понедельник, 2 мая 2016 г.

ЯПОНСКОЕ ЧУДО


Япония:  50 тысяч японцев перешагнули столетний рубеж ! Почему?

Уже сегодня более 50 тысяч японцев перешагнули столетний рубеж, а через 15 лет столетних долгожителей в Японии будет более миллиона человек. Таких достижений по продолжительности жизни и качеству жизни нет больше ни в одной стране мира. 
 Кто-нибудь выскажет   предположение, что секрет их долголетия в том, что они едят  сырую рыбу и водоросли. И будет не прав. Есть в мире много стран, особенно расположенных на берегах теплых океанов, где местные жители с утра и до ночи  едят морепродукты, фрукты и овощи, а живут  в два раза меньше.>
 Секрет долголетия заключается в том, что японцы - единственный народ на Земле, который при общении старается не испортить настроение своему собеседнику.
 Более позитивной страны найти в мире невозможно. Поэтому
 мы видим настоящее экономическое чудо, у них нет земли, им негде сеять рис и строить города, у них абсолютно отсутствуют природные богатства.
 Но при этом они самая  богатая нация на свете. Средняя зарплата в Японии - три с половиной тысячи долларов. Почему я вам рассказываю об этих удивительных достижениях? 
 Дело в том, что секрет успеха целой страны заключается в том, что  японцы одними из первых научились контролировать свои мысли. Понимая прекрасно, что негативные мысли убивают не только настроение собеседника, но и его здоровье, и его будущее, они взяли  и выкинули из своего языка слово «нет».

 Это было сделано естественным образом, потому что каждый из них в школе, 
 дома, на работе контролирует свои мысли и не дает негативным мыслям
 испортить жизнь и будущее другим людям. К сожалению, в большинстве стран  люди не понимают, что мысли - это семена,  из которых вырастет их будущее, 
 будущее их детей, будущее их фирмы, будущее их страны.

О НЕПРОТИВЛЕНИИ ЗЛУ НАСИЛИЕМ

О непротивлении злу насилием


 Виктория ВЕКСЕЛЬМАН

Госпожа Людмила Улицкая сделала на «Эхе Москвы» эпатажное заявление о том, что французы нацистам не сопротивлялись и сохранили нетронутым Париж, и нечего над ними смеяться.
Реакция российского сегмента интернета оказалась предсказуемой. На воцерковленную еврейку Людмилу Улицкую вылились ушаты антисемитских, юдофобских помоев, что совсем не удивительно, ибо антисемитизм и российский сегмент в интернете неотделимы друг от друга, как серп и молот. И напрасно Людмила Улицкая и Александр Городницкий полагают, что «братство по слову порождает слово». Довольно часто, и даже очень часто, оно порождает кровь. Впрочем, точно так же, как и братство по трусливому пацифизму.
Совершенно верно, во время Второй мировой войны не был разрушен Париж, и не были разрушены Брюссель, Вена, София, Рим, Амстердам, Стокгольм, Осло, Хельсинки, Копенгаген. Вся Европа, западная и восточная, за отдельными исключениями в виде сербов и поляков, сочла за благо не сопротивляться, а получать удовольствие и дополнительный бонус в форме присвоения разграбленного имущества отправленных в лагеря смерти евреев. И это тоже было «братство по слову», сладкому слову «мир», привезенному европейскими лидерами из Мюнхена, тому самому миру, о котором говорили еврейские пророки: «Кричат «мир», а нет мира».
И эта позорная трусость вкупе с антисемитизмом, слегка подделанным под критику Израиля, никуда не делись. Европа продолжает славные традиции.
За последние 20 лет Бельгия стала очагом джихада в Европе.В Брюссельском квартале Молленбек проживают преимущественно мусульмане Квартал Моленбек стал отчужденной исламской территорией в сердце Бельгии. И нельзя сказать, что там царит беззаконие: там властвует исламское право, вытеснившее бельгийские законы.
Один из организаторов парижских терактов, Салах Абдельслам, спокойно жил в течение нескольких месяцев в Моленбеке, пока полиция, наконец, не приняла решение о его аресте. Но и после ареста с ним обращались, как с рядовым уголовником, не применяя особых мер дознания. С ним беседовали, а он «не узнавал» на фотографиях своих сообщников и говорил, что ему ничего не известно о планах джихадистов. Люди, укрывавшие его в течение нескольких месяцев, остались на свободе.
Запад убедил себя в том, что он сам виноват во всех бедах и несчастьях мусульманского мира, и эти семена упали на благодатную почву ненависти пришельцев к гостеприимным хозяевам.
А в тот момент, когда оказалось, что никакие пособия и социальные льготы не в силах заглушить ненависть правоверных к крестоносцам, западные лидеры поняли, что во всем, как всегда, виноваты евреи и их коллективное воплощение: Израиль. Как выяснилось, травля Израиля опасность терактов не только не уменьшила, но даже увеличила, и европейцы никак не могут понять, почему. Они сделали все возможное, как в 1939 году. Они не сопротивлялись, они давали деньги и сдавали евреев.

Брюссель. После терактов
Брюссель. После терактов
Признание террористов в том, что объектом их нападения в аэропорту Брюсселя была стойка регистрации «Эль-Аль» объяснила многое, но не все. В метро, например, стойки регистрации «Эль-Аль» не было, но извинение типа «мы не вас хотели убить, а евреев, но ошибочка вышла» было принято. Но ведь исламские террористы готовили нападение не только на евреев, они собирались устроить теракт на АЭС.
Кварталы компактного проживания мусульман в европейских городах превратились в экстерриториальные анклавы, где царствует шариат. Женщины ходят в платках и бурках, главным источником доходов является наркоторговля, в мечетях проповедуют имамы-салафиты на деньги Саудовской Аравии и Катара. Полиция эти кварталы обходит стороной, а если и приходится в них входить, то рейд полиции напоминает военную операцию спецназа.
Власти бездействуют, оправдывая свое бессилие так называемой толератностью. Фактически это означает капитуляцию. Опять же, как в 1939 году.
После терактов премьер-министр Бельгии Шарль Мишель осудил «насильственные и трусливые действия», подчеркнув «решимость», но не сказав, что же конкретно он решил делать. Он даже не назвал врага по имени, он не употребил в одной связке неполиткорректные слова джихадтеррор и ислам.
Мюнхенский сговор – позорная страница европейской истории
Мюнхенский сговор – позорная страница европейской истории
Он вел себя и говорил точно так же, как и все остальные европейские лидеры. Какое, милые мои, у нас столетье на дворе? Да все то же. Только цвет чумы слегка изменился. И нет ни одной западноевропейской столицы, ни одного западноевропейского города, где бы не было этих экстерриториальных анклавов. Во Франции, например, целые города находятся под властью радикальных имамов и исламских ОПГ.
Европейские лидеры сделали свой выбор давно, еще когда подписывали Мюнхенский сговор. Мы-де не воюем, а решаем все проблемы дипломатическим путем, с помощью переговоров, уступок и ублажения зверя. В 1939 году они пожертвовали Чехословакией, а теперь уже и всей Европой.
Средства, выделяемые на оборону и внутреннюю безопасность, резко сократились. Зачем воевать, если можно создать государство всеобщего благосостояния, контролировать людей от колыбели до могилы, подавляя агрессию и конфликты? В результате был подавлен инстинкт самосохранения. Они отрицали существование опасности тоталитаризма и диктатуры и необходимости проявления силы. Они до сих пор думают, что Берлинская стена пала благодаря доброй воле Горбачева, а не решительности Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер. Они убедили себя в том, что социализм – великое благо, а ислам – религия мира, и в мечети плохому не научат, а теракты, изнасилования и отрубание голов никакого отношения к исламу не имеют.
Политика открытости мусульманскому миру, толерантности и мультикультурализма провалилась. Культурный релятивизм привел к тому, что у молодых европейцев-христиан не осталось никаких принципов, в отличие от их ровесников-мусульман.
Ближневосточный конфликт понимался и понимается Европой как противостояние Израиля – оккупанта и агрессора – невинно пострадавшему арабскому миру. Соответственно, террор против Израиля и евреев называется «сопротивлением оккупации». Потом мусульмане начали резать друг друга, и Запад удивился, но тут же объяснил, что исламский радикализм есть порождение существования Израиля и оккупации иудеями Иудеи. И, хотя нынешняя война в Сирии и Ираке никакого отношения к арабо-израильскому конфликту не имеет, желание удушить еврейское государство путем бойкота, требования отступления из Иудеи, Самарии, Иорданской долины и Голанских высот остается. Ровно так же, как во время войны борьба с Гитлером не препятствовала планомерному уничтожению евреев.
Теперь, когда европейские столицы стали ареной терактов, главы государств и правительств не знают, что делать. Они ведь не умеют сопротивляться злу насилием. Они его боятся, они боятся погромов и мятежей, которые могут устроить «несчастные беженцы» по всей Европе. И они знают еще, что эти «беженцы» становятся огромной электоральной силой, и, если их ублажать и дальше, можно вполне рассчитывать на их голоса на выборах.
Поэтому европейские политики борются не с террором, а с исламофобией. После новогодних изнасилований европейских женщин мусульманскими «беженцами» европейские мужчины вырядились в юбки, а не в доспехи, и это все, что вам нужно знать о Европе. Семьдесят лет назад европейцы не сопротивлялись немецким нацистам и сохранили Париж, Амстердам и Лондон только для того, чтобы отдать их под власть халифата. Прав Булгаков, нет страшнее греха, чем трусость.

ОТ АЛЬТАЛЕНЫ ДО ОСЛО


От Альталены до Осло и далее везде

Avrutin (2)Марк Аврутин

В 17:00 21 июня1948 года начался обстрел Альталены из 68-мм навесного орудия. Четвёртый снаряд попал в корабль, и сразу же на нём начался пожар. На корабле, помимо 5000 английских винтовок, 150 пулеметов,  5 легких бронетранспортеров, находились боеприпасы и 100 тонн динамита. А главное, на борту находились 862 добровольца из числа евреев, выживших в нацистских лагерях.
Этому трагическому событию предшествовало утреннее совещание кабинета, на котором Бен-Гурион пытался убедить всех присутствовавших, утверждая, что инцидент с Альталеной подвергает опасности государство, что это попытка разрушить армию, поэтому никакой компромисс вообще невозможен. Никаких переговоров и т.д.
Под влиянием Бен-Гуриона, правительство шестью голосами против четырех отвергло предложение создать комиссию для переговоров с Альталеной и постановило предъявить ей ультиматум о безусловном разоружении.  Бен-Гурион отдал приказ конфисковать оружие без принятия каких-либо условий со стороны Эцель, а в случае неподчинения применить все необходимые средства вплоть до открытия огня.
Бен-Гурион отверг все варианты относительно бескровного захвата судна, заявив, что только в случае уничтожения оружия на Альталене  удастся предотвратить гражданскую войну.  Он сознательно шёл на обострение конфликта, с целью политически уничтожить Бегина.  При этом его не останавливало то, что ЦАХАЛ так остро нуждался в оружии, огромное количество которого было уничтожено.
Альталена за пять рейсов могла бы безвозмездно поставить, согласно договоренности с Францией, полный комплект вооружения для двух пехотных дивизий. С этим оружием не только Иерусалим  мог быть освобожден, но и вообще границы государства могли бы стать другими.
Что же касается гражданской войны, то она была предотвращена как раз усилиями не Бен-Гуриона, а Бегина, его выступлением по радио Эцель. Обвинив правительство в двурушничестве,  назвав Бен-Гуриона дураком, идиотом, охарактеризовав факт обстрела Альталены как «преступление, глупость и слепоту», Бегин в конце речи подчеркнул, что Иргун не откроет огня ни при каких обстоятельствах: «не будет гражданской войны, когда враг стоит у ворот!»
По мнению Шмуэля Каца, — историка, политического деятеля, в прошлом личного секретаря Жаботинского —  Бен-Гурион отдал приказ потопить судно, с целью убийства Бегина после того, как стало известно о нахождении Бегина на его борту. Шмуэль Кац много лет публично заявлял об этом, и никто его не обвинил в клевете и не опроверг его мнения. Это подтверждает даже Ицхак Рабин, который написал в своих воспоминаниях, что обстрел судна начался после того, как стало известно о нахождении Бегина на его борту, ибо только в Бегине «левые» видели угрозу своей власти.
Однако основное доказательство состоит в отсутствии расследования этого преступления. А то, что расстрел Альталены – преступление, не может быть сомнений, хотя бы из-за множества жертв. Но о каком расследовании мог говорить Бен-Гурион? Даже в его дневнике не было записей ни о прямых, ни о косвенных доказательствах «мятежа» или «путча» — вообще ничего.
Но Бен Гуриона и не интересовали никакие факты. Его цель состояла в том, чтобы  внедрить в общественное сознание версию о готовившемся путче и затем превратить её в факт общественной памяти. Это ему вполне удалось — подавляющая часть израильтян до сих пор верит в предотвращенный путч.Удалось ему и сохранить за собой власть, остаться у руля, пусть на крошечной территории без священного для евреев Иерусалима, о возвращении в который они мечтали столетиями.
А если бы существовала хоть малейшая возможность доказать, что Бегин замышлял совершить государственный переворот, Бен-Гурион не упустил её. Но и Бегин, пойдя на компромисс с Бен-Гурионом, заложил фундамент соглашательской политики правых.
Без малого 30 лет левые – сторонники и последователи Бен-Гуриона, безраздельно правили в Израиле. И вот 17 мая 1977 года произошел «переворот» — впервые на выборах в Кнессет победу одержал Ликуд, а Менахем Бегин после 29 летнего пребывания в оппозиции стал премьер-министром. Но первое, что сделал Бегин в ту памятную ночь с 17 на 18 мая 1977 года, он успокоил своих левых противников, заявив: «Не волнуйтесь, евреи, никто не будет уволен, все останутся на своих местах».
Левые, воспользовавшись опять стремлением Бегина сохранить единство еврейского общества, его страхом перед расколом общества, начали борьбу за возвращение к власти. В результате, несмотря на то, что национальный лагерь победил на выборах в Кнессет, все структуры, которые строятся не на выборной основе, остались по прежнему в руках МАПАЙ и сохранили верность левому лагерю.
Не собираясь отказываться от власти, левые в последние десятилетия незримо осуществляют изъятие властных полномочий у выборных структур  и передают их в те государственные институты, которые строятся на невыборной основе. Это позволяет им продолжать исповедовать и проводить в жизнь левую идеологию, которой они по-прежнему придерживаются.
Но власти в демократической стране им мало — им нужна «гегемония пролетариата», под которой понимается гегемония «бюрократии МАПАЙ». Этого нельзя было добиться, просто вернув себе власть — нужно было нанести удар по поселенческому движению, которое стало основной опорой национального лагеря, стремившегося к завершению «сионистского проекта».
Не существует однозначного ответа на вопрос о причинах переизбрания Рабина премьер-министром Израиля в 1992 году. Ещё труднее объяснить истинные причины заключения ословских соглашений. Бытует версия о том, что «по мере продолжения интифады Рабин пришёл к выводу, что путь к разрешению арабо-израильского конфликта лежит не через насилие, а через переговоры с палестинцами». Но хорошо известно, что подготовка этих соглашений велась в строжайшей тайне, в первую очередь, от самого Рабина.
Не подтверждает эту версию и дальнейшее развитие событий. Не без содействия израильского руководства территория, предоставлявшаяся под контроль Арафата, увеличивалась, несмотря на рост террористической активности со стороны палестинских арабов. Вместе с этим первые лица Израиля (не только левые, но и якобы правые) стали высказываться за создание Палестинского государства, хотя первоначально ословские соглашения ограничивались лишь созданием органов самоуправления, а не отдельного государства.
Палестинские же лидеры лишь перед Израилем и мировым сообществом выступают поборниками создания Палестинского государства. На самом деле ни Арафату, ни его преемнику Абу Мазену не нужно самостоятельное государство. Не заинтересован и арабский мир в создании ещё одного нежизнеспособного арабского государства. В своё время Арафат, выступая перед арабской аудиторией, открыто говорил, что цель его – не создание арабского государства в Палестине, а уничтожение там еврейского государства.
Именно эту цель поддерживает и мировое сообщество в лице ООН, штампуя бесчисленные антиизраильские резолюции и сохраняя почти 70 лет лагеря палестинских беженцев. Израильский истеблишмент, одержимый ненавистью к поселенцам, фактически действует заодно с этими силами, замораживая строительство не только в Самарии и Иудее, но и в восточном Иерусалиме, и строго придерживается запрета на различного рода ограничения, связанные с Храмовой горой и пр.
Новой инициативой левых, озвученной генеральным секретарём Рабочей партии Израиля Хилик Баром, который занимает пост вице-спикера Кнессета, стало предложение по созданию Палестинского государства с еврейским меньшинством.  Под еврейским меньшинством подразумеваются, конечно, поселенцы, которых созданные там условия вынудят добровольно покинуть территорию Фалыстан.
Таким образом, левые взаимодействуют с палестинскими арабами в расчете на уничтожение только поселенческого движения. Но лидеры палестинцев преследуют другую цель – уничтожение всего еврейского государства. То есть, ситуация во многом повторяет ту, которая складывалась в еврейских общинах времен Холокоста, когда юденраты сотрудничали с нацистами. Известно, чем это закончилось.
Предотвратить подобное развитие событий могла бы массовая поддержка партии Моледет, созданной отставным генерал-майором Рехав‘амом Зеэви под лозунгом сохранение всей Эрец-Исраэль в составе Израиля посредством осуществления трансфера арабского населения Иудеи, Самарии и сектора Газы. Ещё содержалось в программе важное утверждение о принадлежности Эрец-Исраэль каждому еврею вне зависимости от места его проживания.  Вскоре после убийства Рехав‘ама Зеэви его малочисленная партия прекратила своё существование.
Это свидетельствует о том, что значительная часть израильского общества не готова признать, что цель арабов – уничтожить независимое еврейское государство. Не верят израильтяне вместе с мировым сообществом и в стратегический план ислама — овладеть контролем над всем миром после уничтожения евреев. Что касается мирового сообщества, то оно уверено, что гарантией прочного мира может быть прекращение существования Израиля в качестве еврейского государства.
P.S. Резюмируя написанное выше, невольно возникает вопрос: прав ли был Бегин и в 1948, и в 1977 годах? Наверное, всё-таки прав – ничего страшнее и разрушительней Гражданской войны быть не может. Так было в древней истории Израиля, так происходит сегодня в странах, окружающих Израиль. Народ имеет то правительство, до которого он созрел.

ВРАГ НАРОДА БУДЕТ НАЙДЕН!

ФСБ начала проверку в Севастополе после гимна со словами «Россия – безумная наша держава»

Управление ФСБ по Крыму и Севастополю начало проверку по факту исполнения 8 апреля фальшивого гимна Российской Федерации в Севастополе.
Об этом в субботу, 8 апреля, сообщает агентство FlashCrimea со ссылкой на источник.
«Это был набор слов, к гимну не имеющих никакого отношения. В настоящее время проводится проверка», − подчеркнул источник.
По данным севастопольского новостного портала ForPost, во время открытия съезда общественно-экспертного совета при «губернаторе» города Сергее Меняйло на большом экране появился текст начала гимна, в котором были допущены грубые ошибки. Так, в первой строке «Россия — священная наша держава» появилось прилагательное «безумная». Там были и другие ошибки, которые издание цитировать не стало. Кроме того, музыка гимна сопровождалась диссонансными нотами вперемешку с колокольной какофонией.
После прозвучавшего гимна Севастополя в зале, где проходило мероприятие поднялся шум. Были вызваны полиция и ФСБ. Однако к тому времени файл с искажённым гимном России с компьютера уже был удалён, а корзина – очищена.
Пользователь под ником Али Татар-заде разместил в Facebok полную версию искаженного гимна.

ИСХОД ПО-МАРОККАНСКИ

history

Jewish.ru

Исход по-мароккански


01.05.2016

Начальник полиции Касабланки оторвал взгляд от лежащего перед ним списка и посмотрел на европейца, сидящего напротив.– Вы понимаете, что являетесь участником сионистского заговора? – спросил он, хмурясь. – Здесь все до единого – еврейские имена.Надо полагать, в этот момент внутри у Дэвида всё похолодело.
Внешне, однако, он ничем не выдал своего ужаса. Даже наоборот, с гневом обрушился на полицейского чиновника – «как тот вообще посмел обвинять его в служении сионистским интересам!».В тот же день Дэвид связался с одним из своих новых столичных друзей, занимавшим высокую должность в руководстве секретной службы Марокко. Ему он пожаловался на «произвол чиновника», не только «срывающего замечательную гуманитарную инициативу», но и «отважившегося обвинить его в сионизме».
***
Всё началось за несколько месяцев до этого, в самом начале 1961 года. Жизнь 28-летнего Дэвида Литмана была прекрасна. Наследник богатой еврейской семьи из Британии, выпускник известной школы Кэнфорд в графстве Дорсет, ещё более престижного дублинского Тринити-колледжа, а затем и Лондонского университета. К тому же душа любой компании, боксёр, блестящий игрок в теннис, гольф и хоккей. Чуть больше года Дэвид был женат на прекрасной Жизель и уже успел стать отцом крошечной, но очаровательной Дианы. После свадьбы семья жила в швейцарской Лозанне, где Дэвид намеревался продолжить семейный бизнес с недвижимостью.
Пока же, однако, благодаря наследству срочной необходимости заниматься делами не было. Поэтому Дэвид просто наслаждался семейной жизнью, отдыхал и читал подробнейшее историческое исследование американского журналиста Уильяма Ширера «Взлёт и падение Третьего рейха». Впоследствии Литман вспоминал, что именно во время чтения этой книги он задумался над тем, что в годы Холокоста мог бы сделать еврей, живущий в нейтральной стране, вроде Швейцарии, для своих соплеменников? Затем неизбежно возник и следующий вопрос: а что он лично мог бы сделать для евреев, находящихся в бедственном положении сейчас?
О гонениях и преследованиях, которым подвергались еврейские общины в арабских странах, Дэвиду было хорошо известно от своей жены. Жизель вместе с родителями бежала из Египта в 1957 году, вскоре после того, как в ходе военного переворота к власти в стране пришёл ярый сторонник панарабизма Гамаль Абдель Насер.
Вот почему вскоре на порогах еврейских гуманитарных организаций Женевы возник молодой и обаятельный британский еврей, предлагающий любую посильную помощь в спасении собратьев из арабских государств. Ни в одной из структур, однако, не занимались подобной деятельностью, и потому не могли предложить Литману то, чего он хотел. Дэвид уже совсем было отчаялся, но тут ему наконец повезло.
Профессор Жак Блох возглавлял OSE (Oeuvre de secours aux enfants, фр.), занимавшуюся спасением еврейских детей во время и после Холокоста. Слушая Литмана, излагающего ему своё желание сделать что-либо для облегчения тяжёлой участи евреев в арабских странах, Блох думал о том, что этот человек, кажется, ниспослан ему небом. Дело в том, что вот уже два дня, как Блох ломал голову над тем, что бы ответить представителю Еврейского агентства в Швейцарии Нафтали Бар-Гиоре, обратившемуся к нему с просьбой найти подходящего добровольца для секретной и опасной миссии.
***
Начиная с 1948 года и вплоть до обретения Марокко независимости от Франции в конце 1955 года, почти половина из крупнейшей в арабском мире 300-тысячной еврейской общины успела покинуть королевство. Однако уже к осени 1956 года выезд евреев из страны был новыми властями запрещён.
«Моссаду» удалось создать в Марокко подпольную структуру – «Мисгерет», которая взяла на себя защиту еврейских общин и организацию нелегального бегства из страны. В течение последующих четырёх лет подпольщикам удалось отправить таким образом ещё несколько тысяч человек. А затем, в январе 1961-го, произошла трагедия. Крошечное судно «Эгоз», на котором пытались вывезти из Марокко 44 еврея, перевернулось во время шторма. Все пассажиры, половину из которых составляли дети, погибли. Стало ясно, что необходима другая стратегия. Было решено найти способ, чтобы открыто вывозить детей, а затем уже нелегально переправлять взрослых.
Дерзкую идею предложил Нафтали Бар-Гиора. Суть её заключалась в том, чтобы от имени швейцарской гуманитарной организации предложить марокканским властям отправить большую группу еврейских детей из Марокко в летний лагерь в Швейцарию. А затем уже этих детей переправить в Израиль. Для исполнения миссии требовался надёжный человек, способный безупречно сыграть роль европейца, соответствующего образу представителя такой организации и, разумеется, никаким образом не связанного с Израилем.
Высокий, богатый, уверенный в себе и прекрасно образованный выпускник престижной англиканской школы Дэвид Литман был как будто создан для этого. Разумеется, Литман, посвящённый в суть операции, немедленно и с энтузиазмом согласился, несмотря на очевидную опасность предприятия. Вместе с женой и пятимесячной Дианой он прибыл в марте 1961 года в Касабланку под видом богатого европейского христианина.
Родители Жизель, лишь за несколько лет до этого бежавшие из Египта, были страшно испуганы, узнав, что их дочь, да ещё и с ребёнком, собирается с мужем в Марокко. Но та была непреклонна. Впоследствии Дэвид Литман вспоминал, что без её поддержки и помощи он наверняка бы провалился и закончил миссию в марокканской тюрьме. В Марокко Дэвида звали уже Геральд, и он представлял созданную только что международную детскую благотворительную организацию OSSEAN (Oeuvre Suisse de Secours aux Enfants de l'Afrique du Nord – «Швейцарскую организацию по спасению детей Северной Африки», фр.).
Взяв на себя все собственные расходы, Литман поселился в лучшей из гостиниц Касабланки – роскошном и знаменитом отеле «Анфа», где в январе 1943 года во время секретных переговоров жили Рузвельт и Черчилль. В скором времени, заведя нужные знакомства, он уже был своим в кругах правительственных чиновников, включая и одного из высокопоставленных руководителей марокканской службы безопасности. Обаяние Литмана помогло решить вопросы и со швейцарскими чиновниками в Берне и Касабланке, закрывшими глаза на возникновение самозваной организации.
Единственное, о чём Бар-Гиора не сообщил Литману, решив, что так будет спокойнее для всех, так это что организатором всей операции было вовсе не Еврейское агентство, а «Моссад». Именно там Литману присвоили псевдоним – «Фреска» (Mural, англ.), точно также обозначив и всю операцию. Лишь годы спустя он узнал, что фактически был агентом «Моссада».
Вот почему Литман, как он сам рассказывал впоследствии, был уверен, что множество родителей, приходивших к нему, чтобы записать детей в швейцарский летний лагерь, прочитали данные им объявления в марокканских газетах. На самом деле не было практически ни одной еврейской семьи, видевшей эти сообщения. О поездке они узнавали непосредственно от агентов «Моссада», переходивших из дома в дом и объяснявших суть операции. Тем, кто согласится отправить детей, обещали приоритет в очереди на репатриацию. Как правило, из каждой многодетной семьи отправляли несколько детей, чтобы старшие присматривали за младшими.
Одновременно власти подготовили список мусульманских детей из семей «Мучеников марокканской независимости». С их родителями Дэвид решил вопрос, играя на восточной склонности торговаться по любому поводу. Символическая плата за участие – 10 франков в день за ребёнка – не была велика, но Дэвид дал понять, что «торг уместен». Наконец после долгих переговоров он «согласился» с требованием снизить плату, договорившись об отправке мусульманских детей следующей партией, в конце лета.
В первую же группу в итоге было записано 630 детей – все до единого из еврейских семей. Марокканские власти не хотели давать отдельные паспорта каждому ребёнку, поэтому Литман был вынужден получать коллективные разрешения в полиции. Вот тут и произошёл описанный в самом начале случай. Однако самообладание Дэвида и его связи с высокопоставленным чиновником службы безопасности сыграли свою роль. Полиция не только утвердила список, но в итоге даже помогла с погрузкой детей и их багажа в автобусы.
Поскольку одновременная отправка столь большого количества детей была невозможна с организационной точки зрения и, кроме того, могла привлечь ненужное внимание, было решено разделить их на шесть групп. По плану всех их должны были переправить из Марокко в Марсель, затем в Швейцарию, а потом в Израиль – ещё до окончания летних каникул, то есть до наступления даты предполагаемого возвращения в Марокко.
Первая группа уже достигла Швейцарии, когда руководитель ячейки «Моссада» в этой стране решил, что держать детей в Швейцарии является ненужным расточительством государственных денег, и распорядился отправлять их сразу в Израиль прямо из Марселя. В Израиле прибытие такого количества детей, разумеется, не могло пройти незамеченным. Слухи стали быстро распространяться и наконец прозвучали на радио. При этом и Дэвид Литман с семьёй, и часть детей всё ещё находились в Марокко. Операция оказалась под угрозой. К счастью, в итоге выяснилось, что до марокканских властей это все так и не дошло. Тем не менее миссия была прекращена, последняя группа так и не отправлена. Всего из Марокко успели вывезти 530 детей, младшему из которых было семь лет. С последней отправленной группой из Марокко выехала семья Литманов: Дэвид, Жизель, Диана и Ариана, на тот момент ещё находящаяся в животе своей мамы.
***
В Марокко тем временем наступила новая эпоха. На смену умершему королю Мухаммеду V пришёл его сын Хасан II. Последний опасался своих соседей – Алжира и Египта, но куда больше – Израиля, поэтому был готов сотрудничать с «Моссадом». Он согласился выпустить всех оставшихся евреев после того, как ему пообещали за них заплатить.
Осенью 1961 года Израиль через представителей «Моссада» передал аванс в полмиллиона долларов. Взамен глава национальной безопасности Марокко Мухаммед Оуфкир подписал, по сути, изобретённый Литманом «коллективный паспорт», позволивший уже теперь взрослым евреям покинуть страну на законных основаниях. Так началась операция «Яхин», в ходе которой около 100 тысяч марокканских евреев было вывезено в Израиль. Марокко получило за это от 5 миллионов до 20 миллионов долларов США (то есть от 100 миллионов до 400 миллионов по сегодняшнему курсу). Так в течение года все уехавшие в Израиль дети встретились со своими родителями.
***
Впервые об операции «Фреска» было рассказано в израильской газете «Маарив» лишь в 1984 году. Два года спустя на торжественном праздновании 25-й годовщины операции в Ашкелоне Дэвид Литман встретился с повзрослевшими детьми, вывезенными им из Марокко. В 2009 году он был удостоен особой награды – «Герой тишины», присуждаемой участникам тайных спецопераций, став лишь девятым человеком, удостоившимся подобного звания.
После возвращения из Марокко Дэвид Литман продолжил правозащитную лоббистскую деятельность, став представителем различных организации в ООН и добиваясь свободного выезда евреев из СССР, а затем из Сирии и Ливана. Он одним из первых в западном мире указал на то, что ХАМАС, опираясь на исламские тексты, призывает к уничтожению Израиля. Впоследствии он также был назван экспертом по «ползучей исламизации ООН», последовательно выступая против насилия над женщинами в исламских странах и антисемитизма. Его жена Жизель стала историком и писательницей (под псевдонимом «Бат Йеор»), получив известность благодаря своим работам о положении христиан и евреев в странах ислама («статус зимми») и книге «Еврабия» о возможном поглощении Европы мусульманским миром. В мае 2012 года Дэвид Литман скончался.

Александр Непомнящий

ВУМНЫЕ МЫСЛИ



Я всегда выберу ленивого человека делать трудную работу, потому что он найдет легкий путь ее выполнения". 
Билл Гейтс

Меня деньги не волнуют! Они меня успокаивают. 

Никогда не мстите подлым людям. Просто станьте счастливыми. Они этого не переживут.

Вежливость стала такой редкостью, что некоторые принимают её за флирт. 

Если уволиться, то жить на что? Если работать, то жить когда? 
Михаил Жванецкий

Хитрые и коварные врачи спрашивают где болит, а потом давят туда. 

А вы знаете, что хорошее настроение чаще всего передается половым путем? 

Если деньги мерить кучками, то у меня ямка. 

После того, как встала на весы, я поняла... что на фантике слово "Коровка" - это не название, а предупреждение...

Мой кот живёт по принципу: <<жрать надоело спать>>. И в течение дня ставит запятую в разных местах.

Самый классный день - это ЗАВТРА. Завтра мы все займемся спортом, 
начнем учиться, усердно работать, бросим пить и курить, начнем читать
какую-нибудь книгу, перестанем жрать после шести вечера...
Но, как не проснешься, постоянно СЕГОДНЯ!!!

Россия полностью перешла на 3D - к дуракам и дорогам примкнули депутаты 

Ужасная несправедливость: нервные клетки не восстанавливаются, а 
жировые - не погибают!

- Знаешь, что? Засунь своё мнение себе в ж..у! 
- Не могу: у меня там диплом филолога и мечты о прекрасном будущем...

И почему все приглашают меня в ресторан или в сауну? Они, что, думают, что я голодная и грязная? 

Вчера в бассейне подхватила какую-то заразу... Сегодня утром... еле-еле из квартиры выгнала. 

Мужчину красивого, умного, щедрого, доброго, нежного, непьющего, не гулящего... хочется хотя бы просто увидеть. 

Я хочу, чтобы в моей жизни наступила черная полоса... Чёрное море, чёрная икра, чёрный Бентли... 

Где ты была, пока тебя хотели?! 

Кому бы одолжить свой аппетит?! 

Широка... жена моя родная... 

Пустите переночевать... Я не разочарую. 

Сковало слабостью мне оба Фаберже.

- Сара, Ви так разложились на диване, шо мне уже нету места, я скоро с него упаду! - Сёма, Ви же бивший моряк! Пришвартуйтесь до кормы, та бросьте свой якорь!.. 

- Он такой… ты же его знаешь. Женщины по нему с ума сходят.
- Ага. Некоторые до сих пор в сумасшедшем доме сидят…

В любой непонятной ситуации обними себя, погладь по плечику, пойди покушай. Береги нервишки.

Признавайся, ты тоже подносил кота к зеркалу и говорил ему: «Смотри, усатая морда, это ты!»?

Ненавижу своих соседей. Поэтому отдал дочку на скрипку.

После окончания церемонии бракосочетания моя молодая жена так мне и заявила:
— Я, может быть, и не «та самая», которую ты искал... Но я точно «та самая», на которую ты нарвался!

Чем лучше мужчина, тем сильнее он женат.

Когда я говорил, что мне нравится Есенин, все думали про лирику, образность, чувство Родины. А я имел в виду распутство, пьянство и декаданс.

Прораб Василий настолько хорошо владеет интонацией, что фразой «Твою мать!» может и поругать, и похвалить, и поздороваться, и даже выразить соболезнование.

Какой же это конец, если с него капает начало новой жизни?

Мышь лениво залезает в мышеловку, привычным движением оттягивает пружину и обнаруживает вместо итальянского сыра – российский.
- Гады, и до нас добрались.

Мой муж уже год называет меня Гитлером, т. к. я разбудила его 22-го июня в 4 часа утра, потому что у меня перестала болеть голова!

Круговорот желаний: в детском саду хочется в школу... В школе хочется в университет... В университете хочется на работу... На работе хочется в детский сад и чтобы навсегда!

— Наконец-то я отучила мужа грызть ногти!
— Как это тебе удалось?
— Выкинула его вставную челюсть!

— Целых три месяца ты не можешь решить, какую купить машину, а мне сделал предложение на третий день после знакомства.
— Покупка машины — дело серьезное.

Абрам! Что за бестактность! Я тебе говорю - моя жена родила ребенка, а ты спрашиваешь - от кого... 
- Извини - я думал ты знаешь...

Бог мой, как я стара – я еще помню порядочных людей!

- Доктор, уберите от меня соседа по палате, который мотоцикл изображает.
- Вам что, шум мешает?
- Нет, выхлопные газы.

— Это, сэр Генри, эксперт, который поможет нам избавиться от зловещей собаки Баскервилей, — говорит Бэрримор своему хозяину.
Сэр Генри с удивлением и даже опаской смотрит на заросшего бородой двухметрового верзилу.
— Я несколько иначе представлял вас, мистер Шерлок Холмс!
— Сэр, это не мистер Холмс, это мистер Герасим.

Одно из достижений современной моды — нижнее белье стало верхним.

Б. СТРУГАЦКИЙ: "НАШ НАРОД - ЭТО НРАВСТВЕННЫЙ ШЛАК",

Борис Стругацкий: «Наш народ – это нравственный шлак»

16.12.2015

В 2008 году Юрий Афанасьев выпустил книгу «Мы не рабы?», в которой анализирует причины «русской колеи» – неспособности страны стать частью европейской цивилизации. В послесловии к книге фантаст Борис Стругацкий объясняет это «низким качеством россиян» и гедонизмом правящей верхушки. И с таким набором верхов и низов Россия, даже опустившись в XIX век, может ещё существовать долго. Обрушить этот порядок может только жажда имперского реванша и проигранная война.
Мы публикуем послесловие Бориса Стругацкого к книге Юрия Афанасьева «Мы не рабы?» с небольшими сокращениями.
«Дорогой Юрий Николаевич!
Давно (с незабвенных времен «самиздата») не получал я такого удовольствия от публицистики, как при чтении вашей статьи. Я знаю, конечно, что ничего не изменит она и не заполнит ни в какой мере всепобеждающую Пустоту, но она высечет, я уверен, десятки и сотни искр из родственных душ, которые есть, которые всегда были и которые будут всегда, – потому что Мир устроен так, а не иначе!
Россия снова перед выбором: то ли всё то, что уже довольно отчетливо просматривается в окружающей нас реальности, — ордынско-византийский политический курс властвования, традиционная русская геополитика, советское мессианство, всепоглощающая коррупция и путинская зачистка политического пространства России. То ли…
Время для размышлений всегда найдется — Божьи мельницы мелят медленно. Что же касается реализации — да зависит ли здесь от нас хоть что-нибудь? Мы всего лишь наблюдатели посреди Пустоты. И если у нас получится хотя бы ПОНЯТЬ происходящее, это уже будет немало.

И он (Сталин) решил, чтобы рывок всё-таки сделать, — заменить народ.
Рывок получился, а замену народа потом нарекли «построением социализма».
Это важнейший момент в понимании того, что сделал Сталин!
Замятин и иже с ними предрекали роботизацию человечества при социализме, обращение индивидуумов в безликие номера, потерю личности они предрекали. Оказалось, что ничего этого с людьми делать не надо. Люди вполне могут оставаться людьми, они просто становятся плохими людьми — двуличными, предельно эгоистичными, запредельно пуганными, — они становятся «антиблагородными»: нравственный шлак, совсем утративший способность (и потребность) к анализу. Превращение в роботов обернулось превращением в «совок».
(Абстрактный вопрос: любой народ можно так «превратить» или только наш — с Ордой, опричниной и Империей в социальных генах?)
Обычно, когда хотят сказать о самом страшном из всего, что произошло с Советским Союзом в ХХ веке, говорят о войне и о сталинских «репрессиях». И эти жертвы — правда. Но только далеко не вся и, может быть даже, не основная правда.

Это — «разрешённая» правда. Правда, допущенная цензурой к употреблению. Истинный ужас — превращение народа в социальный шлак — никогда не обсуждался сколько-нибудь широко. Что характерно! Ибо народ у нас вечен, неприкосновенен и всегда прав. Никто и ничто — ни татаро-монголы, ни крепостное право, ни бесы-большевики — не в силах изменить природу и суть народа-богоносца. На том стоим и до сих пор, и всегда стоять будем, какие бы режимы ни вторгались в нашу историю и на какие бы отчаянные раскаяния не решалось начальство.
Анализ «революции конца 80-х — начала 90-х» у вас бескомпромиссен и даже попросту жесток. Государственных руководителей 80-х и 90-х годов роднят и делают совершенно однотипными в одинаковой мере присущие им всем два основных качества — правовой нигилизм и аморальность.
Любые решения, любые деяния властей во всё рассматриваемое время можно разбирать, перебирая по косточкам все их экономические, геополитические, патриотические и прочие соображения и обоснования, но всегда если не на поверхности, то на донышке откроются эти два родовых их качества, объясняющие все до конца. Именно они, такие качества, стали преступной основой самих властей и создали необходимую среду для криминализации всего социума.
Но снова и снова спрашиваю — себя, вас, всех: как?!!! Как можно было реализовать появившийся тогда у России «исторический шанс»?
С этим народом? С этими лидерами? С этой экономической ситуацией?

Движение, как известно, жизнь. Отсутствие жизни — смерть. Сегодняшние «Бог, Царь и Отечество» (олицетворенные Путиным) предлагают нам согласиться с тем, что общероссийская утренняя гимнастика («восставание с колен» под барабаны и фанфары) означает движение — то есть жизнь.
На самом деле продолжать такую имитацию развития означает гарантировать очень скорый конец для того культурно-исторического феномена, который пока еще известен как Россия.
Иногда мне кажется, что Путин взял за образец нынешней России царскую Россию 1913 года. Иногда мне кажется даже, что он такую Россию уже построил. Это вполне стабильное государство, населённое довольно спокойным, вполне неприхотливым народом, начальстволюбивым, неприязненным к тем, кому «больше других надо», и искренне убеждённым, что начальников не выбирают — их назначают другие начальники, и получается гораздо лучше. Государство наше по сути своей — империя, имеет имперские амбиции и склонно к расширению своей территории, хотя склонность эту отнюдь не афиширует, а использует только во внутренних пропагандистских целях.
«Первым европейцем» страны, как и во времена Александра Сергеевича, остаётся «правительство», или, говоря современным языком, — «правящая элита». «Европейскость» элиты сводится, по сути, к совокупности вполне разумных представлений о наличествующем народе и его неотъемлемых правах. Так, названный народ, безусловно, имеет право голосовать за тех представителей, которые определены элитой. Народ имеет право на законно приобретенную частную собственность (квартиру, автомобиль, участок земли), он может также (с некоторыми оговорками) свободно выбирать себе место жительства, а при желании пересекать государственную границу в избранном направлении.

Большинство из перечисленных представлений элиты являются порождениями сравнительно недавнего времени — каких-нибудь 60 лет назад они прозвучали бы вполне одиозно (если бы кто-нибудь вообще рискнул их озвучить). Элита вообще склонна «жить и жить давать другим», что также выглядит не совсем привычно для нашего отечества и наводит на вполне европейские мысли о том, что «прогресс, ребята, движется куда-то понемногу — ну, и слава богу!»
Как и положено быть, становой хребет Империи — чиновник, который ищет исключительно и только благорасположения начальства и более ничто в этом мире его не вдохновляет. Известно также, что основной закон нашей Империи (как и любой другой) — сохранение статус-кво, и всякое нарушение этого статус-кво встречается со всею энергией государственной неприязни. А это значит, что наша Империя — есть застой, торможение, поиск покоя. И не только среди первых Империя рискует не удержаться, но реально рискует не задержаться и среди вторых и остаться странноватым монстром — Верхней Вольтой с ядерными боеголовками.
Впрочем же, государство это (если без претензий) вполне устойчиво, перспективно и способно занимать место этак четвертое-пятое по ВВП в активно развивающемся мире.

Надёжно и надолго вытравленный дух народовольства обещает относительный покой в сумбурном нашем мире, страдающем, правда, приступами терроризма. Народ смирен и смиренномудр, и чтобы расшевелить его по-настоящему, нужны обстоятельства, покруче очередного (привычного) падения уровня жизни или 40-процентного (привычного) уровня бедности или, скажем, «роста безработицы», и, уж конечно, никак не «ускорения оттока капиталов из России». Тут понадобилась бы война, тяжёлая и беспобедная, которой элита, разумеется, постарается избежать. Так что, честно говоря, я не вижу существенной угрозы нашей стабильности — даже в надвигающемся неуклонно энергетическом кризисе (в который мы все провалимся, как в яму, в одночасье оказавшись по образу жизни своей в XIX веке, чем, впрочем, нас опять же не удивишь).
Правда, всё выглядит не так благолепно и стабильно, как хотелось бы. Кроме названной элиты, я бы сказал, элиты гедонистов, в сумрачных недрах правящего класса угадывается ещё и элита аскетов, жёстких, холодных людей, исповедующих культ Власти — неограниченной, беспощадной, бескорыстной, — власти ради власти и во имя власти (без никаких там имущественных привилегий, счетов в Швейцарии и родных детей в Оксфорде). Их, может быть, даже и меньшинство, но они — свирепее, беспощаднее и авторитетнее мягкотелых гедонистов, и не за ними ли будущее? В конце 1920-х Россия уже пережила схватку таких элит, мы знаем, кто победил тогда и во что вылилась эта победа.
К счастью, нет пока Идеи, способной оплодотворить беспощадную Власть ради власти, нет и вроде бы не предвидится, хотя проходят активную апробацию и «Россия превыше всего», и «Наша родина — Советский Союз», и даже «Православие, Самодержавие, Народность». Но — не хватает во всём этом наборе чего-то важного, чего-то исконного и новейшего одновременно — благородного безумия не хватает!
Впрочем, это дело наживное. В крайнем случае, хватит старой доброй идеи реванша — реванша за всё: за унижения перестройки, за потерю земель, за потерю престижа! Что может быть важнее престижа для имперского человека!

А теперь вопрос: кто в первую очередь не потерпит реального положения вещей — аскеты или гедонисты? Скромное, но спокойное существование во вторых рядах мировых держав или — рывок, реванш, победоносное возвращение в сверхдержаву? Выбор будет сделан на протяжении поколения.
За существование культурно-исторического феномена, который пока ещё известен как Россия, я, в общем, спокоен: время ещё не пришло.
Но боюсь, что «живи и жить давай другим» у нас не получится никогда. И «обогащайтесь!» у нас (опять, как и в 1920-х) не получится тоже. Холодные времена наступают, господа. Пора начинать ждать оттепели.
Извините, что задержался с ответом. Я теперь делаю все так унизительно медленно! Здоровья и удачных мыслей! Ваш Б. Стругацкий
Ноябрь 2008 года».
ТОЛКОВАТЕЛЬ
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..