глаз!
> * * *
> Почтальон не решается войти во двор, видя огромного дога. Хозяйка кричит:
> - Не бойтесь, он кастрированный!!
> - Да я, собственно, думал, что он покусать может.
> * * *
> Любовнику от тебя нужно только одно, а мужу подавай и первое и второе и
> компот.

НЕ СТАНЕТ ИЗРАИЛЯ - ИСЧЕЗНУТ "ПАЛЕСТИНЦЫ"



>
Если Израиль исчезнет, нас тоже не будет
>
>
>
>
Четверг 9 июля 2015
>
Мудар Захран
>
Начиная с 1948 года, нас, арабов, учили, что самое главное для нас - это избавиться от еврейского государства, а после этого все остальное будет хорошо. Наши диктаторы в полной мере воспользовались этой идеей. Президент Египта Гамаль Абдель Насер бросил в тюрьму, а затем казнил членов своей оппозиции, следуя своему знаменитому принципу: "Разрешено иметь только одно мнение, которое за войну с Израилем". Президент Ирака Саддам Хусейн, который создал палестинский флаг, изготовил его и даже повесил рядом со своим собственным флагом, сказал, что "У Палестины и Ирака одно идентичное дело". Короче говоря, мы, арабы, 70 лет своего существования только и ждали, что придет "славный день", когда мы победим Израиль и "скормим евреев рыбам".
>
Но тот день не пришел, и похоже, что и не придет. Иорданский оппозиционер Имад Тарифи однажды сказал мне: "Кажется, рыба в море уверена, что не получит от нас евреев."
Кроме того, мы, арабы, дали нашим диктаторам карт-бланш на то, чтобы они сделали нас нищими, терроризировали, угнетали и уничтожали всех нас, во имя «великой арабской борьбы за уничтожение сионистского образования". Результаты этого ясны. Если Израиль за последние два года сделал 10 новых открытий в области лечения рака и сердечных болезней, мы, арабы, разработали новые виды казней. Последнее достижение - это смерть от утопления в клетке, как было показано на видео группы “Исламского государства” две недели назад.
>
Мы, арабы, потеряли семь десятилетий своего существования на ожидание гибели Израиля. Пора думать о будущем, и о том, должно ли быть"исчезновениеИзраиля нашим самым большим желанием.
>
Я сын двух палестинских беженцев в Иордании, и я склонен бояться будущего. Независимо от моего отношения к Израилю, я думаю: “Что произойдет, если в один прекрасный день Израиль исчезнет?” И хотя это не представляется возможным, вокруг этого дня вращаются все арабские политические, социальные и экономические системы.
>
И не только арабы мечтают об уничтожении Израиля. Того же хотят и другие, например, антисемиты на Западе. Только на прошлой неделе по Лондону маршировали неонацисты со свастикой и палестинским флагом. Организаторы марша утверждали, что это был протест "всех тех, кто пострадал от Израиля". Есть группы, призывающие к бойкоту Израиля "ради палестинского народа". Есть страны, вся внешняя политика которых, кажется, построена на оппозиции к Израилю. Мы, палестинцы, могли бы поверить, что эти группы и страны на самом деле заботятся о нас, но у них не вызывает никакого интереса судьба 150 тысяч палестинцев, умирающих от голода в лагере беженцев Ярмук в Сирии, как и судьба примерно 5,8 миллиона палестинцев Иордании, (как указано в телеграмме посольства США), которые живут в качестве граждан второго сорта, с запрещением получать государственные работы и любую форму государственных пособий, тем не менее платя налоги полностью.
>
Если желание этих ненавистников Израиля исполнится, и Израиль исчезнет, что случится?
>
Во-первых, единственная причина, по которой у Ирана пока нет ядерного оружия, это Израиль. Иран мог бы купить технологию его производства или быстро разработать ее, как это сделал Пакистан. Почему Иран не спешит с этим? Потому что он извлек урок из опыта реактора Саддама в Осираке, превращенного в руины израильскими самолетами в 1981 году.
>
Тогда почти все, включая Джорджа Буша-старшего, бывшего в то время вице-президентом Соединенных Штатов, были в ярости от поступка Израиля. Но 10 лет спустя, когда США воевали за освобождение Кувейта, ситуация была бы совершенно иной, если бы Саддам сохранил свою ядерную программу, и единственная причина, по которой он не обладал ядерным оружием, был Израиль.
>
Кроме того, Иран уже контролирует, как минимум, треть Ирака и его ресурсов, за счет про-иранского режима. Если Израиль исчезнет, Иран на следующий же день расширит свое влияние на Иорданию, Кувейт и Бахрейн, так как он уже не будет опасаться израильской реакции. Затем Иран поставил бы мир на колени, снизив добычу нефти.
>
Иран -не единственная злая сила на Ближнем Востоке. Здесь также есть “Исламское государство”, которое в настоящее время уже занимает весь Ирак, Сирию, Синай и Ливию, а также имеет четкие намерения войти в Иорданию. “Исламское государство” пока еще не вторглось в Иорданию, и это совсем не из-за страха перед иорданской армией. Ведь на сайте Global Firepower армия Иордании занимает тот же уровень, что и иракская армия, которую “Исламское государство” неоднократно побеждало. “Исламское государство” не осмеливается вторгнуться в Иорданию только по одной причине - оно боится, что израильские самолеты поразят его уже через 15 минут.
>
Если Израиль исчезнет и будет заменен палестинским государством, палестинцы, скорее всего, получат другую арабскую диктатуру, которая будет угнетать их и приводить к нищете. Мы это уже видели в районах, “освобожденных” Палестинской администрацией. Я часто посещаю Западный берег и взял интервью у десятков палестинцев. Я могу подтвердить, что хотя они ненавидят Израиль, но по-прежнему открыто тоскуют по временам, когда он управлял Западным берегом. Как говорил мне один палестинец: "Мы молили Бога дать нам милость и избавить нас от Израиля. Но позже мы выяснили, что Бог давал нам милость, когда Израиль был здесь."
>
Всем тем арабам, мусульманам, людям Запада и другим, настаивающим, что Израиль должен быть стерт с лица планеты, я говорю: Не зарекайтесь, Израиль становится все сильнее с каждым днем, благодаря демократии и инновациям, в то время как арабские страны слабеют из-за диктатур и хаоса. И будьте осторожны со своими желаниями, потому что если они исполнятся, вы тоже, скорее всего, исчезнете, или вами будет править Иран или “Исламское государство”.
>
Короче говоря, если должен прийти день падения Израиля, то Иордания, Египет и многие другие тоже падут, а западники будут умолять нефть у Ирана.
>
Мы можем ненавидеть Израиль так, как нам заблагорассудится, но мы должны понимать, что без него, нас тоже не будет.
>
>
Мудар Захран, иорданский-палестинец, живущий в Великобритании

ЖЕНЩИНА В ЗОЛОТОМ



Фильм Женщина в золотом 2015 смотреть онлайн в отличном качестве и без регистрации. Woman in Gold


ПРОХАНОВ. НИЧЕГО СВЯТОГО

До какого циничного святотатства нужно дойти, чтобы сравнить объект братоубийственной бойни с Мамаевым курганом и Сапун-горой. У нынешних "патриотов" России нет ничего святого. Живут только ради одного: крови и денег на крови. Но читайте!

Цветок на могилу героя

23 июля 2015  9
В Донецке била артиллерия, шумел ночной ливень, ухал утренний церковный колокол, и я ехал на Саур-Могилу представлять мою новую книгу о войне на Донбассе "Убийство городов".
Саур-Могила — одна из трёх священных русских гор. Её брат — Мамаев курган, где шли кромешные битвы под Сталинградом, и теперь высятся грандиозные — из бетона и металла — монументы героев, напоминающие исполинов. Сестра её — Сапун-Гора, где шли кровавые битвы за Севастополь, и сейчас на этой горе, сжимая автоматы и гранаты, стоят великаны, заслонившие город от фашистов.
На Саур-Могиле в сорок третьем шла битва за Донбасс, и те, кто выиграли ту битву и разгромили фашистов, ныне отлиты в металле и бетоне. Монументы глядят суровыми лицами пехотинцев, артиллеристов, танкистов. Застыли пропеллеры "штурмовиков", гусеницы танков и стволы миномётов.
Год назад на этой горе шли страшные бои. Бандеровцы рвались на Саур-Могилу, где засели ополченцы, отбивая атаки. Бандеровцы поливали эту гору сталью, огнём и своей расплавленной ненавистью. Монументы были иссечены осколками, продырявлены снарядами, обожжены взрывами. У бетонных пехотинцев были выбиты глаза, у лётчиков оторваны надбровные дуги, у танкистов продырявлены лбы. Ополченцы сражались до последнего. А когда кончились снаряды, и вал неприятеля шёл на них, они вызвали огонь на себя. И сейчас на вершине горы, где дуют чудовищные ветры, трепещут флаги, и над могилами павших героев краснеют вечно живые цветы.
Я ехал на Саур-Могилу со своими книгами, потому что там, на той вершине, среди ураганных ветров, я задумал эту книгу и дал слово написать о войне восставшего народа, отбивающего чудовищный чёрный вал, хлынувший с Запада на Россию. Саур-Могила —волнорез, о который разбивается этот вал и не доходит до рубежей моей родины.
Герой моей книги здесь, на Саур-Могиле, переживает преображение, понимая смысл этого вселенского восстания — восстания за справедливость, за новый светоносный мир. Восстания, в котором народ Донбасса грудью встал на защиту не только своих порогов, но и русских границ, на защиту Сталинграда, Москвы, Севастополя. Встал на защиту всего человечества, которое сбрасывает с себя обветшавшую кожу старого мира, где царят насилие, зло, жестокая несправедливость и тьма. На Саур-Могиле мой герой ощутил смысл своей собственной жизни, которую он готов положить за эти вселенские святые ценности.
Я приехал к Саур-Могиле. Здесь было всё то же: монументы, иссечённые снарядами, флаги над могилами павших. И множество людей, собравшихся на поминальный митинг. Флаги батальона "Восток", алый, с андреевским крестом флаг Новороссии, флаг Донецкой Республики, красные советские флаги. Звучали советские песни. Строй ополченцев в камуфляже склонял свои головы перед стелами, на которых были выбиты имена героев сорок третьего года. Один за другим выходили люди, пели грозные боевые песни, читали стихи. Единственный оставшийся в живых ополченец рассказывал о тех кромешных боях, где он среди убитых товарищей скрывался в окопе от ищущих его взрывов. Он не ушёл из окопа, потому что в окрестных селениях оставались его жена и дети, и им грозили истязаниями, пытками и насилием зверские батальоны "Айдар" и "Торнадо".
Я дарил свои книги — их было несколько сотен. Расписывался на страницах. Люди брали с благодарностью, уносили в свои гарнизоны, в казармы, в свои обстреливаемые блиндажи, в свои дома, изуродованные бомбардировками.
Я подписывал книги, и за мной следило множество живых напряжённых глаз. Я подписывал мои книги, и за мной следили изрезанные снарядами бетонные пехотинцы, стальные танкисты, каменные лётчики. Быть может, это самый главный момент моей писательской жизни. Герои моей книги обступали меня. Я понял, что я неслучаен в этом мире, что моё творчество, мои мысли, мои переживания — они сливаются с мыслями, историческим творчеством и возвышенными переживаниями окружавших меня людей.
И вновь, как год назад, на вершине Саур-Могилы — гигантский мировой сквозняк. И мне, как и моему герою, казалось, что здесь, через эту гору проходит ось земли, вокруг которой вращаются материки, континенты, двигаются авианосцы, несутся орбитальные группировки. И поднявшееся на священный бой человечество взламывает скорлупу тесного для новой жизни покрова.
Я сорвал крохотный стебель полыни, голубой цветочек растущего у обочины цикория и положил на могилу ополченца. Второй голубой цветок я положил в страницы моей книги, чтобы кто-нибудь после меня раскрыл эту летопись священной донецкой войны, увидел этот выцветший цветок и подумал обо мне с тихой благодарностью.
И снова, вернувшись в Донецк, я слушал рокот артиллерии, шум ночного ливня и гулкие удары церковного колокола.
На фото: 16 июля. Донецкая народная республика. Саур-Могила. Александр Проханов представляет ополченцам Донбасса свой новый роман "Убийство городов"

ИЗРАИЛЬ - "МАМА"

Израиль-«мама»


21.07.2015

Джонатана Полларда могут освободить уже в ноябре. Поговаривают, что США таким образом пытаются смягчить удар, нанесенный Израилю сделкой с Ираном. Оно, конечно, логично. Полларда выпустить ничего не стоит, а сделка с Ираном – это миллиарды. Вроде бы мелочь, и евреям приятно сделаем. Но это такая «мелочь», которой израильские власти добиваются уже три десятилетия.

Да, Поллард сидит уже тридцать лет. Если кто не в курсе – его обвинили в шпионаже в пользу Израиля. Он и не отрицал. Он работал в американской разведке. Там узнали об опасных для Израиля стратегических планах арабских государств, в том числе по разработке оружия массового уничтожения. Израилю об этом американские власти сообщить «позабыли», несмотря на соглашение об обмене подобной информацией. Вот Поллард и решил восстановить справедливость, передав израильской разведке полученные американцами данные.
Перспективный молодой человек, служащий на очень престижных постах американской разведки, вдруг вспоминает, что он еврей, когда видит, какая опасность грозит Израилю, а его коллеги по работе не особенно этим обеспокоены.
Потом на суде Поллард скажет, что ему стало обидно за историческую родину, оттого и взялся продавать секреты. Правда, несколько меняет картинку слово «продавать». Поллард на этих документах заработал 45 тысяч долларов. Это сейчас деньги вроде бы небольшие, а тридцать лет назад – было целое состояние. С одной стороны, и правда нехорошо: если «за отчизну стало обидно», зачем было деньги брать? С другой – даже самому отъявленному сионисту ничто человеческое не чуждо.
Джонатана Полларда присудили к пожизненному заключению. Такого сурового наказания не получали даже совершившие гораздо более серьезные преступления и нанесшие США ощутимый ущерб. Тогда снова вспомнили о деле Розенбергов, которые якобы продавали секреты Советскому Союзу (они всё отрицали) и получили беспрецедентный приговор – смертную казнь. Несчастные Розенберги стали «американским делом Дрейфуса». В обществе развернулась настоящая антисемитская кампания, евреев обвиняли в «двойной лояльности».
Пресса кричала, что в этом вся суть евреев – они не могут, не способны быть лояльными и верными своей родине и обязательно при случае ее предадут. Сложно не провести параллели с делом Полларда. Приговор ему, конечно, тоже назвали «антисемитским». За его освобождение вот уже 30 лет борются израильские политики и общественные деятели. Сменяющие друг друга израильские президенты просят новых американских лидеров отпустить Полларда. И в обществе каждый раз с новой силой разгорается дискуссия: тварь ли он дрожащая, предавшая страну, которая его выкормила, выпоила и доверила важное дело, или это просто такая данность – еврей в случае опасности вспоминает, что он еврей, и с этим уже ничего не поделаешь. И что поделывать с этим ничего и не нужно, потому что еврей и должен быть евреем – хоть в Америке, хоть на Мадагаскаре.
Помню, много лет назад мы с друзьями снежным зимним вечером пили чай в моей московской квартире. И приятель спросил меня: «А вот если Россия будет воевать с Израилем, ты за кого?» «За Израиль, конечно», – выпалила я, ни на секунду не задумываясь. В следующее мгновение, конечно, включилось сознание, которое стало подсовывать неприятные вопросы типа: «А если Израиль в этой ситуации окажется вдруг агрессором и злодеем?», и чувство вины, ведь все-таки разговаривали мы в Москве, а не на набережной Тель-Авива. Но первая реакция – самая настоящая. Что-то вроде того, как ребенок выпаливает «Маму!» на дурацкий вопрос, кого он больше любит. Это, конечно, всегда ужасно обидно папе. Но так уж устроена человеческая природа, что именно мать для ребенка – целый мир. Пусть даже мир этот бывает слишком строгим, непонятным, далеким и неласковым, а порой и жестоким.
История эта не новая – еще в древних книгах описанная. И тогда египтяне подозревали вроде бы лояльных евреев в том, что те «объединятся с врагами нашими». И потом на протяжении многих веков разные народы, среди которых жили евреи, боялись именно этого. И не важно было, что опасения эти напрасны. Именно еврейские деньги помогли России выстоять в борьбе с Наполеоном. Именно Еврейский комитет собирал в США деньги для Советского Союза на войну с Гитлером. Перед лицом общего врага евреи готовы становиться на защиту своей второй родины. Другой вопрос, чем это для них впоследствии оборачивалось – напоминать о судьбе членов Еврейского комитета, думаю, не нужно. И все-таки в представлении тех стран, где мы живем или жили, евреи – создания ненадежные. Мол, сколько волка ни корми, он все равно «больше любит маму». Пусть даже слышал о ней лишь от прабабушек, пусть даже он по сути-то «русский», «украинец», «немец» или «американец». И из еврейского у него только труднопроизносимая фамилия и печальный взгляд.
Я не знаю, чем на самом деле были продиктованы действия Полларда. Искренне ли он выбрал «маму» или все-таки успел посчитать эти самые 45 тысяч долларов, которые ему уже стоили 30 лет в тюрьме. Не знаю я и почему именно Розенбергов приговорили к смертной казни, а Полларда к пожизненному – из подспудного антисемитизма американцев, в котором их в связи с этими делами обвиняют, или потому, что они ужасно боятся этого нашего еврейского подсознательного. Думаю, здесь есть и то, и другое.
Как и то, что Израиль отказался прикрыть Полларда, когда того арестовывали, позволил надеть на него наручники прямо у ворот посольства. Я же говорила: мамы бывают очень жестоки. Одно мне в этой истории кажется очевидным: как бы мы ни убеждали себя и окружающих в своей лояльности вторым родинам, мы всегда будем выпаливать это самое подсознательное «Мама!». Как бы мы ни пытались натянуть на себя костюмчик «человека русской/европейской/американской культуры», как бы искренне ни болели душой за страну ассимиляции, как бы ни убеждали себя в том, что и она к нам неравнодушна, нам никак не справиться с подсознанием. И им – нашим временным или постоянным соседям в странах рассеяния – тоже не справиться со своими подозрениями. И здесь нет ни предательства с нашей стороны, ни антисемитизма с их. Просто никакие маски демократии, толерантности и дружбы всех со всеми не могут остановить то самое подсознательное «Мама!». И уже совсем другой вопрос, справедливо или несправедливо мы поступаем, бросаясь это свое подсознательное защищать.

Автор о себе:
 
Мои бабушка и дедушка дома говорили на идиш, а я обижалась: «Говорите по-русски, я не понимаю!» До сих пор жалею, что идиш так и не выучила. Зато много лет спустя написала книгу «Евреи в России. Самые богатые и влиятельные», выпущенную издательством «Эксмо». В журналистике много лет — сначала было радио, затем печатные и онлайн-издания всех видов и форматов. Но все началось именно с еврейской темы: в университетские годы изучала образ «чужого» — еврея — в английской литературе. Поэтому о том, как мы воспринимаем себя и как они воспринимают нас, знаю почти все. И не только на собственной шкуре.
 
 
 
Мнения редакции и автора могут не совпадать

Алина Ребель

ВЫХОД ВВЕРХ

Составил эти тезисы в начале своего биг-тревела по Индокитаю, Азии и Австралии. Сейчас дополнил и решил разместить. Потому что ситуация развивается вроде в том самом направлении.
1.
Многие переживают сейчас о расколе. О том, что из-за Крыма и других авантюр произошло разделение нации на несовместимых.
Что распадаются семьи, возникает противостояние целых социальных групп.
Словно бы Крым был не поводом, а причиной.
Нет смысла об этом переживать. Это ведь не случайный, а важный цивилизационный раскол, который, наконец, оформился. Как ужиться жлобам и нежлобам, стервятникам и нестервятникам?
Когда одни считают, что чужое брать нельзя, а другие, - что можно. А в тот момент, когда начинаются попытки уточнения, что можно считать чужим, а что нельзя, ситуация окончательно проясняется и становится окончательно невыносимой. Когда люди начинают впервые смотреть друг на друга по-настоящему и видят, что у них принципиально разные картины мира и интуитивные рефлекторные реакции.
Скажем себе правду, что вся экономика, вся общественная жизнь нулевых в России была продолжающейся попыткой адаптации, легитимизации длящегося хищничества, рейдерства. Все коммерсанты в России, например, знали и знают сегодня, что понятие собственности - фикция, что всегда с помощью простых юридических и логических схем можно оправдать для себя любое присвоение или утрату, а мораль вообще не применяется как регулятор.
Такие же методы присвоения применялись и применяются в захвате и выхолащивании всех социальных институтов. Так же точно взламываются и опустошаются мозги.
Агрессивный, демонстративный, концептуальный аморализм стал идеологией и моралью. И образом жизни.
Крым стал продолжением общественного настроения вовне. Просто внешний мир увидел лицо русского общества, а общество, наконец, в посторонних глазах, как в зеркале, увидело себя и стало осознавать себя окончательно.
2.
В России давление, общее настроение агрессивного жлобства стало причиной масштабного исхода значительной части популяции. Миллионы уехали за границу, миллионы находятся во внутренней эмиграции, в сети.
Статистика такова, что русскоязычные наиболее активны сейчас в мировых информационных сетях, наиболее ориентированы на социальные и этические проблемы в дискуссиях.
Это логично и закономерно. Я побывал за последние несколько лет в большом количестве стран. Постоянно перемещаюсь и смотрю. Проблема культурного и этического противостояния есть везде, но почти везде в странах первого мира она смягчена общей комфортностью социального быта. И наличием социальных правил, договоренностей, взаимной корректностью и предупредительностью разных социальных групп. Дистанцией и ответственностью.
Англичанам и французам нет смысла плыть за океан или в сети, они пока хозяева в своем мире.
Два-три года назад я был уверен, что два русских мира могут вполне уживаться. Путин мог остаться со своим ручным электоратом и парить ему голову до бесконечности, а общественный договор был бы переконфигурирован так, что ответственные и самостоятельные люди работали бы и жили в своей комфортной нише, работая и на себя, и на неблагодарное общество, ведь если не натравливать на них, то они были бы вовсе незаметны для паствы Путина.
Теперь я понимаю, что проблема гораздо глубже, она предельная, цивилизационная.
Я психолог и много лет размышляю над этой антропологической ситуацией. Продолжается разделение популяции на людей, склонных к самостоятельному распоряжению своей жизнью, рефлекторно склонных к свободе и осознающих как ценность свою личность и личности других, и на тех, у кого внешний локус контроля, кто регулируется извне.
В прошлый раз, когда ловкие манипуляторы человеческими низменными страстями освободили эту силу, она сожгла и погубила огромные территории, десятки миллионов людей. Ленин. Гитлер. Примеров много. И, как понимаете, не только и не столько в ареале первого и второго миров.
Сейчас, поскольку конфликты, источники противостояния не были разрешены и эффективно урегулированы, разворачивается очередное действие этой драмы. Возможно, я переоцениваю риски, но мне кажется, что как минимум один из участников противостояния, человек толпы, настроен непримиримо и категорично, и никакие риски для собственного существования его не останавливают, наоборот, раззадоривают. Он воодушевлен перспективами стайной травли всех всеми и эстетикой распада. В целом же он устал жить и напрягаться, он хочет лечь и умереть в позе эмбриона, я писал об этом психологическом феномене, или пойти в последний бой и уничтожить тех, кто мешает ему забыться (...вдруг вспомнил хрестоматийный страшный рассказ Чехова "Спать хочется"...).
3.
Так вот.
Я очень рассчитываю на то, что разворачивающийся социально-экономический кризис на постсоветских территориях будет разрешен быстро и вполне традиционными методами экономического и социального оздоровления. После локального пика кризиса. И масштабной гуманитарной катастрофы, модель которой показана нам в динамике Донбассом, или длительного, мучительного загнивания - не будет.
Но моя интуиция и опыт человека из девяностых заставляют меня разрабатывать другой, резервный, долгосрочный вариант.
Полагаю, что существует необходимость и возможность сохранения и развития мира самостоятельных, ответственных людей, вытесняемых в Европу, в Азию, в Америку, в сетевую ноосферу.
Миллионы нормальных русских (российских) людей сейчас, на разных континентах и внутри разных серверов, хотят общаться, создавать, помогать. Жить на полную. Не быть усталыми и напуганными приспособленцами в новом для себя мире. Но и не стать агрессивными, неврубными синантропами, наподобие вечных совков брайтон-бич или фашиствующих русских в Прибалтике, или зомби "русского мира" на Донбассе.
В ближайшее время их количество еще неизбежно увеличится. Это не дискретный, а гигантский популяционный процесс, который только оформляется.
Этот мир не должен жить кусками вчерашнего. Он более чем талантливый, пассионарный и амбициозный сам по себе.
Я считаю, что повторение стилистики предыдущих эмиграций, внутренних и внешних, недопустимо, губительно, что угасание, пораженчество, разобщенность и некреативность - позор для русских людей. Настоящих русских людей, ярких, интеллектуальных, красивых, самостоятельных, окончательно изживших в себе пошлое имперство и мелочность и способных задать формат нового мира без границ, амбиций и чванства. И видящих свою миссию, коль скоро русские никак не могут избавиться от мессианства, в реализации мощных, но безупречно позитивных проектов жизни.
Этот новый русский, облачный архипелаг не должен иметь границ между материальной и сетевой реальностью, между материками и серверами, технологии это позволяют, мы просто не осознали этих возможностей пока.
Так уж получилось, что мы первые в глобализированном, пронизанном сетями мире оказались над миром, без почвы.
И значит, нужно использовать этот некомфортный, но стимулирующий повод и создать новую опору, архипелаг. И новую технологию жизни.
Сегодня русские по факту - самый космополитичный этнос. Этот социологический факт придется осознать. Мир будущего будет неограниченным. Мы стали первыми.
Мы стали первыми, и нам создавать смыслы и конструкцию нового большого мира без границ.
Нам нужны верхние цели, чтобы не оказаться внизу. Когда есть масштабные цели, смогут сработаться совсем разные люди, с достаточно разной психологией и ценностями. Это не то что делить правозащитные гранты или выпускать стенгазету на бесплатном домене. Или жаловаться на то, что не выпускают на прогулку.
4.
Мы должны и можем сделать многое (здесь я назову только то, что интересно лично мне в первую очередь):
Создать новые мощные, безразмерные медиа, горизонтальные, сетевые, опирающиеся на харизму и интеллект сетевых волонтеров и экспертов. Без организационных и финансовых вертикалей, штатных расписаний, жлобской конкуренции за ресурсы, аудиторию, права на контенты и звезд. С доступными для всех инструментами вещания и агрегирования. Создать новый тип коллективного медийного героя. Безусловно позитивного, но нескучного и не догматичного. Интеллектуального, но демократичного. Свои представления о формах и инструментах медиа будущего я изложил в лекции на курсах журналистики, в Киеве, в марте, и буду, по возможности, следовать им на практике.
Организовать мощный международный клуб интеллектуалов для создания прикладных масштабных социально-экономических проектов, взамен поверхностных и популистких манифестов сегодняшних политиков вчерашнего типа. Которые никак не пригодны для реальной содержательной политики. Римский клуб наоборот, для генерирования позитивных моделей будущего, взамен, но с компиляцией давно уже кризисных концепций глобализма, мультикультурализма, постиндустриальности. И либеральные, и социал-демократические модели были полезны, но отработали свое, пройдя пик эффективности. И оффлайновые демократии тоже. Новый социальный опыт человечества последних десятилетий, новые технологии еще не отрефлексированы. Я вижу свой профессиональный интерес и применение опыту коллективного проектирования именно в этой сфере и в сфере медиа. В том числе для разработки и внедрения трех уровней инновации для ПостРоссии, о которых я писал в скетче Про Три Лепестка.
Сохранить нашу религию и нашу религиозность, этику любви и добра, подмененную на уровне церковных структур и церковной пропаганды концептуальным фарисейством и разновидностью сатанизма. Если потребуется, через раскол и возвращение к настоящей ортодоксии, с настоящими ценностями добра. Нужно выходить вверх. Среди нас есть атеисты и приверженцы разных конфессий. Я, например, крестился в православие уже очень взрослым. Меня крестил очень достойный, серьезный священник, спасибо ему. Возможно, он сейчас крымнашист. Это не имеет никакого влияния на мои обязательства, ценности и принципы. Но я не хотел бы, чтобы они смешались с тем, что сейчас под тем же названием полностью им противоположно.
Создать современную сетевую систему образования и самообразования. Эта задача представляется, наверное, слишком искусственной, начетнической, но через недолгое время, я уверен, потребуется серьезная реабилитация интеллекта и этики тех людей, которых какое-то время находились внутри российской машины деструкции. В ходе решения этой оперативной задачи, возможно, получится создать действительно новую, высокотехнологичную систему обучения с совмещением полного сетевого погружения, интенсива - с оффлайновыми мастер-классами лучших экспертов. О такой технологии мечтали фантасты, а когда инструменты появились, мы затормозили. В декабре прошлого года мы говорили об этом с Полонским, в Пномпене. Тогда он находился во власти этой идеи.
Организовать культурные и социальные стартапы, прецеденты настоящего кинематографа, литературы и журналистики вместо лживых симулякров нулевых, а если получится - центры инноваций и систему финансирования проектов и всей инфраструктуры архипелага, по принципу открытых инвестиционных фондов, модерируемых через сети.
Собрать в суперкоманду под амбициозные задачи всех российских хулиганов-пассионариев, вытесненных из России, бежавших или в отвращении отвернувшихся от нее, всех самых одиозных в чьих-то глазах Чичваркиных, Дуровых, Полонских, Ходорковских. Да их сотни на самом деле. Тысячи.
И многое еще.
Я знаю, что подобные инициативы задохнутся и будут дискредитированы не раз. Я знаю, что все прекраснодушные инициативы будут уничтожаться очередным разделением в каждой группе на прекраснодушных, но бестолковых чудаков и новых жлобов, в соотношении 15/85, это социометрическая голограмма любой группы.
Я знаю, что большая война, внешняя или внутренняя, которая, если честно, представляется мне очень возможной, серия смут отодвинет, а будет казаться, что и отменит подобные идеалистические задачи, и простые вопросы выживания станут надолго главными.
Но я знаю, что то, о чем я, и не только я, сейчас только начали говорить, рано или поздно выйдет на уровень целеполагания, идеологии и планирования для определенного типа людей с определенным типом энергетики, стилистической и этической направленности.
5.
Я призываю улететь на Облачный Архипелаг навсегда? Нет. Не нужно жить прошлым и надеяться вернуть то, чего уже просто нет. Но Россия – моя. Точка. И я буду ловить точку входа. Я буду очень рад, если устройство и благоустройство жизни в России или в ПостРоссии обойдется без меня. И как-то влегкую, или с помощью добрых американцев, или китайцев, например, Западных и восточных протекторатов. Чудесной реформаторской команды демократов традиционного типа, которая возьмется из ниоткуда.
И кто-то сделает безболезненный демонтаж, санацию и внедрение нового уклада на территориях.
Я действительно хотел бы воспользоваться готовым результатом. Честно.
Но. Если этого без меня не произойдет, значит, я, мы - должны быть готовы вернуться на нашу землю из серверов и заграниц, вооруженные стратегией, амбициозными технологиями, инструментами, франшизами социальных сервисов и коммерческих, глобалистких, инфраструктурных. С концептуальными инвестиционными проектами, с пакетами инвестиционных траншей. Мы не должны слиться. Мы должны работать.
Мы должны сделать что-то очень крутое, такую супермодель, супермашину для жизни. Которую можно будет установить и запустить. Полагаю, что просто тезисов, легких, простых и веселых, «Не врать и Не воровать», будет уже недостаточно. Некоего оздоровления, некой люстрации, некоего возвращения к демократическим принципам и неким принципам рынка. Этого абстрактного лайт-варианта оказалось недостаточно даже для Украины, где процессы общественного разложения были не так сильны.
Потребуется, как сказано выше, мощная, просчитанная, стратегическая программа. Которой сейчас не оказалось у Украины, и которую, уверен, еще придется делать и там.
С точки зрения ценностей мы должны будем вовлечь Россию и людей, или то, что будет на ее месте, в тот новый, более привлекательный мир. Который будет строиться на принципах максимальной культурной, экономической, технологической интеграции в Большой Мир, где национальные идентичности будут конкурировать между собой только по принципу: кто великодушнее, креативнее, альтруистичнее. Мы должны будем заместить ГУЛАГ и гаражный архипелаг (перечитал вчера Коха) нашим архипелагом.
Мы должны вернуться, как Джобс вернулся в Эппл.
Это наша ответственность. Наша обязанность. В том числе и перед тем большинством в России, которое сейчас не хочет жить.
6.
Еще об ответственности.
Моя риторика в сети, касающаяся путинского большинства, во многом, причем, виртуального большинства, вызвала испуг у части аудитории, мне пишут об этом. Пугает она там, где я говорю о нетерпимости, о демонстративной независимости от жлобов, о коллективной ответственности части общества за нарушение общественного договора и моих требованиях к крымнашистам от имени ответственного меньшинства. От имени тех, кто планировал совсем другую жизнь, много работал для этого, и жизненный уклад которых, все планы сегодня уничтожены. И уничтожается наша страна. И не только Путиным, но и теми, кто ему кивал и поддакивал, кто соучаствует.
Но там, где я говорю – не надо мириться и жалеть – это не означает – убивать. Понимаете, мои робкие соотечественники, у которых в глазах страх и мечущиеся с автоматами отвратительные фрики Донбасса, - именно так и только так вы представляете свое будущее: либо вы сами бегаете с автоматами, убиваете и грабите, либо убивают и грабят вас.
Спокойно, я совсем не толстовец, но в данном случае понимаю очевидное – насилием не уничтожить насилие, тем более именно насилие, тяга, склонность к насилию и является пружиной происходящего.
Но истребования юридической, материальной, гражданско-правовой ответственности я не исключаю и буду добиваться в будущем. В конце концов, есть прецедент, немцы после соучастия в преступлении были в значительной степени дискриминированы и денацифицированы, и это пошло всем на пользу. Прежде всего - воспитало. В следующий раз это будет частью проекта депутинизации общественного сознания.
В любом случае менять стиль и суть требований я не намерен. В данном случае это не моя проблема, если я не пугаю, а пугливые все равно пугаются. Мне это даже удобно.
При этом я вовсе не намерен навязывать своим единомышленникам свою решительную стилистику, я лишь предлагаю ее на данном этапе как психологически более правильную и эффективную, более воспитательную на мой взгляд.
Кроме того. Лично я уже осознал и принял и, как говорят сток-трейдеры, зафиксировал свои жизненные убытки, но это не значит, что я забыл, простил и списал. Это было бы непрофессионально.
Но помимо требований у меня, повторю, есть и обязательства, ответственность за тех несчастных, кто сам не может устроить свою жизнь и разрушает, почти разрушил свою страну, свои судьбы вместе с моею заодно. Любить я их не обязан.
Но нести свою часть социальных обязательств – да.
В том числе участвовать в строительстве Облачного Архипелага.
5.
Партнерам и единомышленникам, уже намечающимся и теоретически возможным.
Моя категоричность и контркультурная стилистика заставляют меня до поры удерживаться от активных контактов. Хотя я чрезвычайно настроен на это. Я просто не хочу помешать, навредить вам и вашему социальному имиджу своей идеологической категоричностью и хулиганством. Эти качества потребуются, я уверен, но чуть позднее.
Мы обязательно будем работать вместе. Сейчас в сети идет процесс кристаллизации сетевых облачных аудиторий и их организаторов, отрабатываются инструменты генерирования и модерирования коллективного контента, и я хочу предупредить, что всегда буду намеренно маргинальной персоной, инструментом, организатором, креативщиком, проектировщиком, не входящим, по возможности, в коалиции, структуры, статусные вертикали. Я просто в этом не уживаюсь, это особенность психологии, но делу, знаю по опыту, это только помогает. Хочу успокоить тех, с кем буду сотрудничать, что у меня нет прикладных политических, медийных или коммерческих амбиций. Или они слишком футуристичны, чтобы рассматриваться как практические.
Кроме того, провозглашая всякие идеалистические тезисы, за выспренность которых мне иногда самому неловко, я подчеркиваю свою несостоятельность в качестве возможного морального авторитета, понимая тягу людей ко всяким таким «правильным персонам» с хорошо подвешенным языком, во-первых, потому, что у меня тупо нет для этого оснований, а завышенные ожидания – тормозят, а во-вторых... Короче, это методологически неправильно в той культуре горизонтальных сетей, которую я исповедую и проповедую.
Еще нужно зафиксировать: да, мои месседжи направлены во многом к умозрительной аудитории. Говоря о классе ответственных самостоятельных людей, я понимаю, что, скорее всего, этого класса еще нет. Но мы сами формируем его из себя, как понимаете. Именно сейчас.
6.
Немного о методологии.
Первое. Пожалуйста, когда мы разговариваем о социальных проектах, сейчас и впредь, не пугайтесь идеалистичности и утопичности некоторых целей. Это метод проектирования: цели должны быть предельно максимизированы, задачи адаптированы, а планы и способы предельно прагматичны. Тогда что-то нормальное и реальное, но достаточно большое, получается.
Когда цель поставлена в зените, в результате, с учетом всех поправок и противодействий, мы попадаем не в небо, но в приемлемую реальность, но все же не совсем в болото, а в лапки какой-нибудь Царевне-лягушке.
Мы должны выйти не вниз, не вбок, а вверх, ну, хотя бы под сорок пять градусов.
Позднее я расскажу, как в проектирующих играх намеренно конструируются утопии, а потом они сводятся с реальностью. А сейчас, здесь мы проходим этап, который называется - целеполагание. Мы определяем, осознаем точку, в которой находимся, и смотрим, куда можем двигаться.
Второе. К сожалению, я имею опыт в методологии проектирования, это был мой первый бизнес в начале девяностых. И профессионализм заставляет меня осознавать и называть реальные, не манипулятивные сроки того, о чем мы говорим в этом очерке.
А это сроки печальные для человека моего поколения, поколения девяностых. Но ситуация такова, что мы снова будем строить и реализовывать все с нуля, и это будет стратегия с горизонтом семь-пятнадцать лет, не меньше. Такие дела.
8.
Моим украинским друзьям и собеседникам. Которых уже много.
Я отлично понимаю, что многих из вас уже рефлекторно напрягает любая социальная амбиция, исходящая от русских, даже таких славных, как я.
Да, я тоже теоретически понимаю, что после того, что произошло и, вероятно, еще произойдет, самым простым решением было бы волшебное исчезновение русских. На территории России можно было бы сделать бассейн, поставить по периметру ветряки и все такое.
Но есть социологический факт. Нас немало, нормальных русских, хотя вы теперь долго не поверите в возможность русской нормальности.
Мы будем себя как-то проявлять и реализовывать, так или иначе.
Если вам нужны совсем прагматические вещи, оправдывающие этот факт – знайте, я один из тех, кто будет снижать, утилизовывать гигантские риски. Исходящие от разлагающейся туши империи по соседству с вами.
Но я и просто люблю Украину, такую, которая проявилась, сверкнула на Майдане, засветилась в Донецком аэропорту и мерцает сейчас. И те из вас, кто пошел вперед и готов продолжать, и есть прототип того ответственного, самостоятельного класса людей, о котором я говорю и кристаллизацию которого по мере сил инициирую.
Я не роднюсь, как говорят мои друзья-евреи, но я очень опасаюсь все же, что кризис новой идентичности еще впереди, это мой опыт говорит, и, чтобы вырваться вверх, потребуются головастые люди, энтузиасты, теоретики и практики со всего мира, и из Израиля, и из Грузии, и из Сингапура, и из России, из Лондона (Чичваркин, превед, ты вернешься, поверь, и в Киев, и в Москву).
Много ответственных, поразительно умных людей я вижу у себя здесь даже, в сети, и отмечаю для будущей команды инноваторов нового типа. Помимо уже включившихся звезд. Да, я рассматриваю сети, может быть, несколько преждевременно, как важный социальный инструмент будущего.
Извините, но я все равно уверен, что прорываться вверх нам придется вместе. Это слишком большой и сложный проект – победить Зло.
А пока… Вы мне нужны, как минимум, для мотивации, вы мне необходимы, как то самое новое. Идеалистичное. С чертами того самого проекта будущего, о котором я всегда говорю.
П. С. Дорогие друзья. Большая просьба, не настаивать на том, чтобы я в комментариях немедленно уточнял и расшифровывал те блоки, которые я намеренно только обозначил. Движимый инстинктом вежливости, я чувствую себя обязанным отвечать и объяснять, но в формате комментариев это невозможно сделать эффективно. Каждый текст имеет свою цель, и здесь я сказал только то, что считаю необходимым и возможным сейчас. Это только очерк, месседж, у меня и у моих намечающихся партнеров есть структурированные представления о некоторых позициях, но изложение и обсуждение их – отдельная скучная работа, если получится вообще продолжение. Это все нескоро делается, увы. И формат мы будем искать более подходящий.

КАК СПИТЕ, ТАК И ЖИВЁТЕ

 О чём может рассказать поза, в которой вы спите


 
У каждого из нас свои причуды. В том числе и во сне. К примеру, Чарлз Диккенс спал исключительно головой на север, а Леонардо да Винчи спал каждые 4 часа по 20 минут. А еще у каждого есть своя любимая поза для сна. Вы замечали, в какой позе ваш сон наиболее глубокий? Как вам удобно и приятно расположиться на кровати во время сна?

1. Внимательно посмотрите на эту картинку и выберете себе ту из поз, которую вы принимаете во сне, а затем узнайте, что она может рассказать о вас.

2. Ровно на боку


О чем может рассказать поза, в которой вы спите


Если вы спите ровно на боку, руки и ноги не согнуты и лежат ровно, то вы предпочитаете вторую по популярности позицию. О чем она говорит?

Кажется, что эта поза очень «жесткая», но люди, которые в ней спят, как правило, достаточно гибкие и социально адаптированные в жизни. Им комфортно среди множества людей, они лучше работают в команде. Они добры, и отзывчивы, и даже часто излишне доверчивы.

3. На боку с вытянутыми руками


О чем может рассказать поза, в которой вы спите


Эта поза характеризует человека как очень привлекательного и открытого для общения. К таким людям тянутся, они хорошие собеседники и слушатели. Но они часто сомневаются. Самое сложное для человека, который спит в такой позе, — это принять решение. Он будет долго и медленно обдумывать все варианты, но зато когда он выбирает что-то одно, то твердо стоит на своем мнении.

4. Поза солдатика


О чем может рассказать поза, в которой вы спите


Это очень простая и весьма распространенная поза, которая также многое скажет о характере (кроме того, что спящие в такой позе могут храпеть :-)).

Челочек, который спит в такой позе, очень хорошо организован, и вся его жизнь разбита по расписанию на этапы и шаги. Он любит порядок во всем, к любому вопросу подходит четко и берется за него с охотой. Его уважают за порядок, но этот человек, как правило, молчун и любит работать один.

5. В свободном падении


О чем может рассказать поза, в которой вы спите


Эта поза выглядит так: спящий лежит на животе, ноги свободно раскинуты, руки подняты вверх или обхватывают подушку, голова повернута на бок.

Эта поза человека свободного и рискованного. Он открыт, любит вечеринки, контраст, рискованные ситуации и легко делает выбор по жизни. Люди, которые выбирают такую позицию, жаждут власти. Они любят командовать и контролировать. В то же время они весьма чувствительны к критике в свой адрес. С такими людьми очень весело и легко на отдыхе и в приключениях, с ними не заскучаешь.

6. Морская звезда


О чем может рассказать поза, в которой вы спите


Если вы спите на спине, раскинув руки и ноги, то вы цените в жизни дружбу и человеческое общение превыше всего.

Люди, которые выбирают такую позицию, — очень хорошие друзья, невероятно внимательные слушатели и верные супруги. Они ценят человека выше всех благ, с удовольствием помогают и никогда не смогут пройти по головам. Их поза как бы говорит: «Давай обнимемся!»

7. Поза зародыша


О чем может рассказать поза, в которой вы спите


Самая популярная поза для сна – это поза зародыша, когда человек сворачивается калачиком на боку, поджимая колени к груди (или хотя бы одно колено) и руки кладет либо под голову, либо тоже сгибает перед собой.

Что говорит о человеке такая поза? Как говорят эксперты, проводившие исследование на тему сна, очень часто такие люди внешне выглядят гораздо жестче и увереннее, чем есть на самом деле. Внутри такого человека скрывается ранимая душа и хрупкий внутренний мир. Они могут слишком сильно сосредотачиваться на проблемах, много думать о том, что и кто им сказал, цепляться за каждую мелочь. Но зато эти люди очень отзывчивы к чужому горю. Как никто другой они понимают чувства и настроения окружающих.


Источник: http://frend.org.ua/post3...

ЛОВУШКИ НАШЕГО СОЗНАНИЯ

Мозг. Ловушки нашего мышления


 
Процессы, которые характерны для человеческого мышления, не до конца изучены учеными, хотя, без сомнения, область эта вызывает большой интерес. Люди, имеющие в своих руках ключи для управления чужим сознанием, могут с легкостью манипулировать общественностью, добиваясь собственной выгоды или дорого продавать «право доступа», извлекая из этого пользу.
В науке о сознании существует понятие «когнитивное искажение» — повторяющиеся ошибки в мышлении, которые есть у всех людей. Некоторые из этих ошибок совсем не вредны (а можно даже сказать, что полезны), но многие приводят к неточным суждениям и к тому, что мы не мыслим рационально.
Известно несколько самых распространенных ловушек, в которые попадает человек, благодаря ошибкам сознания. Возможно, зная о них, вы в следующий раз сумеете вовремя остановиться и принять правильное решение, тем самым оберегая себя от разочарований.

Черно-белое мышление
Синдром восприятия мира в двух противоположных крайностях: черное и белое, хорошо и плохо, без полутонов и оттенков. Человек либо победитель, либо побежденный, неудачник, и никаких компромиссов с собственной совестью. А ведь на деле оказывается, что жизнь вовсе не так категорична, и всегда можно найти возможность принять полученный результат и способ добиться лучшего, более совершенного исхода. Но если человеку свойственно дихотомическое мышление, он, в случае провала, опускает руки и безвольно плывет по течению.


Мы спорим, чтобы победить, а не чтобы добраться до истины
Все знают приписываемую Сократу фразу о том, что «в споре рождается истина». Но сама идея спора возникла совсем не для этого: учёные Хьюго Мерсиер и Дэн Спербер выдвинули теорию (она называется аргументационной теорией рассудка), что в ходе развития человеческого общества люди научились спорить и рассуждать, чтобы получать власть друг над другом. Современные люди тоже зависят от этого: мы продолжаем спорить, даже когда все факты против нас, — потому что это инструмент манипуляции.
Мерсиер и Спербер считают, что способность рассуждать, задавать вопросы и предлагать ответы родилась не для того, чтобы найти истину. Мы научились рассуждать, чтобы убеждать других — и быть внимательнее, когда другие пытаются убедить нас. Когда в очередной раз будете гуглить подтверждение своим словам в споре и ничего не найдёте — задумайтесь, возможно вы просто неправы и не хотите это признавать. Просто в древние времена проиграть в споре означало понизить свои шансы на выживание, поэтому наш мозг работает так.

Мы не понимаем вероятность
Человеческий мозг с большим трудом оценивает вероятность в бытовых ситуациях. Классический пример: мы не боимся садиться в машину, но многие из нас очень боятся самолётов. В то же время почти все знают, что шанс умереть в автокатастрофе гораздо выше, чем разбиться на самолёте, но наш мозг не соглашается с этим. Хотя статистически шанс погибнуть в машине — 1 к 84, а в самолёте — 1 к 5 000, а то и 1 к 20 000. Это называется отрицанием вероятности, когнитивная ошибка, которая зачастую приводит к тому, что мы преувеличиваем риск безобидных вещей и недостаточно сильно боимся действительно опасных. Кроме того, тут в сознание часто вмешиваются эмоции: считается, что чем больше эмоций связано с маловероятным событием, тем более вероятным оно нам кажется.

У нас двойные стандарты по отношению к другим людям
В социальной психологии существует понятие «фундаментальная ошибка дистрибуции». Звучит сложно, но на самом деле оно означает простую вещь: мы склонны осуждать других и не вникать в обстоятельcтва и оправдывать себя. Ошибки других людей мы объясняем их личными проблемами и особенностями, а своё поведение и ошибки оправдываем внешними обстоятельствами. Скажем, ваш коллега сильно опоздал на работу, да ещё и пришёл пьяным — это ужас, он неконтролируемый алкоголик! А если вы опоздали и пришли пьяным — ну, у вас тяжёлый период в жизни, и вам нужно было отвлечься.
Эта ошибка иногда приводит к тому, что мы считаем, что у всех одинаковые обстоятельства, и поэтому склонны осуждать других. Поэтому, например, существует феномен фэт-шейминга: люди склонны осуждать полных людей. Тем, у кого никогда не было проблем с лишним весом, кажется, что обстоятельства одинаковые и люди просто ленятся вести здоровый образ жизни; они не принимают во внимание воспитание, метаболизм, количество свободного времени, возможность личного выбора или другие факторы. Думать, что у всех одинаковые обстоятельства — безумие, но это делают все.

Мы больше доверяем людям внутри нашей группы
Распространённая идея в социологии: мы разделяем всех людей на группы и больше всего любим тех, кто попадает с нами в одну группу, скажем, коллег по работе или друзей или даже людей с таким же цветом кожи. Это отчасти связано с гормоном окситоцином, «молекулой любви». В мозге он помогает нам установить связь с людьми внутри нашей группы. Но окситоцин, к сожалению, работает и в обратную сторону: всех людей вне группы мы боимся, относимся к ним с подозрением и даже презираем. Это называется «ингрупповой фаворитизм» — мы переоцениваем возможности и ценность нашей группы за счёт людей, которых знаем хуже. Этот социальный феномен появился ещё в древние времена, когда человечество делилось на племена.

Мы рады следовать за толпой

Как показали знаменитые эксперименты Соломона Аша, у любого человека есть склонность к конформизму. Аш показывал людям вот такую картинку с четырьмя линиями и спрашивал, какая из них совпадает по длине с линией X. Мы все видим, что это линия B. Аш подсаживал к людям подставных соседей, которые все называли неправильную линию C — и треть поддавалась неправильному варианту, навязанному большинством. Человек склонен поверить во что-то с большой вероятностью, если в это уже верят другие люди. Отсюда появляются социальные нормы и формы поведения, которые распространяются внутри группы. Склонность соглашаться с большинством — это то, почему нельзя доверять социологическим опросам, их результаты влияют на то, как мыслят люди, которых потом же и опрашивают.

Мы воспринимаем все цифры и значения в привязке к другим
Это так называемый «эффект привязки» — любую новую информацию (в первую очередь цифры) мы сравниваем с уже существующей, и больше всего на нас влияет информация, которую мы услышали первой. Скажем, человек приходит наниматься на работу и обсуждает возможную зарплату с работодателем: тот, кто назовёт первую цифру, задаст тон всему разговору. В головах обоих собеседников возникнут рамки, которые будут так или иначе отталкиваться от первой цифры, — любое ответное предложение в их головах будет сравниваться с ней.
Маркетологи очень любят использовать эффект привязки: скажем, когда мы приходим в магазин одежды, мы сравниваем разницу в цене между вещами — но не цену саму по себе. Поэтому некоторые рестораны включают в меню очень дорогие блюда, чтобы более дешёвые выглядели рядом с ними привлекательно и разумно. Ещё, когда нам предлагают три варианта на выбор, мы обычно выбираем средний — не слишком дешёвый и не слишком дорогой; именно поэтому в фастфуде обычно есть маленький, средний и большой размер напитка.

Мы видим совпадения и частоту там, где их нет
Знаменитый феномен Баадера — Майнхофа: иногда мы вдруг замечаем вещи, которые раньше не замечали (особенно если они начали иметь к нам какое-то отношение), и ошибочно считаем, что этих вещей стало больше. Классический пример: человек покупает красную машину и вдруг начинает всё время видеть на улице красные машины. Или человек придумывает какую-нибудь важную для себя цифру — и ему вдруг начинает казаться, что эта цифра появляется везде. Проблема заключается в том, что большинство людей просто не понимают, что это ошибка мышления — и верят, что какие-то вещи действительно происходят с большей частотой, что может сильно сбить их с толку. Поэтому мы видим совпадения там, где их нет, — наш мозг начинает вылавливать несуществующие алгоритмы и повторения из окружающей реальности.

Наш мозг считает, что мы в будущем — это другие люди
Как показывают исследования, когда мы думаем о себе в будущем, в мозге активируются те части, которые ответственны за то, как мы думаем о других людях. Иными словами, если вас просят представить себя через 10 лет, ваш мозг представляет себе какого-то непонятного незнакомца. Это приводит к тому, что называется гиперболическим дисконтированием (да, ещё одно громоздкое словосочетание): мы с трудом думаем о пользе для себя в будущем — и хотим получать выгоду как можно скорее, пусть и меньшую. Скажем, вы скорее съедите что-нибудь вредное, чтобы получить моментальное удовольствие, вместо того чтобы задуматься о своём здоровье в будущем. Сознание живёт настоящим моментом, поэтому мы откладываем всё неприятное на потом. Этот феномен особенно волнует врачей (по понятным причинам) и экономистов (мы плохо умеем тратить деньги разумно и откладывать их на потом). Одно исследование, связанное с едой, хорошо иллюстрирует эту ошибку в мышлении: когда люди планируют, что они будут есть на протяжении недели, 74% выбирают фрукты. А когда выбирают, чего бы им съесть прямо сейчас, 70% выбирают шоколад.

Эффект ореола
Люди часто делают выводы, основываясь на той информации, которая была получена ими накануне. Например, двум группам людей показывают фотографию одного и того же человека, которого нужно описать по фото, сделать выводы о чертах, присущих его личности. Первая группа получает предварительную информацию о том, что на фото – опасный преступник, а вторая – известный ученый. В процессе опроса один и тот же человек получает в разных группах абсолютно противоположные характеристики.

Стереотипизация
При помощи стереотипов наше мышление спасается от излишков информации, мешая нам, тем самым, правильно оценивать новую информацию. Мы зачастую делаем выводы о человеке, опираясь на его религию, расовую принадлежность, внешний вид или его манеру одеваться. Примером такого поведения может послужить оценка человека по его имени или знаку зодиака. Например, «все водолеи – ветреные и безответственные» — так говорим мы, имея в своем окружении одного-двух людей, родившихся под этим знаком и в какой-то момент проявивших себя именно таким образом. Устоявшиеся стереотипы о том, что немцы – пунктуальны, евреи – скупы, а итальянцы – любвеобильны, заставляют нас судить о незнакомых людях предвзято.


Эффект контроля
Порой у человека создается ощущение, что он может влиять даже на те процессы, которые, по большому счету, никак от него не зависят. Например, лотерейный билет, выбранный своею рукою должен принести удачу в отличие от того, который подаст продавец в киоске – вдруг он невезучий? Был проведен эксперимент, в течение которого одна группа людей получила возможность выбрать лотерейные билеты самостоятельно, а во второй группе они были розданы участникам в принудительном порядке. Когда двум группам была дана возможность обмена билетов на другие, с гораздо большей вероятностью выигрыша, участники первой группы расставались со своими билетами крайне неохотно. Вот она – иллюзия контроля ситуации. В жизни достаточно часто встречаются подобные ситуации, в которых нам кажется, что мы контролируем ситуацию. Хорошие манипуляторы, занимающие руководящие посты, умело пользуются этим заблуждением, добиваясь своих целей.

Эмоциональный перехлест
В состоянии, когда нами овладевают сильные эмоции, мы не можем адекватно оценивать происходящее вокруг, и уж тем более, принимать правильные, взвешенные решения. Влюбленный человек все видит в радужном свете, все люди кажутся ему добрыми и открытыми, ведь «розовые очки» позволяют легко ввести такого человека в заблуждение и воспользоваться его доверчивостью. В эмоционально подавленном состоянии человеку свойственно видеть мир в мрачных красках, очерняя вокруг людей, видя в каждом поступке отрицательную подоплеку. Такое состояние часто становится причиной вовлечения людей в секты, организаторы которых, будучи отличными психологами, умело играют на чувствах, создают иллюзию помощи, на самом деле добиваются своих корыстных целей.

Эффект функциональной фиксации
Стандарты мышления не позволяют нам отвлечься от общепринятых норм использования вещей. Точно зная, для чего предназначена та или иная вещь, мы не можем отвлечься и увидеть другие способы ее использования. А ведь именно неординарный подход и альтернативное использование доступных вещей помогает выбраться из сложных ситуаций.


Иллюзия прозрачности
У вас возникало когда-нибудь ощущение, что собеседник буквально видит вас насквозь? Когда вам кажется, что даже малейшая ложь сразу же будет распознана, и вы окажетесь в неловкой ситуации? Это ощущение называется «иллюзией прозрачности».
Этот феномен возникает благодаря тому, что мы сами слишком хорошо знаем себя и нам кажется, что со стороны наши слова и поступки также хорошо видны. На самом деле чаще всего мы переоцениваем своих оппонентов. Впрочем, и самих себя тоже, нам ведь тоже кажется, будто мы видим своего собеседника насквозь и мгновенно различим любую ложь?


Эффект Барнума
Этот эффект назван по фамилии американского шоумена не случайно, так как он отлично умел внушать окружающим желаемое и манипулировать группами людей. С этим эффектом мы сталкиваемся практически ежедневно: гороскопы, тайны имени и даты рождения, различные суеверия основаны именно на нем. Человеку, даже если он не верит в гороскопы, свойственно находить в них сходство, закономерности, подгонять расплывчатое описание под собственную жизнь и невольно следовать рекомендациям, написанным изворотливыми «астрологами».


Эвристическая доступность
При проведении социологических опросов, опрашиваемые чаще всего опираются на те данные, которые получены ими на собственном опыте. Среди самых популярных женских имен будет названо то, обладательниц которого будет больше среди знакомых опрашиваемого. Или самой популярной маркой мобильного телефона будет названа та модель, которая лежит в кармане у человека, отвечающего на вопросы.


Эффект нехватки времени
Искусственно создаваемый ажиотаж, основанный на том, что «времени осталось мало, время говорит – быстрей!», заставляет нас совершать необдуманные покупки на невыгодных для себя условиях. Красивая барышня вещает с телеэкрана о том, что скидка в 50% действует на протяжении 15 минут, и мы, не раздумывая, хватаемся за телефон: звонить, заказывать, покупать. О том, насколько выгодна эта цена, и нужна ли нам приобретаемая вещь, мы подумаем после, ведь время уходит! В торговом центре во время проведения рекламной акции на нас обрушивается огромный поток информации: сравнение цен, технических характеристик, все это преподносится в быстром темпе и не предполагает времени на размышление: скорее, ведь акция скоро закончится. Уже на улице или дома мы с удивлением рассматриваем покупки, и спрашиваем себя: с какой целью это было куплено? Но, дело сделано, а после драки кулаками не машут.


Эффект рифмы
Прием, который активно и очень успешно применяют рекламщики. Доказано, что обыватели больше доверяют рифмованной информации – лозунгам, слоганам, чем обычным фразам. Популярная фраза «Налетай, торопись, покупай живопись!» стала крылатой и доказывает справедливость данного эффекта.
Поэтому, в заключение хочется посоветовать: ты не верь своим глазам, сам решай и думай сам!


Источник: http://www.liveinternet.r...
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..